Фантастика : Юмористическая фантастика : 7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  37  38  39  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




7. Каль Анар

Два дня спустя спутники впервые увидели цель своего путешествия при свете дня.

Ночью Анар всегда был виден как далекое зарево, разгоравшееся тем больше, чем ближе путники подходили к горе, а днем вершину закрывали полосы дыма и тумана.

Когда же к полудню третьего дня спутники поднялись на очередное плато, они впервые увидели Анар во всем его мрачном величии.

Словно одинокий стражник, он возвышался над мрачной местностью. Из плоской вершины валил темный, почти черный дым. Едкая вонь пронизывала горячий воздух, словно внутри горы жило огнедышащее чудовище, выдыхавшее из ноздрей серный дым.

Вид был в равной степени величественным и давящим. Ни Бальбок с Раммаром, ни их спутники-люди не представляли, что гора настолько огромна. Никто не произнес этого вслух, но путников охватил липкий страх, когда они увидели Анар, и, несмотря на жару, на спине у орков щетина встала дыбом. И стало совсем уж жутко, когда они вспомнили о том, что здесь родина тех отвратительных летающих тварей, одного взгляда которых достаточно, чтобы сделать воина беззащитным…

— Проклятье, — высказал Нестор то, что думали все, — эта чертова штука просто гигантская.

— Конечно, — согласился Анклуас. — Когда-то карлики пытались приручить вулкан и использовать его для своих целей — эдакий горн, который никогда не затухает и который расплавит любой металл. Но насколько я знаю, ни одна из тех экспедиций не вернулась, и совершенно неизвестно, что случилось с их участниками.

— Шнорш! — произнес Бальбок. — Мне кажется, я знаю…

— Что ты знаешь? — удивленно поинтересовался Раммар.

— Что случилось с карликами.

— Ах вот как? — поднял одну бровь Раммар. — И откуда, клянусь пердящим Лударом, ты это знаешь?

— Взгляни туда, — сказал худощавый орк, указав в низину, простиравшуюся у северо-восточного склона холма, на котором стояли спутники.

До сих пор Анар поглощал все их внимание. А в следующий миг они увидели… черепа!

Они торчали на острых каменных кольях, которые могли быть как естественного происхождения, так и результатом работы какого-либо существа. Причудливый каменный лес заполнял низину. Кольев было так много, что никаких способностей орка не хватило бы на то, чтобы сосчитать их.

— Ты прав, — подавленно произнес Анклуас. — Похоже, карликов действительно постигла ужасная судьба.

Спутники спустились с холма, чтобы внимательно рассмотреть каменный лес. Действительно, большинство черепов когда-то венчали широкие плечи карликов. А сейчас черепа были мумифицированы; их обтягивала кожа, длинные волосы и бороды трепетали на ветру.

— М-да, — пробормотал Раммар, скорчив рожу, — похоже, что парни совершенно потеряли голову.

Но никто, даже Бальбок, не захотел посмеяться над шуткой, которой Раммар пытался прикрыть собственный оглушительный ужас. Каждому стало ясно, что случится, если их обнаружат…

— Эти черепа поставлены здесь с одной-единственной целью, — дрожащим голосом произнес Анклуас. — Чтобы отвадить непрошеных гостей.

— И как? — спросил Нестор. — Мы позволим себя… отвадить?

— Еще чего, — прорычал Бальбок.

— Это граница Каль Анара, — сказал Анклуас. — Мрачная земля лежит по ту сторону этого леса кольев. Если мы ступим на нее, возврата не будет.

— Ну и хорошо, — произнес Бальбок, поднимая секиру. — Кто бы ни стоял за всем этим, самое время отрубить ему голову.

— Корр, — кто-то мрачно поддержал его, и произнес это не орк, а ледяной варвар Гурн.

Спутники продолжали путь. Они пересекли зловещий лес. И у Раммара возникло такое чувство, что отрубленные головы бросают на него предупреждающие взгляды. Естественно, он испытал облегчение, когда низина осталась позади. По другую ее сторону они повернули на север, где крутая тропа снова повела их вверх.

Путники старались держаться под защитой скал и в расселинах, чтобы их не обнаружили. Никто не произносил ни слова. И не только потому, что нужно было беречь дыхание, — каждый из спутников чувствовал гнетущую атмосферу этой земли. Словно тенью накрыло их, и они начинали понимать, что имел в виду Анклуас, произнося «мрачная земля».

Изредка они позволяли себе немного отдохнуть, но быстро снимались с места, поскольку нигде не чувствовали себя в безопасности. Они предпочитали двигаться, но из-за жары и труднопроходимой местности без хотя бы кратких передышек было невозможно. Припасы быстро подходили к концу. Только у тех, кто строго экономил содержимое своих фляг, еще была вода. Раммару, который, конечно, не принадлежал к их числу, начало казаться, что его постепенно высушивает изнутри. С пересохшим горлом он завистливо глядел на товарищей, которые оказались менее расточительными, чем он.

На черной земле к западу от Каль Анара не было ни воды, ни растений, сколько хватало взгляда, простиралась каменная пустыня. Кроме того, в этой грозной, дрожащей от жары земле не было и признаков цивилизации. Наконец орки и их спутники-люди подошли достаточно близко к горе, чтобы разглядеть подробности. Далекие очертания города казались миражом в серой дымке. Казалось, город растет прямо из отвесных склонов вулкана.

— Каль Анар, — негромко произнес Анклуас таким тоном, что Раммару это не понравилось.

Не только у братьев-орков захватило дух от изумления, Нестор и Гурн тоже никогда не видели ничего подобного. Все другие города, где им доводилось бывать, строились как-то… вдоль поверхности земли, а Каль Анар же почти вертикально поднимался вверх.

Чуждые строения, в высоту больше, чем в ширину… Казалось, они прилипли к склонам горы, поднимаясь на головокружительную высоту, и только кое-где виднелись искусственно созданные платформы или естественные плато, которые, вероятно, служили местом собраний или использовались в качестве рыночной площади…

По ту сторону остроконечных, наклонных и изогнутых крыш на юге виднелась широкая равнина, освещенная странным, слабым дневным светом. Восточное море — естественная граница этой негостеприимной страны. Словно лес из бритвенных лезвий, вздымались утесы, расположенные вдоль берега, окаймляя гавань Каль Анара у подножия южного склона — «иглы смерти».

Город, протянувшийся от южного до западного склона Анара, был окружен широкой стеной, бежавшей между скал причудливым зигзагом. Высочайшей точкой города была белая башня, по спирали вздымавшаяся к небу. Над ней, темная и угрожающая, нависала плоская вершина Анара, и из кратера постоянно поднимался темный дым, омрачая небо над городом.

— Змеиная башня, — пояснил Анклуас. — Она старше остальных зданий в Землемирье.

— В таком случае, пришло время, — упрямо пробурчал Бальбок, — кому-нибудь повалить эту мерзкую штуку.

— Корр, — в один голос произнесли Раммар и Гурн.

— Вы говорите легкомысленно, — заметил Анклуас, — ибо эту башню окружает мрачная тайна. Никто не знает, кто построил ее когда-то, потому что, когда первые эльфы пришли в Землемирье, она уже была здесь. Нам следовало бы…

Одноухий не договорил. Раммар хотел спросить, что это вдруг случилось, когда он тоже увидел их.

Лощину пересекал отряд всадников.

Патруль.

Солдаты Каль Анара…

— В укрытие! — прошипел Нестор, но это было лишним, поскольку в приступе единодушия все — даже Раммар — бросились на землю. Притаившись за камнями, спутники подождали немного, чтобы убедиться, что их не обнаружили. Когда поняли, что все спокойно, Бальбок рискнул и осторожно выглянул из-за острого камня.

— Ну что? — поинтересовался снизу Раммар.

— Они еще здесь, — шепотом ответил Бальбок, — но они не заметили нас. Они едут на запад.

— Дай посмотреть!

Раммар тяжело поднялся, чтобы бросить взгляд из-за скалы. Бальбок сделал верное наблюдение: всадники — десятеро приземистых воинов в черных доспехах и шлемах, полностью закрывавших лица — двигались навстречу заходящему солнцу. Их лошади были невысокими и крепкими, казалось, специально созданными для этой каменистой местности. Вооружены всадники были пиками, на которых развевалось черное знамя с красным символом. Увидев, что изображено на нем, Раммар вздрогнул: это был василиск…

— Попасть в город будет непросто, — заметил Нестор. — Нужно что-нибудь придумать.

— Отлично, хитрец, — громко втянул носом воздух Раммар. — И что же?

— Можно разделиться, — предложил Нестор. — Мы с Гурном можем пойти вперед и осмотреться, как обстоят дела в Каль Анаре. Люди будут наверняка меньше бросаться в глаза, чем орки.

— Бред! — вспыхнул Бальбок. — Вы видели всадников? Они Гурну достанут самое большее до бедра. Наш несловоохотливый друг будет бросаться в глаза, как дарк малаш.

— Это точно, — подтвердил Анклуас. — Жители Каль Анара не такие, как люди северо-запада. Их предки родом из древнего Аруна…

— А даже если и так, — вставил Раммар, — к кому молочнолицые отнесутся с большей враждебностью — к чужаку с севера или к орку? Я за то, чтобы принять предложение Нестора. Они с варваром пойдут вперед, в то время как мы останемся здесь и будем строить планы.

— Какие планы? — спросил Бальбок.

— Вот дурак! — раздраженно ответил Раммар. — Посмотрим, когда они будут построены.

— Но если мы пошлем людей и их раскусят, то все веселье достанется им одним, — вставил Бальбок, на лице которого читалось искреннее отчаяние.

— На этот риск нам придется пойти, — пожав плечами, ответил Раммар; по его мнению, веселого в том, чтобы быть обезглавленными, или в том, что голову насадят на копье, мало. Лучше сначала выждать и, если с молочнолицыми что-то случится, броситься наутек…

— Тогда я иду с ними! — Нижняя губа Бальбока упрямо выпятилась.

— Ничего подобного, ты остаешься! — пролаял Раммар — не потому, что опасался за жизнь брата, а потому, что ни при каких обстоятельствах не хотел оставаться наедине с Анклуасом.

В конце концов, никогда не знаешь, как воспользуется ситуацией охгураш…


Нестор и Гурн дождались, когда темнота укроет черную скалистую пустыню и небо над Анаром снова окрасится в огненно-оранжевый цвет, а затем тронулись в путь.

Анклуас наставлял их, веля вести себя как можно незаметнее; в драки не ввязываться, если в этом нет необходимости. Раммар добавил, что если их возьмут в плен, то они ни в коем случае не должны выдавать местопребывание своих спутников, поскольку тем самым, аргументировал толстенький орк, они лишат себя какой бы то ни было надежды на освобождение. Сроку им дали четыре дня; если за это время Гурн и Нестор не вернутся, орки отправятся в Каль Анар, чтобы искать людей.

На самом же деле Раммар, конечно, о людях не заботился. Если Нестора и Гурна действительно схватят, то это будет верным признаком того, что по отношению к чужакам в городе настроены враждебно, и в этом случае Раммар собирался как можно скорее двигать на запад…

Под покровом темноты убийца и ледяной варвар направились к далеким стенам города, таким же черным, как и камни окрест. Зарево раскаленного вулкана окрашивало зубцы башен в алый огненный цвет, равно как и остроконечные крыши. Но ярче всего светилась Змеиная башня, сильно превосходящая по размерам остальные здания в городе. От башни исходила эта темная сила, хотя, в отличие от остальных строений, она была сделана из белого камня. Эта сила угрожала Землемирью.

Используя каждый камень и каждую неровность рельефа в качестве укрытия, Гурн и Нестор двигались к стенам города. Как выяснилось, в стене не было не только башен, но и ворот. Вместо этого под бугристыми бастионами вели туннели, пробитые в черной скале Анара, опутывая город, словно спящая змея.

Входы в туннели (на западной стороне их было два) надежно защищались. Каждый из них был перекрыт двойной решеткой и каждый охраняли пятеро солдат. Нестор и Гурн снова увидели тех странного вида воинов, на широких поясах которых висели мечи пугающего вида с широкими изогнутыми лезвиями. Нестор не сомневался, что одного удара достаточно для того, чтобы снести голову с плеч, поэтому он предпочел избежать столкновения, кроме того, так советовал Анклуас.

Лазутчики решили попытать счастья немного выше по склону. Там, где местность была более труднопроходимой, стены должны были охраняться хуже, и им, возможно, удастся пробраться в город незамеченными.

Подъем оказался сущим мучением, не только из-за жары, не спадающей даже ночью, и серных испарений, стекавших по склонам вулкана, а еще и потому, что людям постоянно приходилось следить за тем, чтобы их не заметили со стены. Хотя лунный свет не проникал сквозь густые облака дыма и чада, но свечение в жерле вулкана Анар погружало все вокруг в предательские сумерки.

Несколько раз, когда стражи на стенах что-то кричали друг другу, оба человека как можно скорее старались спрятаться. Под гулкий стук сердца пережидали они, пытаясь понять, раскрыли их или нет, но каждый раз им везло. Тем не менее убийца и варвар сохраняли осторожность. Поскольку языка стражников они не понимали, каждое слово звучало угрожающе.

Пригнувшись, оба продвигались дальше. За обломком скалы они снова нашли убежище, всего в двадцати шагах от стены. Под треугольными зубцами находился бастион, укрепленный большими, загнутыми вниз железными крючьями, чтобы оградить город от возможных врагов. Стена была сложена из крупных, грубо обтесанных каменных блоков, по которым можно было вскарабкаться.

— Подожди здесь, — прошептал Нестор своему спутнику-варвару и выбрался из укрытия.

Он метнулся к стене, прижался вплотную к нагретому камню. Взглянул на Гурна, показавшего, что на стене все спокойно, и начал подниматься.

Умение двигаться бесшумно и, словно паук, ползать по стенам зданий — хлеб насущный для убийцы. Как же часто пробирался таким образом Нестор в комнаты к своим жертвам, чтобы вонзить нож между ребер…

Никогда при этом он не испытывал угрызений совести или приступов раскаяния. Впрочем, в последнее время он часто ловил себя на мысли о том, что воспоминания о содеянном ранее, в своей прежней жизни, внушают ему отвращение. Раньше Нестор был одиночкой, которого никогда не волновало, что думают о нем другие. Но события последних дней изменили его.

Он на собственной шкуре ощутил, каково это, когда кто-то хочет лишить тебя жизни, и выбраться ему помогли… два орка. О товариществе Нестор никогда не был высокого мнения, а теперь именно два каких-то вшивых чудовища показали ему, как хорошо, когда ты не один. И что можно достичь гораздо большего, если работать рука об руку…

В пористом камне пальцы Нестора без труда находили зацепки, поэтому он продолжал подтягиваться и взбираться по стене, высота которой составляла не менее четырех человеческих ростов. Вниз лучше было не смотреть — одно неверное движение, и он рухнет и об острые скалы переломает себе все кости.

Железные крюки, которые вообще-то должны были служить защитой от агрессоров (и при атаке со штурмовыми лестницами оно наверняка так и было), оказались неплохими помощниками для карабкающегося Нестора. Вскоре убийца очутился на стене. Человек пригнулся, укрывшись в тени, огляделся по сторонам. Стражников поблизости не было. Немного дальше двое часовых разговаривали друг с другом.

Нестор протиснулся между зубцами и подал Гурну знак, как уславливались, после чего варвар тоже бросился к стене и принялся подниматься. Поскольку он вырос в звенящей льдами северной стране, то, еще будучи ребенком, играючи взбирался по ледяным утесам своей родины: у варваров это входило в проверку мужества юноши. Когда Гурн пролез выше железных игл, Нестор протянул ему руку, чтобы помочь, и гигант в целости и сохранности незамеченным достиг верха.

— Ну что? — шепотом поинтересовался он.

— Наша цель — эта башня, — ответил Нестор, указывая на светящееся оранжевым светом строение, поднимавшееся высоко над городом. — Нам нужно туда.

— И что? — повторил Гурн, рыча.

— Потом мы подыщем себе укрытие, откуда можно будет разведать обстановку.

— Корр, — согласился Гурн, которому, очевидно, понравилось это слово из языка орков, и оба принялись красться по стене.

Они старались держаться в тени, избегая красноватого свечения, исходившего от вершины горы. Таким образом, они незаметно пробрались к каменной лестнице, ведущей вниз. Нестор снова пошел вперед, а Гурн остался. Убийца бесшумно спустился по ступенькам и поспешил укрыться за домами, стоящими рядом со стеной. Лишь когда убийца удостоверился в том, что никто за ним не наблюдает, он подал варвару знак, торопливо махнув рукой, приглашая следовать за собой.

Вблизи здания города казались еще более чужими, чем издалека. Они были построены из темного дерева. А возраст их, пожалуй, соответствовал тем временам, когда жидкий жар изливался из недр Анара и тек по склонам горы. Резьба, изображавшая чужих и чуждых божков и какие-то рожицы, украшала сваи, на которых стояли дома; угловые балки и фронтоны тоже были украшены богатой отделкой. На высоких углах домов висели светящиеся устройства, которые лазутчики поначалу приняли за лампионы, а присмотревшись внимательнее, они обнаружили, что то были черепа, каким-то непостижимым образом вычищенные и обработанные, в которых горели свечи из жира. Пустые глазницы, полыхая жутким огнем, смотрели в темную ночь.

Не только Нестор содрогнулся от ужаса, пробрало даже ледяного варвара. Каль Анар был не тем местом, где можно с удовольствием провести время. Над городом витала атмосфера угрозы, на всех улицах ощущался запах серы. Тем не менее Гурн и Нестор целеустремленно продолжали путь. По узким улочкам и отвесным лестницам они поднимались на все более и более высокие уровни города, не встретив по дороге ни одной живой души.

— Проклятье, где же они все? — Нестор разговаривал скорее сам с собой, чем со своим спутником. — Неужели в этом городе нет ни единой таверны? Ни единого пьяницы, идущего домой поздно ночью?..

Окна и двери были закрыты, ни в одну щель не пробивался свет. Можно было подумать, что они идут по мертвому городу.

— Мне это место не нравится, — заявил Нестор, а Гурн в сердцах рыкнул что-то в знак согласия.

После бесконечного подъема по узкой лестнице, ступени которой были такими неровными, что оба человека несколько раз спотыкались, лазутчики наконец вышли на площадь. В центре пустого пространства стояло несколько виселиц, на которых раскачивались безжизненные тела людей.

— Проклятье, что… — только и смог сказать Нестор, чувствуя, как ускоряется сердцебиение.

— Не есть хорошо, — негромко проворчал Гурн, мрачно глядя на жалкие останки, висевшие на виселицах. — Если Гурн хотел это, он оставаться бы в Тиргас Лан.

Тут был варвар безусловно прав: чтобы окончить свои дни на виселице, не обязательно предпринимать дальнее опасное путешествие на восток. Нестора посетило нехорошее предчувствие, и тот внутренний голос, который несколько раз спасал ему жизнь, шепнул, что нужно быть начеку.

— Давай убираться отсюда, — прошептал он своему спутнику-варвару и хотел уже было схватить его за руку и утащить под защиту стен, как под деревянным помостом, на котором стояла виселица, он уловил движение.

Внутренний голос Нестора уже не шептал, он громко орал и бил тревогу. Ловким движением отбросив плащ, убийца выхватил нож из-за пояса и метнул его в полутьму. Послышался сочный звук, когда клинок вонзился в дерево помоста — и тут же раздался вопль ужаса.

— Вперед! — зашипел Нестор, обращаясь к товарищу, и они с Гурном метнулись к эшафоту, чтобы схватить врага.

Чужак стоял, застыв от ужаса, и смотрел на клинок, пролетевший на волосок от его правого уха. В следующий миг Гурн уже вцепился в него и вытащил из укрытия, прямо под свет фонаря-черепа.

То был мужчина средних лет.

Небольшой рост, желтая кожа и узкие глаза выдавали в нем жителя Каль Анара. Нестор и Гурн предположили, что это не стражник. Мужчина не был вооружен, без доспеха, одетый в широкие штаны и куртку, тоже широкую, подпоясанную какой-то веревкой. Выражение лица чужака было ни в коем случае не враждебным, не исполненным ненависти, а просто очень испуганным, а его затравленный взгляд перебегал от Нестора к Гурну и обратно.

Незнакомец то и дело шептал слова, которых ни один из лазутчиков не понимал. Но тон голоса был Нестору очень хорошо знаком по его бывшему роду деятельности: так люди умоляют о пощаде…

— Не беспокойся, — попытался объяснить он бормочущему чужаку. — Мы ничего тебе не сделаем, понятно? Но ты должен сказать нам, что здесь происходит. Кто эти люди, которых казнили здесь?

Ответа не последовало, мужчина так же мало понимал пришельцев, как и они его.

— Кто были эти люди? — повторил Нестор, показывая на повешенных.

По блеску в узких глазах кальанарца стало ясно, что он понял. Жестом, который он повторил несколько раз, незнакомец показал сначала на трупы, а потом на Нестора и Гурна.

— С ума сошел, — проворчал варвар, размахиваясь сжатым кулаком. — Лучше убить.

— Нет, подожди! — Нестор удержал товарища. — Мне кажется, он пытается нам что-то сказать!

Внезапно Нестора поразила догадка, которую он сразу же решил проверить, внимательнее посмотрев на повешенного. И действительно — мертвые не были жителями Каль Анара, они были чужестранцами, людьми с запада!

— Похоже, мы только что выяснили, что случилось со шпионами, которых посылал король Корвин, — прошептал он, на что Гурн в сердцах изрек:

— Шнорш!

Туземец провизжал несколько слов и пытался вырваться, но Гурн крепко держал его за руку.

— Чего он хотеть? — спросил варвар.

— Не знаю, — пожал плечами Нестор.

— Почему он не говорить, как человек? — прорычал Гурн. — Лучше пробивать ему череп, тогда больше нет опасности.

— Еще минуточку, — попросил Нестор, заметив изменение во взгляде пленника. Казалось, внезапно его стало сильно беспокоить небо, и Нестор понял, что человек боится не его и не Гурна, а того, что могло таиться там, в клубах дыма.

Отвратительное тягучее чувство в животе заставило его поднять глаза — как раз в тот самый миг, когда тишину ночи пронзил ужасный крик!

Из кратера вулкана поднялся василиск. На фоне мерцания внутри горы отчетливо был виден силуэт твари. Она поднималась в воздух на своих кожистых крыльях, дважды облетела Змеиную башню, затем понеслась над крышами города.

— Проклятье, скорее прочь отсюда! — выдавил из себя Нестор.

На площади василиск легко мог заметить их своими глазами, подобными глазам хищной птицы.

Гурн выпустил туземца, после чего человек втянул голову в плечи и понесся прочь, словно ласка, в одну из прилегавших к площади прямых улиц.

— За ним! — прошипел Нестор, и они с Гурном последовали за кальанарцем, причем им с трудом удавалось не потерять его из виду в узких улочках, то шедших под гору, то с горы, к тому же еще и слабо освещенных.

Они снова услышали крик василиска, и когда Нестор отважился бросить взгляд наверх, то увидел, что чудовище летит прямо над крышами города. Он выругался и снова побежал вслед за кальанарцем. А тот исчез уже в следующий миг. Переулок заканчивался широкой лестницей, по обе стороны окаймленной домами. Туземца и след простыл.

— Оборванец бежать! — прорычал Гурн. — Лучше разбивать череп, я тебе уже говорил.

— Да, — согласился Нестор, — вероятно, ты был прав…

Он еще не договорил, когда одна из дверей слегка приоткрылась. В темноте, царившей за ней, показалось лицо туземца. Он бросил нервный взгляд на небо, затем махнул рукой Нестору и Гурну.

— Ты смотри-ка! — прошептал Нестор. — Похоже на то, что мы приобрели друга.

Гурн проворчал себе под нос что-то не очень радостное.

— Лучше череп разбивать, — настаивал он, а затем последовал за своим спутником в дом.

Обоим пришлось пригнуться, чтобы пройти под низкой дверью. В доме было не совсем темно, но потребовалось некоторое время, чтобы глаза привыкли к слабому свету, исходившему от камина. Затем они увидели, что человек был в доме не один. С ним были жена и дети, все выглядели довольно жалко, одеты в лохмотья. Они испуганно смотрели на гостей, особенно часто взгляды задерживались на ледяном варваре, который был выше их раза в полтора и не мог в комнате даже выпрямиться.

— Смотри-ка, — произнес Нестор. — Похоже на то, что мы обрели семью.

— Корр, — проворчал Гурн, и добавить к этому было нечего.


Квия была рада тому, что снова оказалась под густым лиственным пологом Изумрудных лесов. Как тяжело ни далось ей прощание с Бунаисом и его товарищами, она испытывала облегчение от того, что оставила позади негостеприимную местность к востоку.

Воздух там был горячим, пронизанным ядовитыми испарениями, и надо всем нависала вечная угроза, поэтому амазонки и объявили ту землю запретной территорией. Говорили, что зло берет свое начало в Каль Анаре.

То, что Бунаис направлялся именно туда, с одной стороны, огорчило амазонок, а с другой, они искренне надеялись, что отец-основатель их рода сумеет остановить силы зла, исходящие оттуда. И именно эта надежда и окрыляла Квию во время обратного пути в деревню.

Теперь, когда она была одна, без попутчиков, ей уже не нужно было идти пешком. Она продвигалась вперед так, как это делают амазонки: перепрыгивала с дерева на дерево высоко над землей и время от времени перелетала по воздуху на лианах. Таким образом она наполовину сократила путь, на который с мужчинами ей потребовалось почти шесть дней. Ночью Квия спала в кронах деревьев, старательно следя за тем, чтобы вокруг не было лиан.

Время от времени амазонка возвращалась на землю, чтобы поискать пищу. Она проворно спрыгивала и, словно кошка, приземлялась на мягкий, усеянный листвой лесной грунт, сжимая обеими руками копье — никогда не знаешь, не притаился ли поблизости хищник, тоже решивший поохотиться.

В один из таких перерывов Квия вдруг услышала подозрительные звуки — треск и шорох в подлеске, сопровождаемые мягкими толчками, которые девушка ощутила по вибрации лесной подстилки.

Амазонка сразу поняла, что впереди ездовая птица, причем животное, должно быть, очень измотано, возможно, даже ранено. Квия с облегчением вздохнула и выпрямилась, и спустя один удар сердца появилось пернатое.

Его вид потряс девушку до глубины души.

Серо-голубое оперение птицы во многих местах потемнело и опалилось, осанка и покачивающаяся из стороны в сторону опущенная голова говорили о полном истощении. Вероятно, животное пробежало все расстояние из деревни сюда без остановки. Но когда Квия увидела всадницу, лежавшую поперек неоседланной спины птицы без сознания, это повергло девушку в шок. Одна рука седока была залита кровью.

— Зара! — в ужасе воскликнула Квия, узнав предводительницу их племени.

Ездовая птица хрипло крикнула и беспокойно заплясала на своих тоненьких ножках.

Несмотря на волнение, присутствие Квии благотворно повлияло на пернатое. Квия убрала руку Зары с шеи птицы, стянула женщину, чтобы устроить на мягкой листве.

— Квия, — прошептала та, узнав сестру по оружию. — Что с Бунаисом?..

— Не беспокойся, — быстро проговорила Квия. — С Бунаисом и его спутниками все хорошо. Я довела их до опушки леса, а затем повернула назад.

— Э-это хорошо… — волна боли накатила на Зару. В ее левом плече зияла глубокая рана, не перевязанная и не обработанная. С учетом количества крови, которую потеряла Зара, жить ей оставалось недолго. Лицо ее уже сильно побледнело, а взгляд начинал стекленеть.

— Что случилось? — в отчаянии спросила Квия, на глаза которой навернулись слезы.

— На-нападение, — прошептала Зара. В ее голосе не осталось и следа былой властности предводительницы амазонок, лишь слабое хрипение.

— Кто? — допытывалась Квия.

— Воины тьмы, — последовал тихий ответ. — Воины из костей, давно павшие и сгнившие, но тем не менее живые…

Юная амазонка в отчаянии взглянула в бледное лицо предводительницы. Можно ли верить ее словам? Или смерть уже так крепко схватила ее своими лапами, что она бредит, сама того не понимая?

Похоже, Зара разгадала мысли Квии.

— Это правда, — произнесла она. — Ты слышишь меня? Правда… Нашего племени больше нет… убили всех до единой…

— Нет, — в ужасе всхлипнула Квия.

— …правда… это… должна действовать… найди Бунаиса и… скажи ему… отомстит за нас…

— Я… поняла, — пробормотала Квия, все еще пытаясь осознать услышанное. Все произошло слишком быстро. Только что она шла домой, а теперь дома вообще нет?

— …деревня охвачена пламенем, — продолжала Зара, превозмогая боль, сотрясающую ее тело. На губах выступила кровь, побежала по уголкам рта. — Карлик только смеялся… насмехался над нами… ушел от возмездия…

— Ш-ш-ш, — успокаивала ее Квия. — Молчи. Ты слишком слаба, тебе нужно…

Несмотря на страдания, Зара сумела улыбнуться.

— Мое… путешествие… закончилось… ты должна… найти Бунаиса…

— Я найду, — пообещала Квия, сжимая в ладонях залитые кровью руки предводительницы, которая была ей одновременно подругой и сестрой. — Я сделаю все, как ты велишь — но прошу тебя, не уходи. Не бросай меня одну, ты слышишь?

— Я… тебе не нужна… — едва различимым голосом произнесла Зара. Ее глаза уже смотрели в никуда, взгляд тускнел. — Ты всегда… была самой храброй и мужественной из нас всех… теперь последняя… позаботься о том, чтобы… наш народ… не остался неотомщенным…

— Да, — тихо заверила ее Квия.

После этого лицо Зары озарила спокойная улыбка, а ее израненное тело в последний раз выгнулось от боли, голова склонилась набок, и все было кончено.

Долго-долго смотрела Квия на безжизненное тело, лежащее у нее на руках. Она дала волю слезам. Слушала шум листвы и надеялась, что это ее предки пришли, чтобы забрать дух Зары. Бесконечно долго сидела она, так и предаваясь печали.

Она оплакивала не только Зару, а и всех, кто оставался в деревне. Внезапное желание вернуться на место, где погибли сестры, охватило ее, но затем она вспомнила об обещании, которое дала Заре. Гибель дочерей Амаз не должна остаться неотомщенной. Она должна поставить Бунаиса в известность о том, что произошло.

Чем скорее, тем лучше…

Квии потребовалось немало усилий, чтобы просто оставить тело Зары здесь в лесу на земле, где за нее примутся хищники и падальщики. Но, по убеждению амазонок, тело не имело значения после того, как дух покинул его. Те, кто заслуживал этого, потому что честно жили и храбро сражались, вернутся снова, но уже в другом теле.

Квия утешала себя мыслью, что когда-нибудь, возможно, встретится со своими сестрами по оружию. Опустившись на колени, она низко поклонилась и попрощалась, затем энергичным жестом вытерла слезы.

Время горевать — по крайней мере, пока что — не наступило. Квии нужно действовать, чтобы убийцы ее народа не остались безнаказанными.

Резко свистнув, она подозвала ездовую птицу, опустившуюся на землю в некотором отдалении, чтобы немного отдохнуть. Ручное животное отреагировало тут же, оно казалось посвежевшим и отдохнувшим.

Квия прошептала несколько ласковых слов птице, погладила ее длинную шею, в ответ пернатое доверчиво опустило голову и прижалось к девушке. Амазонка подождала, пока оно привыкнет к ее запаху, а затем прыгнула птице на спину.

Ездовая птица не сопротивлялась, напротив, казалось, ее успокаивает то, что на спине у нее снова сидит человек. За неимением упряжи и уздечки амазонка управляла животным с помощью бедер. Птица повиновалась и побежала туда, откуда пришла Квия, назад, к запретной земле.

Но далеко они не ушли, когда в подлеске послышались шорохи. То был не хищник, как в первый момент подумала Квия, а всадники на лошадях — воины в черных доспехах и шлемах, полностью скрывавших их лица.

Вооружены они были пиками, на концах которых развевалось отвратительное знамя Каль Анара.

Василиск…

Из-под одного из шлемов послышался глухой приказ, и воины атаковали Квию. Перепуганная птица бросилась прочь от всадников, представлявших собой устрашающее зрелище.

Квия подняла копье и швырнула в первого нападавшего, но обожженное дерево отскочило от нагрудника воина, не причинив вреда.

А в следующий миг преследователи уже настигли ее.

Квия дралась, но ничего не могла поделать против своих противников.

Внезапно древко одной пики попало ей в висок. Квия почувствовала жгучую боль — и потеряла сознание.

На нее навалилась чернота, она упала со спины ездовой птицы, приземлилась на мягкую листву и осталась лежать неподвижно. Последнее, что она слышала, был злорадный смех…


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 6  5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер  8  7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 26  10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  32  Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 37  6. Ойнзохг ур'доук-крок'хай : Михаэль Пайнкофер  38  вы читаете: 7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 39  8. Анн комхарраш ур'снагор : Михаэль Пайнкофер  40  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение