Фантастика : Юмористическая фантастика : 9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  39  40  41  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




9. Снагор-тур

— И где их носит? — Раммар снова бросил взгляд на город и принялся бормотать себе под нос. — На этих молочнолицых просто невозможно положиться! Все приходится делать самому!

— Может быть, с ними что-то случилось, — заметил Анклуас. — Вполне возможно, что их обнаружили или…

— Тогда нам следует выступать, — решительно проворчал Бальбок.

С большим трудом обоим оркам удалось удержать худощавого от того, чтобы немедленно отправиться в Каль Анар. Возражения, которые были у Анклуаса и Раммара, мол, это безумие отправляться в пещеру тролля без информации, поэтому нужно ждать, пока вернутся Нестор и Гурн, не убедили его. Только Квии были они обязаны тем, что Бальбок не отправился в город; юная амазонка пояснила орку, что это не поможет ни ей, ни ее убитым сестрам, если «великий Бунаис» принесет себя в жертву. Месть — это такое блюдо, которое лучше есть холодным, сказала она, поэтому нужно хорошо обдумать все и подготовить, и эти слова наконец остановили Бальбока. Срок, установленный Нестору и Гурну, прошел, а оба человека все еще не возвращались…

— Бальбок прав, — поддержал его Анклуас. — Если наши спутники действительно оказались в лапах врага, он будет их жестоко пытать, чтобы выяснить, кто они такие и что привело их в Каль Анар. Если мы хотим, чтобы преимущество внезапности оставалось на нашей стороне, нужно действовать быстро.

— Действовать быстро — да, тебе легко говорить! — проворчал Раммар. — Как же так? Мы ничегошеньки не знаем о нашем противнике. Может быть, мы слепо ринемся в ловушку.

— Может быть, — кивнул Анклуас. — Нам придется пойти на этот риск. Другой возможности у нас нет.

Раммар так не считал. Конечно, у них была другая возможность. Всегда есть другая возможность, кроме как позволить убить себя. Но он не отважился высказать ее вслух, чтобы, чего доброго, не вызвать подозрение, будто у него мужества меньше, чем у охгураша.

А этого он любыми способами хотел избежать…

— Ну, как угодно, — раздраженно проворчал он, — тогда пошли уж…

— Корр, — только и сказал Бальбок.

— Я буду сопровождать вас, — ледяным тоном произнесла Квия. — Убийца моих сестер сидит в Каль Анаре. Я хочу присутствовать при том, как с ним рассчитаются.

— Так и будет, — мрачно заверил ее Бальбок, и его близко посаженные глаза застыли, глядя в одну точку. — Я отрублю ему руки и ноги и скажу ему, что он жалкий, вшивый трус. Затем я вырву сердце из его груди и съем его, пока оно еще бьется. Затем я вытащу внутренности из его тела и приготовлю из них бру-милл, какого никогда еще не едали к востоку от Гнилых земель. А потом я раскрою ему череп, полью его мозги кровавым пивом и маленькими глотками буду…

— Бальбок? — послышался сзади нетерпеливый возглас.

— Да, Раммар?

— Мы уходим…


Каль Анар находился дальше, чем казалось, поэтому марш был напряженным и опасным — не только из-за убийственной жары, но и из-за трещин в земле и ущелий, из которых поднимались ядовитые испарения.

Кроме того, по этой безрадостной земле сновали патрули — солдаты, с которыми оркам уже доводилось иметь дело. Раммар предполагал, что они искали давным-давно исчезнувший отряд.

До зубов вооружившись всем, что удалось снять с побежденных солдат, трое орков и амазонка все ближе и ближе подходили к Каль Анару. Города, подобного этому, в буквальном смысле слова выросшего на склонах горы, братьям-оркам видеть еще не приходилось. День клонился к вечеру, и, казалось, усиливался жар, поднимавшийся из дымящегося кратера вулкана. Зарево заставляло светиться возвышавшуюся над городом башню жутковатым светом.

— Змеиная башня, — произнес Анклуас, к немалому неудовольствию Раммара, снова принявшийся играть роль проводника. — Никто не знает, ни кто ее построил, ни сколько ей лет.

— Зато я знаю, — проворчал Бальбок, — кто ее в скором времени сломает.

— Не будь настолько самоуверен, друг мой. Если верно то, что мы предполагаем, то мы наткнемся в этой башне на такие силы, которые намного превосходят силы орка. Повелитель Каль Анара вернул василисков, он способен поднимать из могил давно погибших воинов. Об этом нам забывать не стоит…

— Да уж, не забудем! Потому что не проходит и секунды, будь она проклята, чтобы ты нам об этом не напомнил, — буркнул Раммар.

Он был в ярости, и не только потому, что у него болели ноги, а совершенно неорочья болтовня одноухого действовала на нервы. На душе у него было паршиво и без того, а тут еще Анклуас то и дело напоминал ему о страшном противнике. Мрачный пейзаж, странность этого места, пронизанный ядовитыми испарениями воздух, угроза со стороны василисков — все это способствовало тому, что Раммар чувствовал себя не особенно уютно в своей покрытой угрями шкуре. Тем не менее он не собирался показывать слабину.

Только не перед охгурашем…

— Вид города внушает мне страх, — признала Квия, не стеснявшаяся признаться оркам в своих чувствах. — В этом городе не только живет зло, он сам кажется злым и…

— Чепуха! — перебил ее жирный. — Это всего лишь пара хижин и старая башня, которая вот-вот рухнет. Ничего такого, чего тебе стоило бы бояться.

— Это не твоих сестер истребил враг, — негромко возразила амазонка, и на это даже Раммар не нашелся, что ответить.

— Как мы попадем внутрь? — задался вопросом Бальбок.

Анклуас осторожно выглянул из-за холма, за которым они укрылись.

— Входы в туннели слишком сильно охраняются, — заявил он. — Нужно придумать что-нибудь другое.

— Фи! — презрительно заметил Бальбок. — Это всего лишь десять, ну, двенадцать человек! С ними мы справимся.

— В этом я не сомневаюсь, но это переполошит весь гарнизон, а это нам не нужно, не так ли?

Бальбок пристыженно покачал головой.

— Доук.

— Нужно попытаться пробраться незамеченными вдоль городской стены и преодолеть ее.

— Преодолеть ее? — Раммар аж задохнулся от удивления. — Разве ты не видел, насколько высока эта проклятая штука? И эти шипы…

— Я и не говорил, что будет легко, — возразил Анклуас. — А чего вы ждали? Что они радостно приветствуют вас и примут с фанфарами и литаврами?

— Нет, благодарю, — кисло прорычал Бальбок. — Это у нас уже было.

— Если нам надо прокрасться внутрь, то дождемся, пока стемнеет, — предложил Раммар. — Иначе мы будем как на ладони.

— Это точно, — согласился Анклуас, — но очень темно не будет. Этот свет не от заходящего солнца, а от кратера вулкана. Похоже, Анар снова пробудился к жизни.

— Да что ты говоришь, — зашипел Раммар. — Может быть, ты мне скажешь тогда, как мы преодолеем эту проклятую стену незамеченными, если мы даже…

Он умолк, когда Квия, молча сидевшая рядом с ним, внезапно поднялась на ноги. Амазонка бросила на троих орков решительный взгляд и улыбнулась Бальбоку. Затем молниеносно скользнула в полумрак.

— Проклятье, что делает эта девчонка? — взорвался Раммар. — Она исчеловечит нам всю внезапность!

— Я в этом не уверен, — возразил Бальбок. — Смотри-ка…

Раммар недовольно выглянул из-за холма. Сначала он не мог разглядеть Квию, и, только присмотревшись внимательнее, он различил ее в тени одной из скал. Амазонка продвигалась к стене с кошачьей ловкостью. Обеспокоенный взгляд на стены — но никто из несших там стражу солдат не видел Квию.

Даже Раммар был вынужден признать, что амазонка делала свое дело очень умело. Используя скалы и тени от них в качестве укрытия, она подобралась на расстояние нескольких шагов к стене, обвивавшей город подобно змее, — это сравнение просто напрашивалось и, возможно, так было сделано нарочно. Похоже, змеям в Каль Анаре придавали особое значение…

Наконец Квия добралась.

Прижимаясь вплотную к черному пористому камню, она махнула оркам, призывая к себе, и, как бы ни был недоволен Раммар, теперь ничего поделать было нельзя, приходилось идти. Друг за другом орки покинули укрытие: сначала Анклуас, затем Раммар и, наконец, Бальбок. Конечно, Раммару было противно, что приходится позволять охгурашу возглавлять движение. С другой стороны — если их обнаружат, Анклуас будет первым, кого вражеские лучники нашпигуют стрелами. А в таком случае Раммар Резкий готов был поступиться своими привилегиями…

Оркам повезло, они тоже добрались до стены незамеченными. В то время как эта пробежка, похоже, была пустяковой для Анклуаса и Бальбока, Раммар с трудом переводил дух.

— Что за издевательство, будьте вы прокляты! — стонал он. — Я постепенно начинаю задаваться вопросом, стоят ли каких-то жалких два сокровища всех этих усилий…

— Ш-ш-ш! — произнес Анклуас, энергично махая рукой и одновременно обеспокоенно поглядывая на стену. Очевидно, своим одним ухом — которое, похоже, работало отменно — орк услышал что-то, что укрылось от его спутников. И точно — над острыми зубцами показалась длинная тень стражника.

Орки и амазонка прижались спинами к стене, чтобы их не заметили сверху. Впрочем, Раммару это не очень помогло, потому что его шарообразный живот сильно выдавался вперед.

Квия внезапно вынула кинжал, снятый с убитого всадника, зажала его между зубами и с невероятной ловкостью полезла вверх по стене. То, что при этом она воспользовалась брюхом Раммара в качестве подставки, донельзя возмутило жирного орка, и он хотел уже съязвить, но правая рука Бальбока устремилась вперед и быстро закрыла ему рот.

С почти звериным проворством Квия взбиралась по стене. Для этого она пользовалась грубой каменной кладкой и широкими зазорами между необтесанными камнями, чтобы вцепиться в них пальцами и обрести опору для ног. Бальбок только дивиться мог тому, как амазонка карабкалась вверх по стене… Словно какое-нибудь насекомое!

Квия добралась до железных шипов, натыканных по всему периметру стены, вцепилась в них, напрягая свое жилистое тело, и зацепилась за ограждение. Несколько ударов сердца — и она поставила ноги на два железных шипа, вытянулась, насколько это было возможно, дотянулась пальцами до края и в следующий момент исчезла между зубцами.

— Надеюсь, эта женщина знает, что делает! — раздраженно прошептал Раммар, а оба его соратника в это время обеспокоенно глядели наверх.

Внезапно что-то перелетело через зубцы стены. Человеческое тело рухнуло вниз, ударившись о землю под ногами орков. Солдат в кольчуге и военном мундире, на груди которого был изображен герб Каль Анара, умер не потому, что ему перерезали горло (это было сделано для того, чтобы помешать ему закричать), а потому, что падая со стены, он сломал себе шею и еще несколько костей в придачу.

— Основательная работа, — с уважением произнес Бальбок.

— Корр, очень даже неплохо, — вынужден был признать и Раммар. — Впрочем, никто из вас, умников, не поинтересовался, каким образом я должен взобраться на эту сте…

В этот миг со стены снова что-то упало — и угодило прямиком в голову Раммара.

То была веревка из грубой пеньки.

— Проклятье, девка действительно оказалась полезной, — пробормотал Раммар.

Другой конец веревки Квия обмотала вокруг одного из зубцов и закрепила. Затем Бальбоку и Анклуасу удалось легко взобраться по стене. Раммар же чувствовал, что сделать это не в состоянии. Бальбоку было это знакомо, поэтому он решил проблему уже проверенным способом: Раммар обвязался концом веревки, и спутникам пришлось попотеть, чтобы втащить на стену толстенького орка.

Спутники тянули медленно, шаг за шагом. На уровне железных шипов, загнутых вниз с целью задержать наступающих противников, Раммару пришлось втянуть живот, чтобы не проколоть его. Но он преодолел и это препятствие и, когда наконец выбрался на стену, оказался лицом к лицу с двумя совершенно измотанными вспотевшими орками.

— Что такое? — принялся подтрунивать над ними Раммар, с трудом протискиваясь между зубцами на стене. — Вы ведь не собираетесь сказать, что устали?

У них получилось, они преодолели стену и теперь находились во вражеском городе.

По эту сторону крепостной стены простиралось море крыш, которые, казалось, громоздились друг на друге. Между ними был проложен самый настоящий лабиринт из узких улочек и вырубленных в скале лестниц, освещенных сделанными из черепов лампионами, свисавшими с крыш и фронтонов домов.

— Красиво, — заметил Бальбок.

— Корр, этого у здешних людей не отнять, — согласился Раммар. — По крайней мере, у местных есть вкус.

— И где же нам искать ваших товарищей? — растерянно спросила Квия. — Город огромен. Без указаний у нас нет никаких шансов найти Гурна и Нестора.

В этот момент, словно в ответ на ее слова, из недр горы донесся глухой грохот. Огненное сияние над Анаром на миг усилилось, заставив Змеиную башню вспыхнуть мрачным оранжевым светом.

— Там, — только и сказал Анклуас.


Оцепенение продолжалось совсем недолго.

Еще в то время, когда Нестора и Гурна тащили по темным катакомбам башни, оба заметили, что к ним вернулась подвижность. Как и тогда, когда василиск застал их врасплох в чистом поле…

Нестор ругал себя на чем свет стоит. Как он мог повести себя настолько глупо? Что на него нашло? Из-за одного человека он подверг опасности всю миссию? Более того, рискнуть своей жизнью и жизнью товарища ради того, чтобы спасти чужого человека?

Если бы ему всего пару месяцев назад сказали, что он сделает что-либо настолько глупое, человек из Тайка только рассмеялся бы! Но это случилось, и сейчас ему было не до смеха. Гурн чувствовал себя не лучше; ледяной варвар тупо смотрел в одну точку и только время от времени издавал глухое рычание.

Чем дальше их тащили по освещенному факелами коридору, тем жарче становилось. Нестор сомневался, что они все еще находятся в Змеиной башне. Переходы и комнаты мрачного строения, казалось, простирались далеко под горой. Этим, вероятно, объяснялась жара, все более невыносимая. Пленники уже начинали потеть. Анар был не какой-то там обычной горой, а вулканом, внутри которого бушевало вечное разрушительное пламя.

Наконец коридор расширился, и лазутчиков втащили в комнату, свод которой поддерживали колонны. Каждая из колонн имела капитель в форме обвивающейся каменной змеи, а на щитах стражников, стоявших по периметру комнаты, красовался василиск.

— Змеи, кругом одни змеи! — раздраженно проворчал Нестор, обращаясь к варвару. — Эти твари начинают меня доставать, вот что я тебе скажу…

Он мгновенно пожалел о своих словах, потому что стражники, до сих пор тащившие его на руках (ведь он еще не полностью пришел в себя), отпустили его, он растянулся на полу во весь рост и, прежде чем успел подняться, схлопотал сапогом по физиономии.

Чьи-то грубые руки подхватили убийцу и потащили к краю широкой, шагов в сорок, ямы, занимавшей дальнюю часть комнаты. Что находилось в ней, пленники не увидели, их заставили встать на колени.

После этого раздался звук большого гонга, висевшего между двух колонн. От звона задрожала комната.

— Ксаргул! Ксаргул! — призывно вскричал один из священнослужителей, сопровождавших отряд, — и в яме что-то зашевелилось.

Нестор услышал тихий, шуршащий звук, словно что-то невероятно огромное протащили по песчаному полу, и в лицо пленникам из ямы ударила зверская вонь.

Гниль, плесень, тление.

Запах смерти…

Снова шипение и скольжение. Краем глаза Нестор заметил, что жрец и солдаты тоже опустились на колени и склонили головы. Что бы ни находилось в яме, люди, казалось, боялись его в той же степени, что и почитали.

И Нестор рискнул посмотреть и…

Он поднял взгляд всего на краткий миг — миг, когда на противоположной стене ямы он увидел ужасающую тень. Стройное тело, наполовину выпрямившееся, голова с крючковатым клювом, из которого виден раздвоенный язык.

Василиск?

Вполне вероятно. Но он был крупнее, чем все те, кого до сих пор доводилось видеть Нестору и его товарищам…

Человек из Тайка почувствовал, как его сковал страх, который он прежде видел в глазах своих жертв. Неприкрытый страх перед смертью охватил его целиком, и, несмотря на жару, царившую в помещении, убийца задрожал всем телом.

— Глупые, наивные люди, — произнес кто-то, и Нестор с удивлением осознал, что понимает слова — они были произнесены не на языке Каль Анара, а на языке запада.

Изумление Нестора, впрочем, тут же сменилось безграничным ужасом, когда он понял, что голос доносится из ямы!

— Вы понятия не имеете, с кем связались, и тем не менее все равно тронулись в путь. Глупые, наивные…

Нестор хотел что-то ответить, хотел спросить, кто это говорит с ним — но страх заморозил его язык и ни одно слово не сорвалось с его губ.

— Я давно уже наблюдаю за вами. Вы почти ничего не могли сделать, чтобы меня не проинформировали об этом, ибо мои крылатые шпионы доносили мне о ваших жалких потугах…

Крылатые шпионы? Нестор вздрогнул. Очевидно, василиски…

Возможно ли, чтобы змееподобные птицы действовали не только согласно своим инстинктам? Чтобы они состояли на службе еще более сильного, еще более отвратительного создания?

Снова мимолетный взгляд на стену ямы — ужасная тень все еще была видна.

— Где орки? — внезапно громыхнуло в пещере.

У Нестора перехватило дыхание, кровь застыла в жилах. Таинственный незнакомец знал о Бальбоке, Раммаре и Анклуасе. Значит, он действительно хорошо информирован. Но знает ли он и об их миссии?

— Я знаю все, — заверил голос, словно говоривший мог читать мысли. — Я знаю о поручении, которое вам дал Корвин, этот обманщик, не по праву присвоивший себе трон Тиргас Лана. Но недолго ему осталось на нем восседать, клянусь…

Нестор и Гурн затравленно переглянулись. Голос звучал так решительно, что в его словах не приходилось сомневаться ни на миг. Судя по всему, их миссия была обречена на провал с самого начала, потому что таинственный незнакомец знал о ней с первой минуты…

— Долгое время я наблюдал за вами и получал информацию о ваших действиях, — продолжал голос. — Но затем случилось нечто, чего я не мог предугадать. Народ амазонок — такой маленький и незначительный, что я совершенно забыл о нем. Всего лишь песчинка, и тем не менее эта песчинка нарушила мои планы…

По лицу Нестора промелькнула злорадная ухмылка, и он про себя возблагодарил Зару и ее воительниц.

— Как бы там ни было — эту ошибку я исправил, — раздалось из ямы. — Дочерей Амаз больше не существует!

— Что? — в ужасе вырвалось у Нестора, несмотря на то что его по-прежнему сковывал страх смерти.

— Народ, осмелившийся восстать против меня, не имеет права на существование, — ледяным тоном произнес голос. — Народ амазонок уничтожен, искоренен до последней воительницы.

— Н-но эт-того не может быть! — заикаясь, воскликнул Нестор.

Он невольно вспомнил о Квии и проклял самого себя за то, что позволил ей вернуться в деревню.

— Это так, — безжалостно произнес голос. — Тот, кто восстает против меня, не имеет права ждать пощады.

— Но амазонки ничего не знали о вас и ваших планах, — в отчаянии произнес Нестор.

— Незнание не защищает от ответственности, — возразил голос. — Воительницы были покараны.

— Н-но… — Нестор все еще отказывался поверить в то, что говорил голос, и снова хотел возразить, но его ввергнутый в пучину ужаса разум не находил слов.

— Где орки? — повторил вопрос безжалостный голос. — Из-за амазонок, вмешательство которых не было предусмотрено, я потерял братьев-орков из виду — но вы мне скажете, где их искать!

— Доук, — обрел дар речи Гурн, прежде чем Нестор успел что-либо сказать. — Не скажем!

Голос пронзительно расхохотался — то был коварный, гортанный смех, исполненный неизмеримой злобы.

— Вы не хотите подчиниться мне?

Вопрос не оставлял сомнений в том, что последствия будут ужасны, но, хотя Нестор не мог от страха связать мысли воедино, он был убежден в том, что его товарищ-варвар принял единственно верное решение.

Интересуясь орками, страшный враг признал, что потерял над ними контроль, и этим Нестору и Гурну следовало воспользоваться. Они были живы по одной-единственной причине: потому что врагу была нужна информация. Как только они ему ее предоставят, то сначала они, а затем и орки умрут страшной смертью. Пока лазутчики молчат, они будут жить — и, возможно, Бальбок и Раммар смогут довести миссию до конца, а если повезет, то и освободить их…

— Нет, — ответил Нестор, вкладывая в свой дрожащий голос столько силы, сколько это было возможно.

— Глупые люди! — пророкотало из ямы. — Бессмысленно пытаться противиться мне. То, чего хочет Ксаргул Жестокий, он получает всегда. Так было всегда и так будет.

— Ксаргул? — спросил Гурн. — Это еще кто такой?

— Это я, варвар, — ответил голос, — и прозвище «Жестокий» я ношу по праву, впрочем, скоро вы в этом убедитесь. Отказаться повиноваться мне было не только самой глупой вашей ошибкой — но и последней…


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 6  5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер  8  7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 26  10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  32  Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 38  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер  39  8. Анн комхарраш ур'снагор : Михаэль Пайнкофер
 40  вы читаете: 9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  41  10. Слихге'хай ордашоулаш : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap