Фантастика : Юмористическая фантастика : 5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  5  6  7  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




5. Ан-да фойзахг'хай-шроук

Настроение Раммара ухнуло в невиданные глубины. И провалилось еще ниже, когда на следующий день орк узнал подробнее об условиях, на которых им с Бальбоком придется принять участие в предприятии с вероятным смертельным исходом.

То, что карлик, жалкий бородатый сморчок, должен сопровождать их, уже было достаточно неприятно. Но то, что Корвин и Аланна решили дать оркам в качестве сопровождающего именно Ортмара фон Бута, самого хитрого и подлого из всех фойзахг'хай-шроук, было равносильно пощечине.

Ортмар был предводителем тех карликов, которые около года назад тоже искали дорогу в Тиргас Лан — конечно, лишь затем, чтобы прибрать к рукам сокровища эльфов. Кроме того, проклятый недомерок не останавливался ни перед чем. Если бы он не проявил себя в битве за зачарованный город как храбрый боец, контрабандиста укоротили бы ровно на голову, что слишком мало даже для представителей этого жалкого племени. И сейчас, взглянув в морщинистое, окруженное густыми волосами и щетиной лицо карлика, на котором враждебно искрились крошечные глазки, Раммар очень пожалел об этом упущении.

Ни орки, ни карлик не поздоровались друг с другом, когда вновь встретились. По их лицам было ясно, что они с удовольствием схватились бы за оружие и зарубили друг друга.

— Пожалуй, представлять вас друг другу не нужно, — заметил Корвин. — Вы достаточно хорошо знакомы.

— Куда уж лучше, — мрачно процедил Раммар, продолжая буравить взглядом проводника.

— Поверить не могу, что вы позвали их, ваше величество, — проворчал Ортмар, на котором сейчас были не ношеный кожаный доспех и кольчуга, как в прежние времена, а шелковый камзол и широкий плащ, очевидно, указывающие, что владелец — придворный. — Нам не нужны чудовища, чтобы победить врагов.

— А я не могу поверить, что ты здесь, — раздраженно произнес Бальбок. — Последний раз, когда я тебя видел, тебя изгоняли из Тиргас Лана.

— С тех пор многое изменилось, — пояснила Аланна. — Князья карликов признали правление Корвина, и Ортмар стал послом в Тиргас Лане. То, что он добровольно вызвался участвовать в миссии, выходит далеко за рамки его обычных задач, за что мы ему очень признательны.

— Он вызвался добровольно? — засопел Раммар. — Быть того не может.

— Все очень просто, чудовище, — разозлился Ортмар. — Потому что это — дело чрезвычайной важности, и без моей помощи оно вряд ли будет иметь успех.

— Да что ты говоришь, — злобно оскалился Раммар. — И кто это сказал тебе такой шнорш?

— Без меня у вас нет ни единого шанса добраться до вражеской страны целыми и невредимыми, — убежденно ответил карлик. — Не забывайте, что я долгие годы был контрабандистом. В восточных землях мне известен каждый уголок, и даже тайные штольни и коридоры, заложенные моими предками. Однажды вы уже этим воспользовались, не правда ли?

— Конечно, я помню, — прошипел Раммар. — Я ведь не умбал какой-нибудь. — Но кто поручится, что ты не обманешь? Что не бросишь нас в первой попавшейся штольне, может быть, даже с мотыгой в голове или под завалом камней, организованным лично тобой?

— Все, что было когда-то, позабыто, — успокаивая спорящих, произнесла Аланна. — Ортмар поклялся Корвину в верности, то же самое сделали и князья его племени. Он — верноподданный короны и заслуживает нашего доверия.

— Он — верноподданный? — воскликнул Бальбок. — Не смешите гномов.

— Придержи язык, долговязое ничтожество! — прорычал Ортмар, которому пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть на орка. — Иначе мне придется отрубить тебе ноги, чтобы слегка укоротить тебя.

— Ты тоже возьми себя в руки, Ортмар! — воскликнул Корвин, взывая к разуму карлика. — Неизвестный враг, готовящийся к войне на востоке, угрожает всем нам в равной степени. Нужно держаться вместе и забыть старые распри, иначе он одержит победу прежде, чем свершится первый бой.

— Ну ладно, — проворчал карлик, продолжая метать на орков мрачные взгляды. — Никто не скажет, что все дело было в Ортмаре фон Буте. Я готов позабыть все, хотя они и чудовища.

— Ну? — После этих слов Корвин обернулся к Бальбоку и Раммару.

— А что я должен сказать? — бросил Раммар на Корвина недовольный взгляд. — Мне не нравится, что ты подсунул нам в проводники именно этого… нашего врага. Но если так будет лучше, пусть отправляется с нами, мне все равно. Но пусть только…

— Вы можете положиться на него целиком и полностью, — заверила его Аланна. — Не так ли, Ортмар?

— Конечно, моя королева, — усердно закивал головой карлик и поклонился. — Я целиком и полностью предан вам, вы же знаете. И хотя обычно я не имею дел с чудовищами, я доверяю вашему решению и тому, что эти двое пришли сюда по вашему слову.

Раммар глупо захихикал и снова обернулся к Корвину.

— И ты веришь в этот бред, король-охотник за головами?

— А почему это я не должен верить?

— Клянусь внутренностями Торги — когда вчера я увидел тебя, у меня вдруг возникло чувство, что ничего не изменилось. Что ты тот же, что и прежде, хотя теперь и носишь корону. Но сейчас я думаю, что ошибся. Охотника за головами по имени Корвин больше нет — потому что он бы никогда не доверился карлику, который не так давно хотел его зарубить.

— Ты прав, Раммар, — откровенно признал Корвин. — Охотника за головами больше нет, есть только король. И он пытается видеть во всех существах только хорошее. Времена изменились, Раммар.

— Вовсе нет, — возразил орк. — Вы, люди, все время думаете, что они меняются. Поэтому вы все время совершаете одни и те же ошибки.

— Как бы там ни было, Раммар, все решено, — отрезал Корвин, словно не желая признавать, что его тоже гложут сомнения относительно верности Ортмара.

— Мы не выяснили кое-что еще, — обернулся к королю Ортмар фон Бут.

— И что же?

— Кто будет главнокомандующим в этой миссии, — заявил карлик. — Поскольку я поведу отряд, было бы только справедливо, чтобы я…

— Вбей в свой волосатый череп, бородатый сморчок! — набросился на него Бальбок. — Корвин поручил верховное командование мне и Раммару!

— Тебе и Раммару? — рассмеялся Ортмар. — Скорее уж одному Раммару, потому что ты и без того согласишься со всем, что говорит твой брат. Однако я не могу себе представить, что стану служить под его командованием.

— Тогда, карлик, придется тебе сидеть дома, — довольно произнес Раммар, — ибо король-охотник за головами уже решил этот вопрос.

— Ваше величество, — умоляющим тоном обратился к Корвину Ортмар, — это ведь несерьезно, правда?

— Вполне серьезно, — подтвердил король, — и тебе не остается ничего другого, кроме как принять мое решение, если хочешь послужить мне и принять участие в деле. Только если мы забудем старые распри и будем готовы вместе сражаться против общего врага, нас ждет успех.

Ортмар фон Бут на удивление быстро смирился с поражением.

— Тогда назначьте меня хотя бы заместителем их обоих! — Похоже, у карлика еще осталось кое-что общее с тем контрабандистом, который когда-то был готов на все, чтобы завладеть эльфийским сокровищем. — Если с ними что-то случится или же они решат не доводить свою миссию до конца — как бы там ни было, они остаются орками, сир, — я приму командование и сделаю от вашего имени то, что нужно сделать. Таким образом я докажу вам и всем остальным, что я — верноподданный Тиргас Лана.

Аланна и Корвин обменялись взглядами, прежде чем король ответил:

— Ну хорошо, Ортмар, да будет так. Раммар и Бальбок командиры, а ты — заместитель.

— Это что еще такое? — зарычал Раммар, враждебно сверкая глазами. — У тебя не будет возможности покомандовать, в этом можешь быть уверен.

— Погоди, — прошипел Ортмар.

— После того как мы выяснили этот вопрос, — произнесла Аланна, — я представлю вам остальных участников отряда. Идемте.

— Куда? — поинтересовался Бальбок.

— Что за глупый вопрос, конечно же, в казарму, — пролаял Раммар. — Они дадут нам в дорогу самых крупных и сильных воинов, это же ясно как день.

— Боюсь, ты ошибаешься, друг мой, — погасил Корвин взрыв эйфории у орков.

— Что… что это значит: я ошибаюсь? — Раммар, переваливаясь, пошел за ним. — И, будь ты проклят, я не твой друг!

— Ну, я подумал, раз уж вы у меня на службе…

— У нас сделка, вот и все, — заявил Раммар. — У орков друзей нет — и уж точно нет их среди людей, не забывай об этом.

— Конечно, как скажешь.

— Итак, куда мы идем?

— В темницу, — коротко бросила Аланна, следуя за Корвином, а с ней — Бальбок и Раммар.

— В темницу? — Во взгляде Раммара промелькнула изрядная доля испуга. — К-как так? Р-разве мы допустили ошибку? Сделали что-то запретное? Я думал, раз мы старые союзники и…

— Успокойся, — заверил его Корвин. — Я не собираюсь бросать вас в темницу. Но там мы встретимся с теми, кто будет сопровождать вас во время этой миссии.

— Палачи? — с интересом спросил Бальбок — может, появится возможность обменяться опытом…

— Нет — пленники.

— Пленники? — Не только у орков, но и у Ортмара фон Бута глаза полезли на лоб.

— Беззаконники, запертые в темницы Тиргас Лана, — пояснила Аланна. — Они будут сопровождать вас во время вашей миссии — взамен им обещана отмена наказания.

— Понятно, — проворчал Раммар. — Задание настолько опасное, что вы не хотите рисковать своими людьми, а просто возьмете из темниц пару кандидатов на самоубийство.

— Ни в коем случае, — возразила Аланна, понимающе усмехаясь. — Опыт прошлого года показал, что никто не сражается так ожесточенно, как тот, кто жаждет свободы.

Пройдя по нескольким коридорам мимо одетых в зеленое стражников, они наконец добрались до лестницы, которая круто спускалась вниз. Впереди двигались два факелоносца, освещая путь в темноте. Чем ниже все спускались, тем прохладнее становилось и тем более едким становился затхлый запах, бивший в нос. Наконец они достигли конца лестницы и оказались в коридоре с низким потолком. В лужах на полу отражался свет факелов.

— Неплохо, — уважительно произнес Бальбок. — Вы, молочнолицые, все же знаете, как должно выглядеть уютное жилище…

Они прошли коридор и попали в освещенное факелами помещение. Единственными предметами обстановки были грубо сколоченный стол и табурет. На стенах горели факелы. Стражник, мгновение до этого сидевший на табурете, вскочил, когда в комнату вошли посетители. На боку на широком поясе у солдата болталась огромная связка ключей, и, когда стражник вскочил, они со звоном громыхнули друг о друга.

— Мой король! — воскликнул стражник, кланяясь. — А я вас как раз жду.

— Пленники готовы? — поинтересовался Корвин.

— Конечно, мой король, — ответил стражник, человечек, которого Раммар (орк был совершенно в этом уверен!) просто-напросто сдул бы с пути, если бы толстяка заперли здесь, а потом дали возможность бежать.

Может быть, стоило как-нибудь поговорить с королем-охотником за головами о более серьезной страже для пленников. Надежнее всего, как наглядно показала практика во время войны с гномами, обрезать им обе ноги: это немыслимо усложняет бегство.

— Так ведите же их сюда! — приказал король Корвин.

— Сию секунду, мой король!

Страж еще раз поклонился, а затем исчез в узком коридоре, прилегавшем к комнате, где находились двери, ведущие в отдельные камеры. Послышался звон и шуршание, и через некоторое время стражник вернулся с несколькими существами, которые показались не особо заслуживающими доверия даже Бальбоку и Раммару.

То были два человека, один карлик и, к огромному неудовольствию Раммара и Бальбока, один гном, с железными браслетами на ногах, связанные друг с другом.

— Это они? — поинтересовался Корвин.

— Да, мой король, — кивнул стражник. — Вот этот, — он указал на первого человека, бородатого великана с пылающим взглядом, одетого в грязные лохмотья, — Гурн, варвар с далекого севера — ледяной варвар, замешанный в нападении на граничные земли. Уложил восьмерых наших голыми руками, прежде чем мы успели схватить его.

Корвин, который и сам был немаленьким, вынужден был запрокинуть голову, чтобы посмотреть Гурну в лицо.

— Тебе сказали, что нужно сделать?

Варвар кивнул.

— Если будешь сражаться хорошо и поможешь предприятию, станешь свободным человеком и сможешь идти, куда захочешь. Ты согласен?

Гурн бросил на него непонятный взгляд и издал оглушительный рык, который Корвин расценил как согласие.

Второй человек был полной противоположностью варвару: маленький и тщедушный, с бритой головой и хитрым взглядом.

— Как твое имя?

— Нестор из Тайка, к вашим услугам, — хилый человечек поклонился, словно придворный или лакей. Это человеческое подобострастие было Раммару противно до глубины души.

— Он — наемный убийца, — пояснил стражник. — Продавал свой клинок тем, кто платил за него лучше всего — пока однажды его не поймали.

— Случайность, — с невинным видом заверил Нестор, улыбаясь Аланне. — Женская красота ослепила меня…

— По ее поручению он заколол ее мужа и тут же улегся к ней в постель, — перевел стражник. — Там его и обнаружили стражники, появившиеся вскоре после этого.

— И ты добровольно вызвался принять участие в походе? — с сомнением переспросил Корвин.

— Так и есть, мой король.

— Почему?

— Ну… — Нестор широко ухмыльнулся. — Поскольку возможность выжить, сколь малой бы она ни была, все же лучше надежной петли палача, не так ли?

Раммар заметил, как дрогнуло лицо Корвина. Казалось, королю совершенно не понравилось одаривать милостью воров и убийц, однако другой возможности, очевидно, не было. Все это явно говорило, насколько отчаянным было положение Корвина. Настолько отчаянным, что он готов был отдать даже эльфийское сокровище…

Следующим в цепочке стоял карлик, невысокий парень с руками толщиной с ногу и с лицом, похожим на разбитый камень. Похоже, в тюрьме он сидел уже некоторое время, потому что его рыжие волосы и борода были совершенно спутаны, а камзол — грязен и порван.

— Карлик Кибли, — представил его стражник, — контрабандист и торговец людьми, перевозивший беженцев с востока в Сундарил — в основном женщин, которых потом заставлял работать на себя в домах терпимости. Его поймали, когда он собирался открыть очередной бордель в Тиргас Лане.

— К большому сожалению, — прокомментировал карлик, не изменившись в лице.

— Ты раскаиваешься в содеянном? — спросила Аланна.

— В каком содеянном? Все это ужасное недоразумение. У этих бедных женщин на родине не было будущего, а я дал им крышу над головой, еду и питье.

— Ты поднимаешь руку на слабых и беспомощных, вместо того чтобы скрестить клинки с равными и честным образом грабить и разбойничать! — возмутился Бальбок. — Ты просто мук!

— Просто что? — переспросил Кибли. — Что это означает?

— Это означает «свинья», — перевел Раммар.

— Проклятая орочья рожа! — возмутился Кибли. — Ты хочешь меня обидеть?

— В любом случае он прав, — подал голос Ортмар фон Бут, к немалому удивлению обоих орков. — Тот, кто поднимает руку на беззащитных женщин, действительно свинья, будь он с виду карлик или еще кто. Ты прав, берясь за это дело, Кибли, потому что таким образом получаешь возможность восстановить свою честь.

— Я покажу тебе, насколько велика моя честь, брат, — мрачно заверил его Кибли. — Можешь быть уверен.

— А это у нас кто? — спросил Корвин, оборачиваясь к последнему пленнику, кожа которого была зелена, словно у лягушки. Черные, без век, глаза выделялись на костлявом лице. Вместо носа зияли всего лишь две дыры, а по бокам головы красовались два острых уха.

— Гном, — пояснил стражник очевидный факт. — Он был в той ораве, которая шла по равнине Скарьи и мародерствовала. Имени его мы не знаем, потому что никто не может разобрать ту тарабарщину, которую он несет. Он же, в свою очередь, похоже, прекрасно нас понимает, так как отчетливо дал понять, что хочет принять участие в деле.

— Каким образом, если он не говорит на нашем языке? — поинтересовалась Аланна.

— Тем, что, недолго думая, прокусил горло узнику, который изначально должен был принимать участие в миссии.

Больше Раммар сдерживаться не мог.

— Проклятье, что все это значит? — вырвалось у него. — Неужели недостаточно того, что мы должны отправиться в этот опасный поход в сопровождении молочнолицых и карликов? Неужели обязательно, чтобы при этом присутствовал еще и гном? Зеленомордые — заклятые враги орков!

— Мы прекрасно понимаем это, — ответила ему Аланна. — Но не забывайте, что сказал вам Корвин в тронном зале: только если отринете старую вражду и объединитесь, мы сможем победить тех, кто восстает против нас на востоке.

— Кто это такое сказал? — пролаял толстенький орк.

Аланна не сводила с Раммара пронзительного взгляда, но отвечать не торопилась.

— Все, что имеет значение, — пришел ей на помощь Корвин, — это успех миссии. Мы должны выяснить, что затевает тот таинственный враг. Каковы его планы? Насколько велики силы? Насколько велико войско? Только благодаря надежной информации нам удастся отвратить угрозу и победить.

— Или при помощи надежной секиры, — сухо заметил Бальбок.

— Я ценю то, что вы хотите попытаться решить проблему по-своему, — ответил Корвин. — Но, как король, я должен позаботиться о том, чтобы моя империя уцелела даже в том случае, если ваши планы провалятся. По этой причине я подобрал вам спутников.

— Спутников? — Раммар обвел пленников презрительным взглядом. — Это не спутники, это жалкая кучка оборванцев. Свора пьяных в стельку орков подошла бы лучше.

— В этом я сомневаюсь, — ответил Корвин. — Каждый из тех, кого ты видишь, должен был быть казнен — по старым законам. Но закон предполагает также, что тот, кто послужит империи и ее подданным особым образом, останется в живых и может получить прощение, — король обернулся к пленникам.

— Сопровождайте орков во время их путешествия. Исполняйте их приказы и верно служите им. Сражайтесь храбро и внесите свой вклад в исполнение поручения, и я подарю свободу каждому из вас. Вы согласны?

Реагировали пленники по-разному. Варвар издавал лишь рычание, Нестор подобострастно кланялся. Карлик стукнул себя кулаком в грудь, а гном обнажил желтые зубы, словно не мог дождаться момента, когда их можно будет вонзить в плоть врага империи.

Что двигало пленниками — жажда приключений или свободы, Раммар не знал. Но внезапно орк ощутил то отвратительное потягивание в животе, которое проявлялось, когда на него нападал голод или когда предстояли трудности. А голода он точно не испытывал — после половины свиньи, которую он съел на завтрак сырьем, с кожей и щетиной.

— Итак, решено, — сказала Аланна, ободряюще кивая Корвину.

Похоже, в его коронованной голове роилось не меньше сомнений, чем в бесформенной черепушке Раммара.

— Остается выяснить еще одно, — вставил толстенький орк. — Вы не могли бы поведать мне, каким образом пестрый отряд из орков, карликов, людей и одного проклятого гнома сумеет подобраться к цели незамеченным? Да мы же будем бросаться в глаза, словно дарк малаш'хай.

— Нет, если вы переоденетесь, — заметила Аланна.

— Мы должны… переодеться? — возмущенно поднял голову Раммар. — И речи быть не может! Орки не занимаются маскарадом!

— Корр, — поддержал его Бальбок, который, хотя и не понял, о чем идет речь, состроил такую же упрямую физиономию, как и его брат.

— Вам не остается ничего другого, если вы хотите пробраться во вражеский стан, — заявил Ортмар фон Бут не без злорадства. — Раз уж мы хотим воспользоваться тайными ходами и штольнями моего народа.

— Ах вот как? — недовольно проворчал Раммар. — И кем же мы должны переодеться, а, лентяй? Может быть, карликами?

— Именно, — вместо Ортмара ответил Корвин.

— Ч-ч-что? — пролепетал Раммар, недоверчиво глядя сначала на Корвина, потом на Аланну, а потом на фон Бута.

— Ты все правильно расслышал, — подтвердил карлик. — Если мы хотим воспользоваться тропами контрабандистов, вам нужно притвориться, будто вы сыны народа карликов.

— Это… это же неслыханно! — выдавил из себя Раммар и возмущенно засопел. Ему довелось снести немало разных оскорблений с тех пор, как они пришли в Тиргас Лан, но это действительно превосходило все. Требовать от орка, чтобы он выдавал себя за карлика, было примерно то же самое, что заставить мужественного воина облачиться в одежды женщины.

Это позор!

Огромный, невероятный, бесстыдный, доселе невиданный, затеняющий все и, возможно, несмываемый даже кровью позор, который…

— Может мне кто-нибудь сказать, каким образом я могу сойти за карлика? — поинтересовался Бальбок, прежде чем Раммар успел высказать свое безграничное огорчение.

Все взгляды устремились на орка, по-прежнему стоявшего в сгорбленном состоянии и который, тем не менее, был выше всех присутствующих. Да уж: превратить его в карлика было бы совсем непросто…

— Посмотрим, — сказал Ортмар, и в бороде его сверкнула злорадная ухмылка. — Лучше всего будет, если мы обрежем твои ужасно длинные ноги до умеренных размеров при помощи секиры. Тогда ты будешь выглядеть по крайней мере сносно.

— Хорошая идея, карлик, — заявил Раммар. — А то, что мы отрежем у него, мы приделаем тебе, чтобы во время боя тебе не пришлось подставлять лестницу.

— Прекратите! — с укоризной сказала им Аланна. — Если вы не станете хотя бы постепенно отказываться от разногласий, ваша миссия будет обречена на неудачу еще толком не начавшись.

— Но ведь правда, королева, — напомнил Бальбок. — Каким образом такой фамбор, как я, может сойти за бородатого сморчка? Никудышная идея.

— Не беспокойтесь, — заверила их эльфийка. — Вы наденете кольчуги, камзолы и шляпы, которые обычно носят карлики. Остальное сделаю я благодаря волшебству и иллюзии.

— Эльфийская магия — этого еще не хватало! — Раммар никак не мог успокоиться. — Я знал, что это поручение не принесет ничего, кроме неприятностей. С первого мига знал!

— Неприятностей, — подытожил Корвин, — а также больше золота и драгоценных камней, чем ты когда-либо сумел себе вообразить. Но пожалуйста — если ты не хочешь, я перепоручу командование Ортмару фон Буту. Я уверен, он оценит это и сделает все от него зависящее, чтобы…

— Да ладно, ладно, — примирительно поднял лапы Раммар. — Я понял.

— Итак, вы переоденетесь?

Оба орка обменялись недовольными взглядами.

— Ну, если это так необходимо… — проворчал Раммар.

— Но только не в колпаки, — добавил Бальбок.

— Мы велим сшить для вас широкие плащи с капюшонами.

Ортмар фон Бут скривил свое морщинистое лицо в насмешливой улыбке:

— Сидеть на таком отвратительном черепе, как у тебя, было бы оскорблением для любой порядочной шляпы карлика.

— А выбить тебе зубы было бы счастьем для моего честного кулака, — ответил Бальбок и угрожающе поднял сжатую пятерню.

— Вижу, вы друг друга поняли, — заключил Корвин, и в голосе его звучала противоречивая смесь из надежды и отчаяния. А теперь идемте, у нас еще много дел. Время поджимает. Чем раньше вы выступите, тем лучше…


Корвин стоял у окна королевских покоев. Теплый ночной ветерок касался стен и крыш города, овевал лицо короля, луна купала верхушки деревьев Тровны в серебристом сиянии. Казалось, лес простирается бесконечно во всех направлениях. Корвин задумчиво устремил взгляд к звездам, блеск которых отражался в его единственном оставшемся глазу.

Раньше, когда он ночевал один, под открытым небом, то часто смотрел на звезды, изучал созвездия и размышлял о том, какое влияние они могут оказывать на жизнь смертных. Сейчас это происходило все реже; королевские обязанности удерживали его от праздности. Если же он все-таки умудрялся выкроить время для этого, то каждый раз убеждался, что созвездия из Тиргас Лана кажутся гораздо менее отчетливыми, чем со склонов Северного вала или вершин Острых гор. Бесчисленные огни города — факелы и масляные лампы, освещавшие улицы и переулки, а также огни на сторожевых башнях — все это приглушало блеск созвездий, делало их не такими яркими и близкими, как в тех землях, где он бродил раньше, в бытность свою охотником за головами.

Они казались бледными и невзрачными, как и многое другое в его жизни, с тех пор как он взошел на трон Тиргас Лана. Ибо корона давала своему владельцу не только привилегии, но и, в первую очередь, обязанности и ответственность. Временами она казалась ему тяжкой ношей. Он был королем империи, разделенной на маленькие княжества и раздробленной. Объединить Землемирье было великой задачей, может быть, непосильной для него. И он в который раз спросил себя, почему корона опустилась именно на его голову — он ведь даже не принадлежал к народу эльфов!

Внезапно Корвин почувствовал, что он уже не один. Не потому, что услышал что-то, а потому, что ощутил успокаивающее присутствие Аланны.

— Ты знаешь, что я им завидую? — сказал он, не отводя взгляда от звезд.

— Кому? — переспросила она.

— Бальбоку и Раммару. Оба они избавились от ответственности власти в своем племени. Их собственные ребята восстали против них и прогнали. Теперь они свободны и могут делать все, что заблагорассудится.

— Ну и что? — Аланна подошла к нему сзади и обняла, ее тонкие руки сомкнулись у мужа на груди. — Тебе хочется, чтобы тебя тоже прогнали отсюда?

— Иногда, — признался он. — Тогда я смог бы сам пойти в Каль Анар и не должен был бы трусливо отсиживаться здесь, в то время как наемники и обращенные головорезы таскают для меня из огня каштаны.

— Тебя это тревожит, не так ли? — она нежно прижалась щекой к его широкой спине.

— Нужно было самому идти, Аланна. Несправедливо, что за меня жизнями будут рисковать другие.

— Они делают это не ради тебя, а ради своей свободы, — негромко напомнила ему эльфийка, — и речь не о твоем благополучии, а о благополучии империи. Ты не можешь пойти в Каль Анар, Корвин. Ты — король. Ты — избранный, тот, о ком говорилось в пророчестве. Ты, и никто другой, сможешь объединить Землемирье и вернуть мир народам.

— Ты действительно в это веришь? — Он полуобернулся к ней.

— Я убеждена, — улыбнулась она в ответ.

— А если я принял неверное решение? Насколько правильным может быть решение вручить судьбу империи в руки орков и преступников?

— Огонь нужно побеждать огнем, так, как записано в пророчестве. Сказано, что спасти империю сможет только союз врагов. До сих пор я думала, что эти слова Фаравина относятся к нам во времена освобождения Тиргас Лана. Оба орка, Лорето, Ортмар фон Бут, даже мы с тобой — все мы тогда были врагами и противниками, которые тем не менее в конце концов объединились против общего противника… Но со временем я пришла к выводу, что это предсказание Фаравина относится ко времени новой империи, к угрозе, что возникла на востоке.

— Но я не знаю, могу ли я довериться им…

— А тебе и не нужно делать этого, — с мягкой улыбкой произнесла Аланна. — Доверься пророчеству. Однажды оно возвестило истину и возвестит ее снова. Если у кого-то и есть шансы на успех, то это у Бальбока и Раммара. По какой-то странной причине судьба избрала их для более высоких целей, нежели те, ради которых живут их сородичи. Но пока нам неведома эта причина, и остается лишь положиться на мудрость Фаравина. Не беспокойся по этому поводу.

— Ты хорошо знаешь меня, — Корвин тоже заставил себя улыбнуться. — Настолько хорошо, что иногда мне становится страшно. Но орки — не единственная причина моего беспокойства.

— А что еще?

— Я не знаю, — он покачал головой, мрачно глядя прямо перед собой. — Что-то не так. Как будто я что-то упустил. Что-то очень важное, от чего может зависеть наша жизнь…

— Ты так думаешь потому, что еще не привык отдавать приказы и заставлять действовать других вместо себя, — предположила Аланна. — Еще совсем недавно ты сам был человеком меча, и мысль о том, что ты обречен на бездействие, в то время как другие будут сражаться за Тиргас Лан, не дает тебе покоя.

— Возможно, ты права…

— Вот увидишь, все будет в порядке. Не кручинься, любимый мой, — она поднялась на цыпочки, запечатлела на его губах мимолетный поцелуй, сладкий, словно мед. — Разве тебе нечем больше заняться лунной ночью, кроме как стоять у окна и размышлять? — тоном соблазнительницы поинтересовалась она.

— Разве размышления — это не эльфийская привычка? — спросил он в ответ. — Почему ты тоже не размышляешь вместе со мной?

— Потому что есть что-то, чем я займусь с гораздо большим удовольствием, — ответила она, снова целуя его, в то время как ее грациозное тело требовательно прижалось к мужу.

— Аланна, — хриплым голосом прошептал он, чувствуя, как заботы и напряжение отступают, — что бы я делал без тебя?

Эльфийка рассмеялась, и смех ее был настолько же загадочным, насколько лукавым.

— Охотился на орков… — негромко произнесла эльфийка, оттаскивая его от окна.

Они не догадывались, что высоко над городом распростерлись темные крылья и на короля смотрели полные ненависти глаза…


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 5  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер  6  вы читаете: 5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер
 7  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  8  7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 26  10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  32  Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 38  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер  40  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение