Фантастика : Юмористическая фантастика : 7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  7  8  9  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




7. Артум-тудок!

Они шли всю ночь напролет — в точности так, как приказал Раммар и ранее советовал Ортмар фон Бут. Карлик, который двигался впереди отряда и за которым вплотную следовал толстый орк (вздохи и стоны которого эхом отдавались в ушах Ортмара), был в плохом настроении.

Бывшему контрабандисту нельзя было даже думать о том, что когда-то он был гордым сыном народа карликов, потомком дома Ортвина и учеником лучших кузнецов Острых гор. В другом мире, в другое время он мог бы стать зажиточным и уважаемым карликом, украшением своей расы, любимым и почитаемым всеми вокруг.

А что с ним стало?

Его образование в легендарной школе Ануила, где учились лучшие и величайшие кузнецы, полностью пошло орку под хвост[2], поскольку никто больше не желал покупать секиры и мечи из кузниц карликов, с тех пор как рынок заполонили дешевые подделки из восточных земель. Таким образом, экономическая необходимость вынудила Ортмара оставить ремесло отцов и зарабатывать на жизнь контрабандой. Хотя на этом поприще он достиг определенного успеха, в какой-то момент он связался не с теми противниками, а именно с двумя орками по имени Бальбок и Раммар.

И вот теперь, как назло, эти двое внезапно, во второй раз, вторглись в его жизнь и снова угрожали уничтожить все, что он спланировал и построил с таким трудом.

Как будто легко было подольститься к Корвину и Аланне после того, что произошло во время битвы за Тиргас Лан и после нее. Как будто ему мало пришлось вытерпеть унижений и несправедливости! Вдруг откуда ни возьмись объявляются орки — словно испорченное блюдо, которое съели по незнанию и вскоре выплюнули обратно. Но Ортмар не собирался так быстро признавать свое поражение.

— Эй, карлик! — внезапно крикнул ему сзади Раммар. — Далеко еще?

— Еще немного, — ответил Ортмар, призывая себя к спокойствию.

— Ты говорил это еще тогда, когда луна стояла в четырех лапах над горизонтом. Где твои жалкие штольни?

— Не беспокойся, — заверил его Ортмар, — мы достигнем их как раз вовремя, прежде чем наступит день.

— Хочется надеяться, карлик, — это в твоих же интересах. Потому что в противном случае я заткну тебе бородой рот, чтобы ты задохнулся — ты понял меня?

— Конечно, — ответил Ортмар, в то время как внутри у него все восстало. Как противен ему был этот толстый наглый орк!

Ортмар ненавидел в нем буквально все: жесты, хвастливую манеру поведения, животный запах, окружавший его и его брата, словно облако гнилостной болотной вони. Карлики пахнут обычно металлом и землей, время от времени — жевательным табаком и пивом. Но вонь этих чудовищ была несопоставима ни с чем, что было известно Ортмарову носу-картошке.

И что король с королевой в них нашли?

Хотя Ортмар приложил максимум усилий, чтобы отговорить их от этой затеи, Корвин и Аланна все же пригласили в экспедицию в Каль Анар обоих орков. Ортмар чего только не пробовал: аргументы, мольбы и просьбы, наконец, даже дипломатическое давление через князей карликов — все впустую. Оба были нерушимо уверены в том, что только два орка смогут отправиться в Каль Анар выполнить поручение. Словно короля и королеву кто-то подговорил.

Но кто?

Ортмар не понимал, что происходит в Тиргас Лане. Эльфийка всегда была для него загадкой, а охотник за головами мог сколько угодно одеваться в шелка и бархат, но по-прежнему оставался человеком, причем очень хитрым. Что бы ни заставило его и Аланну попросить у орков поддержки, это было ошибкой — ошибкой, которую Ортмар собирался исправить без промедления.

Ему не терпелось избавиться от этих чудовищ. Не только потому, что они действовали ему на нервы своей глупой болтовней. Они стояли на пути реализации его планов. А Ортмар фон Бут не любил, когда кто-то мешал его планам или тем более перечеркивал их. Это пытались сделать и существенно более сильные противники, чем два вшивых орка, и поплатились за это жизнью.

До Каль Анара еще далеко, и сын Ортвина испытывал неопределенное подозрение, что Раммар и Бальбок никогда не доберутся до цели. Путешествие было долгим и полным опасностей. Слишком легко одна из них могла бы стать для орков роковой, и тогда король Тиргас Лана уже не сможет им помочь. Однажды чудовища уже вмешались в планы Ортмара и лишили его плодов его труда. Во второй раз им это не удастся.

Об этом карлик позаботился…


То был воистину адский марш, который столь непохожие спутники, и особенно Раммар, выдержали до рассвета только потому, что воспоминание о василиске все еще было слишком живо.

Когда на востоке занялся новый день и на равнину Скарьи упали длинные утренние тени, отряд добрался до брода через Северную реку, на другом берегу которой высились первые отроги Острых гор. Едва спутники пересекли реку, как перед ними выросли отвесные скалы, между которыми вилась узкая тропа, и чем выше она взбиралась, тем угрюмее и опаснее становились каменные стены, окружавшие тропу. Вскоре спутники могли видеть только зигзагообразную полоску неба над головой, а Ортмар вел их все дальше и дальше.

Похоже, что карлик совершенно точно знал дорогу. По узким ущельям, по тропам, отыскать которые мог только наметанный глаз, он вел отряд к южному краю царства карликов. Восточнее поднимались холмы плоскогорья; там располагались города Андарил и Сундарил, некогда образовывавшие границу между областями влияния карликов и людей.

Бальбок этими вещами никогда особенно не интересовался. Историей орки восхищаться не умеют. Равно как и политикой. И дипломатией. Говорить много и сказать при этом мало было столь же чуждо их характеру, как и умение сказать одно, подразумевая при этом совершенно другое. Орки обычно высказывают свое мнение прямо — у кого с этим проблемы, тому они ломают кости, и дело с концом.

Когда люди ведут войны друг против друга, то любят поговорить о таких абстрактных вещах, как свобода и справедливость, что, вероятно, предполагает необходимость наличия какой-нибудь моральной причины для того, чтобы перерезать друг другу глотки. Орки в этом отношении гораздо проще, по мнению Бальбока. В Гнилых землях плохое настроение — достаточно веская причина, чтобы задушить кого-нибудь. Если кому-то хотелось искупать в крови свой клинок, то повод для этого был не нужен.

Также Бальбок выяснил, что люди часто говорят о мире, когда хотят развязать войну — при этом они убивают друг друга так же безжалостно, как и орки, когда хотят немного поразвлечься.

Молочнолицые были странной расой, которую Бальбок никогда толком не мог понять. Орк размышлял: не зарубить ли Нестора из Тайка, шедшего впереди в колонне, лишь для того, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Может быть, Гурн захочет отомстить за соотечественника и набросится на Бальбока? Что ж, после монотонной ходьбы целый день это стало бы приятным разнообразием. Вообще-то оба молочнолицых спасли ему жизнь, но это еще не повод, чтобы не убивать их.

Может быть, его брат Раммар не оценит шутку, подумал Бальбок. У него иногда весьма своеобразное чувство юмора. Может быть, он примется жаловаться на то, что Бальбок убил одного из их спутников, а потом снова начнет браниться. Поэтому Бальбок решил не раскраивать шедшему впереди него человеку секирой череп, а просто разбить ему голову, опустив лезвие плашмя. Если Раммара это не развеселит и брат начнет ругаться, он всегда сможет сказать, что секира выпала у него из рук и случайно размозжила Нестору голову.

Да, это замечательная идея!

Он еще мгновение колебался, а потом не устоял перед искушением. Занес секиру и плашмя опустил ее, чтобы разбить голову идущему впереди. Поскольку у Нестора был не шлем, а всего лишь фетровая шляпа, лезвие размозжит его человеческую черепушку и…

— Ай-ай! Ты что, совсем разум потерял, ни на что не годный умбал?

Хрипло бранящийся голос, который ни в коем случае не мог принадлежать худощавому Нестору, а очевидно, был исторгнут из глотки его собственного брата Раммара, привел Бальбока в чувство. Он испуганно открыл рот и… Открыл глаза — и понял, что уснул на ходу и видел сон. На самом же деле перед ним в колонне шел не Нестор, а Раммар. Впрочем, удар лезвием секиры плашмя Бальбоку не приснился…

— Ты, безмозглый пожиратель личинок! Ты, вшивое отродье! — бушевал Раммар, капюшон которого примялся от удара. — Что это тебе в голову взбрело?

— Прости, Раммар, я уснул.

— Сколько тебе еще говорить, что орки не извиняются? Почему Курул наградил меня таким братом, как ты… Ты уснул? — перебил Раммар сам себя, когда понял, что только что сказал его брат.

Бальбок смущенно кивнул.

— Ты можешь спать на ходу? — недоуменно переспросил Раммар.

Бальбок снова кивнул.

— И давно это с тобой?

— Не знаю, — пожал плечами худощавый орк. — Я устал и поэтому сделал это.

— Я устал и поэтому сделал это, — передразнил Раммар своего брата. Его разъярило не что иное, как чистая зависть, потому что сам он всю ночь не сомкнул глаз и с ног валился от усталости. — Что ты себе вздумал? Я что, разрешал тебе спать на марше?

— Д-доук.

— Можешь радоваться, что череп орка способен вынести это, в противном случае я лежал бы сейчас на земле с разбитой головой!

На лицах стоявших вокруг существ на миг промелькнула тень сожаления, чего Раммар, впрочем, не заметил. Он был полностью сосредоточен на том, чтобы распекать своего брата, который действительно, казалось, впал в уныние.

— Немедленно открой глаза, проклятый умбал, — заорал на него Раммар настолько громко, что от почти отвесных стен ущелья откатилось эхо, — иначе я тебе…

— Тихо! — вдруг сказал кто-то.

Эти слова произнес ледяной варвар Гурн.

Все взгляды обратились к нему, в то время как он запрокинул голову и сузил глаза до щелочек. Кроме того, казалось, он к чему-то очень внимательно прислушивается.

— Ты что-нибудь слышал? — поинтересовался Раммар.

Варвар кивнул, издавая рык.

— Слышал… и видел…

— Что? Где?

— Тень — там, наверху! — последовал краткий ответ.

Гурн указал на верхний край ущелья, по которому они двигались. Край образовывал зигзагообразную линию, словно в камень вгрызлись челюсти гигантского чудовища. Стены скал слева и справа были настолько гладкими и отвесными, что взобраться по ним не мог никто. Узкая полоска неба над отрядом была темной, плотно затянутой тучами.

Порыв ледяного ветра заставил спутников вздрогнуть. Они почти с испугом смотрели наверх, но опасности не видели.

— Там нет ничего, — убежденно заявил Ортмар. — Должно быть, ты ошибся, варвар.

— Ошибки нет, карлик, — покачал головой Гурн.

— Может быть, то была парочка каких-нибудь ворон, которых ты увидел. Или орел, или сокол, или…

— Довольно! — оборвал дискуссию Раммар. — Я ничего и слышать не хочу ни о каких тенях. Давайте лучше поторопимся, чтобы скорее добраться до этих чертовых штолен карликов. Как будто нам и так неприятностей мало!

Гном мерзко захихикал, в то время как черты лица и без того не особенно приветливого Гурна еще больше омрачились.

— Тень, — повторил он, прежде чем тронуться с места и пойти дальше.

Остальные члены отряда последовали его примеру, чтобы не вызывать больше гнева Раммара — не потому, что боялись, а потому, что Раммар довольно сильно действовал им на нервы.

Кибли что-то пробормотал себе под нос. Раммар заметил это, и поскольку он был несколько не в духе, то тут же прицепился к карлику.

— Ты что, не можешь помолчать, как остальные? — набросился он на него. — Чего ты там все время лопочешь в бороду?

Карлик испуганно поднял голову.

— Имена, — несколько затравленно ответил он.

— Имена? Какие еще имена?

— Какие же еще имена? — съязвил Нестор, улыбаясь поверх его шляпы. — Имена своих девочек, конечно же.

— Они приносят мне счастье, — примирительно произнес Кибли. — Все они любили меня.

— Минуточку, — сказал Раммар. — Разве не было сказано, что ты толпами уводил баб с плоскогорья и продавал в городах молочнолицым?

— Да нет же, — возразил карлик, и в его всклокоченной бороде появилась усмешка. — Все они шли со мной добровольно.

— Но ведь потом ты вынуждал их продавать свои тела, — сказал Раммар.

— Это они тоже делали по доброй воле, — заверил карлик. — Из любви ко мне.

— Знаешь что, — заявил Бальбок, — мы, орки, в этих вещах, которые вы, карлики и молочнолицые, называете любовью, мало что смыслим — но если бы ты сделал что-то подобное с орочихой, она вырвала бы сердце, еще теплое и бьющееся, из твоей махонькой груди.

— Причем исключительно из любви, — сухо добавил Раммар, широко ухмыляясь брату: удар по голове и недавняя ссора были уже позабыты.

Лицо Кибли несколько побледнело, ухмылка снова исчезла в бороде, словно кто-то задернул штору.

Раммар хотел что-то добавить, но не успел, потому что внезапно послышался глухой стук, казалось, доносившийся из ниоткуда и в то же время отовсюду — и в следующий миг на отряд обрушились обломки скал!

— Камнепад! — крикнул кто-то.

— Вперед! — громко приказал Раммар.

— Назад! — изо всех сил закричал Бальбок.

Со стуком и грохотом ударялись камни о дно ущелья рядом с путешественниками. Бежать было поздно. Инстинктивно Раммар, защищаясь, закрыл своими короткими руками голову, хотя с учетом величины и массы камней это мало чем могло помочь. Ущелье наполнил адский грохот, поднялась серая пыль, настолько плотная, что лапы от глаз убирать не стоило.

Орк слышал, как в ужасе кричат его спутники, а Бальбок громко изрыгает проклятия. Скалы падали в ущелье одна за другой, и Раммар вздрогнул, когда рядом с ним обрушился большой обломок камня.

А потом… все стихло. То тут, то там скатывалось несколько камешков, пыль постепенно начала оседать.

Кашляя и ругаясь, сжавшийся у скалы Раммар поднялся. Неловкими движениями отряхнул пыль с плаща и накладной бороды и огляделся. Он увидел, как начинают шевелиться его спутники, услышал, как кто-то негромко застонал.

— Бальбок? — обеспокоенно позвал Раммар. — Ты ранен?

— Я здесь! — раздалось в ответ, но Раммар не понял, откуда отвечает брат.

— И как? Все кости на месте? — крикнул он.

— Д-думаю, да…

— Безмозглый умбал! — сразу же вскипел Раммар. — Так чего же ты ждешь? Немедленно иди сюда и давай, помогай мне! Нам нужно…

Он умолк, когда увидел, что под скалой, упавшей прямо рядом с ним, что-то лежит. То был кончик шляпы карлика, хозяин которой был раздавлен большим камнем. По цвету Раммар понял, что это шляпа Кибли — незадолго до камнепада карлик стоял совсем рядом с ним…

— И нас осталось всего пятеро, — сухо заметил Бальбок, внезапно возникая рядом с Раммаром.

— Шестеро, — поправил его Нестор, присоединяясь к Раммару.

— Да прекратите же вы свой тупоумный счет! — набросился толстенький орк на обоих. — Еще немного, и под скалами вместо недоумка-карлика оказался бы я. И что вы бы тогда делали без меня, своего командира — можете мне объяснить?

Как Бальбок, так и Нестор предпочли не отвечать, а занялись поисками остальных спутников. Гном по причине малого роста сумел втиснуться в щель между камнями, где спокойно переждал камнепад, в то время как Ортмар фон Бут прошел немного вперед и поэтому не подвергался непосредственной опасности. Варвару Гурну в висок угодил острый камешек. У него было сильное кровотечение, и по его вращающимся глазам можно было понять, что пострадал он довольно ощутимо.

После того, как путники пересчитали все свои косточки и отряхнули пыль с одежды, пришло время для инвентаризации, и Раммару стало ясно, что везения у них больше, чем разума. Хотя узкое ущелье было усеяно обломками камня, но, не считая нескольких синяков, серьезно досталось только Кибли, а эту потерю можно было пережить. Кроме того, карлик был жалким сутенером, а подобные сделки противны даже ничем особо не гнушающимся оркам.

Тем не менее Раммар испытывал приступ неистовой ярости, потому что скала пролетела совсем рядом с ним, и он кое-что заподозрил…

— Фон Бут! — набросился он на их проводника. — Что, клянусь вонючими внутренностями Торги, это было?

— А что это должно было быть? — ответил карлик, пожимая широкими плечами. — Конечно, камнепад. С этим в горах приходится считаться.

— Ах вот как, с этим приходится считаться! — засопел Раммар. — А почему же мы оказались к нему так мало подготовлены?

— Потому что вы не знаете Острых гор, потому что вы здесь чужие, — хладнокровно пояснил Ортмар.

— Прошу прощения, но старый добрый Кибли был здешним, — напомнил Нестор, — но камнепад удивил довольно сильно и его тоже. Старик (как бы это красивее сказать?) был поражен.

— Для человека ты довольно циничен, — с широкой ухмылкой произнес Раммар.

Убийца улыбнулся в ответ и сказал:

— Все дело в профессии.

— Старый добрый Кибли оказался не в то время не в том месте, — нимало не смутившись, пояснил Ортмар. — Это был… несчастный случай.

— Да что ты говоришь! — Раммар агрессивно выпятил челюсть. — Только вот я спрашиваю себя, почему именно ты вышел из этой переделки без единого шрама, в то время как все мы ходили по краю ямы Курула?

— Мне просто повезло, — пояснил карлик, снова пожав плечами.

— Повезло, — пробормотал Раммар. — Так это тоже можно назвать.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Сейчас я тебе все объясню, карлик, — произнес Раммар, и в его голосе появились опасные нотки. — Я хочу этим сказать, что эта скала, — он указал на огромный, тяжеленный камень, ставший ловушкой для Кибли, — на самом деле предназначалась мне!

— Не будь таким суеверным, — возразил Ортмар. — Кто это мог целиться в тебя?

— Ты, к примеру. Тебе ведь не нравится, что мы с Бальбоком возглавляем отряд, верно?

— Это да, — не стал отрицать карлик. — Но ведь я не мог организовать камнепад отсюда, как ты считаешь?

— Ты нет, — проворчал Раммар, кивая головой. — Но варвар говорил перед этим, что видел наверху тень, и именно ты резко возражал, что наверху что-то есть!

— Я? Ты ведь тоже ему не поверил!

— Сначала нет, — признался Раммар. — Но теперь я ему верю. Знаешь что, бородатый сморчок? Я думаю, что там, наверху, сидят твои приятели. Наемные убийцы, получившие заказ обрушить этот коум мне на голову.

— Какая чушь! — То немногое, что было видно из-под густой бороды на лице Ортмара, расплылось в невинной улыбке, казавшейся, впрочем, не слишком искренней. — Я признаю, что разозлился, когда король Корвин поручил командование миссией не мне, но никогда из-за этого не стал бы никого подло убивать или приказывать убить. Даже орка.

— Вот только почему я тебе не верю? — спросил Раммар, изучавший карлика через щелки суженных глаз. Бальбок стоял рядом с секирой наперевес и выглядел не менее мрачно, чем его толстый брат.

— Не знаю, почему ты мне не веришь, — защищался Ортмар. — Может быть, потому что ты видишь то, что хочешь видеть?

— Или потому, что я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понимать, что ты — подлый и жалкий брухгор! Я не забыл, что ты когда-то собирался сделать с нами.

— Это было давно, — напомнил Ортмар.

— Не так уж и давно. А что говорит орочья пословица? Анур муррухг, комбал муррухг — один раз личинка, все время личинка.

— Ты назвал меня личинкой? — взорвался Ортмар.

Раммар агрессивно обнажил зубы.

— А как тебя еще называть?

— Ты об этом пожалеешь! — Карлик схватился за секиру, короткое древко которой торчало у него из-за пояса. — Похоже, мне придется поучить тебя хорошим манерам!

— Только попробуй! — Бальбок подскочил к брату. — Если с него упадет хоть одна щетинка, я сожру тебя со шкурой и бородой. Я давненько не едал мяса карликов! — И угрожающе добавил: — Я предпочитаю, когда оно с кровью!

— Конечно, я должен был помнить об этом — неразлучные братья, — насмехался Ортмар, впрочем, понимая, что против обоих орков ему ловить нечего. — Все время ссоритесь, как последние нищие, а когда дело пахнет жареным, держитесь вместе.

— А как иначе? — широко ухмыляясь, ответил ему Раммар. — Черная кровь гуще красной, вот и все.

— Посмотрим, как она красиво брызнет во все стороны, — ответил карлик, оборачиваясь к Гурну, Нестору и гному, безмолвно наблюдавшим за ссорой. — Что это с вами? Неужели думаете, что я действительно хотел убить толстого орка?

— Честно говоря, меня это ни черта не интересует, — скучающим тоном произнес Нестор. — Но я был бы вам благодарен, если бы вы закончили дискуссию, чтобы мы могли двинуться дальше.

— Не переживай, — заверил его Раммар. — Все дело займет всего лишь несколько мгновений.

— А потом? — спросил Нестор.

— У нас будет одним клеветником меньше в наших рядах.

— А также одним бойцом меньше, когда дойдет до дела, — напомнил убийца.

— Этот парень пытался столкнуть нас в темную яму Курула! — снова возмутился Раммар.

— Доказательств нет. Кроме того, карлик — единственный, кто знает тайные штольни, — добавил Нестор. — Без него мы беспомощны перед василисками, об этом тебе забывать не стоит.

Василиски!

В ярости Раммар совершенно забыл о крылатых змеях. Мысль о них в значительной степени приглушила гнев орка.

— Итак, отлично, — проворчал он и, делая вид, что ему стоит это колоссальных усилий, опустил сапарак. — Я оставлю тебя в живых, карлик. Но я буду пристально следить за тобой, и, если ты бросишь в мою сторону хоть один косой взгляд, я намотаю твои кишки на это вот копье, понял меня?

— Прекрасно понял, — заверил его Ортмар.

— С этого момента я буду идти на шаг позади тебя. Если будет еще один камнепад и в меня попадет скала, то ты будешь рядом.

— Восхитительная идея, — карлик скривился под густой бородой. Затем тоже, в свою очередь, опустил оружие и спрятал его за пояс.

— Что такое? — с обидой в голосе спросил Бальбок. — Не будет мяса карлика с кровью?

— Не сегодня, — ответил ему Раммар.


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 6  5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер  7  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер
 8  вы читаете: 7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер  9  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 26  10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  32  Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 38  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер  40  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение