Фантастика : Юмористическая фантастика : Миссис Уилсон и черная магия миссис Вельзевул из дома номер шесть : Стивен Пайри

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Рассказ из антологии «Лучшее юмористическое фэнтези».

Миссис Уилсон знала, что это потусторонние кошки. Взять хотя бы тот случай, когда мистер Уилсон запустил в этих тварей ботинком. Он думал, что они замолчат и разбегутся, но каким-то образом зверюги перекинули башмак обратно. Даже днем глаза кошек горели зловещим зеленым огнем, а их замогильный вой и неутомимые прыжки при свете луны поневоле наводили на мысль, не пришельцы ли это из загробного мира. Как тут не встревожиться?

На кухне дома номер восемь миссис Уилсон выкладывала печенье на свое лучшее блюдо. Прервавшись на мгновение, она взглянула через окно на соседский сад: кошки все еще были там. В углу сада, за шатким деревянным навесом и нарядной яблоней, вращались небольшие смерчи, которые отсвечивали синим и зеленым в лучах утреннего солнца, - порталы в иное измерение.

Миссис Уилсон вздохнула. Это преступление - засорять сад сверхъестественным. Сад должен быть тихим и спокойным местом, убежищем от потусторонних ужасов. Поначалу она надеялась, что кошки, порталы и демонические создания исчезнут. Тогда жизнь вошла бы в свою колею, стала бы менее запутанной.

- Еще чаю, дамы? - спросила миссис Уилсон, входя в гостиную и ставя серебряный поднос на сервировочный столик. - И наверное, заварного крема?

- Ей здесь не место. - Миссис Роуз из дома номер три взяла чашку и блюдце. Ее рука немного дрожала, поэтому

чай расплескался. - Это противоестественно. На прошлой неделе адские твари дважды напали на моего Рональда. Мерзкие уродцы, толстые, бородавчатые и проворные. Мой муж бежал от них до Леммингс-роуд и обратно, спасая свою смертную душу.

Миссис Трент из дома номер один согласно кивнула.

- Во вторник мой Фрэнк вдохнул потусторонние испарения, просочившиеся из-под двери миссис Вельзевул, и его вдруг охватило необычное любовное влечение. - Женщина поправила завитый локон, ее ресницы дрогнули. - Должна вам сказать, все мои планы на неделю были испорчены.

Миссис Уилсон сидела молча. Она знала, чем все это грозило. Когда миссис Вельзевул поселилась по соседству - неужели прошел всего месяц с тех пор, как небеса разверзлись, затрубили темные герольды и черный экипаж, запряженный четверкой лошадей, самоуверенно прогрохотал по Саншайн-террас? - все молчаливо признали миссис Уилсон за главную. Поскольку она была координатором службы соседской взаимопомощи, остальные, как видно, решили, что их ответственность за происходящее заканчивается у дверей ее дома.

- Мы подумали, что вы могли бы с ней поговорить, - промолвила миссис Роуз, поднося ко рту ложку с кремом. - Разумеется, как официальный представитель нашего сообщества.

Миссис Уилсон потерла подбородок, обнаружив на нем волосок.

- Вы правы, в соседнем доме не все ладно, - признала она. - Впрочем, если не считать котов и снующих взад-вперед тварей, они держатся обособленно и ни во что не вмешиваются. Но так и быть, я загляну к миссис Вельзевул сразу после обеда. Полагаю, она разумная женщина, и никому не будет вреда от мирной беседы.

- Тогда мы отдаем решение этого вопроса в ваши руки, - подвела итоги миссис Трент.

- И все равно я считаю, что она должна уехать, - вставила миссис Роуз.

Миссис Трент отхлебнула чая и продолжила:

- Миссис Уилсон, мы всецело полагаемся на вас.


После обеда на улице заметно стемнело. Над землей сгустились сумерки, как бывает только в ранний утренний час. С запада надвигались сердитые грозовые тучи, несущие дождь. В небе погромыхивало. Ветер пронзительно взвизгнул в дымоходе, скользнул вниз по трубе и обсыпал сажей фарфоровую статуэтку младенца Иисуса, стоявшую на каминной полке. Кот Серафим опрометью бросился вон из комнаты и на брюхе заполз под лестницу.

Миссис Уилсон раздвинула занавески и пересчитала воронов, сидевших на карнизе дома Вельзевулов. «Двадцать», - пробормотала она. Двадцать теней, за которыми прячутся другие тени. Над крышей черные всадники мчались по небу, оседлав молнии.

- Все как я и думала, Серафим, - сказала миссис Уилсон. - Сегодня утром, едва проснувшись, я почувствовала, что темные силы собираются. Я надеялась, что наша миссис Вельзевул принадлежит к Вельзевулам из Басингтона. Но, увы, если все, что я видела, правда, она явилась из глубин преисподней.

Миссис Уилсон снова обратила взгляд к небу. По краям низких туч плясали багровые языки пламени, а в раскатах грома слышалось пение темных ангелов.

- Если конец света когда-нибудь наступит, это произойдет сегодня. Думаю, мне лучше наведаться к миссис Вельзевул и помешать ей. Где мои пальто и шляпа?

Когда миссис Уилсон приблизилась к дому миссис Вельзевул, она увидела нескольких демонов, расположившихся на подъездной дорожке. Некоторые из них сидели по краям наспех нарисованной пентаграммы, выдирая внутренности мертвой овцы и распевая древние заклинания на забытых языках. Другие затачивали мечи на огромном точильном камне, который вращали бесенята и гарпии, подгоняемые ударами бича. Духи стихий лежали в грязи, направив свои маленькие жезлы в наэлектризованное небо. Миссис Уилсон почувствовала присутствие мертвых за оградой: они затаились в ожидании своего часа.

- Прошу прощения, - проговорила миссис Уилсон, переступая через жутковатого цербера. - У меня дело к хозяйке дома, поэтому, ну-ка, подвинься, хорошая собачка.

У двери Вельзевулов было холодно. «Холодно, как в аду, - промелькнула мысль у миссис Уилсон. - Или в аду жарко?» Трудно было следить за последними новостями, особенно с тех пор, как перестали поступать Небесные указания, - с тех пор, как там, наверху, возникли проблемы. Уже несколько месяцев миссис Уилсон не видела во сне ни одного ангела, а ее молитвы, казалось, записываются на автоответчик. Женщина взялась за железное кольцо и трижды постучала в дверь. Звук получился глухой, словно она молотила кулаком в ворота Смерти.

Дверь скрипнула и приоткрылась.

- Кто явился сюда в этот час? - сурово спросила миссис Вельзевул, выглянув в щелку. Молнии вспыхнули и волки завыли, когда она заговорила.

- Это я, - ответила миссис Уилсон. - Я понимаю, что выбрала неподходящий момент для визита, и все же не согласитесь ли вы побеседовать со мной, миссис Вельзевул?

- Конец близок, и времени осталось мало.

- Я знаю, однако обещаю, что не задержу вас надолго. Миссис Вельзевул распахнула дверь и окинула взглядом Саншайн-террас, вертя головой, как воробей.

- Входите, только быстро, - предупредила она. - И будьте осторожны, не то упадете в колодец вечности в прихожей.

- Хороший колодец, - признала миссис Уилсон, осторожно огибая дыру. Замедлив шаг, она заглянула в будущее. - Мне нравится вихревой эффект.

- О да. Видите ли, в его основу положен принцип квантовой определенности, - пояснила миссис Вельзевул. - Я всегда считала, что, свалившись в колодец вечности, человек должен точно знать, где находятся его атомы. Это помогает сосредоточиться на пытке, не правда ли?

Миссис Уилсон прошла вслед за миссис Вельзевул в гостиную. В воздухе пахло серой. У дальней стены, там, где огненные потоки стекали по обоям, клубился черный дым. В углу, за вешалкой для шляп, виднелись ряды незанятых скамеек, уходившие в бесконечность. На другой стороне комнаты стояло множество пустых клеток, от которых валил холодный пар, как из морозильной установки, работающей на жидком азоте.

- Пожалуйста, садитесь, миссис Уилсон. Что вы хотели мне сказать?

Миссис Уилсон опустилась в кресло и погладила его обивку тыльной стороной ладони. Летние цветы на клумбах перед уютными загородными домиками и нежная, свежая листва напоминали ей о лучших днях. Возможно, о райских кущах. Это были призрачные воспоминания о беспечной юности. И на мгновение миссис Уилсон вновь стала молодой, как в ту пору, когда она беззаботно резвилась среди лугов и садов, когда мир был юн и время тянулось неторопливо.

- Здесь будет зал суда? - поинтересовалась она и вдруг запнулась, заметив чертенка, который выступил из стены огня. Бес тащил охапку кос, обхватив их крепкими, короткими ручонками. В неверном свете пламени острые лезвия отливали синевой. - И, как я вижу, приготовления к пыткам идут полным ходом.

Миссис Вельзевул мило улыбнулась. Миссис Уилсон знала, что дьявол может быть обаятельным, когда захочет. Людям нравится, когда их очаровывают. «Не в этом ли состояла ошибка церкви? - подумала миссис Уилсон. - Церковь слишком часто грозила палкой, но редко вспоминала про морковку. В конечном счете обещание вечной награды на Небесах - это неубедительный довод, если в душе поселилась хоть тень агностицизма. Можно ли найти человека, который не разу не испытывал сомнений, принимая во внимание пути мира и людей, скитающихся в нем?»

- В наши дни нет недостатка в грехах, миссис Уилсон, - промолвила миссис Вельзевул, словно прочитав мысли своей гостьи. - И в грешниках тоже. Даже ваша сторона сознает, что приспело время для Страшного суда, верно? Думаю, вы понимаете, куда катится человечество со своими бомбами, загрязнением окружающей среды, развратом и беззаконием. Причем многие бесстыдства творятся Его именем. - Хозяйка дома рассеянно указала пальцем на потолок.

Миссис Уилсон вздохнула:

- Я надеялась, что ошибаюсь насчет вас, миссис Вельзевул. На своем веку я повидала немало ведьм и колдунов, повелевающих демонами. И, нужно добавить, многие из них сгинули в небытие на моих глазах. - Женщина печально оглядела комнату. Стекла в оконных рамах задребезжали, когда под землей включились адские машины. За кухонной дверью послышался визг проклятых духов. - Но вы, несомненно, самый настоящий Вельзевул.

- Вы абсолютно правы. А как поступите вы, Ева, - могу я называть вас этим именем? Вы присоединитесь ко мне или снова вступите со мной в противоборство?

Миссис Уилсон устало поднялась с кресла. При этом движении что-то хрустнуло у нее в коленке, и внезапно она почувствовала себя старой и немощной.

- Противоборство - это слишком сильное слово, миссис Вельзевул. Но вы угадали: я организую оборону. Я просто обязана это сделать, дабы искупить свои прошлые грехи.

- Тогда встретимся в час Великого суда.

- О да, непременно.


Вода искажала очертания желтых резиновых перчаток миссис Уилсон, которая стояла у раковины на кухне дома номер восемь и мыла посуду. Она давно уже не полоскала тарелки и чашки в лимонном растворе, но соприкосновение с силами земли, с простой очищающей силой воды и ароматным мылом помогло ей привести мысли в порядок.

Миссис Уилсон вздрогнула. Когда в последний раз ее называли Евой?

И когда в последний раз она говорила с Адамом? Что бы сказал мистер Уилсон, если бы узнал о нем? Заботливый и доверчивый мистер Уилсон. Как быть с тем, что она скрыла от него правду? Неужто это тоже грех?

Миссис Уилсон вытерла руки и побрела в гостиную. Выглянув в окно, она увидела миссис Роуз. Пожилая женщина согнулась, из последних сил борясь с ветром Судного дня. А ведь были еще миссис Трент и миссис Элмонд из дома номер двенадцать. «Хорошие люди, - подумала миссис Уилсон. - Добропорядочные и богобоязненные. Честные граждане, как и многие другие представители человечества. Разве можно допустить, чтобы Вельзевулы приговорили всех из-за нескольких червивых яблочек?»

Червивые яблочки - по телу миссис Уилсон пробежал озноб. Не с этого ли все началось? Она медленно вышла в коридор и после некоторых колебаний набрала его номер. В трубке раздались резкие, тревожные гудки.

- Алло? Адам? Это я, Ева. Да, я знаю, прошло много времени. Нет, мне нужно тебя увидеть. Это важно. Ты можешь приехать? Нет, сегодня. Сейчас. И привези с собой яблоко.


В ожидании гостя миссис Уилсон стирала пыль с фикуса. Это было красивое растение с сочными темно-зелеными листьями. Говоря по правде, не обязательно было сейчас затевать уборку. Но миссис Уилсон нужно было чем-то занять свои руки, иначе она погрузилась бы в молитву, оказавшись лицом к лицу с Небесными проблемами и своими собственными земными трудностями. Кроме того, не годится замышлять священную войну в пыльном доме. Миссис Уилсон вышла на крылечко и устремила взгляд на соседний двор, наблюдая, как злые твари шныряют взад и вперед. Послышался хриплый рев мотора, и на Саншайн-террас показался черный блестящий «сааб» Адама.

- Ева, детка, - окликнул ее Адам, вылезая из машины осторожно, словно его мучил артрит. Темные стекла солнцезащитных очков скрывали глаза, в которых таилась память тысячелетий. Адам улыбнулся своей спутнице, расположившейся на пассажирском сиденье - длинноногой блондинке, которая была на миллион лет моложе него. Впрочем, миссис Уилсон сомневалась, что красотке это известно.

- Подожди меня здесь, котенок, - сказал Адам девице. - Я скоро вернусь, ты и глазом моргнуть не успеешь.

- Ты выглядишь… молодо, Адам, - заметила миссис Уилсон, когда ее старый приятель, хромая, зашел в дом. -

Вернее, твое лицо кажется молодым до нелепости, а вот суставы явно дают о себе знать. Не пора ли тебе придать своему облику черты благородной старости? Адам пожал плечами:

- Какой смысл в бессмертии, если ты стареешь? А для укрепления костей я принимаю сульфат глюкозамина. - Он плюхнулся в кресло миссис Уилсон. - Кроме того, моя кошечка отлично умеет делать массаж, когда мне это требуется. Преимущества нового времени, не так ли?

- Ты принес яблоко?

- Оно здесь.

Миссис Уилсон показалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди, когда Адам полез в карман за яблоком. Мужчина раскрыл ладонь, и комната озарилась золотистым сиянием первого в мире рассвета. Яблоко было свежим и сочным. Его кожуру покрывала легкая испарина, словно плод сорвали с ветки сразу после дождя. Даже отметины от зубов в том месте, где оно было надкушено, оставались четкими и свежими, как будто все случилось только вчера, а не многие века назад, когда у миссис Уилсон были свои крепкие зубы, и змей нашептывал ей слова искушения в саду… Эдема.

- Я слышал, скоро будет Суд, - промолвил Адам. Миссис Уилсон глянула в щелочку между занавесками.

- А как же. Вельзевулы поселились в соседнем доме. Они собираются… - Удар грома сотряс дом. Грянул заунывный хор, распевающий темные гимны. Воинственно зарокотали барабаны. Трам… Пам… Трам-пам-пам… - По-моему, они собираются начать прямо сейчас.

- Но теперь это не наша вина, - уточнил Адам.

- Видишь ли, Первого пришествия оказалось недостаточно, чтобы смыть некоторые грехи.

Миссис Уилсон взяла яблоко и внимательно осмотрела его при свете лампочки, висевшей под потолком. Кожица плода была нежной и влажной. Яблоку было несколько миллионов лет, но на его поверхности не оказалось ни одного изъяна. Видно было, что его надкусили только один раз - в тот самый раз, когда она согрешила.

Адам вздрогнул:

- Ты хочешь съесть еще один кусочек? Миссис Уилсон кивнула:

- Ты заметил, что Бог и Его ангелы куда-то пропали? Кажется, это единственный способ вернуть их.

- Это станет причиной Второго пришествия, Ева. И чего это будет стоить тебе? В прошлый раз нас изгнали из Эдемского сада, а теперь, наверное, прогонят из творения как такового.

- Поживем - увидим. - Ева спрятала яблоко в карман блузки. - Что бы ни случилось, пришло время, когда Бог вновь должен взять ответственность за Свое творение.

- Ему это не понравится.

- Наверное, нет.


Когда миссис Уилсон вошла в гостиную миссис Вельзевул, она увидела, что все население Саншайн-террас сидит в клетках. Миссис Роуз выглядела растерянной и подавленной, не говоря уже о том, что она продрогла до костей в облаке жидкого азота. Миссис Трент ругалась, угрожающе размахивая зонтиком. Миссис Патрик из дома номер семнадцать спорила со стоявшим неподалеку всадником апокалипсиса. Миссис Солти из дома номер девять безудержно рыдала.

Мистер Уилсон находился в переднем ряду. Черты его лица были искажены страхом, и он смотрел на свою жену с молчаливой мольбой. Миссис Уилсон быстро отвела взгляд. Ей стало не по себе. Предательство - вот что самое худшее в такие моменты. Предательство, неизбежное потому, что вся ее жизнь была построена на лжи.

- Я знала, что вы вернетесь, - заявила миссис Вельзевул, развалившись по-царски в судейском кресле, стоявшем в углу, за вешалкой для шляп. Кресло возвышалось над скамейками, чтобы дьяволице было удобно наблюдать за неугомонными чертями, исполнявшими обязанности присяжных. За ее плечом стояла Смерть с косой. - Вы никогда не могли устоять перед моими предложениями.

Миссис Уилсон улыбнулась мрачно и понимающе. Было ли это слабостью? В конце концов, она была такой, какой Он ее сотворил - по образу Своему, из праха земного, ребра Адама и живого дыхания. Так чью же слабость она олицетворяла? Ее всегда поражало, что Бог наделил человечество единственным недостатком, которым обладал Он Сам, а затем оставил людей без присмотра, чтобы насладиться Своим творением. Когда же люди совершили ошибку, Он допустил, чтобы их судили за это. Свобода воли казалась слабой отговоркой, коль скоро порок был запрограммирован в человеческой природе.

Ева достала яблоко из кармана и подняла его так, чтобы всем было видно. Огненный поток, струившийся вниз по обоям, потускнел в золотом сиянии, чертенята-присяжные притихли, мрачные песнопения умолкли. Казалось, пространство свернулось вокруг Евы, так что в комнате остались только она, миссис Вельзевул и яблоко.

Миссис Вельзевул наклонилась вперед в судейском кресле. Она выглядела встревоженной.

- Оно по-прежнему у вас? - промолвила она. - И Адам тоже здесь, как я понимаю?

- Теперь Адам не имеет к этому никакого отношения, - покачала головой миссис Уилсон. Она заметила, что миссис Вельзевул напряглась и в ее глазах промелькнуло беспокойство.

- Надеюсь, вы не собираетесь использовать его? - поинтересовалась миссис Вельзевул. - Это уничтожит нас обеих.

Миссис Уилсон поцеловала яблоко, а затем впилась зубами в мякоть плода. Стены комнаты дрогнули. С потолка посыпалась штукатурка. Проклятые духи издали вопль. Черти кувырком полетели на пол. Вращение Вселенной замедлилось. Время замерло.

- Да будет тьма, - сказала миссис Уилсон. И увидела, что это хорошо.


На кухне дома номер восемь Ева полоскала посуду в лимонном растворе и поглядывала в окошко, за которым виднелся совсем другой сад. Он был пышным, новым, золотым и безмятежно купался в теплых лучах молодого солнца.

В нем не бродили потусторонние кошки и не было порталов, ведущих в иное измерение, вроде тех сине-зеленых воронок, которые вращались за обветшалым деревянным навесом миссис Вельзевул. И самой миссис Вельзевул тоже не было, во всяком случае пока.

Ева прошла в гостиную, где на сервировочном столике все еще стояли чашки миссис Роуз и миссис Тейт. Хмурый Адам расположился в ее кресле перед телевизором. За окном, выходившим на Саншайн-террас, не было видно ни души. Улица была пуста, как и весь мир.

- Ты могла бы оставить мне мою блондинку, - буркнул Адам. - Нам было хорошо вдвоем. У нее была грудь Венеры.

Ева вздохнула:

- Возможно, когда Бог снова создаст людей по Своему образу и подобию, ты найдешь женщину, похожую на нее.

Она сняла фотографию мистера Уилсона, висевшую над камином, и протерла рамку от пыли. В уголке ее глаза появилась одинокая слезинка. Сможет ли она воссоздать его таким, каким он был? Будет ли он другим? Сможет ли новый мистер Уилсон полюбить ее?

- А может, и не найдешь.

Адам покачал головой:

- Женщину с такой грудью, как у нее, мне больше не отыскать. - Он встал и взял пальто. - Что ты будешь делать дальше, Ева?

- О, я останусь здесь до следующего раза. Проблема в том, что, пока Он творит людей по Своему образу, следующий раз неизбежен.

- Хочешь, я возьму яблоко? Я могу отдать его обычным людям, разумеется, когда они появятся.

Ева усмехнулась:

- Думаю, на этот раз я сохраню его у себя, ради безопасности всего человечества.

Она открыла дверь, и Адам прошаркал мимо нее к своему «саабу».

- В конце концов, - добавила она, - тут и кусать-то нечего.


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org01.04.2009

Содержание:
 0  вы читаете: Миссис Уилсон и черная магия миссис Вельзевул из дома номер шесть : Стивен Пайри    



 




sitemap