Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава четвертая ГЕКСАГРАММА СИ-КАНЬ : Надежда Первухина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава четвертая

ГЕКСАГРАММА СИ-КАНЬ

Наступи на хвост тигра так, чтобы он не укусил тебя самого.

И Цзин

Разумеется, я позвонила Красавчику Вангу. А что мне еще оставалось делать?

Когда я набрала требуемый номер, кузен, пребывавший поблизости, сложил ладони и прошептал молитву милостивой Гуаньинь, а я, как атеистка, только вздохнула.

— Приемная господина Чхунхена, — прозвучал в трубке лишенный эмоций женский голос — Представьтесь, пожалуйста.

— Я — Нила Чжао, мастер фэн-шуй. Господин Чхунхен...

— О да, господин Чхунхен предупредил насчет вас, госпожа Чжао. Соединяю с господином Чхунхеном.

И снова зазвучал голос, непостижимый и недоступный, как Великий шелковый путь.

— Госпожа Чжао? Я рад, что вы так оперативно откликнулись на мою маленькую просьбу.

— Господин Чхунхен, кто-то побывал в моем офисе в мое отсутствие и включил компьютер...

— Ай, ай, какая неприятность.

— И вывел на монитор данные только по одному моему клиенту — президенту чайной компании «Яншэн» господину Сичжи. Это он — ваш враг по бизнесу, господин Чхунхен?

— Представьте себе, госпожа Чжао, именно так.

— Господин Чхунхен, я должна внести ясность. Насколько я помню, господин Сичжи в обращении ко мне вообще не касался вопросов бизнеса. Он просил помочь ему в совершении определенных ритуалов, которые улучшат его личную жизнь. Проще говоря, помогут найти женщину его мечты.

Красавчик Ванг немного помолчал в трубку. Потом сказал:

— Госпожа Чжао, вы, вероятно, совсем не осведомлены о приоритетах моего бизнеса, поэтому вам простительно не знать, что я являюсь владельцем сети стрип-шоу и кабаре всего Пекина.

— О, — только и сказала я. — Но каким образом это связано с господином Сичжи? Он решил взять и жены вашу лучшую стриптизершу и тем побудил ее порвать с прежней работой?

— Вы удивительно догадливы, госпожа Чжао. — Тон Красавчика Ванта не изменился, и я поняла, что он это всерьез! — Только это была не стриптизерша, а певица в кабаре «Круги на воде». Как вы верно выразились, господин Сичжи потребовал от певицы уйти с работы, и она согласилась. Быть женой президента чайной компании, разумеется, престижней, чем каждый вечер петь со сцены перворазрядного кабаре, но я недоволен выбором этой девчонки. Она не должна выйти за него, должна вернуться к прежней работе. Пусть господин Сичжи подыщет другую невесту. Для этого и нужны вы.

— То есть?

— Вы убедите господина Сичжи, что моя певица ему не пара. Вам же легко это сделать. Составьте гороскопы, календарь неблагоприятных дней, используйте весь свой потенциал, но сделайте так, чтобы певица Серебряная Юлэ пела на сцене кабаре «Круги на воде» уже в начале следующей недели.

— Но послушайте! — возмутилась я. — Ведь это какая-то чепуха!

— Отнюдь. — Шелковый голос стал льдистым и шипастым. — Это не чепуха, потому что это — мое желание. Я не привык, чтобы моим желаниям противоречили. Вы поняли меня, госпожа Чжао?

— Да.

— В таком случае прощайте. И запомните: меня не интересуют методы вашей работы, мне важен результат. Да, и еще: все расходы, связанные с этим делом, вам придется взять на себя. Как-никак, вы провинились...

— Я... Что?

Но господин Надутый Красавчик Ванг уже повесил трубку. Чтоб его демоны всех стихий разорвали! Нет, какова глупость и наглость!

Я кратко изложила кузену Го суть разговора. Он сначала молчал с непроницаемым видом, а потом как-то очень театрально расхохотался.

— Я не нахожу в этой ситуации ничего смешного, — обиженно заявила я.

— А я — так очень! — ответил кузен. — Что ж, Нила, придется мне взяться за возвращение твоей жизни прежней безмятежности.

— Кузен, ты хочешь сказать, что берешь это дело на себя? — обрадовалась было я, прирожденная специалистка по перекладыванию своих проблем на крепкие мужские плечи.

— Не совсем. Не полностью. Я лишь обещаю тбе устроить приватную встречу с господином Сичжи, а убеждать его придется тебе.

Я напрягла память и представила себе господина Сичжи. Этот сорокапятилетний вдовец мог пятаки ладонью гнуть, я еще тогда, при первой встрече, удивилась, что такому типу делать в чайном бизнесе...

— Знаешь, кузен, это не самая лучшая идея. Все мое подсознание восстает против встречи с госполином Сичжи. Боюсь, что мне и чай теперь будет не в радость...

— К чему ты клонишь, Нила?

— Устрой мне лучше встречу с пассией этого чайного короля. Как ее, Серебряная Юлэ?.. Думаю, женщине легче понять женщину.

— Ты уверена?

— Нет, не уверена, покарай меня Полководец Пяти Дорог![6] Но надеюсь, что встреча с Серебряной Юлэ пройдет для меня с меньшими потерями, чем встреча с ее очаровательным женихом. Кузен, к чему расспросы? Неужели ты не можешь найти мне Серебряную Юлэ?

— Есть что-то, чего я не мог бы? — в тон мне ответил кузен и усмехнулся, как какой-нибудь древний дракон — повелитель стихий, облагороженный современным костюмом-тройкой, белоснежной сорочкой и галстуком от Валентино.

Я поэтически-почтительно ответила кузену, что «мощь его велика и владычество безмерно». Кузен тем утешился и откланялся, пообещав звонить, как только вопрос о визите Серебряной Юлэ будет улажен.

И я осталась одна в своем офисе.

Раньше я никогда не боялась одиночества.

Тем более в своем офисе, где всегда ощущала вольное и сильное течение позитивной энергии — ци.

Что не так? Неужели эти звонки и угрозы столь сильно на меня подействовали, что я утратила свою непрошибаемую уверенность компаса, всегда указывающего верный путь к счастью...

Я разулась, сняла часы, сережки и тонкий позолоченный браслет, оставила их у работающего компьютера. И размеренно, шаг за шагом обошла весь свой офис, отыскивая истинную причину своего беспокойства. Для большего удобства я закрыла глаза, как учил меня наставник Ван То.

Теперь я не видела стен, окон, мебели, вещей — я видела их энергетические «скелеты», их глубину и суть. Энергия стен имела выраженный зеленоватый оттенок — стены моего офиса излучали уверенность, настойчивость и целеустремленность: все то, что излучала и я, входя в эти комнаты как мастер, как человек, знающий свое дело. Со стенами все в порядке.

«Всегда обращай внимание на мебель! — приказывал мне учитель Ван То, когда я постигала науку ощущения энергетических скелетов каждой вещи и явления. — Мебель более всего зависит от людей, которые ею пользуются либо пользовались. Ты можешь умереть точь-в-точь, как умер бывший владелец чайного столика, купленного тобой в антикварной лавке! Зачем тебе повторять чужие несчастья и смерти, у тебя достаточно будет и своих! Потому будь внимательна и рассудительна! »

Я благодарно помянула учителя и постаралась приналечь на внимание и рассудительность. Перед моими закрытыми глазами вспыхивали цветные линии сложных плетений — узорчатое кружево энергии, из которой на самом деле состоят вещи. Бело-розовые полосы — это стеллажи и рабочий стол. Смесь белого и розового, с легким оттенком красного — это отлично, это постоянная стимуляция моих творческих и жизненных сил, это мое стремление к успеху, которое не победить никаким неудачам...

Столик и кресла для посетителей — настоящая какофония цветов. Немудрено — ведь каждый посетитель оставлял на них частицу своей энергии, своего настроения (радостного или печального), своих надежд и упований... Но в этой цветовой какофонии нет угрозы лично для меня. В конце концов, с этим энергетическим диссонансом можно разобраться элементарнейшим образом — как следует протереть кресла и столик влажной тряпкой и к тому же поставить на столик хрустальный кристалл: ему придется «отдуваться» за весь негатив, что приносят посетители в мой офис...

А вот это уже что-то!

Я не стала обращать внимание на ярко-желтое сияние, исходящее от включенного компьютера — перед моим внутренним зрением он сверкал, как огромный взлохмаченный одуванчик. Интересно было другое — на мышке, клавиатуре и компьютерном стуле посверкивало нечто вроде золотисто-радужной пыльцы. Странный энергетический след. Такой не оставляют ни люди, ни животные, ни тем более вещи.

Так кто в таком случае сидел за моим компьютером и выводил на экран данные о господине президенте чайной компании «Яншэн»? Фея? Я не удивлюсь, если они до сих пор существуют в Китае. И даже не удивлюсь тому, что фея работает на такого типа, как Красавчик Ванг.

Значит, фея...

Нет, глупость какая!

Но, с другой стороны, ведь проник некто в мой офис, не взламывая дверей, не отключая сигнализации! Кроме того, этот некто с легкостью внедрился в базу данных, игнорируя такие мелочи, как пароль!

Точно, фея.

Вот только фей мне сейчас и не хватало.

Я остановилась и открыла глаза.

Мой «внешний» офис приветствовал меня как ни в чем не бывало. Но что тогда сидит у меня в памяти, как заноза в пальце? Что еще тревожит меня, исключая звонки трех буйнопомешанных, возомнивших, что я, мастер фэн-шуй, испортила им жизнь?

Что?

Кэтнян? Нет, с нею все должно быть в порядке. Благословенные мои родственники, на чью шею она так беззастенчиво свалилась, глаз с нее не спустят. Гарантированно.

Дом? Но там вроде все в норме. Стоп. Стоп. Домоправитель Цань сказал, что в бассейне...

Вода зацвела... Мы несколько раз вызывали службу очистки, меняли воду, но проходят сутки, и вода портится.

ВОДА ПОРТИТСЯ!

Люди, далекие от фэн-шуй, меня не поймут. А те, кто хоть немного разбирается в искусстве ветров и вод, согласятся, что на самом деле человек и его дом — это единый организм. Заболевает человек — и в доме начинается нестроение, ветхость, убожество, грязь. И наоборот: когда в доме начинают происходить мелкие, но постоянные неприятности — это знак человеку. Предупреждение, крик дома хозяину: «С тобой может случиться что-го ужасное, будь осторожен!»

А ведь моя доминирующая стихия — вода...

Вот она и подает мне... предупреждающий знак.

Амитофо, неужели проблемы с певичкой Красавчика Ванга будут настолько ужасны?

Или впереди меня ожидает нечто... Нечто более страшное, чем целая команда Красавчиков Вангов!

Я измаялась от дурных предчувствий и от ожидания. Ведь, как известно, нет ничего на свете хуже, чем ожидание неприятностей. Помнится, еще будучи российской подданной, я так тряслась перед визитом к гастроэнтерологу. Дотряслась до того, что сей эскулап глянул на меня презрительно и сказал: «Подите вон. Я в карточке напишу, что вы практически здоровы. У меня нет никакого желания связываться со столь нервной дамочкой».

Эх, где теперь тот гастроэнтеролог, кого он терзает своим жутким прибором, замеряя показатели кислотности желудка?! Встретила бы я его сейчас и сказала: «Вот ты всего-навсего гастроэнтеролог, проникающий в желудки, а я мастер фэн-шуй, который может проникать в суть всех вещей!»

Оно, конечно, так, и гордо и красиво, только гастроэнтерологу вряд ли кто будет угрожать смертью...

Тут я остановилась и поняла, что от страха мои мысли приняли совершенно неконструктивное направление.

И для того, чтобы направить мысли на должный путь, я решила погадать.

Нет, не на картах, конечно.

Как всякая уважающая себя почти китаянка, я гадаю по «Книге перемен».

Правда, из всех способов гадания по этой поразительной книге я освоила наиболее упрощенный. Впрочем, результат от этого не меняется.

Ах, видно, неблагоприятный у меня нынче день, как ни выкручивайся!

И гадание не принесло мне облегчения. Наоборот, запугало еще больше. Потому что выпала мне гексаграмма Си-кань — «Повторная опасность», одна из наинеприятнейших гексаграмм.

«Двойная бездна. Войдешь в пещеру в бездне. Несчастье. Придешь или уйдешь — будет бездна за бездной».

Я почувствовала, как на лбу у меня выступил пот. Да что же это такое?! Единственная фраза из толкования утешала: «Пусть и опасно, но все же есть поддержка».

И поддержка не замедлила. Зазвонил телефон.

— Нила?

— Да, кузен Го?

— Госпожа Тинг согласна встретиться с тобой.

— Кто это — «госпожа Тинг»?

— Серебряная Юлэ. Певица.

— А, да. Теперь поняла. Прости, кузен, что-то я стала недогадлива... Куда и когда мне подъехать?

— Сиди в офисе. Госпожа Тинг и я будем у тебя через четверть часа. Приготовь чай на скорую руку.

Я только-только закончила заниматься приготовлением чая, как пожаловала госпожа Тинг в сопровождении моего расторопного кузена. Увидев певицу, с которой так не хочет расставаться Красавчик Ванг, я едва скрыла свое удивление. При имени Серебряная Юлэ в моем воображении возникала хрупкая, изящная, высокая, немного томная и бесконечно загадочная юная красавица, своими томными глазами повергающая в страстную негу влюбленных в нее мужчин. На самом же деле госпожа Тинг была низенькой крепкотелой дамой примерно моего возраста, облаченной в обтягивающее платье ярко-синего цвета с крупными розовыми пионами по подолу. У Серебряной Юлэ имелся солидный бюст, украшенный аметистовым колье, и некоторый намек на животик, который не утянуть никакими корсажами. Впрочем, глаза певицы... о да, они были в достаточной мере томными и прекрасными, так что страсть президента чайной компании мне в какой-то мере стала понятна.

Мы, раскланиваясь, поприветствовали друг друга.

— Я чрезвычайно благодарна вам за визит, госпожа Тинг, — церемонно сказала я, поднося ей чашку чая.

Она приняла чашку и ответила не менее церемонно:

— Я благодарна вам за приглашение, госпожа Чжао. Не часто выпадает возможность побеседовать с мастером фэн-шуй. — Она отпила глоток, похвалила чай и добавила: — Мне лишь жаль, что наша встреча состоялась по причинам, тревожащим как вас, так и меня.

Я глянула на кузена. Тот кивнул:

— По дороге сюда я изложил госпоже Тинг беспокоящую нас проблему.

Я взяла в руки свою чашку и тихо сказала:

— Мне хотелось бы услышать от вас, госпожа Тинг, как вы намерены отреагировать на эту ситуацию. Еще чаю?

— Да, будьте любезны. Ваша служанка прекрасно готовит чай.

— Кхм, вообще-то я в офисе слуг не держу...

Могу поклясться, что это нейтральное в общем-то заявление вызвало у моей собеседницы внутреннюю язвительную улыбку. Ах так?!

— Мой учитель, мастер Ван То, говорил мне: «Обходись без слуг там, где достаточно твоей силы», — сказала я. — И добавлял: «Истинные слуги мастера фэн-шуй — это ветер, вода, земля и небо! » Я во всем стараюсь следовать наставлениям своего учителя.

— Ваш учитель мудр, — бросила в пространство фразу Серебряная Юлэ.

Это следует понимать как намек на то, что я-то, в отличие от учителя, совсем немудра?!

Ах ты... певичка!

— Госпожа Тинг, — на пике вежливости проговорила я, — коль скоро вы уже ознакомлены с проблемой, касающейся как вас, так и меня, мне хотелось бы узнать, что вы намерены предпринять.

— Ничего, — мягко улыбнулась певичка.

— Простите?..

— Я не намерена разрывать своих отношений с господином Сичжи из-за блажи Красавчика Ванга, — просто сказала Серебряная Юлэ.

Я поставила чашку на столик, чтоб не видно было, как дрожат руки. Кто бы сомневался в том, что певичка из кабаре, подцепившая выгодную партию в виде богатого президента чайной компании, упустит такой шанс! Это я могу понять! Я только не могу понять, как хозяину певички взбрело в голову, что именно я, Нила Чжао со своим фэн-шуй, повинна в том, что Серебряная Юлэ собирается стать госпожой президентшей!

— Я признаю вашу правоту, — я буквально заставила себя говорить. — Но видите ли, в вашем романе с господином Сичжи почему-то обвиняют меня и, более того, принуждают меня расстроить ваши отношения. Сопровождая принуждение весьма недвусмысленными угрозами. Рассудите здраво, что же мне делать?

— А разве вы можете своим искусством сделать так, чтобы господин Сичжи разлюбил меня?

— Мм, вряд ли. Я могу лишь сообщить ему, что по потокам ци и ша вы — не подходящая для него пара. Но вряд ли это остановит господина Сичжи.

— Совершенно верно, — улыбнулась певица. — Тем более что познакомился он со мной, ища спутницу жизни, согласно данным вами рекомендациям. Я подхожу ему идеально.

— Я рада за вас и за господина Сичжи, — пробормотала я, теряясь, но тут на помощь пришел кузен Го:

— Госпожа Тинг, вы не можете не понимать, что для моей кузины ваш отказ будет равен смертному приговору. Красавчик Ванг очень недоволен вашим уходом. Он считает, что это сильно вредит его бизнесу.

— Меня совершенно не беспокоит недовольство этой старой черепахи, — заявила певичка. — Я и так принесла ему своим голосом немало денег, пусть поищет другую наивную и запуганную девочку, а я уже взрослая. Что же касается вас, госпожа Чжао... Думаю, если вы достаточно хорошо объяснитесь с Красавчиком Вангом, он будет вполне благоразумен и оставит вас в покое. Передайте ему мои слова: «Серебряная Юлэ никогда не вернется в свою клетку». А теперь позвольте откланяться, у меня перед спальбой еще множество дел... Ваш кузен отвезет меня или мне вызвать такси?

— Вызовите такси. — Голос кузена Го был ровен, но я-то знала, что внутри он начинает закипать.

— Замечательно. Была рада встрече.

И Серебряная Юлэ, шурша своими шелками и пионами, поднялась и вышла из офиса, на ходу доставая из сумочки мобильный телефон — или жаловаться своему жениху, что на нее посмели надавить, или просто... такси вызвать.

Я некоторое время сидела молча и уставившись и одну точку. Точкой был крошечный золотистый блик на круглой крышечке заварного чайника. Но кузен незамедлительно вывел меня из ступора:

— Это еще не поражение, Нила! Давай теперь возьмемся за старика Сичжи!

— Бесполезно, — потерянным тоном сказала я. — Ты видел эту звезду? Она идет и жует славу и любовь, будто печенье. Сичжи, поверь мне, души в ней не чает, он не откажется от своей певички ни за деньги, ни за угрозы. Я же помню его, когда он был моим клиентом: упрямство и твердолобость. Мастодонт чайной промышленности. Нет, мой единственный выход — звонить Красавчику Вашу и расписываться в своей беспомощности. После чего, взяв в охапку дочь, искать политического убежища где-нибудь в Эвенкии.

— А где это? — поинтересовался кузен.

— Какая разница, — отмахнулась я. — Знаю только, что от Китая далеко. Наверное.

— Погоди звонить Красавчику Вангу. — Кузен Го, как всегда, был деловит и конструктивен. — Может, еще не все потеряно?

— То есть?

— Ты сообщишь Красавчику Вангу, что у тебя была на приватной беседе Серебряная Юлэ, что ты ее не убедила, но тем не менее, уважая требования такого серьезного человека, как Красавчик Ванг, ты все-таки решила исправить положение.

— Каким образом? — нервно рассмеялась я.

— Ты провела особые ритуалы, которые помогу! Серебряной Юлэ забыть о браке с чайным президентом и вернуться к певческой карьере.

— Кузен, — продолжая смеяться, сказала я, — но таких ритуалов нет в фэн-шуй. Да и вообще, фэн-шуй — это...

— Нила, — мягко возразил кузен, — ты иногда поражаешь меня своей недальновидностью. Мастер Ван То смеялся бы. Я не говорил, что тебе на самом деле нужно проводить какие-либо ритуалы. Главное для тебя сейчас — сообщить Красавчику Вангу, что необходимые ритуалы ты провела. И, как всякий уважающий себя мастер, ты должна сказать также, что не уверена в положительном результате своей работы, ибо тебя учили не разрушать, а созидать. В общем, что-то вроде этого. После чего приведешь цитату из «Лецзы», Красавчик Ванг тебе и поверит.

— Мастер Ван То не смеялся бы. — Мне стало горько. — Он бы воздел руки к небесам и проклял меня до семижды седьмого колена, потому что обман — это грех. А когда обманывает мастер фэн-шуй — это грех вдвойне.

— Грехи можно исправить добрыми делами, — резонно заметил кузен Го, большой специалист по замаливанию грехов. — А вот если Красавчик Ванг доберется до тебя или Кэтнян...

— Я даже представить себе это боюсь.

— Вот именно. Так что набирай телефон Красавчика Ванга и рапортуй ему о проделанной кропотливой работе.

— Нет, погоди! Уж если играть до конца, то надо хотя бы имитировать эту кропотливую работу, и для этого мне потребуется время. Допустим, весь завтрашний день. Наверняка за офисом наблюдают люди Ванга, ты это сам не отрицаешь. Если они увидят, как я завтра буду бродить по офису с колокольчиками и благовониями, чертить непонятные знаки и на непонятном языке призывать непонятно кого, они, возможно, решат, что я напрямую занята проблемой разрушения союза певички и чайного мастодонта. Я вдоволь назвонюсь в колокольчики, ошалею от смеси благовоний, а уж потом позвоню нашему почтенному Красавчику и сообщу, что сделала все, что могла.

— Умница, Нила! Ведь можешь, когда хочешь! «Уста твои узорчаты и ум цветист».

— Твоя поэтическая лесть меня не ободряет, кузен, — грустно сказала я. — Ведь так или иначе Красавчик Ванг догадается, что мои «ритуалы» не сработали, когда Серебряная Юлэ выйдет замуж. И тогда мне конец.

— Не думаю, — ответил кузен. — Нила, судьба благосклонна. Иногда благосклонней, чем мы привыкли считать.


Содержание:
 0  Мастер ветров и вод : Надежда Первухина  1  ПРОЛОГ : Надежда Первухина
 2  Глава первая ПИСЬМО С КРАСНОЙ РЫБКОЙ : Надежда Первухина  3  Глава вторая ПРИВЛЕЧЕНИЕ УДАЧИ : Надежда Первухина
 4  Глава третья ТРИ ЗВЕЗДНЫХ СТАРЦА : Надежда Первухина  5  вы читаете: Глава четвертая ГЕКСАГРАММА СИ-КАНЬ : Надежда Первухина
 6  Глава пятая СОБЫТИЯ ПРЕКРАСНОГО ДНЯ : Надежда Первухина  7  Глава шеста ПОМИНАЛЬНАЯ ДОЩЕЧКА : Надежда Первухина
 8  Глава седьмая ПИСЬМО СТАРОЙ ПОДРУГИ : Надежда Первухина  9  Глава восьма ФЭН-ШУЙ ДЛЯ ЗОЛУШКИ : Надежда Первухина
 10  Глава девятая КОЕ-ЧТО О СПОСОБНОСТЯХ ЖЕНЩИН : Надежда Первухина  11  Глава десятая ДАРЫ ПРИНОСЯЩИЙ : Надежда Первухина
 12  Глава одиннадцатая ОРХИДЕЯ НА ТРОНЕ : Надежда Первухина  13  Глава двенадцата БИТВА ЗОЛОТЫХ СОБАЧЕК : Надежда Первухина
 14  Глава тринадцатая ТОРЖЕСТВО ЗВЕЗДНЫХ СТАРЦЕВ : Надежда Первухина  15  Глава четырнадцата ПЕРЕСТАНОВКА : Надежда Первухина
 16  Глава пятнадцатая ВСТРЕЧА МЕЖДУ МИРАМИ : Надежда Первухина  17  Глава шестнадцатая МАСШТАБ ОДИН К ДЕСЯТИ : Надежда Первухина
 18  Глава семнадцатая ВЫБОР ТАОТЕ : Надежда Первухина  19  Использовалась литература : Мастер ветров и вод



 




sitemap