Фантастика : Социальная фантастика : Карманная Мегавселенная : Александр Абердин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу

Александр Абердин

Карманная Мегавселенная

Глава 1

Первый день в новом мире

В то время, когда люди, покинув защитные сферы осматривались в своих новых жилищах, в старом доме Митяя собрались на просторной террасе, увитой виноградом, его друзья и всё семейство Мельниковых. Это было не торжественное, а самое обычное застолье. Как бывало и раньше, в гости к хозяевам пожаловали их ближайшие соседи, а вместе с ними древние демиурги во главе с Дионисом и Эланией. Хотя не только на Земле но и вокруг неё произошли гигантские перемены и была создана совершенно новая, отличная от всего, модель малого, домашнего Мироздания, никому и в голову не пришло как-то отпраздновать это событие. Поэтому торжественным обедом или пиром это застолье назвать было нельзя.

Точно таких застолий этот дом знал великое множество. Митяй и Таня любили принимать в своём доме гостей и за завтраком, и во время обеда, да и ужинать они тоже редко садились одни. Так что накрывать на стол для нескольких десятков людей в этом доме было делом вполне обычным. Впрочем, сказать, что это был тот же самый дом, который когда-то стоял в самом центре Дмитрограда на Земле Второй, также было нельзя. Тот дом так ведь и остался стоять на своём месте и в его саду по-прежнему возвышалась Башня Знаний, сооруженная когда-то учениками Прогрессора каменного века.

В Сфере Валеирдена также никто не стал посягать на дом Митяя, хотя он стал больше, как не стали там сносить увеличившуюся в несколько раз Башню Знаний. Зато вилла-общежитие, стоявшая ещё совсем недавно в Лагонаках, исчезла точно так же, как исчезли все озёрные фермы. Этому чудесному уголку Северного Кавказа был возвращён его первозданный природный облик, а потому и большая часть живности также была перенесена оттуда в другие районы Земли. Виллу сама хозяйка переставила из Лагонаков в Апшеронск на то самое место, где когда-то стояла домна её мужа. Город тоже преобразился полностью и его стало просто не узнать. Апшеронцы, убрав все промышленные объекты и многоэтажки, расселились на большом пространстве вокруг снова ставшего полноводным и глубоким, как в глубокой древности, Триречья.

Хозяйка между тем вовсе не считала этот вариант окончательным и пока шло застолье, немного поработала. Прогрессор каменного века не стал возражать, когда Таня, окинув взглядом их новую виллу на берегу Пшехи, недовольно покрутила головой и как только они встали из-за стола и направились в сад, чтобы поговорить в тени деревьев, принялась воплощать свой план в жизнь и первым делом полностью изменила облик Триречья. Для начала она попросила всех соседей перебраться в какое-нибудь другое место и ей никто не стал перечить. Жители Апшеронска ведь уже были все поголовно если не демиургами, то полноценными, продвинутыми ведлами. Узнав, что хочет сделать жена Митяя, они с радостью стали ей помогать.

Впрочем, их помощь только в том и заключалась, что они, быстро осмотрев окрестности, перенесли свои виллы с своими мастерскими в другие, ничуть не менее живописные места. Сделала это и Таня. Гости дома Мельниковых остались, где стояли, а вот сам он перенёсся на противоположный берег Пшехи и был поставлен вместе с большим садом на вершине горушки напротив латифундии. Рядом с ним в прежнем порядке выстроились виллы их ближайших друзей. Всем сразу стало интересно, что задумала спутница жизни отца народа Говорящих камней, а её план может быть и не был по своей сути грандиозным, но всё же наглядно показывал людям, как её мужу пришлось когда-то поработать.

То, на что у Митяя когда-то ушло так много времени, буквально выросло само из-под земли в считанные минуты и их гости увидели большой трёхэтажный дом на холме, а вокруг него местами кривоватую, но тем не менее капитальную, высокую стену, стоящую на прочном фундаменте из булыжника. Неподалёку находилась ферма, а за ней примитивное сооружение для сбора нефти и длинное, низкое нефтехранилище. Выросла домна со всеми прилагающимися к ней каменными сараюшками, примитивная лесопилка и две страшноватые на вид, но прочные деревянные нории.

Самым диким сооружением показалась гостям Мельниковых Великая китайская стена, сооруженная из брёвен, но более всего они всё же подивились размерами огорода Прогрессора. Дед Максим даже присвистнул и удивлённо спросил:

— Митька, неужто ты и в самом деле такой огородище сам вскопал? Опупеть можно. Это же сколько тебе хим гнуть пришлось?

Митяй заулыбался и ответил:

— Дедуль, так у меня же твой Ижик с собой был.

Таня кивнула и перед её мужем тотчас появились его верный, неубиваемый мотоцикл, а рядом с ним встала Шишига. Денис недовольным голосом поинтересовался:

— Из Дмитрограда утащила?

— Нет, Динечка, воссоздала заново, — ответила она, — ребята, пусть здесь всё будет точно таким, каким было тогда, когда я привела Митюшу к олродам нашего племени.

Игнат в притворном испуге отшатнулся и воскликнул:

— Танюша, только не надо нас превращать в тех обормотов, какими мы были в те времена. Мне об этом даже страшно вспоминать.

Митяй положил ему руку на плечо:

— Нет, Игнат, ты никогда не был обормотом.

Дионис покрутил головой и вздохнул:

— Чёрт, сколько же тебе пришлось вкалывать, парень, чтобы вручную построить такую усадьбу меньше, чем за три года?

Пожав плечами, Прогрессор ответил:

— Так у меня ведь не было другого выбора. Не будь у меня этой латифундии, Танюша за меня замуж бы не пошла. Ну, что, пойдёмте в наш старый дом? Только учтите, там запахи не ахти какие, если Таня воссоздала всё в таком виде, каким он когда-то был.

— Успеется, — сказал отец, — я хочу, чтобы ты сначала показал нам свою домну, мастерские и прочее хозяйство.

Сын немедленно возмутился:

— А больше ты ничего не хочешь, батя? Может быть мне специально ради твоего удовольствия ещё и вагранку раскочегарить? Извини, но я здесь когда-то так уродовался, что даже вспоминать не хочется. Только на одних морально-волевых и выехал.

Тем не менее Митяй всё же показал друзьям своё хозяйство, поражаясь тому, как точно воссоздала его Таня. У всех возникло такое ощущение, что их работящий друг только что прервал работу и вышел на минуту, чтобы сделать небольшой перекур. Наверное только теперь первые ученики Прогрессора осознали в полной мере, как много ему пришлось трудиться, чтобы создать этот небольшой росток цивилизации. Да, причиной его появления в здешних местах были действия Валеирдена, очень тонко и осторожно направившего их учителя на этот путь, но вкалывать до седьмого пота приходилось всё же ему, а они если что и делали, то совсем незаметно ему помогали, чтобы ускорить работу. Причём делалось это настолько незаметно, что сам Прогрессор очень долго считал, что он сам всё построил, но при этом удивлялся своей производительности больше кого-либо другого.

А ведь помощь Валеирдена и демиургов из его команды была очень существенной. Это благодаря их действиям у Митяя почти всё получалось с первого же раза, тяжести существенно уменьшались в весе, не рвались тросы и верёвки, а брёвна не вертелись на тросе самопального подъёмного крана, как скаженные и не сбивали его с ног. При этом демиурги всё же не делали так, чтобы их подопечный смог что-то заподозрить. Так или иначе, но в конце концов это молодому парню, внезапно "провалившемуся" в прошлое по их велению, приходилось вкалывать по двенадцать, четырнадцать часов в день без выходных, чтобы стать настоящим Прогрессором.

Теперь, когда Митяй знал, что рядом с ним всё время находились незримые помощники, он вовсе не считал, что это они, а не он сам построили непомерно большой дом и мастерские вокруг него. Не будь он с детства приучен к труду и не научи его отец и дед Максим добиваться поставленной цели через не могу, не объясни они ему с малых лет, что человек должен сам обеспечивать себя всем необходимым, у Валеирдена так ничего бы и не получилось. Таких рукастых парней, как он, как в России, так и во всём мире имелось немало, но его выбрали ещё и потому, что он очень любил жизнь и людей, к которым никогда не предъявлял слишком высоких требований. К себе он относился гораздо требовательнее и строже, чем к другим, но так было раньше. То, как он поступил с людьми на планете Земля, явно нельзя назвать актом человеколюбия. Всё это куда больше походило на произвол и жестокосердие, но поступить иначе он не мог.

Больше всего Митяй боялся, что на него обрушится гнев миллиардов людей, которым не придутся по нраву перемены. Что ни говори, а заснуть в одном мире и проснуться в совершенно другом и не испытать при этом шок, под силу далеко не каждому. Тут не помогут никакие увещевания и в какой-то мере так оно и произошло, хотя и в гораздо меньшей степени, чем можно было ожидать. В общем проклятья на головы демиургов посыпались, как из мешка. Людям не понравилось, что их взяли за шкирку и, словно кошка котят, перенесли в совершенно другой мир. В общем ругани было немало, но она всё же имела свои пределы и не была слишком уж гневной.

Не смотря ни на что, даже самым ярым противникам всего нового перемены понравились. Особенно тем, кто жил на грани нищеты и не имел большого достатка. Для таких людей обрести новые знания, а вместе с ними прекрасный дом — полная чаша, да ещё и умный автомобиль, способный к тому же летать, плавать и нырять под воду, было куда важнее того, что старый, прежний мир безвозвратно сгинул. На каждой планете по разному люди восприняли произошедшие с ними перемены, всю глубину которых большинство из них не смогло понять и осознать в первые часы. Так европейцы сразу же стали искать, кому бы пожаловаться, но прежних властей уже не было. А вот американцы отнеслись ко всему гораздо спокойнее.

Жители теперь уже полностью самостоятельного мусульманского мира по привычки вышли на улицы протестовать и громить посольства, но тех на прежнем месте не осталось. Они были отныне мало того, что предоставлены самим себе на огромной девственной планете, так ещё и столкнулись с яростным противодействием воскресших предков, многие из которых были скорыми на расправу. И при этом самые опасные граждане находились вне общества, а попросту начали отсчитывать первые часы своего невероятно длинного, пока не надоест, заключения и видели над головой вместо прежней бледной луны огромный зелёно-бело-синий шар Земли.

Большинство жителей чёрного континента, ставшего отдельной планетой, так ни во что и не въехали, хотя и обрели новые знания, а вместе с ними расширенное сознание. Что одно, что другое им было без особой надобности, поскольку там в прежние времена для подавляющего большинства народа была очень актуальна стихотворная поговорка советских времён про "хочешь жни, а хочешь куй". Вот они и смотрели на все свалившиеся на них блага с полным безразличием, хотя подспудно и понимали, что это уже навсегда и никто у них ничего не отнимет. Более того, у всех тех соплеменников, которые взяли в руки "калаш" и стремились вырвать себе кусок пожирнее даже из чужой глотки, отобрали орудие труда и даже более того отправили на Луну, где им теперь придётся столкнуться с точно такими же хищниками, но только с другим цветом кожи.

С куда большей радостью восприняли перемены жители Юго-Восточной Азии и особенно Китая, когда проснулись и не увидели своих прежних мегаполисов, а также осознали, что теперь им уже не грозит перенаселение. Быстро осмотрев свои новые дома, они тоже вышли на улицы, но в основном для того, чтобы радоваться и веселиться. Точно такая же обстановка царила и на Марсии Первой, но индусы радовались не только тому, что им досталась огромная планета, но ещё и тому, что теперь против них некому было совершать теракты. Это они поняли сразу же и потому не только вздохнули с облегчением, но и стали праздновать такое важное событие. Мир и покой пришли на Марсию вместе с этим древним народом. А также огромные, просто невероятные перемены как связанные с ним самим, так и с Матерью-Марсией. Чуть ли не с самых первых минут без малого все индусы решили, что они наконец достигли просвещения, а потому теперь у них есть только один Бог — их Мать-Марсия.

Митяй не особенно интересовался тем, что происходит за пределами Земли Первой. Среди русских людей и тех, кто веками жил рядом с ним бок о бок, тоже вполне хватало недовольных, но он собрал в кулак всю свою волю и решил — как будет, так и будет. Хотя ему и не понравилась идея Тани создать своеобразный памятник его прогрессорству, он не стал возражать. В конце концов вряд ли кто-то кроме живущих окрест апшеронцев захочет посмотреть на неказистые плоды трудов Прогрессора каменного века. Они были свои, земляки, а потому и без этого напоминания прекрасно знали, где побывал и что сделал парень из их города — Дмитрий Мельников, из-за чего он не очень-то прислушивался к возмущённым воплям тех людей, которые сочли его действия самым настоящим произволом. Всё равно назад дороги уже не было и рано или поздно они поймут, что все произошедшие перемены только сделали их жизнь лучше.

Ну, а чтобы не сильно вслушиваться во все, а сидя за столом Митяй именно это и делал, он пусть и не очень охотно, но всё же рассказал друзьям о своих мытарствах. При этом Прогрессор во всю насмехался над самим собой и безжалостно критиковал как свою "продукцию", так и то, на чём он её изготавливал. В столярке ему попалась под руки заготовка для лука и он, взяв в руки нож, быстро довёл её до ума, после чего натянул тетиву и, наложив на неё одну из уже изготовленных Таней стрел, выстрелил, нацелившись в липовый чурбачок. Тренькнула тетива и наконечник стрелы глубоко вонзился в мягкую древесину. Покрутив головой, Крейзи Шутер сказал:

— А ведь я так ни разу и не поохотился с луком.

— Зато я подстрелила из лука несколько волков, — откликнулась Таня и призналась, — глупая была и не понимала тогда, что даже охота может быть бескровной. Поэтому я могу сказать, что луки у Митяя были отличные. С такими и на охоту, и на войну, да только кар раз от войн он нас всех спас в первую очередь и мы их не знали.

— И создал таким образом самую удивительную цивилизацию во всей Мегавселенной, Танюша. — Сказал Дионис — Единственную высокоразвитую цивилизацию, которая за всю свою историю ни разу не воевала и никогда не готовилась к войне.

Игнат с улыбкой махнул рукой:

— Дио, не думаю, что пять с лишним веков нашего развития можно назвать историей. У нас ведь народилось несколько новых поколений и при этом никто из тех людей, которые жили в то время, когда к нам пришел Митяй и кому посчастливилось встретиться ним, не умер. А сейчас воскресли все те, кого мы оплакали так давно, что с трудом припоминаем, кем они когда-то были.

— Столь короткая история вашего взлёта, ничуть не умаляет ваших заслуг, Игнат, — задумчиво сказал Дионис, — вы смогли сделать больше, чем иные за многие миллиарды лет.

Из столярки они направились к нефтеперегонному заводику. К счастью Таня не пустила по Тухе нефть, а потому уж он точно был просто памятником и потому не источал неприятных запахов прогресса. Латифундия была воспроизведена с потрясающей точностью и Митяю даже захотелось поработать в некоторых мастерских, но он сдержался и, посмотрев на жену с улыбкой, спросил:

— Танюша, а может быть ну их, все эти преданья старины глубокой? Ну, подумай сама, кому они теперь нужны?

На это поспешил возразить Ашот:

— Тебе они может и не нужны, а нам очень даже пригодятся. Поэтому пусть здесь всё остается таким же, каким было когда-то на Земле Второй. Думаю, что Мать-Земля не будет против.

— А она и не против, — откликнулся Егор, — она в восторге от того, что сделала Таня и даже приложила к её творению руку. Не одна, конечно, а вместе с Матерью-Землёй Второй, которая лучше кого-либо знает, сколько трудов положил на это Митяй. — Положив руку на плечо друга, он добавил: — Поэтому тебе лучше помолчать на счёт того, что твоя школа ведлов превратилась в музей. Дело сделано и Танюша воспроизвела всё в точности. Между прочим, когда Мать-Земля ставила мне мозги на место, она провела меня по тому пути, который ты когда-то прошел на Земле Второй и я ей за это очень благодарен.

Дионис покрутил головой, вздохнул проворчал:

— Вот теперь мне кое-что становится понятным. Пожалуй, я повторю всё, что ты сделал, Митяй, на Килартии. Естественно без олродов и всего прочего. Думаю, что ты только потому и постиг все знания демиургов, что умеешь работать не только головой, но и руками, как и все твои ученики и Егор это только что доказал.

— В каком смысле? — Удивился Прогрессор.

— А в таком. — Принялся рассуждать демиург: — Кто среди нас самый могущественный воин после Митяя? Егор. Почему? А потому, что Мать-Земля очень толково и доходчиво всё ему объяснила, когда провела путём прогрессора. Отсюда и все остальные его успехи.

Элания не разделяла его точку зрения. Отрицательно помотав головой, она высказалась со своей обычной решительностью:

— Дио, ты ничего этим не добьёшься. Ты можешь построить сколько угодно примитивных домен, но это не даст тебе того, что получил от Матери-Земли Егор. Выход из этой ситуации только один. Каждый из нас должен сделать на своей материнской планете то же самое, что сделал на Земле Первой наш друг — набраться смелости и лечь на землю, чтобы Мать-Планета приняла его, а потом возродила заново. Только тогда каждый из нас получит то, чего жаждет более всего — полное обновление и возможность постичь все созданные нами и другими демиургами знания. Так ведь, Митяй?

Юный демиург, вставший на путь Творцов, кивнул:

— Да, Эла, именно так. Только пройдя через тело своей Матери-Планеты демиург сможет, возродившись, открыть в себе то, чего любым иным образом он не добьётся никогда. Может быть это покажется вам странным, но только после этого вы обретёте чувство единения со всей нашей Великой Звездой Мироздания. Да, это мы превратили в неё Древо Мироздание созданное Дионисом и его друзьями, но это ровным счётом ничего не значит. Вы ведь все, кроме нас с Егором, при этом действовали механически и по сути дела отрешенно, не сливаясь с его творением. Поэтому до тех пор, пока вы не отважитесь пойти на преображение, вы не продвинетесь вперёд ни на миллиметр.

— Но почему? — Возбуждённо воскликнул Дионис — Почему это так важно, Митяй? Пойми, я вовсе не отрицаю правильности твоих слов. Мне просто хочется понять, почему всё происходит именно так, а не иначе? Любой планетарный разум это по сути дела просто огромный компьютер и не более того. То, что он обладает чувствами и интеллектом, это уже не относится к делу. Это условности нашего бытия. Так почему же Матери-Планеты наделены такой ментальной и псионической силой? Ведь они, в отличие от нас, демиургов, всё-таки не являются по-настоящему живыми существами.

— Так-так-так, — насмешливо затакал юный демиург-творец — Мы снова стали выяснять, что появилось первым, курица или яйцо. Дио, хотя ты и создал эту Мегавселенную, вы прибыли сюда в Космической Сфере, окружавшей Мать-Килартию и это она вас породила, используя в качестве инструмента ваших биологических родителей. Ясное дело, в тот момент она даже и не думала о том, что ты станешь величайшим из всех демиургов той Мегавселенной, в которой появилась на свет. Более того, Мать-Килартия даже и не помышляла о том, что она когда-нибудь отправится в такой далёкий путь. Однако, здесь есть одно маленькое но, Дионис. Ты не имеешь никакого отношения к созданию ни одной из Матерей-Планет в этой Мегавселенной. Все они появились на свет помимо твоей воли. Для того, чтобы родилось такое разумное существо, всего-то и нужно, чтобы в недрах планеты имелось горячее ядро. Обо всём остальном вы знаете не хуже меня, ребята, но никому из нас неведомо, почему и как появляются на свет эти удивительные существа — Матери-Планеты. Хотя, знаете, в этом ведь тоже нет никакой особой загадки. На всё воля Высших сил, которые стоят над Творцами, и это именно они определили способ появления на свет и дальнейший путь каждого разумного существа. Человеком какой бы расы ты не родился, тебе уготовано стать демиургом, но только в том случае, если демиурги в твоём Мироздании дойдут до понимания сущности Великой Звезды Мироздания и откроют для себя путь Творцов. Вот тут-то и начинается самое интересное. Демиург даже зная об этом пути, может отказаться идти по нему.

Разговаривая об этом, Митяй шел с друзьями от нефтяного заводика к недавно появившейся ферме. Когда они вошли внутрь, козочки и дикие свиньи, увидев своих хозяев, пришли в необычайное возбуждение и Таня, широко улыбаясь, сказала:

— Смотри, Митяй, как они рады нас видеть.

— Голодные, вот и рады, — ответил Прогрессор насмешливо и тут же задал животным самого лучшего корма, какой только было в его силах сотворить, — они может быть и любят нас, Танюша, но только потому, что мы их кормили и ухаживали за ними.

Дионис, которому ужен расхотелось осматривать латифундию, подошел к хозяину и потребовал:

— Митяй, нам самое время поговорить обо всём начистоту. Давай вернёмся в сад и продолжим разговор там. — Не желая выслушивать возможные отговорки, он перенёс всех обратно на виллу — Из того, что ты сказал, можно сделать один единственный вывод — до тех пор, пока демиург не получит отпущения грехов от своей Матери-Планеты, он может даже не надеяться на то, чтобы стать Творцом. Признаться, я нисколько этому не удивлён, но всё же меня несколько страшит такая перспектива. Очень уж долго я живу в этом мире и боюсь, что не все мои поступки были оправданы обстоятельствами. Как бы некоторые из них не оказались тяжкими грехами.

— От этого никто не застрахован, Дио, — со вздохом сказал юный демиург, сумевший достичь того, чего не смогли добиться древние и потому куда более мудрые демиурги, — признаюсь честно, мне тоже было немного не по себе, когда наступил момент перехода.

Егор усмехнулся и с иронией сказал:

— О, да, конечно. Можно подумать, что ты был таким грешником, что тебя кроме ада уже ничего не светило. Митяй, никогда не забывай о том, что все самые якобы ужасные поступки за тебя совершил Валеирден, а он Творец и ни одна Мать-Планета ему не судья. Наверное, для Творцов тоже есть какой-то высший судья, но это точно не мы. Правда, Дио, я могу сказать тебе в утешение — ада ты можешь не бояться и максимум, что сделает Мать-Килартия, так это повозит тебя фейсом об тейбл за то, что ты засунул её в кутузку на столь продолжительный срок. А вообще вы должны понять только одно, господа высшие демиурги, не вам решать ту проблему, с которой мы все столкнулись. Увы, но вы для этого просто не подходите.

Почти половина гостей семейства Мельниковых в этот день как раз и была высшими демиургами и после такого заявления Егора все они нахмурились. Как это ни странно, но каждый из них понял, что Защитник Матери-Земли прав, но Элания всё же проворчала:

— Чёрт возьми, хотя это и неприятно, но яйца снова станут учить курицу. Митяй, так ты считаешь, что Творец Валеирден знал обо всём заранее и это именно он является отцом цивилизации ведлов на Земле Второй? Если так, то мне уже стало легче.

— Элания, в том, что Валеирден прибыл в нашу Мегавселенную вместе со своей командой именно с такой целью — дать отпор чёрным демиургам, ты можешь даже и не сомневаться. — Ответил юный демиург — А вот на счёт всего остального это ещё не факт. Поверь, Творцы по части хитрых уловок ничем не отличаются от людей, это ещё те жулики и всей правды никто из них не скажет. Он ведь и меня обвёл вокруг пальца, сказав, что ведлы это далеко не такая редкость, как я мог подумать. Знаешь, если бы не моя привычка не верить никому на слово, я бы на этом тут же и успокоился бы. Увы, но ведлы это действительно очень большая редкость и скорее всего среди окружающих нас Мегавселенных второй точно такой же, как наша, не найти. Дело тут даже не в том, что ведлы-демиурги помогли вам создать Великую Звезду Мироздания, а совсем в другом. Похоже, что только мы, нахальные сопляки, способны победить чёрных демиургов, иначе им давно бы уже наступил конец, но и это ещё не всё. Задача Валеирдена заключалась в том, чтобы нацелить нас, юниоров, на решение куда более масштабной задачи…

— Митяй, — перебил юного демиурга Герилар, — неужели ты хочешь сказать, что даже мы сможем однажды отказаться от своих идеалов и стать когда-нибудь чёрными демиургами?

— Заметь, Герри, это не я, а ты сам высказал такое предположение. — Тут же помрачнев откликнулся хозяин дома — Скорее всего именно так оно и было. В этой области Большой Вселенной слишком поздно появились ведлы, существа, способные отринуть все доводы науки и поверить в то, что их высшая цель служить своей Матери-Земле. Более того, каждый ведл рано или поздно приходит к пониманию того факта, что только Мать-Земля способна сделать его истинным творцом, для чего нужно всего лишь полностью довериться ей и слиться с ней своим телом, дав тем самым нашей истинной матери родить тебя заново, но перед тем вытряхнуть из твоего сознания и души всё дерьмо. Не удивлюсь если через какое-то время выяснится, что это такая же обыденная процедура, как умыться утром и почистить зубы. Во всяком случае я намерен в самом ближайшем будущем повторить эту процедуру по одной единственной причине — у меня есть к Матери-Земле не один десяток вопросов и я точно знаю, что только она одна сможет дать мне на них исчерпывающие ответы.

Гости между тем расселись на большой, цветущей поляне, которая была вместе с огромной, раскидистой и тоже цветущей магнолией главным украшением сада, расположенной на том месте, где когда-то стояла отслужившая своё Башня Знаний. Теперь климат на Северном Кавказе стал субтропическим и предстоящая зима будет очень мягкой, но все деревья уже были к нему "приучены". Каждый из гостей расположился на поляне так, как это было ему удобно. Кто-то сотворил для себя удобное, мягкое кресло, кто-то поднял дерновую скамью, а Элания и вовсе поступила довольно оригинально. Ствол и ветви магнолии, которая когда-то росла в саду Бастана и была подарена им Митяю на день рождения, оплели лианы. Несколько лиан спустились вниз и превратились в удобные качели, на которые Дионис положил большие подушки и возлёг на них вместе со своей подругой. Неувядающая, вечно юная красавица устроилась поудобнее и задумчиво сказала:

— Да, Герри, всё сходится к тому, что именно вы, старики, можете в конце концов стать врагами всего живого — чёрными демиургами и единственное средство от этого — ваше перерождение. Именно так произошло где-то по соседству с нами. Похоже, что в нашей части Большой Вселенной вплоть до последнего момента так и не появились ведлы, из-за чего в одной из самых древних Мегавселенной в голову одного или нескольких демиургов, которые знали о том, что существует путь Творцов, пришла дикая мысль, взять и "заморозить" всё сначала в своей Мегавселенной, а затем и вокруг неё. При этом они сумели провернуть всё так, что другие демиурги восприняли Тьму, как естественный природный процесс, хотя каждой Мегавселенной уготован совсем другой конец. Умирая, она должна в сотни, если не в многие тысячи раз увеличить пространство Большой Вселенной, заполненное зёрнами первичного графита и потому пригодное для нового творения. Мне только непонятно одно, друзья мои, почему с чёрными демиургами должны сразиться не мы, а юниоры?

— Всё-то ты прекрасно понимаешь, моя милая Элания, — с печалью в голосе ответил Дионис, — тебе просто обидно, что не смотря на свою молодость ты оказалась в стане старых кочерыжек. Не знаю, утешит тебя это или нет, но с чёрными демиургами действительно смогут сразиться и что самое главное, победить их, только Митяй и его ученики, что меня бесит более всего на свете. Мы столько времени с таким упорством боролись со следствием, пытались найти причину, но в конечном итоге так и не смогли сделать этого. Обидно. Особенно от того, что я так и не понял, почему мы не смогли сделать тех выводов, к которым пришел наш юный друг. Ведь мы же не глупее него.

Юный демиург предпочёл вместо ответа промолчать и правильно сделал. Вместо него патриарху демиургов ответила Элания:

— Да, Дио, ты мудрее нас всех вместе взятых, но я хочу напомнить тебе об одной маленькой, почти несущественной детали. Это ведь вами, старыми кочерыжками, в глубокой древности было установлено неукоснительное правило — вызывать первого человека, который обрел способности демиурга, в центральную Космическую Сферу Вселенной, чтобы он стал учеником в академии демиургов. Оно неуклонно соблюдалось в твоей Мегавселенной все эти годы, как до того соблюдалось во всех остальных Мегавселенных до тех пор, пока его не нарушил Творец Валеирден, тогда ещё просто Валей, который со своей маленькой, точнее крохотной командой наблюдал за той областью моей Вселенной, которую все теперь называют Шаляй-Валяем. В то время, как в Сферу Элании с треском и грохотом вторгся Бастан вместе с несколькими тысячами юных, но невероятно могущественных и искушенных во всём, что касалось самого трудного, Малого Творения, демиургов, он вызвал Митяя в свою Космическую Сферу, в которой даже не было обитаемой планеты, пусть и созданной искусственно, какой является моя Мать-Элания, а не появившейся на свет обычным путём. А произошло это всё только потому, что Творцу Валеирдену не терпелось первому стать учеником Митяя и научиться от него танцу на лезвии ножа. Что ты на это скажешь, мой милый Дио?

Дионис, который, пока Элания говорила, застыл неподвижно, усмехнулся и принялся ворочаться на своих подушках так, словно у него затекло тело. Когда же подруга легонько шлёпнула его по щеке, патриарх ворчливо ответил:

— Что тут можно сказать, кроме одного, Элания, — Творец Валеирден нуждался в этом ничуть не меньше меня или тебя. Правда, тебе всё же повезло больше. Митяй посвятил тебя в ведлы первую, что и даёт тебе право помыкать мною, но я не в обиде, моя девочка. Как это ни странно, но танец на лезвии ножа действительно встряхнул меня и, можно сказать, вывел из того духовного оцепенения, в котором я находился многие миллиарды лет. Теперь моя душа так же свободна и беспечна, как и в годы моей юности…

— Представляю что с тобой произойдёт, когда Мать-Килартия примет тебя в свои объятья и родит заново. — Насмешливо сказал Егор и добавил — Вот тогда-то мы все и узнаем, кто он — Дионер Нис Омис. Думаю, что после этого тебе даже не придётся поступать в академию Творцов. Ну, разве что в качестве профессора.

Дионис зычно рассмеялся и ответил:

— Егорушка, я не введусь на лесть и к тому же, парень, тебе ведь тоже не светит отправиться в путь вместе с Митяем. Ты и Илсиана Защитники Матери-Земли и потому вы вряд ли когда сумеете выбраться за пределы этого Космического Кольца.

— Ну, почему же, Дио, — отозвался Егор, — мы можем спокойно путешествовать по всему Шаляй-Валяю, благо эта область Вселенной находится совсем рядом, но ты прав, Сфера Элании это уже далеко, но только до тех пор, пока она не превратится в Космическое Кольцо.

Элания улыбнулась и строгим голосом потребовала:

— Господа, вы ушли от темы нашей дружеской беседы. Митяй, может быть ты всё-таки скажешь нам, чем всё это закончится?

— Разведкой, Эла, — сказал вполголоса виновник торжества, — а там посмотрим. В любом случае мы отправимся туда не скоро и нас будет очень мало. Не скоро потому, что сначала мы должны увидеть с помощью Гиперпарскана куда лететь, а маленькой наша группа должна быть по одной единственной причине — нам нельзя бряцать оружием раньше времени. Чёрные демиурги это не тот враг, которого не следует бояться. Пока что мы знаем только одно — они есть и они представляют из себя огромную опасность. Ну, и ещё мы точно знаем, что ничего о них не знаем и потому разведка это главное.

— Ну, надо же, какая бездна ума! — Недовольно воскликнул Герилар — Митяй, тому, что ты только что сказал, есть только одно определение, причём твоё же собственное: — "Включить дурака". Ещё об этом можно сказать несколько иначе: — "Наводить тень на плетень", хотя это уже куда больше относится к действиям Творца Валеирдена.

— Стоп, Герилар! — Немедленно пришел на помощь хозяину дома полковник Синклер, — Господа, исходя из того, что сейчас сказал Герилар, каждому из вас должно стать ясно, почему вам не следует ввязываться в эту драку. У меня нет даже малейшего сомнения в том, что вы способны уничтожить чёрных демиургов, правда, возникает один весьма важный вопрос — какой ценой это будет достигнуто? Полагаю, что это будет Пиррова победа и в итоге всё то, что ещё можно вернуть к жизни, будет навсегда уничтожено. Мне отчего-то кажется, что леди Элания несколько минут назад сделала одно очень важное открытие, сказав, что чёрные демиурги "заморозили" свою Мегавселенную. Думаю, что помимо этого они ещё и превратили её в самое совершенное оружие уничтожения. Хотя нет, всё же скорее трансформации, но такой, которая ничем не лучше тотального уничтожения. Если вы соизволите вспомнить, что вы видели с помощью Гиперпарскана, то вам станет понятно — враг находится от нас очень далеко и нам неизвестно, каких бед он уже успел натворить. Поэтому ни о чём ином, кроме разведки, нам сейчас и думать нельзя. Рано или поздно мы найдём с помощью Гиперпарскана то место, откуда он ударил по нашему скоплению Мегавселенных, но как раз именно тогда и наступит наше время и мы отправимся туда на разведку. Нам нужно будет скрытно проникнуть на территорию врага и изучить там всё самым капитальным образом, а для этого вовсе не нужно посылать туда целую армию.

Герилар поднял руку и протестующее сказал:

— Морис, я не имею ничего против разведки и возразил Митяю всего лишь по одной единственной причине. Вместо того, чтобы сказать чётко и ясно, кто и чем должен заниматься, он, как всегда, решил отделаться общими фразами. Пойми, мы давно уже не дети.

Теперь уже Морис Синклер так пристально посмотрел на юного Творца, что тот чуть ли не завопил возмущённо:

— Морис, и ты туда же? Ребята, вы требуете от меня невозможного! Как я могу вас сказать что-то конкретное, если сам ничего не знаю? Поверьте, может пройти не один год, пока Гиперпарскан увидит ту Мегавселенную, в которой окопались чёрные демиурги. Между прочим, Творец Валеирден ни словом не обмолвился о том, как до них добраться. Всё, что он сказал мне относительно них, так это то, чтобы я не собирал большую команду и хотя бы относительно этого мне всё ясно. Нам придётся действовать там, как диверсантам в глубоком тылу врага. Не знаю как вы, а я ему полностью доверяю.

На этот раз возмутился уже Дионис:

— Митяй, тебе не кажется странным то, что ты отправишься туда с горсткой храбрецов, а мы все будем сидеть и переживать за вас? Парень, не забывай, мы прежде всего воины.

— Что и пугает меня больше всего, — угрюмо ответил Крейзи Шутер, — между прочим, как раз храбрецы мне там и не нужны, Дио. Как не нужны и герои. Там должны действовать профессионалы, а не отважные герои с горящими, как у мартовских котов, глазами, которым лишь бы с кем-нибудь подраться, а там хоть трава не расти.

— Полностью с тобой согласен, — неожиданно заявил Дионис и со вздохом добавил, — что меня и возмущает более всего. В том смысле, что такие парни, как Морис и Леонид смогут сделать больше, чем мы, старая, проверенная в боях с чёрными метеорами гвардия. Надеюсь ты понимаешь, Митяй, что нам и в самом деле только и остаётся делать, что во всём положиться на вас? Пойми, отправить вас на разведку нам будет куда труднее, чем в одиночку сразиться с огромным скопищем этих жутких, безжалостных тварей. И самое неприятное заключается в том, что иного выхода, похоже, у нас нет.

Леонид, который внимательно слушал каждого, кто в этот день решил сказать хоть слово, кивнул и с улыбкой сказал:

— Но ведь так и должно быть, Дионис. Может быть мы и выглядим в глазах всех остальных демиургов юнцами, всё же не надо забывать о том, что в этом деле мы профессионалы и наш профессионализм, помноженный на новые знания и совокупную мощь твоей Мегавселенной, поможет нам справиться этой задачей. Между прочим, в этой связи и перед старой гвардией также ставится новая задача. Вы должны как можно скорее пройти тем путём, каким прошел наш командир и после этого немедленно отправиться в соседние Мегавселенные и чем скорее они преобразятся, тем будет лучше.

Дионис пристально посмотрел на Леонида Куренного, кивнул и задумчиво сказал в ответ:

— Да, ты прав, мой друг. Если мы сделаем так, как ты говоришь, то тем самым сможем наделить вас огромной силой, но вам нужно будет найти способ, как воспользоваться ею так, чтобы это принесло пользу нам всем, а не привело к гибельным последствиям.

— Это точно, — вставил своё слово дед Максим, — от силы без ума вреда куда больше, чем от ума без силы. Так что, Митёк, вам там придётся больше уповать на хитрость, чем на силу, а ты в таких делах не слишком преуспел, хотя с другой стороны у тебя есть смекалка. Ничего не скажешь, Бог разумом не обидел.

— Сила, хитрость, смекалка… — проворчал Митяй — что-то вас всех сегодня не туда заносит. Поверьте, у нас у всех будет впереди достаточно много времени, чтобы обо всём хорошенько подумать. Давайте сначала дождёмся того дня, когда мы сможем рассмотреть всё с помощью Гиперпарскана, а уже потом станем решать, как нам лучше всего поступить. Это ведь наша общая проблема.

— Решать которую как раз нам-то и не придётся. — Довольно мрачным тоном сказал в ответ на его слова Дионис — Но в одном я с тобой точно согласен — сначала нужно всё рассмотреть с помощью Гиперпарскана. Тем более, что с его помощью мы сможем собрать очень много данных о Мегавселенной чёрных демиургов.

К радости Митяя разговор на эту тему закончился и все принялись обсуждать его самое последнее творение — Космическое Кольцо и то, как демиурги Земли поступили с её обычными жителями, которые о них толком ничего не знали и потому все перемены оказались для них настолько внезапными, что далеко не все поняли, что же случилось с ними и всем миром. Объяснений Элании и бывшего Прогрессора, как и предупреждал Дионис, явно оказалось недостаточно и потому очень многие люди были близки к панике. Они просто не знали, как им теперь жить дальше. Однако, хотя бы по этому поводу патриарх демиургов не стал снимать стружку с главного виновника такого бесцеремонного отношения к людям.

Его мнение на этот счёт было весьма простым — ничего с людьми не случится. Какое-то время понервничают и потреплют нервы всем, кому только смогут, но потом всё равно лягут спать и проснувшись поймут, что ничего страшного не случилось. На самом деле с миром действительно ничего плохого не случилось, так как никаких потерь, если не считать то, что многие люди потеряли самое главное, что у них было — власть над другими людьми, не было. Вскоре и об этом перестали говорить, так как жена Митяя задумчиво спросила:

— Интересно, как теперь будут жить люди? — И тут же пояснила причину — Понимаете, я знаю, что такое жизнь в мире ведлов и по сути дела мне ничего не известно о том, как живут люди в мире демиургов.

Дионис с улыбкой посмотрел на Эланию и та ответила:

— Таня, ребята, не ждите каких-то особых перемен. Их не будет. Поверьте, хотя начиная с этого дня в вашем обществе будут изжиты очень многие пороки, в своей основной массе характер людей не изменится слишком уж сильно. Среди демиургов тоже немало лодырей и хитрецов, завистников и просто бездарей, так что с этими человеческими качествами вам просто придётся смириться.

Таня усмехнулась и отрицательно помотала головой:

— Нет, Элания, всё не так просто. Люди на всех семи планетах будет ведь прежде всего учиться ведловству, а оно не приемлет лени и бездарности. Ведловство отторгает эти качества в первую очередь и поверь, оно в каждом человеке способно открыть множество талантов. Зависть также не свойственна ведлам, если, конечно, не брать во внимание дух соревнования и стремление доказать всем, что ты сумел достичь каких-то высот. Ну, а что касается хитрецов, то на Земле Второй по сути дела был всего один хитрец — Митяй и если все остальные люди станут точно такими же, то всем другим демиургам будет с ними тяжело соревноваться, но только не в Шаляй-Валяе.

Юный Творец ехидно хихикнул и плаксиво прогундосил:

— Дайте нам самую большую медаль на красивой ленточке. Таня, какие соревнования? Людям нужно наконец забыть о всех прошлых трудностях и просто жить и это самое главное. Заниматься любимым делом, развиваться, рожать и воспитывать детей, не боясь, что завтра сыновей загребут в армию и отправят на войну. Отныне никому даже не нужно думать о том, где он завтра будет работать и хватит ли ему зарплаты, чтобы прокормить себя, не говоря уже о семье. Всё это осталось в далёком прошлом, а теперь впереди жизнь длиной в вечность.

Глава 2

Время больших перемен

Древняя китайская мудрость гласит: — " Не дай вам Бог жить в эпоху перемен". Кун Цю, которого в Китае называли также Кун Фу-Цзы, а в Европе Конфуцием и кому часто приписывали это изречение, с первых же дней наотрез отказался от него. В последствие он не раз говорил, что ему если и принадлежит изречение, касающееся перемен, то совсем иное: — " Когда дует ветер перемен, ставь не стены, а паруса". По тому же самому поводу другой китаец, Мао Цзэдун, выразился почти точно так же: "Когда дует ветер перемен, надо строить не щит от ветра, а ветряные мельницы". Их посмертные судьбы были одинаковыми. Оба прошли через ад, чтобы заслужить право снова жить среди людей. Кун Фу-Цзы провёл в нём сто лет, а Мао Цзэдун в пять раз больше, но оба продолжили свою жизнь со своими прежними именами, хотя далеко не всеми деяниями гордились.

Адольф Гитлер, как и очень многие другие мужчины и женщины, предпочёл начать свою жизнь с чистого листа и об этом кроме Егора и Илсианы никто не знал. Даже Митяй, но того вообще не интересовало прошлое людей. Не задумывался он и о их будущем и если чего страстно желал, так это того, чтобы они не доставали его в настоящем. Уже довольно скоро он столкнулся с тем, что огромное число жителей Земли Первой почему-то хотело встретиться с ним, чтобы заявить о каких-либо требованиях. Поначалу его это удивляло, вскоре стало раздражать, а буквально через какой-то месяц и вовсе бесить. Понимая, что так оно будет продолжаться и дальше, отец народа говорящих камней счёл за благо вообще покинуть Землю Первую и уединиться с Таней на Сольвирии.

Эта планета была почти точной копией Земли. На ней Митяй и Таня присмотрели себе небольшой необитаемый остров и поселились на нём, предоставив всем остальным людям, живущим на планетах Космического Кольца Земли, самим решать свои проблемы. По большому счёту особых проблем у людей как раз и не было. Продуктов питания, причём натуральных, всем хватало с большим избытком, каждый человек имел не просто крышу над головой, а прекрасный дом — большой, красивый и удобный, который не нуждался в коммунальном хозяйстве и плюс к этому ещё и машину, способную изменять свой внешний вид в широком диапазоне. Расширенное сознание и новые знания сами собой подталкивали людей к дальнейшему совершенствованию и с этим тоже всё было в порядке.

На все шесть планет (Земля Вторая в этом не нуждалась) прибыл большой десант демиургов, в совершенстве постигших ведловство, но и без них ведловскими знаниями обладали все воскрешенные Матерью-Землёй предки современных людей. Правда, у них не было никакого опыта в практическом ведловстве и вот тут-то им как раз и пригодилась помощь таларов, кригийцев, левтийцев и многих других народов Шаляй-Валяя. На всех планетах стали расти, как грибы после дождя, Башни Знаний. Первые появились уже практически на следующий день. Люди к тому времени малость успокоились, а некоторые даже успели провести всякого рода собрания. Когда же их стали зазывать в школы ведловства, то первыми туда отправились как раз именно предки. Они лучше кого-либо знали, что им нужнее всего.

Сразу же выяснилась одна странность. Чем более древним был человек или неандерталец, тем более прилежно он постигал науку ведловства. Все остальные знания в его голове уже имелись, причём это были знания куда более высокого порядка чем те, которые имели самые просвещённые люди Земли Один. Они же первыми задумались и о том, какими будут отныне их планеты, как государства. В том, что людям Кольца Земли нужно жить вместе, никто не сомневался и то, что Митяй расселил всех по отдельным "квартирам", было воспринято с пониманием. Тем более, что та машина, которую имел практически каждый человек в возрасте от четырнадцати лет и старше, могла в считанные часы отвезти тебя на самую далёкую из планет, а Интернет так и вовсе не прекратил своей работы.

Да, новая политика началась именно в Интернете, между прочем изрядно почищенном от грязи и всяческого дерьма, и началась она с того, что тысячи людей принялись выдвигать самые фантастические идеи относительно того, кто должен стать правителем Земного Кольца. Вот потому-то Митяй и сбежал с Земли Один на Сольвирию, а вслед за ним разбежались кто куда все его друзья и соседи. Их виллы остались, а сами они подевались неизвестно куда. Вообще-то большинство друзей отца народа говорящих камней спряталось на Земле Второй, где разыскать их было невозможно. Это же нужно спрашивать людей, а второземельцы своих не сдавали. У них давно уже имелось своё ведловское правительство, но они его никому не навязывали и правильно делали, поскольку понимали, насколько они неопытны. О правительстве люди, правда, говорили недолго.

Очень большое число политиков, правителей и правительственных чиновников оказалось не просто не у дел, а начало мотать свой срок на планете-тюрьме. Туда они были отправлены вовсе не потому, что руководили людьми, а за совершение преступлений, но в следствие этого у людей сложился вполне определённый стереотип мышления — заниматься политикой и рваться во власть могут только люди с преступными наклонностями. Так говорили очень многие и потому разговоры о возрождении государств и создании правительств быстро затихли сами собой. Желающих сесть в президентские и министерские кресла не нашлось.

На Земле Первой, как и на пяти планетах, на которых расселили землян, вполне хватало как опытных государственных чиновников, так и таких политиков, которые искренне желали изменить жизнь к лучшему, вот только им не давали это сделать. Вот только они уже не рвались во власть. Зато они стали следующими учениками в школах ведлов и если предков интересовали одни только ведловские практикумы, то эти люди принялись изучать ведловство самым капитальным образом. Не прошло и недели, как всё Земное Кольцо превратилось в одну огромную школу ведловства. Некоторые студенты были готовы учиться сутками напролёт и требовали от своих ведаров, чтобы тех собиралось в Башне Знания как можно больше и они передавали им знания побыстрее, поскольку не хотели опоздать.

В результате дети чуть было не оказались брошенными родителями, но этого не случилось потому, что у них имелось множество много раз пра-прадедушек и бабушек. Причём не простых, а чуть ли не волшебников и волшебниц. Вот тут-то и выяснилось, что самой лучшей является семейно-клановая модель общества. Такая, которая была принята на Земле Второй. Клан Мельниковых на этой планете не был самым большим и не очень-то увеличился даже после того, как воскресли все предки по женской линии этого клана, то есть Танина родня. На Земле Первой Мельниковых всё же было побольше, хотя они пока что не спешили собраться в одном месте. У второземельцев главой клана был Игнат Мельников, старший внук Митяя и Тани. Сами же они, как и их дети, наотрез отказались занимать в своём клане должность пусть и чисто номинального, но всё же главы.

Легендарной личностью для клана Мельниковых был дед Максим и это именно к нему уже вечером первого же дня прибыл Игнат и принялся уговаривать его перебраться на Землю Вторую. Тот подумал немного и вместо этого призвал всех первоземельских Мельниковых. Это, кстати, была вторая причина, по которой его внук, взяв жену за руку, уже менее, чем через месяц сбежал с ней на Сольвирию, чем лишь порадовал деда Максима.

Мельниковы жили в Апшеронске испокон века и потому в конечном итоге поселились на правом берегу Пшехи, которую переименовали в Марию в память о "подвигах" Митяя. С него им была хорошо видна Латифундия с большой буквы, а за рекой Нефтяной раскинулся Старый Апшеронск — небольшой город-музей, в котором бережно сохранили все имеющиеся старинные здания, а также восстановили в первозданном виде те, которые были когда-то разрушены.

Помимо резко увеличившегося в числе клана Мельниковых, вокруг Старого Апшеронска поселилось ещё несколько кланов и все они были очень дружны между собой. Однако, таким образом старожилы Апшеронска всего лишь закрепили за собой эти земли, так как почти две трети народа немедленно подались кто куда. Не прошло и месяца, как люди на Земле Первой поняли, что на их планете по сути дела ещё конь не валялся и работа по её преображению только началась.

Да, основной объём работ был уже сделан, у людей на руках имелось целых семь огромных, девственных планет с великолепной биосферой, но даже Землю Вторую нельзя было назвать полностью обустроенным миром. В этом плане Талария, которой ещё не полностью вернули её прежний облик, была намного предпочтительнее для жизни, хотя на ней всё же жилось тесновато. Между тем, посмотрев на Кольцо Земли, таларийцы решили сотворить точно такое же и у себя.

В плане жизненного пространства Кольцо Земли представляло из себя едва ли не самое шикарное место во всей Мегавселенной, а потому сразу же стала путеводной звездой для всех её обитателей и вот тут-то и выяснилось, что "рабочих рук" остро не хватает.

Хотя Митяй и съехал с Таней на "дачу", он ежедневно получал информацию о том, что происходит в Мегавселенной Дионер Нис Омиса. Верховный демиург наконец-то добрался до Килартии и Мать-Килартия не только приняла его в свои прохладные, нежные объятия, но и без каких-либо проволочек возродила заново. Дионис в результате получил то, о чём говорил ему юный Творец. То же самое сделала Элания, а вместе с ними едва ли не все демиурги. Обретение настоящей, а не мнимой молодости вкупе с тем, что весь имеющийся объём знаний делался наконец полностью доступным, вместе с ведловством практически превращало демиурга в Творца, снимало все вопросы, хотя множеству демиургов здорово нагорело от их Матерей-Планет.

По большому счёту выбор у демиургов был невелик. Или ты сам ляжешь в землю на своей планете, или тебя туда уложат другие, а то, что тебе, возможно, придётся ответить за все грехи, причём по большому счёту, никого особенно не волновало. В любом случае больше суток никто не отсутствовал и о том, через что ему пришлось пройти в загробном мире, не рассказывал. Главным же было то, что после этого юные Творцы с азартом брались за работу и, как правило, приводили в порядок задворки Вселенных, а также в спешном порядке создавали новые, чтобы заполнить ими пустоты, имеющиеся в Мегавселенной. Всю остальную работу они оставляли демиургам-неофитам и ведлам, а её было невпроворот. Только теперь Митяй осознал, какая же она всё-таки огромная, Мегавселенная Диониса.

Та область Вселенной Элании, между прочим последней из созданных в Мегавселенной до её преображения, которая называлась Шаляй-Валяем, на самом деле составляла едва ли тысячную долю процента от её объёма. Не смотря на это в ней насчитывалось свыше пятидесяти тысяч галактик и в каждой бурлила и кипела жизнь. Космическое Кольцо Земли находилось от Шаляй-Валяя на огромном расстоянии, ведь оно венчало собой гигантскую пятигранную пирамиду, стороны которой хотя и были прозрачными, тем не менее представляли из себя силовые экраны невероятной мощности, а рёбра были гравитационными струнами. Кольцо Земли находилось от вершины пирамиды на расстоянии в тысячу световых лет, но расстояния уже перестали иметь хоть какое-то значение. Точно так же, как домом большинства людей было теперь Кольцо Земли, им являлась ещё и вся Мегавселенная Диониса и многие земляне это уже осознали.

Демиурги Земли, которые совсем недавно передавали ведловские знания миллионам и миллиардам других демиургов, первыми поняли это и их теперь было не сыскать. Они попросту превратились в путешественников и разбрелись по всей Мегавселенной. Митяй не видел в этом ничего страшного, ведь они своё дело уже сделали и теперь никто не мог отказать им в этом праве. Тем более, что во внутренних Вселенных далеко не все демиурги знали о том, что произошло. Как это ни странно, но находились и такие. Зато все обитатели Кольца Земли могли каждую ночь видеть своими собственными глазами, какие огромные перемены произошли в Мегавселенной, ведь они могли видеть с вершины пирамиды множество других Вселенных, а это было очень величественное зрелище, благо скорость света уже не являлась естественной преградой.

На всех семи планетах и их огромных лунах, буквально на каждой вершине был установлен Парскан особой конструкции, через который как днём, так и ночью с помощью ведловских очков любой ведл или демиург мог полюбоваться на это зрелище, но были и такие люди, кому нравилось смотреть на небо невооруженным ведловским взглядом. Может быть потому, что земляне могли видеть такую картину вживую, они стали совсем по другому смотреть на многие вещи и именно с этим было связано то, что весьма значительное число заключённых буквально каждый день обращалось к искинам с просьбой немедленно отправить их на Землю Первую. Зачем, спрашивается, оттягивать неизбежное, если с прошлым можно покончить сейчас?

Дело семимильными шагами шло к тому, что ещё два, три года и на лунах не останется ни одного человека. Впрочем, это никого не смущало. На лунах были созданы такие чудеса, что уже сейчас туда рвалось множество туристов и всё потому, что только там можно было увидеть настоящего дракона. Митяй по этому поводу испытывал сложные чувства. Он думал, что этот процесс затянется на многие десятилетия и столетия, а оказалось так, что виртуальный ад в чреве матери-Земли нисколько не страшил людей, хотя искупать грехи каждому из них придётся по полной программе.

Что касается этих господ, он хотя бы был полностью уверен в том, что им уже не придёт в голову повторять старые и совершать новые преступления. С преступностью, похоже, было почти покончено и это самое почти происходило от того, что к множеству тех авантюристов, которые уже имелись в Шаляй-Валяе, прибавилось немалое число землян. Ещё толком не разобравшись со своими мирами, они ринулись "покорять" чужие.

То ли к счастью, то ли ещё к чему-либо, на ПМЖ в Кольцо Земли также потянулось множество народа как из Шаляй-Валяя, что было вполне понятно, так и чуть ли не с другого конца Мегавселенной. Всё дело заключалось конечно же в том, что Кольцо Земли здорово пиарили демиурги-туристы, а потому началось чуть ли не вторжение инопланетян. Особенно много их прибывало в девственный и опасный мир самого Кольца, заселённый динозаврами. В океанах же всех семи планет появилось немало новых обитателей — аквоидов, которых манила к себе их первозданная чистота.

Впрочем, каких только разумных существ не прибывало в миры Кольца Земли и всех их роднило только одно — они были, как минимум, ведлами и прекрасно знали все основные языки Земли. Как это ни странно, но земляне относились к ним терпимо. Наверное потому, что знали теперь одну простую истину — им ничего не стоит создать ещё несколько планет и поставить на орбите рядом с уже имеющимися, а раз так, то почему бы не принять гостей на ПМЖ.

Прошло всего каких-то два года и население Кольца Земли чуть ли не утроилось. Некоторые из землян по этому поводу даже стали поговаривать, что пора бы объявить Землю Первую столицей всей Мегавселенной, а чтобы Дионер Нис Омис не возражал, перенести Килартию в Кольцо Земли. Дионису, вообще-то, было как раз вовсе не до того. Он все эти два года только тем и занимался, что формировал отряды демиургов-дипломатов и если наведывался в миры Кольца Земли, то только ради того, чтобы завербовать землян, причём обязательно второземельцев или на худой конец первоземельцев и новых сольвирийцев. Впрочем, он не отказывался от обитателей остальных миров если видел, что те хорошо разбираются в дипломатии. Однако, лететь в другие Мегавселенные никто не торопился и пока что их просто изучали с помощью Гиперпарсканов.

Митяй поступил мудро, что устранился от подобного рода дел. Во-первых, он в них совершенно не разбирался, а, во-вторых, даже и не собирался заморачиваться на какой-то там дипломатии. Его в данный момент интересовало только одно — Таня и их сын. Если поначалу они ещё думали о том, чтобы мальчик родился в стенах их старого дома, то начиная с той поры, как он превратился в форменный проходной двор, поняли, что им лучше всего съехать куда-нибудь. Сборы были недолгими и однажды утром, позавтракав, как всегда, в большой компании, они попрощались и исчезли, прихватив с собой только свои говорящие камни. Митяй уже успел к тому времени присмотреть на Сольвирии небольшой остров, лежащий в субтропиках и тот очень понравился Тане. На берегу небольшого залива, окруженного высокими скалами, метрах в ста от водопада, он поднял из земли небольшой, но очень красивый и уютный коттедж, окруженный садом.

Крафт с Мунгой и Мурзик со своими кошечками перенеслись туда вместе с ними. С этого дня началась новая полоса в их жизни, ведь минувшую ночь они провели не в постели, а легли на землю на небольшом пятачке в бамбуковой рощице и рано утром, ещё до восхода солнца вернулись в мир обновлёнными. Разумеется, это никак не повлияло на течение беременности и через четыре с половиной месяца Таня родила ещё одного сына. Имя ему они давно уже придумали и ни для кого из их друзей не стало неожиданностью, что этого белокурого мальчика родители назвали Валеиром. Малыш развивался несколько быстрее обычных детей и в возрасте одного года уже не только ходил, но и говорил так, словно ему было года два с половиной. Маленький Валеир был очень любознательным крепышом и родители уделяли ему всё своё время. Впрочем, никто из их детей не рос "беспризорником". У Митяя на этот счёт имелось строгое правило — родили ребёнка, занимайтесь его воспитанием с первых же дней жизни.

Между тем маленький Валеир очень сильно отличался от всех своих сестёр и братьев, когда им было столько же лет, сколько и ему. Те родились ведлами и уже только поэтому не знали, что такое обычные детские болезни. Этот же мальчик появился на свет даже не совсем обычным демиургом, а потому родители не переставали удивляться тому, как быстро он развивался и когда ему исполнилось всего два года, начали учить его ведловству. Валеир ещё тогда, когда ему исполнился всего лишь год, был чуть ли не полноправным хозяином всего острова, хотя, конечно, ещё не мог обойти его пешком, да и в два года у него не хватило бы на это силёнок, но к его услугам был Крафт, мощный, крупный и очень умный пёс, а также Мунга, самая смелая и отважная его защитница.

Вместе с Крафтом и Мунгой, начиная с двухлетнего возраста, маленький Валеир, который боле всего походил на Маугли, изучил остров вдоль и поперёк. Отваги малышу было не занимать, но не это было главным, а то, что он был на диво сообразительным и изобретательным ребёнком с очень добрым сердцем. Куда чаще именно он защищал остальных обитателей острова от Мунги, нежели она его от них. Валеир, не давая собаке вцепиться зубами в шею какого-нибудь хищника, на острове водились леопарды, моментально пускал в ход ведловство. Митяй, сделавшись совершенно невидимым, чуть ли не постоянно находился рядом. Очень часто они путешествовали по острову втроём, но маленький ведл куда больше любил носиться по нему верхом на Крафте вместе с Мунгой. Этим он очень сильно походил на отца, только в более старшем возрасте.

Прошло чуть более трёх с половиной лет, как Мельниковы жили на острове, пока не наступила пора возвращаться и дело тут было вовсе не в том, что их сыну следовало бы уже познакомиться с другими детьми. Всё объяснялось лишь тем, что Гиперпарскан наконец сумел "добраться" своим парадоксальным взором до весьма странного образования, расположенного далеко от местной группы Мегавселенных. Похоже, что это как раз и была космическая обитель чёрных демиургов. Пока что она была видна на экране всего лишь чёрной, невзрачной точкой, но это только пока. Едва узнав об этом, Мельниковы так же быстро покинули свой остров, как однажды умчались из дома. Они возвращались в совершенно иной мир.

За три с лишним года все миры Кольца Земли изменились самым коренным образом и дело тут заключалось даже не в том, что они и в самом деле превратились в столицу Мегавселенной Диониса. Перемены прежде всего коснулись людей. На лунах, превращённых некогда в тюрьмы, уже не осталось ни одного заключённого. Планета Килартия и в самом деле была перенесена в Кольцо Земли. Такова была просьбы самой Матери-Килартии и Дионис не посмел ей перечить, хотя по большому счёту ему было совершенно всё равно, где будет находиться его материнская планета, в центре Мегавселенной или на её краю. Всё равно он вскоре должен будет её покинуть вместе с Эланией и никто не знал, вернутся они когда-нибудь назад или нет. Даже они сами отвечали на этот вопрос весьма туманно. Более того, они также последовали примеру Митяя и Тани.

На Земле Первой уже жило свыше пятнадцати миллиардов ведлов и демиургов самых разных рас. Все старые города, превращённые в музеи, оставались на своём месте, а поблизости от них поселилось множество людей, но не в небоскрёбах, а в самых обычных виллах, правда весьма больших и одна от другой отстояла не менее, чем на три, четыре километра. Пока имелась такая возможность, все наслаждались возможностью пожить уединённо. Клановые и родовые виллы вовсе не были хуторами, ведь рядом с городами-музеями располагались как развлекательные, так и научные комплексы, но народ перемещался в пределах всей планеты и не только. Некоторые демиурги, жившие на Земле Первой, работали, к примеру, на Марсии или Килартии, а довольно часто ещё дальше, что не мешало им возвращаться вечером домой, в лоно большой семьи или клана.

Перемены, произошедшие с людьми на Земле, по здравому размышлению пришлись по душе всем без исключения, как праведникам, так и закоренелым жуликам. Последние, правда, от банального обмана и жульничества перешли к изощрённой ведловской хитрости, но ей земляне учились у других народов Шаляй-Валяя. Из миров Кольца Земли в другие миры потянулось множество звёздных торговцев, главным товаром которых стали говорящие камни с планеты Земля Один, а также фрукты, которые якобы увеличивали ведловскую силу. Самое поразительное заключалось в том, что так оно и было, хотя что говорящие камни, что самые экзотические фрукты с Земли мало что могли дать сами по себе и только в том случае, если обитателей других миров обучал чему-либо ведар, прибывший с одной из планет Кольца Земли, они действительно обретали такие свойства.

Вот так как-то само собой и получилось, что любой демиург с помощью торговца-землянина и в самом деле мог существенно повысить своё демиургическое могущество. Как и почему происходило такое, никто не мог понять но всё именно так и было. Некоторые пройдохи, которых и ведлами-то назвать можно было только с большой натяжкой, битком набивали багажники своих флайеров говорящими камнями и корзинами с фруктами, брали жаровню, мешочки с ароматическими порошками, всякие курительные палочки и через порталы пространственного перемещения забирались чуть ли не на другой конец Мегавселенной, чтобы заявить о себе, как о великих ведарах с Земли Один и чуть ли не объявить себя учениками Митяя, хотя и были более, чем посредственными, ведлами.

Их главным товаром стали говорящие камни и особые ведловские фрукты, увеличивающие силу хоть ведла, хоть демиурга. Именно их они предлагали купить за весьма высокую цену. Сеанс ведловской педагогики, во время которого ведар давал своему ведану слопать яблоко или апельсин, прилагался бесплатно, а именно в нём как раз и было заключено таинство. Митяй даже и не думал исследовать этот феномен, но Бастан, столкнувшись с такой формой жульничества, не поленился всё хорошенько изучить. Увы, но он был вынужден развести руками. Торговцы говорящими камнями и фруктами мало того, что хорошо умели передавать веданам какие-нибудь простейшие ведловские знания, так ещё и существенно, иной раз в разы, увеличивали их способности в ведловской демиургии. Вот и получалось, что какой-то полуграмотный ведл действительно мог облагодетельствовать самых мудрых демиургов и те выкладывали за это не одну тысячу каратов.

Некоторые торговцы на этом быстро сделали огромные состояния, вот только почему-то весьма неохотно возвращались потом в родной мир, прекрасно зная, что им здорово нагорит за хитрость от родной Матери-Марсии, но они и тут нашли выход из положения. Точнее он существовал на Земле всегда и назывался церковной десятиной. Впарив все свои говорящие камни и фрукты, торговцы ведловской силой закупали в облюбованном ими мире по дешевке раз в пять больше минералов и металлов, а по возвращении упрашивали куда более умелых ведлов изготовить из них статую ставшей для них родной Матери-Марсии или Матери-Венеры. После этого они устанавливали её у себя в саду и, закатив пир на всю округу, погружали подарок в твердь планеты. Некоторые из торговцев, самые пройдошистые, вдобавок ко всему ещё и сами отправлялись вслед за ней, а наутро, возродившись, несколько дней были само смирение, но потом снова загружали в багажник флайера говорящие камни, фрукты и летели к ближайшему порталу пространственного перемещения.

Самым же удивительным было то, что находиться вдали от планеты, совсем недавно сделавшейся для них родной, они не могли. Какой бы райской не была та планета, на которую их заносило и как бы радушно их там не принимали, они всё равно едва расторговавшись спешили воротиться домой. Одно плохо, они не очень-то стремились совершенствоваться в ведловстве, но и в этом не было ничего страшного. В любом случае от этой категории граждан уже не исходили те угрозы, что раньше. Они перестали быть по образу мышления прежними лабазниками, высокомерными и одновременно заискивающими, злобными и алчными, готовыми в любой момент сбиться в стаю и начать крушить и громить всё, в чём видели для себя опасность. Гонору, конечно, в них хватало, ещё бы, ведь они по лёгкому срубили столько бабла в других мирах, что могли купить всё, что угодно, но в том-то всё и дело, что любой другой человек, преуспевший в ведловстве, мог в любой момент изготовить себе точно такой же дворец, а потому торговцы ведловской силой не очень-то кичились своим богатством.

Все люди изначально получили равные стартовые возможности, причём высочайшего уровня и это моментально уничтожило как экономику, так и само прежнее мироустройство. К тому же все более или менее опасные хищники были посажены в клетку. Не стала нужна медицина, продукты питания самого высокого качества сделались доступными, "умные" дома полностью обеспечивали людей не только высочайшим уровнем комфорта, но и полностью перерабатывали все отходы жизнедеятельности человека и к тому же раз и навсегда были решены все транспортные проблемы. Социальное неравенство было снято с повестки дня, но что самое главное, объём знаний в головы людей был помещён такой, что им попросту уже не нужно было учиться ничему. Учёба сделалась уделом одних только детей, а за ними как раз было кому присмотреть, так как мировоззрение воскресших предков было совсем иным, нежели у их живущих потомков.

Единственное, что могло дать человеку возможность выделиться на фоне силовым путём навязанного им демиургами всеобщего равенства в богатстве, но только не в нищете, было ведловство. Вот тут-то и начинались очень большие странности и Митяй был очень удивлён, что подавляющее большинство людей, немногим свыше восьмидесяти процентов, погрузилось в ведловство лишь самого начального уровня, который был достаточен только для того, чтобы выполнять минимальный объём обязанностей и лишь треть из этого числа людей захотела обрести говорящие камни. Для той работы, которую им предоставляли, а это были простейшие операции, нацеленные на первичную обработку продуктов питания и воспроизводство немногих вещей, срок жизни которых был невелик, а также всякого рода общественные работы, связанные природоохранной деятельностью, то есть заботой о Матери-Планете не на словах, а на деле.

Эти люди просто жили в своё удовольствие, а большего от них и не требовали. Более того, над ними чуть ли не тряслись остальные двадцать процентов населения планет Кольца Земли. Ещё бы, ведь это они были потребителями всего того, что производили ведлы и демиурги: товаров и самых различных услуг, в том числе и развлечений. Хлеба всем хватало с избытком, а по части того, кому производить зрелища, недостатка в кадрах высокой квалификации не было. Поэтому всякого рода индустрии, производящие и поставляющие такого рода товары на рынок, очень быстро возродились и уже через какие-то несколько месяцев набрали высочайшие темпы производства. Платёжеспособный спрос-то имелся и он был обеспечен самыми главными заказчиками — Матерями-Планетами, за которыми нужен был постоянный уход. Тем более, что практически сразу же выяснилось, что один час общественных работ по уходу за природой стоит дороже, чем десять часов работы в каком-нибудь научно исследовательском центре, в котором трудились демиурги самой высокой квалификации.

На такие работы люди не просто рвались, они сами придумывали, чем бы им заняться и потому уже довольно скоро буквально у каждого человека имелся свой собственный участок, за которым он тщательно ухаживал. Для ведла даже самого начального уровня, обладающего такими знаниями, какие стали доступны землянам, это было парой пустяков. В любом случае если он сталкивался с какой-то сложной проблемой, ему было кому позвонить и сообщить о ней. Поэтому, проведя на работе три, максимум четыре часа, любой мужчина или женщина могли позволить себе развлекаться или заниматься чем угодно до конца этого дня и весь следующий день в придачу. В любом случае всего за сорок пять часов, потраченных на такого рода работу в течение месяца они получали такую заработную плату, что могли позволить себе жить в самом настоящем дворце, вот только кто в нём будет потом прибираться?

У каждого человека имелось два комплекта одежды, изготовленной из наноткани — один для лета, другой для зимы, которым можно было придать практически любой внешний вид. Помимо них люди приобретали в свой гардероб ещё несколько каких-нибудь платьев, но гораздо чаще просто аксессуаров и этого обычно хватало на все случаи жизни. Поэтому хотя с одной стороны всё лёгкая промышленность мигом сыграла в ящик, причём мусорный, бурно развивался модельный бизнес, ведь для того, чтобы твоя наноодежда приобрела нужный модный вид, в память управляющего компьютера нужно было внести соответствующую информацию. Так что теперь кутюрье уже не нуждались в портнихах, но зато им требовались модели для подиума и каналы сбыта своей продукции, в основном телевизионные.

Помимо этого развитию телевидения способствовали ещё и творцы иного рода, различного рода исполнители, а также спортсмены. Из-за того, что образовательный ценз резко, буквально на три порядка, вырос "пипл" уже не хотел "хавать" всю ту продукцию, которую ему подсовывали раньше. Не приди ведловство в искусство и спорт, эти два вида человеческой деятельности непременно захирели бы и даже самые выдающиеся их представители попросту протянули бы ноги с голодухи. То, что учёные и инженеры погрузились в ведловство по самые брови, было само собой разумеющимся. Им просто было некуда деваться, но не смотря на все их прорывные достижения творческая интеллигенция и спортсмены давали им все сто очков форы и это обстоятельство вызывало у Митяя искреннее удивление.

Про себя отец народа говорящих камней обычно говорил, что он и исполнительское искусство живут на разных планетах. Максимум, на что хватало его талантов, это сделать довольно дилетанский рисунок, срисовывая что-нибудь, если, конечно, речь не заходила о живописном и скульптурном ведловстве. Вот тогда он мог заткнуть за пояс даже маститого живописца или скульптора, но только до той поры, пока настоящие художники, и не они одни, а вместе с ними писатели, композиторы, певцы и артисты не занялись ведловством.

Вот тут то на уши и была поставлена чуть ли не вся Мегавселенная и Митяй окончательно понял, что двадцать пять тысяч лет развития цивилизации, это тебе не ворона каркнула и не петух прокукарекал. Если в галактике Млечный Путь и, вообще, в Шаляй-Валяе, а это почти полмиллиона галактик также наблюдалось нечто подобное, то после того, как прозвучали первые аккорды земных пианистов-демиургов, а также зазвучали голоса певцов-демиургов, всем сразу же стало ясно, что миры Круга Земли в плане искусства уже обогнали многие другие, а почему — непонятно.

В какой-то мере именно это обстоятельство послужило тому, что в миры Кольца Земли ринулось столько демиургов. Театры и концертные залы строились тысячами и они не пустовали. На концерты некоторых творческих коллективов приходилось записываться чуть ли не за год, так как все билеты на их выступления уже были распроданы. Выручало, как всегда, телевидение и теперь уже мегавселенский Интернет, но одно дело послушать ведловской концерт демиургов дома, а совсем другое в специально построенном, трансформирующимся от произведения к произведению зале и, вообще, стать живым участником такого художественного ведловства, во время которого у человека, словно крылья вырастали за спиной.

О том, что когда-то на концертных площадках имело место кваканье под фанеру, вспоминали со смехом. Ещё бы, ведь теперь даже рок-группы сменили электронные инструменты на живой, правда, ведловской звук, но ведь и это ещё не всё. Мать-Земля возродила Никколо Паганини и Ференца Листа, Фредди Меркьюри и Джимми Хендрикса, Джона Леннона и Людвига Ван Бетховена, а также всех остальных великих творцов уже полностью сформированными демиургами. Поэтому всем остальным людям искусства ничего не оставалось делать, как погрузиться в ведловство полностью и они, надо сказать, очень быстро догоняли признанных корифеев. Та же самая история произошла и с остальными творцами, а то, что образовательный ценз сограждан резко повысился, только заставляло их создавать всё новые и новые шедевры, а не сбрасывать лопатами в корыто "жвачку для пипла", надеясь, что он всё "схавает". "Пипл" изучив всего лишь азы ведловства, стал очень требовательным народом и моментально чувствовал малейшую фальшь.

Особенно ярко расцвёл кинематограф. Режиссёры-демиурги, по-новому взглянув на всё и оценив все возможности ведловства, стали снимать такие фильмы, каких от них никто и не ожидал. Под каждый фильм также создавался особый кинозал и эффект присутствия стал настолько ярким, что это продирало зрителей буквально до костей. У Митяя по поводу нового, ведловского кинематографа сложилось двоякое мнение. С одной стороны он совершенно не понимал, зачем нужно было переснимать "Властелина колец", но с другой стороны, создав у себя дома специальный зал для просмотра этого кинофильма в точном соответствии с рекомендациями Питера Джексона, он вместе с Таней каждый день по три часа фактически полностью переносился в мир меча и магии. Как это ни странно, но фильмы землян, даже те заново переснятые, которые повествовали о различных войнах, производили огромное впечатление на всех демиургов без исключения, а некоторые из них и вовсе подсели на ужастики про вампиров, оборотней и прочих годзилл с кинг-конгами и суперменами.

На его взгляд Голливуд просто озверел, раз "Парамаунт Пикчерз" решила переснять заново, по-ведловски, даже "Стар Трек" с ушастым, словно эльф, Споком. Ещё больше его удивляло то, что люди с огромным интересом смотрели подобные фильмы. Впрочем, как раз это и не было удивительным, ведь в них были напрочь ликвидированы все огрехи начиная с тупых сценариев и они стали настолько реалистичны и логически обоснованы в мельчайших деталях, что некоторые фантастические миры просто манили к себе людей. Эдак дело могло дойти и до того, что они начнут создавать их хотя бы на лунах, чтобы иметь возможность пожить какое-то время за пределами реального мира со всеми его проблемами и трудностями, а они пусть и не в прежнем объёме, но всё же имелись. Правда, по сравнению с проблемами недавнего прошлого их всё же нельзя было считать серьёзными.

Получил своё развитие также и спорт, который благодаря ведловству поднялся сразу на несколько ступенек вверх. Самое главное, что произошло в мире большого спорта, так это то, что из него навсегда ушло само понятие договорных встреч. Теперь если футболисты сходились на поле, то буквально каждый матч превращался в самую настоящую битву титанов, в которой никто себя не щадил. Танец на лезвии ножа сделался для каждого профессионального спортсмена пропуском в мир большого спорта. Иначе каким бы талантом ты не обладал, с тобой никто даже разговаривать не станет. Так что не удивительно, что в прославленные спортивные клубы теперь брали только спортсменов-демиургов и потому всех тренеров-селекционеров интересовало лишь одно, где и у кого ты учился танцу на лезвии ножа и если твоим наставником был кто-либо из учеников отца народ говорящих камней, то тебя брали в команду.

Зато в области спортивных достижений обитатели Земли Второй были вне всякой конкуренции, особенно футболисты, но их сразу же переманили к себе самые прославленные футбольные клубы из других миров и второземельцы повелись на посулы. Вообще-то они получили то, что им было обещано — славу, почёт и всеобщее обожание. Уже через год после разъезда по разным планетам, возобновились практически все мировые чемпионаты и кубковые игры. Между прочим, люди, немного подумав, пришли к выводу, что Митяй поступил правильно, создав семь планетарных государств. Это было наилучшее решение на тот момент. Благодаря ему у людей появилась возможность заняться своими личными делами, забыв об общественных и государственных интересах. В общем Эпоха Перемен оказалась не такой уж и страшной, но самое главное, люди быстро выяснили, что земное ведловство это очень мощная штука и поэтому не чувствовали себя ничтожными пылинками в огромной Мегавселенной.

Прошло всего каких-то три с половиной года и земляне забыли о своём прошлом. Осознание того факта, что они живут теперь в Эру Демиургов, пришло ко всем очень быстро, даже к том из них, кто не стал ведлом, а не то что демиургом. Таких упрямцев было очень мало, но и они были почти всем довольны, а все их разговоры о том, что люди получили незаслуженно много и ничего из того, что им было дано демиургами не заработали, мало кого волновало. Обычно в таких случаях скептикам говорили, что люди получили всё это авансом в счёт за свою дальнейшую работу над собой и за сыновнюю заботу о Матери-Земле, что так и было на самом деле.

Земля не стала исключением. Обычно всё именно так и происходило. Сначала демиургами становилась небольшая группа разумных существ, а затем в этот мир приходил огромный отряд демиургов и тогда наступала Эпоха Перемен. Причём самых кровавых преступников просто ждала смерть, а их пособников принудительная психокоррекция сознания. После этого демиурги брались за экологию и переводили индустрию на иные, куда более эффективные принципы работа и даровали людям с помощью гипнопедии базовые знания, позволяющие им войти в метагалактическое сообщество.

На планете Земля всё произошло иначе, а потому вслед за ней перемены начались практически на всех, даже на самых древних мирах демиургов, где, казалось, всё давным-давно приведено в идеальный порядок. Всё, да не всё. Поэтому земляне внезапно обнаружили ещё и то, что Кольцо Земли является на сегодняшний день самым передовым миром во всей Мегавселенной и что древнейшие миры держат равнение на неё, а потому малость оторопели.

Глава 3

Летательный шарик Валеира

Митяй блаженствовал. Вот уже почти четыре года он бездельничал в полный рост и ему это нравилось. Едва оказавшись на небольшом тропическом остров, он как возвёл на нём коттедж со всем необходимым для жизни, так больше и палец о палец не ударил и даже снял с себя говорящие камни, решив, что отдых не помешает и им. Если когда-то Прогрессор упирался изо всех сил, чтобы построить громадный дом с множеством мастерских, то на острове, названия которого так и не удосужился узнать, решил обойтись домом всего из трёх комнат, чего им вполне хватало. О такой ерунде, как добывание пищи, Мельниковы даже и не думали. Поначалу они получали готовые блюда к завтраку, обеду и ужину, а также чтобы просто перекусить, с Земли Второй, но вскоре и на Сольвирии была организована служба питания, к которой их прикрепили.

Они даже и не знали, кто готовил для них столь вкусные завтраки, обеды и ужины, а вместе с тем никогда не заказывали чего-то особого к столу. Правда, в службе питания прекрасно знали, кто живёт на острове в Новой Микронезии и готовили для Мельниковых те блюда, которые они любили больше всего. В гости к ним никто не напрашивался, но очень многие обитатели Сольвирии были счастливы, что эта чета поселилась на их планете. Хотя Большой Учитель не занимался ничем, кроме воспитания сына и общения с женой, эффект от его присутствия был колоссальным. Совершенно того не желая и даже не прилагая никаких усилий, счастливый папаша всё равно продолжал заниматься педагогическим ведловством и потому множество ведлов и демиургов во всех мирах Кольца Земли время от времени с удивлёнием обнаруживали, что та проблема, которая казалась им неразрешимой ещё какой-то час назад, решается довольно просто.

Митяй считал, что он ни сном, ни духом не имеет к этому никакого отношения, но это было не так. Просто часть его сознания незаметно для него самого продолжала держать всё под контролем и как только кому-то была нужна его помощь, он незаметно делал подсказку. На Земле Второй прекрасно знали о такой способности Отца народа говорящих камней и потому сразу же объяснили всем раз и навсегда, что на пустом месте из ничего могут возникнуть только неприятности различного размера, но не гениальные открытия. Ноль помноженный даже на миллиард так нолём и останется и для того, чтобы сделать какое-то открытие, нужно иметь соответствующий базис знаний. А объём знаний Большого Учителя был таков, что даже высшие демиурги считали его своим наставником.

Бастан, сразу же перебравшийся с Элании на Землю Вторую, вставшую на одной орбите с остальными планетами Кольца Земли, по поводу того, откуда у Митяя взялись такие знания, со смехом сказал:

— От верблюда. Обрести такие знания может каждый из вас. Вам всего лишь нужно для этого взять и хорошенько поведловать с главными Матерями-Планетами всех Вселенных нашего мира. Вот тогда и вы моментально обретёте точно такие же знания.

При этом Бастан не забывал говорить все, что если Митяя спросить о чём-либо в лоб, то он ответит: — "Понятия не имею, мужики. Надо маненько поведловать вот тогда всё и выяснится". Что такое "маненько поведловать" в исполнении Большого Учителя, знали во всей Вселенной Элании и далеко за её пределами. В таком ведловстве могли быть задействованы чуть ли не все ведлы и демиурги Мегавселенной Диониса. Можно сказать, что однажды начавшись, большое ведловство демиургов продолжалось вот уже три с половиной года и при этом никто не срывался с места и не мчался куда-либо. В своём подавляющем большинстве демиурги вернулись в родные Вселенные, а если кто и находился в движении, так всякие путешественники.

Ведловство быстро распространилось по всей Мегавселенной и выяснилось, что ведловать по-крупному можно не сходя с места и не прекращая своих обычных занятий. Нужно было только, услышав чей-то призыв, откликнуться на него и отдать на дело созидания чего-то нового часть своей силы. Поэтому очень многие звёздные системы буквально во всех Вселенных быстро преображались. Кольцо планет оказалось самым удобным и наиболее приемлемым "местом для жизни" любой цивилизации, даже самой многочисленной. Поэтому они создавались повсеместно. Огромным подспорьем в работе демиургов являлось то, что весь процесс был настолько отработан, что им не приходилось уже, как в первый раз, обращаться за помощью извне. Она сама "приходила", стоило только начать переустройство звёздной системы. Поэтому Кольца планет появлялись ежеминутно.

Сам Митяй при этом считал, что он бездельничает, но отдыхали только его тело, разум и душа. Его же сознание Творца работало ежеминутно, даже тогда, когда он спал. На первый взгляд маленький Валеир был предоставлен сам себе и мог заниматься чем угодно, но это было не так. За ним постоянно присматривали либо мать, либо отец и потому малыш ежеминутно получал от родителей подсказки. Ему позволяли залезать в любые норы и даже разрешали набивать себе шишки. Подвижный, как ртутный шарик, малыш постоянно находился в движении и, казалось, никогда не уставал. Время от времени его "выдёргивали" откуда-нибудь и сажали за стол. Быстро покушав, Валеир возвращался к прерванному занятию, а его родители занимались своими собственными делами.

Наконец-то у Митяя появилось время показать Тане все самые главные достопримечательности, но при этом они путешествовали не сходя с места. Вместо них в пространстве перемещался небольшой летающий глаз, который передавал зрительные образы, звуки и запахи на сферический трёхмерный экран, появлявшийся перед "путешественниками" где угодно. Они могли, приняв удобную, расслабленную позу сидеть в шезлонгах на берегу моря и видеть залы Лувра или Эрмитажа, любоваться древними храмами Индии или бродить по старинным городам. Их гидом обычно была Мать-Земля, хотя они находились на Сольвирии. Лучше неё больше никто не мог рассказать о достопримечательностях Рима, Парижа или Москвы.

Люди бережно сохраняли своё культурное наследие и возродили к жизни все утерянные памятники такими, какими они были в момент их расцвета. Так афинский Акрополь уже не представлял из себя груду каменных обломков и его величественные храмы были, как и в глубокой древности, ярко раскрашены. По другому быть и не могло, так как Фидию было просто смешно смотреть на реконструкции его шедевров и он, вместе с Матерью-Землёй воссоздал их заново не внеся никаких изменений и дополнений. Именно поэтому Митяя так тянуло в путешествия, а Тане всегда хотелось быть рядом с мужем. Они сидели в тени апельсинового дерева почти нагие и внимательно вглядывались в фрески храма бога Ра в Египте, когда пришло известие о том, что Гиперпарскан наконец увидел что-то. Юный Творец взял жену за руку и негромко сказал:

— Танюша, нам пора возвращаться.

Они встали и оба шезлонга ушли в землю. В следующее мгновение рядом с ними появился Валеир с прутиком в руках, Крафт и Мунга, а несколько секунд спустя к ним присоединился Мурзик со своим семейством. Ещё пара секунд и Мельниковы были одеты просто и незамысловато. Митяй посадил сына на плечи, их коттедж плавно ушел под землю и они шагнули вперёд, чтобы появиться перед своим домом, в котором не были вот уже почти три года. Теперь вокруг него стоял небольшой посёлок, в котором, пусть и не постоянно, жили все Мельниковы и их ближайшие родственники. Из дома торопливой походкой вышел дед Максим, поджидавший в это утро правнука. Митяй, улыбнувшись, спустил сына, кивнул и отправился по своим делам, а Таня, погладив сына по голове, вошла в дом. Дед Максим присел на корточки, и протянул Валеиру мозолистую ладонь:

— Здравствуй, казачонок.

— Здравствуй, деда, — поздоровался малыш, переложив прутик в левую руку, и спросил, — ты отведёшь меня в папкину кузницу?

— Обязательно отведу, Валейка, — радостно прогудел дед, — ты что же, хочешь чтобы я выковал тебе охотничий нож? Или тебе что-то другое из железа сладить нужно?

Загорелый дочерна малыш отрицательно помотал белобрысой головёнкой и рассудительно ответил:

— Нет, деда, ножик мне не нужен, я же ведл-защитник, а не охотник. Я хочу поведловать в папкиной кузнице с железом, а то на нашем острове его совсем не было, ни одного кусочка.

Дед Максим заулыбался ещё шире, посадил мальчика на свои широкие плечи и спросил, шагнув из сада в Латифундию:

— Что же ты хочешь сделать из железа, Валейка?

— Я хочу сделать папке летательный шарик, а для этого мне нужно много железа. — Беспечно сказал мальчик, которому не было ещё и трёх лет — Папка скоро полетит к чёрным демиургам, а чтобы он вернулся домой, ему нужна летательная сфера. Иначе он со своими друзьями оттуда не выберется.

У деда Максима тревожно ёкнуло сердце и он спросил:

— И что же это будет за летающий шарик, внучек и откуда ты узнал, что папка с друзьями должен вернуться на нём?

— Деда, она мне недавно во сне приснилась, — ответил малыш и, нетерпеливо ёрзая, потребовал, — пойдём скорее, деда.

Затаив дыхание, старый строитель шагнул со двора в Латифундию. Хотя во всей Мегавселенной наступила Эра Демиургов, о которой ничего не знали только в самых юных мирах, мастерские Прогрессора каменного века были завалены заказами на годы вперёд, так как самым желанным сувениром, привезённым с Земли Первой, стали простые и неказистые предметы, изготовленные в них. Раньше они входили в женский или мужской момор бахтак, но теперь их в том количестве было получить очень сложно. Туристы, прибывавшие на Землю Первую, были рады уже одному только зеркальцу, ножницам или паре носок, связанных из шерсти мамонта, а рубаха или платье из замши и вовсе были сказочно роскошным сувениром. От желающих поработать в мастерских Митяя не было покоя и кузница не являлась исключением. В это утро в ней уже раздавался стук молотов.

Вчера была сварена большая, по меркам Латифундии, партия стали и сегодня с утра мастера-демиурги принялись решать, на что её лучше всего пустить. Так что в этом плане маленькому Валеиру повезло, кузнецы ещё не разобрали металл по рукам. Хотя из открытых настежь ворот кузницы наружу вместе с громким стуком молотов и перезвоном стали летела окалина и даже искры, малыш не вздрогнул, а лишь легонько стукнул деда босыми пятками по груди и тот, шагнув в перёд, громко крикнул:

— Всё, мужики, на сегодня хватит. Освобождайте кузницу. Сейчас за дело примется другой кузнец.

Десятка полтора кузнецов, занимавшихся разрубкой раскалённых докрасна слитков, немедленно прекратили работу, так как сразу поняли, что дед Максим не шутит. Кузница была достаточно просторной, чтобы в ней могло работать вручную одновременно двенадцать кузнецов. Ещё в ней стояло шесть пневматических кузнечных молотов, но сейчас работало только три. Грохот стих и было лишь слышно, как гудит пламя в трёх горнах и шипит воздух. Как в и в любой другой кузнице в этой тоже было грязно. В воздухе висела пыль и сильно пахло горящим коксом. Валеир, не обращая на это внимания, заёрзал на плечах деда Максима и тот, в мгновения ока прибрав в кузнице и проветрив её, спустил малыша на стальные плиты.

Прямо перед воротами имелось пустое пространство размером пятнадцать на пятнадцать метров и семи метров в высоту. Мальчик хотя и выглядел старше своих лет, всё же был не выше трёхлетнего ребёнка. Он был худощавым и жилистым, не в пример обычным малышам его возраста. Да и загорелая кожа мальчика лоснилась и выглядела упругой. В общем это был не совсем обычный ребёнок и, соскочив на пол, стал быстро обходить кузницу и внимательно осматривать стальные болванки. Похоже, что он остался доволен сваренной сталью и все они полетели на площадку при входе. Кузнецы, пришедшие сегодня в кузницу, все были демиургами. У них на руках и на теле сверкали говорящие камни, а мальчик лишь легонько помахивал своим прутиком, словно волшебной палочкой, и многопудовые болванки летели по воздуху, как мотыльки.

Делай это ведл с говорящими камнями и никто не моргнул бы и глазом, но в кузнице находился сейчас трёхлетний малыш и потому многим стало не по себе. Стальные болванки, а вместе с ними и некоторые заготовки складывались на площадке в какую-то конструкцию и груда металла непрерывно росла. Валеир явно складывал её в определённом порядке и деда Максима это поражало больше всего. Он окинул груду железа ведловским взглядом, но так и не понял ничего. А между тем его правнук пускал в ход не только сталь, но и другие металлы и материалы: алюминиевые и бронзовые слитки, мотки медной проволоки, а также рога и бивни из соседних мастерских. Он явно хотел создать какой-то летательный аппарат, раз ему понадобилось несколько кусков хорошо выделанной кожи.

Вскоре Валеир закончил комплектацию и на том месте, где он сложил всё нужное, появился синий шар шестиметрового диаметра, весь испещрённый серебряными разводами. Мальчик подбежал поближе и ловко запрыгнул на стальной верстак, который был чуть ли не вдвое выше него. Повернувшись к шару, он стал легонько помахивать своим прутиком и тот начал стремительно вращаться. Сразу же послышалось громкое гудение, то и дело менявшее свою тональность. В кузнице явно шло какое-то очень сложное ведловство высшего порядка, но никто не мог понять, что же задумал изготовить сын Митяя и Тани. Дед Максим знал, что это будет какой-то летательный шар, но не мог понять, что же он будет из себя представлять, а ведловство тем временем продолжалось вот уже четвёртый час подряд и только около полудня закончилось самым невероятным образом.

Синий с серебряными сполохами шар стал вращаться так быстро, что он уже не гудел, а свистел на высокой ноте, чуть ли не переходящей в ультразвук и к тому же стал уменьшаться в размерах, чего никто не ожидал. Он уменьшился до размеров крупного апельсина и, наконец, перестал вращаться и повис в воздухе. Валеир спрыгнул с верстака, подбежал к нему, синий шарик, словно раскрылся и в руки мальчика плавно опустился круглый, плоский предмет больше всего напоминавший карманные часы но не с одним кольцом для цепочки, а с двумя. Малыш взял предмет в руки, подбежал к деду Максиму, протянул ему летательный шарик и с улыбкой сказал:

— Вот, всё получилось, как я и хотел. Пойдём домой, деда, я кушать хочу. Деда, а правда у вас здесь львы живут? А львы большие?

Взяв в руки серебристый монолитный диск диаметром в девяносто миллиметров сантиметров и толщиной в сорок пять, дед Максим поразился тому, что тот был практически невесомым. Его вес не превышал и пяти граммов, но он-то хорошо помнил, какая груда стальных болванок пошла на его изготовление. Имелась у летательного шарика маленького Валеира и ещё одна особенность — он не поддавался сканированию ведловским зрением. И тем не менее старый прораб понимал, что внутри той черноты, которая покрыта тонким слоем какого-то серебристого вещества неизвестной природы, сокрыта какая-то мощная установка. Он положил диск в нагрудный карман рубашки, взял правнука на руки и весёлым голосом ответил мальчику:

— Львов тут у нас, Валейка, целые стада бегают. Есть среди них и очень большие, почти с коня размером, ну, чуток конечно пониже. Наши львы совсем ручные, так что ты можешь смело с ними играться и даже скакать на них верхом. Ты же у нас казак. Ну, пойдём домой, казачонок. Нас уже к обеду ждут.

Несколькими минутами раньше Митяй, бросив последний взгляд на трёхмерный экран, недовольным голосом сказал:

— Тоже мне, Гиперпарскан. Ничего толком разглядеть невозможно. Нет, мужики, если я что и понял, то только то, что я ничего не понял, но это точно Мегавселенная чёрных демиургов. Вот только она какая-то неправильная. Или они её уменьшили, или очень хитро шифруются. В общем ерунда какая-то получается.

Леонид Куренной сокрушенно вздохнул:

— Митяй, мне ясно одно, Гиперпарскан показывает наличие жизни внутри этого странного небесного тела. Правда, при этом он не сообщает нам ничего о его размерах и это наводит меня на неприятные мысли. Может быть они того, свернули её?

Полковник Синклер, который прибыл в Главный зал наблюдения Гиперпарскана вместе с Леонидом и Митяем, был настроен ничуть не веселее. Барабаня пальцами по широкому подлокотнику кресла, он покрутил головой и высказал предположение:

— Сдаётся мне, парни, что мы можем просидеть тут хоть пять лет и не приблизимся к разгадке ни на шаг. В одном я точно уверен на все сто процентов, в Мегавселенной чёрных демиургов нас поджидает очень опасный враг и нам нужно быть готовыми ко всему.

— Тоже мне, сделал открытие, — позёвывая сказал Леонид, — это, Морри, и ежу понятно. Они хотя и чёрные, всё же демиурги и потому просто обязаны быть очень опасными. Что скажешь, командир?

Перед тем, как покинуть Апшеронск, Митяй встретился с Леонидом и Моррисом. Они проговорили несколько часов и он поставил перед ними задачу подготовить новый отряд воинов-демиургов, но уже не в стиле "Мортал комбат", а таких, которые смогут сражаться с каким угодно врагом и где угодно с помощью самого современного оружия. Заодно он поручил им разработать такое оружие, которое могло бы сокрушать любые оборонительные порядки врага, а также вести бой в обороне, причём находясь в открытом космосе, где не за что спрятаться. Крейзи Шутер сразу же предупредил их, что этот отряд будет играть роль засадного полка и потому вообще не тронется с места до тех пор, пока они не проведут в тылу врага разведку.

Такой отряд, численностью в двенадцати тысяч штыков, был создан и в него вошли самые лучшие спецназовцы, когда-либо жившие на Земле, преимущественно в двадцатом и двадцать первом веке. Все они в ускоренном порядке стали демиургами и воинами, каких ещё никогда не было. Параллельно для них было сконструировано и изготовлено оружие огромной мощности. Эти людям сразу же объяснили, какая задача может быть поставлена перед ними в любой момент и они даже не удивились, что их будет так мало. Им ведь с самого начала рассказали и о том, чему именно они будут обучены и кем в конечном итоге станут. На этот раз уже не было темпоральных ускорителей, зато было большое ведловство, в котором приняло участие огромное число Матерей-Планет. Они-то и создали целую армию в помощь Митяю, если она понадобится ему и его друзьям.

Во всём же остальном это были просто демиурги с самым высоким уровнем подготовки, вот только в отличие от всех остальных высших демиургов они умели убивать и война была для них работой, а всем тем, для кого она ещё и стала любимым занятием Мать-Земля малость поправила мозги. Никто их солдат экспедиционного корпуса не мечтал ни о подвигах, ни о славе, но все они были готовы в любую секунду сесть в боевые космолёты, совершить гигантский гиперпространственный прыжок и вступить в бой с чёрными демиургами, а их порождение — крысы космоса со своей тёмной энергией, не рассматривались воинами-демиургами даже в качестве препятствия. Каждый из них ничуть не хуже Митяя мог спустить на них Зелёную Мунгу. Они знали, что враг уже находится в зоне прямой видимости и потому находились в состоянии повышенной готовности.

С равным успехом Крейзи Шутер мог набрать в эту армию рекрутов из множества миров во всей Мегавселенной, но всё же решил, что лучше всего иметь дело с землянами и к тому же в основном русскими. И вовсе не потому, что они были самыми лучшими. Просто он знал, что только на них мог положиться полностью. Большинство из них полегло в Великой отечественной войне, кто-то погиб позднее, но все эти люди отличились когда-то тем, что не дрогнули перед превосходящими силами врага и сражались до последнего вздоха. Полковник Синклер поддержал его первым и был счастлив уже от того, что в этой армии было несколько американских отрядов. Все они когда-то воевали против фашистов и погибли героями. Он полагал, что его новый русский друг лучше кого-либо знает, что нужно делать, но всё же позволил себе дать ему такой совет:

— Митяй, нам нет смысла разглядывать эту расплывчатую точку. Мы всё равно не увидим ничего нового. Поэтому назови время и час, когда мы отправимся в путь, чтобы я успел заскочить домой.

— Успеешь, Моррис, — глуховатым голосом ответил юный Творец и с насмешливой улыбкой спросил: — Ты же не хочешь отправляться на разведку на пустой желудок? Предлагаю, как в старые добрые времена, завалиться к Танюшке на обед. Она это очень любит. Ей бы только гостей встречать и за стол усаживать.

Так они и сделали, а потому появились возле виллы Митяя и Тани минутой позже, чем туда прибыли дед Максим и Валеир. На этот раз стол хотя и был накрыт на большой террасе, за ним сидело мало людей, совсем не так, как это бывало раньше. Зато обедом занималась Таня и потому он начался с наваристого кубанского борща, который она готовила просто изумительно. Моррис, потирая руки сел за стол и сразу же потянулся за красной перчиной, приговаривая:

— Борщ это замечательно. Казак терец, любит борщ и перец.

— Ну, хотя мы будем кубанцам, парень, борщ с перцем и со сметаной любим не меньше терцев. — Сказал дед Максим открывая бутылку водки — Особенно если пропустить перед обедом по стопочке.

Стопочкой был обделён один только маленький Валеир, зато он ел борщ с куда большей скоростью, чем взрослые. Ложка так и мелькала у него в руке. Быстро покончив с борщом, мальчик принялся за котлету из мяса индрикотерия с картофельным пюре и грибной подливкой. С ней он тоже возился недолго, после чего выпил стакан компота из абрикосов, малины и яблок белый налив, взял со стола ватрушку и собрался было убежать, но дед Максим, достав из кармана рубахи серебристый диск, весёлым голосом остановил мальчика:

— Валейка, а подарок папке отдать?

— Ой, я уже и забыл про него! — Воскликнул мальчуган, метнулся к деду, забрал у него диск и подбежал к отцу — Папка, это тебе летательный шарик. Ты долетишь на нём докуда угодно и вернёшься обратно. Он летает быстро-быстро и сможет протиснутся в самую маленькую дырочку, в которую даже мышка не пролезет.

Удивлённый Митяй взял диск из рук сына и спросил:

— Валейка, а как его открывать? Покажи, сынок.

Малыш всеми своими мыслями уже был со львами, а потому, махнув ручонкой, крикнул на бегу:

— Папка, сам раскроешь его. Он тебя послушается.

Покрутив головой, Митяй положил диск в карман и продолжил не спеша есть борщ, а умяв тарелку, попросил ещё и добавки. После обеда все четверо вышли в сад и там он достал подарок сына из кармана. Ему почему-то показалось, что диск нужно активировать, потянув за небольшие кольца. Так оно и вышло. Как только отец юного гения сделал это, диск действительно обрёл способность летать и вместе с тем подчиняться его мысленным приказам, но и это ещё не всё. Стоило только юному Творцу подумать о том, как они будут летать в нём, диск сразу же увеличился в размерах до полутора метров в диаметре. Верхняя и нижняя полусферы раздвинулись, одновременно с этим кольцо, их соединявшее повернулось и встало вертикально, затем дрогнуло, вот их уже стало два и они принялись медленно вращаться вокруг своей вертикальной оси.

Всем сразу же стало понятно, что представляет из себя этот летательный аппарат, имевший форму шара. В его нижней части находилось нечто вроде моторного отсека, верхняя часть которого являлась совершенно ровной палубой, над которой парила верхняя серебристая полусфера. Странным было только то, что стен у летательного аппарата не было вообще. Их скорее всего заменяли силовые поля и два вращающихся кольца. Дед Максим, поняв, что его сейчас начнут допрашивать, заговорил не дожидаясь вопроса:

— Значит так, Митька, как только ты сиганул в Гиперпарскан, Валейка сразу же запросился в кузницу. Железо ему понадобилось, чтобы выковать для тебя тот летательный шарик, который ему приснился несколько дней назад. Пришли мы с ним в кузницу и там наш пострел собрал тонн тридцать стальных болванок, слитки алюминия, бронзы, медный провод и много чего ещё. Даже кожу взял. Наверное для обивки кресел, после чего вокруг всего этого хабара образовался синий шар, который вобрал его в себя, и началось большое ведловство, но такое, что я ничего не понял. Закончилось же оно тем, что Валейка вложил мне в руку тот диск, что он тебе отдал, и я в итоге так и не понял, отчего это он сделался таким лёгким, ведь судя по всему весить ему полагается никак не меньше танка. Не понял я и того, как он изготовил свой летательный шарик, но одно могу сказать точно, Митька, эта штука будет попрочнее Космического Кольца. Вот и думай теперь, внучек, что это такое и стоит ли тебе этот дар принимать.

— А тут и думать нечего. — Насмешливо ответил юный Творец и громким голосом спросил: — Валеирден, это твоя работа?

Внутри шара, парящего над круглой грядкой-клумбой с перцем, реганом и кинзой, появилось погрудное трёхмерное изображение Творца Валеирдена со смеющимся лицом, одетого в нечто вроде серебристого боекомбинезона с каскеткой на голове, который спросил:

— Тебе понравился мой подарок, Митяй? — После чего Творец слегка склонил голову — Рад приветствовать вас, друзья. Дмитрий, это мой последний подарок тебе, но теперь, благодаря Сфере Перемещения, мы сможем чаще общаться, хотя я и нахожусь вместе со своими друзьями очень далеко. Когда отправишься на разведку в Тёмную Мегавселенную, постарайся не выходить из Сферы лишний раз. В ней ты будешь совершенно неуязвим и невидим, а то место, куда ты намерен отправиться вместе с Леонидом и Моррисом, таит в себе множество опасностей. Поэтому ещё раз повторяю, будь крайне осторожен и не рискуй понапрасну. Там вы рискуете погибнуть, но что самое неприятное, тем самым сделаете чёрных демиургов ещё сильнее. Увы, но мы не сможем прийти к тебе на помощь. У нас тут у самих сложилась очень сложная ситуация и нам, честно говоря, впору самим обращаться за помощью, но мы справимся.

Митяй нахмурился и спросил:

— Валей, я так понимаю, что ты не настроен на долгий разговор. Раз так, ответь на мой единственный вопрос — вы уже были там?

— Нет, не были, — ответил Творец, — нам было куда важнее сделать так, чтобы в вашей группе Мегавселенных появились Творцы, способные справиться с чёрными демиургами. К тому же у нас на это просто не было времени, ведь мы искали в вашей Мегавселенной прирождённых псиоников и всё же нашли, хотя и не сразу догадались об этом. Вообще-то я обманул тебе тогда, когда рассказал байку про то, что мы имели полную информацию о Земле двадцатитысячелетней давности. Нам пришлось совершить прыжок в прошлое и вернуться из него с уже готовым дубликатом Солнечной системы. Мы просто прохлопали ушами псиоников Земли и не восприняли ведлов всерьёз. Только поэтому нам и пришлось отправлять тебя в прошлое своего мира в качестве прогрессора. Изначально мы планировали сделать всё сами. Митяй, я ведь уже говорил тебе, что это твоё последнее испытание. Сразу же скажу тебе вот ещё что, мой мальчик, твой сын выступил всего лишь в роли реципиента и потому не имеет никакого понятия о том, как создать Сферу Перемещения, которая отныне станет твоим домом. Ты получил в дар от нас первоначальную, малую Сферу, но вскоре сможешь её значительно увеличить. А ещё я хочу тебе сказать, что обычно Творцы избирают в качестве проводника своих идей юное дарование вроде тебя, а уж они наделяют Сферами Перемещения тех демиургов, которые достойны такого дара. Поэтому даже не надейся, что ты сразу же сумеешь наделать множество точно таких же Сфер для своих друзей-демиургов. Все они очень хорошие люди, но извини, хороший человек это не профессия. Ты сможешь постичь эту технологию только после того, как разберёшься с чёрными демиургами в Тёмной Мегавселенной. Эти чудовища очень изобретательны и мы не знаем, что они придумали на этот раз, но во время нашей последней схватки с точно такими же выродками из рода демиургов, погибла почти треть членов моей команды. Надеюсь, что этого не случится с тобой и твоими друзьями. Увы, но с тобой сможет отправиться на разведку только три твоих друга. С двумя ты уже определился и я лишь могу посоветовать тебе взять с собой Бастана, хотя он скорее теоретик, чем практик, но и такие Творцы тоже бывают полезны. До свидания, Митяй. Если столкнёшься с чем-то непонятным и тебе понадобится наш совет, вызывай меня на связь.

Таня удивлённо воскликнула:

— Валеирден советует взять Бастана? Но он же жить не может без своей академии и привык к роскоши, словно какой-то падишах. К тому же он скорее всего откажется.

— А вот в этом я сомневаюсь, — задумчиво сказал Митяй, — Бастан хотя и не похож на авантюриста, вряд ли откажется от возможности отправиться в Тёмную Мегавселенную, Танюша. Ты плохо его знаешь, раз думаешь, что смысл жизни он видит только в одной своей академии демиургов и роскошном дворце. Думаю, что он ещё не забыл, что такое скакать на огромном верблюде в телогрейке, увешанной медными пластинами. Бастан лёгок на подъём.

Заставив Сферу Перемещения сложиться и уменьшится, юный Творец, которому снова напомнили об очередном и, кажется, действительно последнем испытании на профпригодность, положил её в нагрудный карман. Полковник Синклер сказал вполголоса:

— Командир, через три часа я буду готов отправиться в путь, но несли нужно, то могу вылететь прямо сейчас.

— Не торопись, Моррис, — успокоил его Митяй, — минимум трое суток на то, чтобы попрощаться с семьёй, у тебя есть. Ну, что же, раз об этом нам сказал Валеирден, я отправляюсь к Бастану.

Леонид Куренной постучал пальцем по карману, в котором лежала сложенная Сфера Перемещения, и спросил:

— А ты уверен в том, что это подарок Валеирдена? Вдруг это кто-то из чёрных демиургов решил отомстить тебе таким образом?

Митяй отрицательно помотал головой:

— Исключено, Лёня. Говорю тебе это хотя и как совсем ещё зелёный, но всё же Творец. А кроме того черныши всё-таки демиурги, но никак не Творцы, а это, батенька, технологии Творцов.

Слова юного Творца однако ни в чём не убедили подполковника Куренного. Он саркастически усмехнулся и спросил:

— Ты полностью в этом уверен? Митяй, пойми, я старый контрразведчик и потому никому не верю на слово. Посуди сам, мы получаем откуда-то посылку, доставленному по слишком уж экзотическому каналу связи и нам предлагают поверить в то что она, во-первых, совершенно безопасна, а, во-вторых, сослужит нам хорошую службу в тылу врага. Извини, но всё моё нутро контрразведчика восстаёт против этого. Может быть мне напомнить тебе, чем закончилась та история с подарком, сделанным Одиссеем наивным простакам-троянцам? Пойми, чёрные демиурги атаковали Мегавселенную Диониса более семи миллиардов лет и Вселенная Элании всегда, с первого же дня её сотворения находилась в прифронтовой зоне. Тебе не кажется, что в том не будет ничего удивительного, если чёрные демиурги знают тебя, как облупленного? Что с тобой будет, если это ловушка?

Митяй задумался. Леонид Куренной был по-своему прав, но он ведь не знал всего и потому не мог полностью довериться Валеирдену. Рассказывать же о том, что демиурги получили далеко не все те знания, которые он обрел, выпив напиток, предложенный Творцом, ему не очень-то хотелось, а именно это всё и объясняло. Ему на помощь пришел полковник Синклер, который сурово шикнул:

— Лео, ты просто помешан на детерминации, вот тебе и мерещатся повсюду черти. Парень, ты забыл только о том, что эта посылка полностью нарушает казуальность событий. Валеир родился после того, как Зелёная Мунга порвала крыс космоса и сняла блокаду. Если это не является для тебя надёжной верификацией, то тогда тебе очень трудно угодить, но я думаю, что даже Виктор Абакумов, руководитель вашего "Смерша", сказал бы, что этому источнику можно верить.

Леонид облегчённо вздохнул:

— А ведь и правда, мужики, Валейка родился уже в Кольце Земли, а Зелёная Мунга вычистила черноту так, что ни единого пятнышка не осталось. Извини, Митяй, но лучше перебдеть, чем недобдеть.

— Всё нормально, Лёня, я не в обиде, — ответил юный Творец и всё же решил снять все опасения полностью, — ребята, вы ведь понимаете, что я пусть и немного, но всё же отличаюсь от вас. В общем мы, Творцы, имеем свои пароли и явки, а потому будьте спокойны на счёт Сферы Перемещения. Хотя я вижу её в первый раз, поверьте, она не представляет из себя никакой опасности. Правда, я не думал, что Творец Валеирден передаст её мне через моего сына.

Митяй было подумал, что разговор на этом закончен и ему можно отправляться в Ребалан к Бастану Годлару, но подполковник Куренной, властным жестом велел Творцу сесть в плетеное кресло, пригвоздил его к нему тяжелым взглядом и сердито проворчал:

— Парень, ты недавно что-то там сказал про чернышей. Что, зазнался? Непобедимым героем себя почувствовал? Ты мне это брось, относиться к врагу без должного уважения. То же мне, умник, додумался. Ни в коем случае не смей называть чёрных демиургов ни чернышами, ни чернявыми ни ещё хоть каким-либо образом, чтобы подчеркнуть своё превосходство над ними. У нас тоже находились деятели, которые называли противника то овечьими князьями, то еще как-нибудь, но в итоге вышло так, что мы огребли от них по полной программе. Ты можешь сколько угодно ненавидеть своего врага, но только не вздумай его недооценивать. Это обязательно приведёт тебя к потери бдительности и, как результат, к поражению. Понял?

Полковник Синклер моментально встал на сторону друга:

— Да, Митяй, Лео полностью прав. Хотя у нас с ним разная специализация, он контрразведчик, а я разведчик и диверсант, всё именно так и есть. Недооценка сил врага приводит к очень неприятным и болезненным последствиям. Поэтому относись к своему потенциальному врагу с уважением, но это вовсе не говорит, что ты должен наделять его какими-то сверхъестественными способностями, хотя как раз в данном случае такое вполне возможно. Мы ведь не знаем точно, есть Чёрные Творцы во Вселенной Творцов или нет.

Из полученной вздрючки Митяй сразу же сделал вывод, что эти два типа теперь возьмутся не только учить его и Бастана, но ещё и строить по ранжиру. Правда, вместо того, чтобы сердито насупиться, ему, право же, было всё-таки обидно, он широко заулыбался:

— Замётано, парни. — После чего всё же съехидничал — Хотя я вам так скажу, пусть и небольшой, но кое-какой боевой опыт у меня всё же есть и уже так, для справки, некоторые господа очень боялись повстречаться однажды с Крейзи Шутером, который шуток не понимает и начинает садить из "Корда" по всему, что шевелится. Ладно, проехали. У меня есть к вам только один вопрос. Ну, и как мы теперь будем называть столь уважаемых нами чёрных демиургов? Надеюсь вы не потребуете, чтобы я кланялся им в пояс, сдайся они нам в плен.

— Очень просто, — хмуро сказал Леонид, — объект уничтожения и не надо мне ля-ля про то, что может быть они выросли в плохих условиях и у них не было счастливого детства. Это на меня давно уже не действует. Если перед тобой стоит враг такого масштаба, то пофигу, сопротивляется он или сдаётся, его всё равно уничтожают.

А вот тут юный Творец сказал уже как Крейзи Шутер:

— Вот и хорошо, парни. Объект уничтожения, значит объект уничтожения, только запомните на будущее — хотя мы отправимся на разведку, в случае встречи с кем угодно будем действовать предельно жестко. Так что заранее будьте готовы к этому, чтобы потом не рассказывать мне сказки о том, что добро должно быть добрым. Там нам скорее всего предстоит встретиться с чёрными демиургами, а от них нам нужна одна только достоверная информация и больше ничего. На то, чтобы заниматься их перевоспитанием времени у нас не будет. Я также не позволю вам даже думать о том, чтобы поднять там какое-нибудь восстание угнетённых. Хотя мы скорее всего найдём их там, чего я не исключаю, это будет совершенно бессмысленное занятие. С такой ситуацией я уже сталкивался в Сомали. Там тоже некоторые господа хотели решить проблему силами самих же пиратов, только сколько ты волка не корми, он всё равно не станет преданной тебе собакой. Перевоспитать сомалийцев можно было только одним единственным способом, разгромить их, а потом, вводя внешнюю администрацию, под жестким полицейским контролем заставить работать, а не заниматься пиратскими набегами на торговые суда.

Подполковник Куренной подтвердил его выводы:

— Совершенно с тобой согласен, Митяй. В Чечне была совершена ровно та же самая ошибка. Нельзя было делать им столько поблажек и создавать условия для дальнейших, ещё более изощрённых грабежей. Мать-Планета, вот единственный воспитатель и я так думаю, что она поставит на место мозги даже самому упёртому чёрному демиургу, для чего мы должны этого типа загнать в неё.

Моррис Синклер лишь кивнул головой и Митяй, кивнув с сумрачным видом, негромко подвёл черту:

— Вот и хорошо, что вы понимаете самое главное — с чёрными демиургами нельзя ни о чём договариваться. А ещё нам нельзя попадать к ним в плен. Тем самым мы вооружим их новыми знаниями, чего нельзя допустить ни в коем случае. Мы не можем, не имеем права уничтожить целую Мегавселенную, но должны уничтожить чёрных демиургов её захвативших и найти способ, как её возродить. А эта задача будет куда как сложнее и без разведки её не решить. Только из них мы можем вытряхнуть всю нужную нам информацию, а потому кто-то должен отправиться на разведку. Хорошо, что мне не нужно вас уговаривать, ребята, вы и так всё прекрасно понимаете. Всё, давайте начинать готовиться к разведке в тылу врага. Подумайте, что нам нужно взять с собой в дорогу.

— А тут и думать особо нечего, командир, — ответил подполковник Куренной, — если нам там что и понадобится, то одни только дезинтеграторы. Полагаю, что твоя Сфера Перемещения обеспечит нас отличными боескафандрами, вроде того, в который был одет Творец Валеирден. Наверняка у Творцов имеется ещё и какое-то оружие, но дезинтеграторы нам точно не помешают.

Митяй почесал затылок и ухмыльнулся:

— Лёнь, вообще-то я думал о харчах, а не об оружии.

Оба его спутника быстро переглянулись между собой, резко встали и решительно направились к шутнику. Крейзи Шутер тут же смекнул, что сейчас ему точно намнут бока, вскочил и завопил:

— Мужики, вы чего? Шуток не понимаете?

Не смотря на это друзья навалились на него с двух сторон, но вместо того, чтобы навешать оплеух, принялись щекотать, чего Митяй, панически боявшийся щекотки, естественно не ожидал и потому заверещал, как заяц. Закрутившись веретеном, он взвыл во весь голос:

— Изверги, прекратите! Да, прекратите же вы, черти!

Моррис, отступив, с хохотом воскликнул:

— Надо же, такой большой, а щекотки боится! Ладно, Лео, прекрати его истязать, он уже и так всё понял.

— Надеюсь, что так, Морри, — смеясь сказал подполковник, — а ты, шутник, запомни, что нам теперь всем должно быть не до шуток.

Глава 4

Сомнения Бастана Годлара

Леонид и Моррис, попрощавшись с Мельниковы, телепортировались домой, а Митяй, проводив их взглядом, направился на Землю Вторую, в Ребалан, небольшой, но сказочно красивый город-сад. Там давно уже не стояли на Куре огромные нории, подававшие воду в город, да и бассейн тоже не стоял на прежнем месте. Для обеспечения города водой были задействованы иные установки и поэтому она по-прежнему текла по старинным каменным арыкам, вливаясь в большие бассейны и пруды, в которых плавали большие, важные и медлительные разноцветные декоративные карпы, очень похожие своей расцветкой на японских карпов кои. Ребалан уже несколько веков был городом учёных, а все ребаланцы — завзятыми созерцателями. Для них сделалось привычным и естественным проводить время в тени деревьев, наблюдая за тем, как в прохладной воде плавают карпы.

Созерцание стало едва ли не отличительной чертой той академии демиургов, которую создал Бастан Годлар и его ученики. Теперь к нему присоединилось множество высших демиургов из других Вселенных, а он сам обрёл непререкаемый авторитет. Педагогическое ведловство в исполнении Бастана, давало феноменальные результаты и было сравнимо только с тем, что делал сам Митяй. Большеголовый дарг уже не был похож на того, прежнего неандертальца, которого он когда-то встретил на берегу Каспия. Впрочем


Содержание:
 0  вы читаете: Карманная Мегавселенная : Александр Абердин  1  Глава 1 Первый день в новом мире : Александр Абердин
 2  Глава 2 Время больших перемен : Александр Абердин  3  Глава 3 Летательный шарик Валеира : Александр Абердин
 4  Глава 4 Сомнения Бастана Годлара : Александр Абердин  5  Глава 5 Испытания Сферы Перемещения : Александр Абердин
 6  Глава 6 Карманная Мегавселенная : Александр Абердин  7  Глава 7 Шестиугольный мир : Александр Абердин
 8  Глава 8 Перевоплощение Творцов : Александр Абердин  9  Глава 9 В поисках Храма Знаний : Александр Абердин
 10  Глава 10 Предложение принцессы Риттаны : Александр Абердин  11  Глава 11 Монстры Дейттоны : Александр Абердин
 12  Глава 12 Стипль-чез в преисподней : Александр Абердин  13  Глава 13 Большая охота Зелёной Мунги : Александр Абердин
 14  Глава 14 Конец чёрного демиурга : Александр Абердин  15  Эпилог : Александр Абердин
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap