Фантастика : Социальная фантастика : Здравствуйте, люди! : Вильям Александров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Здравствуйте, люди!

1

Сообщение о том, что из созвездия Паруса стали поступать странные радиосигналы, вначале было воспринято довольно спокойно — за два века, прошедших с момента зарождения и развития астрофизики, человечество слишком часто волновалось напрасно. То тут, то там возникали какие-то необычные радиосигналы и на первых порах вызывали всеобщее волнение, порождая надежду, что вот наконец мы получили весть от какой-то иной, затерянной в Галактике цивилизации. Но очень скоро наступало разочарование, оказывалось, что странные сигналы порождены естественными причинами: то это были пульсары, то квазары, а в последнее время было открыто даже такое радиоизлучение, которое получило название «биения плазмы».

Чем дальше, тем спокойнее воспринималось каждое новое такое сообщение, их уже не торопились объяснить тем, что инопланетяне дают о себе знать. А после освоения планет Солнечной системы и дальних космических полетов к иным звездным системам человечество вообще стало с горечью смиряться с мыслью о своем одиночестве в нашей Галактике.

Никто не торопился высказывать новую надежду — слишком велико было бы разочарование. Искали физического объяснения новых сигналов, выдвигались теории за теориями…

И вдруг я узнал, что с борта космической обсерватории поступило пока еще не обнародованное сообщение группы известных учёных, вот уже несколько недель занимавшихся изучением непонятных сигналов: «Ведем расшифровку. Есть все основания Полагать, что на этот раз действительно получены сигналы от разумных существ».

Легко представить себе, что я испытал в этот (момент. Сразу всплыли в памяти многочисленные картины встречи с инопланетными цивилизациями, созданные выдающимися фантастами прошлого от Уэллса, Жулавского, Ефремова, Лема — до Гонги и Бурова, а позднее Коста де Риа и Стожарова… Какими только ни представляли их — и прекрасными, стройными, человекоподобными, и отвратительными спрутами, и в виде океана мыслящей материи, и в виде трансформирующихся в различные образы существ, и даже в виде особого излучения, способного преодолевать со скоростью света умопомрачительные расстояния! Они были и добрыми и злыми, и умными и ограниченными, настроенными на одну-единственную цель… Они были и щедрыми, готовыми поделиться с нами всеми своими достижениями, и злобными захватчиками, решившими воспользоваться плодами человеческой цивилизации…

Все уже было. Не было только их самих.

И вот…

Понятно, первое, что я сделал — кинулся искать Аллана.

— Я не вижу его третью неделю, — сказала мне Юна по видеотелефону. — Как вылетел на эту космическую обсерваторию, так даже не поговорили ни разу. Только радиограмму прислал: «Не волнуйся, все в порядке». И все… — ока грустно свела брови. — Но я не обижаюсь… У них там все каналы перегружены, со всего мира ведь съехались. И весь мир хочет знать, что происходит.

— А что происходит?

Она улыбнулась.

— Судя по всему, нечто чрезвычайное. Но толком никто ничего не знает. Видно, боятся еще раз ошибиться и опять напрасно обнадежить. Поэтому и молчат.

— Ну, вам-то, Юна, он мог хоть что-то сказать?

— Как видите… Наверно, они договорились молчать.

— Юна, а нельзя туда попасть, как вы думаете?

— Боюсь, что это невозможно, станция перегружена.

— А если я попробую вызвать его на разговор?

— Погодите, Виктор, я сама попробую поговорить с ним сегодня или завтра. Я ведь тоже хотела попасть туда. Я попробую поговорить, потом вам позвоню, ладно?

На том мы и расстались.

А на следующий день она сообщила мне, что разговаривала с Алланом и он сказал, чтобы мы были наготове — может быть, ему удастся получить для нас разрешение, — на днях три человека должны покинуть станцию.

А еще через день она вновь позвонила мне и грустно сообщила, что поездка отменяется, Аллан включен в состав экспедиции, которая отправляется завтра. Сегодня вечером он будет дома, и если я хочу, то могу его увидеть…

— Конечно, хочу! Я приеду обязательно! Но почему такая спешка? Ведь об экспедиции не было и речи!

— Не знаю, Виктор… — глаза ее наполнились слезами. — Он обещал, что весь этот год проведет дома, мы собирались поехать в морское путешествие… И вот — опять… Сколько можно, Виктор?

— Наверно, там что-то экстренное, — постарался я успокоить ее. — И ненадолго. Не стали бы они в такой спешке отправлять дальнюю экспедицию.

— Не знаю… — горестно покачала она головой. — Знаю только, что он пригласил на сегодняшний вечер несколько человек.

— Уверен, что все будет в порядке, Юна. Не горюйте. А я приеду обязательно.

2

В доме Аллана было необычно шумно в тот вечер. Он собрал человек десять старых друзей — здесь были и его соратники по космическим полетам — астрофизик Гей и пилот Адриан, старый астроном Горт, две женщины, видимо, подруги Юны, и Лина была, он никогда не забывал ее.

Сам он был необычайно возбужден, я бы далее сказал, наэлектризован, и в то же время торжествен. Может быть, это ощущение создавалось его парадной формой, а может быть, сдержанным волнением, которое чувствовалось в голосе, в каждом его движении.

Это волнение угадывалось всеми, оно передалось всем нам и оттого, наверно, за столом было так шумно — за разговорами и шутками мы старались скрыть свое состояние и нетерпение — все ждали, что же он скажет.

— Ну, кажется, все, — сказал он, оглядывая нас. — Спасибо, что собрались. Завтра мы уйдём навстречу Великому Неизвестному, и мне хотелось видеть всех вас сегодня здесь.

С тех пор как человек более двухсот лет назад вышел в Космос, он ждал встречи с иными цивилизациями. Сначала ему казалось, что это дело ближайшего будущего, но чем дальше мы проникали в Космос, тем больше сознавали, какая это редкость — разумная жизнь во Вселенной. Мы обследовали десятки и сотни ближайших звездных систем, обследовали при помощи мощных радиотелескопов тысячи дальних космических объектов и нигде не нашли даже следов цивилизации. Но мы не теряли надежды, понимая, что те особые условия, которые возникли на Земле, не могли возникнуть лишь однажды, они наверняка должны были иметь повторение — просто среди ста миллиардов звезд нашей Галактики не так просто отыскать ту, возле которой есть населенная планета.

Много раз казалось, что вот уже мы нашли собратьев по разуму, тем более, что расчеты вероятности показывали: в окрестности ближайших ста световых лет таких существующих одновременно с наше цивилизаций должно быть не менее десяти. Но каждый раз оказывалось, что это ошибка. Многие уже потеряли надежду…

И вот недавно нам удалось расшифровать сигналы, поступившие из созвездия Паруса…

— Расшифровали?!

— Что там, Аллан?!

— Говорите скорей!

— Погодите, все по порядку. Прежде чем перейти к этим сигналам, мне придется сделать небольшой экскурс в прошлое, иначе мы ничего не поймем.

Он медленно отпил немного розового напитка из бокала, так же медленно и осторожно поставил его на глянцевую поверхность стола.

— Более тысячи лет тому назад, а точнее 4 июля 1054 года китайские и японские астрономы оказались свидетелями необыкновенного явления — на небе вдруг загорелась новая звезда, причем с каждым днем она становилась все ярче, затмила свет всех близлежащих звезд в созвездии Тельца. Это записано в старинных китайских и японских хрониках. Потом она стала постепенно тускнеть, пока не погасла совсем.

— Сверхновая? — блеснул я своими познаниями в астрономии.

— Да, сверхновая, как неудачно назвали это явление в XX веке. То есть взорвавшаяся звезда. Сейчас нам хорошо известен механизм этого явления. После того как в недрах нормальной звезды, такой примерно, как наше Солнце, но с большей массой, выгорит весь водород и превратится в гелий, давление газа не в состоянии удержать массу вышележащих слоев, звезда как бы обрушивается к своему центру. Она сжимается до невероятно малых размеров, при этом выделяется огромное количество энергии. Это и есть взрыв звезды. Большая часть выделившейся энергии образует туманность, а на месте бывшей звезды остается крошечное, быстро остывающее тело размером порядка 10 километров в радиусе с колоссальной плотностью — так называемая нейтронная звезда.

Так родилась тогда Крабовидная туманность и нейтронная звезда, обнаруженная впоследствии, через 1000 лет, — Пульсар NP 0527.

— Ее открыли где-то в конце 60 годов XX века, если не ошибаюсь, — сказал Гей. — Я это помню. Но какое все это имеет отношение к сигналам, идущим из далеко лежащего созвездия Паруса?

— Чуточку терпения, сейчас поймете. Вы правы, ее открыли в 1968-м или 69-м году. Тогда все радиотелескопы были направлены в эту точку неба, так как учёных заинтересовала чрезвычайно малая периодичность импульса, посылаемого пульсаром, — 0,033 секунды.

Вначале предполагали, что это искусственный сигнал, потом поняли, что он создается колоссальной скоростью вращения пульсара, который делает 30 оборотов в секунду. Но суть не в этом. Главное для нас сейчас заключается в том, что уже тогда существовали мощные радиотелескопы и они были направления в сторону Пульсара NP 0527, прошу запомнить это, иначе мы не поймем последующего. И еще интересно, что тогда же было высказано предположение, что вокруг взорвавшейся звезды существовала планетная система.

— А почему так думали? — спросила Юна. — Какие были для этого основания?

— Основанием послужило некоторое изменение периода пульсара. Оно могло объясняться присутствием вблизи него осколка планеты. Тогда поахали немного, представили себе размеры катастрофы и постепенно забыли об этом участке неба — благо, нашлись более интересные объекты.

— Так что за сигналы восприняли вы, Аллан? Неужели оттуда?

— Сейчас все узнаете, — улыбнулся о. — Сначала их сочли результатом неизвестного излучения. Но по мере того, как они изучались, отпадали один за другим возможные естественные источники. Это были ультракороткие радиосигналы очень высокой частоты. Причем весь цикл повторялся примерно каждые полчаса. Мы пытались установить зависимость, закладывали их в вычислительные устройства — ничего не получалось. Наконец кто-то высказал предположение: а что, если это видеосигналы? Изготовили специальную аппаратуру, заложили их…

— Ну? — не выдержал кто-то из нас.

— Сейчас все увидите сами. Пойдемте.

Аллан повел нас в кабинет, подошел к пульту, нажал кнопку. Засветился экран. И мы увидели странную картину.

В центре светилось большое круглое оранжевое пятно. А вокруг него, примерно на равных расстояниях, вращались по эллиптическим орбитам пять точек. Линии орбит обозначались тоже.

— Планеты, — проговорил в волнении Гей. — Планетная система. На схеме!

— Смотрите, смотрите! — закричал кто-то. — Вторая подмигивает!

Да, вторая по счету точка время от времени вспыхивала зеленым огоньком, словно сигнальная лампочка на борту корабля.

— Это… Это они свою планету показывают?

— Да, — сказал Аллан. — Это, по-видимому, их планета. На схеме, конечно. Смотрите дальше.

Оранжевый шар в центре вдруг ожил. Он начал пульсировать, то раздуваясь, то уменьшаясь. При этом с каждым разом раздувался он все больше.

— Готовится катастрофа, — сказал Аллан. — Вы видите, они показывают, что их звезда, их солнце, готовится к взрыву…

— Смотрите, — закричала Юна, — смотрите! Орбита планеты меняется!

Действительно, мы увидели, что подмигивающая планета стала двигаться быстрее, ее орбита вытягивалась. И вдруг, в какой-то момент она пошла по касательной и стала удаляться от звезды…

— Как они это сделали? Неужели они могли управлять планетой?!

— Они поняли, что готовится катастрофа, и нашли выход. Сейчас увидите, как они это сделали…

Схема исчезла. И вдруг мы увидели на экране планету на большом удалении. Это походило на снимок Земли, сделанный с отдаленного спутника. Сквозь пятна облаков виднелись материки и океаны — видно, съёмка велась с большой высоты. Диск планеты медленно вращался — это спутник двигался вокруг нее. Проходили странные, незнакомые очертания морей, островов, ломаная линия материков…

И тут мы увидели, как на одном из полюсов планеты что-то вспыхивает. Вот диск повернулся еще немного, еще…

— Глядите, — закричал Гей, — глядите! На полюсе что-то непрерывно горит, пламя рвется наружу, непрерывный столб пламени!

— Реактивный двигатель, — сказал Аллан. — Они превратили свою планету в космический корабль, они повели ее на поиски новой звезды!

Он нажал кнопку. Экран погас. Мы стояли пораженные, побледневшие, смотрели на пустой экран, не в силах еще осознать увиденное.

— Вот так, — сказал Аллан. — Он взволнованно прошёлся по кабинету, затем подошел к пульту, заменил кассету.

Мы молчали, пытаясь осмыслить то, что узнали сейчас.

— Ничего не понимаю, — проговорил я наконец. — В космическом пространстве — без звезды, без тепла, да ведь они все должны были погибнуть от холода! От потери атмосферы!

__ Не торопитесь, Виктор, не торопитесь. — Аллан включил свет в галерее, медленно пошел по мягкой прозрачной дорожке, остановился у стеклянной стены, глядя в звездное небо. — Можно представить уровень их цивилизации, если они могли задолго предвидеть взрыв своей звезды и создать огромный реактивный двигатель, способный изменить орбиту планеты, увести ее на безопасное расстояние к моменту взрыва. Мы не знаем, какое они нашли атомное топливо, скорей всего, нашли способ регулировать постепенный распад самого вещества планеты, иначе невозможно представить себе гигантские запасы другого топлива. А если так, то сами понимаете, они позаботились и о том, чтобы сохранить все живое.

— Но как? Как они могли это сделать?

— Тепло они могли получать от своего реактора, — сказал Гей. — Такого мощного источника энергии могло хватить… Но атмосфера… Она должна была погибнуть в космосе!

— Да, — согласился Аллан. — Должна была. Значит, они нашли способ воссоздавать ее искусственно. Ведь создаем нее мы искусственно условия, пригодные для жизни в космических кораблях.

— Значит, они… Они превратили свою планету в гигантский космический корабль?!

— Да, выходит так. По-видимому, они пришли к выводу, что это более разумно, чем строить многие тысячи космических кораблей…

— У корабля имеются стены, — сказал я, — они защищают от холода, от метеоритов, они удерживают воздух. Не могли же они окружить свою планету колпаком!

— Кто знает, — сказал Аллан. — Может быть, и окружили. А скорей всего, стены дала им сама планета.

— Ты хочешь сказать, что они ушли внутрь? — проговорила, волнуясь, Юна. — Что они создали в глубине целые города и все, что нужно для жизни?

— Да, я предполагаю так. Если мы можем создавать все это в кораблях, почему нельзя сделать это внутри родной планеты! Ее поверхность взрастила их, давала им все необходимое для жизни — пищу и воду, одежду и энергию. Теперь они сами дали энергию своей планете, а она в благодарность возвращает им жизнь, она опять дает им и еду и воду, и все необходимое, но уже не на поверхности, а в своих недрах.

— Значит, там должно быть налажено и производство? — спросила одна из женщин. Ведь и одежду, и предметы быта — все надо делать!

— Да, — улыбнулся Аллан. — Все надо делать. Ведь они рассчитывали на очень длительное путешествие.

— Сколько же лет, по-вашему, они находятся в пути?

— Тысячу сто лет… — раздельно проговорил Аллан. — Тысячу сто!

— Невероятно!

— Тем не менее, это так. Смотрите!

Он опять включил экран.

Мы увидели карту звездного неба. Знакомые созвездия Тельца, Ориона, Малого Пса, Гидры. И вдруг мы увидели движущуюся точку, она медленно двигалась от Тельца к Ориону. Здесь она остановилась на время, затем опять пошла дальше — к Малому Псу. По пути она останавливалась. И опять двигалась по направлению к Гидре, а затем стала двигаться дальше, влево вниз…

— Они показывают нам свой путь! — воскликнул Горт.

— Да. Они показывают нам свой путь, — повторил, как эхо, Аллан, и в голосе его прозвучало восхищение. — Вы видите, они останавливались, то есть ложились на орбиту то одной, то другой звезды… А лотом двигались дальше.

— Куда же они идут, Аллан? — Юна нервно мяла в пальцах незажженную сигарету Почему они не остались, достигнув ближайшей звезды?

— Им мало звезды. Они ищут братьев по разуму. Смотрите — от созвездия Гидры они пошли дальше к Центавру…

— Значит?!.

— Да, значит, они идут к нам, к нашему Солнцу!

Как завороженные, смотрели мы на крошечную точку, движущуюся к созвездию Центавра. Она приблизилась к самой яркой звездочке созвездия и остановилась возле нее.

— Они подошли к Альфе Центавра, к ближайшей нашей звезде! — сказал Аллан. — Их отделяет от нас всего четыре с половиной световых года!

— И оттуда они послали это сообщение?

— Раньше. Несколько раньше. Можно предположить, что они засекли радиосигнал, посланный с земли двести пятьдесят лет тому назад в направлении Пульсара. Они находились тогда, по-видимому, где-то вот здесь, в созвездии Паруса. И тогда же, после получения сигнала, двинулись к Центавру.

— Позвольте, но ведь они сами показывают, что находятся здесь, возле Альфы Центавра?

— Они показали, где будут находиться в момент, когда мы получим их сообщение. Но это еще не все. Они еще кое-что показывают, вернее, спрашивают. Смотрите!

На экране появилась новая схема.

Мы увидели большой оранжевый круг в центре, напоминающий тот, который был на первой схеме. Но теперь вокруг него вращалось уже не пять, а девять точек. По мере удаления от круга точки увеличивались в размерах, самая большая была пятая, потом они опять уменьшались. Следующая за пятой — шестая точка чем-то отличалась от всех остальных, напоминала что-то очень знакомое. Мы вгляделись…

— Да ведь это же Сатурн! — воскликнул Горт, указывая на шестую точку. — Вокруг него кольцо, видите — кольцо! Это наша система, наши планеты. И Солнце!

— А эта вот, третья — Земля! Ну конечно, Земля! Видите, она тоже подмигивает. Они отметили, что знают, где наша Земля!

— Да, — сказал Аллан. — Они отметили, что знают: Земля обитаема, и адресуют это нам, землянам… Но это еще не все, главное впереди. Смотрите…

И тут мы увидели, как сбоку, из-за края экрана появилась другая точка. Она медленно двигалась по прямой в направлении Солнца. Затем она начала переходить на кривую, и мы увидели, что она стала вращаться вокруг Солнца по орбите, близкой к земной. Она вращалась и мигала зеленым огоньком, словно спрашивала нас о чём-то.

— Как видите, — торжествующе проговорил Аллан, — они спрашивают, могут ли стать нашими соседями, могут ли поселиться вместе с нами в Солнечной системе!

— Вы ответили, Аллан? Что вы ответили?

— По решению Всемирного Совета мы послали им изображение такой же схемы и показали на ней, что к ним с Земли вылетает корабль. А вопрос, который они задают нам, будет решен после встречи.

3

Он выключил экран. И опять наступило молчание. Я бы сказал, какое-то неловкое молчание.

— Но почему?! — взорвалась, вдруг Юна. — Почему после встречи, Аллан?! Они совершили беспримерный подвиг — прошли миллиарды километров в поисках собратьев по разуму, ты ведь сам говоришь — они могли остаться у других звезд, ко двигались и двигались дальше — тысячу лет! Значит, из поколения в поколение передавалась эта мечта, эта великая цель — найти во Вселенной иную цивилизацию. Они нашли ее, пришли к ней, запрашивают ее, и вдруг мы отвечаем игл: подождите, мы сначала посмотрим, какие вы! Чего они там боятся, в Совете?

Аллан подошел к ней, обнял за плечи.

— Не горячись, мы тоже так думали сначала. А потом поняли — они все-таки правы. Надо сначала встретиться. И надо предусмотреть все последствия.

— Какие последствия?

— Солнечная система находится в равновесии. Появление новой планеты может привести к нарушению этого равновесия, надо все рассчитать. Только после этого можно решать вопрос, не приведет ли это к новой катастрофе.

— Уверяю тебя, если они прошли такой огромный путь, были на других орбитах, значит они сами уже все давно рассчитали.

— Возможно. Но надо быть в этом уверенным. Однако есть и другие соображения.

— Какие?

— Они двигались со скоростью, равной примерно одной десятой световой. Значит, им понадобится еще сорок пять лет, чтобы дойти до нас. А мы можем развить скорость корабля, близкую к световой. Значит, мы преодолеем это расстояние лет за пять — шесть.

— Ну, это другое дело, это нас как-то оправдывает… — она невесело улыбнулась. — Но ведь это значит, что вы вернетесь лишь через десять лет!

— Погоди, Юна. Если они вышлют нам навстречу корабль, идущий с такой же скоростью, то мы встретимся через два года.

— Ты думаешь, они догадаются?

— Не сомневаюсь.

Она подошла к нему.

— Аллан, я так хотела побыть с тобой этот год. Я так соскучилась. Но ради этого… Я горжусь тобой.

4

Рано утром мы вылетели на восточный космодром. Огромное оранжевое солнце всплывало справа от нас над морем. Оно было еще по утреннему холодное, не слепящее, на него можно было смотреть не отрываясь, и я смотрел, и впервые по-настоящему осознал, что передо мной Звезда, наша собственная Звезда, которая сопровождает все человечество от рождения до смерти, щедро светит и греет всем поколениям, светила всегда, и мы как-то не задумываемся над тем, что она может когда-то иссякнуть… Я представил себе, что испытали те люди, или как их там назвать, — разумные существа, когда они поняли, что через некоторое время их звезда взорвется… Сколько понадобилось мужества, таланта, работы, чтобы суметь спасти цивилизацию, спасти все, созданное на их планете, пронести сквозь холод мироздания в поисках новой звезды, в поисках собратьев по разуму! Это должны быть удивительные существа — дружные, самоотверженные, стойкие, умные…

— Аллан, — перегнулся я через спинку переднего кресла, — какие они, как вы думаете?

— Полагаю, что по духу своему они близки нам, по разуму — выше нас, а внешне… Тут я ничего не могу сказать. Этого, пожалуй, никто пока не может сказать.

— Аллан, — Юна прикоснулась щекой к его щеке, — почему они не послали нам свое изображение? Показали нам свою планету, свое взорвавшееся солнце, показали свой путь, а себя ни разу не показали? Ведь они могли это сделать?

— Конечно, могли. Я тоже думал об этом. И знаешь, я полагаю, они не сделали этого неспроста. Они понимали, что мы можем быть совсем другими. И они не хотели, чтобы внешнее различие отпугнуло нас. Они послали нам свой разум, и если хотите, свою душу, и, как видите, мы прекрасно поняли их. И вот сейчас мы вылетаем им навстречу без всякого страха, хотя, может быть, увидев их, смутимся немного.

— А я почему-то уверена, что они похожи на людей. — Юна оглянулась, посмотрела на нас. — Должны быть похожи — я верю!

— Хорошо бы, — сказал Аллан. — Но это не обязательно. И это не главное.

И тогда я решился задать ему вопрос, который мучил меня со вчерашнего дня.

— Скажите, Аллан, помимо тех причин, о которых вы говорили, есть еще одна?

Он обернулся, мы встретились глазами, и он понял, что я угадал.

— Да… Совет хочет удостовериться в их миролюбии. Но я в этом убежден!

Мы приземлились на огромном поле и увидели космический корабль. Он стоял, направленный отвесно вверх, как стрела, и со всех сторон поля шли к нему люди, чтобы проводить своих посланцев на первую встречу с разумными существами вселенной.

Корабль был ослепительно белый. И по всему его борту, от нижних дюзов до заостренной головной части, было написано огромными буквами: ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЛЮДИ!


Содержание:
 0  Планета МИФ : Вильям Александров  1  продолжение 1
 2  продолжение 2  3  Планета МИФ : Вильям Александров
 4  Вызов : Вильям Александров  5  Планета МИФ : Вильям Александров
 6  Плывущие листья : Вильям Александров  7  Нарушитель : Вильям Александров
 8  Здравствуйте, люди! : Вильям Александров  9  Машина : Вильям Александров
 10  Вызов : Вильям Александров  11  Планета МИФ : Вильям Александров
 12  Плывущие листья : Вильям Александров  13  Нарушитель : Вильям Александров
 14  вы читаете: Здравствуйте, люди! : Вильям Александров    



 




sitemap