Фантастика : Социальная фантастика : Герцогиня : Арина Алисон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Продолжение книги "Долг платежом красен"

ГЕРЦОГИНЯ

Арина АЛИСОН


Предисловие

Я очень надеюсь, что, читая этот рассказ, вы получите возможность посмеяться, поднять себе настроение.

Данное произведение НЕ относится к историческому роману, также НЕ является политическим или экономическим обзором какой-либо страны, НИ сборником правил по этикету или трактатом по биологии, зоологии, географии… Здесь вы также НЕ найдете рекомендаций по построению недоразвитого капиталистического общества…

Жанр данного произведения — ФЭНТЭЗИ, то есть фантазия на некоторую тему, и она, в смысле фантазия, выполнена с учетом логики именно этого жанра. Главная идея этого рассказа о верности долгу и выбранному пути. Я очень старалась сделать рассказ максимально логичным, а это значит, увязать текущие события, по возможности, непротиворечиво с предыдущими делами и событиями. А чтобы было нескучно читать, постаралась изобразить все в юмористическом ключе. Хочу напомнить, что же в мире признается или считается смешным: одним из наиболее известных и знаменитых вещей являются фильмы Чарли Чаплина. В них все шутки построены на неуклюжести героя, невнимательности или незнании каких-то вещей или процессов. И если просмотреть, хотя бы выборочно, комедии, созданные с тех пор и до нашего времени, то за эти годы смысл и основа шуток остались те же. Вспомним наша родное «С легким паром…»: «ну что вы меня все время роняете…», «пить надо меньше, меньше надо пить…», «потрите, пожалуйста, спинку…». А фильмы с участием талантливейших артистов: Вицина, Никулина и Моргунова?! В них сюжеты поставлены на тех же основах и понятиях смешного. Если присмотреться к О'Генри с его талантливым и смешным «Вождем краснокожих»… А кто помнит Гоголевское «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Ночь перед Рождеством», «Сорочинская ярмарка»?! Эти рассказы не заполнены решением великих и глобальных проблем. Тем не менее — это классика и сейчас бы их отнесли к жанру юмористического фэнтэзи. Умение шутить самому и воспринимать чужие шутки немаловажно в нашей жизни. Несмотря на объективность, мир все же субъективен, поскольку, если нет того, кто воспринимает, то все остальное не имеет значения. А если к этому добавить одну немаловажную истину, что подобное притягивает подобное, то человек в хорошем настроении духа притягивает и подобные события. Бывает, что человек сам держится за свое мрачное настроение или депрессию, а то и специально его нагоняет к себе в душу, смотря ужастики или читая всевозможные страшилки. А уж при наличии плохого настроения, в дополнение к «подобное притягивает подобное», включается в действие следующая истина, имеющая отношение к состоянию духа: пришла беда — открывай ворота. Ведь беда — это субъективное восприятие событий, и каждый человек под этим понимает совершенно разные вещи. Например: для кого-то смерть родственника — горе, а кому-то и радость — наследство получил…У человека, находящегося в хорошем настроении почти все дела удаются. К тому же, говорят, что смех продлевает жизнь. Так что, отрешитесь, хотя бы на время, от своих проблем и попытайтесь улыбнуться, а лучше доброжелательно посмеяться. Да и вообще — продлевайте себе жизнь всегда и везде!!! Ну а хмурым, депрессивным, завистливым, ненавидящим и не уважающим людей и их труды, может помочь только кремация. Это произведение содержит в себе огромное количество моего личного времени, затраченного на написание, бессонные ночи, отложенные дела и встречи. Человек культурный, воспитанный, уважающий других, никогда не станет поливать грязью чужой труд и усилия. Даже если результат чужого труда ему, по какой-то причине, не нравится. В программировании есть понятие альфа и бета версии, это когда Software можно скачать бесплатно, но считается, что в благодарность за это, пользователь пришлёт отчёт о найденных ошибках. Мне кажется, что и читателям тоже стоит научиться быть благодарными. На Самиздате автор не берёт денег с читателей, и было бы более достойно не писать всякие тупые оскорбления на произведение, а попытаться помочь автору, ну хотя бы с синтаксисом и орфографией, которые читатели в состоянии заметить. Ну а что не смогли отловить читатели — не заметили, не подсказали, уж то поправит издательство, за что оно и получит свои денежки. Даже если где-то не отловит, то автор здесь не причем. ПИШИТЕ ТЕ, КОМУ ХОЧЕТСЯ ПИСАТЬ, РАДУЙТЕ БЛИЗКИХ И ДАЛЕКИХ СВОЕЙ ФАНТАЗЕЙ!!! ЧИТАЙТЕ ТЕ, КОМУ НЕТ ВРЕМЕНИ ПИСАТЬ, НЕТ ИДЕЙ ИЛИ ЛЕНЬ, НО ВСЕ ЖЕ, УВАЖАЙТЕ ТРУД ДРУГИХ!!!

В этом рассказе вы можете найти некоторые умные мысли и идеи — куда уж без этого. Но если вы их не нашли, не важно, может вам в данный момент важнее получить просто хорошее настроение, которое, Я НАДЕЮСЬ, вы и сможете получить, читая это произведение. Где-то будет смешно, где-то не очень, местами — даже умно, а в других местах может и наоборот…

Я не знаю такого произведения искусства: картину, книгу, фильм… чтоб нравился всем без исключения. Никогда о таком даже не слышала. Поэтому, будучи в здравом уме и при твердой памяти, сообщаю: — На всех угодить и не рассчитываю, но СМЕЙТЕСЬ, КОМУ СМЕШНО, И ЖИЗНЬ УЛЫБНЕТСЯ ВАМ!!! Тяжела замужняя жизнь средневековой женщины… Может и не совсем средневековой, да и не так, чтобы женщины… Особенно, если ты обыкновенный мужчина с нормальной ориентацией… но, по воле судьбы или недоразумению, попавший в тело юной девочки, со временем ставшей девушкой. В процессе взросления, обстоятельства загнали в ситуацию, когда пришлось, хочешь — не хочешь, сочетаться браком, но вот супружеский долг ну совершенно нет никакого желания выполнять. Даже можно сказать, что категорически против такого использования себя любимого…


Глава 1. По дороге в столицу

Опять дорога. И снова не удалось отдохнуть ночью. Всё тело болело, но спать, сидя на лошади, чистое самоубийство. Попросив Рода и Тарэна присматривать за мной, в смысле ловить, если падать начну, я, чтобы не заснуть, погрузился в воспоминания. Вспомнился прошлый мир, из которого пришел, моя жизнь в нем и появление здесь. Можно сказать, просто потрясающее появление, по крайней мере, для меня. Быть мужчиной в полном расцвете лет, обеспеченным, на жизнь и на еще многое другое хватало, так что я вполне мог позволить себе заниматься тем, что интересовало… и на тебе… девочка в стиле Кощея Бессмертного. Однако это не в смысле силы и волшебства, а в отношении внешнего вида — кожа да кости одни. При таких-то мощах, даже странно, как девчонка не померла еще до моего появления?! Но вот сила духа у этого ребенка, для столь мелкой особы, была несоизмеримо велика. Отдавая дань её смелости и целеустремленности, я и взялся исполнить все то, чего она хотела достичь, проводя опасный ритуал.

И в итоге всего этого: еду в составе королевского кортежа в качестве личной охраны королевы и моей сестры по совместительству.

Из воспоминаний меня выдернул приказ, переданный вдоль колонны солдат, о привале и подготовке к ужину и сну. После еды, я пригласил Нирану, мою сестру, так неудачно, по моему мнению, вляпавшуюся в королевы. Охраняла нас моя личная команда, состоящая из парней и девчонок, набранных мною в селениях, подвластных нашему семейству. Несколько лет было потрачено на то, чтобы сделать из них бойцов, способных защитить меня и моих подопечных.

Главной моей проблемой, на данный момент, являлся герцог Тарот, бывший регент, который хоть и бывший, но власть-то имел реальную. Большую часть постов в столице Родэна занимали его родственники и друзья. Кэнтара он короновал лишь потому, что тот в возраст вошел, и тянуть с передачей власти было нельзя, чтобы не провоцировать недовольных правлением регента. Выпускать власть из своих рук герцог не планировал, а лишь ожидал, когда его дочери исполниться четырнадцать, чтобы выдать её за короля.

Свадьбу он намечал сыграть через полгода, и столь неожиданная женитьба Кэнтара рушила все его планы. Насколько я понял, герцог Тарот — мужик решительный, и так просто со своими планами вряд ли расстанется. В сложившейся ситуации для него оставался один путь для захвата власти, это убрать короля с его женой и самому короноваться. И мне такое развитие событий совершенно не нравилось.

Нирана пришла с мужем, номинально числящимся королем, но на самом деле не имевшим настоящей власти в своей стране. Мы отбросили все церемонии и этикет, время и положение у нас не те, и сразу приступили к обсуждению, пытаясь четче представить наше положение и возможные пути решения проблем. Мне не понравилась безоглядная вера в меня и надежда Нираны и Кэнтара на мои способности, обретенные с помощью нашего домашнего мага и его друга.

— Если покушение надумают совершить в походе, то здесь нам не помогут никакие мои способности, — попытался я охладить их энтузиазм.

— Ну, как же?! Ты же почти в одиночку победила огромную армию? — воскликнула восторженно — удивленно сестра.

— Не победила, а обманула. Да и действовала я не в одиночку, а с отрядом в двадцать человек. Если ты еще помнишь, то мы солдат усыпили: где дымом, где добавив сонного отвара в еду. И только после этого выкрали короля и его Совет. Так что не занимайся самообманом, это сейчас опасно, — попытался я вразумить Нирану.

Мы еще какое-то время сидели молча. Каждый думал о своем. Заметив их хмурые лица, я понял, что народ начал дружно впадать в другую крайность.

— Вы поймите меня, гипноз, в смысле магия, действует узконаправленно. По крайней мере, я умею им воздействовать только на тех, кого вижу или кто находиться не очень далеко и в этом луче. В таком случае, пока я буду пялиться в одну сторону, стараясь вырубить народ, те, кто сзади, спокойненько тюк меня по голове, и среди вырубленных окажусь уже я. Поэтому, нам жизненно важно продержаться до королевской резиденции, а уж там наши шансы выжить значительно повысятся, — мне хотелось дать им надежду, но в то же время, не давать необоснованной уверенности.

Ничего конкретного придумать мы не смогли, только вымотались. Однако в итоге нашего неплодотворного общения у меня на краю сознания промелькнула одна мысль. Оформить её из-за усталости не получалось. В итоге мы, подавленные осознанием глубины той м-м-м… ямы, в которой находимся, разошлись спать, так и не решив, что делать.

Ближе к рассвету я был разбужен Родом, командиром мужской части моей команды.

— Сударыня, проснитесь. Появился Сэт с очень важной и срочной информацией, — почти на самое ухо зашептал он, осторожно тряся меня за плечо.

Пришлось просыпаться и выслушивать донесение нашего привидения. Эта примечательная личность в прошлом была графом. Убитый своими родственниками за фанатичное увлечение алхимией, на которую он тратил большую часть семейных денег, он не сумел по-человечески упокоиться и стал привидением. Познакомились мы с ним в замке моей тети, и когда я с сестрами покидал тётушку, Сэт напросился к нам в спутники. Пришлось срочно придумывать и создавать амулет-привязку, благодаря которой, Сэт мог путешествовать с нами.

По нашей договоренности, он каждую ночь летал от палатки к палатке, подслушивая разговоры, и сейчас примчался с сообщением о готовящемся покушении на короля.

Как следовало из подслушанного разговора, следующая остановка была намечена в имении, которым правил друг и последователь герцога Тарота. Во время ужина предполагалось подсыпать в еду короля и нескольких человек из нашей команды (мне в том числе) яда с отсроченным сроком действия. В последующие нескольких дней, принявшие его должны будут умереть.

Странно, но Нирана в жертвы не записали — то ли потом планировали наверстать упущенное, то ли собирались обвинить именно её в покушении на жизнь короля. Второй вариант выглядел более реально. Ведь можно свалить вину на Транию, и тогда снова появится предлог к войне, которой удалось избежать благодаря моим действиям и неожиданной женитьбе обоих Величеств на сестрах.

Выслушав Сэта, я задумался. Положение ужасное и как из него выбираться, было не понятно.

— Передай всем нашим, питаться только тем, что сами приготовим или использовать сушеные мясо и овощи из своих запасов, — передал я Роду приказ для команды.

Стараясь не привлекать к себе внимание, поднял Кэнтара с Нираной, и рассказал последние новости. После чего, мы обсудили наши последующие действия, теоретически увеличивающие нашу безопасность, а вот проверять теорию придется уже на практике.

Утром, во время завтрака все армейское, так сказать, начальство было созвано на Совет. Народ еще не успел рассесться, как я начал собрание.

— Дамы и господа! Спешу сообщить вам радостную весть! Сегодня Его Величество король Родэна Кэнтар Первый принял важное решение. Он назначил начальником отдела охраны и безопасности короля и королевы, вашу скромную слугу, графиню Гроссаро, сестру вашей замечательной королевы. Провозглашая его, несомненно, мудрое решение, предоставляю вашему вниманию письменную грамоту, оформленную и подписанную правящей четой, — радостно улыбаясь, объявил я.

Парочка человек попыталась сказать что-то неприятное, но, стараясь не доводить до дискуссии и открытой грызни, чтобы не утонуть в словоблудии, я врезал заранее припасенным булыжником по столику с картой. Эта помесь табуретки со столом с грохотом отбросила ножки. От неожиданности все слегка вздрогнули, а кое-кто и не совсем слегка, и уставились на меня перепугано-злыми глазами.

Не давая времени на возражения, разложил на походном столе карту и уведомил, что в целях безопасности путь в столицу будет изменен.

— Являясь главой Департамента безопасности, я лишь сообщила вам данную новость, а не спрашивала вашего мнения. Так сказать, поставила перед фактом — мы пойдем этим путем!! — грозно рыкнул я.

Народ слегка зашевелился, и один даже начал открывать рот, собираясь что-то сказать.

— Это решение королевы, и короля, — добавил я, посмотрев на Нирану и её мужа.

Моя сестра, гордо задрав подбородок, величественно кивнула. Помолчав с минуту, вероятно для солидности, утвердительно качнул головой и Кэнтар.

— Решения короля не обсуждаются! Кто будет против — объявим мятежником, и до выхода армии в поход, казним! — торжественным голосом обрадовал я военный совет.

Его Величество и Нирана снова утвердительно покачали головой. Сидящие вокруг замерли. Кто побледнел, кто сердито поджал губы, но все молчали. Похоже, решили с разборками подождать до столицы. Великолепно! Этого я и добивался. Любая отсрочка сейчас работает на нас.

На горизонте показался замок, в котором мной была намечена первая остановка. При ближайшем рассмотрении это строение, как крепостью, так и замком назвать было сложно. Чтоб довести его до ума, требовались значительные работы и вложения средств, которыми, похоже, владелец не обладал. Несмотря на это, вокруг этого сооружения и на самом подворье было чисто и ухожено.

При нашем приближении ворота распахнулись, и нам на встречу вышла целая делегация в составе хозяина, его родичей и слуг. Это был высокий и крепкий мужчина в возрасте от пятидесяти до шестидесяти лет, с лицом бывалого воина. Одет он был аккуратно, хотя и небогато, и, несмотря на явную бедность, вел себя с достоинством. За ним выстроились восемь парней от тридцати до восемнадцати лет, очень похожих на него. Все были с мечами и вели себя, как и отец, спокойно. Мне они очень понравились. Такие открытые лица среди придворных редко можно встретить.

Представившись графом Михаем Лаэрским, положенные по этикету приветствия хозяин замка выдал по всем правилам, но умудрился проделать это достаточно кратко, чем завоевал у меня еще большее уважение. Пригласив нас в замок, он тут же отдал слугам приказание, готовить еду на всех, и размещать войска: часть солдат устроить на ночь в казармы и пригодные помещения, а оставшихся — в палатки у стен.

Пока всех распределяли, четыре девчонки из команды всё время приготовления еды дежурили на кухне, чтобы исключить возможность подсыпать нам в еду яд. Ужин прошел почти в полной тишине, и воспринимался мною как в тумане. Спать хотелось немилосердно, но приходилось торчать рядом с королевской четой, а затем сопровождать их ко сну. И ничего не поделаешь — положение обязывает.

Уже находясь в своей комнате, вызвал из медальона Сэта и попросил полетать по замку, и послушать, кто о чем беседует, сам же от усталости заснул, лишь только добрался до кровати.

Ночью нас разбудил стук в двери. В комнату заглянула Рита, дежурившая у дверей.

— Госпожа, здесь сын хозяина со срочным сообщением, — доложила она.

При посторонних члены моей команды обращались ко мне только официально.

— Там вашему сударю сейчас будут морду бить, — быстро выдал младший сын хозяина, парень лет восемнадцати.

Спали мы в пижамах, брюки и рубашка темно-синего цвета, очень похожие на то, в чем ходили днем, только из более тонкого материала. Это было придумано именно на такой вот непредвиденный случай, чтобы можно было не заморачиваться с переодеванием, и мы, расхватав посохи, помчались за показывающим дорогу парнем.

— Именем короля, приказываю остановиться! — на всякий случай выкрикнул я, залетая в комнату.

Осмотревшись, я увидел Николло, стоящего у камина в напряженной позе, немного в стороне от него располагалась девушка, а перед ними, с хмурыми лицами, и, положив руки на мечи, хозяин замка с сыновьями. Влетев, мы выстроились строем между Ником и семейством графа.

— Что происходит? — я старался говорить спокойно, хотя адреналин от такой побудки кипел и булькал по всему телу.

— Он покусился на честь девушки, — заявил хозяин дома.

Й-йя-як!!! Ну, не идиот ли!!! Мало мне забот по охране сестры и её мужа от кучи врагов, так ещё и свои подсовывают свинью. Не сдержавшись, я от всей души врезал Нику в лобешник. Не ожидавший от меня такой подлянки, по крайней мере, так быстро, он отлетел к тумбочке или фиг его знает, как назвать это деревянное сооружение похожее на колонну полутораметровой высоты, на которой стояла изящная, немного меньше метра, статуя. От резкого толчка статуэтка медленно наклонилась и полетела вниз. Николло сумел подхватить её почти у самой земли.

— Ли, ты сошла с ума! — Не выпуская фигурку из рук, воскликнул он.

— С-с-собака!!! Не успели отъехать, как тебя уже на баб потянуло. Я тебе собственными руками сошью пояс верности и надену, а снимать его буду, только посылая на задание, — тихо зашипел я, подскакивая поближе.

— Ты не сделаешь этого! Не посмеешь! — взвился Николло.

— Когда на кону жизнь моей сестры, я еще и не на такое способна! Ты меня знаешь, — мне хотелось его придушить.

Тут и без него проблем выше крыши, так ещё и он добавляет.

— Обещаю до самой столицы ни-ни, — торжественным голосом произнес он.

Только сейчас я рассмотрел то, что он прижимал. Это оказалось изображение девушки с корзиной цветов, вот только держал он её верх ногами, и её голова находилась как раз на уровне…

От неожиданности и в попытке не рассмеяться, я судорожно кашлянул и постарался отвести взгляд.

— Вот скажи, что за муха тебя укусила? Мы ведь прошлой ночью обо всем договорились, что, как, и почему тебе следует делать… — попытался я вернуть свои мысли к разборкам, чтобы не расхохотаться.

Заподозрив что-то неладное, он посмотрел на меня, потом — на статую, но так ничего и не понял. Переведя задумчивый взгляд на потолок, Ник пару минут что-то там искал взглядом, а затем развел руки в стороны и пожал плечами, типа, а кто ж его знает. Ну, в этот момент статуя и упала… прямо головой, да по ноге… грохоту было…

Взревев раненным лосем, Николло запрыгал на одной ноге, выдавая при этом что-то настолько закрученное и эмоциональное, что мне не удалось уловить связь между словами. Заметив наши заинтересованные лица, скривившиеся от сдерживаемого смеха, он перешел на шипение одних согласных, хотя и не забыл при этом покраснеть. Допрыгав до кресла, он рухнул в него, потирая ушибленную ногу.

Решив, что разговаривать с ним сейчас бесполезно, я, развернувшись, вопросительно посмотрел на хозяина дома.

— Мне бы хотелось послушать вашу версию происходящего, — официальным тоном произнес я.

— Он покусился на честь девушки, — несколько неуверенно повторил хозяин дома, и бросил недовольный взгляд на девицу, при этом он избегал смотреть в нашу сторону.

Взглянув на его сыновей, заметил, что они тоже стояли с опущенными глазами, и изредка поглядывали на нас заинтересованно. Посмотрев внимательно на себя и своих девчонок, я понял, в чем причина. Пижамы, которые представляли собой свободные брюки и рубашку, надетые на голое тело похоже смотрелись непривычно или неприлично для них. Хмыкнув, я решил, что мне сейчас не до этого, и перевел свое внимание на девушку.

Невысокого роста, с привлекательной фигуркой, белокурыми волосами и зелеными глазами, она, не будучи красавицей, всё же притягивала к себе внимание. Была в её лице какая-то чертовщинка, а временами так и хотелось сказать — стерва. Хм. Чаще всего, ярко-зеленые глаза присущи людям с авантюрными наклонностями. И поэтому, многие авторы, описывая авантюристок, наделяют их этим цветом глаз.

Рассматривая её, мне почему-то показалось, что эта ситуация создана ею, и, как мне кажется, хозяева в курсе её поведения. Вполне возможно, она рассчитывала на скандал с последующим замужеством, и поездкой в столицу. Мда… А мужики, похоже, не прочь её сбагрить. Ну-ну…

— Знаешь милочка, он, конечно, граф и всё такое. Если так уж хм… сильно его любишь, мы его на тебе женим, но единственное, что он внесет в твой дом, своего-то у него нет, только то, что на нем сейчас надето. И можешь его хоть конюшни посылать убирать. К тому же, он бабник и интриган несусветный, перессорит вас со всеми соседями и перетрахает всё женское население в округе, — ехидно засмеялся я.

Ник, скривившись на мои слова, тихо и невнятно зашипел какие-то ругательства, но вслух подобную характеристику никак не прокомментировал. Граф Лаэрский с сыновьями стояли неподвижно, и внимательно прислушивались к нашим разборкам. Девица подошла к Николло и, сердито уставившись на него, тихо спросила:

— Это правда, что она сказала?

Он скривился ещё сильнее и, посмотрев в потолок, как будто там можно найти ответ, так же тихо ответил:

— Ну-у-у… где-то… можно сказать… около того…

Где-то с минуту стояла полная тишина, а затем послышались звуки, напоминающие сдавленное покашливание. Я с удивлением осмотрелся, это сыновья хозяина о-о-очень старались сдержать смех, рвущийся из них. На личике же девушки проявилось разочарование, и, раздраженно фыркнув, она, с высоко поднятой головой, вышла из комнаты.

Не понял? Похоже, семейство предъявлять права на Ника не собирается, и вообще происходящее выглядит несколько странно.

— Мне не совсем понятна сложившаяся ситуация. Не будете ли вы так любезны, объяснить, что здесь происходит? — мне не удалось скрыть некоторое раздражение в голосе.

Извинившись, граф рассказал, что деятельная девица приходится ему племянницей. Его брат владел небольшим участком земли, мало пригодным для выращивания чего-либо полезного, но лет пятнадцать назад там было найдено месторождение серебра, и его дела пошли в гору. Но года через три, более богатый сосед, инсценировав нападение бандитов, перебил всю семью брата и захватил замок. В живых осталась только Анжея, которую спасла няня, приведя её ночью через горы к ним. Захватчик оказался родственником регента, поэтому, ни о каком возвращении поместья не могло идти и речи.

Оставшись в семь лет сиротой, девушка проживает у них. Имение Лаэрских небогато, поэтому приданное, которое граф в состоянии ей выделить, не впечатляет потенциальных женихов. Осознавая свое положение, девушка сама пытается захомутать себе кого-то богатого и знатного. Все семейство понимает её, хоть и не одобряет подобные действия. Кузены позволяют себе лишь немного беззлобно посмеяться над её неудачами, но всегда готовы защитить от любого грубияна. 

М-да… Поняв, что вопрос с Ником решен, и поскольку всё равно уже проснулся, я решил обсудить с хозяевами интересующую меня тему. Чтобы не смущать мужиков, смотался в свою комнату переодеться, и, взяв с собой лишь Рода и Тарэна, вернулся в малую гостиную. К моменту моего появления слуги принесли вина, чая и сладости. Какое-то время, мы с хозяевами молча присматривались друг к другу, затем я начал рассказывать о последних событиях… как король женился… реакцию его подданных…

Семейство слушало меня с нескрываемым интересом. До окраин слухи о делах в столице доходят не всегда, да и те, что доходят, добираются до них много дней, а то и месяцев спустя. Рассказывая, я наблюдал за реакцией хозяина замка, но и молодых сыновей старался не упускать из виду. Молодежь часто не умеет скрывать свои чувства. Они мне нравились все больше. Может я и обманываюсь, никогда не был великим интриганом, но мне казалось, что на это семейство могу рассчитывать.

— Являясь главой Департамента Безопасности, планирую создать личную гвардию короля из людей, которые будут подчинены непосредственно мне и Его Величеству. Набирать собираюсь из обедневших дворян, чтобы они своим возвышением были обязаны лично королю, — описав события последних дней, сообщил я.

По мере изложения плана моих последующих действий, граф Лаэрский смотрел на меня с всё большим интересом и уважением.

— Предлагаю вашим сыновьям вступить в создаваемый отряд, — подвел итог я.

Судя по разгоревшимся глазам парней, они были в восторге от предложения. Однако совсем уж открыто радости не проявили, а молча уставились на отца, ожидая его решения. К моему мнению о них добавился еще один плюс.

— Думаю, что могу дать разрешение четверым сыновьям попытать счастье в столице… У меня так же есть друзья, которые, скорее всего, будут не против, если их сыновья поступят к вам на службу. За некоторых из них я готов поручиться, — задумчиво произнес граф.

На это предложение я, не задумываясь, выдал свое согласие.

Еще какое-то время мы обсуждали возможные кандидатуры. В итоге было решено, что он, не сильно афишируя, пошлет гонцов по ближайшим имениям приглашать сыновей обедневших дворян на королевскую службу. Собираться все согласившиеся должны будут через три дня, в конкретном имении, где я запланировал остановиться перед въездом в столицу.

В конце нашего разговора я предложил для Анжеи, племянницы графа, должность королевской фрейлины, прикинув, что такая активная девушка может пригодиться Ниране и Нинэе, да и у неё в столице будет больше шансов найти богатого мужа. В итоге обсуждения оказалось, что еще три девушки будут нас ожидать там же, где и претенденты в королевскую гвардию.

Я был доволен разговором. Столь быстрое нахождение четырех девушек и где-то около двух десятков парней, чей статус полностью будет зависеть от положения короля, было замечательным началом на пути реализации моего плана. Обсудив все, что хотел, я попрощался и отправился досыпать. Однако в комнате меня ожидал сердитый Николло, пришлось еще и с ним разбираться.

— Ну и зачем надо было до такой степени меня позорить? И вообще, я не виноват, она сама начала мне на шею вешаться, — прошипел Ник с раздражением в голосе.

— Ну, конечно же! Ты просто невинная овечка, в смысле баран. Еще скажи, что ногами от неё отбивался, а народ прибежал именно на твои крики о помощи? — ехидно поинтересовался я.

— Не мог же я э-э-э… оскорбить её своим невниманием? — замялся он.

— Я, конечно, извиняюсь, что несколько грубовато о тебе отозвалась, зато каков результат! Они сразу перестали предъявлять претензии! Неужели ты предпочел бы жениться на бедной, озабоченной замужеством девице и остаться в этом, так называемом, замке? Она без денег, да и тебе её везти некуда, а женатый ты мне в столице не нужен. Мы ведь обсуждали и договаривались о твоей работе на меня, ты согласился со всеми моими аргументами и требованиями. Не прошло и суток, как ты влипаешь в ситуацию, ставящую наш договор на грань срыва. Хорошо, что все обошлось. Чтобы выжить, нам придется вести себя максимально осторожно. Еще один незапланированный фортель с твоей стороны и я удушу тебя собственными руками, — последнее мое предложение походило на рычание.

— Жестка ты, как начальник, Лионелла, — хмыкнул Николло.

— Жить захочешь, и ты жестче станешь, — ухмыльнулся я и пошел спать.


Глава 2. Полет короля и въезд в столицу

Рано утром Сэт принес известие об еще одном разговоре Советника со своими ближайшими соратниками по поводу возможностей устранения королевской четы, а также, в качестве признания заслуг, и меня до кучи. Похоже, если хочу выжить, пора переходить в наступление.

Решив, что торопиться с крайними мерами пока не стоит, не то у нас положение, внимательно рассмотрел все возможные варианты. Взвесив все за и против, собрался для начала провернуть одну идею, а там видно будет. С этого момента, как только в поле моего зрения попадали к то либо из троих наиболее активных противников, я наносил им астральный удар. Получивший, тут же скрывался в ближайшем леске, а потом галопом догонял нас. Через небольшой промежуток времени, следующий противник получал свою порцию, и тоже торопливо уединялся в лесу. И так всю дорогу.

К вечеру они уже выглядели несколько позеленевшими, а после ужина получив от меня по максимуму, все дружно разбежались по кустам. Во время утреннего доклада Сэт отметил, что этим мужикам было не до заговоров, проторчав в лесу первую половину ночи, вторую — спали как убитые. Для большей реалистичности ситуации, я решил изредка направлять в сторону кустов и других вельмож, которые были замечены в поддержке Советника.

Благодаря используемой тактике в наших рядах царила тишина и покой не только в походе, но и на привалах. К моменту достижения имения, где была назначена встреча с кандидатами в личную королевскую гвардию, герцог со своими последователями уже не жужжали и меда не давали.

Выслушав приветственные речи хозяина замка, пока всех размещали, и готовился ужин, я со своей командой направился к месту встречи, оговоренной с графом Лаэрским. Группа из двадцати пяти парней, включая четырех сыновей графа, уже ожидала нас во дворе трактира, расположенного в небольшом городке у стен замка.

Первыми во двор трактира ступили наши девочки из команды, проверить обстановку, посмотреть и заказать еду на всех прибывших. Я с Родом и Тарэном задержался у входа во двор, и, стараясь не привлекать к себе внимание, рассматривал будущее пополнение. Основная часть моей команды остановилась немного сзади.

Приблизившись к группе ожидавших нас, девчонки начали пробираться в трактир прямо через толпу собравшихся кандидатов в гвардейцы. Кто-то из собравшихся шлепнул одну из девочек по попке, другую кто-то попытался ущипнуть за грудь… Когда же получили по рукам, то разразились ругательствами, и кто-то даже попытался ударить.

Для прошедших серьезные унижения, девчонок, эти действия послужили сигналом: перехватив поудобнее посохи, они начали раздавать удары направо и налево. Вся остальная наша команда уже собралась броситься им на помощь, но я не позволил, однако предупредил, чтобы были готовы вступить в действия в любой момент. Мы внимательно наблюдали за происходящим, готовые, в случае серьезной опасности для наших девочек, вмешаться.

Я посчитал, что эта своеобразная провокация позволит нам посмотреть, на что эти парни могут быть способны. Все же им предстояло охранять и защищать королевское семейство, поэтому умение быстро соображать, быстро ориентироваться в событиях и реально оценивать шансы, так же важны, как и навыки владения оружием.

К тому же, наша команда наполовину состоит из девушек, и нам так же необходимо заранее определить среди присутствующих, нетерпимых к женскому полу. И это следовало сделать до того, как принять парней в отряд, который должен будет тесно взаимодействовать с нами. Это в том мире, где я родился, для мужчины избить женщину чуть ли не обычное дело. В более ранние времена такое поведение, по крайней мере, для дворян, считалось бесчестьем, этим не хвастались и не афишировали, хотя такое периодически происходило.

Человека четыре, из ожидавшей нас группы, отошли в сторону еще в самом начале события, а большая часть парней пыталась блокировать удары, не переходя к нападению. Однако трое парней, ругаясь, как извозчики, с яростью на лице ринулись в настоящее сражение.

— Сто-о-оя-ять! — заорал, по моему сигналу, Род.

Все новобранцы, кроме этих троих, отскочив в сторону, замерли. Агрессивная тройка продолжила наседать на девчонок. Род и Тарэн, подбежав сзади, вырубили их парой ударов. Остальные члены команды встали в линию, отсекая наших провокаторш от кандидатов в отряд. Продолжая внимательно наблюдать за людьми, я вышел вперед.

— Моё имя, герцогиня Вэрински. Являясь Главой Департамента Безопасности при короле, я в данное время набираю отряд гвардейцев, которые будут подчиняться лично королевской чете и мне. Вас пригласили сюда по моей просьбе, в качестве кандидатов в отряд. ТО, что здесь произошло, не было специально запланировано, но я довольна, что так получилось. Ваша реакция и действия на происшедшее стали для вас первой проверкой, — стараясь, чтоб всем было слышно, провозгласил я.

В это время мои ребята подхватили лежащих без сознания парней и утащили в трактир. Я приказал в случае необходимости, оказать им помощь, и напоить снотворным, чтобы спали сутки. Когда же они проснуться, нас уже не будет, а трактирщик передаст им мои слова о том, что они не приняты и могут возвращаться домой. Остальные, услышав, кем я являюсь, подобрались, и с серьезным выражением лица внимали моим словам.

— Половина моей команды состоит из девушек. Хоть они такие же воины, как и вы, но грубость и хамство по отношению к ним я не потерплю. Этот конфликт возник очень своевременно и позволил проверить вас на умение правильно оценивать степень опасности и вашу реакцию на события. Поскольку было бы недопустимо ошибиться и нанять людей, которые не в состоянии отличить реальную опасность от вымышленной. Не менее важным для меня является ваше отношение к женскому полу, чтобы особо нетерпимых отсеять с самого начала, — закончил я свою вступительную речь.

Пока Лота, занявшая место Кристы, и выполняющая её работу, переписывала оставшихся дворян, я подошел к трём мужчинам, выглядящим постарше остальных, и стоящим немного в стороне от всех. После непродолжительной беседы с ними я принял решение назначить старшего из них командиром всего отряда, а двоих сержантами, для этого разбив отряд на две части.

Одним из назначенных оказался второй сын графа Лаэрского, Арамис. Когда я услышал его имя, то чуть не засмеялся, вспомнив наши «Три мушкетера». Внешне этот Арамис никак не напоминал дамского угодника, каким изображали мушкетера с похожим именем в русском варианте фильма. Своей серьезностью и подтянутостью парень больше походил на Атоса.

Перезнакомившись с новоприбывшими, я представил им свеженазначенное непосредственное начальство. Чтобы как-то отличать их от других, и пока не готова единая форма, мы повязали новеньким на рукава красные ленты с нарисованной кошачьей мордой, благо краска нашлась в рюкзаке Лоты, решив назвать отряд Дикие коты. Название всем понравилось, и было принято в качестве официального. Разобравшись с пополнением, мы вернулись в замок, где к этому времени, уже был готов ужин. Отправив новобранцев с командой ужинать на кухню, чтобы не мелькали раньше времени, сам я поплелся в главный зал, где собирались королевская чета, придворные, и вся, так сказать, элита нашей армии.

С большим трудом, молча выслушал длинное и нудное приветствие хозяина замка. Это же убиться можно, сидеть так долго и лишь глазеть на еду, выставленную перед нами, не имея возможности начать есть.

Данное издевательство напомнило мне прочитанное у Ямвлиха, как ученики Пифагора садились за накрытые столы, ломящиеся от разнообразной еды и вина, и какое-то время молча разглядывали все это великолепие, ни к чему не прикасаясь, а затем вставали и уходили. Их места занимали слуги, которые наедались и напивались до отвала. Вот только не помню, эти ученики-мазохисты вообще уходили, или наблюдали за веселящимися слугами со стороны. Мне же подобная медитация совершенно не понравилась.

Ужин был еще в полном разгаре, однако я, вытащив хозяина замка из-за стола, уединился в кабинете для обсуждения своей идеи, пришедшей мне во время еды. Где-то с час я объяснял ему, что мне надо, рисуя при этом эскизы. Затем были вызваны местные мастера, и мне снова пришлось повторять все сначала. Одно хорошо, хоть дурацких вопросов типа, «а зачем», «а почему», мастеровые не задавали.

Проверив выставленную охрану, я поплелся спать. Во всем теле ощущалась усталость, но сон не шел.

Покрутившись с боку на бок, я попытался вспомнить кое-что из Шиатсу (шиацу), или другими словами акупрессуры. Это почти то же самое, что и акупунктура, но только вместо иголок на чувствительные точки воздействуют надавливанием пальца. Это проще делать чисто психологически, не каждый человек готов загонять в себя иголки или прижигать полынными сигаретами. Лично я точно не жаждал испытывать на себе столь радикальные методы.

Познакомила меня с этим направлением одна пожилая дама, работающая в нашем отделе. Помнится, она принесла на работу купленную по дороге книгу В.И. Иванова «Традиционная медицина» М. Военное издательство.1991. Полистав её некоторое время, она начала выдавать восхищенные восклицания и комментарии. Через несколько минут почти весь отдел собрался вокруг её стола.

Вся эта толпень тоже принялась ахать и охать, щупать себя и окружающих на предмет нахождения чувствительных точек. Появившийся начальник, увидев творившееся в отделе, сердито рыкнул, но к моменту, когда ему объяснили о чем речь, сам начал щупать себя и просить других найти ту или иную точку, а то у него не получается.

Очень всех впечатлила, а особенно нашего начальника, точка канала толстой кишки GI. 2.Эр-цзянь, расположенная во впадине у основания 1 фаланги указательного пальца с лучевой стороны. Если выразиться по-русски, то на указательном пальце с внешней стороны, или со стороны большого пальца, на пространстве между первым и вторым сгибом пальца, у основания кости второго сгиба. (Вряд ли получилось понятнее, но вполне можно тереть всю площадь). Первая точка этого канала расположена между ногтем и первым сгибом (для акупрессуры достаточный ориентир), используется при зубной боли, обморочных состояниях, высокой температуре. Вторую точку, кроме тех же случаев, что и для первой, с древних времен применяют при лечении запоров. Говорят, иногда достаточно одного массажа её, чтоб вызвать усиленную перистальтику, это если сказать о результате приличными словами.

Для людей, проводивших большую часть рабочего, и не только, времени сидя за столом, и тех, кому, мягко говоря, за тридцать, это оказалось очень злободневно. В этот день почти весь отдел, рассевшись по своим местам, начал втихомолку тереть указательные пальцы, лишь у двоих женщин сработало, а остальные начали разочаровано фыркать, мол фигня все это.

Когда до сотрудников дошло, что произошло, в комнате долго стоял смех. Ведь если бы сработало у всех, кто жал на точки, были бы большие проблемы, так как толчков во всем нашем трехэтажном здании точно бы не хватило. Отсмеявшись, вернулись к обсуждению, почему же не получилось. После длительных дискуссий, народ пришел к выводу, что для достижения результата от массажа, чувствительность точек надо тренировать, регулярно работая с ними.

Также нас, и меня в том числе, впечатлило, как широко может быть использована точка, расположенная на мочке уха. При повышенном давлении, простуде, бессоннице, головокружении, боли при глотании, глаукоме, конъюктивите, зубной боли… следует массировать, начиная с мягкого поглаживания, мочки ушей. И вообще, самомассаж ушной раковины способствует восстановлению хорошего самочувствия, уменьшению нервного напряжения и головной боли, а при бессоннице — восстановлению сна. Начинать и заканчивать массаж следует с мягкого поглаживания сверху вниз, но и в процессе более активного разминания не следует отрывать себе ухи.

Увлекшись массажем ушей, я незаметно для себя уснул. Утром, желая взбодриться и прогнать сонливость, обхватив кистью руку, круговым движением потер запястья и таким же образом места, чуть ниже локтевого сустава. Умывшись и приведя себя в порядок, побежал проверять свой заказ, который мастера обещали сделать к утру. Результат мне понравился, и я, втихую от хозяина замка, дал рабочим денег больше, чем оговаривалось. Сооружение тут же было погружено на телегу и накрыто чистой мешковиной, чтобы не мелькать раньше времени.

Еще с вечера всем было приказано привести себя в порядок, поскольку на следующий день намечалось торжественное вступление в столицу. Поев, солдаты, выстраивались в колонны, вдоль которых бегали командиры и выдавали последние инструкции, что делать и кричать, при вступлении в город. Все были в возбуждении от предстоящего окончания похода, и никто не обратил внимания на пополнение нашего отряда. Команда советника была уже совсем никакая, и на появление новых лиц среди охраны короля никак и не среагировала. Я даже не был уверен, что они вообще врубились в то, что произошло.

На подходе к городским воротам, я остановил процессию и, подогнав вперед телегу, стянул мешковину с приготовленного сооружения. Окружающие восхищенно ахнули.

На телеге лежали носилки, напоминающие чем-то индусские, которые не раз приходилось видеть в их старых фильмах. На них стояли прикрученные к полу, два кресла, покрытые шелковой тканью золотистого цвета, и все это было украшено большим количеством цветов, лент и кружев. Материалами нас снабдил хозяин замка, где мы в последний раз останавливались.

Спустив это сооружение с телеги на землю, я попросил королевскую чету занять положенные им места, сообщив, что это необходимо для усиления торжественности момента появления королевской персоны. Кэнтар взобрался без дополнительных уговоров и удобнее устроился в кресле, напоминающем трон. Нирана же так долго и подозрительно рассматривала конструкцию со всех сторон, что мне пришлось прошипеть ей на ухо:

— Слушай, дорогуша, не выкаблучивайся, и полезай наверх. Это нужно для нашего дела. Ты же меня знаешь, я ничего просто так не делаю.

— Потому и осторожничаю, что очень хорошо знаю тебя. Как бы мне не пожалеть потом, — так же шепотом ответила сестра, и тяжело вздохнув, полезла на соседнее с мужем, сидение.

Как только она устроилась, я дал сигнал, и за каждую ручку этих носилок вцепилось по четверо самых сильных гвардейцев, отобранных и проинструктированных мной накануне выхода. Резко хекнув, они рванули за ручки, поднимая конструкцию, и укладывая их, в смысле ручки, на плечо. Подъем получился не совсем дружный, и носилки мотнуло с такой силой, что Кэнтар, расслабившийся в кресле, рыбкой вылетел оттуда.

— А-а-а-а-о-о-у-у… — не заботясь о поддержании королевского достоинства, он изобразил подбитый истребитель.

Оглушенные подданные в оцепенении и молча наблюдали полет своего короля, который с выставленными вперед руками и с развевающимся плащом, выглядел как мультяшный Супермен.

На наше счастье Род и Тарэн, привыкшие рядом со мной не расслабляться, вовремя сообразили, что происходит, и метнулись на перехват летящего с выпученными глазами Его Величества. Проведя почти всю свою жизнь безвылазно в замке, он, похоже, не мог даже предположить, что когда-либо попадет в подобную ситуацию. Посадка короля получилась относительно удачной, поскольку он был принят на грудь моими парнями, пытавшимися не только не дать ему далеко улететь, но и смягчить падение.

Нирана, знакомая с моими методами и идеями, как только попала на кресло, на всякий случай сразу же вцепилась в него руками и ногами. И благодаря такой предусмотрительности, при резком рывке не вылетела вслед за мужем, а лишь, болтнувшись из стороны в сторону, осталась на месте.

Держащие носилки гвардейцы с испугу, и от осознания того, что они сотворили с королем, попытались упасть в обморок. Носилки еще раз мотнуло.

— Сто-оя-я-ять… — сиреной взвыла королева, догадавшаяся, что её ждет в этом случае.

Её приказ привел солдат в чувство, и они, выровняв одеревеневшие ноги, замерли в ожидании.

Пытаясь выразить свое отношение к происходящему, я лишь крякнул. На большее меня так сразу и не хватило.

— Парни, быстро! Пока Кэнтар не пришел в себя и не начал выражать впечатления от полета, пристройте его на конструкцию, — очнувшись, я срочно приказал своим ребятам, а про себя подумал:

— Надеюсь, что, очухавшись в месте старта своего полета, ему будет уже не до меня.

Указание они провернули максимально оперативно, судя по всему, тоже не торопились ознакомиться с мнением летающего короля.

Как только Величество взгромоздили на положенное место и в его глазах начало проявляться что-то осмысленное, Нирана повернувшись к нему, попыталась что-то сказать, не разжимая при этом зубы. Услышав её шипение, Кэнтар открыл рот, собираясь ответить, но в этот момент был дан знак двигать дальше. Гвардейцы, находящиеся в полуобморочном состоянии, перехватив удобнее длинные палки, являющиеся ручками носилок, сделали шаг вперед, еще раз качнув конструкцию. Величество, щелкнув зубами, захлопнул рот и, вцепившись мертвой хваткой в поручни, с трудом удержался на троне. Найдя меня глазами, эти двое одарили меня таки-и-ими многообещающими взглядами, что я сразу же сделал вид, что совершенно занят, и вообще меня здесь не стояло.

Вся наша процессия направилась к городским воротам.

Наш вход в город выглядел величественно и нарядно. Впереди шли девчонки из моей команды, разодетые в широкие и разноцветные юбки. Руками они крутили посохи, на обоих конца которых были привязаны цветные ленты. На голове тоже была создана та еще конструкция, жаль только ни страусов, ни других птиц найти и ощипать в столь короткий срок не получилось, но все равно выглядели девушки феерически, и народ с изумлением рассматривал их.

Следом за ними, шли четверо моих парней, которые, совместно с армейскими барабанщиками, задавали ритм и девушкам, и следующим за ними солдатам. За барабанщиками двигались знаменосцы, а следом несли носилки с королевским семейством.

Гвардейцы очень старались шагать в ногу, опасаясь как бы ни оттоптать друг другу задники, и не уронить носилки, однако, несмотря на все их усилия двигаться более плавно, конструкцию ощутимо штормило.

На этом сооружении восседали Кэнтар и Нирана, судорожно вцепившись в подлокотники, и пытались изображать улыбку. Молодцы! Как ни хреново, а королевскую марку пытаются держать! Однако, как только я попадал в их поле зрения, лица родственничков начинали перекашиваться, но следующий новый зигзуль, исполненный носилками, отвлекал их от моего созерцания.

М-да. Надо было их привязать к стульям. Жаль, что раньше не додумался, а сейчас, если опустить носилки, то королевскую чету мы не только не загоним обратно, но и вряд ли вообще догоним, так что пусть все будет как есть.

За королем ехали нарядные придворные и вельможи, сопровождавшие короля в походе.

Следом за ними солдаты, вычищенные, с блестящими пуговицами, сытые и отдохнувшие, маршировали под бодрый речетатив. «Мы родэнские солдаты, мы геройские солдаты! Да здравствует король! Да здравствует король! Мы верные солдаты, мы слуги короля! Да здравствует король! Да здравствует король!»

Народ, никогда не видевший подобного, да и не слышавший тоже, постепенно начал присоединяться к выкрикам солдат. И по городу разносилось мощное «Да здравствует король!!!».

Плывя над толпой в празднично и необычно украшенных носилках, венценосная пара смотрелась просто восхитительно. И все было бы замечательно, если б не термин «плыли», так некстати, и слишком достоверно отражающий процесс перемещения этого самого сооружения. К тому моменту, как Величеств донесли до главной площади, их уже основательно укачало.

Пришлось почти силой отдирать их руки от подлокотников, а затем буквально на руках выносить и тащить к трибуне, сооруженной по моему указанию, которое было передано с посыльным еще вечером прошлого дня. Видя, что Наши Величества не в состоянии стоять, пришлось срочно разыскивать в своих запасах травяную настойку, и вливать им в рот почти принудительно. Лишь после этого выставлять всем на обозрение, поддерживая с двух сторон.

Как только им слегка полегчало, они тут же попытались что-то сердитое мне прошипеть, но я, не обращая на них внимания, приступил к приветственной речи.

— Приветствуем вас, жители славного Белого града!!! Приветствуем вас, жители великого, свободного и процветающего Родэна!!! Позвольте от имени вашего блистательного короля, Кэнтара Первого, выразить вам свою радость от созерцания вас! Вы есть сила!!! Вы есть богатство этой страны!!! Приветствуем вас!!! — заорал я что есть мочи в рупор, сделанный из серебряного подноса.

— Ура-а-а!!! — с подачи моих парней, разнеслось по рядам горожан.

— Народ!!! Благодаря мудрости короля раскрыт заговор против вас! Злые и жадные люди жаждали войны! Им было не жалко ваши жизни, жизни ваших отцов, братьев и сыновей! Все попытки короля сопротивляться заговорщикам не помогли, война была начата. И только мужество, честность, и вера в свой народ помогла избежать кровавых жертв! Ваших жертв! Да здравствует король! — продолжал надрываться я.

— Да здравствует король!!! — ревом пронесся вопль толпы.

Тычки Наших Величеств, прикладываемые к моим ребрам, после приветственного выкрика народа, прекратились. Бросив на них быстрый взгляд, я отметил, что их внимание переключилось на мои лозунги, и реакцию окружающих.

— Вы великий, могучий и верный народ!!! Вы заслужили праздник!!! У нас есть чему радоваться! Ваши родичи живы! С соседним государством у нас мир, и взаимопомощь! И залогом мира является наша любимая королева, родная сестра королевы Трании! Да здравствует наша любимая королева!!! — орал я на пределе сил и голоса.

— Да здравствует королева!!! — рявкнул народ.

В данный момент с лиц Наших Величеств можно было рисовать святых, настолько блаженно они улыбались.

— Это надо отметить! Вы заслужили праздник!!! Народу нужен праздник и он будет!!! Слушайте указ! И не говорите, что не слышали! Каждый купеческий дом обязан выставить на улицу для вас бочку вина бесплатно, графский дом — по две бочки, герцогский — по три бочки! Да здравствует король! Да здравствует королева! — почти сорвав голос, закончил я.

К концу моей речи, или правильнее будет сказать, ора, Кэнтар и Нирана полностью пришли в себя, и, глядя на то, что я устроил, чуть не рыдали от умиления. Как только я заткнулся, сбоку в щечку меня чмокнула Нирана.

— Большое спасибо тебе. Я впечатлена и восхищена твоей идеей, — прошептала она на ухо.

Меня хватило лишь устало улыбнуться и махнуть головой.

Что тут поднялось после моей речи. Народ бушевал еще с полчаса, приветствуя короля и королеву. Из дворца уже выкатили десять бочек на главную площадь, и под крики «Да здравствует король!», наливали всем желающим. Затем все дружно начали рассасываться по переулкам, двигаясь цветными лентами за глашатаями, орущими во все горло королевский указ о бесплатном вине.

У некоторых, расположенных вокруг трибуны придворных и знати лица выглядели, мягко говоря, озабоченными. Они явно не ожидали такого энтузиазма масс, и настолько рьяной демонстрации поддержки короля. Массы есть массы, сегодня поддерживают, а завтра свергают, но уже сам факт выражения любви к королю, похоже, пугал некоторых из вельмож. Я постарался запомнить в лицо самых озабоченных, собираясь именно с них начать чистку рядов.

Вечером Кэнтар признался мне, что не ожидал от своих подданных столь сильного проявления любви и восхищения. Я не стал его разочаровывать и рассказывать, что благосклонность толпы вещь ещё более нестабильная, чем погода. Кто знает, может быть, вера в любовь народа даст королю силы и желание удержать трон.


                                          Глава 3. Новые связи и знакомства

Едва только попав во дворец, мы тут же потребовали очистить полностью одно крыло замка и заняли все комнаты расположенные вокруг королевских покоев. Среди тех, кого выселяли, периодически раздавались возмущения и протесты. Только больное горло не позволило мне не высказать им всё, что я думаю по этому поводу и не послать их подальше. После столь выдающейся речи на дворцовой площади я был способен лишь хрипеть и шипеть.

Разъяснить, что и почему мы делаем, я не мог, поскольку вместо звуков из горла вырывался сип. Приходилось показывать руками и комбинациями из пальцев, куда им следует пойти. Как только мы начали выпроваживать народ, проживающий в нужных нам комнатах, тут же появился капитан дворцовой стражи. Посмотрев на мои размахивания, и не сумев понять, что происходит, поскольку я объяснить не мог, а другие не знали, почему мы так поступаем, он попытался чего-то там орать и командовать. Мне его инициатива не понравилась, и поэтому он получил в зубы, единственно доступным для меня сейчас средством коммуникации, кулаком. На попытавшихся вякнуть стражников вызверились мои парни.

Чуть ли не начавшееся сражение остановила подошедшая на шум Нирана. Потребовав тишины, она представила меня тем, кто был еще не в курсе моей должности. Затем отдала приказание присутствующим выполнять все мои требования, касающиеся королевской безопасности. Угу. Ещё б у меня голос был, чтобы эти требования предъявлять.

В первую очередь мы занялись изучением самого замка, опасаясь заблудиться, если придется куда-то срочно передвигаться. Бродя по многочисленным переходам и коридорам, знакомясь с людьми, проживающими в нем, я все больше мрачнел. Это же гадюшник какой-то.

Вечером я долго лежал не в состоянии заснуть. Усталость и нервное напряжение последних дней вгоняло меня в тоску. Хотелось, плюнув на всех, захватить свою команду и уйти в горы, чтобы просто побродить там без всякой цели, отдохнуть от людей и забот. Постепенно мысли приобрели другое направление, и мне вспомнился мой мир, из которого я пришел, родители…

Обыкновенная семья, не менее обычное детство и школа. Провалившись на экзаменах на геологический, пошел в педагогический институт. Мой друг и одноклассник, в отличие от меня, поступил, куда мы и собирались, и каждое лето он устраивал меня разнорабочим в геологические партии, в которых сам проходил летнюю практику. Несмотря на тяжелую работу, нам нравилось бродить по тайге, вечерами петь под гитару или молча сидеть у костра.

После института я отработал положенные пару лет преподавателем в школе. Не понравилось. Устроился программистом. Зарплата неплохая, но все равно чего-то душе не хватало.

Совершенно случайно получилось включиться в эзотерику. Были там и походы в баню или сауну, выезды на природу, и не для того чтобы спиртным закачаться, а песни попеть и потанцевать (Ошо), поводить хороводы (духовные танцы), сделать форму на природе (тай-ци)…

Но со временем пришло понимание, что духовное развитие — это работа с собой и погружение в себя. Ведь недаром главный девиз всех религий и духовных практик «Познай себя». К тому же, шум внутренний и внешний, присутствующий в любой группе, не даст полностью сосредоточиться, и, именно поэтому, наиболее продвинутые христианские и буддийские монахи самоизолировались в кельях, или уходили в горы и пустыни подальше от людского жилья, и соратников по вере.

В группах можно обсудить какое-то упражнение, молитву, медитацию, личный опыт или что-то особенное, что удалось найти в текстах, но работать надо самому. Будда, Христос, Муххамед могут только указать — вот Путь, но идти по нему мы можем только сами. Лекции и книги — это опыт других, он тоже должен быть воспринят и проанализирован, но только как рекомендация, которую стоит исследовать очень осторожно и с учетом логики. Тупое следование чужому опыту ничего хорошего дать не может и пользы не принесет. Люди слишком разные, соответственно и подход к каждому должен быть разный.

За этими занятиями не заметил, как и перестройка подоспела. Муж сестры ввязался в крутой бизнес. Первые несколько лет все было более-менее нормально, а затем среди этих бизнесменов мочилово началось. Родственничек решил семью от опасности оградить, поэтому развелся с женой и оставил ей с детьми 4-х комнатную квартиру в спокойном районе, в ухоженном доме. Уговорив меня присматривать за племянниками 15 и 16 лет, купил мне на этой же лестничной площадке 2-комнатную.

В деньгах он нас не ограничивал, и я с мальчишками посещал международные слеты «Радуга», слеты авторской песни, и по Симорону… Посещали секции восточных единоборств, классических и латиноамериканских танцев… С таким разбросом занятий невозможно достичь каких-либо значимых результатов, но это и не было моей целью. Мне лишь хотелось дать парням попробовать себя в большом разнообразии направлений, чтобы легче было понять, чего же им интересно и чем они хотели заниматься в будущем. За четыре года я многому научил ребят, и сам немало приобрел.

Когда возвращались из очередного путешествия, оказалось, что наш рейс отменен и нас рассадили по разным самолетам. Последнее, что я помню из того мира, это как засыпаю в самолете.

Проснулся я уже в этом мире и в теле двенадцатилетней девочки. Шок был еще тот, но стремление жить, а не искать логические объяснения возможности данного перемещения, помогли мне не сойти с ума и разобраться с задачей, лежащей передо мной.

Мать девочки, в чье тело я попал, умерла за одиннадцать лет до этого, а отец из-за смерти жены впал в депрессию, забросил детей и хозяйство. В итоге, к моменту моего появления в этом мире, в доме не было денег на образование двум сыновьям и на приданое трем дочерям.

Несмотря на то, что Лионелле (девочке, в тело которой попало моё сознание) было только двенадцать лет, она последние два года активно искала способ поправить дела своей семьи. В какой-то момент в её руки попал древний манускрипт с ритуалом, предположительно решающим проблему.

Лионелла решила провести ритуал, хотя было неизвестно, что конкретно должно произойти, и, более того, девочка знала о реальной возможности умереть.

Магистр Жаколио — маг, наставник и семейный доктор, пробовал отговорить её от этого шага, но так и не смог. На попытку помешать, Лионелла решительно заявила, что, несмотря ни на что, она его проведет. Пришлось старику смириться. В итоге этого ритуала, в тело ребенка каким-то образом вселилась моя душа. Как такое произошло, маг не знает, но я посчитал себя должным девочке за возможность жить, и направил все свое внимание и фантазию на повышение благосостояния её, а теперь уж и моей семьи.

C таким слабым здоровьем, которое тогда имело мое новое тело, можно было помереть даже от сквозняка. К тому же я хотел иметь возможность самому выбирать свой путь. Для этого необходимо было не только укрепить тело физически, но и уметь постоять за себя. Так же мне требовалась крепкая команда, в которую, как и в любом бизнесе, должны входить обеспечивающие, обслуживающие, договаривающиеся, охраняющие…

Набрав из деревни, которой владела семья Гроссаро, десяток подростков, я посвятил много времени их тренировкам: учились пользоваться посохами и мечом, стрелять из арбалета… Далее мы выступали с концертами в трактире, лазили по горам в поисках полезных ископаемых и лекарственных трав. Случайно помогли королевскому кортежу в битве с бандитами, за что мне был вручен перстень, символ то ли особых полномочий, то ли защиты. Наш семейный маг и его друг, посчитав получение кольца знаком необычной судьбы, помогли мне освоить навыки гипноза: умение минут десять сохранять так называемую невидимость. Следующим был ментальный удар, запутывающий минут на десять мысли у того, на кого он был направлен, и астральный удар, заставляющий жертву быстро-быстро бежать в сторону туалета.

В процессе поиска женихов для сестер мы поселились в столице, где я совершенно случайно несколько раз попал на глаза королевскому семейству. Ситуации были явно необычными, так сказать не рядовыми, вот и привлекли высокое внимание, после чего мне и пришлось долго изворачиваться, стараясь избежать замужества.

Решив, что договорное деловое замужество поможет избежать брака с королем, я с трудом уломал королевского Советника и обвенчался с ним. Но тут началась война, в которой мне удалось, используя навыки гипноза, со своей командой захватить короля Родэна, страны — агрессора, и троих членов Совета, после чего между странами были заключен мирный договор. В процессе празднования судьба совершила удивительный финт ушами и мои две сестры оказались замужем за королями. Братья к этому времени уже были женаты, и я надеялся, что мой долг по отношению к семейству выполнен, но не тут-то было.

Как оказалось, король Родэна, муж моей средней сестры, не имел никакой реальной власти в своей стране, и, женившись по своему усмотрению и спьяну, протрезвев, хоть и не отказался от жены, но здорово испугался. Он утверждал, что их с молодой женой, ждет в столице если не тюрьма, то смерть. Мои способности и личное присутствие возле Нираны с Кэнтаром показались мне единственной возможностью помочь им. Собрав команду, мы, в качестве личной охраны королевы, направились в столицу Родэна, страны, где по идее должна править моя сестра, если конечно выживет в дворцовых интригах.

Моей головной болью была не только сестра с её мужем, но и принц соседнего королевства. Ехал он с нами в тайне от всех, изображая солдата из моей охраны. И мне предстояло постараться женить его на сестре Кэнтара. Это план мы разрабатывали вдвоем с королем Трании, являющимся мужем моей старшей сестры. Пока мы добирались до столицы Родэна, принц Рональд вел себя тише воды, ниже травы. Рядом с ним всегда находились не менее четырех человек охраны, вернее сказать, что для любого дела, даже в лес по нужде сходить, они направлялись группой. Одет, Его Высочество был, как и члены моей команды, в курточку и широкие брюки темно-синего цвета, с платком на пиратский манер на голове.

За принца я переживал не меньше, чем за Нирану. Ведь это была моя идея, из-за которой он с нами и поехал. Если с ним что-то случится, мне лучше не возвращаться в Транию, поскольку король мне не простит гибели сына. При таком раскладе моим братьям и сестрам тоже не поздоровиться, особенно Лорэйн. Ведь она не сможет мужу в глаза смотреть, если его наследник пропадет по вине её сестры?! Поэтому я старался не выпускать из внимания Наше Высочество, но так, чтобы посторонние этого не замечали.

Поворочавшись беспокойно еще какое-то время, я все же заснул.


Официальное празднование женитьбы Кэнтара, в главном Храме столицы, мы решили приурочить к празднику Середины Лета. Я бы устроил свадьбу на следующий день по приезду, но требовалось дать время подданным, успеть собраться и приехать в том виде и количестве, которое было необходимо по этикету. Это событие наступало через пятнадцать дней, и к этому моменту нашему принцу требовалось привлечь внимание сестры Кэнтара и вызвать у неё к себе если не любовь, то хотя бы симпатию, чтобы Кэнтар мог уговорить её выйти за Рональда замуж.

Такой короткий срок так сильно впечатлил Его Высочество, что он несколько минут, выпучив от возмущения глаза, открывал и закрывал рот.

— Порядочная девушка не может влюбиться за десяток дней и дать согласие на брак! — возмутился он.

— Если ты вспомнишь существующие правила выдачи замуж, то у порядочных девушек о симпатиях редко когда спрашивают, да и ее согласием на брак тоже не часто интересуются! Даже не всегда говорят с кем. Сообщили, когда свадьба, и пишите письма, — съехидничал я.

— Какие, письма? — удивился принц.

— Пригласительные. Гостей созывать, — выкрутился я.

— А почему Его Величество Кэнтар не сделает так же, сказал о замужестве и мне не надо будет всякой чепухой заниматься? — недовольным голосом поинтересовался Рональд.

— Ну, во-первых, чтоб она случайно раньше времени не проболталась, а то еще помешают. А во-вторых, это нужно тебе самому. Жить с женщиной, вышедшей замуж по приказу или по любви — большая разница. К слову, тебе тоже следовало бы влюбиться, говорят, легче переносить женские капризы, когда эту женщину любишь, — мне вспомнилась моя сестра из другого мира, с её фокусами по отношению к своему мужу.

— Мне дам как-то не требовалось уламывать, уговаривать, да и соблазнять тоже, все больше отбиваться приходилось, — хмуро сообщил принц.

— Ничего страшного. Когда-то надо начинать. Почему не сейчас? Начни с такого способа: подходишь, говоришь комплимент, типа вы сегодня изумительно выглядите, и сразу же, не оглядываясь, уходишь, и так по нескольку раз на дню. Я не проверяла лично, как это работает, а лишь читала в книге, поэтому будь осторожен, а то можешь и по морде, в смысле, по лицу получить, или еще что-нибудь подобное. Результаты мне каждый день сообщай, если пойдёт как-то не так, придумаем что-то другое, — порекомендовал я, и быстро сбежал, сказав, что очень занят.

С момента нашего появления во дворце королей Родэна, я попросил Сэта полетать по всему замку, исследуя его вдоль и поперек.

— Ли-и-и!!! Сколько простора! А людей! Я нашел такую замечательную алхимическую лабораторию! А какие здесь тайники и переходы! Судя по количеству пыли и паутины в них, все кто мог и должен был знать входы и выходы, успешно забыли, или, переходя в мир иной, не успели передать эти сведения своим преемникам, — возбужденно поделился со мной своей радостью он.

Будучи привидением, Сэт легко проходил сквозь стены, и потому уже в первый день нашего присутствия в замке, обнаружил тайные переходы и комнаты. Получив такое замечательное известие, я попросил его исследовать их в первую очередь. Поздно вечером, когда все ложились спать, или рано утром, если подслушиваемые разговоры затягивались допоздна, он появлялся в моей комнате и передавал все, что он слышал во дворце.

Так же мы условились с Сэтом, что не меньшее внимание он уделяет подслушиванию конкретных помещений, в которых жили советники, министры, всевозможные управляющие… Для нас было очень важно как можно скорее разобраться, кто из окружения враг, кто друг, а кто к нам нейтрален. Врагов следовало срочно убрать то ли физически, то ли сослать куда подальше, а на их место поставить более лояльных людей.

Имея большие надежды на использование в своих целях, мы занялись составлением карт тайных переходов со слов Сэта. Тут же приступили к их исследованию, лично проверяя все входы и выходы. Также приходилось сразу же мыть и чистить все проходы, чтобы появиться где-то извазюканными в паутине и пыли. Этих ходов оказалось великое множество. Нам пришлось урезать свой сон до шести часов, и придворной жизни посвящать лишь три-четыре часа, и все равно мы с трудом успевали очищать уже найденные проходы. К тому же, выяснив, что некоторые из них подходят к комнатам министров и членов Совета, я стал выставлять для подслушивания у скрытых отверстий дежурных. Во всех этих делах участвовали только члены команды, чтобы никто посторонний не догадался о нашем открытии.

Исследуя новое ответвление прохода, не заметил, как потерял направление и мне показалось, что я начал накручивать круги. Как такое могло получиться, я не представлял, но выйти в уже исследованное место у меня не получалось. В какой-то момент, споткнувшись, выронил факел, который, зашипев, тут же потух.

Да чтоб тебя на… и в… — от избытка эмоций выругался я. Дальше пришлось двигаться уже на ощупь. Будучи без света и в замкнутом пространстве, а так же, не зная как выйти к своим, я потерял счет времени.

Устав бродить, я в изнеможении опустился на пол, и вдруг рука зацепила какую-то железку. От радости я чуть не подпрыгнул. Усилием воли удержал руку на месте, а затем медленно попытался ощупать находку. Эта штуковина была похожа на запорный механизм, вот только располагалась по какой-то причине, почти у пола. Продолжая на ощупь изучать механизм, я задумался, что делать: продолжить и дальше разыскивать коридор, ведущий к нам, или все же попробовать выйти здесь.


Пока размышлял, рука случайно нажала на какой-то там штырек сильнее, чем следовало, и тихо скрипнув, запорная панель начала отходить в сторону. Быстро вскочив, я подбежал к проему, молясь про себя всем богам, чтобы в помещении, куда ведет этот ход, никого не оказалось. В противном случае придется убить человека только из-за того, что он оказался не в том месте в неподходящее время.

Выглянув, я обнаружил коридор, в котором почти никого не было, только неподалеку спиной ко мне располагался мужчина, который то ли открывал, то ли закрывал дверь в комнату. Не ожидая пока появятся еще какие-либо зрители, рванул к мужику и стал мягко, но настойчиво толкать его в спину.

— Ах, сударь, вы позволите? Пожалуйста, мне нужно срочно с вами переговорить. Это очень важно. Да шевелите ногами, — под конец фразы, не сдержавшись, зарычал я.

Затолкав его в комнату, и убедившись, что тайный вход закрылся, я захлопнул дверь. Если в коридоре было полумрак, и моим глазам, после полной темноты, было нормально все видно, то здесь для меня было слишком светло. Пришлось несколько раз поморгать, чтобы привыкнуть к яркому свету.

Окинув комнату быстрым взглядом, я заметил, у двери тумбочку с большим подсвечником и быстро переместился к нему поближе. Мало ли как отреагирует на появление и внешний вид жертва моей наглости. Посоха, или другого оружия у меня с собой не было, а с подсвечником уже приходилось управляться. Лишь заняв нужную позицию, попытался рассмотреть, кого же это я осчастливил своим присутствием.

Передо мной стоял мужчина лет тридцати, одетый по последней моде, но без излишней пёстрости, строен, где-то на голову выше меня, с русыми волосами и светло-коричневыми глазами. Лицо его сложно назвать красивым, но породистость, аристократичность, придавала ему своеобразную привлекательность.

Мое перемещение к столику не осталось незамеченным, но отреагировал он лишь ехидной усмешкой, которая почти сразу исчезла с лица. Заметив его реакцию на передислокацию, я лишь насмешливо хмыкнул, мол, не стоит недооценивать противника. В ответ на моё хмыканье он сложил на груди руки и начал беззастенчиво рассматривать меня с головы до ног.

Наглость какая! Возмутившись, я решил принять высокомерную позу, но, проведя рукой по голове, нащупал паутину и мусор, запутавшиеся в волосах. Замерев на секунду, я поднес ладонь к глазам и тут же рванул к зеркалу, висевшему неподалеку.

ТО, что там отражалось, напоминало помесь метелки для темных и старых чердаков и ёршик для печных труб. С минуту порассматривав это пугало, я попытался вообразить, насколько высокомерно оно могло бы выглядеть. От представленной картинки меня разобрал смех, и я начал ржать. Слезы потекли по грязным щекам, и попытка их вытереть не менее грязными руками приводила к появлению разводов, делая меня похожим на индейцев или африканцев в боевой раскраске.

Парень молча и с непроницаемым лицом наблюдал за моими действиями, лишь в глазах время от времени появлялся смех.

— Не объяснит ли сударыня, кто она такая, и что делает в моей комнате? — холодно произнес он, требовательно глядя на меня.

— Воспитанные мужчины первыми представляются даме, — жеманным тоном произнес я, но вспомнив, каким пугалом выглядит данная дама, засмеялся снова.

— Граф Тимош Кондор, к вашим услугам, сударыня, — с некоторой ехидцей в голосе, представился парень.

— А, кстати, вы случаем не родственник члену Совета, графу Фэрту Кондор? — тут же среагировал я на знакомое имя.

Вспомнил, что мне говорил о Фэрте Сэт: данный граф хитер, но, в то же время, насколько такое возможно, честен, умен, и терпеть не может регента. Значит, он вполне может быть нашим союзником. Его имя стояло в моем списке людей, которых следовало привлечь на свою сторону.

— Это мой дядя, — коротко бросил граф и уставился на меня выжидательно.

— К слову об услуге, мне как раз она, в смысле услуга, и нужна. Попросите, пожалуйста, слуг принести горячей воды, мне необходимо привести себя в некоторый порядок. Не могу же я разгуливать по замку в таком виде. И не найдется ли у вас какого-либо платья, во что мне можно переодеться? — изобразив улыбку, поинтересовался я.

Посмотрев на меня несколько задумчивым взглядом, как бы решая, выкинуть эту метелку или же выполнить, что попросила, он всё же вызвал слугу и не давая тому зайти в комнату, распорядился по поводу воды. Похоже, мое смелое поведение и речь насторожили его, и он решил не рисковать до выяснения полной информации. Я ухмыльнулся — умный парень, ничего не скажешь.

Увидев мою ухмылку, граф собрался что-то сказать, но вместо какой-то колкости предложил выпить. Получив согласие, он налил в бокалы вина из стоящего на столике графина и один протянул мне. Стараясь не коснуться руки хозяина комнаты, я взял бокал и осмотрелся в поисках, куда бы присесть. Мой взгляд скользнул по моему отражению в зеркале, и желание сесть бесследно исчезло. После соприкосновения с таким прекрасным мной, кресло можно будет только выбросить.

Пока разглядывал себя, в дверь постучали, я тут же вышел в другую комнату, опасаясь быть замеченным.

— Сударь, в случае, если у вас отсутствуют женские платья, то не откажусь и от рубашки с брюками. Не ходить же мне голой после мытья?! — обратился я к графу, когда последний слуга вышел за дверь.

На последнюю фразу он улыбнулся кончиками губ и достал из шкафа запрошенное.

Я долго и с удовольствием плескался, а, закончив с купанием, оделся в данную мне одежду. М-да-а… брюки пришлось закатать раза три, чтоб не волочились, то же проделал и с рукавами. Рубашка висела мешком, и если бы не выпирающая слегка грудь, то меня вполне можно было бы принять за парня.

Войдя в комнату, я первым делом отыскал глазами свободное кресло и, подойдя, рухнул в него. Усталость, не покидавшая меня последнее время, и длительное гуляние по потайным коридорам, после купания стали ощущаться намного сильнее. К тому же жутко захотелось есть.

— Пожалуйста, сударь, будьте так любезны, распорядитесь по поводу еды. Умираю с голоду. И так же, пошлите слугу, разыскать графиню Нинэю Гарнэл и пригласить её сюда, — сонным голосом попросил я.

Сидящий в соседнем кресле, граф внимательно посмотрел на меня и, ничего не ответив, вызвал слуг и передал им мои указания, после этого вернулся в кресло и замер в нем. В установившейся тишине я задремал, но проснулся, как только подали еду. Перекусив в одиночестве, граф только налил себе бокал вина, я устроился удобнее в кресле и продолжил дремать, ожидая Нинэю.

Разбудили меня голоса, раздавшиеся от двери.

— Прошу прощения господа, я сейчас занят. Буду рад пригласить вас к себе, но только немного попозже, — еле разобрал я тихий голос графа Тимоша.

— Да ладно тебе! Подумаешь, бабу привел! Может она не откажется и с нами дело поиметь! — раздался от двери громкий и наглый голос.

Повернувшись, я заметил, как графа почти внесли внутрь трое подвыпивших парней его возраста. Ну надо же, хамьё какое. Вламываются в чужую комнату, как к себе домой, и похоже, статус у них все же выше чем у графа, в противном случае они бы себя так не вели, и чужую, к тому же неизвестную гостью не торопились бы оскорблять. М-да. Разговаривать с ними все же придется. Ну что ж, сами нарвались, пусть сами и защищаются.

— Не откажусь… дело поиметь! — заулыбался я на все тридцать два.

— О! А ты не хотел нас пускать! — заржали, как кони парни, и двинулись в направлении меня.

Хозяин комнаты посмотрел на меня с пренебрежением и отошел в сторону. Как только первый из пришедших приблизился на расстояние руки, я схватил с ближайшего столика за узкое горло, вазу в виде греческой амфоры, и врезал ею в ухо наглецу. Хорошо хоть воды в посудине не оказалось, а то бы себя окатил.

Парень, не ожидавший от меня таких действий, отлетел к стене. Идущий за ним следом еще не успел понять, что произошло, как ударом ноги в солнечное сплетение был послан в другую сторону. Третий придурок от удара по ноге осел на ковер, и тупо крутил головой, пытаясь сообразить, что происходит.

— Зови стражу, — скомандовал я графу Тимошу, с интересом наблюдающему за нами.

К тому моменту, как пьяные парни, с перекошенными от ярости лицами, начали подниматься с ковра, на пороге комнаты появились стражники.

— Что здесь происходит? И кто вы такие? — грозно рявкнул один из гвардейцев.

— Я граф Пенто Моккарен! Эта стерва напала на меня, — прикрывая рукой начинающее краснеть и опухать ухо, кривя рожу, выплюнул этот псих.

Затем, поняв, что это звучит дико — девушка напала на троих мужиков, ткнул пальцем на стоящего в стороне графа Кондор.

— Вместе с ним… то есть он напал, а она помогала… — запутался он в своих объяснениях.

Я с радостной улыбкой наблюдал за блеяньем этого придурка. До чего же удачный у меня сегодня день, познакомился с теми, кто мне нужен. Семейство Моккарен оказывает серьезную поддержку бывшему регенту, и я буду иметь рычаги давления, посадив в темницу их единственного наследника. Хозяин комнаты и стражники, кроме одного, который спрашивал, смотрели на меня радостного с большим подозрением. Люди, которым угрожает серьезная опасность, так не улыбаются.

Сержант, будучи старшим в прибывшем отряде, явно упивался властью, и как глухарь на току ничего не видел и ни на что не обращал внимание. Повернув ко мне лицо, усиленно изображающее последнюю степень грозности, рявкнул:

— Кто такая? По какому праву здесь находитесь? И как посмели напасть на Его Светлость графа Моккарен?

Похоже, мой вид сыграл с ним дурную шутку.

— Герцогиня Вэрински. Что здесь делаю, не твоё дело. Приказываю, этих светлостей, чтобы не сильно отсвечивали, срочно отправить в темницу, — спокойно ответил я, наслаждаясь произведенным эффектом на всех присутствующих, кроме сержанта.

Этот глухарь, не понял или не обратил внимание на то, что я сказал.

— Да как ты смеешь так говорить про графа Моккарен! — забулькал от ярости сержант, подбегая ко мне.

Что уж он собирался делать и говорить, я не стал выяснять. Схватив ближайшую ко мне статуэтку, навернул его по голове, при этом выхватив копье из ослабевших рук и направив его на стоящих у дверей мужиков.

— Еще вопросы будут? — скаля зубы, язвительным тоном поинтересовался я.

В эту минуту в дверях показался капитан стражи.

— Что здесь происходит? — рыкнул он громовым голосом.

Ну, бли-и-ин! Наша песня хороша, начинай сначала. Все молча посмотрели на меня.

— Герцогиня Вэрински, сестра королевы и на данное время начальник её личной охраны, так же Глава Департамента Безопасности. Обвиняю графа Пенто Моккарен и его двоих друзей, в нападении на меня с целью оскорбления и нанесения тяжких повреждений. Поскольку я являюсь сестрой королевы, то они также обвиняются и в нанесении оскорбления королевскому дому. Приказываю разместить их в наиболее охраняемой части тюрьмы. Сержант должен быть разжалован и помещен в тюрьму сроком на шесть лун, за непроходимую глупость. Начальство надо знать в лицо, — четко скомандовал я, глядя на вытягивающиеся лица слушателей.

Моккарен с друзьями даже позеленели от ужаса, осознав, во что они вляпались, и какие обвинения против них выдвинуты. Граф Кондор, отойдя немного в сторону, с интересом наблюдал за происходящим. Стражники, закаменев в стойке смирно и выпучив от усердия глаза, с ужасом переводили взгляд с сержанта на капитана и обратно. До них дошло, что еще немного и им бы светила участь сержанта. А капитан…

— Вы что, тоже не верите, что я герцогиня? — вкрадчиво поинтересовался я у него, плавно переместившись к нему на расстояние удара.

— Никак нет, Ваша Светлость! — рявкнул капитан, глядя на меня преданными глазами.

Хм. Даже странно, откуда такая преданность во взоре?

— И почему вы так уверены на счет меня? — муркнул я.

— Приходилось кхм… сталкиваться по поводу кхм… охраны кхм… и порядка, — запинаясь почти на каждом слове выдал капитан.

— О! Так это я ва-а-ам… — мне вспомнилось наше столкновение.

— Так точно!! — взревел он паровозным гудком, не дав закончить мысль.

Все шарахнулись в стороны от него.

— Что здесь происходит? — донесся до нас со стороны двери вопрос.

Все с раздражением посмотрели на посетителя, задавшего тот же самый вопрос, который уже в третий раз за последние пятнадцать минут прозвучал в этой комнате. Это оказался мужчина лет шестидесяти, немного полноват и чем-то неуловимым похож на графа Тимоша Кондор. Пройдя на середину комнаты, он вопросительным взглядом прошелся по присутствующим, и с удивлением уставился на меня, точнее на мой наряд. В этот момент в комнату ворвались девчонки из моей команды, во главе с Нинэей, и, выстроившись линией между мной и остальными, выставили в их сторону посохи.

— Что здесь происходит? Именем короля, всем стоять, бояться! — заорала Нинэя, обводя всех злым взглядом.

— Граф, у вас здесь не комната, а проходной двор какой-то! — в очередной раз услышав тот же самый вопрос, я не выдержал, и, рухнув в кресло, начал смеяться.

На лицах стражников и младшего Кондор еле заметно промелькнула улыбка.

— Можете идти, капитан. Я сама все объясню. К слову, если данные заключенные случайно куда-то исчезнут, их место займете вы. Только не подумайте что это шутка — сквозь смех произнес я.

Откланявшись, капитан с солдатами вывели пленников из комнаты. Как только за ними закрылась дверь, Нинэя и пожилой граф вопросительно уставились на меня, ожидая объяснений. Отсмеявшись, я обратился к сестре и попросил принести что-нибудь из одежды, сообщив, что все в порядке, а подробности расскажу попозже у нас в комнате. Оставив на всякий случай, у дверей графских апартаментов нескольких девочек в качестве охраны, она умчалась.

Как только сестра исчезла, я повернулся к графу.

— Если не ошибаюсь, вы — граф Фэрт Кондор? — обратился я к пожилому мужчине.

— К вашим услугам, сударыня, — поклонился граф.

— К услугам, это хорошо, — засмеялся я, глянув мельком на его племянника.

Тимош тихо фыркнул, но ничего не сказал.

— Герцогиня Вэрински. Надеюсь, вы понимаете, что при моем нынешнее виде, в смысле как я одета, всякие реверансы и тому подобное, просто не к месту, — усмехнулся я, не вставая с кресла.

— Несомненно, сударыня, — улыбнулся старший Кондор, бросая заинтересованные взгляды то на меня, то на племянника.

— Не обольщайтесь, граф, ничего такого, о чем вы подумали, здесь не произошло. Я женщина замужняя, знаете ли, — обломил я его.

— Ни о чем таком я не думал… Ни о чем таком… Но, как я не раз слышал, замужество или женитьба не всегда останавливают… — якобы замялся старый хитрец.

— Ох, граф, вы прекрасно знаете обстановку в стране и конкретно в замке. Так что, какие уж тут развлечения… По поводу молодых графов, что увела стража, племянник вам попозже сам расскажет, — мое лицо скривилось, как от оскомины.

Вспомнив, насколько неустойчиво и сложно наше положение, я нахмурился. Хозяева тоже посерьезнели. И тут у меня в голове вспыхнула мысль, от которой внутри все заледенело.

— Граф Тимош Кондор, вы должны мне поклясться, что никому не расскажете, ни даже намекнете о том, как я здесь появилась и в каком виде, — холодно произнес я, и оценивающе посмотрел на своих собеседников, размышляя, можно ли им оставить жизнь или не стоит.

Поняв все, что я не сказал, Тимош без вопросов принес мне самую серьезную клятву. Его дядюшка прошелся по нам внимательным взглядом, видимо почувствовал, на какой грани они сейчас находятся. Подойдя к младшему Кондору, я начал стягивать с него камзол, на котором сзади были видны следы паутины и грязи. Догадавшись, зачем это делается, тот быстро вытряхнулся из него. У его дяди чуть глаза на лоб не вылезли от наших действий, но, быстро взяв себя в руки, он сделал вид, что отвлекся на что-то, лежащее на столике.

— К слову, сударь, графиня Нинэя Гарнэлл, кузина королевы, а соответственно и моя, девушка незамужняя, и если вам удастся привлечь её внимание, мы не будем против. В данном вопросе её мнение будет решающим, хотя не без проверки… не без проверки кандидатов… — стараясь разрядить обстановку, я хитро посмотрел на Тимоша.

Внешне никак не отреагировав на мои слова, парень начал разливать вино по бокалам, зато у дядюшки в глазах так и замелькало, как в калькуляторе, похоже, занялся подсчетами всех за и против. Резко открылась дверь и на полном ходу в комнату влетела слегка запыхавшаяся Нинэя, а за ней пара девчонок с моей одеждой. Кондоры тут же оценивающе уставились на неё. Заметив их пристальное внимание, сестрица смутилась и слегка покраснела. Старший граф одобрительно крякнул, чем еще сильнее смутил её. Подойдя, он, поцеловав руку Нинэи, представил себя и племянника.

Выйдя в соседнюю комнату, я медленно переодевался, размышляя о происшедшем. В то же время, давал им возможность рассмотреть друг друга, и перекинуться хотя бы парой слов. По предварительным данным, Кондоры могли быть достойной семьей для Нинэи, и, благодаря своему влиянию, неплохой поддержкой для Нираны. Хорошо бы еще несколько раз пообщаться с ними в неформальной, так сказать, обстановке, а за это время разузнать о них все, что только возможно.

Старый лис дураком не был, и действительно предложил нам совместный ужин денька через три. Понятно. Тоже решил дать себе время, желая собрать побольше информации, до того как встретимся.


                                           Глава 4. Подручная тренировка

С момента приезда, мы каждый вечер всей командой собирались в гостиной и рассказывали кто чем занимался и что слышали за прошедший день. Нирана и Кэнтар почти всегда приходили на наши собрания послушать информацию, пообщаться, песни попеть. Когда я рассказал о встрече с графами, мы долго смеялись над ситуацией, а потом Кэнтар вспомнил, что его отец очень уважал Кондоров за ум и хитрость, редко выходящую за грань приличия.

На наши посиделки часто приходила и сестра Кэнтара, Сонэта, миниатюрная и симпатичная девушка семнадцати лет. Она усаживалась в уголке и молчала весь вечер. На наши вопросы принцесса отвечала очень кратко, а когда мы пытались её разговорить или как-то втянуть в общение, уходила из комнаты.

На третий вечер, после ухода Сонэты, принц подошел ко мне и начал жаловаться, что какая-то она молчаливая и скучная, не то, что другие девушки. Очень удивившись, я попытался уточнить, что же это за другие. Оказывается, он имел в виду меня с сестрами.

— Хочу напомнить вам, Ваше Высочество, что эта женитьба является политическим шагом, необходимым для предотвращения возможной перемены власти в Родэне, могущей привести к нежелательным последствиям для Трании. Все указания и разъяснения вы получили в свое время от отца и согласились на данное мероприятие, — моя речь прозвучала жестко и официально.

Рональд тяжело вздохнув, бросил печальный взгляд на Нинэю, и собрался уже уходить, однако я придержал его.

— Поведение Сонэты не является необычным или непривычным для вас. Подобных девушек вы могли видеть и при дворе вашего отца. Она скромная, спокойная, молчаливая, из нее получится прекрасная жена, — если первая часть моей речи звучала жестко и официально, то в эти предложения мне удалось вложить немного сочувствия.

— Да не хочу я молчаливую и спокойную жену! Это скучно, — капризничал принц, поглядывая при этом на Нинэю.

— Две очень активные и совсем не молчаливые женщины в одном доме — это перебор. Ваш отец может не вынести такого веселья. Но чтоб вам не было скучно, я попрошу Лорэйн сделать конкретно вашу жизнь более насыщенной и занимательной, — с некоторой угрозой в голосе сообщил я.

Раздраженно фыркнув, принц вышел из комнаты. Хоть разговор и закончился, но проблема-то не ушла. Пообещав себе подумать над этим вопросом чуть попозже, я пошел спать.

С утра была назначена тренировка с новым пополнением. Будучи дворянами, они хорошо владели мечами. Хотя и в дальнейшем им придется совершенствоваться в этом направлении, однако в помещениях мечи использовать в качестве оружия не всегда возможно и часто даже малоэффективно. На эту тему у меня возникла одна идея, которую я и собирался воплотить в ближайшее время.

Когда я договаривался о совместных занятиях членов команды с новичками, сзади подошел капитан и, услышав о чем речь, выразил желание поприсутствовать, хотя то, как он это говорил, сложно назвать просьбой. Поскольку идея была еще не опробована, мне не хотелось, чтобы эту тренировку кто-то видел. Вот пообвыкнется народ, тогда и показывать можно. Однако капитан продолжал настаивать на своем участии. Не выдержав, я, мрачно глядя на него, попросил не лезть ко мне, во избежание непредвиденных последствий.

Занятия было намечено провести в специально оборудованной комнате. Поскольку всё, чему я собирался их учить, мало походило на общепринятые правила ведения боя, мне следовало учитывать возможность неадекватных реакций обучаемых. Для начала решил, что тренироваться мы будем с платками на лице, как носили ковбои на Диком Западе, чтоб потом не было желания, у особо нервных, отомстить за удар сзади. Все были одеты в одинаковую форму, темно-серые брюки и рубашки на выпуск, только платки на головах были двух цветов, разделяя таким образом народ на две команды, которые должны будут биться, так сказать, стенка на стенку. Каждая группа состояла как из моих людей, так и из новеньких, чтоб уравнять силы.

В процессе моей инструкции, что и как надо действовать, у новеньких чуть глаза на лоб не вылезли, но никто не рискнул оспорить или выразить свое мнение по этому поводу. Закончив инструктаж, я предложил начинать. Все стояли, как пыльным мешком пришибленные, не рискуя даже шевелиться.

Ну, я вас сейчас расшевелю! Схватив бокал с вином, я резким движением вылил его содержимое в ближайшее лицо. Глаза у того лица округлились настолько, что могли поспорить с блюдцами. Ага! Этот, похоже, из новеньких. Скользнув немного вперед и, подхватив небольшую статуэтку, попытался врезать по голове стоящего у меня на пути «противника». По голове не получилось, вышло лишь слегка задеть плечо. О-о-о! А этот уже из моих людей.

Сорвав с ближайшей стены небольшую картину я со всего маху надел её на голову следующей жертве. У того от соприкосновения с полотном как будто сработала скрытая пружина, и челюсть с почти ощутимым стуком упала на грудь. С этим все понятно — новенький. Добраться до следующего объекта приложения я не успел — народ начал активно включаться в побоище и, судя по всему, первыми зашевелились мои люди. И мы понеслись!

Капитан всё-таки зашел проверить, каким образом мы тренируем наше пополнение. Открыв дверь и сделав шаг вперед, он заметил летящий в него стул, и, несмотря на потрясение, все же успел увернуться, хоть и не до конца, ножкой стула его все же зацепило. Пока его внимание было направлено на столярное изделие, откуда-то сбоку прилетел еще один снаряд. Получив вазой с цветами в лоб, капитан устоял с большим трудом. По волосам и мундиру стекала вода, а пара черепков от вазы и несколько цветов украшали его голову. Ну не ожидал он стульев с вазами, не ожидал.

С одной стороны многолетний опыт сражений, с другой — узость мышления, что тренировка это бой на мечах, а все остальное это для черни, поэтому он не мог и предположить, что королевская охрана будет заниматься чем-то подобным. Вот и попался. Хотя большой опыт и дал возможность почти увернуться от стула, а вот на фаянсовое изделие его уже не хватило.

— Что здесь происходит?! — заорал капитан.

На-адо же! Даже контузия не повлияла на выработанный годами командный голос.

Находящиеся в комнате гвардейцы и так чувствовали себя дураками, но тут все этим идиотизмом занимались, а вот появление капитана, человека облеченного властью и приверженца традиций и устава, здорово смутило их. Самые молодые даже покраснели. Когда он зашел, я отвлекся на него и в этот момент получил по голове чем-то не очень большим. У меня загудело в голове от удара, и потому, выходя вперед, я с большим трудом скрывал раздражение.

— А, это вы капитан? Я же просила ва-а-ас-с-с не появлятьс-с-ся на моих занятиях — не сдержавшись, я перешел на шипение.

— Я отвечаю за охрану замка и его жителей, поэтому считаю себя обязанным быть в курсе, как и чему обучают солдат. Тому, что я здесь увидел, трудно подобрать приличные слова, это просто какое-то безобразие! — чуть ли не по слогам произнес капитан.

— Охранник — это не тот, кто красиво машет мечом и может принять изящные позы, а тот, кто в состоянии защитить клиента, и для этого способен использовать любые подручные средства, — судя по реакции окружающих, моя попытка мило улыбнуться явно не удалась.

— Но это охрана короля, находящаяся всегда при нем. Они представляют лицо нашего государства и должны выглядеть достойно и величественно, с учетом всех правил и тонкостей этикета, — возмутился мой собеседник.

— Вы что-то путаете капитан. Величественным лицом, представляющим эту страну, с набором правил по этикету, является Его Величество Кэнтар Первый, а охрана должна не позволить кому бы то ни было это лицо повредить никоим образом. Большую часть времени это лицо проводит в помещении, внутри замка, поэтому гвардейцы и тренируются сражаться в комнатах, — менторским тоном произнес я.

— Но… — попытался меня перебить капитан.

— Я еще не закончила говорить. Само понятие охрана означает не красование перед женским полом, не изящное и зрелищное позирование перед зрителями, а чтоб клиент был жив. Особо красивые пируэты и выгибоны никому не нужны, к тому же в помещениях их все равно неудобно делать, места слишком мало, чтоб развернуться. Поскольку основной задачей является спасение и защита охраняемого, то гвардейцы должны уметь пускать в ход все возможные, и невозможные средства. Для обретения подобного навыка, эта комната и обставлена как стандартная гостиная, и солдаты учатся использовать, все, до чего дотянутся. Вы можете, исходя из личного опыта, подтвердить, что эта тактика неплохо работает и эффективно вышибает противника, — ухмыльнулся я, намекая на стул с вазой.

— То, чему вы их учите, больше похоже на пьяную драку в кабаке. Такое поведение недостойно королевских гвардейцев! — было видно, что капитан с трудом сдерживается.

— Нам нужна эффективность, а не показуха. Учиться, по вашему определению, кабацкой драке они все равно будут, и следующее занятие мы планируем провести в помещении, обставленном как спальня, затем — как кухня. Каждый же выезд Его Величества сопровождается дополнительной охраной, вот этих солдат вы и тренируйте, как считаете нужным. К тому же, как мы с вами и договаривались, три раза в неделю вся группа ближней охраны будет посещать ваши тренировки, — мне уже надоедало наше общение, еще немного и он получит на одно место практическое применение моих аргументаций.

Ощутив что-то мокрое стекающее по щеке, я провел по ней ладонью и чисто машинально взглянул на неё.

— Какая падла запустила в меня чернильницей?! — заорал я, пробежавшись по солдатам злым взглядом и уперев его в капитана, как главного виновника.

Дворцовые интриги и непомерная нагрузка сделали меня совсем нервным и раздражительным. Мне до зуда в кулаках захотелось устроить себе небольшую разрядку, ведь это благодаря этому придурку я отвлекся и пропустил удар.

Почувствовав мою злость и вспомнив мои методы разборок, капитан обреченно вздохнул, затем, как будто на что-то решившись, улыбнулся одними глазами. Проведя рукой по лицу, стер капли воды, затем прошелся ладонью по голове и, нашарив зацепившийся в волосах цветок, выпутал его и протянул мне. Наблюдая его манипуляции и под конец, уставившись на протянутый цветок, я какое-то время созерцал его. Непостижимым образом злость улетучилась из меня.

— Цветы надо приносить с собой, а не рассчитывать на помощь других. А если бы парни не догадались запустить в вас вазой с цветами, а бросили бы статуэтку? — ухмыльнулся я, принимая цветок.

— Обязуюсь исправиться! — отрапортовал капитан, улыбаясь.

— Ну раз так, то можете приходить на наши занятия. Теперь вы знаете чего ожидать, может и получится уворачиваться, — засмеялся я ему в ответ.

Дружески раскланявшись с капитаном, я осмотрел присутствующих. Да-а-а. По ком-то стекали красные потёки, похожие на красное вино, часть народа обсыпана штукатуркой, видимо кто-то достал скульптурой не одного соратника, парочка была украшена воротником, являющимся рамой на шее. Часть народа была в мелкую черную крапинку — вероятно чернильница, пока добиралась до меня, успела пометить кучу народа. А уж что мы сотворили с комнатой, то просто нет слов для описания. Меня начал разбирать смех. Видя, что я от злого настроения перешел к смеху, народ оживился и тоже начал разглядываться по сторонам и затем присоединяться ко мне.

Отсмеявшись, мы разошлись приводить себя в порядок. Наше пополнение проживало в той части замка, где располагались обслуживающий персонал и всевозможные чиновники. Мы же с моей личной командой проживали рядом с королевскими покоями.

При подходе к нашим комнатам, мы встретили Нирану. Внимательно рассмотрев, что мы из себя представляем, она нахмурилась.

— Что за безобразия ты опять придумала? — грозно поинтересовалась сестрица.

На её восклицание из комнаты вышел Кэнтар и, увидев нашу компанию, изумленно воскликнул:

— Что это с вами?

— С нами все в порядке. Просто мы возвращаемся с тренировки, — я попытался любезно улыбнуться.

— Это чем же надо заниматься, чтоб так выглядеть? — заинтересовался король.

— Мне казалось, что после твоего полета и нашей доставки в город в придуманных ею носилках, у тебя не должны возникать подобные вопросы, — фыркнула Нирана, с трудом сдерживая смех.

— Носилки?… О да! Носилки — это действительно незабываемо! Особенно полет с них, — засмеялся Кэнтар.

— О-о! Ваши Величества! Позвольте пригласить вас поучаствовать в наших тренировках. Я гарантирую, скучно вам не будет. К тому же умение защитить себя, является важнейшим качеством для царствующих особ. Полагаться только на охрану не всегда способствует долголетию, — голосом придворного соблазнителя, предложил я.

— Какая чудесная мысль! Я думаю, сударыня, вы совершенно правы! Мы непременно присоединимся к вам, — восторженно воскликнул Кэнтар.

— Дорогой! Ты действительно считаешь, что это чудесная мысль?! А вот я почему-то не уверена в этом… Их вид не вызывает во мне такого оптимизма, как у тебя… Ну ладно. Надеюсь, хоть в живых-то нас оставят, — задумчиво отозвалась Нирана.

— А можно и мне присоединиться к вам? — тихо спросила Сонэта, появившаяся в дверях.

Все с удивлением посмотрели на девушку. Вот уж от кого не ожидали такой просьбы, так это от маленькой и тихой принцессы.

— Если ваш брат разрешит, то я с удовольствием займусь вашим обучением, — поклонился я ей.

— Ваше Величество, позвольте мне с вами заниматься? Я тоже хочу, как герцогиня, уметь м-м… защищаться, — со слезами на глазах, обратилась она к брату.

Шокированный её просьбой, он лишь кивнул головой. Получив разрешение, Сонэта, сразу же исчезла в своей комнате. Проводив её удивленными взглядами, мы молча разошлись по комнатам.

Я долго размышлял над просьбой принцессы. С одной стороны, уметь постоять за себя, это хорошо для любого человека, к тому же со временем можно подключить принца Рональда к её обучению. Общие занятия и увлечения сближают людей сильнее всего. Но вот включать её в общую тренировку никак нельзя. Если народ будет узнавать Сонэту, а это не так уж и сложно, ввиду её неуклюжести и миниатюрности, то к ней просто не подойдут. Если же вдруг не узнают, то, получив вазой или статуэткой по голове, она и концы отдаст. Но ведь и отказать нельзя. Пробле-е-ема.

В итоге решено было создать группу, в которую войдут принцесса и четыре девушки, которых нам пригласил, в качестве фрэйлин для свиты Нираны, граф Лаэрский. Самообороне их никто не обучал, поэтому уровень подготовки у всех одинаковый, в смысле нулевой. Правда тренировать их придется либо мне, либо Нинэе — дворянки как-никак. Вот только где время для этого взять, мы и так загружены по самое некуда. Наверное, придется Нирану привлечь, хотя бы на несколько занятий, чтоб девушки видели, что королева тоже не пренебрегает самозащитой.

Идя по коридору, заметил впереди идущую принцессу Сонэту. Что-то странное мне показалось в её поведении, я даже не сразу понял в чем дело. Присмотревшись, удивился, она шла по коридору как-то уж очень быстро, чуть ли не бежала, при этом испуганно озираясь. Следовало срочно разобраться.

Однако, зайдя в нашу гостиную, я застал там почти всю группу и королевскую чету, обсуждающих предыдущую тренировку. Решив дождаться окончания разговоров, я присел на диван, но в этот момент открылась дверь и в комнату заглянула принцесса. Окинув взглядом присутствующих, она тихо просочилась внутрь, тихо стукнула закрывшаяся за её спиной дверь, из-за чего Сонэта заметно вздрогнула.

— Слушай, что это она такая запуганная, дерганая? Чего я ещё не знаю? — тихонько поинтересовался я у Лоты, сидящей рядом со мной.

— Это наш принц её довел. Подбежит тихо со спины, громко выдаст короткую фразу и быстро уходит. Принцесса сначала только вздрагивала, а сейчас стала еще и постоянно осматриваться, — так же тихо ответила мне она.

Ну что за придурок! Сказал же ему результат отслеживать, за реакцией принцессы смотреть! Пока все были заняты разговорами, я схватил Рональда и потащил в другую комнату.

— У тебя что, совсем мозги усохли?! Ты что не видишь, до чего Сонэту довел?! Скажи спасибо, что она девушка тихая и спокойная, от меня бы ты уже на третьем подскоке подсвечником по голове схлопотал! — махнув принцу, чтоб падал в кресло, я принялся, ругаясь, наяривать перед ним круги.

Рональд нахмурился.

— И нечего делать такое лицо. Вы хоть и Высочество, но мозги иметь никому не повредит. Так. Надо срочно исправлять ситуацию, — с озабоченным видом я начал осматриваться.

Заметив на столе вазу с цветами, достал из неё три цветка посимпатичнее и, проинструктировав, что и как говорить, послал его просить прощение у принцессы. Скользнув в комнату за ним следом, я уселся в уголке и стал внимательно наблюдать за процессом.

Увидев Рональда, Сонэта вся сжалась и затравленно посмотрела на дверь. Подойдя к ней, принц встал на одно колено, протянул цветы, и начал что-то тихо говорить. Через минуту принцесса расслабилась, а еще через три начала осторожно улыбаться. Когда и через пять минут он не отошел от Сонэты, я забеспокоился, моя рекомендация была гораздо короче, значит, он уже отсебятину несет. Хоть бы не испортил отношения! Но разговор продолжался, а принцесса все так же улыбалась. Вероятно, Рональд вспомнил свой опыт ведения светских разговоров, да и парень он привлекательный, девушкам всегда нравился, глядишь, и Сонэта не будет исключением.


                                Глава 5. Тяжелая это штука, дворцовая жизнь

С самого утра примчалась Нирана и сообщила, что регент и Советник попросили о встрече, но как она откомментировала, эта просьба больше была похожа на приказ. По их требованию встреча должна состояться в малой тронной зале и через час. Пообещав взять это событие под свой контроль, я отослал сестру к мужу, рекомендовав одеться как можно представительнее.

Отдав приказ своей команде и новому пополнению срочно одеться в праздничную форму, я облачился в костюм, пошитый специально для королевских приёмов, позволяющий в драке использовать ноги, но выглядящий, как бальное платье. Для придания моему виду солидности, нацепил на себя толстую золотую цепь с бляхой, подтверждающей мой статус Главы Департамента Безопасности. Придирчиво осмотрев себя в зеркало, и оставшись довольным, я пошел распоряжаться по поводу подготовки встречи.

Буквально три часа назад капитан сообщил о попытке Советника лично освободить графа Моккарен и его друзей из темницы. Ему удалось отговориться тем, что граф Пенто Моккарен вместе с его двумя друзьями обвиняются в нападении на Главу Департамента Безопасности с целью оскорбления и нанесения ей тяжких повреждений. А поскольку Глава является сестрой королевы, то они также обвиняются в нанесении оскорбления королевскому дому. Зачитав это обвинение, капитан заявил, что он может освободить преступников только с разрешения короля. Однако мне он признался, что второй раз этот фокус не пройдет, поэтому мне надо либо принимать меры, либо придется отпускать парней.

Зная об этой попытке, я был совершенно уверен, что речь пойдет об освобождении Моккарен. Такой расклад меня совершенно не устраивал, но идей как выйти из этой ситуации с пользой для себя, у меня не было. Полагая, что Советник притащит на заседание только своих приверженцев, я приказал Нинэе пригласить тех, кто, по донесениям Сэта, поддерживал королевскую власть и Кентара как короля.

Понимая шаткость нашего положения, я решил для охраны Их Величеств задействовать все имеющиеся у меня силы. У двух входных дверей в малый зал было поставлено по восемь полностью вооруженных солдат, остальных расставил по бокам трона.

Когда наступило время аудиенции, и как только придворные выстроились вдоль стен, в зал вошел бывший регент с Советником короля. На шаг сзади них шел Глава семейства Моккарен. У каждого из них за спиной шагали по два гвардейца. Может я чего-то не понимаю, но вроде в тронный зал с вооруженной охраной не входят?!

Не давая нам времени на вопросы, пришедшие поклонились, и сразу перешли к делу. Первым заговорил бывший регент, герцог Фокс Тарот. Он пространно описал заслуги семейства своего сподвижника: какие они преданные, честные, добросовестные, не щадящие своей жизни на благо короны…

Его послушать то Моккарены белее снега и святее ангела, а их сын такой же пушистый. И только по молодости не пресек плохое поведение друзей. Но, как человек тонко чувствующий, он уже все осознал и искренне покаялся… Вот это талант! Умеет же мужик подать ситуацию! Если б сам не принимал участие в столкновении с этим «ангелом», поверил бы безоговорочно.

Как только заткнулся регент, сразу же включился Советник. Этот болтал все больше о делах этого семейства на благо страны. Из его слов выходило, что Родэн существует только благодаря и на деньги Моккаренов. Их Глава, когда подошла его очередь, повторил все то же самое, что предыдущие выступающие, но только немного своими словами.

Кэнтар, слушая всю эту трепотню, и не чувствуя за собой реальной силы начал колебаться. Это было заметно по его лицу, и хорошо знавший короля Тарот начал морально давить и настаивать на освобождении парней. Советник тоже всунулся добавить свои пять копеек в разборки.

Видя, что Кэнтара вот-вот дожмут, я вышел вперед и, обрисовав ситуацию в выгодном для меня свете, заявил об оскорблении королевского рода. Слегка поколебавшись, Его Величество, все же объявил, что обвинение слишком серьезно, поэтому необходимо дополнительное расследование. Вскинувшись, герцог Тарот перешел в наступление, и чуть ли не прямым текстом начал требовать и угрожать.

Мне очень не понравилось как вела себя эта троица, и может у меня паранойя, но слишком уж они приблизились к трону. Особенно меня напрягла шестерка гвардейцев, стоящая за спиной у них. У меня в голове пронеслась мысль, что Юлия Цезаря убили во время подобного заседания сами сенаторы. Паранойя или нет, но на всякий случай и чтоб не повторять чужие ошибки, срочно требовалось переключить внимание собравшихся.

Подхватив посох, я спустился с возвышения, на котором располагался трон, и встал перед стоявшей недалеко от трона «великой кучкой», пытающейся выдавать свои требования королю. Подобравшись, я прошелся колесом перед ними. Все замолчали, и с изумлением посмотрели на меня. Остановившись, я подал своим знак «делай как я» и начал крутить посохом перед и вокруг себя. Двое парней из моей команды встали перед тронами, заслонив собой королевскую чету, а четверо, спустившись с возвышения, тоже начали крутить колеса и вращать шестами, на концах которых были привязаны красные и желтые платки.

Красный цвет для всего живого обозначает «опасность». Насекомые, имеющие такую расцветку ядовиты, или выделяют вонючее нечто, из-за чего птицы их не едят. А если вспомнить реакцию быков, используемую в корриде, и гусей (шипят и щиплются сволочи) на красный цвет, то уже и не удивительно, почему среди «новых русских» были так популярны малиновые пиджаки. Это расцветка Муладхары, чакры выживаемости. Одевая красное, человек притягивает к себе внимание, и как бы говорит, «бойтесь меня» или «кто на меня». Совершенно не просто так стоп-сигнал светофора именно красного цвета. Из потока едущих машин мы зрительно выхватим именно красную машину. По статистике какого-то там агентства, с красными машинами в два раза меньше происходит аварий, поскольку народ чисто подсознательно шарахается от них.

В свое время я просмотрел немало информации на тему влияния цветов на подсознание. Именно по причине притягивания внимания, мы использовали красные и желтые платки, привязывая их особым способом на шесты.

Когда мои люди присоединились ко мне, Регент и Советник презрительно скривились, и один из них громко сказал: — Цирк! Их мнение меня мало волновало, главное, чтоб с королем ничего не случилось, а то и нам всем Писец придет. Не останавливая вращения посоха, я пошел на толпу, при этом делая махи и удары ногами, как на тренировке. То же самое стали делать мои люди, и мы эдакой крутящейся полосой медленно двинулись на посетителей. В нескольких из виденных мной фильмов, шут кривляясь, подобными движениями выжимал надоевших посетителей из королевской залы.

Толпа медленно начала отходить к дверям, не отводя взгляда от мелькавших посохов, в конце концов, они не выдержав, развернулись и дружно направились к двери. Как только закрылись двери за последним посетителем, Кэнтар вскочил с трона и забегал по площадке перед ним.

— И зачем этот цирк? Ваше поведение просто ужасно. Что обо мне подумают? Что у меня Глава Безопасности — шут?! — сердито заорал он.

— Меня мало волнует чье-то мнение обо мне. Для меня важнее сохранить вашу жизнь. Без вас, Ваши Величества, и нам конец, — изобразив реверанс, спокойно ответил я.

— Она права, дорогой. Твоя жизнь для нас значит больше, чем мнения других о наших действиях. Если ты будешь жив, то никто не рискнет говорить плохо о твоих соратниках, а вот если тебя убьют, то никакое мнение нас не спасет, — стараясь говорить как можно мягче, включилась Нирана.

После столь неординарной встречи, все еще находясь в некотором возбуждении, пришлось мчаться на обед к Кондорам. Мы были приглашены в их столичную резиденцию, более похожую на замок, чем на дом. Неплохо мужики живут, неплохо. Судя по донесениям Сэта, который посвятил два вечера на подслушивание конкретно их комнат, это семейство относилось к королю и королеве весьма лояльно. Мои слова о Нинэе были ими восприняты серьезно, и дядюшка дал задание Тимошу заняться ухаживанием за графиней. Влюбить в себя девушку — дело не быстрое, а без её желания, как им было сообщено, свадьбы не будет.

Понимая, насколько нестабильно положение короля, старшего Кондора вполне устраивало наличие запаса во времени. Он надеялся, что в ближайшее время группе поддержки короля придется действовать, и от результатов этих действий зависела как жизнь короля, так и то, кто будет настоящим правителем. И только после окончательного устаканивания ситуации, Кондоры собирались или перейти к серьезным ухаживаниям, или тихо свалить в сторону.

Хоть это и неприятно осознавать, но их план являлся наиболее разумным в данной ситуации. Осталось чуть меньше недели до праздничной королевской свадебной церемонии, а я еще ничего не узнал по поводу планов бывшего регента и советника. Что-то мне сомнительно, что они позволят провести эту церемонию, однако, какое будет противодействие, я до сих пор был не в курсе.

Понимая, что в отношениях с Кондорами еще ничего не ясно, я решил по полной использовать нашу встречу. На обеде присутствовало несколько хороших друзей старшего графа с сыновьями. Как мне кажется, молодежь должна была занимать нас танцами и ухаживаниями, а старики собирались присмотреться к нам. Меня такое расписание не устраивало совсем. Покивав и наулыбавшись на комплименты, мы быстро перевели разговор в финансовую область: с кем торгует страна, какое сырье и продукты наиболее востребованы Родэном, а какие соседями…

Они конечно не купцы, однако политика так часто опирается на экономику, что не разбирающиеся в этих вещах люди далеко не всегда способны удержать власть, даже если они её каким-то образом получили.

Поначалу друзья Ферта Кондора весьма неохотно отвечали на наши вопросы, но постепенно так разошлись, что чуть ли не перебивали друг друга, стараясь нам поподробнее все объяснить. У меня было столько вопросов, что наш обед плавно перешел в ужин. К моменту, когда мы расставались, наши взаимоотношения с главами семейств были чуть ли не дружеские, а вот на контакт с молодежью времени у нас не хватило, но сейчас это нас мало заботило.

Кондоры вокруг нас чуть ли не соловьями пели, так мы им понравились.

Утром, во время завтрака Кэнтар напомнил о моем предложении и выразил желание уже сегодня поучаствовать в тренировках. Нирана на его слова скептически хмыкнула, но ничего не сказала. Сонэта тихим голосом сообщила, что тоже хотела бы к нам присоединиться.

Отослав королевское семейство переодеваться, я пошел обрадовать своих этой новостью. Услыхав, что на тренировках будет присутствовать король и королева, народ слегка сбледнул и даже как бы окаменел. В основном поплохело новеньким, остальные, хоть и не обрадовались этой новости, однако привыкли мне доверять. М-да. Однако, судя по их реакции, все, скорее всего, будут бояться сделать лишнее движение или ударить «противника», а вдруг он королем окажется. Пришлось гвардейцев отослать к капитану на тренировку, а занятия проводить только с командой, предварительно устроив дополнительный инструктаж.

Подав сигнал начинать, я запустил в толпу несколько мелких статуэток и стал наблюдать за развернувшимся сражением. Моё внимание сразу же привлекла одна интересная пара. Кто-то моего роста и очень подвижный без перерыва нападал на очень высокого, который неловко отбивался и очумело мотал головой. Присмотревшись к заводному малому, я с большим трудом узнал свою сестру.

Нирана от всей души мутузила, если судить по высокому росту, какого-то мужика, поскольку девочки у нас все же помельче будут. Присмотревшись внимательнее к её жертве, я заметил, что у побиваемого глазки то голубые, а значит, это она Кэнтара обрабатывает. Схватив табурет, я подлетел так, чтоб она смогла заметить, что на неё замахиваются, и отскочила в сторону. Моих ожиданий она не обманула. Прижав её к стене, я зашипел ей в ухо:

— Ты что совсем сдурела?! Это же Кэнтар.

— Да знаю я, — попыталась вырваться от меня сестра.

— С чего такая уверенность? А вдруг ошибаешься? — с размаху надев ей на голову небольшую картину, поинтересовался я.

— Да я его и в мешке узнаю! — рыкнула Нирана, хватая со стола вазу.

— И за что ты его так? — уворачиваясь от вазы, с любопытством поинтересовался я.

— Не мешай. Я хоть душу отведу. Когда еще мне можно будет собственному мужу, да еще и королю, люлей насовать. Временами так хочется приложить его чем-нибудь тяжелым, ну просто сил нету, а не положено, король как никак, — вырвавшись от меня, она окинула взглядом поле битвы и рванула к пытавшемуся придти в себя Кэнтару.

Подскочив к одной фигуре, с такой же расцветкой платка на голове как и у меня, я шепотом попросил занять на пару минут одного «противника», и глазами указал на Нирану. Кивнув, что понял, соратник схватил ближайшую подушку и мощным ударом снёс мою сестрицу с траектории следования. Я же, схватив картину побольше, с удовольствием надел её Кэнтару на голову, и дернув за раму на себя, заставил его наклониться.

— Вот это бешенное нечто, на тебя нападающее — твоя любимая женушка. А ну покажи ей, где раки зимуют, — на ухо, быстро и шепотом, проговорил я, и живенько отскочил в сторону.

Сняв с шеи раму, и надев её кому-то пробегающему мимо, король, покрутив головой по сторонам, заметил несущуюся к нему Нирану. Судя по блестящим и сузившимся глазам, он улыбался. Схватив подушку, Кэнтар начал усиленно выбивать её об наскакивающую коршуном жену.

Решив не мешать королевской чете развлекаться, я осмотрелся. Чуть в стороне стояла мелкая фигурка в почти чистом костюме, и хлопала глазами. А вот это похоже принцесса, и народ упорно обтекал её, не рискуя нападать, видимо боясь повредить или расстроить. Это надо было срочно исправить. Схватив графин с вином, я подбежал сзади и вылил его на голову Сонэте. Взвизгнув, она подскочила, и, резко развернувшись, попыталась стукнуть меня небольшой статуэткой, которую она уже давно держала в руках, не решаясь приложить ею кого-либо.

Увернувшись, я перехватил летящую мимо меня диванную подушку и со всей силы врезал принцессе. Не удержавшись на ногах, Сонэта отправилась в полет, по дороге сшибая «противника», стоящего на её пути. Когда эти двое почти достигли пола, еще один отступающий рухнул сверху, затем еще кто-то не смог обойти это препятствие. Испугавшись, что принцессу совсем задавят, я дал сигнал остановки сражения, и, бросившись к куче, начал её разбирать, стараясь побыстрее освободить Сонэту. К моему огромному облегчению, она радостно смеялась, блестя глазками.

— Ещё хочу, — радостно прошептала она.

Пожав плечами, типа нет проблем, я подал сигнал продолжать получать удовольствия. Через полчаса все выползали из комнаты грязные как никогда, и очень довольные. Недаром японцы в компаниях имеют комнаты для расслабления, в которых выставлены манекены, похожие на начальство. Достало тебя все, идешь в эту комнату и бьешь своему начальнику морду, пока сам не свалишься. Говорят, это здорово успокаивает.

Идя по двору, глубоко задумавшись, и не глядя по сторонам, я почувствовал, как кто-то схватил меня за руку.

— Ты кто такая? И что здесь делаешь? — резануло по ушам от окрика.

От неожиданности я офигел. Это еще что за придурок, который меня не знает. Повернув голову, я разглядел на этом самоубийце форму королевского стражника. Пока я приходил в себя, сбоку подошел еще один полоумный.

— А она ничего, так. Если будешь послушной, то мы никому о тебе не скажем, — хохотнул он и протянул ко мне руки.

Пяткой врезав по коленке державшего меня, я крутанувшись, выдернул руку из захвата, поднырнул под руками у второго и ребром ладони врезал ему по почкам. Во всех моих драках большую роль играет то, что противники совершенно не ожидают от меня подобных действий. Срабатывает распространенный стереотип: девушка, мелкая, худенькая— значит слабая, и не сопротивляющаяся.

Через минуту самоубийцы уже валялись на земле, а я осматривался по сторонам, отслеживая обстановку.

— Капита-а-ана ко мне!!! Срочно! — заорал я, добавляя ударом ноги спокойствия пытавшемуся подняться недоумку.

Посмотрев по сторонам с мыслью, чтоб ещё такого плохого сделать, заметил слугу, несущего два ведра воды, и, подозвав его, я приказал вылить по ведру на каждого. Судорожно сглотнув, парень побледнел и с испугом посмотрел сначала на меня, а затем на валявшихся на земле гвардейцев, как будто не мог решить, кого ему следует бояться больше. Не став ожидать пока он решит этот вопрос, я схватил ведро и вылил на лежащего ближе ко мне идиота. Отбросив пустое ведро, схватил полное и повторил процедуру и со вторым.

Из казармы вышел капитан и быстрым шагом направился в мою сторону. Увидев двоих гвардейцев, валявшихся на земле, он сердито сжал губы и почти строевым шагом подошел ко мне.

— Кто эти идиоты?! И почему кидаются на людей?! — холодно поинтересовался я.

— Прошу простить их. Они из пополнения, только три дня как в казармах, — ответил их непосредственный начальник.

— Уже три дня, и до сих пор не научены, как себя вести, и не знают начальство в лицо?! — рыкнул я сердито, глядя на медленно поднимающихся мокрых гвардейцев.

До них уже дошло, что сделали они нечто, если и совместимое с жизнью, то вполне возможно, не совместимое с должностью, а то и со свободой.

— Это все новенькие, или есть ещё? — мне пришла интересная мысль.

— Ещё десять человек! — отрапортовал капитан.

Приказал их построить, что и сделали достаточно быстро. Пройдясь пару раз перед строем, я остановился возле провинившихся.

— Примем во внимание ваш короткий срок пребывания в замке, поэтому слишком серьезно наказывать вас не будем, — сделав паузу, я с усмешкой посмотрел на капитана.

Все, включая и его, облегченно вздохнули.

— Но такой серьезный просчет, как незнание начальства в лицо, необходимо срочно исправить. Сначала капитан прочтет лекцию на тему, кто такое начальство и как его надо бояться. Затем расскажет о каждом вышестоящем с описанием имени, звания, обязанностей, и какие у них любимые наказания для дураков с плохой памятью. После этого, подробно объяснит, как нужно относиться к женщинам, проживающим в замке, и кого из них необходимо особенно бояться, — профессорским тоном выдавал я, мерно расхаживая перед строем.

Глядя на вытягивающееся лицо капитана, мне показалось, что над дополнительным наказанием


Содержание:
 0  вы читаете: Герцогиня : Арина Алисон  1  Использовалась литература : Герцогиня
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap