Фантастика : Социальная фантастика : Такие разные мертвецы : Песах Амнуэль

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Что произойдет, если действительно начнется воскрешение из мертвых, причем не только людей, но всех когда-либо живших разумных существ Вселенной?

— Это совершенно разные вещи, — сказал Саша Варгуз и добавил для большей убедительности: — Совершенно разные.

— Я понимаю, что разные, — согласился Наум Сутовский, нисколько не сдвинувшись со своей точки зрения. — Но все же одинаковые.

Саша пожал плечами и принялся разглядывать девушку, присевшую на соседней скамейке. Ей бы лучше стоять, а не сидеть, — подумал он. — С такими ногами. Плечи у нее куда хуже. Нет, лучше бы ей стоять. А еще лучше — лежать.

— Как ты понять не хочешь, — продолжал, между тем, Наум, — что, если эта тема — воскрешение мертвых, — присутствует почти во всех мировых религиях, значит, корни этой идеи должны быть вполне реальны. И, естественно, везде одинаковы.

Девушка встала, продемонстрировав удивительную красоту своих длинных ног, и прошла мимо друзей, бросив короткий недоуменный взгляд в сашину сторону.

— Жаль, — сказал Саша, когда девушка поднялась в подруливший к остановке автобус номер четыре алеф.

— Жаль, согласен, — подхватил Наум, приняв сашин вздох за реплику в споре, продолжавшемся уже второй день. — Но с этим ничего не поделаешь, все мы смертны, и, в то же время, почти во всех религиях присутствует мотив вечной жизни.

Разговор происходил в Иерусалимском Саду независимости, Саша и Наум сидели на каменной скамье, смотрели в сторону автобусной остановки, поджидая свой сорок восьмой, и привычно спорили — на этот раз о том, существует ли вечная жизнь. Оба учились на физическом факультете в Еврейском университете, снимали вдвоем трехкомнатную квартиру в Писгат-Зееве, и каждый из них полагал, что лучше знает не только физику, но и все прочие науки, включая те, что названы науками исключительно по недоразумению. Сашины родители жили в Араде, где работали в компьютерном центре нефтепромысла «Арад петролеум, Инк.» А родителей Наума вовсе не было в Израиле — они еще год назад уехали в Канаду, но сын решил остаться, чтобы закончить обучение.

Сказать, что оба были талантливы — значит, сказать некую банальность, поскольку даже идиот, тупо взирающий на дым, поднимающийся к небу, может быть талантлив в своем роде.

Подкатил сорок восьмой, двухэтажный, с выдвижными крыльями и вертолетной тягой — именно такой, какой Саша любил больше всего. Науму было все равно, лишь бы вез, а как — по улице или над домами, — это уже проблема водителя и дорожной полиции. В окно он обычно не смотрел, потому что мысли были заняты другим. И он продолжал развивать свою мысль, в то время как Саша не мог оторвать взгляда от знакомого до деталей лабиринта улочек квартала Меа Шеарим. Водитель, пролетая над пересечением улиц Штраус и Малкей Исраэль, снизил скорость, чтобы пропустить шедший в том же эшелоне экспресс на Неве-Яаков, и Саша выгнул шею, чтобы успеть разглядеть рисунок на пластиковом покрытии небольшой площади. Сегодня здесь был изображен Мессия, очень похожий на последнего Любавического ребе, которому неделю назад исполнилось семьдесят лет.

— Вот вам иллюстрация на тему «Наука и религия», — пробормотал он. Наум, продолжавший рассуждать о воскрешении и смерти, этой реплики не расслышал.


Хочу отметить сразу, что историю эту я передаю исключительно со слов Саши Варгуза, в качестве доказательства представившего мне официальную бумагу из Института Штейнберга, гласившую, что А.Варгуз прошел сеанс личного вариационного обзора 14 марта 2027 года. Таких бумаг у меня самого накопилось десятка три. Наверняка каждый израильтянин хоть раз побывал в Институте альтернативной истории, удивить кого-нибудь этой справкой было нельзя. А все остальное — слова.

Если верить словам, получалось, что в день, с которого я начал рассказывать эту историю, друзья, вернувшись домой, продолжали спорить на тему о том, действительно ли в далеком или близком будущем возможно воскрешение мертвых. Саша считал спор сугубо теоретическим. Разглядывая сначала иерусалимских девушек, а потом иерусалимские кварталы, он как-то упустил момент, когда Наум перешел от абстрактного теоретизирования к практическому воплощению. Поэтому он был, по его словам, изумлен, когда Наум вдруг заявил:

— Ну хорошо, значит, ты согласен с тем, что умирает лишь физическое тело, а духовная сущность, записанная в едином биоинформационном фоне Вселенной, продолжает существовать.

— Ну, — сказал Саша. Изумила его не идея, достаточно тривиальная, по его мнению, но то обстоятельство, что Наум выдал этот пассаж совершенно естественно, будто двое суток не доказывал обратное.

— Отлично, — продолжал Наум. — В таком случае, может настать момент, когда напряженность этого биоинформационного поля станет так высока, что неизбежно произойдет возрождение вещества. Как, например, из вакуума рождаются протонно-антипротонные пары в поле тяжести черной дыры.

— Чушь, — сказал Саша. — Теоретически это возможно, но для этого напряженность поля должна быть…

— А какой она должна быть? — вкрадчиво спросил Наум. — Сколько человек должны отправиться в мир иной, увеличивая тем самым биоинформационное поле Вселенной, чтобы напряженность этого поля стала достаточной для начала обратного процесса? А? Ты же у нас большой спец в квантовой физике.

Мог бы и не напоминать. Саша был решительно против любых идей, даже отдаленно связанных с религиозными догмами, но вопрос, заданный другом, был вполне физическим. Если, конечно, принять начальную идею о переходе «души» умершего человека в состояние информационного стазиса.


По словам Саши, в тот вечер им не удалось подключиться к «мировой считалке» — суперкомпьютеру Гарвардского университета, который работал на внешний пользовательский рынок. Ночью, вместо того, чтобы спать, они продолжали спорить.

— Я думаю, — говорил Наум, — что все происходило так. Раньше, очень давно, когда людей не было, напряженность биоинформационного поля Вселенной равнялась нулю. Потом это поле возникло — когда стали уходить, так сказать, в мир иной пещерные люди. С каждой новой смертью напряженность поля возрастала — ведь вся личность умершего переходила теперь в энергетическую волновую структуру. За тысячи лет напряженность поля возросла в миллиарды раз — ведь это нелинейный процесс, а вовсе не простое сложение мыслей и духовных сущностей! Теперь смотри — существует определенная граница напряженности. Если эта граница достигнута, если число умерших приблизилось к некоторому пределу, нелинейные процессы начинают доминировать, и поле будто взрывается — вся его энергия и информация скачком переходят в вещественное состояние. Умершие воскресают — все и сразу. И это неизбежно, это прямое следствие постулата о существовании мирового энергоинформационного поля.

— Согласен, согласен, — говорил Саша, перебивая друга, — но ответь мне! Если воскреснет мертвец, в каком теле он окажется? Какая вещественная форма возникнет из энергетической записи? По-моему, очевидно, что та же самая, в которой человек находился в момент смерти! Если он умер когда-то от рака, то и воскреснет с этой же болезнью и будет вынужден тут же умереть опять, но не сможет, поскольку поле уже достигло верхней границы.

— Теория! — кричал Наум. — Бред! Естественно, он воскреснет здоровым! Энергоинформационное поле не хранит записи всяких дефектов, а болезнь — это дефект! Он воскреснет в полностью здоровом теле!

— Ну хорошо, — с сомнением соглашался Саша. — Но ведь, воскреснув, этот человек не станет вечным. И лет через тридцать опять умрет и…

— И опять воскреснет, поскольку, как мы выяснили, поле не сможет уже выдерживать такого количества душ. И будет этот процесс циклическим и вечным. Пока, конечно, существует Вселенная.

— А Мессия? — неожиданно спросил Саша. — Он ведь должен придти первым и возвестить, что, мол, пора…

— А что Мессия… — пробормотал Наум. — Может, это некий сигнал, сгусток биоинформационной энергии, предвестник того, что максимум поля достигнут, и процесс вот-вот начнется…

— Ну-ну, — с сомнением сказал Саша, — а срок в шесть тысяч лет, срок ожидания Мессии, он что…

— Это срок экспоненциального роста биоинформационного поля. Можешь смеяться, но это даже в уме легко просчитать, зная общие характеристики этого типа полей. Примерно за шесть тысяч лет после своего возникновения биоинформационное поле Вселенной достигает своего максимума.

— Откуда об этом знали наши с тобой предки, ничего не понимавшие в биоэнергетике? — спросил Саша.

Наум пожал плечами, чего Саша не увидел, поскольку разговор происходил в темноте — каждый лежал на своей кровати и смотрел в потолок.

— Интуиция, — вяло произнес Наум, не найдя лучшего объяснения.

В три сорок ночи, когда Саша уже спал, а Наум ворочался на аминаховском матраце, не находя удобной позы, раздался отрывистый звонок, сообщавший, что система суперкомпьютера в Гарварде готова к принятию задания.


Надеюсь, современный читатель понимает, что даже самый совершенный компьютер с любыми прикидами, какие только возможны в двенадцатом поколении, это все равно пример классического идиота, способного выполнить любое задание, но не способного дать совет, как воспользоваться решением.

Утром 12 марта 2027 года, проведя четыре часа в состоянии глубокой задумчивости, граничащем с полной прострацией, суперкомпьютер предложил решение, и Наум, так и не сомкнувший глаз, прочитал на дисплее:

«Использованы данные прироста и смертности народонаселения, согласно материалам Всемирной организации здравоохранения от 1 января 2027 года. Использованы волновые матрицы биоинформационного поля в точном приближении Вайцзеккера-Иванова. Результат: насыщение поля наступит 2 мая 2054 года в 17 часов 11 минут мирового времени (плюс минус 3 минуты). Явление материального предвестника, именуемого Мессией, опережает коллапс поля на 3 суток 2 часа и 43 минуты (плюс минус 3 минуты). Переходу в вещественное состояние подлежат 69 триллионов 343 миллиарда 298 миллионов 111 тысяч 765 волновых структур, условно именуемых „духовными сущностями“. Готов к продолжению работы.»

Присвистнув, Наум разбудил Сашу. Присвистнув, Саша несколько раз перечитал текст. Потом присвистнули оба и одновременно пожали плечами.

— Вот уж чепуха, — сказал Саша. — За все тысячи лет существования человечества на земле не жило столько людей, даже если считать с питекантропами.

— Не хватало, чтобы и они воскресли, — буркнул Наум.

— Ты спроси-ка этого олуха, — сказал Саша, зевая, — откуда такое дикое число.

Поскольку суперкомпьютер все еще находился в состоянии ожидания, этот вопрос был ему незамедлительно задан. Ответ появился на экране в ту же секунду, когда Наум нажал на enter:

«Воскреснут, естественно, все разумные существа, жившие в течение трех последних миллиардов лет в 17482 разумных миров, расположенных в 3473 галактиках, поскольку биоинформационное поле, естественно, едино для всей Вселенной.»

Дважды повторенное слово «естественно» напоминало друзьям, что до этой тривиальной идеи они должны были додуматься и самостоятельно.

— А где? — сказал Саша. И хотя вопрос был слишком кратким, Наум догадался, что Саша имеет в виду.

Надо сказать, что и компьютер, имевший в диалоговом режиме прекрасный слух, догадался, о чем идет речь, и высветил ответ сразу:

«Воскрешение произойдет в узловых пространственно-временных точках, каковых во Вселенной насчитывается всего две. Одна из этих точек расположена в центральной области звезды класса А5 в галактике М81, а вторая — на Земле, на восточном побережье Средиземного моря.»

— Сколько где? — немедленно спросил Наум, и даже этот сверхкомпактный вопрос машина поняла мгновенно.

«Первая узловая точка воссоздаст 34% сущностей. Остальные — на Земле. Сущности, воскресшие в недрах звезды, будут, естественно, уничтожены в течение 100 микросекунд и вернутся в новое биоинформационное состояние.»

— А в Израиле, — сказал Наум, — через двадцать семь лет объявятся несколько десятков триллионов воскресших, из которых лишь ничтожна доля будет вообще людьми, а сколько из них — евреи, я уж и не говорю.

«Одна стотысячная доля процента», — немедленно сообщил суперкомпьютер.

— Кошмар! — одновременно сказали друзья.

«Новых вопросов нет? Конец связи», — заключил суперкомпьютер.


— Через двадцать семь лет, — сказал Наум, когда друзья летели в Институт Штейнберга, вызвав такси на дом, — мне будет сорок шесть.

— Все-таки он идиот, — пробормотал Саша. — Несколько десятков триллионов воскресших на территории Израиля? Да они все в момент передавят друг друга и отправятся в иной мир не хуже, чем если бы воскресли в недрах звезды класса А5.

— Ага, — согласился Наум, — я о том и говорю. Мне будет сорок шесть, не такой возраст, чтобы помереть в давке.

— Да не сможешь ты помереть, — резонно возразил Саша, — ведь поле будет уже на верхней границе! Ты мгновенно воскреснешь обратно!

— И тут же помру, — сказал Наум, — и опять воскресну. И так будет продолжаться бесконечно. Замечательно. Именно то, о чем я мечтал. И о чем мечтали, говоря о будущем воскрешении из мертвых, все мудрецы всех земных религий.

— Я все-таки хотел бы посмотреть на оживших разумных из системы Сириуса или Фомальгаута. Как им покажется Земля…

— Если они вообще в состоянии дышать кислородом! Может, им нужен хлор? И они тут же помрут опять, едва воскреснув на Земле обетованной!

— Кошмар! — повторил Саша, представив себе Израиль 2054 года, в котором евреи всех времен будут составлять одну стотысячную долю процента.

— Прилетели, — сообщил Наум, когда такси начало снижаться на крышу института альтернативной истории.


Собственно, оба понимали, насколько все безнадежно. Ничего изменить не смогут ни они, и никто иной, поскольку процесс объективен и не зависит от того, веришь ли ты в Творца и Мессию или в биоинформационное поле с максимумом напряженности. Хотелось им только одного — поглядеть, как это может выглядеть. Объясняя несколько минут спустя цель своего визита дежурному регистратору Моше Рахимову, Саша Варгуз сказал так:

— Я понимаю, что нашу реальность не изменить. Но ждать двадцать семь лет мы не можем. Наверняка среди альтернативных миров есть и такой, в котором сброс энергии единого биоинформационного поля уже произошел. Мы хотим увидеть результат, чтобы рассказать всем. Может удастся что-то сделать…

Дежурный покачал головой.

— Не думаю, что такая альтернатива существует. Вы ж понимаете, это должна быть ваша альтернатива, следствие вашего решения. Причем принятого достаточно давно, чтобы альтернативный мир успел развиться. К тому же, вы не можете быть там вдвоем, поскольку для каждого…

— Мы все это знаем, — сказал Наум. — Альтернативный мир у каждого свой. И знаем, что его может не быть вовсе. Но мы хотим попытаться.

— Ваше право, — сказал дежурный.


Рассказать людям о своих впечатлениях смог только Саша Варгуз, поскольку Наум Сутовский, вернувшись из своего альтернативного мира, не отличал мужчин от женщин, стол от кровати, а компьютер, извините, от унитаза. Психиатры констатировали полное расщепление сознания и говорили что-то о перемещении функций правого и левого полушарий головного мозга. Все это слова. Факт тот, что Наум живет сейчас в отделении для тихих, но, тем не менее, стены его комнаты обиты мягким пластиком. Мы с Сашей Варгузом посещаем Наума раз в неделю и записываем на магнитофон все, что он говорит. А говорит он совершенно непонятно — слоги, мычание, свист, в общем, бред сумасшедшего. Правда, у Саши на этот счет иное мнение, но я изложу его потом.

Сам же Александр Варгуз вернулся из своей альтернативы, хотя и уставший, но в здравом уме и при твердой памяти. Что и позволило ему изложить виденное со всеми деталями.


В альтернативном мире, куда его отправил компьютер Штейнберговского института, сброс биоинформационного поля произошел в 2021 году — потому что в этой альтернативе рождаемость в некоторых государствах Азии и Африки оказалась чуть побольше, чем в нашей реальности. Относительное смещение времени распада поля оказалось невелико, но, по нашим меркам, не сравнимым с галактическими масштабами времени, было вполне достаточным. 33 года. И Саша обнаружил себя двенадцатилетним — он учился в средней школе в родном городе Араде, и в день, когда явился Мессия, у него был день рождения.

Мессия оказался молодым человеком — на вид лет тридцати, — одет был как римский легионер и говорил на латыни. Он воссоздался буквально из воздуха на тель-авивском шуке «Кармель», и народ долго не мог понять, чего хочет этот тронутый. Правда, побить его не удалось — удары отскакивали от легионера как от спортивной груши.

Когда с трудом нашли человека, понимающего латынь (это был бывший профессор Бар-Иланского университета), легионер поведал следующее:

— отца его звали Давидом,

— по вероисповеданию он был иудеем,

— переселился в Рим в 3735 году от Сотворения мира,

— зовут его (не отца, а легионера) Илия, и в Десятый легион он поступил совершенно добровольно,

— и был убит иудеями, кровными, так сказать, братьями, когда легион пришел в Иудею усмирять очередное восстание.

Все. Теперь вот воскрес и имеет честь сказать, что скоро за ним последуют остальные. К этому нужно готовиться загодя, с каковой целью предстоит очистить территорию размером в сорок тысяч квадратных километров, даже если считать, что для каждого воскресшего понадобится для начала три квадратных метра земли.

Вы думаете, кто-то к этому прислушался? Нет! Точнее сказать — естественно, нет, если использовать любимое словечко Гарвардского суперкомпьютера. У иудеев давно уже были свои представления о Мессии, и то обстоятельство, что отца Илии звали Давидом, ровно ничего не меняло. Мало ли было Давидов за тысячелетия еврейской истории? Было свое представлении о Мессии и у христиан, а на Христа этот легионер был похож так же, как китаец на вьетнамца.

Поэтому, когда через три месяца биоинформационное поле Вселенной таки схлопнулось, выдавив в вещественный мир все десятки триллионов сущностей, Израиль был готов к этому не больше, чем к мирному сосуществованию с независимым государством Палестина.

Лично на голову Саши Варгуза свалилось жуткое страшилище о семи ногах и двух головах, которое что-то лопотало голосом настолько тонким, что временами писк переходил в ультразвук, оставляя у Саши ощущение удара по барабанным перепонкам. Поскольку он-то понимал, что происходит, то старался впитывать каждый бит информации, но все же так и не смог подавить инстинктивного отвращения к этому существу, жившему, возможно, где-нибудь в галактике NGC 5473 или еще дальше.

— Чтоб тебе не воскреснуть! — сказал он, затыкая уши.

Триллионы существ, к счастью, овеществились не в единую секунду — коллапс поля занял около часа. Задавили, конечно, многих, больше всего, кстати, пострадали жители Явне и Бат-Яма, где почему-то число воскресших оказалось просто катастрофическим.

И цивилизации на Земле пришел конец.

Бывшие жители Альтаира поселились в пустыне Арава, бывшие жители Денеба избрали себе леса Европы, бывшие граждане системы NGC 2253 отправились осваивать окрестности Лондона… Миллиарды, миллиарды… И подавляющее большинство — совершенно дикие, не имевшие никакого представления даже о том, что такое сникерс или туалетная бумага. И это естественно — если сравнить, сколько наших-то землян жили в цивилизованное время по сравнению с теми, кто жил во времена варварства и даже ранее того…

Нет, господа, все, конец, гасите свет.

Видеть это было невозможно, нервы у Саши Варгуза не выдержали. Он сбежал.


— Ты хочешь сказать, — спросил я, — что Наум сошел с ума от всего того, что увидел в своем альтернативном мире?

— Хуже, — мрачно сказал Саша. — Я думаю, что он явился в тот мир в самый момент коллапса биоинформационного поля. И, естественно, произошло наложение. Интерференция.

— Так, — я попытался осмыслить ситуацию, — значит, в мозге Наума сидит некто с Альтаира…

— Если не десяток сразу, — кивнул Саша. — Одного Наум переварил бы запросто, он безумно талантлив. А десяток…


Мы ходим к Науму каждую неделю. Кажется, я уже научился различать одну его сущность от другой. По-моему, их там тринадцать. И каждый со своими претензиями.

В нашем мире до Дня Ч осталось 25 лет. На моем календаре октябрь 2029 года. Календарь у меня особый — он считает не дни, прошедшие с начала года, а дни, оставшиеся до Коллапса. Этих дней все меньше. И я представляю, как моим соседом по Бейт-Шемешу станет воскресшее из мертвых существо с планеты системы беты Скорпиона, которое любит плевать с высоты своего тридцатиметрового роста в каждый движущийся предмет. Или поет по ночам свои скорпионские песни голосом, от которого у нормального человека тут же начинаются печеночные колики…

Хорошо было жить в прошлом веке и не знать, когда же, наконец, придет Мессия. И ждать, не зная чего ждешь на самом деле…


Содержание:
 0  вы читаете: Такие разные мертвецы : Песах Амнуэль    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение