Фантастика : Социальная фантастика : Глава девятнадцатая Прыгай, Филька! : Илья Ангелов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу




Глава девятнадцатая

Прыгай, Филька!

…Часам к семи утра коты выбрались на улицу Набережная и, поплутав, нашли "Прометей" — самый элитный яхт-клуб на Клязьминском водохранилище. Тихо прошмыгнули на территорию клуба и замерли в восхищении — десятки и сотни белоснежных парусников и яхт покачивались у причалов.

"И как же мы найдем здесь Боцмана? Кто он и где его следует искать? — задумался Кузя. — Разделиться и двинуться в противоположные стороны по берегу, осматривая каждый причал? А ведь здесь, как я посмотрю, имеются еще две гостиницы, ресторан, магазины, мастерские…Нет, ни в коем случае нельзя отпускать Фильку одну. Будем держаться вместе".

Тем временем пристань просыпалась. То тут, то там к судам спешили крепкие, загорелые дочерна люди — яхтсмены. Из ресторана потянуло запахом пищи. Коты вспомнили, что не ели уже сутки и приуныли. Но все равно таинственного боцмана надо было отыскать любой ценой — именно от него зависело теперь их спасение.

— Эй, на суше! Кто такие? — прервал размышления путешественников резкий, повелительный голос. Филька с Кузей вздрогнули и чуть было не дали деру. Лишь в последний момент бедняги поняли, что окликает их не человек, а…

…На борту шикарной снежнобелой яхты с надписью "Катерина" стоял здоровенный пожилой кот. Морда у него была круглая, суровая, одного уха не хватало, а от хвоста остался лишь короткий обрубок. Шеи почти не замечалось — мускулистое тело незнакомца сразу переходило в голову. Лапы у кота были короткими, мощными и кривоватыми, а полосатый окрас шерсти напоминал…тельняшку!

— Боцман! — в один голос закричали Кузя и Филька.

— Ну, Боцман! — удивился кот. — Я и есть Боцман. Только что-то не припоминаю я вас, салаги…

— Мы от брата Мурзика! — поспешил успокоить кота Кузя. — Мурзика-котомасона!

— А? Мурзик? — морда Боцмана расплылась в улыбке. — Если так — добро пожаловать на борт, друзья!

Филька и Кузя моментально воспользовались приглашением и взлетели по трапу на палубу яхты.

— Ну, как там поживает маленький Мурзик? — спросил Боцман, продолжая улыбаться. — Да вы располагайтесь, садитесь вот сюда, на солнышко…

Коты молчали. Потом Кузя вздохнул и все рассказал…

Услышав про жуткую смерть Мурзика Боцман отвернулся, сгорбился и путешественники услышали, как из пасти его вырвалось то ли хрипенье, то ли рыданье. Посидев так с минуту, старый кот снова повернулся к Фильке с Кузей. Глаза у него уже были сухими.

— Чем я могу вам помочь, друзья? — твердым голосом спросил Боцман. — Пусть я и стар, но кое-какие силы и возможности у меня еще имеются!

Кузя объяснил.

— Эх-х-х-х-х! — закручинился Боцман и принялся от досады вертеться по палубе. — Если бы вы появились на неделю раньше! Всего на неделю! Я бы лично на этом корабле довез вас до вашего родного города! Но сегодня, через три часа, мы отправляемся совсем в другую сторону — к Звенигороду! Черт возьми! Три швабры мне в глотку! Что же делать?

Кузя и Филька понурили головы.

— Стойте! — задумался Боцман. — Есть выход! Точно есть! Ах, старый дурак, как же я сразу не догадался-то! Однако я вижу, что вы голодны. Поэтому вначале я вас накормлю, а потом уже буду действовать. Пойдемте! — и Боцман, переваливаясь на крепких кривоватых лапах запрыгал по трапу на берег.

Небольшая кирпичная постройка, к которой привел путешественников Боцман, приткнулась к задней стене гостиницы. Пахло вареным мясом и прочими вкусностями.

— Ждите здесь, — приказал Боцман. Толкнув полуприкрытую дверь кот вошел внутрь. В помещении, оказавшемся кухней, у огромной плиты с кастрюлями и баками орудовала пожилая полная женщина в белом халате.

— Мау! — густым басом поздоровался кот. Женщина повернулась к нему лицом и засмеялась.

— Ну что, Боцушка? Пожаловал в гости покушать?

— Мау-мау! — ответил хитрый Боцман и двинулся задом наперед обратно. — Мау!

— Что такое? Хочешь мне что-то показать? — удивилась женщина и пошла за Боцманом. Распахнув дверь, она увидела грустно сидящих на земле Кузю и Фильку.

— Ой, Боцушка! — опять засмеялась женщина. — Привел гостей, хочешь, чтобы я их покормила?

— Мау! — ответ Боцмана не оставлял никаких сомнений.

— Ладно! Сидите, я вас печеночкой угощу! — махнула рукой добрая женщина и скрылась на кухне.

Через пару минут она поставила перед завывшими от восторга котами миску с кусками вареной печенки и требухой, над которыми поднимался пар!

Ах какое это наслаждение — вареная печенка! Ничто с ней не сравнится, даже курочка!

Пока коты жадно пожирали печенку, повариха с умилением наблюдала за ними, прислонившись к дверному косяку. Поев и умывшись, Боцман снова издал короткое "Мау!" и, подойдя к женщине, принялся с благодарностью тереться об ее полные икры.

— Ах ты, Боцушка, старый любезник! — улыбнулась повариха и, нагнувшись, принялась чесать кота за единственным имевшимся ухом. Боцман мурлыкал басом и ласково трогал женщину за ногу.

— Ой, проказник! Ну проказник! — повариха выпрямилась и улыбчиво посмотрела на Кузю с Филькой. — Наелись, гостюшки? — Мяяяу! — кивнули головами путешественники. — Ну вот и хорошо! Идите теперь гуляйте, а мне надо готовить! Побегайте-поиграйтесь на солнышке…, - и повариха, попрощавшись с котами, ушла к себе на кухню.

*********

Сытые и успокоившиеся Филька с Кузей и впрям думали улечься на солнышке прямо за кухней, но Боцман не разрешил.

— А про собак забыли? — строго спросил старый кот. — Не теряйте бдительности! Собаки здесь тоже имеются, и не одна. Это ко мне они не пристают, бывали, знаете ли, прецеденты, хе-хе, но вас живыми не отпустят! Залезайте сюда, в кусты, и ждите меня! — и старый речной волк неторопливо потрусил к видневшимся неподалеку постройкам.

Филька и Кузя прижались друг к другу и тут же заснули. А когда проснулись, Боцман стоял перед ними — как нельзя довольный.

— Отдохнули? — спросил он, тоже забираясь в кусты. Путешественники кивнули.

— А теперь слушайте и запоминайте, — вид у Боцмана вмиг сделался серьезным. — Я сейчас сбегал в управление, помотался по коридорам, прошвырнулся и по причалам. Информация такая: к шестнадцати часам на 32-й причал должна подойти с Химкинского водохранилища моторная яхта "Святой Пантелеймон". Судно серьезное — 20 метров в длину, 41 тонна. Капитаном там Петрович — вы его по бороде сразу узнаете. Яхта должна забрать из управления какие-то бумаги и пассажира — самого владельца судна Филатова. Он высокий такой, худой, в очках, держит частную клинику. Филатов плывет в Кимры, но по пути "Св. Пантелеймон" остановится в вашем городе и там на пристани капитан должен передать бумаги кому-то из местных. Судно простоит на нашем причале не больше часа. Ваша задача — пробраться на борт. Так, чтобы никто вас не заметил, иначе вышвырнут обратно на берег. Даже если вас найдут в пути, ничего вам не грозит, помните об этом и не пугайтесь — максимум, что могут вам сделать — высадить в вашем же городе или в Кимрах. Запомнили? "Святой Пантелеймон"! Четыре часа дня. 32-й причал!

Кузя и Филька согласно кивнули головами.

— А теперь сделаем так, — продолжил Боцман. Моя яхта, если вы не обратили внимания, стоит на 36 причале. Сейчас мы отправимся туда и вы снова спрячетесь в кустах. Мне же пора появиться на борту, так как отходим мы менее чем через час.

Коты поднялись и побежали вслед за Боцманом к 36-му причалу.

— Ну что, давайте прощаться? — предложил суровый речной волк, когда троица остановилась напротив яхты.

— Давай! — грустно вздохнули путешественники. — Спасибо тебе, Боцман, за все! Может еще и увидимся когда-нибудь? — и коты ласково стали тереться друг о дружку носами.

— Ну, насчет "увидимся", вряд ли, — философски заметил Боцман. — Но в ваш город мы в принципе иногда плаваем, так что, кто знает? Прибегайте почаще на берег, где ваша пристань. Увидите "Катерину" — значит я там! Бывайте! — и старый кот поспешил подняться на борт.

Через сорок минут "Катерина" отдала швартовы, развернулась и медленно двинулась к выходу из залива. На носу судна торжественно восседал Боцман. Кузя и Филька смотрели на удаляющийся от берега корабль. Теперь они остались совсем одни…

*********

…Проходили часы, но "Св. Пантелеймон" не появлялся. Он не приплыл ни в четыре, ни в пять, ни в шесть. В душу Кузе начали закрадываться сомнения — а не обманул ли их Боцман? Поразмыслив, однако, Кузя отбросил эту мысль — старый моряк не походил на кота, способного лгать. Значит произошло что-то непредвиденное. Что же им делать? Может стоит попытаться вернуться ночью к перрону и сесть на электричку? Бррр! Уже при одном воспоминании о ней шерсть на Кузе встала дыбом. Придется ждать. Если не "Пантелеймона", то хотя бы возвращения Боцмана. Как-нибудь они продержатся здесь у воды еще несколько дней. Да и к доброй тетеньке поварихе можно наведаться — вряд ли она голодными прогонит со двора…

Филька тоже начала беспокоиться. А еще ей снова захотелось есть. Время-то уже было позднее…

— Слушай, Кузя, — обратилась она к коту. — Может, сбегаем еще раз к кухне, а? Живот подводит от голода.

Кузя задумался.

— Боцмана с нами нет, так что лучше по территории клуба вдвоем не бегать. Предлагаю сделать так: ты остаешься в кустах, а я поразведаю, как тут обстоят дела с пищей — не может же быть, чтобы поблизости не оказалось мусорных урн — ты погляди, сколько яхт вокруг! Повариха слишком далеко. И только если вернусь пустым, тогда наведаемся на кухню. Опять же, помни! Для нас самое важное это корабль! А вдруг он появится, пока мы будем ужинать на кухне?

Филька вынуждена была согласиться с аргументами друга. Корабль являлся единственной возможностью спасения, поэтому он был важнее еды. И все же есть хотелось все сильней и сильней…

Часов в семь Кузя со вздохом поднялся.

— Сиди тут и не вылезай! Я поищу пищи и постараюсь вернуться побыстрее, — кот вылез из кустов и осторожными перебежками двинулся к ближайшим постройкам. Филька осталась лежать на траве, с интересом наблюдая за лодками на заливе. Одна из них становилась все больше и больше, и плыла прямо на Фильку, к причалам. Кошка встрепенулась и вскочила, не веря глазам. А лодка уже приблизилась, осторожно взяла влево и мягко коснулась причала. 36-ой причал! Это же "Святой Пантелеймон"!!!

А с палубы на берег уже спрыгнул бородатый мужчина в белой рубашке и форменных брюках и быстрым шагом направился в сторону управления. Капитан! Идет за документами, о которых говорил Боцман! Где же Кузя?

Подождав пять минут, Филька не выдержала и, выскочив из кустов, бросилась на поиски друга.

И нарвалась.

Отбежав всего метров тридцать в сторону и завернув за угол какого-то приземистого здания, Филька нос к носу столкнулась с двумя псами. Собаки зарычали и бросились на кошку.

— Мяуууууу! Мяуууу! — запищала Филька и только и успела, что запрыгнуть на невысокий штабель из ящиков, стоявших во дворе.

— Гав! Гав! Гав! — взбесившиеся от злобы псы прыгали вокруг качавшегося штабеля, пытаясь схватить зубами чудом успользнувшую добычу.

— Мяу! Мяу! Кузя! Где ты? Спаси меняааааа! — выла Филька, подпрыгивая на ящиках, готовящихся в любой момент упасть.

И в этот миг к двум подпрыгивающим вокруг ящиков фигурам присоединилась третья. Во двор метеором ворвался запыхавшийся Кузя и с ходу взлетел сзади на шею одному из псов.

Удар! Еще один удар широких сильных кошачьих лап! Дикий визг изумленного, оглушенного болью пса. Ослепшая, с выцарапанными глазами собака завертелась, отскочила, врезалась в стену и с воем бросилась куда-то, не разбирая дороги.

А Кузя уже спрыгнул с нее и вновь ринулся в бой.

Но второй противник оказался не только силен, но и умен. Собака не давала запрыгнуть себе на шею, берегла морду и норовила схватить кота за бок. Несколько раз огромные, в пене, клыки, чуть не зацепили Кузю. Чувствуя, что силы его иссякают и он долго не выдержит, кот решился на хитрость — внезапно он запрыгнул на один ящик, оттуда на другой и сверху со стороны метнулся на собаку, не сумевшую вовремя отреагировать на его движения.

Однако немолод был уже Кузя и сказывались в бою и его восемь лет, и хромая лапа. Не было в прыжке кота прежней силы и быстроты. Собака в последний момент повернула голову и успела встретить удар кота. Противники полетели на землю и принялись с визгом кататься и драть друг друга.

Несколько секунд спустя раздались одновременно и собачий визг, и кошачий вой. И тут ящики, на которых продолжала качаться Филька, наклонились и рухнули на бойцов.

— И-и-и! И-и-и! И-и-и! — первой из-под ящиков выбралась собака. Морда у нее была окровавлена, а один глаз, разорванный и свисающий на нерве, качался как маятник. Спотыкаясь, собака ринулась со двора.

Потом медленно, совсем медленно, нехотя, зашевелился второй ящик и из-под него, с трудом подымаясь на лапах показался Кузя. Левый бок кота был разодран, кровь толчками выбивалась из него и лилась на землю.

— Мяяяяяяяяяу! — зашлась в вое Филька.

— Беги! Беги! Спасайся! — прошептал Кузя.

— Кузя, милый, корабль! Корабль приплыл! Он тут, за углом! Кузя, прошу тебя, не сдавайся! Пошли! Это рядом! — визжала Филька.

— Корабль? — удивился Кузя. — Корабль? Ну… тогда пойдем! Беги туда, беги первая, на борт, Филька, жди меня на борту! — и Кузя, пошатываясь, тихонько двинулся вперед.

Филька помчалась к яхте. Еще издали было слышно, как работает ее мотор. "Св. Пантелеймон" готовился к отходу.

Подлетев к причалу, Филька взвыла что есть сил: — Помогите! Стойте!!! Не уплывайте, прошу вас!!!

В это время из-за угла показался Кузя. Он уже не мог идти — полз, оставляя за собой широкий кровавый след.

В рубке яхты беснующуюся и подскакивающую кошку заметил один из стоящих там двух мужчин — капитан.

— Дмитрий Алексеич! — встревоженно тронул он за плечо спутника. — Смотрите, какие страсти творятся! Может отчалим от греха подальше? Еще нам не хватало кошками заниматься…

Второй мужчина резко повернул голову и стал всматриваться в Фильку и ползущего все медленнее и медленнее Кузю.

— Стой, погоди! — приказал он властно. — Погоди! — и спустя несколько секунд удивленно добавил: — Петрович! Чтоб мне с места не сойти — он же к нам ползет! К нашей яхте! Будто знает, что я хирург! И корабль называется "Святой Пантелеймон!" — в память великомученика и врача! Кот у нас помощи просит, Петрович, балда, стой! Надо их забрать! — и мужчина, открыв дверцу рубки, выскочил на палубу.

— Прыгай сюда, кошка! Прыгай! — крикнул он, а сам бросился к истекающему кровью Кузе. Осторожно подняв его, мужчина понес кота на корабль, где их ждала уже Филька.

— Все, Петрович! Отплывай! А я буду кота спасать! — приказал мужчина и понес Кузю вниз, в одну из кают. Вслед за ним, непрерывно мяукая, побежала Филька.

— А тебе, голубушка, нечего здесь делать! У нас операция, погоди-ка снаружи! — строго сказал кошке Дмитрий Алексеевич и выставил ее за дверь в коридор.

Затем он открыл один из стенных шкафчиков и достал оттуда объемистую сумку с красным крестом на боку. Аптечка у Дмитрия Алексеевича — одного из лучших пластических хирургов страны — была не в пример богаче и разнообразней, чем обычная. В ней имелось все необходимое для быстрой полевой операции — недаром когда-то хозяину аптечки довелось послужить в Афганистане…

Вымыв руки и протерев их спиртом, врач увлеченно принялся за работу…

*********

…Пару часов спустя дверь каюты открылась и оттуда вышел, насвистывая, Дмитрий Алексеевич. Он был уже в новых джинсах и рубашке, взамен испачканных кровью.

— Будет жить твой друг, не переживай, кошка! — усмехнулся хирург, встретив немой вопрос Фильки. — Пришлось кое-что подрезать, кое-что зашить, конечно лекарств разных вколоть. Ты его не трогай, он теперь спит в каюте с забинтованным боком. Завтра утром проснется, а как приедем в Кимры, я его с собой на дачу возьму, буду за ним следить. И тебя конечно заберу, не бойся! — и чудо-хирург, потрепав Фильку по голове, направился в рубку.

— Ну как, Петрович, плывем? — спросил он капитана.

— А куда ж нам деться? — философски ответил тот. — Водохранилища почти прошли, скоро начнутся шлюзы. К утру, часов в шесть, будем на месте.

— А вот ты подумай, как все интересно с этими котами вышло, — задумался хирург. Он открыл бар и достал бутылку коньяку. Плеснул себе грамм пятьдесят и понюхал рюмку. Петровичу не предлагал — знал, что тот, пока на работе, не позволяет себе ни капли.

— Так слушай, Петрович, — хирург отпил из рюмки и блаженно вздохнул. — Звонит мне позавчера утром старый клиент — чокная баба вообще-то — Бетина Зарецкая. Ну, ты наверняка ее по телеку видел? Нет? Ну и слава Богу! Стерва жуткая. Я ей три раза уже подтяжки делал, липосукцию, коррекции…И вот звонит она опять и бьется в истерики, ревет белугой — просит срочно сделать ей очередную операцию. Я конечно не против. Отвечаю: Бетина Богуславовна! Нет проблем! Вы же персона ВИП, только раньше сентября не получится. Как так? А я эту неделю в единственом за год отпуске и уезжаю к семье на дачу, а как вернусь, лечу в Сан-Франциско, так что увидимся с вами осенью. А она не слушает, ревет в трубку — больше жизни ей нужна новая коррекция лица! Ну, я-то понимаю в чем дело, ее на днях сердешный друг олигарх Миша бросил, вот и съехала баба с катушки — считает, что "новое лицо даст ей новую жизнь" — опять на олигархов будет охотиться. Любые деньги предлагает. Только чтобы сейчас…

Но ты ведь меня знаешь, Петрович, у меня тоже принципы. Хоть эти гламурные истерички меня и кормят, на поводу у них никогда я не шел. Такой сунь пальчик в рот — руку откусит. Поэтому никаких поблажек! В конце-концов договорились, что я сегодня ее приму, сделаем анализы, проведем консультацию, обсудим все, что надо, но операцию проведет Пашка, один из новых хирургов — он пацан хоть и молодой, но серьезный, большая карьера впереди. Только на таких условиях, говорю, я могу вам сейчас помочь. Не хотите — идите к конкурентам, езжайте в Швейцарию или ждите сентября.

Ну, Петрович, конечно она в конце-концов согласилась. Не к конкурентам же идти, которые ее ненавидят за то, что уже десять лет она оперируется исключительно в моей клинике. И в Швейцарию не поедешь — по цене зело кусается. Так что будет ее резать на следующей неделе Пашка, а я полечу в Америку…

Хорошо, что позвонил тебе с утра вовремя и предупредил, что задержусь и яхту к "Прометею" следует подать к семи вечера. А если бы в четыре уплыли? Помер бы тогда котофей, что сейчас в моей каюте лежит. Кто б его в яхт-клубе прооперировал? Да и вообще, кто бы обратил на него внимание? Кинули бы в мусорный бак и отправился бы бедняга на свалку. А так выздоровеет, может еще и детишек подруге своей чернявой заделает, я его осмотрел — нормальный кот, крепкий еще…

Такие вот дела, Петрович. Ладно, пойду я в каюту, лягу спать. Ты, как в городок приплывем, меня не буди, отдай документы сторожу ихнего яхт-клуба и поплывем в Кимры. Давай!

И Дмитрий Алексеевич, допив рюмку, отправился к себе в каюту — спать. Филька сидела перед дверью и никуда не отходила.

— Что, кошка, намаялась? — спросил хирург. — Небось голодная? Не переживай, сейчас дам тебе пожевать, а потом перенесем твоего друга в соседнюю каютку, ближе к корме. Я дверь оставлю открытой, хочешь — спи рядом с ним на диванчике, хочешь — выйди на палубу, посиди, подыши чистым воздухом…

Филька поела, посмотрела на забинтованного спящего Кузю и выбралась на палубу — шли уже Каналом им. Москвы…

*********

…Они плыли, плыли и плыли — мимо тихих лугов и болот, мрачных перелесков и лесов, засыпающих городов и деревень. Проходили шлюзы — Икша, Турист, Яхрома…Мерно рокочущие невидимые механизмы выкачивали воду и яхта опускалась все ниже и ниже, ниже и ниже…Филька смотрела на проплывающий мимо мир, но голова у нее была пустая. Лишь над Дмитровом стояло зарево электрических огней, испугавшее кошку. Здесь уже вовсю дымили торфяные залежи. Филька спустилась вниз и легла на диванчик напротив Кузи. Закрыла глаза и провалилась в сон.

Она не видела, как начало сереть небо, как параллельно воде появилась железная дорога и по ней побежали поезда, как прошли шлюз в Темпах и поплыли по последним километрам Канала, выйдя в Московское море. Филька проспала и последний шлюз, наконец опустивший яхту в воды реки, на которой стоял их город. А вот и сам город — левый и правый берега, Тридцатка, Большая Волга и Институтская часть, в которой родилась Филька и откуда начались ее приключения…

В шесть утра яхта пристала к причалу местного яхт-клуба. Предупрежденный звонком, из домика, позевывая, вышел старик сторож. Он принял у капитана пакет, расписался и отправился обратно досыпать. Тут послышалось звяканье цепи и из конуры, что стояла рядом с домом, выбрался огромный черно-желтый пес.

— Что, не дают нам поспать, а Рекс? — обратился к овчарке сторож. — Ну ладно, я пойду еще сосну, а ты порезвись, побегай, справь свои дела, — и сторож снял с собаки ошейник. Территория яхт-клуба была огорожена забором и старик не боялся, что собака убежит и кого-нибудь покусает.

Прежде чем отправиться в Кимры, капитан решил дать себе небольшую передышку. Он вырубил мотор и включил чайник, решив передохнуть минут десять.

Именно в этот момент и проснулась Филька.

Что-то было не так. Кошка соскочила с дивана и выбежала на палубу. Яхта стояла на причале на правом берегу реки. Прямо за забором яхт-клуба виднелась огромная поляна, а за ней лес. Слева от стоянок яхт, метрах в пятидесяти, начинался узенький песочный пляж. А справа, Филька чуть не задохнулась — справа поотдаль высилось огромное пузатое здание, на боку которого мозаикой был изображен мужик с трезубцем — Нептун. Бассейн! Это же их городской бассейн! Столько раз она видела его на открытке за стеклом на столе коленькиного папы!

Филька ахнула и ринулась вниз по ступенькам в каюту.

Кузя продолжал спать.

— Кузя! Вставай! Скорее! Скорее, Кузенька, милый! Мы прибыли! — Филька начала толкать и тормошить друга. Через несколько минут Кузя открыл мутные, непонимающие глаза.

— Кузя! Дорогой! Вставай! Кузенька! Наш город! Бассейн рядом!

Кузя слабо улыбнулся и попытался встать. Охнув, повалился на диван.

И тут заработал мотор.

— Кузя! Не сдавайся, Кузя, миленький, ведь они сейчас уплывут! — заверещала Филька. Глаза кота постепенно сделались осмысленными и он сумел, хоть и с трудом, подняться и спрыгнуть с диванчика. Двинулись вверх по ступенькам. Вышли на палубу. Кузя осмотрелся и улыбка засияла на его измученной мордочке.

— Город! Наш город, Филька! Наконец-то! Ничего не было напрасно! Мы вернулись, Филька! Вернулись!

…………………………………………………………………………………………………………………………….

— Гав!

Кузя и Филька замерли.

— Гав!

Прямо перед ними, в паре метров от яхты, стояла овчарка и…казалось…тоже улыбалась. Она не приближалась к кораблю, зная свою территорию. Улыбка была недоброй, выжидающей…приглашающей…

— Гав!

А мотор набирал обороты, яхта мелко задрожала.

Кузя в последний раз окинул взглядом панораму просыпающегося родного города и принял решение. И когда он сделал это, то почувствовал, что тело его начинает наливаться прежней, молодой силой, а дух крепнет, веселится, играет, взмывает в высину и исполняется экстазом смерти. Кот отодвинул Фильку и встал напротив выжидающей собаки.

— Слушай, слушай и запоминай, Филька. Пес выберет того, кто первым на него прыгнет. Я иду первым! Ты прыгнешь только тогда, когда услышишь мое: "Прыгай, Филька!" Только тогда! Ни раньше, ни позже! Ты запомнила? Только тогда!

Ты прыгнешь и помчишься вперед. Видишь воротца — поднырни под них и беги, беги, беги, не останавливаясь, по прямой. Беги мимо леса, беги по улице, и она выведет тебя к железнодорожным рельсам. Тогда ты свернешь налево! Запомни, НАЛЕВО! И через несколько сот метров будет вокзал. Наш дом, наш с тобой дом, Филька, прямо за ним! Ты все запомнила? Беги и ни в коем случае не оборачивайся! Не оборачивайся!

Филька тряслась и с ужасом и восторгом смотрела на Кузю. На ее глазах кот менялся, молодел, рос. Казалось, шерсть его начала искрить и вставать дыбом. Кузя готовился…

Яхта плавно тронулась с места. Овчарка присела.

И тут в воздух взметнулось серое пушистое кошачье тело, перевязанное бинтами.

— Прыгай, Филька!!!!! Прощааааай!

И Филька прыгнула…

*********

…На высоком берегу великой русской реки, в парке, что начинается за городским бассейном, похоронили то, что осталось от Кузи.

Услышав вой и визг, на двор выбежал сторож. Он-то и отбил у Рекса разорванное тело. Капитан "Св. Пантелеймона" в последний момент обратил внимание на прыгавших котов. Петрович вернул яхту к причалу и помог сторожу. Именно он и рассказал потом остальным о подвиге раненого. Втроем — сторож, Петрович и проснувшийся Дмитрий Алексеевич — мужчины выбрали подобающее место, вырыли яму и похоронили Кузю. Затем хирург дал сторожу денег и попросил посадить на могиле куст диких роз или пионов. "Вот так умирает настоящий мужчина", — грустно сказал доктор.

Сторож исполнил просьбу. С годами куст разросся и теперь все, кто проплывает мимо маленького городка физиков, с восхищением рассматривают растущий на берегу гигантский зеленый куст, алеющий десятками цветов.

Спи спокойно, доблестный и бесстрашный кот Кузя!


Содержание:
 0  Прыгай, Филька! : Илья Ангелов  1  Часть первая Городок : Илья Ангелов
 2  Глава вторая Коленька : Илья Ангелов  3  Глава третья Появление Фильки : Илья Ангелов
 4  Глава четвертая Филипп, да не совсем… : Илья Ангелов  5  Глава пятая Зима : Илья Ангелов
 6  Глава шестая Новый друг : Илья Ангелов  7  Глава седьмая Май : Илья Ангелов
 8  Глава первая Семья : Илья Ангелов  9  Глава вторая Коленька : Илья Ангелов
 10  Глава третья Появление Фильки : Илья Ангелов  11  Глава четвертая Филипп, да не совсем… : Илья Ангелов
 12  Глава пятая Зима : Илья Ангелов  13  Глава шестая Новый друг : Илья Ангелов
 14  Глава седьмая Май : Илья Ангелов  15  Часть вторая Москва : Илья Ангелов
 16  Глава девятая У бомжей : Илья Ангелов  17  Глава десятая Алексей : Илья Ангелов
 18  Глава одиннадцатая Магомед : Илья Ангелов  19  Глава двенадцатая Кузя трогается в путь : Илья Ангелов
 20  Глава тринадцатая "Командированный" : Илья Ангелов  21  Глава четырнадцатая Бэтти : Илья Ангелов
 22  Глава восьмая Жук : Илья Ангелов  23  Глава девятая У бомжей : Илья Ангелов
 24  Глава десятая Алексей : Илья Ангелов  25  Глава одиннадцатая Магомед : Илья Ангелов
 26  Глава двенадцатая Кузя трогается в путь : Илья Ангелов  27  Глава тринадцатая "Командированный" : Илья Ангелов
 28  Глава четырнадцатая Бэтти : Илья Ангелов  29  Часть третья 117-й элемент : Илья Ангелов
 30  Глава шестнадцатая Котомасоны : Илья Ангелов  31  Глава семнадцатая Встреча : Илья Ангелов
 32  Глава восемнадцатая Брат Мурзик : Илья Ангелов  33  Глава девятнадцатая Прыгай, Филька! : Илья Ангелов
 34  Глава двадцатая 117-й элемент : Илья Ангелов  35  Глава пятнадцатая Вверх по Дмитровскому : Илья Ангелов
 36  Глава шестнадцатая Котомасоны : Илья Ангелов  37  Глава семнадцатая Встреча : Илья Ангелов
 38  Глава восемнадцатая Брат Мурзик : Илья Ангелов  39  вы читаете: Глава девятнадцатая Прыгай, Филька! : Илья Ангелов
 40  Глава двадцатая 117-й элемент : Илья Ангелов    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.