Фантастика : Социальная фантастика : Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  29  30  31  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 6

Обучение неофита

Дэнни встал, как только доктор Тодд вышел из своего кабинета. Парапсихолог был низенького роста, лысый и в высшей степени обаятельный человечек, бодрый и совершенно не похожий на тех профессоров, которых Дэнни доводилось встречать раньше. И уж совершенно он не походил на человека с манией, как предсказывал Шон.

— Видите ли, мистер Кейден, — сказал парапсихолог, — я не знаю, что заставило вас думать, что вы наделены парапсихологическим даром. Мы обработали результаты, и я могу с уверенностью сказать, что ваш пси-коэффициент — так мы называем индекс парапсихологических возможностей индивида — сводится к нулю. — Он сел и с важным видом протер стекла очков.

Дэнни нахмурился.

— Что, совсем нет показателей?

— Никаких признаков. Конечно, нельзя сказать ничего определенного, для этого нужно наблюдать вас в течение нескольких месяцев — лучше нескольких лет — а это, скорее всего, невозможно, так как вы не студент университета. Обычно мы проводим длительные исследования на наших студентах. Но пробные тесты как по картам, так и по игре в кости дали обычные средние результаты.

— А-а. — Дэнни усмехнулся. — Тогда я еще не полный идиот, если у меня средние результаты.

— Не обольщайтесь, — заметил Тодд. — В данном случае показатель ниже среднего так же редок, как и выше. У нас полно данных, когда люди с высоким пси-коэффициентом показывали низкие результаты, если они были расстроены, раздражены, тревожились о результатах и все в таком роде. Стоило им успокоиться и снова пройти тест, и их показатели взлетали вверх со скоростью света.

— А, понимаю. Мое эмоциональное состояние повлияло на мои результаты.

— Что ж, я бы очень хотел, чтобы вы проявили свои способности в нашей области, — весело сказал парапсихолог. — Но не торопитесь, мой мальчик. Вам просто не повезло. Не забывайте, что наши экспериментальные методы позволяют раскрыть только самые рудиментарные пси-способности. Возможно, вы сейчас находитесь в положении шеф-повара, которого попросили слепить из грязи пирожок. Вы, может быть, и можете это сделать, но такое задание…

— Вызовет у меня разочарование, — продолжил Дэнни. — Вот в этом вы правы. А есть еще что-нибудь?

— Конечно. Это только начало. У нас есть и другие результаты. Взять, например, вашу энцефалограмму. Вы знаете, как она делается?

— Приблизительно представляю, доктор Тодд. Известно, что мозг во время своей работы испускает слабые электрические импульсы, энцефаллограф ловит эти сигналы и записывает их в виде кривой.

— Очень хорошо, — с удовольствием и легким удивлением сказал Тодд. — Ну так вот, ваша альфа-волна — ее посылает мозг, находясь в покое, довольно своеобразна. Кроме привычного ритма есть еще постоянно возникающие вторичные модуляции, с которыми я раньше не сталкивался.

— Вы знаете, что это значит?

— В свете того, что вы мне о себе рассказали, я могу только делать предположения, — осторожно заметил Тодд. — Альфа-волна показывает, что мозг находится в покое. Что-то вроде генеральной проверки и ремонта. Сознательную мыслительную деятельность отражает гамма-волна, которая нас не интересует, поскольку попросту не существует субъекта, чьи пси-способности находились бы полностью под его контролем настолько, что их можно выявить как гамма-волновую активность. Предположительно можно сделать вывод, что по крайней мере какой-то отдел головного мозга, который никто не использует, даже когда думает, у вас постоянно работает. Это не деятельность коры мозга — царства сознания. Это какая-то скрытая, ежеминутная, ежесекундная активность, которую вы не осознаете, так же как вы не осознаете смерть и обновление клеток. Может быть, нам удастся подтвердить эту догадку, если мы просветим ваш мозг рентгеном. По крайней мере, я надеюсь на это. У нас есть несколько жестких методов, чтобы распознать подкорковую СЧВ-активность, но мы редко их используем.

— Что такое СЧВ?

— Сверхчувствительное восприятие. Доктор Райн дал этим пси-способностям такое обобщенное наименование, после того как оказалось, что оно не похоже на действие примерно двух десятков чувств, которыми обладает человек.

— Два десятка… вот это да! Доктор Тодд, я всегда думал, что у нас только пять чувств. Но если их два десятка, то я верю на слово всему, что вы сказали, без всяких объяснений. Но я бы предпочел заняться своими собственными отклонениями. Они меня сильно смущают. — Он сокрушенно почесал голову. — Одну вещь я точно знаю из личного опыта: СЧВ — это чертовски больно.

— Конечно. Вы ведь открываете новые синапсы, новые пути от клетки к клетке. Многие из них до этого никогда не использовались и, как мы знаем, находятся в зачаточном состоянии. Мы пытались выяснить, является ли СЧВ способностью, которой человек обладал когда-то, но постепенно утратил, или это новое качество, которое он только начал в себе развивать. В любом случае, с каждым разом при очередном использовании этих каналов вам будет все легче, вы привыкнете или выработаете навык их использования. Но индивидуальные синапсы только строительный материал для двух фундаментальных функций мозга. СЧВ — наиболее известна, но ПК — психокинез — тоже очень важна. СЧВ помогает вам распознавать вещи — объекты, события, мысли. ПК дает возможность совершать с ними действия. Так, например, наши наиболее одаренные испытуемые могут повлиять на падение игральной кости. Все побочные эффекты, такие, как предвидение и телепатия, просто разные проявления этих двух базовых функций, так же как цвета — это различные проявления света.

— А свет, радиоволны и электромагнитный спектр — это единое целое?

— Браво, — воскликнул Тодд, снова удивившись. — Должен заметить, было бы очень здорово, если бы один год физики в колледже оставлял такой же след в головах у наших студентов.

Он умолк, когда в комнату тихо вошел ассистент, неся небольшую стопку черных снимков.

— Ах да, — сказал Тодд. — Давайте посмотрим.

Дэнни взглянул через плечо парапсихолога.

— Я никогда раньше не видел таких рентгеновских снимков.

Тодд хмыкнул.

— А это не рентген, — пояснил он. — У этих лучей до сих пор нет своего названия. На самом деле это продукт развития ядерной химии, побочный эффект от разработки атомной бомбы. Мы установили, что элемент экацезий воздействует на подкорковые комплексы Гольджи, так же, как йод воздействует на щитовидную железу. Поэтому мы ввели вам дозу искусственного радиоактивного экацезия — помните, ту инъекцию, — а потом облучили ваш мозг и стали ждать, что будет. Второй шприц содержал радиоактивное серебро.

Тодд один за другим вставил слайды в проектор. Дэнни с тревогой наблюдал за ним.

— Вот тут есть концентрация, — пробормотал Тодд. — Больше, чем я когда-либо видел, это точно. Трудно сказать, как все это развивается. Но мы это выясним. Приходите завтра, Дэнни. Мне нужно порыться в справочниках. Вы столкнули меня с такой проблемой, с которой, я думаю, даже внуки мои вряд ли справились бы. И завтра мы предпримем новую попытку.

Дэнни не смог сдержать разочарования.

— Вы думаете, у меня есть надежда? — спросил он.

— Надежда? — взорвался парапсихолог. — Да это огромный скачок! Дружище, вы дали мне шанс наконец-то нормально исследовать эту чертовщину, как мы называем все эти пси-способности, а вы спрашиваете меня, есть ли у вас надежда! Выметайтесь отсюда, пока я вас не прикончил и не заспиртовал!

Дэнни поспешно удалился, чувствуя некоторое облегчение. В его мозгу словно отпечатались квадратики, звездочки, крестики, нолики с тестовых карточек доктора Тодда. Результаты были потрясающими, но обескураживающе неубедительными. Для Дэнни, который хотел узнать о себе все прямо сейчас, неизбежная морока, связанная с научными разработками, казалась смертельно долгой и скучной.

Ну ладно, этого следовало ожидать.

Трудно представить нормальную контору, даже такую нетрадиционную, как лабораторию парапсихолога, в которой согласились разобраться с непонятными чужаками, вломившимися в голову Дэнни. Ему еще повезло, что доктору Тодду удалось продвинуться так далеко. Уверенность ученого была достаточно заразительной, чтобы Дэнни почувствовал надежду.

Фортианцы оказались менее полезны, но не менее дружелюбны. Местный филиал общества имел только почтовый адрес. Дэнни в конце концов добрался до них с помощью справочника «Кто есть кто». Возглавлял филиал Картье Тейлор, известный писатель, человек, который написал столько ярких, а подчас и проницательных триллеров, что даже Дэнни о нем слышал. На самом деле группа фортианцев, похоже, состояла из писателей различных мастей, большинство из которых больше восхищались великолепным литературным слогом Мастера, чем его беспорядочными метафизическими теориями.

Тейлор, мужчина зрелого возраста и приятной наружности, жаждал нагрузить Дэнни полуторами сотнями статей, написанных доморощенными талантами всех сортов. У него были целые закрома таких творений, собранных неутомимыми фортианцами по всему свету и имеющих заглавия вроде «Огнеметатели», «Пол-тергейсты», «Дождь из лягушек» и «Вспыхивающее масло». Но теории, которые содержались в этих писаниях, были, мягко говоря, идиотскими. По правде говоря, мистер Тейлор, похоже, сам склонялся к идиотским теориям, но потерпел неудачу, пытаясь приохотить к ним Дэнни.

Тейлор оценивал ученых в целом как своего рода шаманов, а научные методы — как новую форму идолопоклонничества. Эта его особенность подтолкнула его к астрологии, легендам о полой Земле и Лемурии, пирамидологии, френологии, Веданте, черной магии, теософии, розенкрейцерству, кристаллическим атомам, сельскому хозяйству на Луне, Атлантиде и другим подобным глупостям — чем глупее, тем лучше. Однако под конец все эти поверья (если только Тейлор действительно в них верил; Дэнни не мог с уверенностью сказать, привлекали ли они именитого писателя или ему просто нравилось протестовать против всего более или менее общепринятого) померкли перед своего рода теорией всеобщего зла: Рузвельт пустил мир на самотек, мировая пресса замалчивает паранормальные явления, астрономы сговорились выпрашивать субсидии на бесполезные приборы, физики тайно планируют нажиться, продавая циклотроны университетам, католическая церковь готова запретить свободу мысли на всей территории Соединенных Штатов, доктора рекламируют бесполезные или опасные лекарства, потому что они дороги, — и все это под благовидным предлогом, все это похоже на самую настоящую охоту на ведьм, совершенно безумную. Дэнни совсем не удивился, когда Тейлор начал плавно сворачивать к дианетике.

И все-таки сами по себе произведения Форта были захватывающим чтением, как позже убедился Дэнни, посетив публичную библиотеку. Неудивительно, что писатели благоговели перед этим человеком.

Но, как и у Тейлора, объяснения всевозможных необычных явления в трудах Форта вызывали скорее досаду, чем уважение.

Ученый, вооруженный чувством юмора, огромным терпением и гибким умом, может быть, и извлек бы пользу из «Сверхъестественных талантов» Форта, единственной книги из четырех, которая прямо касалась проблемы Дэнни. Но бывший редактор, у которого не было соответствующей научной подготовки, а только отчаянное желание узнать все здесь и сейчас, не смог найти ничего, кроме уверенности, что еще куча народу находилась в таком же положении, что и он.

Его внимание привлекли и другие книги, хотя он не выработал системы, что искать или как искать. Довольно легко ему удалось найти книги доктора Райна, а упомянутая племянницей медиума книга Гудини, как оказалось, называлась «Волшебник среди духов» — не очень-то многообещающее название, подумал Дэнни. Дальше дело пошло медленнее. «Наше сверхсознательное» Литтлтона удалось найти с большим трудом, а «Науку и психические феномены» Тиррелла он пропустил бы, если бы не вспомнил, что видел эту карточку в картотеке, когда искал книгу Гудини.

Потом он пустился в поиски без разбора, мучительно осознавая, что, возможно, пропускает фундаментальные работы. На «Опыты со временем» Данна[61] он наткнулся благодаря случайному совпадению: он видел популярную пьесу Пристли «Ночь в пустыне», где упоминалась концепция Данна, и его имя всплыло в памяти Дэнни, когда он копался в библиотечной картотеке.

Последняя книга, которую он нашел, была «Терциум органум» Успенского[62]. Он набрел на нее кружным и совершенно ненаучным способом. В кратком обзоре на обложке «Четырех квартетов» Элиота упоминалась книга Успенского «Новая модель универсума», и любопытство заставило Дэнни купить ее, хотя он до сих пор не удосужился ее прочесть. О «Tertium Organum» он никогда не слышал, но одного того факта, что она значилась в карточках, было вполне достаточно. Прежде чем покинуть библиотеку, Дэнни также прихватил «Приключения в Тайном» де Кампа, но, быстро пролистав книгу, понял, что она полностью разоблачающая — разумная и рассудочная, в отличие от произведениий Форта, направленная на то, чтобы разгромить всех, кто не придерживается ортодоксальной точки зрения. Такая книга вряд ли могла помочь человеку, пытающемуся постичь недоказуемое.

Оставалось только Общество парапсихических исследований.

Дэнни даже не пытался представить, кого он может там встретить: может быть, группу медиумов, борющихся за то, чтобы сделать свою деятельность более респектабельной, или квазирелигиозную организацию, проповедующую жизнь после смерти, — в любом случае, он ожидал столкнуться с чем-то сомнительным и бесполезным.

И он был совершенное не готов к знакомству с сэром Льюисом Картером.

Дэнни сразу узнал всемирно известного астронома и популяризатора науки. Плохо подобранные по цвету брюки и куртка, а также трубка сэра Льюиса были знамениты почти так же, как известные торговые марки. Ученый стоял в фойе ОПИ и повернулся, как только Дэнни открыл тяжелую входную дверь.

Дэнни был настолько поражен, что потерял дар речи. Только через некоторое время он смог произнести:

— Если я не ошибаюсь, вы возглавляете это учреждение, сэр?

Сэр Льюис склонил седую голову.

— Более или менее, юноша. Что вас сюда привело? Проходите же в офис, не стоит делить наши откровения с подставкой для зонтов.

Уже в офисе Дэнни вкратце рассказал о том, что с ним произошло, упуская некоторые уж очень невероятные детали, то есть примерно то же, что и Шону. Сэр Льюис молчал, пока Дэнни не закончил говорить. Потом он спросил:

— Вы разговаривали еще с кем-нибудь по этому поводу?

— Да почти со всеми, — признался Дэнни. — Даже с фортианцами и СВЧ-типами из университета.

Сэр Льюис отогнал призраков доктора Райна взмахом трубки.

— Вы не узнаете ничего путного от этого сброда, уверяю вас. Они даже не понимают, что вы можете оперировать такими тонкими вещами, как психические проявления, так же легко, как они отдают приказы собакам. У этих феноменов свои законы, и они упрямо не хотят показываться нам.

Дэнни почувствовал себя не в своей тарелке. Какую цель преследовал сэр Льюис, выдвигая этот старый довод? Дэнни решил не спрашивать. Трудно не благоговеть перед живой легендой. Вместо этого он сказал:

— Звучит убедительно. Я бы хотел знать, как можно контролировать это… ну, эти силы. Тот способ, которым они проявляются, уж очень неудобен. Я уже потерял работу и подозреваю, что скоро меня ждут еще большие неприятности.

«Похоже, — добавил он мысленно, — я точно выиграю в этом году золотую медаль за умалчивание истины».

— Я искренне вам сочувствую, — степенно произнес сэр Льюис. — Полагаю, вам стоит остаться у нас на обследование, пока мы не определим природу сил, с которыми вы столкнулись. Мы можем комфортабельно разместить вас, и тогда у нас будет возможность изучать эти проявления сразу, как только они появятся. У нас есть средства, поэтому вам не надо будет беспокоиться о работе. К тому же вы будете, так сказать, вне улицы, а значит, в безопасности.

— Это очень великодушно, — сказал Дэнни, — но, к сожалению, мне нужно столько сделать, чтобы напасть на след, что я не могу сейчас терять время. Я не преувеличу, если скажу, что мои мысли в полном беспорядке. Может быть, немного попозже?

— Конечно, как вам удобно, — ответил сэр Льюис. — Давайте я запишу ваш адрес. Постараюсь прислать вам литературу, может быть, что-то будет для вас полезно.

— Спасибо, — сказал Дэнни.

— Вам спасибо, мистер Кейден. Пожалуйста, звоните мне. Возможно, я смогу вам чем-то помочь. Думаю, вы скоро обнаружите, что ситуация, в которой вы оказались, еще больше усложнится.

— Вероятно, так и будет, — спокойно ответил Дэнни.


Содержание:
 0  Дело совести : Джеймс Блиш  1  ДЕЛО СОВЕСТИ : Джеймс Блиш
 2  Книга первая : Джеймс Блиш  4  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 6  Книга первая : Джеймс Блиш  8  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 10  Книга законов : Джеймс Блиш  12  Пролог : Джеймс Блиш
 14  Этап второй : Джеймс Блиш  16  Программа Семя : Джеймс Блиш
 18  ПОВЕРХНОСТНОЕ НАТЯЖЕНИЕ : Джеймс Блиш  20  Этап второй : Джеймс Блиш
 22  Этап первый : Джеймс Блиш  24  Водораздел : Джеймс Блиш
 26  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  28  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш
 29  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  30  вы читаете: Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш
 31  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш  32  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 34  Глава 10 ПАСТОРАЛЬ : Джеймс Блиш  36  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш
 38  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  40  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 42  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш  44  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 46  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  48  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш
 50  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш  52  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 54  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш  56  Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш
 58  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш  60  Первый заказ : Джеймс Блиш
 62  Последнее колдовство : Джеймс Блиш  64  В Средний Ад : Джеймс Блиш
 66  Приготовление : Джеймс Блиш  68  Три сна : Джеймс Блиш
 70  День после Светопреставления : Джеймс Блиш  72  Сокрушение Небес : Джеймс Блиш
 74  Произведение искусства : Джеймс Блиш  76  Сигнал : Джеймс Блиш
 78  Произведение искусства : Джеймс Блиш  80  Сигнал : Джеймс Блиш
 81  ВОСПАЛЕНИЕ СОВЕСТИ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ПОЛЮСОВ : Джеймс Блиш  82  Использовалась литература : Дело совести



 




sitemap