Фантастика : Социальная фантастика : Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  35  36  37  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 12

Удар молнии

Комната оказалась вполне комфортабельной — по крайней мере для камеры. По-видимому, она была угловой — в ней имелись два окна, настолько маленьких, что через них не смог бы пролезть человек, даже если бы они были без решеток.

Решетчатая дверь раздвигалась с помощью электрического устройства, как в современных тюрьмах. Она открывалась и закрывалась выключателем, который находился где-то в другом помещении, так что вариант, при котором можно было бы стащить ключи у потерявшего бдительность охранника, отпадал сам собой. Более того, как только нарушался электрический контакт между замком и дверным косяком, дверь начинала трезвонить, как сумасшедшая. Этот звон отключался специальным выключателем, как Дэнни заметил, когда дверь открыли для сэра Левиса.

И все же камера, чистая и сухая, казалась вполне сносной. Одно окно выходило на север. Отсюда хорошо просматривалась территория, прилегающая к рынку. Огромные грузовики в клубах пыли, освещая себе дорогу мощными фарами, в течение всей ночи доставляли сюда свежие фрукты и овощи; днем маленькие грузовики и продуктовые фургоны развезут продукцию по большим магазинам и бакалейным лавкам. Возможно, слишком шумно, но небезынтересно для бывшего редактора торговой газеты.

Второе крошечное окошко находилось в чем-то вроде выемки или вертикального желоба в стене здания. На противоположной стороне выемки виднелось другое окно, забитое досками. На одной из досок остались полустертые белые буквы, которые Дэнни, всячески комбинируя и прикидывая, что они могут означать, кое-как сумел прочитать. У него вышло: «Выход из шахты».

Койка в камере оказалась на удивление удобной. На раковине с одним краном холодной воды стоял печально знакомый пластиковый стакан и лежал кусок желтого туалетного мыла. Кирпичные потолок и стены были не оштукатурены, пол цементный. И это все.

Дэнни тщательно осмотрел камеру, но ничего не обнаружил, что могло бы его вдохновить. Он готов был побиться об заклад, что ни один из завсегдатаев Алкатраса[65] не смог бы найти способ сбежать отсюда — тем более, что он здесь, кажется, единственный узник. После осмотра Дэнни поднял койку, прикрепил ее задвижкой к стене и принялся шагать по камере. Но ходьба не поможет ему; он не овца, чтобы безропотно ждать, когда его забьют, а топтание по камере бесцельно, как кружение быка по загону.

Пришедшая на ум аналогия заставила его резко остановиться. Он опустил койку и сел. Ходьба не способствовала мышлению; а он должен думать, каким бы ни было его физическое состояние и как бы ни изводило его головокружение. Если возможно только частичное мышление, значит, он должен думать фрагментами. Но думать он должен в любом случае, хотя бы для того, чтобы найти способ освободиться от резонатора. Вспомнив о нормальном ритме пищеварительного процесса, он понял, что не распрощается с дьявольским яйцом в течение ближайших тринадцати часов. В этот момент, оно, возможно, еще у него в желудке. Ему просто необходимо выработать некую систему, чтобы как-то ладить с ним, некий план, который необходимо осуществить, чтобы не быть таким беспомощным, как в тот момент, когда его заставили проглотить этот прибор. В течение собрания Совета он сумел сократить периоды темноты и удлинить цепочки мыслей. Подсознательные проблески ассоциаций и памяти с самого начала были не затронуты резонатором. Казалось, прибор был создан только для того, чтобы препятствовать пси-деятельности и мышлению сравнительно более высокого уровня. Дэнни не имел возможности прекратить воздействие этого устройства на свои пси-способности, но уже мог достаточно легко о нем рассуждать.

Как только эта идея с большим трудом сформулировалась у него в голове, он почувствовал, что дрожит от волнения.

Резонатор — это мощный инструмент, стоит найти к нему доступ. Если допустить, что принцип работы этой маленького прибора такой же, как у резонатора Тодда, его можно использовать для перемещения нервных импульсов между тремя или четырьмя «кадрами» (или скобками Пуассона) сериального мира — между кадром, который он нормально занимает в пространстве и времени, кадром в его непосредственном прошлом и кадром в его непосредственном будущем. Только этот процесс мог быть причиной ментальных вихревых токов, которые резонатор, как говорил сэр Левис, создает в мозгу жертвы.

Короче говоря, это был усилитель — усилитель для пси-способностей. Сейчас он разбрасывал и спутывал эти способности, постоянным перемещением из одного кадра в другой. Вообще же это в высшей степени упрощенное одноцелевое устройство, которое вполне можно использовать.

И оно находилось в руках Дэнни, точнее в его в животе.

Пленник подошел к раковине, взял кусок желтого мыла и принялся, откусывая от него маленькие кусочки, методично жевать и глотать.

Несмотря на краткий сон, Дэнни был крайне изнурен и к тому же очень долго ничего не ел. Щелочь и стеарины, содержавшиеся в мыле, подействовали на него почти сразу же.

Чтобы облегчить мучительную процедуру — яйцо, которое он хотел извлечь, было очень большим — Дэнни открыл водопроводный кран и запил мыло. Через полчаса, испытывая головокружение и тошноту, он держал металлическое яйцо в своей ладони. Затем промыл его и осмотрел.

Две половинки корпуса, тщательно пригнанные друг к другу, соединялись пайкой. Очевидно, резонатор сконструировали таким образом, чтобы можно было открыть для ремонта, но никто из Братьев его так ни разу и не открывал. Дэнни усмехнулся. Братья предполагали, что прибор годится только для одной цели и закрыт, как они полагали, навсегда, хотя конструктор, который его создал и скрепил половинки легкой пайкой, предполагал большее.

Карманный нож у Дэнни отобрали, но оставили кое-что намного более полезное — маленькую электрическую отвертку, часть снаряжения Тодда. Ее янтарная ручка, снабженная зажимом, как у самописок, была прикреплена к карману его старой армейской рубашки. Отворот кармана застегивался над ней, и карман казался пустым.

Это уже второй промах Братства. Первый и наиболее важный — мыло, оставленное на раковине. Без отвертки он мог и обойтись, воспользовавшись вместо нее ногтем большого пальца, хотя, конечно, отверткой открыть яйцо будет намного проще, но без мыла резонатор по-прежнему оставался бы у него внутри.

Он протер припой, который оказался достаточно мягким и только слегка прилегал к металлу, подцепил отверткой одну половину и снял ее. Маленький механизм внутри оказался конструкторским чудом. Он содержал только одну электронную лампу величиной с зерно кукурузы, а большинство его цепей были впечатаны во внутреннюю поверхность ламинированной платы из люцита. Цепь Тодда, объединенная с трансформатором, который не помещался на столе, внутри этого крошечного корпуса крепилась двумя винтиками, размером с те, что применяются для сборки ручных часов. Возможно, конечная стадия сборки проводилась под бинокулярным микроскопом.

Дэнни подточил лезвие отвертки на каменном подоконнике, пока оно не стало достаточно тонким, чтобы вставить его в крошечную шелочку на шляпке винта. Затем осторожно повернул первый винтик.

Мир закружился вокруг него, как теплое облако. Неконтролируемое дрожание его корковых импульсов прекратилось.

Спустя мгновение он заметил, что телепатическое бормотание также исчезло. Не годится; ему нужна каждая пси-сила, которую можно применить. Он повернул винтик еще немного.

Крутящаяся путаница вернулась. Он быстро повернул винтик в прежнее положение.

Резонатор, очевидно, «распространял» нервные импульсы в том и другом временном направлении, возможно, значительно дальше, чем мог бы направлять их мозг без ускоряющего устройства; или ограничивал их единственным кадром, оставляя в состоянии, соответствующем нормальному состоянию мозга без пси-сил. Последняя ситуация означала не только отсутствие волевого контроля, но и невозможность использования пси-способностей. Они зависели от полного, открытого контакта с дублирующими кадрами сериального мира.

Если ему удастся как-нибудь выбраться отсюда, прежде чем Братство пришлет к нему одного из своих экспертов-огнеметателей или сбросит куда-нибудь в люк, он должен вычислить, как вернуть увеличение психических возможностей без потери контроля над корой головного мозга. Он решил, что недостаточно просто поставить резонатор на нейтральную работу и выбросить его, полагаясь только на свои естественные психические способности. Если он сумеет разобраться в нем, в худшем случае прибор будет неоценимо полезен для Тодда, в лучшем — послужит ему самому.

В устройстве имелись два винтика. Математически, каждый из них должен представлять переменную в базовом пси-уравнении, которое Тодд пытался вычислить. ПК-уравнение было выведено из уже хорошо известной формулы Блэкетта — Дирака; СЧВ-уравнение также получено из чего-то достаточно общепринятого и знакомого Тодду, хотя и неизвестного для Дэнни. Затем Тодд искал исходное уравнение, из которого те два были либо функциями, либо производными. Он решал функцию как проблему в матричном подсчете, включив «группы вероятности» Гейзенберга, и почти получил ответ, когда вломились бандиты.

Сейчас Дэнни, который никогда не обладал математическими способностями и очень мало знал в этой области, должен вывести это уравнение. У него нет ничего, чтобы продолжить, кроме предположения, что исходное уравнение было также чем-то достаточно знакомым и хорошо известным; плюс тот факт, что в процессе своих неистовых исследований он натыкался по крайней мере на несколько таких уравнений — в частности, на расчеты Коржибского в приложениях к «Науке и разуму».

Он шарил в невероятно захламленной комнате, набитой фактами, которые он почерпнул из чтения — или, вернее, из своей СЧВ-памяти, — искаженными, фантастическими, лживыми, сваленными в беспорядке в его голове, стараясь локализовать первоначальную формулировку «неопределенности» Гейзенберга. Там оказалось несколько страниц текста и сносок, посвященных этой формуле. Вот она:

pq — qp = h/2ii1 (l)

Однако (1) не являлась частью формулы. Эта цифра, скорее всего, означала уравнение № 1 в описании Коржибского. Дэнни мысленно просматривал страницу, q — введенная во всеобщее употребление координата; насколько Дэнни мог следить за ходом рассуждений Коржибского, она не играла роли для решения его проблемы, р — это скорость движения, a h — это постоянная Планка, величина, введенная в это уравнение из термодинамики, науки, о которой он вообще ничего не знал. Безнадежно, как он и предполагал с самого начала. Если Тодду потребовалась целая ночь, только чтобы подступиться к решению…

Но Тодд — ученый, он не стал бы перепрыгивать к заключению, не получив все данные, даже обладая таким ключом, как резонатор. Дэнни вынужден прыгать и прыгать быстро. По крайней мере, что такое скорость движения, он понимал; применительно к пси-силам она, возможно, будет равна скорости распространения нервных импульсов, которая составляла, насколько Дэнни мог припомнить, примерно двадцать метров в секунду. При изменении этой скорости увеличится или уменьшится действие механизма, который вырабатывает импульсы, то есть мозга, — другими словами, изменится предел чувствительности мозга. Это объясняет действие первого винтика — он уже проверил на себе, как тот работает.

В этом уравнении, казалось, нет ничего, что объясняло бы работу второго винтика. Постоянная Планка — просто константа, и все; кроме того, что имеет невероятно маленькую величину — 6,547 1027 эргосекунд; согласно тексту, который он мысленно видел, такая величина могла существовать только в области электрона. Это величина кванта…

Которая будет меняться в бесконечно перекрывающихся рядах.

Это было очевидно. В таком случае h неизбежно будет меняться по величине от кадра к кадру. Фактически, это разность, которая отделяет кадры друг от друга.

Хронометрический принцип!

Очевидно, кто-то в Братстве оказался выше чепухи «психического пространства». Дрожащими пальцами Дэнни вставил отвертку в полоску на шляпке второго винта и повернул его на одну долю уровня, затем еще немного.

Первое, что он услышал мысленно, было одно единственное слово, произнесенное совершенно чистым и узнаваемым голосом, — «Молодец!»

Голос принадлежал Шону Хеннесси.

* * *

Второе, что услышал Дэнни, — это продолжительный глухой рокот, похожий на урчанье грузовика. Осторожно настроив резонатор, он подошел к окну.

По ночному небу низко плыли клубящиеся облака. Яркая вспышка вдруг стерла их; затем они снова появились. На их фоне ослепительно сверкали неоновые огни города. Приближалась гроза. Дэнни считал секунды от вспышки до раската грома. Одна, две, три, четыре, пять… Через тринадцать секунд он услышал гром. Значит, гроза за восемь миль отсюда.

Дэнни сразу же изменил свои планы. Теперь этот резонатор, вместо того чтобы сидеть у него внутри, как раковая опухоль, поможет ему выбраться из камеры. Он телепортируется отсюда, так же как он неожиданно для себя телепортировался из здания игорного синдиката. Однако у него возникло подозрение, что просто исчезнуть из камеры будет не разумно, — за эти дни ему пришлось убедиться, что такие подозрения не напрасны. Просто удрать — не решение проблемы. Слишком много неизвестного окружало его, слишком много нитей ему необходимо распутать. Он должен узнать, где сейчас Марла и Тодд и, возможно, помочь им выпутаться из ужасного клубка затруднений. Ему нужно избежать сетей ФБР. И, кроме всего прочего, он должен исчезнуть из круга видимости Братства и остаться вне их досягаемости, причем без использования пси-возможностей, чтобы они не могли засечь его или даже заподозрить, что он еще жив. Чтобы ускользнуть от ОПИ, ему нужно придумать убедительный сценарий своей гибели.

Как только Дэнни отошел от окна, гром прогремел снова. ОПИ для него все еще в какой-то степени неизвестная величина, но одно не подлежит сомнению — оно средоточие опасности, причем высоко чувствительной опасности, которая будет преследовать его, как гепард свою добычу. Вспомнив свой первый визит в дом из песчаника, Дэнни уныло усмехнулся. Он всунул голову прямо в открытую пасть льва правда, льва тогда только зевающего.

Дэнни сейчас чувствовал членов Братства — как они двигаются по зданию, занятые своими непонятными делами. Один из них был ясновидцем, ментально приставленным к камере Дэнни, — эксперт, который обязан предупредить Братьев, как только камера опустеет. Затем весь прилегающий район будет прочесан с помощью пси-сил, доступных Братству. Потом огнеметатель, которого пошлют на Дэнни с помощью телепатии или психокинетической чувствительности, вызовет вокруг беглеца, где бы он ни находился, столб пламени…

Он никак не может покинуть свою тюрьму. В любом случае они нападут на его след. Неожиданно возникший за окном ослепительный свет молнии высветил решетчатый рисунок на полу камеры. От неожиданности Дэнни подпрыгнул. Молния, казалось, сверкнула совсем рядом. Через три секунды раздался оглушительный удар грома.

Гроза бушевала почти над его головой.

Если сюда ударит молния, например…

Ну а почему бы и нет? Взаимодействие между землей и небом, благодаря которому возникает молния, известно уже две сотни лет. Это простая проблема статического электричества. Даже учебники для начальной школы описывают увеличение заряда между облаком и землей, подготовительное движение вверх, удар грома, который отбрасывает два заряда, устанавливая временный баланс. Если человек может использовать психокинетику, чтобы раскидывать сложные скопления единичных зарядов, так же как он перемещал части мебельной обстановки, почему бы ему не привести в движение свободные позитроны в достаточно большом количестве, чтобы стянуть прожорливые массы электронов в удар молнии?

Предваряющая, неупорядоченная волна частиц, распространившись мгновенно через его передние лобные доли, подтвердила, что это возможно.

Но действовать нужно быстро; гроза проходила над головой и удалялась с каждой секундой; а твердое намерение Братства разделаться с ним, с такой же быстротой к нему приближалось.

Снова открыв резонатор, Дэнни встал в юго-западном углу камеры и повернул оба винта до предела… В сущности он поставил резонатор на предельное усиление, а механизм настройки на «местный». Затем он сфокусировал в противоположный угол каждый эрг своей удивительно усилившейся пси-энергии. Он специально освободил свой мозг от мыслей о Марле, Тодде, ОПИ, о себе самом и сконцентрировался до предела, чтобы переместить каждый свободный электрон в противоположный угол камеры.

Возникло огромное противодействие. Пространственная решетка атомных ядер в камне была не такой правильной, как в металле, так что свободные заряды стремились к ближайшему источнику вяжущей энергии, чтобы стать блуждающими; естественно, Дэнни постарался создать субстанцию, которая стала бы почти совершенным проводником электричества. Поверхностный заряд ему удалось достаточно легко разогнать, но глубинный заряд упрямо сопротивлялся. Однако, перемещая одновременно свободные позитроны вглубь, он медленно нарушал равновесие…

В коридоре послышались шаги, и в затылочной части своего мозга он почувствовал давление, как будто туда положили страшно тяжелый камень. Он не знал, что это, и не собирался выяснять. У него оставалось всего лишь несколько секунд — достаточно ли высок заряд? Имелась и другая опасность — если он слишком высок, его убьет током. Камень оказался плохим проводником, и ему нужно любым способом смоделировать эффект дождевого облака. Он зажал резонатор в кулаке и все ускорял и ускорял свободные электроны.

Кто-то остановился за решеткой, всматриваясь внутрь камеры.

Сейчас!

Последним, окончательным умственным усилием он открыл канал для пучка позитронов, заставив их брызнуть в небо. Невидимый лес молний запрыгал за окном. Сопровождавший их раскат грома был таким оглушительным, что ни шел ни в какое сравнение с канонадой, которую он слышал на войне. Удар грома оглушил Дэнни, как будто сорвавшаяся дверь ударила его по голове. Весь мир обратился в пламя и опрокинулся во мрак в оглушительном взрыве.

Вместе с ним опрокинулся и Дэнни, каждый мускул которого был скручен спазматическим столбняком, — ослепший, оглохший, ошеломленный, потрясенный, беспомощный.


Содержание:
 0  Дело совести : Джеймс Блиш  1  ДЕЛО СОВЕСТИ : Джеймс Блиш
 2  Книга первая : Джеймс Блиш  4  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 6  Книга первая : Джеймс Блиш  8  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 10  Книга законов : Джеймс Блиш  12  Пролог : Джеймс Блиш
 14  Этап второй : Джеймс Блиш  16  Программа Семя : Джеймс Блиш
 18  ПОВЕРХНОСТНОЕ НАТЯЖЕНИЕ : Джеймс Блиш  20  Этап второй : Джеймс Блиш
 22  Этап первый : Джеймс Блиш  24  Водораздел : Джеймс Блиш
 26  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  28  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш
 30  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш  32  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 34  Глава 10 ПАСТОРАЛЬ : Джеймс Блиш  35  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 36  вы читаете: Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш  37  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш
 38  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  40  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 42  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш  44  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 46  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  48  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш
 50  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш  52  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 54  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш  56  Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш
 58  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш  60  Первый заказ : Джеймс Блиш
 62  Последнее колдовство : Джеймс Блиш  64  В Средний Ад : Джеймс Блиш
 66  Приготовление : Джеймс Блиш  68  Три сна : Джеймс Блиш
 70  День после Светопреставления : Джеймс Блиш  72  Сокрушение Небес : Джеймс Блиш
 74  Произведение искусства : Джеймс Блиш  76  Сигнал : Джеймс Блиш
 78  Произведение искусства : Джеймс Блиш  80  Сигнал : Джеймс Блиш
 81  ВОСПАЛЕНИЕ СОВЕСТИ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ПОЛЮСОВ : Джеймс Блиш  82  Использовалась литература : Дело совести



 




sitemap