Фантастика : Социальная фантастика : Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 7

Звонки и ответы на них

В метро, по пути к дому, Дэнни пролистал свежую газету. Он сразу же открыл страницу, посвященную финансам, но не обнаружил там статьи о «Международной пшенице» — она переместилась на первую полосу. «Пшеница» получила обвинительный акт, и рынок уже упал на три пункта. Эксперты начали беспокоиться.

Вот оно, доказательство!

Дэнни обрадовался, что отправил письмо.

Сегодня уже слишком поздно, чтобы снимать со счета свою прибыль от спекуляции, но в понедельник деньги можно будет получить. Их хватит надолго. Однако почему бы этому дару предвидения не поработать на скачках? Разве нельзя контролировать это чертово видение будущего?

Он одержал победу, но ее никто не видел.

Когда Дэнни подъехал к своему дому, в вестибюле стояла небольшая группа жильцов. От них, как только Дэнни прошел в дверь, отделился полный, хорошо одетый мужчина, в котором Дэнни не сразу узнал своего квартирного хозяина. Женщины подались назад и зашептались.

— Мистер Кейден, могу я поговорить с вами наедине?

— Конечно, — сказал Дэнни. Они прошли во внутреннюю дверь, оставив женщин перешептываться в вестибюле.

— Боюсь, я вынужден просить вас освободить вашу квартиру, — объявил хозяин, когда они оказались на лестнице. — Я считаю себя человеком широких взглядов, мистер Кейден, но большинство из моих квартиросъемщиков принадлежит к среднему классу и придерживается довольно строгих правил поведение. Они считают недопустимым присутствие молодых женщин в квартире холостяка.

Сначала Дэнни даже не задела эта помпезная фраза. Он не придал ей большого значения.

— Молодых женщин? — переспросил он.

— Может быть, мне следовало выразиться в единственном числе, но я предвосхищаю события. Мне позвонила миссис Тафури из квартиры восемь А, и сообщила, что ваша квартира стала источником беспокойства, — нараспев продолжал хозяин. — Насколько я понял ситуацию после удаления несовпадений из рассказов разных жильцов, миссис Тафури видела, как молодая леди подъехала на такси и затем вошла в дом. Миссис Эмерсон из шесть Д слышала, как к вам звонили в дверь, после чего — через несколько минут — молодая леди поднялась по ступенькам и вошла к вам в квартиру, воспользовавшись ключом. — Он глубоко вдохнул, прежде чем начать следующее предложение. — Позже управляющий, человек проверенной и, я бы сказал, непререкаемой честности, которому позвонили по телефону, чтобы он починил текущий кран — несуществующий кран, должен добавить, — доложил мне, что ключ отсутствует. Именно тот ключ с доски на вахте, на котором был номер вашей квартиры. И в довершение всего, миссис Шенбрун, которая живет в квартире под вами, слышала, как кто-то ходит над ней, а поскольку она почти глуха и интересуется спиртными напитками, то когда она позвонила в контору с заявлением, что к ней явился призрак, мы этому не поверили, но сделали определенные умозаключения. В то же время управляющий сделал запрос о ключе и был проинформирован миссис Флорес из два Б, что…

Дэнни услышал достаточно. Он рванулся вверх по ступенькам, оставив хозяина выпутываться из паутины сложноподчиненных предложений. Необъяснимо, но его рука дрогнула, и бородка ключа стукнула по замку.

Ну да, конечно, девушка была там. Она смотрела на него с настороженностью, не двинувшись с места ни на дюйм при его появлении. Дэнни хлопнул дверью, закрыл ее на ключ и на щеколду. Через секунду дородный напыщенный осел заколотил в тонкую дверную панель.

— Двадцать четыре часа! — воскликнул хозяин. — Предупреждение о выселении! Приличный дом! Мы не потерпим! Закон и порядок! Вы слышите?

— Ага, — сказал Дэнни. — Я съеду. Проваливайте. Вы моих пауков разбудите.

Из-за закрытой двери раздался придушенный возглас.

Дэнни взглянул на девушку. Она сидела в его любимом кресле, куря одну из длинных сигарет, которые он обожал. Стеклянный мундштук лежал на телефонном столике позади нее. Она взирала на Дэнни с холодным удивлением.

— Что вы здесь делаете? — прорычал он.

— Вас жду, — ответила она. — А если вы спросите, откуда я знаю ваш адрес, так я подслушала, как вы давали его водителю такси, когда уезжали от моей тетушки.

— Не похоже, чтобы у вас хватило присутствия духа, чтобы подслушать даже сигнал воздушной тревоги.

— Если мне что-то нужно услышать, я услышу, а если мне что-то понадобится, я это получу. В первом случае, вас адрес. Во втором случае, ваши секреты. Кстати, меня зовут Марла.

— Дэнни Кейден, — машинально представился он. — Какого черта! Спасибо, пусть мои секреты останутся при мне. Что вам на самом деле от меня нужно? Вы ворвались в мою квартиру, и теперь у меня из-за вас неприятности.

— С вашими талантами, — ответила она обманчиво сладким голосом, — я уверена, что вы можете найти неприятности на пустом месте. А я хочу не упустить возможность увидеть, как вы это делаете.

— Черт бы вас побрал. Вы быстро сейчас уберетесь из моей квартиры, или я вас отсюда вышвырну.

— Вы этого не сделаете, — сказала Марла. — Я закричу. И вы попадете за решетку. А это не очень-то здорово.

Он изумленно уставился на нее.

— Это что — шантаж? У меня нет денег, а сейчас я не дам и двух центов за обвинение в изнасиловании. У вас ничего не получится. Вы и так уже нанесли максимальный урон моей репутации среди соседей.

— Не нужны мне ваши деньги. У вас есть кое-что намного более ценное для меня. И ваши личные тайны мне ни к чему, мне нужны профессиональные. И не сердитесь на Марлу, Дэнни. Она славная девушка. Вы знаете так же, как и я, что профессиональный маг имеет в виду под «тайной». А вы профессионал, и один из лучших. Судя по силе ваших эффектов, я бы сказала, что вы учились у Ферстона, хотя вы и слишком молоды, чтобы быть его учеником.

— Вы заблуждаетесь. Я видел Ферстона всего один раз, мне тогда было семь лет. Он засунул мне в рот колоду карт и порезал мне губы. Я был одним из тридцати детей на сцене. Так что вам нужно?

— Я хочу знать, как вы проделали тот трюк: подняли стол и стул. Вы сделали это без каких-либо явных приготовлений и в месте, которое до этого никогда не видели. Никакие известные мне трюки не выдерживают сравнения с тем, что вы сделали. Что еще вы умеете делать?

— Если я высуну язык, — сказал Дэнни язвительно, — то могу ворковать, как голубок. — Он приготовился продемонстрировать этот фокус, когда понял, что для этого надо не только высунуть язык, но и скрутить его трубочкой, словно табачный лист в сигаре. И хотя он весело проделывал это перед многими девушками, ему вдруг расхотелось высовывать язык перед Марлой. — А что касается того, что я немножко покружил вашу мебель, я сам мозги свернул набекрень, пытаясь понять, как мне это удалось. Для меня это такой же большой секрет, как и для вас. Когда я выясню, как это делается, я буду тренироваться на вас: расстегивать вам молнию на брюках, а также завязывать шнурки морским узлом. Теперь вы уйдете?

— Ни в коем случае. Я не уйду, пока не узнаю вашего секрета. Вы большой лжец, Дэнни, но я видела Даннингера и не верю в духов.

Дэнни опустился в кресло-качалку и тут же резко встал. Вид нейлоновых чулок, который открылся ему с этого места, не способствовал сосредоточенным размышлениям. Он прошел к раковине, чтобы вымыть руки.

— А как же ваша тетушка? — спросил он в отчаянии.

— Эта старая карга? — презрительно расхохоталась Марла, так, что кресло заскрипело. — Она топчется на месте — использует старые знания и не хочет учиться ничему новому. Марла другая. Она из тех умненьких сосунков, которых не проведешь занудными фокусами Гудини. Я поняла, как только увидела ваш трюк, что это совершенно новый метод, и я от вас не отстану.

Скрип раздался снова, и она добавила:

— Даже если мне придется выйти замуж.

— Понимаю, — отозвался Дэнни. — Интересно, как вы додумались до этого. Я не хочу портить вам вечер, Марла, но вы должны уяснить себе, что мне нечего продавать, даже за такую цену.

Внезапно у него закололо в груди, и ему пришлось остановиться на минуту.

— Или же вы, возможно, заключите сделку сами с собой, если это вас утешит.

— Нет, не утешит, — откликнулась девушка, раздельно произнося слова. — Я пришла сюда не спать с вами. Если бы мне только это было нужно, я бы сразу сказала. Если я позже решу, что мне этого хочется, я буду с вами спать, и если вы после этого предложите мне свой секрет, или Тадж Махал, или двадцать пять центов, я раздавлю вас, как гнилой мандарин. Я говорила о том, что хочу выйти за вас замуж, прежде чем вы перевели разговор на другую тему.

— Ну конечно же, вы не спите со своими мужьями. Вы просто едите их.

— Вы такой же мерзкий, как и все американцы. Если мне понадобиться подписать брачный контракт с вами, я подпишу. Вам тоже придется его подписать. Боже упаси, если вы не сделаете этого, — и к тому же если вы не уберете вашу постель. Держу пари, вы неделями белья не меняете.

Дэнни уже приготовился возразить, что менял белье не далее как пять дней назад, когда кто-то резко постучал в дверь.

— Убирайтесь, — рявкнул Дэнни. — Я уже сказал, что съеду. Пошел вон!

Снаружи воцарилось удивленное молчание. Затем стук раздался снова. Очевидно, это был не квартирный хозяин. Дэнни осторожно повернул замок, отодвинул щеколду и выглянул в дверной проем.

Стоящий за дверью человек был одет в серый деловой костюм и серую фетровую шляпу. Выглядел он, как отставной бухгалтер-ревизор.

— Мистер Кейден?

— Это я.

— ФБР, — сказал пришедший, открывая бумажник. Удостоверение подтверждало аббревиатуру. Дэнни молча посторонился, пропуская его вперед.

— Спасибо. Мне нужно с вами поговорить. Похоже, у вас неприятности, мистер Кейден.

— Когда об этом напишут в газетах, я сохраню вырезку. Что на этот раз? Только не говорите, что мой квартирный хозяин решил воспользоваться актом Манна!

Лицо Марлы мгновенно застыло. Она бесстрастно наблюдала, как за окном сгущаются сумерки.

— Нет, мистер Кейден, ваша личная жизнь нас не интересует. Я здесь по поручению Комиссии по ценным бумагам, а также по заданию ФБР. Полагаю, что вы были слишком молоды, чтобы застать крах двадцать девятого года, но нас беспокоит, как бы он опять не разразился. Игроки, которые хотят, чтобы снова произошел обвал, и граждане, которые проводят подобные операции, даже не подозревая о том, чем это грозит, быстро привлекают наше внимание.

— И чему я обязан, что попал в эту категорию? — осторожно спросил Дэнни.

— Ваши действия сегодня показались нам, мягко говоря, подозрительными, — заявил фэбээровец, усаживаясь в кресло-качалку и кладя ногу на ногу. Он даже шляпу не снял, но она выглядела на нем так естественно, будто была его неотъемлемой частью. Агент бросил одобрительный взгляд на колени Марлы, прежде чем продолжить, с таким видом, будто обладал всем, что ни есть в мире:

— Ваши экс-работодатели рассказали, что вы раскрыли секретное обвинение министра юстиции против «Международной пшеницы» не только до даты обнародования этого решения, но и даже до того, как был составлен циркуляр. Сегодня мы обнаруживаем, что вы оказались единственным инвестором на бирже, прищемившим «Пшеницу», когда после обвинения начался обвал акций; вы и еще несколько непрофессионалов, которые следуют любой примете, включая астрологию, — но вы единственный наносите страшный урон. Такая проделка делает честь даже бывалому спекулянту — не то что одиночке, который впервые сыграл на бирже — а у нас не было записей о том, что вы принимали участие в подобных сделках. Даже ваш брокер признал, что никогда о вас раньше не слышал, только разве когда вы учились в колледже. — Он приподнялся в кресле, чтобы расширить обзор. Марла тоже слегка приподнялась. Дэнни не мог точно сказать, что заставило их так сделать, но он был готов поклясться, что внимание фэбээровца было сосредоточено явно не на его обязанностях — и что движение девушки не дало ему возможности увидеть ни на квадратный миллиметр больше того, что Марла сочла нужным дать ему увидеть.

Дэнни был необъяснимо польщен.

— Вот уж не знал таких подробностей, — сказал он. — Если я совершил преступление, пожалуйста, предъявите обвинение. А то у меня есть другие дела.

Фэбээровец вежливо засмеялся, по-прежнему не удостаивая Дэнни взглядом.

— Умные игроки редко совершают преступления, — сказал он. — Иногда нам приходится обвинять их в нарушении акта Шермана. Когда нам не удается это сделать, мы вызываем их в суд в качестве свидетелей.

— Свидетелей чего?

— Ну, нарушения акта Шермана или акта Робинсона — Пэтмена, если уж очень нужно выйти за рамки дозволенного. Вы меня не слушаете?

— Так же, как вы на меня смотрите.

— Ах, извините, мистер Кейден. Ваша юная леди красива, вам должно быть лестно.

Дэнни упер руки в бока. Ехидная болтовня этого ненормального агента начала обретать смысл, и ему потребовалось максимально точно выяснить, что происходит. Конечно, тот факт, что министерство юстиции планировало держать в секрете обвинение до официального предъявления, был решающим. Если бы Дэнни преждевременно не вынес этот факт на страницы «Кроникла», обвинение не вызвало бы нежелательного эффекта на рынке.

И то, что упавшие в цене акции «Пшеницы» нашли только одного инвестора — его самого, — уже отбросило компанию на грань банкротства, к тому же это откликнется по всей Уолл-стрит и в правительстве и ввергнет всех в панику. Подобная тактика использовалась во время скандалов Захарова и Инсулла.

Но Дэнни, в отличие от Сэмюэля Инсулла, не был старым и раскаивающимся изгнанником и не мог ожидать сочувственных статей в желтых газетах, или, как Тейлор любил их именовать, «гадюшниках». Если окажется, что в «Пшенице» действительно планировали манипулировать рынком вопреки обвинительному заключению, о котором компания должна была знать, то Дэнни станет козлом отпущения, что будет большим сюрпризом как для «Пшеницы», так и для самого Дэнни. Его заживо загрызут биржевые волки.

Дар предвидения, похоже, заготовил ему еще одну ловушку.

— Так вы меня арестовываете? — спросил он удрученно.

— Ну да, временно. Вы привлечены судом в качестве свидетеля по делу о фиксации цен, о нарушениях правил, установленных Комиссией по ценным бумагам, и к тому же о возможных нарушениях актов Шермана и Робинсона — Пэтмена. Юридически вы ни в чем не обвиняетесь. Мы просто хотим узнать о вас побольше и постараемся проверить то, что мы узнаем. Так что вы не арестованы. Просто задержаны до выяснения обстоятельств.

— Как бродяга по обвинению в бродяжничестве.

— Ну да, примерно так. Однако вам потребуется адвокат. Лучше наймите хотя бы одного. Мы в вас заинтересованы больше, чем в каком-нибудь бродяге. — Фэбээровец слегка подвинул качалку. Похоже, этот маневр не принес ему больших успехов.

— Что это для меня значит, в смысле, что мне можно и что нельзя делать?

— Это означает, что суд хочет быть уверенным, что сможет найти вас по этому адресу. И это все. Ожидается, что вы наймете адвоката и будете жить здесь, пока вас не вызовут. А вас вызовут в течение нескольких дней, я так полагаю, поэтому не выходите никуда, не предупредив, куда идете. Но я бы на вашем месте вообще никуда не ходил, мистер Кейден. Если вы выйдете на улицу, то рискуете попасть за решетку. Ах да, кстати: мы уже приняли меры к тому, чтобы заморозить ваши счета.

— Я не могу получить деньги?

— Нет. Мы не вполне уверены, что они действительно ваши. Они могут принадлежать нескольким не очень крупным инвесторам, которые в праве рассчитывать, что с их сбережениями будут обращаться честно.

Неожиданно, не глядя на фэбээровца и не меняя позы, Марла сказала:

— Вот ведь воровская шайка!

Фэбээровец с сожалением бросил взгляд на ее бедра и встал.

— Прошу прощения, мисс, — произнес он голосом, в котором послышались человеческие нотки. — Это моя работа.

Марла не ответила. Дэнни молчал. Фэбээровец наконец удостоил его взглядом, не то чтобы недружелюбным, просто не очень заинтересованным. Глаза у него были пустыми и невыразительными.

— Не мне судить, виновны вы или нет, мистер Кейден, — заметил он. — Вы выглядите порядочным человеком. Если это действительно так, вам лучше не дергаться. Если вы нарушите обязательство, суд сочтет это доказательством вашей вины. Не выходите из дома, и все будет в порядке. Если вы все сделаете как надо, то и окажетесь на высоте. ФБР предоставит вам услуги адвоката, если вы не можете это себе позволить. — Он внезапно повернулся и улыбнулся Марле, но она все еще смотрела в темное окно. — Если честно, я не могу себе представить, чтобы человек вашего возраста мог оказаться злым гением, как считает КЦБ, — у вас просто недостаточно опыта. Стойте на своем, что бы ни случилось, и вы очистите свое доброе имя.

— Спасибо, — вяло отозвался Дэнни. В последнее время он слишком часто говорил «спасибо» по поводу и без повода.

— Не стоит. — Агент оглянулся на Марлу, пожал плечами и вышел. Хлопнула дверь.

Марла шевельнулась. Она встала и прошла к окну, в которое смотрела в течение всего разговора с агентом. Дэнни решил не анализировать эту перемену. Он благодарно опустился в большое кресло и опустил голову на руки.

Ему пришло в голову, что, похоже, он большую часть жизни провел, съежившись в этом кресле и размышляя, что делать дальше. Но теперь изгибы подлокотников, спинки и сиденья олицетворяли тупик. Он не может уйти и не может остаться.

Может быть, ему удастся убедить хозяина, что причины, по которым он хочет, чтобы Дэнни съехал, менее весомы перед предписаниями ФБР. Но, хотя вероятность успеха этого предприятия была довольно велика, Дэнни отклонил эту мысль. Этот путь вызвал бы еще больше толков среди соседей.

«Вы слышали? Этот мистер Кейден из пять Д водил в квартиру женщину, а теперь за ним пришли из ФБР. Говорят, он не имеет права покинуть здание. Заперся в комнате, вот что я слышала. Я всегда думала, что с ним что-то неладно. Он слишком много читает, а это вредно, быстро можно свихнуться. И с детьми он странно себя ведет. Говорят, он держит пауков. Ни за что бы не въехала в его квартиру. Он коммунист, вот мое мнение. Если нет, то при чем тут ФБР? Если мужчина постоянно ходит, уткнув нос в книжку, это непременно на нем скажется. Из книжек берутся всякие идеи. И даже такой с виду приличный молодой человек не избежал их влияния».

Дэнни поразился, как этот не слишком дружелюбный приговор перерос в яркую, живо возникшую в его воображении картину. Его бессознательное хваталось за соломинку.

Нет, его бессознательное было здесь ни причем. Разговор продолжался, даже после того как он постарался выбросить его из головы.

«Дэвид, закрой дверь хорошенько. Он иногда приходит домой рано и…»

Дэнни догадался, кто говорит: дешевая бабенка, живущая в другом конце коридора. Он в отчаянии схватился за голову. Еще только телепатии ему не хватало!

Но он тут же понял, что уже слишком поздно. В доме знали о ФБР, слухи распространялись со скоростью света. Если бы на Марсе были домохозяйки, и там бы судачили о нем. И подобные сплетни вполне могли вызвать интерес журналистов — само упоминание о ФБР могло привлечь к нему целую толпу писак.

Такого оскорбления ему не вынести: он больше не может так оставаться. И завтра он пойдет к Тодду. Но ему же нельзя выходить. Суд запретил. И КЦБ заморозила его счета…

Дэнни чувствовал себя как крыса в ловушке. Он был в отчаянии от постоянных неудач, на грани ужасного нервного срыва. Голоса исчезли, но голова болела ужасно. Напряжение от попыток справиться со сверхъестественными и непредсказуемыми эффектами истощили его жизнестойкость, и конца этому не предвиделось.

Пси-способности росли в нем, росли, как любой другой талант, увеличивающийся от практики. Дэнни вспомнил, что говорил его учитель музыки двадцать лет назад, когда он с отвращением учился играть на виолончели. «Практика дает совершенство, — говорил он. — Но может также прикончить».

Марла повернулась и посмотрела на него; взгляд ее стал более мягким.

— У тебя неприятности, да? — спросила она. — Похоже, Марла поставила не на ту лошадь.

— Дверь не закрыта, — сказал Дэнни. — Забирай свою ставку и отправляйся домой.

Она тряхнула головой.

— Теперь ты от меня не избавишься, Дэнни. Я остаюсь. Расскажи, что с тобой случилось.

— Ох, ради Бога…

— Нет, только для того, чтобы тебе полегчало. Я не обещаю верить каждому твоему слову, но тебе просто необходимо высказаться.

Дэнни покорно рассказал и про «поисковые трюки», и про выигрыши в лотерее, и про Эмерса, стараясь быть кратким, частично из-за усталости, частично из-за презрения к тому, о чем рассказывал. Он хотел побыстрее закончить, поскольку вся эта предыстория смыкалась с тем, что с ним произошло за последнее время.

— Когда я учился в старших классах, — сказал он вдруг, — моя родня просто помешалась на игре в бридж с пятью мастями. Тогда эта игра на какое-то время захватила всю страну, хотя ни в какое сравнение не шла с канастой. Кроме обычных червей, крестей, треф и бубен, там была еще одна масть — орлы.

— Короны, — перебила его девушка. — Я знаю эту колоду. Однажды я купила одну. Думала, что пятая масть пригодится для карточных фокусов, если бы мне вздумалось ими заняться, но я так ее ни разу и не использовала. Эта масть называется «короны».

— Может быть. Если она называлась «короны», держу пари, что ты купила колоду до бума. Возможно — игра была придумана в Европе, и, когда началось сумасшедшее увлечение ею, какой-то патриот решил, что игра будет продаваться лучше, если назвать пятую масть «орлами». Как бы ее ни называли, долго она не протянула. Я и сам считал, что она лучше подошла бы для покера, но не для строгого покера, а для всяких его сложных разновидностей, в которые превращается покер, когда в игре участвуют женщины. (Кроме этой, подумал он. С первого взгляда он понял, что в этой девушке сосредоточены и покер со старшей и младшей рукой, и джек-пот с возрастанием, и «плюнь в океан»[63]).

— И ты «орел»?

— Точно, я «орел», — подтвердил Дэнни. — Мало чести, сумасшедшая карта в капризной масти. Валет «орлов» собственной персоной; все для всех и ничего для себя.

— Я все же предпочитаю называть эту масть «коронами», — сказала Марла. — Я рада, что ты мне это рассказал. У меня даже появилась моральная причина здесь остаться — теперь, когда ты действительно в трудном положении. Конечно, если я тебе нужна. Мне нравится игра с неравными шансами. Если в ней выигрываешь, выигрыш получается сумасшедший.

— Ага, — подтвердил Дэнни. — К черту этот разговор о лошадях. Я бы лучше…

Он захлопнул рот — слышно было, как щелкнули зубы, — и стоял неподвижно, ошеломленный.

— Подожди-ка, — наконец произнес он. — Подожди-ка минутку. Я сказал: «я ставил на деньги». Но я ведь ставил на лошадей.

— А какая разница?

— Огромная. В одной книге Райна говорится, что благодаря сверхчувствительному восприятию точность возрастает с увеличением числа вещей, которыми манипулируешь.

— Здорово. Только я не понимаю.

— И не должна. Так ты остаешься? Ладно, ты можешь пригодиться. Сколько у тебя денег?

Она тревожно застыла и сказала насмешливо:

— Постой, малыш. Ты имеешь дело с Марлой. Она кое-что соображает, если помнишь. Здесь нет лошадей — здесь квартира.

Он почти ее не слышал.

— Множество одинаковых объектов — вот в чем дело. Не лошади — они все со своим особым характером, все уникальные комбинации. А вот долларовые купюры почти одинаковы. Нас не волнуют действительные результаты скачек; предсказать их — трудная математическая проблема. И держу пари, что с помощью парапсихологии с ней не справиться. Но мы можем проследить за потоком денег — только за одними долларовыми купюрами — в любой букмекерской конторе.

— Ты несешь чепуху.

— Я? — Он иронично усмехнулся. — Ты ведь хотела изучить, как я работаю, да? Ну так вот, у тебя есть такая возможность. — Он достал одну из оставшихся у него купюр и отдал ей. — Положи это в свой кошелек. Добавь что-нибудь из своих денег. Для этого фокуса нам не потребуется расписание заездов или клички лошадей. Вот смотри…

Он встал и подошел к окну, устремив невидящий взгляд через стекло и вспоминая вращение миллионов мельчайших искр на поверхности своего мозга. Секундой позже память соединилась с реальностью, и его голова загудела от боли.

Дэнни не обращал на нее внимания. Он потянулся за карандашом, натолкнулся рукой на раковину, и его пальцы коснулись куска мыла, углом которого он нацарапал цифры на оконном стекле.

— Чертовщина какая-то.

— Заткнись и смотри сюда. Сделай свои ставки вот в таком порядке на любую лошадь. Поняла? Когда ты сделаешь возврат восемнадцать к одному на четвертой ставке — а ты сделаешь — повтори шестую ставку дважды. Затем повтори первую ставку, затем подожди двузначного возврата на девятой ставке, так, и…

Девушка нашла карандаш, помусолила грифель стала списывать ряд написанных на стекле цифр на ткань своего платка.

— Я не слабоумная. Уж за числами могу проследить. Если будешь болтать под руку, я сделаю ошибку.

— Ладно.

Она бросила карандаш на телефонный столик.

— Вот. Не знаю, почему я это делаю. Но только не из-за любви.

Она положила купюру Дэнни в кошелек и исчезла за дверью. У Дэнни мелькнула мысль, увидит ли он ее еще когда-нибудь, но почти сразу же со спокойной уверенностью ответил себе, что для этой девушки любой подарок окажется слишком мал, чтобы ее удовлетворить, и ничего с этим не поделаешь.

Затем он сразу о ней забыл. Прегрешение, которое изумило бы его, если бы он его осознал. Вдруг его неистово потянуло к библиотечным книгам, которые он принес домой, и он принялся листать страницы со скоростью, при которой невозможно было рассмотреть их содержимое, или вдруг останавливался, чтобы прочитать параграф, или четыре страницы подряд, или одну страницу без всякой последовательности и плана. Крошечные искры еще струилось по извилинам его мозга, и он действовал по их указанию, словно ведомый невидимым поводырем.

Под стрекалом этого жестокого сверхчувствительного библиотекаря он сразу же отбросил книгу Тиррелла, хотя рациональная часть его мозга этому противилась. Работа содержала массу важной информации, но из нее мало что годилось для разрешения стоящей перед ним проблемы. Он не представлял, каким образом, но он это знал точно. Новую книгу Райна он уже читал и, кроме того, рассчитывал, что Тодд тоже ее знает прекрасно. Литтлтон дал ему историю вопроса, которую он прочитал с фантастической скоростью, — не осознавая, что на самом деле он просто листал страницы, тратя на прочтение каждой не более двух секунд, пока не закончил раздел, — и несколько больше на то, чтобы без особого успеха применить к тому, что искал. Книга Гудини, как Дэнни и подозревал, оказалась для него совершенно бесполезной.

«Опыт со временем» в конце концов направил его по следу. Он вскочил с дрожью тревоги, когда наткнулся на решающую главу, вспомнив, как близко он подошел, пропустив книгу Данна, затем должен был сесть снова, чтобы справиться с головокружением. Потом пробежал две работы Успенского, очень обширные и наполненные невероятно наивным оккультизмом. Обе — особенно более поздняя, которая находилась в его собственной маленькой библиотечке вот уже год и которую он так и не прочитал, — дали неожиданный результат.

Он снял телефонную трубку и назвал телефонистке домашний телефон доктора Тодда. Спустя некоторое время тот ответил сонным голосом. Дэнни быстро начал говорить, переводя дыхание только тогда, когда ему нужно было сделать паузу между предложениями. Он говорил около двух минут, пока его не прервал Тодд, голос которого потрескивал, как бекон, поджариваемый на сковородке.

— Постойте, Дэнни, я что-то не понял. Вы что, прочитали эти книги за последний час?

— Не все, только часть из них. Другие читал в библиотеке. К тому же я не читал все подряд, только просматривал. Но я уверен, что все понял.

— Я тоже все понял. Мне эти книги очень хорошо знакомы. Ненужной информации в них предостаточно. Если вы сумели усвоить малую толику полезной информации за один или пять часов… У вас болит голова?

— А что? Да, сейчас очень сильно болит. Тодд хмыкнул.

— Я так и думал. Другая подкорковая область вступила в игру. Так вот, вы эти книги совсем не читали — вы запечатлели их содержимое в своей памяти с помощью СЧВ, сами того не подозревая. Ладно, Дэнни, я сейчас этим займусь. У вас есть карандаш?

Дэнни пошарил по карманам, затем увидел, что у лежавшего рядом с телефоном карандаша сломан грифель. Тогда он перенес телефонный аппарат к темнеющему окну, стер рукавом нацарапанные на нем цифры и взял кусок мыла.

— Говорите.

Тодд быстро продиктовал ему список оборудования. Дэнни нацарапал его на оконном стекле.

— Все это можно получить у Отто Майнера, кроме осциллографа. Чтобы достать его, позвоните по номеру БА 7–8333 и говорите с тем, кто возьмет трубку. Ваш лошадиный трюк окупится, Дэнни, так что у нас будут деньги. Если все же денег не окажется, позвоните мне снова и… нет, к тому времени я уже буду у вас. В таком случае я получу материал из университета. Но если мы сможем купить новое оборудование, это нам поможет.

— Принцип Гейзенберга?

— Вот именно. В физике хорошее оборудование — залог результата. В парафизике экспериментатору также без него не обойтись. Но не будем отвлекаться. Мы должны получить ответы на все вопросы еще до наступления утра.

— Хорошо, — сказал Дэнни. Он положил трубку и обшарил стол в поисках другого карандаша. Вместо него он обнаружил шариковую ручку с остатками пасты. Кое-как он все же умудрился ею писать. Он уже заканчивал копировать список с оконного стекла, когда в дверь три раза постучали тяжелыми, требовательными ударами.

Стиснув зубы, он открыл дверь и был ослеплен буйством ярких красок, за которыми не мог вначале никого разглядеть. Только когда он вгляделся пристальнее, масса перед ним приобрела некую форму.

Субъект, стоявший в дверях, был ростом шесть футов и семь дюймов. Дэнни никогда еще не приходилось видеть человека с такой странной, напоминающей овал фигурой: обширные, как у слона, бедра, которые равномерно суживались к маленьким ступням, пузатый живот, грудь обычного объема, плечи узкие, хотя предплечья выглядели толстыми — то ли от мускулов, то ли от жира, то ли от того и другого вместе. Незнакомец был облачен в фиолетовую блузу, перепоясанную красным кушаком. Его голова, повязанная пестрым головным платком, покачивалась из стороны в сторону. Неправильные черты смуглого лица невольно вызывали улыбку.

Незнакомец уставился на Дэнни, а затем вдруг взревел:

— Где моя сестра?

Господи, подумал Дэнни, ну и семейка.

— Ее здесь нет, — сказал он. — Не кричите, соседей разбудите.

Огромный верзила ввалился в комнату, оттолкнув хозяина с дороги с неуклюжей легкостью слона, не обращающего внимания на ветки деревьев.

— Она здесь, — прорычал он. Дэнни захлопнул дверь. — Я узнал это от мадам Зазы. Она сначала чихнула, потом сказала — значит, это правда. В нашей семье нет вранья вот уж тыщу лет. Где она?

— Говорю вам, ее здесь нет. Она действительно была, но ушла.

— Ты обидел, я пришел защищать, — прорычал гигант немного тише. — Она пришла сюда, она, может, вернется. Я подожду.

Что у них за манера вваливаться в чужой дом! Дэнни покачал головой. Трудно было воспринимать всерьез этого персонажа из комической оперы, но этот человек обладал немалой физической силой и, несмотря на свою невероятно забавную наружность, представлял определенную угрозу, мог наделать неприятностей. Как его выпроводить?

— Не думаю, чтобы она вернулась, — сказал он осторожно. — Я ее не звал сюда. Она сама захотела прийти.

— Я подожду, — сказал гигант настойчиво, как будто не слышал Дэнни. От него сильно разило чесноком и дешевым вином.

— Ладно, — сказал Дэнни. — Если хотите ждать, ждите. Хотите выпить, чтобы скоротать время?

— Что?

— Я спросил, хотите выпить? Похоже, вы довольно долго без выпивки, а Марла, может, еще не скоро придет.

— Я выпью. Принеси.

— Не могу принести. И в доме никого нет. — Дэнни надеялся, что привратник спит. — Я вот что вам скажу. Сходите сами за выпивкой. На углу есть хороший бар.

— Ты иди и принеси. А я подожду.

— Не могу. Мне нужно поговорить по телефону. Вот. — Он пошарил по карманам, наконец вспомнил, что в маленьком кармашке оставалась одна купюра. Он не стал ее разворачивать. Конечно, сумма слишком мала, и через некоторое время верзила это обнаружит. Но на какое-то время от него можно будет избавиться. — Возьмите и купите в баре пару бутылок хорошего вина. Оттуда вы можете наблюдать за квартирой, если боитесь, что я сбегу. И заметить, когда вернется Марла, если она вообще вернется. Ну так как?

Гигант помялся, поморгал и взял деньги.

— А ты оставайся, — пробурчал он угрожающе.

— Конечно, куда я денусь. Давайте, двигайте, выпить хочется.

Гигант вышел. Дэнни прикрыл дверь, ожидая пока не стихнут шаги, и защелкнул замок. Это, конечно, не выход. Гигант может поднять адский шум, колотя в дверь, но Дэнни был уверен, что он не обнаружит, что денег не хватит не только на две, но даже на одну бутылку, пока не дойдет до бара и, скорее всего, там их и пропьет. Учитывая, что он, кажется, уже здорово нагрузился, ему нужно не так уж много, чтобы застрять в баре. Впрочем, у брата Марлы такая комплекция, что потребуется немало алкоголя, чтобы его насытить.

Дверь затрещала, как будто кто-то бросился на нее всем телом. Дэнни вздохнул и щелкнул замком.

— Ближайшее бедствие, — сказал он весело, — наступит через десять минут на четвертом ипподроме.


Содержание:
 0  Дело совести : Джеймс Блиш  1  ДЕЛО СОВЕСТИ : Джеймс Блиш
 2  Книга первая : Джеймс Блиш  4  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 6  Книга первая : Джеймс Блиш  8  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 10  Книга законов : Джеймс Блиш  12  Пролог : Джеймс Блиш
 14  Этап второй : Джеймс Блиш  16  Программа Семя : Джеймс Блиш
 18  ПОВЕРХНОСТНОЕ НАТЯЖЕНИЕ : Джеймс Блиш  20  Этап второй : Джеймс Блиш
 22  Этап первый : Джеймс Блиш  24  Водораздел : Джеймс Блиш
 26  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  28  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш
 30  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш  32  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 34  Глава 10 ПАСТОРАЛЬ : Джеймс Блиш  36  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш
 38  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  40  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 42  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш  44  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 46  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  47  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш
 48  вы читаете: Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш  49  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 50  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш  52  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 54  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш  56  Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш
 58  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш  60  Первый заказ : Джеймс Блиш
 62  Последнее колдовство : Джеймс Блиш  64  В Средний Ад : Джеймс Блиш
 66  Приготовление : Джеймс Блиш  68  Три сна : Джеймс Блиш
 70  День после Светопреставления : Джеймс Блиш  72  Сокрушение Небес : Джеймс Блиш
 74  Произведение искусства : Джеймс Блиш  76  Сигнал : Джеймс Блиш
 78  Произведение искусства : Джеймс Блиш  80  Сигнал : Джеймс Блиш
 81  ВОСПАЛЕНИЕ СОВЕСТИ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ПОЛЮСОВ : Джеймс Блиш  82  Использовалась литература : Дело совести



 




sitemap