Фантастика : Социальная фантастика : Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  53  54  55  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 13

Козырной король

Громадный пузырь — пространство и время — увеличился до бесконечности; звезды померкли и погасли; уровень энтропии упал, и движение прекратилось. Вселенная окончательно умерла неизбежной тепловой смертью. Пятьдесят миллиардов лет.

Затем она стала рушиться внутрь самой себя. Рассеянные молекулы холодного газа постепенно приближались друг к другу. Вдруг пространство и время забурлило ободранными атомами, а затем исконным потоком нейтронов — илемом[66]. Потом вся огромная масса сосредоточилась в единственной математической точке, изначальном атоме. Пятьдесят миллиардов лет.

Создание началось.

В ослепительно белом крутящемся единообразии, которое невозможно передать словами, родилась Земля; но ей было уже три миллиарда лет, когда окоченелость в скрученном болью теле Дэн-ни начала ослабевать. Сквозь его руки и ноги пробежали болезненные «иголки», как будто мускулы «просыпались», и кровь снова потекла по жилам.

Грохот и вспышки пляшущих молний постепенно вторглись в его сознание. Он шевельнулся. Движение вызвало тихий стон у того, кого он начал отождествлять с самим собой. Что-то резко вонзилось ему в спину.

В кончиках пальцев стало покалывать. Он попытался открыть глаза и с удивлением обнаружил, что может видеть, хотя то, что открылось его взгляду, невозможно было понять: мрак, время от времени пронзаемый вспышками, серая поверхность и темные линии на заднем плане.

Он попробовал сесть. Спазм боли пронзил его бедра и спину. Однако он заставил себя повернуться на бок и оперся на локоть.

Он лежал на крутом склоне холма из кирпича, штукатурки и прочего строительного мусора. Над ним, на расстоянии двадцати футов, из развороченной стены выступал унитаз, висевший на своих трубах, как грязная лилия, изливающая на руины запах своего санитарного нектара. Потоки воды, льющиеся с грохочущего неба, заливали все еще поднимающиеся клубы кирпичной пыли.

У подножия холма на боку лежал прицеп. Мотор грузовика, к которому он был прицеплен, еще работал. Разрушенная стена дома угрожающе нависла над ним.

Дэнни вдруг понял, что его правая рука дрожит от напряжения и усталости, как будто он держал ее на весу несколько часов подряд. Он с удивлением разжал ладонь.

На ней лежал резонатор.

Дэнни усмехнулся. Теперь он знал, что такое мертвая хватка. Он осторожно положил крошечный бесценный прибор в карман рубашки и застегнул клапан.

Затем с трудом встал на ноги и осторожно направился вниз по осыпающемуся склону холма к перевернутому прицепу, держась за край упавшей крыши и то и дело подскальзываясь на искореженном металле. Грузовик не был завален камнями, но опасно накренился. Споткнувшись, Дэнни упал, но поднялся почти сразу же и, шатаясь, заковылял к грузовику.

Вскарабкавшись на наклоненный щиток, он попытался открыть дверцу. Она поддалась. Внутри кабины, под рулем лежало тело водителя, уже окостеневшее, с явными признаками поражения электротоком. Запах горелой плоти, отвратительно похожий на запах жареного глазированного окорока, смешивался с одуряющим духом свежего сельдерея, исходящим от упавшего прицепа.

Взявшись за широкие обожженные плечи мертвого водителя, Дэнни, стараясь не обращать внимания на то, к чему прикасался, подтащил его к дверце и вытолкнул из кабины. Затем захлопнул дверцу и уселся за руль на наклоненное сиденье. Мотор продолжал работать с тигриным рычаньем.

На продуктовом рынке что-то горело. Люди кричали. Время шло. Быстро осмотрев приборный щиток, Дэнни отыскал и включил компрессор, присоединяющий прицеп к грузовику. Кабина с шипеньем отделилась от прицепа.

— Каскелли? Каскелли! Вылезай, к черту, из кабины! На рынке пожар, давай на помощь…

Дэнни нажал на газ. Колеса провернулись по асфальту, и грузовик тронулся с места. Дэнни слышал у себя за спиной грохот обрушившейся каменной кладки, когда груда кирпичей окончательно погребла под собой прицеп. Очередной удар грома заглушил грохот обвала.

Что же теперь?

Ему удалось присутствовать при рождении мира и вернуться в современность, хотя он, конечно, не захотел бы пройти через это еще раз. Он вырвался из ОПИ. У него есть грузовик, которым он не умеет управлять. В данный момент о нем ничего не знает полиция. Так же как и ФБР; они не могут быть везде одновременно.

Но ему некуда бежать и негде скрыться.

Его квартира явно под наблюдением; может быть, там устроена засада. Возможно, за ним следят и со старой работы — «Дельта Паблишинг». У ОПИ имеется какая-то цель, правда, в искаженной и порочной форме; Братство считает его своим врагом. Ни фортианцы, ни парапсихологический центр не продвинуты в области свехъестественного настолько, чтобы к ним можно было попроситься на поруки.

Сэр Левис не знает, где он, и, может быть, даже думает, что он умер. Так же как и ФБР. Поскольку в кабине нет телефона, даже Шон не сможет докучать ему своей заботой.

Впереди замигал сигнал светофора, и Дэнни повернул своего дышащего парами бензина мастодонта на боковую улицу. Не следует привлекать внимание копов неосторожным вождением. Если подчиняться дорожным знакам и держаться подальше от неприятностей, он будет всего лишь еще одним водите лемм грузовика. Между тем…

Между тем, нужно добраться до Шона. Нет сомнения, что Шон как-то замешан в этом деле.

Дэнни рылся в памяти, вспоминая это единственное слово, перебирая особенности его «звучания». Голос звучал как будто издалека, совсем не так, как при подслушивании мыслей Туи или босса рэкетиров; как будто он пришел по специальному кабелю особой связи — он чуть не подумал «официальной». Но в телепатии нет кабелей, значит, Шон придал слову особую окраску нарочно — специальным кодом…

Если ему удастся установить, откуда оно исходит, он сможет прочитать код. Звучание имело одну особенность. Слово не воспринималось, как обыкновенная мысль; оно звучало…

Из-под земли.

Именно голос Шона был одним из тех двух голосов, которые Дэнни слышал в первую ночь. Тот, кто произнес: «Пусть соискатель побережется».

Психиатрические советы, путанные доводы — все это было обманом — обманом? Неужели каждый в этой игре подсматривал карты из-за его локтя? Настало время это выяснить.

Но по крайней мере Шона совершенно не беспокоило, проявляет ли ФБР интерес к Дэнни. Вполне возможно, что эта идея возбуждала его. Ницше когда-то сказал: «Живи с риском». Это о Шоне Хеннесси.

Шон жил довольно далеко отсюда, в начале 125 улицы, около университета. Дэнни повернул своего бегемота по направлению к Вестсайду, где можно было отыскать скоростную магистраль, ведущую в северную часть города.

На полпути туда он вдруг почувствовал зверский голод. Насколько ему помнилось, последний раз он закусывал сандвичами с ливерной колбасой, если не считать резонатор и мыло.

Дэнни свернул со скоростной магистрали и нашел закусочную. Там он заказал яичницу с беконом, предварительно убедившись, что в кармане осталась кое-какая наличность, и стащил бульварную газету у спавшего по соседству пьяницы. Заголовок на третьей странице гласил:

«Задержана свидетельница по делу о фиксированных ценах.

Таинственная девушка в руках ФБР.

Исчезновение ученого связано с убийством цыгана».

История была невероятно искажена — но несколько фактов вызывали тревогу. Тодд исчез до прибытия привлеченных стрельбой копов. Марла, без всякого сомнения, рассказала полиции о похищении такое, что они совершенно не поверили ее рассказу; газета считала, что она специально внедрена в это дело «Международной Пшеницей». Дэнни не мог никак понять только одного: как игрокам, которые, очевидно, спаслись в битве с пинкертонами, удалось вернуться и забрать Тодда до появления копов? Но на этот вопрос ответа он не нашел.

Старик не сможет выдержать грубого обращения. Оставалось только надеяться, что он расскажет правду. Два человека, рассказывающие одно и тоже, запутают главу игорного синдиката настолько, что он на время воздержится от жестокости.

Марла тоже оказалась не в лучшем положении. Она в тюрьме, где люди из ОПИ быстро ее найдут, как только разберутся в ситуации настолько, что свяжут ее напрямую с Дэнни. До сего времени они ничего о ней не слышали, но газеты, вполне возможно, возбудят их интерес. Если сэр Левис не убит молнией, он, конечно, проверит всевозможные углы; он слишком проницателен, чтобы поверить в «смерть» Дэнни.

Вдруг Дэнни вздрогнул, почувствовав, что должен действовать безотлагательно. Он залпом выпил кофе и бросил долларовую бумажку на стол. Нужно как можно быстрее добраться до Шона и придумать какой-нибудь способ спасти Марлу и Тодда пока не поздно.

Он снова направил грузовик на скоростную магистраль.

Через некоторое время шоссе повернуло к реке и беглец попал в тихий, темный, пустынный парк. Здесь дорога разветвлялась и так петляла, так что Дэнни почти сразу же потерял ориентацию. Почти половина фонарей была разбита, и Дэнни не мог видеть большую часть дорожных знаков и указателей. Грузовик, скорее всего, выехал из парка по той же дороге, по которой туда въехал. Дэнни повернул на какую-то улицу с односторонним движением и проехал почти десять кварталов, прежде чем смог найти другой въезд в парк.

Со второго захода он наконец выбрался из северной части парка. Повернув вправо, он обнаружил, что номера домов уже перевалили за сотню. К удивлению Дэнни, улица, которую он искал, пересекала восточную магистраль, именно ту, по которой он ехал.

И вот наконец дом Шона. Со вздохом облегчения Дэнни направил грузовик к той обочине, где была разрешена часовая стоянка, и заглушил мотор. После часа с лишним, который он провел в кабине, внезапная тишина показалась ему какой-то тревожной.

Шон встретил его в халате кофейного цвета и красных домашних туфлях, таких пушистых, что, казалось, он позаимствовал лапы у львицы возмутительного яркого окраса. Если безработица и угнетала его, то он все же держался молодцом и улыбался, как обычно, словно его все забавляло.

— А, Дэнни, привет! — радушно воскликнул он. — Так это ты устроил такой грохот на улице? Наверное, ты приехал сюда на танке.

— Отчасти ты прав, — подтвердил Дэнни. — Слушай, Шон, я попал в передрягу. Можно мне у тебя побыть? Сразу предупреждаю, что ФБР у меня на хвосте, и у тебя будут неприятности, если меня здесь найдут.

— Не говори так быстро, старик, ты уже совсем выдохся, — сказал Шон. — Да, конечно, заходи. Я всегда рад предоставить кров беглецу, в надежде, что и меня кто-нибудь приютит при случае.

Дэнни прошел в комнату и упал в глубокое низкое кресло. Квартира оказалась на удивление роскошной, даже для этого района, где арендная плата, скорее всего, составляла как минимум две сотни в месяц. Шон перехватил удивленный взгляд Дэнни.

— Да, немного дороговато для бывшего редактора торговой газеты, — сказал он. — Но сейчас я не работаю, и мне не нужно выглядеть, как редактору.

— Значит, у тебя все это время водились деньжата и ты запросто можешь не работать?

— Да, что-то вроде этого. Как видишь от меня не требовалось особой смелости, чтобы бросить работу. Я чувствовал себя немного преступником, когда заставил тебя поверить, что это не так. — Шон мягко улыбнулся и уселся на оттоманку, скрестив ноги в своих невероятно ярких домашних туфлях. — Приходится посвящать все свое время моей настоящей работе.

— И что это за работа?

— Как ты считаешь, имею я право вначале выслушать от тебя парочку конфиденциальных сообщений?

Дэнни почувствовал, что краснеет. Конечно, совершенно справедливое требование; и сейчас, когда он сдался, так сказать, на милость Шона, он не имел права отказываться.

— Я думаю, ты знаешь, что я не рассказал тебе мою историю полностью, — начал он угрюмо. — Так вот слушай.

Он говорил почти два часа. В течение его монолога Шон не изменил своей позы на диване; только изредка моргал. Казалось, он окаменел — одна рука на колене, нога вытянута, другая рука подпирает подбородок — эта поза напомнила Дэнни рисунок Сатаны Доре, и дьявольская красота Шона дополняла впечатление. Ему пришло на ум, что такая полная и неестественная неподвижность возможна благодаря занятиям йогой, при которой умственная активность пропорциональна уровню неподвижности тела.

— Я понял, — наконец сказал Шон. — Беспристрастный и правдивый рассказ и впридачу мешок оговорок, скрытых в ментальном подвале. Спасибо, Дэнни.

— Не стоит благодарности, Шон. Ты теперь понимаешь, почему я не хотел выставлять все это напоказ, когда мы в первый раз говорили. Конечно, многое из того, что со мной произошло, могло бы и не случиться, если бы я тебе все рассказал.

— Да, — подтвердил Шон. — Многому вообще не следовало случаться.

Он встал, засунув руки глубоко в карманы халата.

— Ты понимаешь, Дэнни, я не мог довериться тебе, пока ты не доверился мне. И не мог тебе помочь, пока ты по собственной воле не рассказал, что с тобой произошло. А тесты, которые я вынужден был провести, неизбежно потребовали бы времени. Могу я взглянуть на резонатор?

Дэнни молча вынул прибор. Шон со знанием дела раскрыл половинки и стал изучать внутренний механизм.

— Все то же самое. Поле какое-то странное, хотя — может, из-за того, что ты изменил настройку. Как ты его регулировал?

Дэнни показал отвертку. Шон покачал головой.

— Не годится. Здесь требуется немагнитная отвертка, лучше всего не металлическая. Пойдем в мастерскую, нужно присоединить резонатор к ЭЛТ[67]. Мне не нравится, что поле искажено. Искажение сразу нас обнаружит. Это все равно, что включить сирену.

Под «мастерской» очевидно подразумевалась запасная спальня для гостей. Но Шон приспособил ее под лабораторию, самую большую, какую Дэнни приходилось видеть при его не слишком богатом опыте. Предназначение большинства приборов было ему неизвестно. Однако он сразу узнал электоролучевой осцилограф, к которому Шон присоединил резонатор, поскольку у Тодда в университетской лаборатории был такой же. Спустя некоторое время на поверхности его экрана, похожего на телевизионный, появились ярко-зеленые кривые.

Шон присвистнул.

— Смотри-ка, поле почти исчезло, — сказал он. — И только частично из-за твоей отвертки. Все это из-за молнии, которая, скорее всего, косвенно на него повлияла. Если бы резонатор работал так, как сейчас, ты бы никогда не выбрался оттуда.

Он наклонился над прибором. Кривые на экране постепенно изменились. Наконец Шон выпрямился.

— Ну вот, — удовлетворенно сказал он. — Теперь должен работать. Я дам тебе мою отвертку от швейной машинки — она не магнитная. — Он посмотрел на Дэнни, ухмыляясь. — Не смотри на меня с таким недоверием. Я холостяк, ты ведь знаешь. Так что я и повар, и швец, и жнец.

Он закрыл резонатор и вернул его Дэнни.

— Обращайся с ним осторожно; это очень чувствительный приборчик. Я могу им гордиться.

— Так это ты его сконструировал?

— Да, конечно. Бараньи головы из ОПИ совсем одурели от мистицизма. Они не способны создать прибор, принцип действия которого основан на сериальном резонансе. — Шон направился назад в гостиную. — Представляешь, как я беспокоился, используют ли они его побочное назначение или догадаются заглянуть внутрь. Мы с Тейлором эстанировали…

— Тейлор? Фортианец? Неужели он…

— Да. Мы эстанировали, что резонатор, вероятно, будет испытан на тебе, и вполне возможно, что ты воспользуешься им, чтобы выбраться из ОПИ. Без него у тебя не было бы шансов — но в предвидении всегда существует элемент непредсказуемости, и мы до конца не были уверены, что тебе это удастся. Но теперь-то ясно, что нам не нужно было беспокоиться; они даже не догадались, что резонатор можно регулировать. Они совершенно не способны к научному мышлению — каждый раз, когда я думаю о той куче лабораторного хлама, который они собрали за рекой, мне становится смешно.

— Ты сказал мы. Кто вы? Я рассказал о себе. Теперь твоя очередь.

— С удовольствием, — кивнул Шон. — Настоящие пси-люди — не те церемонные преступники из ОПИ — добровольно организованы по всему миру. Наша основная цель — исследование сериального мира. Очень много есть такого, что мы не понимаем. Уж ты мне поверь. Во-вторых, мы следим за людьми, вроде членов ОПИ, которые развивают какой-то небольшой сектор или что-то еще из парапсихологического спектра и используют в преступных целях.

ОПИ, например, играет на бирже. Именно благодаря их мошенничеству «Пшеница» оказалась в нынешнем положении — что удивительно, сама компания не виновата, — именно их манипуляции дали твоему мозгу первый большой толчок для развития пси-способностей, хотя они и не подозревали об этом. ОПИ также полностью контролирует игорный синдикат, с которым у тебя произошел конфликт, а также еще кое-какой рэкет. Они владеют также большей частью «Объединенного военного снабжения», Цюрихской компании военного имущества. Настрой большинства дипломатических встреч приписывают их влиянию. Они выработали сложный ритуал для своей защиты, потому что опасаются соперничества в этой области.

— Они знают о вашей группе?

— Да, и боятся ее; но они следуют политике невмешательства в наши дела, частично из страха, частично потому, что мы, по большому счету, не представляем для них никакой угрозы. Мы вмешиваемся только тогда, когда необходимо спасти жизни тех, кого они знают так же хорошо, как и мы. Их эксперты могут определить развитие пси-способностей у любого человека, и, по возможности, они разыскивают его и вербуют или, в редких случаях, когда у новичка возникают угрызения совести, убивают.

Много раз нам удавалось предотвратить эти убийства, но у нас есть твердое правило не вмешиваться до тех пор, пока человек сам не отыщет свой путь, чтобы использовать пси-силу по своему собственному усмотрению. Если ему все же необходима помощь — обычно он в ней не нуждается — мы помогаем ему. Но не прежде.

— Это суровое правило, Шон. Есть беспомощные жертвы, которым необходима помощь.

Шон кивнул.

— Совершенно верно. Одна из причин, почему они не получают ее от нас, — в том, что у нас нет людей, чтобы следить за ОПИ день и ночь, и когда мы все-таки вмешиваемся, нам необходима помощь жертвы. Если человек не способен ее оказать, у нас связаны руки; так что какие бы у нас ни были намерения, мы вынуждены совсем отказаться от помощи таким людям. Вдобавок, веришь ты или нет, спасшиеся от ОПИ составляют почти единственный источник пополнения нашей собственной группы; только в этих людях мы полностью можем быть уверены. Иначе мы должны проводить нашу регулярную тестовую процедуру, а это занимает так много времени, иногда годы, что мы не добились бы ничего, если бы полагались только на нее.

Ты помнишь, например, мой аргумент о «бесконечности времени», где я старался тебе внушить, что странности, которые происходили с тобой, это всего лишь совпадения. Аргумент смешной, но он звучит приемлемо. Человек, который не обладает проницательностью, никогда не станет хорошим пси-человеком. Настоящий пси-человек обладает интеллектом, очень высоким интеллектом, дающим способность мыслить самостоятельно, не зависеть от чужого мнения, поскольку пси-человек должен жить со знанием, которое намного превосходит знание обычных людей, по крайней мере, в наше время. Это знание не должно причинять ему беспокойства, и в то же время он не может позволить себе поддаться греху гордыни. Вспомни, я настаивал, что нарушения вероятности происходят все время — совпадения происходят постоянно, в бесконечной череде случайностей. Ежедневный опыт говорит, что это не так. Но я заявил об этом очень уверенно, чтобы посмотреть, примешь ли ты мои слова на веру. Ты со мной согласился, но на самом деле, как потом оказалось, — нет.

— Вот почему ты посоветовал мне искать психоаналитика, да? — спросил Дэнни. — Ты действительно серьезно говорил об этом.

— Да, серьезно, Дэнни. Не все галлюцинации, видения и тому подобное свидетельствуют о наличии пси-способностей. Иногда у людей, которые имеют серьезные психологические трудности, развивается идея, что они стали парапсихологами, телепатами или чем-то в этом роде. Вот, позволь мне показать письменное свидетельство. Ты знаешь Марка Лайенса?

Имя казалось очень знакомым.

— Он, случайно, не детективный писатель? — наконец спросил Дэнни.

— Да, но он пишет также научную фантастику. Несколько лет назад он написал небольшой роман, в котором изобразил СЧВ, — очень приблизительно, между прочим, так как он не пси-человек, и я не заметил у него никаких соответствующих признаков. Но это был неплохой роман, и Лайенс продал его в один журнал, публикующий научную фантастику. Через десять дней после его опубликования он получил письмо от одного читателя, которое и показал мне. Замечу, что ему даже в голову не приходило, что я пси-человек или что существуют подобные вещи; он хотел просто меня позабавить. На самом деле, на мой взгляд история трагическая; но вот образчик того, что я имею в виду.


Шон достал голубоватый листок, вырванный из блокнота, и протянул Дэнни. На нем было написано следующее:

«Мистеру М.Лайону.

Нью-Йорк Сити, штат Нью-Йорк.

Дорогой сэр, пишу вам касательно вашего романа «Идущие поперек».

Ваша статья в журнале «Рассказы об искаженных умственных способностях», опубликованная в декабре, очень заинтересовала меня, потому что в ней описаны явления, очень напоминающие то, что происходит со мной.

В течение 15 лет я был духовным наставником, вырастил в одиночку троих сыновей. Я постоянно страдаю жестоким мигренями и проч., и проч. Все сопутствующие явления, описанные в вашем трактате, более или менее мне знакомы — однако поверьте, что на самом деле я горжусь моими психическими способностями… я проходил психиатрические обследования… хотя чуть не сошел с ума и проч… нашлось только 2 или 3 знающих человека, которые действительно меня понимают.

Я не могу прекратить и контролировать то, что со мной происходит, как не могу перестать ходить, — то есть, находясь в настоящем, я в то же время живу в ином мире и вижу события по-другому.

(Здесь была приписка на полях: «Иду по улице и в то же время как бы нахожусь над ней».)

Вхожу в партийную организацию штата, которая существует более 15 лет, — но в настоящее время вынужденно на отдыхе.

Мистер (указаны имя и адрес) может аттестовать мою чрезвычайную чувствительность, которая проявляется помимо моей воли.

Мне приятно, что наука начинает понимать, что существуют такие вещи, потому что меня никогда не понимали правильно, и это происходило не по моей вине.

10 апреля мне исполнится 54 года, а мне дают на десять лет меньше — хотя я ничего не предпринимаю специально… Этот дар был со мной всегда, с тех пор как я родился; я знаю ответ на любой вопрос во всей его полноте еще прежде, чем его закончат произносить, я должен временами сдерживаться в своих высказываниях, объективно считая, что «этого не может быть», но неизменно…

Напишите мне, пожалуйста, в каких книгах можно найти факты — я старался отыскать, но не нашел… Тем не менее, если вы просветите меня, чтобы я мог в дальнейшем понять самого себя с точки зрения науки, буду вам очень признателен.

У меня есть друзья в «Уонамейкере»[68] Филадельфии, которые могут рассказать вам о моей деятельности. Мистер (здесь приведено другое имя) звонит мне, чтобы оказать поддержку.

Спасибо, что вы написали эту статью, и надеюсь, что появятся другие на эту тему. С уважением (подпись).

P.S. Мысленно я произношу одно, а выходит «что-то чуждое» — я имею в виду, не то, что мне хочется сказать — Что это — Кто знает?»

Дэнни вернул письмо.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду.

— Существуют и другие тесты, — продолжал Шон. — Мы стараемся узнать, например, как человек реагирует на алкоголь, поскольку использование пси-сил требует чрезвычайной четкой работы мозга, которая первая страдает от алкоголя. Этот тест легко провести — если человек быстро пьянеет от одной рюмки или пары стаканов пива, он должен быть очень осторожен. И так далее.

Я был уверен, что ты прошел через все эти тесты, но всегда есть шанс, что в последнюю минуту человек застынет на какой-то стадии своего развития и станет односторонним парапсихологическим калекой, как люди из ОПИ. Мы с Тейлором связались очень рано — он главный в нашей группе и эксперт в выявлении любой скрытой паранойи, которая может быть у потенциального рекрута, — и совместно приняли решение, что один из нашей группы — человек, которого ты не знаешь, — добьется избрания в Совет Братства и предпримет все возможное, чтобы в тебя внедрили резонатор.

— Шон, они сожгли его, — сказал Дэнни.

— Я знаю, — произнес Шон спокойно. — Я слышал, что произошло. С самого начала мы предвидели такое развитие событий. Но считали, что дело стоит свеч, если ты сможешь использовать резонатор в полную силу его возможностей. Тейлор согласился со мной, что, возможно, понадобится помощь нашей группы, чтобы оказать тебе содействие, — но не прежде. Я доказывал, что мы приблизились к опасному порогу и что если ты обнаружишь, что резонатор регулируется и сумеешь этим воспользоваться, это будет достаточной проверкой. Теперь мы видим, что я оказался прав. Когда это решение было достигнуто, нас с Тейлором разделяли многие мили. И Тейлор, и я рано осознали, что ты можешь нас слышать, где бы мы о тебе ни говорили, поэтому мы старались выражаться туманно. Но — кроме гибели Сая Неверса — все прошло совершенно так, как мы предполагали.

— Значит, это вы с Тейлором были теми «подземными» голосами, которые я слышал. Я в конце концов определил тебя, но никогда бы не подумал, что второй — Тейлор…

Боже мой, Шон, я в первый раз за несколько недель чувствую себя снова нормальным. Я хотел прикончить тебя за все передряги, что мне пришлось из-за тебя пережить, но сейчас готов тебя расцеловать.

Шон крякнул.

— А теперь серьезно, — продолжал Дэнни. — По поводу доктора Тодда. Он работал как проклятый много лет над всей этой проблемой, и, более того, он многого добился. Ему здорово пришлось потрудиться, ведь сам он не обладает пси-способностями. Если бы не он, меня бы здесь не было. Так что он заслуживает некоторого внимания с вашей стороны, хотя он и не пси-человек.

— Он его и заслужил, — подтвердил Шон. — Каждое человеческое существо — это уникальная проблема, Дэнни. Мы все пришли к пси-силам своим особым путем. Путь Тодда не такой, как твой или мой, и нельзя сказать, какой лучше. Удивительно, что именно ты задал этот странный вопрос, Дэнни. Неужели из всех людей только ты смог эстанировать последствия работы Тодда?

— Не хочу даже пытаться, — сказал Дэнни. — Я не использовал ни один из своих пси-способностей, с тех пор как бежал из ОПИ. Боялся, что они засекут меня.

— Конечно, засекут. Где моя голова? Мое презрение к ним иногда заставляет меня забыть, что у них вполне реальные и опасные способности. Более того, сейчас они достигли такого этапа в своей деятельности, что мы просто обязаны вмешаться, причем необходимо это сделать быстро и чисто. Хватит болтать, нужно действовать. Поехали.

— Куда?

— В их убежище за рекой, в тот дом, куда тебя доставили люди из синдиката. Мы должны ликвидировать твою последовательность. И нужно успеть вовремя и разыскать доктора Тодда, если нам повезет. Но это трудная задача. Ты ведь приехал на грузовике?

— Да. Но мне кажется, бензин на исходе.

— Я поведу, — сказал Шон, скидывая халат. — Не пробовал еще ни разу, но знаю, что можно завести поршневой двигатель без топлива, приводя в действие гравитационный момент противоположных цилиндров. Как считает Тейлор, Келер завел таким образом свой «таинственный двигатель», хотя я уверен, что Келер и не подозревал о себе такое.

— А не может ОПИ установить за тобой слежку, Шон?

— Вполне возможно. Хотя не думаю, что они могут заподозрить, что я дал тебе убежище. Но даже если заподозрят, они опасаются меня и не будут препятствовать моему приезду. И рассчитываю на то, что Братья не знают, что я собираюсь покончить с ними. Вот почему я не рассказываю тебе все дело до конца.

Он погасил свет и открыл дверь.

— Нам нужно спешить. Новая последовательность уже началась, но мы должны закончить как следует твою, иначе новая пойдет не так, как надо.

— Это плохо?

— Очень плохо, — сказал Шон. — Новая последовательность начинает ряд, в котором ОПИ получит полный контроль. Используя аналогию с игрой в бридж, Дэнни, ты козырь в наших руках. Если мы сейчас не сыграем тобой, у нас никогда не будет другой возможности.


Содержание:
 0  Дело совести : Джеймс Блиш  1  ДЕЛО СОВЕСТИ : Джеймс Блиш
 2  Книга первая : Джеймс Блиш  4  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 6  Книга первая : Джеймс Блиш  8  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 10  Книга законов : Джеймс Блиш  12  Пролог : Джеймс Блиш
 14  Этап второй : Джеймс Блиш  16  Программа Семя : Джеймс Блиш
 18  ПОВЕРХНОСТНОЕ НАТЯЖЕНИЕ : Джеймс Блиш  20  Этап второй : Джеймс Блиш
 22  Этап первый : Джеймс Блиш  24  Водораздел : Джеймс Блиш
 26  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  28  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш
 30  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш  32  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 34  Глава 10 ПАСТОРАЛЬ : Джеймс Блиш  36  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш
 38  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  40  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 42  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш  44  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 46  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  48  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш
 50  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш  52  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 53  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш  54  вы читаете: Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш
 55  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  56  Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш
 58  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш  60  Первый заказ : Джеймс Блиш
 62  Последнее колдовство : Джеймс Блиш  64  В Средний Ад : Джеймс Блиш
 66  Приготовление : Джеймс Блиш  68  Три сна : Джеймс Блиш
 70  День после Светопреставления : Джеймс Блиш  72  Сокрушение Небес : Джеймс Блиш
 74  Произведение искусства : Джеймс Блиш  76  Сигнал : Джеймс Блиш
 78  Произведение искусства : Джеймс Блиш  80  Сигнал : Джеймс Блиш
 81  ВОСПАЛЕНИЕ СОВЕСТИ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ПОЛЮСОВ : Джеймс Блиш  82  Использовалась литература : Дело совести



 




sitemap