Фантастика : Социальная фантастика : Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  55  56  57  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 15

Шесть дней в будущем

РАЗ!

Лестница исчезла.

Исчезли также дом и темный коридор.

Дэнни стоял на лугу. Но даже луг был другим. От травы не осталось и следа. Колючая стерня покрывала бугристую землю. Стоял страшный холод. Вокруг царило запустение, только торчали поблизости несколько огромных уродливых стеблей.

Вокруг Дэнни валялись большие обтесанные камни, показывая, где предположительно мог быть дом, — или где он был до того, как что-то с ним случилось.

За руинами дома виднелся лес из мертвых деревьев. Их кора отстала от сухих стволов. Многие деревья упали, их стволы и сучья сгнили, хотя в лесу, как и раньше, все еще рос кустарник.

Серые облака закрывали небо. К северу, там, где должен быть город, клубился только туман. Черная птица, похожая на ворону, но намного крупнее, кружила и кружила на сыром холодном ветру. Она увидела Дэнни и крикнула. Ее крик отозвался эхом по всей округе.

Ке-а… Ке-а…

Других звуков не было; ни шуршания листвы, ни гуда насекомых, ничего, кроме крика птицы и стука ветвей на ветру.

Сбитый с толку Дэнни повернулся к дому. Маленькая лестница сохранилась, а также почти вся дымовая труба. Остатки камней валялись вокруг на сухой стерне, как будто дом взорвали изнутри много лет назад и с тех пор сюда никто сюда не приходил.

Ке-а… Ке-а…

Дэнни попробовал просканировать пространство с помощью телепатии. И ничего не обнаружил. Ни единого живого существа. Только мертвый, проклятый ландшафт вокруг.

Дэнни проследил за птицей…

Его пошатнуло от ужаса. Он понял, что птица спускается все ниже и ниже, что она наблюдает за его слабостью; ее клюв нацеливается прямо ему в глаз. Но он чувствовал себя совершенно беспомощным и не мог избавить свое сознание от этого контакта.

Птица оказалась разумной; почти такой же разумной, как собака. Она была голодна. В течение многих дней она искала пищу, и в течение многих месяцев она не встречала человека…

Он закашлял и выпрямился. Насторожившаяся, но не напуганная птица сделала круг в воздухе, выжидая.

Ке-а… Ке-а…

Запах смерти окутывал не только дом, но и мир — смерти от войны или мора? Этого не знали ни человек, ни птица. Но птице до этого не было дела. Ей нужны только глаза Дэнни. Наконец она нашла создание настолько слабое, настолько неразумное, что оно поднимает голову на ее крик и смотрит в небо…

Дэнни, сглотнув, опустил голову и посмотрел вниз. Стерня щетинилась у его ног, но ведь он не выходил из коридора. Разъединенные ступени находились перед ним, хотя он уже поднялся на одну из них… и оказался в этой последовательности.

Ну конечно. Это была всего лишь одна из бесконечного числа накладывающихся друг на друга последовательностей, составляющих в совокупности реальный мир. Она была не полностью реальна, она была просто раздробленной реальностью. Новые последовательности начинаются каждое мгновение. Одна из них, как говорил Шон, даст ОПИ полный контроль над будущим, если Братству удастся укорениться — если ему удастся подойти ближе к главной линии.

Это произойдет именно в той последовательности, где будет спрятан Тодд, так как ОПИ надеется, что соратникам Шона придется сделать эту последовательность реальностью для того, чтобы вызволить Тодда. И конечно, последовательность, где ОПИ имеет полный контроль, была бы самым безопасным местом для пленника. Дэнни поднялся в только на первую из подконтрольных ОПИ последовательностей. Вот почему ему казалось, что по ступеням, которые он видел перед собой, нельзя подняться. Первая ступень здесь отсутствовала, потому что он уже ее миновал; она не принадлежит ни к этой последовательности, ни к той, которую он только что покинул.

Ке-а… Ке-а…

Дэнни угрюмо огляделся. Итак, перед ним наиболее возможный результат манипуляций ОПИ! Опустошенный мир, только хрипло кричащая птица, последняя… мир, где нет ни одного человека, один только Тодд, которого можно скрыть мгновенно. Не утешительно.

Ке-а…

Дэнни посмотрел вверх, где внезапно обрывалась разрушенная лестница. Там не было ничего, кроме серого неба; но это был сигнал, указующий перст, который предупреждал, что не следует взбираться слишком высоко…

Ке-а, Ке-а! Странное черное существо, опасное, оснащенное крыльями, вытянутое, как торпеда, с острым носом, бросилось ему в лицо, его маленький мозг взвизгнул победным коварством. Дэнни закрыл глаза рукой и стремительно шагнул на вторую ступеньку.

ДВА!

И ему сразу же пришла в голову мысль, что он шагнул в воздух. Все оставалось серым и кружилось вокруг него. Он пытался ухватиться руками за что-нибудь и не мог; он падал и…

Сильная рука схватила его за предплечье, другая сильно прижала его ладонь к чему-то трубчатому, металлическому и холодному.

— Полегче, приятель, ветер тут скверный. Держись за поручень, а то сдует.

Голос звучал дружелюбно. К счастью, Дэнни сумел справиться с головокружением. Но даже после этого он не смог разглядеть ничего, что позволило бы ему почувствовать, что он на земле. Он начал осмотр с поручня, который оказался просто блестящей трубой, которая огибала пространство, способное вместить троих человек. Перила были прикреплены к тонкой металлической платформе. Она качалась вперед и назад на верхушке единственной металлической мачты, тонкой, как тростинка, поднимавшейся на высоту почти две сотни футов над поверхностью земли. Как только он увидел, где была земля, он снова испытал головокружение и чуть не выронил резонатор, ища, за что бы ухватиться на качающейся платформе.

— Держись. Ты должен держаться за поручень.

Человек осторожно выпустил его. Дэнни повернул голову и посмотрел на него.

Это был Шон. Или… нет, это был только частично Шон, более грубая версия козырного короля, не помнящая разветвлений того мира, в котором Шон жил во плоти и крови. Но сходство слишком заметное, чтобы на него не обращать внимания.

Внизу раскинулся на много миль какой-то лагерь. По нему сновали крошечные люди. Половина леса была вырублена, вероятно, для того, чтобы сделать грубые бараки. На севере можно было видеть город, хотя его очертания изменились. Там высились несколько небоскребов, отсутствующих в мире Дэнни. На юге раскинулось пустынное поле. На нем поблескивали серебром десять одинаковых снарядов, похожие на блестящих металлических рыбин. Снаряды висели в сетях ферм; одиннадцатая стояла на своих хвостовых плавниках; ее обслуживал высотный кран.

Платформа качалась, как тюльпан на ветру. Человек, похожий на Шона, перекинул винтовку с одного плеча на другое.

— Теперь все в порядке? — спросил он. Дэнни кивнул.

— Я не видел, как ты поднимался, и не ожидал тебя встретить. Этим телепортерам наплевать, как чувствует себя человек, которого закидывают на двухфутовую высоту. Хорошо, что я тебя удержал.

— Спасибо, — сказал Дэнни. — У меня кружится голова.

— Еще бы. Сначала всегда кружится, потом пройдет. Я побуду с тобой, пока ты не придешь в себя.

Дэнни озадаченно посмотрел на солдата.

— Я твоя смена, да? — спросил он.

— Ну да, но я не тороплюсь. Знаю, как это бывает, когда первый раз ставят на стражу. Я и сам совсем недавно был новичком. Ты обо мне не беспокойся. Когда нужно будет, я подам сигнал, чтобы меня переправили на землю. Где твоя винтовка?

— Не знаю, — сказал Дэнни. — Наверное, я ее уронил.

— Ты не мог ее уронить. Ее, должно быть, забыли послать вместе с тобой. С каждым днем они становятся безалабернее. Я Шон Хеннесси. А тебя как зовут?

— Дэнни Кейден.

— Хм. Мне кажется… нет. Точно — нет. — Солдат наклонился над перилами, глядя вниз на поле. — Посмотри-ка на них. Вон на те адские игрушки… Кэррик говорил, что сегодня ночью взорвут пять из них, но я думаю, это враки. Ты что-нибудь слышал?

— Ничего, — ответил Дэнни, не погрешив против истины.

— Я тоже. Господи, какой же здесь дубак.

— Я уже привык. Почему ты не…

Что-то пронеслось в сером небе у них над головой со звуком, похожим на вой полицейской сирены, усиленной в тысячу раз. Разглядеть ничего не удалось: было слишком далеко. Дэнни заключил по звуку, что объект исчез задолго до того, как они его услышали.

— Эта не для нас, — заметил разговорчивый солдат, похожий на Шона. — Знаешь Дэнни, иногда мне хочется быть в телевойсках. Я слышал, что они, по крайней мере, никогда не стоят на страже.

— Вряд ли я попал бы туда, — сказал Дэнни.

— Вполне возможно, что и нет. Каждый раз, когда я думаю, каким способом эксперты снова выкрутились, мне становится смешно. Вначале считали, что атомные бомбы сделают пехоту ненужной. Затем они изобрели этакую телепортирующую штуку и бах! Отряды командос снова появились и начали стрельбу по всему миру…

Неожиданно все стало на свои места. ОПИ было посредником в мировом бизнесе по военному снаряжению в последовательности, граничившей с главной линией. В последовательности, где ОПИ не могло больше скрывать тайну телепортации, этот секрет неизбежно будет применен в военном деле. Короче говоря, его обратят в актив «Объединенного военного имущества», чтобы торговать, как канистрами с бензином. И при таких обстоятельствах ОПИ еще больше, чем раньше, было заинтересован в том, чтобы мир постоянно находился в состоянии войны или почти войны.

Значит, эта последовательность намного ближе к той, где спрятан Тодд. Но все же достаточно далеко, так как совершенно очевидно, что в той, самой предпочтительной для ОПИ последовательности, никто не должен знать о пси-силах.

Решено. Он должен идти дальше. С опаской — память о хищной черной птице все еще была свежа в памяти — Дэнни посмотрел вверх.

Как подняться в пустой воздух? Его и так занесло слишком высоко.

— Ого, смотри! — крикнул человек, похожий на Шона. — Воздушная тревога. Там внизу что-то происходит. Надеюсь, я ошибся. Смотри.

Толпа крошечных людей внизу вывалилась из бараков и бросилась к лесу. На поле еще более крошечные человечки бежали прочь от сверкающих торпед. Все это выглядело так, будто всему лагерю приказали продемонстрировать организованную панику — массовка перед гибелью гипсовой Помпеи. В отдалении взвыла сирена.

— Чертова бомба, — сказал солдат совершенно спокойно. — Не знаю, что хорошего в том, что ее запускают? СЧВ-наблюдение никуда не годится. Пока, Дэнни.

Дэнни стремительно закинул ногу на перила.

— Эй! — крикнул человек, похожий на Шона. — Дурак, ты же все равно умрешь…

Дэнни рванулся вверх и шагнул в пустой воздух.

ТРИ!

Путешественника по сигма-последовательностям окутал гудящий мрак. Он почувствовал, что попал на твердую поверхность, и, сделав два или три шага, выпрямился.

Лагерь исчез. Исчез не только из поля зрения Дэнни, но и из своей собственной последовательности, уничтоженный в радиусе пятидесяти миль со всем, что там было. И тот факт, что это только часть реальности, не избавил Дэнни от ненависти к ОПИ. Ведь те люди были вполне реальны для самих себя и не желали умирать при взрыве водородной бомбы, так же как и любой человек на главной линии.

ОПИ всюду несло смерть и разрушения. Дэнни уже убедился в этом и будет иметь это в виду, когда снова встретится с ОПИ.

Он огляделся. Высоко над его головой возвышался свод потолка, поддерживаемый гладкими стройными подпорками из темного металла. Потолок возвышался над чем-то огромным, черным и сильно пульсирующим — загадочной массой, которая лежала на земле в нескольких сотнях футов от Дэнни. Само здание походило на большой ангар для цепеллина, но черная масса — это не цепеллин; нечто другое, а что — Дэнни мог понять.

На покатых стенах ангара, на одинаковом расстоянии друг от друга, располагались высокие узкие окна. Сквозь них Дэнни видел в солнечном свете силуэты небоскребов отдаленного города, знакомые, но все же не те, что прежде. Здесь они были более стройными и утонченными. Пол, который на самом деле оказался земляным, был испещрен длинными пересекающимися бороздами, похожими на следы от гусеничного трактора.

Которые, как тут же Дэнни убедился, оказались как раз тем, что сразу пришло ему на ум. В ангаре не было людей. Пульсирующую черную машину обслуживали другие машины, похожие на тягачи без кабин, предохранительных решеток, бамперов и фар, но снабженных проворными, сложносоставными металлическими рычагами, которые убирались, когда не использовались, складываясь, как лапы богомола, над радиатором трактора. Машины двигались бесшумно, целеустремленно и осмысленно — они явно не походили на роботов, которых показывали в голливудских фильмах.

Один из них посмотрел на путешественника и двинулся к нему. Дэнни наблюдал за его приближением, гадая, стоит или нет его опасаться.

Машина, похоже, была озадачена той же самой проблемой. Она остановилась, ее передние колеса повернулись по направлению к Дэнни, но шасси все еще не выровнялись, как будто машина решала, ехать ей назад или вперед.

Затем гусеницы начали медленно проворачиваться. Робот отъехал немного в сторону, а затем снова устремился вперед. Остановившись перед Дэнни, машина произнесла:

— Вы здесь в опасности. — Его голос звучал как обычный человеческий голос и даже с некоторым выражением. — Людям опасно заходить на завод. Здесь большая радиация.

— Извините, — сказал Дэнни. — Я не знал.

— Вы должны вернуться, если вы человек, — произнес робот все так же ровно. — Однако вы не похожи на человека. Ваш мозг это что-то новое для меня. Неужели создатели мозга решили обойтись без пси-механизмов? В матричном механизме записано другое решение.

— Нет, я человек, — сказал Дэнни. — Я защищен полем, вот и все. Вы здесь, очевидно, имеете доступ к пси-информации.

— Конечно. Уже много лет. Я сам разговаривал с величайшим парапсихологом через десять дней после моего создания. Это было здорово. Не каждый робот может похвастать, что говорил с Тоддом.

Дэнни подпрыгнул. Тодд здесь? Подождите — что-то в этом совершенно ненормально. Эта последовательность совсем не похожа на такую, где орудует ОПИ. Во-первых, она казалась мирной и процветающей, и пси-силы здесь, похоже, являются всеобщим достоянием.

— Да, я говорил с ним, — заявила машина голосом, в котором звучали нотки гордости. — В прямом смысле. Я связался напрямую с его урной в матричном механизме, и он сам меня инструктировал. Естественно, это было не его собственное решение, но я чувствовал гордость, что нахожусь с ним в прямом контакте. Большая редкость, чтобы какой-либо сущности позволили установить контакт с урной.

— Понимаю, — произнес Дэнни. Он испугался того, что понял. Всегда происходит перекрывание одних последовательностей другими. Эта последовательность содержала в себе Тодда, как предыдущая содержала Шона — или что-то вроде Шона. И возможно, что-то вроде Дэнни Кейдена.

— Могу я поговорить с Тоддом?

— Нет, — ответила машина. В ее голосе прозвучали нотки оскорбления. — Ни одно человеческое существо, кроме Братьев, не может говорить ни с Тоддом, ни с другими парапсихологами. Только машины могут входить в контакт с урнами, и только по особому разрешению.

Доброжелательный деспотизм — вот что ОПИ установило бы, если бы решило убедить большинство населения в своих добрых намерениях. С точки зрения ОПИ такая последовательность все же недостаточно оптимальна, так как влечет за собой компромисс с другими человеческими идеями, которые оправдывают доброжелательный деспотизм. Например, в эту машину заложена программа толерантного отношения к благополучию человеческих существ. Только погребение парапсихологов и других опасных людей, их включение в компьютер в качестве беспомощных и, возможно, бессознательных компонентов главной информационной системы обнаруживает цели ОПИ.

Но ОПИ предпочло бы не идти на компромиссы. Более того, ОПИ предпочло бы абсолютную секретность в отношении всего, что касается пси-знания.

Дэнни почувствовал острую боль сожаления. Даже под властью ОПИ эта последовательность имела свои достоинства. Он немного сожалел, что если ему удастся достигнуть верха этой дьявольской лестницы, ни один из этих роботов не появится в реальном будущем.

И все же — может появиться, поскольку ни одна из последовательностей не вполне реальна, эта же находится в сравнительной близости к главной линии. У робота есть шанс сохраниться в возможном будущем, даже если ОПИ все разрушит.

— Ну, мне пора, — сказал Дэнни. — Спасибо за любезность. Я собираюсь подняться еще на одну ступеньку. Вы не против, если я встану на вашу гусеницу?

— Вы поднимаетесь в сигма-последовательность? — спросила машина. — Тогда это объясняет ваше присутствие здесь. Я не могу примириться с этим. Мне очень жаль. Кое-кто из нас подозревал, что мы из вероятности не очень высокого порядка, но все же оставалась доля сомнения.

— Возможность вашего появления вполне реальна, — заверил робота Дэнни. — Я из главной линии, и вы достаточно близко к ней. Насколько я понимаю, вы сохранитесь в реальном будущем. То есть вы будете существовать, если я не застряну где-нибудь вдоль этой линии. В противном случае, у вас нет шансов.

— Знаю, — мрачно произнесла машина. — У меня есть приказ уничтожить любого, кто появится у сигма-последовательности. Я не делаю этого только потому, что мне кажется, вы правы — мы действительно сохранимся. И я ничего не буду предпринимать, пока вы не исчезнете. Но предупреждаю, вам не следует входить в следующий квантовый уровень. Там уже не Земля.

— Не Земля?!

— Да, не Земля, — сказала машина. — Она испарилась. Преждевременная детонация водородной бомбы, которую Братья испытали — или пытались испытать, — стараясь подавить восстание подпольных пси-людей, которые хотели захватить всемирную подземную тюрьму, сооруженную Братством. Там нет даже солнечной системы, так как всплеск радиации от взрыва Земли вызвал превращение Солнца в «новую звезду». Там нет ничего, кроме рассеянного газового облака, вроде туманности Рака.

— Боже мой! — воскликнул Дэнни. Он снова почувствовал слабость. — Что же мне делать? Я должен вернуться вниз, но сейчас я понял, что не знаю, как это сделать. Можете вы мне помочь?

— Нет, — ответил робот. — Я и так грубо нарушил инструкции, предписывающие уничтожить вас. Но нет необходимости физически делать шаг вверх, что бы идти от последовательности к последовательности. Если вы это сделаете, то попадете в последовательность, где нет ничего. Вы не можете телепортироваться через пролом?

— Я не могу рисковать, — нахмурившись сказал Дэнни. — Меня засекут.

Робот стоял молча и недвижно в гудящем зале. Когда он не говорил, Дэнни с трудом верилось в его разумность. Наконец тот произнес:

— Мне запрещено использовать пси-функции помимо операций с матричным механизмом. Однако вы — формулировка вне матричного ряда, который здесь преобладает, и не можете стать разрушающим фактором. Я выведу вас отсюда. Я эстанирую, что меня за это утилизируют. Но ради нашего участия в будущем, каким бы ничтожным оно ни было…

У Дэнни не было времени проанализировать предложение робота, чтобы решить, желает он, чтобы его вывели или нет. И хотя робот не двинул ни одним из своих рычагов, ангар исчез.

ЧЕТЫРЕ!

ПЯТЬ!

В четырех дюймах от кончика его носа висела блестящая сеть. Ничего другого Дэнни не видел. Он постарался пошевелиться, но сеть плавно потекла, немного поддалась, но продолжала удерживать его на месте. Он взглянул вниз. Светящаяся паутина покрывала все его тело, ставшее похожим на огненный кокон. Она давала ему возможность только дышать — и все.

Резкий голос произнес:

— Откуда ты взялся!

Дэнни боролся с сетью, но безуспешно. Владелец голоса ждал довольно долго, чтобы убедиться в этом.

Затем постепенно сияющие нити, опутывающие его тело, стали темнеть. Но Дэнни по-прежнему чувствовал себя беспомощным. Очевидно, тот, кто наблюдал за ним, остался этим вполне доволен. Сеть совсем потускнела. Наконец она сползла и, казалось, испарилась без следа.

Высокий человек с крючковатым носом и буйной копной иссиня-черных волос сидел за столом напротив Дэнни, на противоположном конце маленькой комнаты с низким потолком. В руке он держал предмет, похожий на пистолет, увенчанный маленьким квадратным зеркальцем, разделенным пополам курсором.

В маленьком зеркальце Дэнни видел свой собственный нос. Пересечение курсора в отражении падало прямо между его глаз.

Однако высокий человек выглядел крайне недовольным. Победное выражение его лица сменилось удивлением. Он воскликнул:

— Ты — ты не Беренц! Где он? Говори или я сожгу тебя!

— Да пошел ты! Я никогда о нем не слышал, — раздраженно проворчал Дэнни. Он огляделся. Маленькая комната могла быть и лабораторией, и рубкой связиста; трудно сказать, поскольку ни один из приборов даже отдаленно ничего ему не напоминал. Окажись здесь Тодд, и он вряд ли смог определить, для чего они предназначены. — Я всего лишь случайный прохожий. Отведи эту штуковину в сторону, ладно?

Высокий человек в нерешительности опустил оружие — не намного, но достаточно, чтобы Дэнни смог увидеть в маленьком зеркале вместо переносицы пряжку от своего пояса.

— Это какой-то фокус? — спросил тот хрипло. — Ни у кого, кроме Беренца, нет разрешения на перемещение. У нас имеется мыслеизолирующая защита от кинететронов на четырех планетах и Предсказание в придачу. И вместо Беренца мы получаем тебя! Если ты делаешь Переход нелегально…

— Если бы я хотел сделать Переход, он бы точно был нелегальным, — сказал Дэнни. — Но к счастью я понимаю ни черта из того, о чем ты мне толкуешь. Кто этот Беренц?

— Он библиотекарь образов для Геронтов, или был до того, как Братство добралось до него. Сейчас он обвиняется в воровстве альтернативных личностей и контрабанде.

— Скверно звучит, — заметил Дэнни.

— Очень скверно, — подтвердил высокий. — Со всеми альтернатами в своем распоряжении Братья могут фильтровать нас, как им заблагорассудится, а мы даже не узнаем об этом. Кто ты такой, могу я спросить?

Дэнни почесал в затылке. Любой ответ мог быть таким же непонятным для этого человека, как и данный разговор для него самого. С другой стороны, в последовательности, над которой господствуют не только Братья, но и этот человек, разоблачающий их секреты, вполне может оказаться тюрьма Тодда, так что союзник не помешает.

Он сказал осторожно:

— Я из другого комплекса последовательностей.

— Да? Что же ты сразу не сказал? Вы, романтики, всегда ищете основную реальность. Если бы путешествие во времени было возможно, вас было бы не удержать. Когда ты наконец усвоишь, что ни одна последовательность не стабильна? — Он встал и начал ходить. — Но ты расстроил мои подсчеты, и теперь нам не добраться до Беренца. Тиранозавр, которого он освободил, поставит барьер через все созвездие.

Дэнни невольно заинтересовался:

— Тиранозавры? Но они вымерли миллионы лет назад. Вы вроде бы сказали, что путешествие во времени невозможно.

— Да, невозможно. Но есть последовательность каких-то энергетических уровней, ниже уровня той, где динозавры никогда не вымирали. Эта последовательность — очень неправдоподобная, что, впрочем, не помешало Беренцу совершить на нее налет.

— Но считается, что они были тупыми. У них мозг размером в грецкий орех.

— Были, — сказал высокий невесело. — Но это было миллионы лет назад, когда скорость времени не позволяла физико-химическим процессам убыстряться настолько, чтобы поддерживать интеллект. Но человек с мозгами Кейдена…

— Извини, кого?

— А, я и забыл. В твоей последовательности, конечно, нет такой личности. Он топологический парапсихолог. Это очень трудная дисциплина. Но если бы его поместили в каменноугольный век, и он мыслил бы не лучше динозавра. Энергетический уровень пленума в то время не способствовал развитию мышления. Но, к слову сказать, динозавры в той последовательности, где они сохранились, имеют очень высокий интеллект несмотря на то, что кровеносная система не снабжала их мозг в достаточном количестве кровью, насыщенной кислородом. И тиранозавр Беренца доказал это полностью. О, Беренц знал, что делает и что надо сделать. Он был главным человеком у нас, пока Братья не испортили его.

— Извини, — прервал его Дэнни. — Я понимаю, что здорово вам напортил, но я запутал ваш трал нечаянно. Значит, эта сеть, в которую вы меня поймали, может захватить человека, который телепортировался, на пути к месту его назначения?

— Да, — подтвердил высокий. — Если детектор находится точно между первоначальным и конечным назначением. Нам требуются месяцы расчетов, и, думаю, у тебя почти нет шансов попасть туда, куда ты собирался. Но я тебя не виню. Ты не виноват.

Он вздохнул. Дэнни пришел к выводу, что этот человек ему нравится.

— Ты, случайно, не слышал о человеке по имени Тодд.

— Тодд? Хм, Тодд. Обыкновенное имя, но все же…

— Он парапсихолог. Если Кейден здесь, возможно, между ними есть какая-то связь.

— Да, вроде бы вспоминаю что-то об этих двоих. Дай-ка подумать. Это…

Резкое дуновение воздуха возникло слева от Дэнни. Вздрогнув, он обернулся.

Еще один человек стоял в кабине с низким потолком. Он был абсолютной копией высокого черноволосого человека. Они отличались только выражением лица. У второго оно, по крайней мере, не было таким удрученным. В руке он держал точно такое же оружие. Метнув на Дэнни быстрый взгляд, он бросил своему двойнику:

— Привет, Зед.

Первый осмотрел его с головы до ног с таким холодным презрением, что Дэнни был рад, что оно направлено не на него.

— Итак, ты украл и мою альтернату, Беренц? Можешь себя поздравить. Теперь мы никогда не сможем тебя судить.

— Знаю, — сказал двойник Зеда. Он по-волчьи усмехнулся. — Закон двойного риска. Плохо, что я не могу пристрелить тебя, Зед. Тогда дело пошло бы намного лучше. Конечно, я могу принести еще много вреда. Может, мы сможем прийти к соглашению.

— Нет, а сейчас тем более, — отрезал Зед. — Тебе лучше убраться отсюда.

— И попасть в твою ловушку? Не выйдет, Зед. Между прочим, Братья примут меня, так что они получат это богатство, которое может уничтожить вас в течение получаса. Тебе следует подумать дважды, прежде чем отказаться от соглашения.

Беренц взглянул на Дэнни. Его взгляд ничего особенного не выражал. Но он сказал:

— У тебя странные друзья, Зед. Мне не нужны свидетели.

Он нацелил свое оружие на Дэнни и нажал на курок.

Защитное поле резонатора каким-то образом помешало Дэнни оказаться на линии огня или произвела какое-то другое неуловимо быстрое действие. Однако за долю секунды он не мог полностью избежать огненного клинка, который выбросил его назад, в предыдущую последовательность, ту самую, где не было Земли.

Поскольку эта последовательность имела более низкий энергетический уровень, чем та, где остались Беренц и Зед, он позже почувствовал вполне определенно, что этим же выстрелом Беренца тут же отбросило назад, в сверкающий хаос, однако тогда у него не было времени для такой связной мысли.

Заряд уже ударил его — и выбросил в следующую последовательность.

ШЕСТЬ!

Там не было ничего.

Не было даже темноты, хотя не было и света тоже. Совсем ничего, даже времени. Все вокруг было не более реально и осмысленно, чем воспоминания в часы глубокого ночного сна.

Кругом пустота, и ни на каком языке нельзя об этом рассказать. Даже человек, который, как Зед, находился между звездами, не смог бы описать такую пустоту, ведь пространство и время — это континиум электромагнитных полей, искривленный вместе с материей, ограниченный в своей строгой метрической структуре, наполненный позитронами до возможности взрыва, расширяющийся, как воздушный шар под давлением своей собственной полноты.

Здесь же только пустое пространство.

Очень долго ничего не происходило в душе Дэнни; только абсолютное опустошение, крайняя степень сверходиночества: он был изъят из царства нормальных человеческих эмоций. Если у него и оставалась какая-то связная мысль, так это мысль о том, что Беренц его убил; или — хотя могли пройти дни, годы, века, после того как это с ним случилось — заряд из оружия Беренца выкинул его из сигма-последовательности в какую-то другую, где весь мир — ничто иное как далекая невозможность.

Он беспомощно повернулся в пустоте. Постепенно к нему пришло безнадежное удивление: как он узнал, что повернулся? Ведь нет ничего, никаких признаков, никаких ориентиров, по которым он может судить о своем движении.

Но он повернулся. И даже почувствовал приступ головокружения.

Головокружение. Значит, даже здесь не все его чувства были полностью бесполезны. Полукруглые каналы его внутреннего уха регистрировали сдвиги в инерции газа, который их заполнял. Его чувство равновесия все еще действовало.

Осторожное движение руки подсказало ему, что кинестезия, ощущение мускульного положения, также все еще действует, а значит, очевидно, есть и другие «внутренние» ощущения.

Он был жив. По крайней мере с этого можно начать. Более того, одно из внутренних ощущений говорило ему что-то чрезвычайно важное об окружающей его пустоте. Он чувствовал головокружение. Его вестибулярный аппарат подсказывал ему, что он повернулся. Он не получил бы такого ощущения, если бы газ у него во внутреннем ухе не испытывал действия центробежных сил или сил Кориолиса.

В метрическом поле пространства и времени эти силы были абсолютны — ничто не могло свести их на нет или замаскировать. Следовательно, Дэнни находился в пространстве и времени…

И кажущаяся пустота — это просто иллюзия.

Беззвучная, недвижная, бессмысленная темнота была ему навязана. Без сомнения, кто-то внушил ее Дэнни. А значит, он достиг своего места назначения. Пустота выкрикивала имя Братства любому, кто мог понять, что она означает, — даже несмотря на то, что слышать это можно только внутренним ухом. Конечная цель ОПИ — добиться, чтобы последовательность правдами и неправдами казалась пустой даже в ткани пространства и времени. Без этой ткани, этой основы-матрицы, пси-способности бесполезны.

ОПИ, знавшее, как управлять таким состоянием, могло разрешать привилегированным людям доступ в другие, более годные для жизни последовательности, или могло отменить доступ по своей воле. Кроме того, оно контролировало пси-силы.

Возможно, эта последовательность была конечным продуктом; не той, которая преобладала бы в будущей последовательности ОПИ, если бы Дэнни потерпел неудачу, но той, которую ОПИ установит в конце длинной линии последовательностей.

И в ней Дэнни и Тодд, похоже, пойманы в ловушку.

Тем не менее оставалась крошечная надежда. Резонатор все еще работал, все еще крепко привязывал Дэнни к одному единственному «кадру» в этой последовательности точно так, как он делал это в других. Дэнни был уверен, что люди из ОПИ не рискнут пустить все на самотек. Они должны будут вмешаться.

Возможно, он ждал столетия, чтобы удостовериться в своей правоте. Ему ничего другого не оставалось, только ждать.

Но вдруг безмолвной пустоте возникло мерцание света. Постепенно оно превратилось в светящееся человеческое лицо.

Лицо Молла.


Содержание:
 0  Дело совести : Джеймс Блиш  1  ДЕЛО СОВЕСТИ : Джеймс Блиш
 2  Книга первая : Джеймс Блиш  4  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 6  Книга первая : Джеймс Блиш  8  Приложение О планете лития[49] : Джеймс Блиш
 10  Книга законов : Джеймс Блиш  12  Пролог : Джеймс Блиш
 14  Этап второй : Джеймс Блиш  16  Программа Семя : Джеймс Блиш
 18  ПОВЕРХНОСТНОЕ НАТЯЖЕНИЕ : Джеймс Блиш  20  Этап второй : Джеймс Блиш
 22  Этап первый : Джеймс Блиш  24  Водораздел : Джеймс Блиш
 26  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  28  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш
 30  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш  32  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш
 34  Глава 10 ПАСТОРАЛЬ : Джеймс Блиш  36  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш
 38  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  40  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 42  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш  44  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 46  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш  48  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш
 50  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш  52  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 54  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш  55  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш
 56  вы читаете: Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш  57  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш
 58  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш  60  Первый заказ : Джеймс Блиш
 62  Последнее колдовство : Джеймс Блиш  64  В Средний Ад : Джеймс Блиш
 66  Приготовление : Джеймс Блиш  68  Три сна : Джеймс Блиш
 70  День после Светопреставления : Джеймс Блиш  72  Сокрушение Небес : Джеймс Блиш
 74  Произведение искусства : Джеймс Блиш  76  Сигнал : Джеймс Блиш
 78  Произведение искусства : Джеймс Блиш  80  Сигнал : Джеймс Блиш
 81  ВОСПАЛЕНИЕ СОВЕСТИ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ПОЛЮСОВ : Джеймс Блиш  82  Использовалась литература : Дело совести



 




sitemap