Фантастика : Социальная фантастика : Козырной Валет Jack of Eagles : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу
Посвящаю Генри Катнеру

Посвящаю Генри Катнеру

…и с благодарностью предлагаю вниманию Гарри Уорнера Младшего, предоставившего мне ценный исследовательский материал

«…Время, когда опыт приобретается с истинной свежестью восприятия,… состоит из ряда следующих друг за другом смутных воспоминаний, достигающих наибольшей яркости в наступающем и развертывающемся настоящем… Неотъемлемой частью этого наступающего и развертывающегося настоящего является ожидание будущего, безотносительно к тому, что оно несет… Если кто-то сумеет придумать способ для изображения течения времени, в котором воплотится та выдающаяся идея, что в нашем мышлении зарождающееся настоящее содержит начало полного разрыва с прошлым, он, возможно, изменит будущее направление мышления».

П.У.Бриджмен, «Сущность физической теории».

Глава 1

Шепот из-под земли

Дэнни Кейден был совершенно уверен, что у него все в полном порядке. Начиная с внешности. Дэнни был золотистым блондином, под два метра ростом, с открытым улыбчивым лицом.

Он работал в газете, посвященной проблемам пищевой промышленности, и возглавлял отдел, описывающий разнообразные способы упаковки продуктов. Денег на жизнь хватало, а в свободное от работы время Дэнни писал стихи и поэмы. Нашелся даже один поклонник его таланта — прямо здесь же, в редакции. Дэнни отдавал себе отчет, что его поэзия не верх совершенства, однако она служила хорошим утешением в плохие дни. Плохие дни наступали, если Дэнни позволял себя ядовитый выпад по поводу какого-нибудь не слишком аппетитного яства. Тогда главу отдела упаковки вызывал на ковер главный редактор Генри Молл.

Вечером Дэнни выпивал пару бутылок пива, прежде чем вернуться в свой закуток на 13 авеню и, мечтая о субботе и воскресенье, засыпал до следующего утра.

«Со мной все в порядке!» — думал Дэнни. Он лежал на кровати, освещенной желтым светом лампы, лежал без сна в три часа ночи, размышляя о своих видениях.

Снова и снова он повторял одно слово. Он был абсолютно уверен, что никогда не слышал и не читал его прежде. Но это было единственное слово, за которое можно было зацепиться. Ведь на самом деле, то что он недавно слышал, с большой натяжкой можно было назвать голосами: не существовало никого, кому эти голоса могли принадлежать. Нет, не голоса, скорее, просто звуки.

Звуки, которые он слышал дважды: один раз у себя в голове, другой раз извне. Он как раз вышел из «Чайлдса» после ланча и направился в редакцию. Он шел не торопясь, думая о всякой чепухе: нужно не забыть забрать костюм из чистки, неплохо бы вздремнуть часок после ланча. Он вспомнил, что как раз гадал, подтвердит или нет служащий из ассоциации производителей апельсинов тот идиотский репортаж, который пришел от корреспондента «Фуд хрониклер» из Флориды, и пропустит ли Молл его заголовок к статье о кампании за качество хлеба. Как только он повернул за угол, кто-то вскрикнул. Пронзительный визг тормозов. Металлический скрежет. Удар был внезапным и резким, как будто грузовик на полном ходу врезался в здание. Затем наступила тишина.

А потом послышались крики, монотонный гул, и… снова крики со всех сторон, вопли, которые невыносимо резали слух. Люди вокруг побежали. Дэнни резко остановился и прислонился спиной к холодной стене здания. Месяц назад — или около того — он огибал тот же самый угол и слышал те же самые звуки. Тогда он побежал. Но не обнаружил ничего такого, что заставляет людей бросить все и бежать сломя голову — ни автокатастрофы, ни массы пострадавших — ничего и никого.

Поэтому на этот раз он боялся завернуть за угол. Тот случай, когда ему все это померещилось, почти забылся, но сегодня Дэнни опять вспомнил о нем. Это было не дежа вю — мгновенное «узнавание» места или события, в действительности никогда им не виденных. Дэнни мог точно назвать место и время, когда он впервые услышал звуки автокатастрофы.

Вот почему он боялся: он не был уверен, что и на этот раз то, что он слышит, реально. Трудно было поверить, что его твердый и в общем-то трезвый разум так подвел его в первый раз, а сразу две таких иллюзии могли бы сбить с толку даже самого флегматичного человека.

Люди по-прежнему бежали мимо Дэнни. Он не мог вспомнить, видел ли он кого-нибудь в прошлый раз или только слышал топот бегущих ног. Однако что-то действительно случилось. Чувствуя, как съеденные на ланч жареные устрицы запрыгали у него в животе, он повернул за угол.

Все верно, автокатастрофа. Такси столкнулось с рейсовым автобусом, и бензобак одного из автомобилей — трудно сказать какого — взорвался. На перекрестке полыхал погребальный костер. Обугленные тела корчились, горящие люди кричали и стонали. Постепенно собиралась толпа. Люди тихо переговаривались в замешательстве, но старались держаться подальше от горящих автомобилей.

Дэнни, чувствуя тошноту, обогнул это место и, спотыкаясь, побрел в редакцию. Он проехал на лифте свой этаж и до конца дня у него все валилось из рук.

Молл дважды накричал на него, поскольку не терпел бездельников. К тому же Дэнни продул партию в шахматы, предложенную новеньким из машинописного бюро. Он ушел с работы на десять минут раньше, а после так нагрузился пивом, что снова пришел в веселое расположение духа.

Но сейчас в три часа ночи Дэнни был трезв и, лежа при свете зажженной лампы, задумчиво шевелил пальцами ног. Для него это столкновение случилось дважды. Что-то заставило его услышать автокатастрофу еще до того, как она произошла.

Сейчас он пришел к мысли, что его мозг сыграл с ним какую-то шутку, — если это была шутка, а не что-нибудь похуже. Он подумал о своем необычном даре, которому не находил объяснения и до сего времени мало придавал значения. Это была своего рода способность предвидения: то, что он всегда называл «поисковый трюк».

Он обладал им давно, сколько себя помнил, и не было случая, чтобы этот дар его подвел. Последний случай, когда пришлось убедиться, что он его не утратил, произошел в середине зимы. Билл Эмерс, пьяный в стельку, позвонил ему из Банфа, требуя сказать, куда он засунул банку с мазью для лыж.

Не задумываясь, Дэнни произнес: «Ты положил ее за обшивку, в правом углу, но она оттуда вывалилась и упала в угольное ведро». И мазь действительно там оказалась. Положив трубку, Дэнни представил, как Эмерс, найдя банку, гоготал вместе с друзьями. Но самому ему уже надоели эти поисковые трюки, надоело все время убеждаться, что он обладает этим даром, развлекая заскучавших гостей на каких-нибудь случайных вечеринках. Он никогда не бывал в Банфе, а тем более в доме привратника, где иногда останавливался Билл Эмерс; более того, он ничего не знал о лыжах, и вообще не любил снег и холод. Он ответил не задумываясь, как всегда, когда к нему обращались с просьбой найти потерянную вещь.

И он не ошибся ни разу.

Так было и на этот раз. Он не верил в сверхъестественное; он даже не склонен был верить в существование Бога, не то что призраков. Но сейчас наконец надо признать, что с ним творится что-то неладное: он слышит какие-то пророческие голоса и способен определить местонахождение предметов на расстоянии…

Что же это? Он обладает чувствительностью — некоей особой способностью предсказывать наступление событий, таких, как автомобильная авария или потеря каких-нибудь предметов, вроде мази для лыж? Ежедневные газеты часто печатают заметки о людях, отличающихся сверхъестественными способностями: о светящихся в темноте женщинах, девушках-лунатичках, которые во сне вылезали из окон и разгуливали по карнизам, мальчиках, притягивающих струи воды, языки огня, а то и потоки таинственных камней. Как газетный работник низкого ранга Дэнни и сам писал подобные репортажи.

Дэнни приподнялся на локте и потянулся за сигаретой. Возможно, это глупо, но он не может позволить, чтобы такое с ним происходило. Слишком это действует на нервы. И может быть, существует возможность взять под контроль и использовать по собственному желанию эту особую способность отгадывать, причем не только где находятся потерянные вещи, но и когда они туда попали.

Не требовалось слишком большого воображения, чтобы представить способы использования способности предсказания. Сейчас пришло время выяснить, чем он обладает и почему.

И выяснить как можно скорее, если он хочет сохранить здравый рассудок. Дэнни опять задал себе вопрос: все ли в порядке у него с головой; ведь странные звуки могут быть первыми симптомами болезни, и в действительности могут относиться не к внешним событиям, а свидетельствовать о нарушениях памяти или галлюцинациях…

Что он на самом деле представил: банку с мазью для лыж, которая завалилась в угольное ведро, или радостный хохот Билла Эмерса, когда он ее обнаружил в указанном месте? Это казалось невероятным. Нет, он не должен считать себя ненормальным. Нужно найти кого-нибудь из тех людей с необычными способностями и поговорить с ними — прочитать, что написано о них в газетах или еще где-нибудь.

Можно начать с библиотеки. Вариант не хуже других.

Приняв это решение и успокоившись, Дэнни загасил сигарету и начал развязывать галстук. И вновь услышал голоса.

Они были беззвучными; они находились у него в голове. И в то же самое время, они пришли снизу — некое подземное шептание, исходящее как будто из самой глубины земли, на которой раскинулся город.

— Решение принято.

— Да. Я эстанирую напряжение.

— Я тоже. Порог перейден.

Беззвучные голоса, шепчущие непонятно о чем. Дэнни почувствовал, что покрылся потом. Невнятные слова содержали в себе угрозу, и угроза была адресована ему. Каким-то непостижимым образом он это понял.

— Так много путей — может быть, нам не вмешиваться?

— Нет, брат. Все идут к одной и той же цели.

— Пусть соискатель побережется…

— Да, пусть побережется. Давай подождем.

— Путь долгий, мы должны ждать…

Шептуны по прежнему шелестели, но о вещах непонятных и далеких, хотя они все еще находились рядом с ним. Слова еще произносились, но они предназначались не для него.

Дэнни совершенно точно знал, что больше ничего не услышит, даже если шептуны будут сидеть у его изголовья. Их губы двигались, но он ничего не понимал, как будто смотрел старый немой фильм.

А были ли у шептунов губы — или лица?

Он задал этот вопрос неизвестно кому. Голоса, несомненно, принадлежали людям. Они говорили на английском, кроме одного странного слова «эстанировать», уяснив суть которого, можно было бы понять природу их разговора. Дэнни еще не дошел до того, чтобы верить в привидения, — пока еще.

Он вдруг понял, что устал до смерти, как будто это прослушивание беззвучного разговора было испытанием на выносливость. Его сердце билось медленно и прерывисто.

Он откинулся на спину, весь дрожа. Одно было ясно — он столкнулся с чем-то таким, что было сверх понимания обычных людей вроде Дэнни Кейдена. Что-то абсолютно не поддающееся пониманию.

Пусть соискатель побережется…

Глава 2

Увольнение

Несмотря на страшную усталость — последствие переполненной событиями прошедшей ночи, утром Дэнни чувствовал себя намного лучше. Одно дело лежать в темной комнате, во власти видений, и совсем другое — находиться на высоте тридцать четвертого этажа, на свежем воздухе, под ярким солнышком, в одном из самых фешенебельных небоскребов города.

Стук пишущей машинки Эла Рэндалла за его спиной заглушал таинственные звуки, шепот голосов. Каждый удар литеры по валику загонял ночных призраков все дальше в туманное небытие.

«Нужно пораньше ложиться спать, — подумал Дэнни. — Я уже не школяр. Если из-за обыкновенного уличного происшествия я готов лезть в петлю. Надо принимать меры. Черт возьми, в армии я видал вещи и похуже, но оставался в здравом рассудке. Так что я не позволю, чтобы все это так на меня влияло».

Джоан Кейс, заместитель главного редактора, заглянула ему через плечо и кинула на стол пачку газетных вырезок и релизов рекламных агентств.

— Похоже, нам не везет, — сказала она обреченно. — Один хлам и больше ничего. Здесь отклики на твою последнюю статью.

— Вот это? Плохие новости нельзя выкладывать сразу, лучше понемножку. Мое сердце пошаливает в последнее время.

Джоан сняла изящные очки и критически взглянула на Дэнни.

— Ты похож на выжатый лимон, — сказала она. — У тебя новая подружка? Или пищевой бизнес выжимает из тебя все соки?

— Шон назвал бы это комплексом Тантала, — весело сказал Эл, откинувшись в кресле и приняв чрезвычайно серьезный вид. Эл был из семьи гастролирующих актеров, и точно скопировал Шона Хеннесси, помощника редактора по новостям. — Мы целый день пишем о еде, а в офисе нечего даже пожевать, кроме ластиков на карандашах.

— Я плохо спал ночью, — сказал Дэнни. Ему не хотелось говорить об этом, словно от того, что он скажет, случившееся с ним станет более реальным. — Этот вчерашний случай очень меня расстроил, и мне снились странные сны.

— Сны? — переспросил Шон, навострив уши. Как подметил Эл, Шон был немного сдвинут на Фрейде и ставил диагноз всем, кого встречал. Однажды он объявил, что Пэт Рикки, главный босс, является орально акцентуированной личностью. — А что за сны?

— Ему снилось, что он Дрю Пирсон[1], — злобно рявкнул кто-то в дверях. Ощутив комок в горле, Дэнни обернулся.

В дверях стоял Рикки — редактор всех восьми рекламных газет, выпускаемых компанией «Дельта Паблишинг», и, кроме того, один из владельцев фирмы. С тех пор как Дэнни начал работать в «Фуд Крониклер», это был второй раз, когда Рикки появился в редакции. Он потрясал экземпляром «Крониклера», свернутым в тугую трубку. Номер газеты Дэнни не разглядел.

— Где Молл? — спросил Рикки.

— Он в бухгалтерии, разговаривает с мистером Маккьярелли, — ответила Джоан. — Что-то случилось, мистер Рикки?

— Что-то случилось! Рекламодатели меня засыпали телеграммами. Они так и кипят и готовы разорвать контракты. Вот так!

Рикки схватил телефонную трубку на столе у Джоан и что-то прорычал в нее. Джоан вопрошающе взглянула на Дэнни. Он недоуменно пожал плечами.

Как только Рикки положил трубку, в офисе появился Молл, главный редактор газеты. Он был бледен и слегка заикался от волнения. Молл никак не мог избавиться от страха, что его уволят, хотя работал в компании уже восемнадцать лет и зарабатывал десять тысяч в год плюс премиальные.

— Давайте-ка разберемся, — мрачно заявил Рикки. — Эта статья подписана вашим именем, Кейден. В ней сказано: ожидается, что «Международная пшеница» будет оштрафована за то, что фиксирует цены. Они хотят разорвать с нами контракт. Я не удивлюсь, если они подадут на нас в суд за клевету. Молл, как вы пустили это в номер?

Молл позеленел еще больше.

— Этот номер вышел на прошлой неделе? — спросил он. — Б-большую часть времени, когда в-верстался номер, я провел на съезде производителей консервов. Меня замещала Джоан.

— Да, — с готовностью откликнулась та, — я видела статью и утвердила. Почему бы и нет? У Дэнни не было причин все это выдумывать.

— Не знаю, — сказал Молл. — Он как и б-большинство из вас. Считает, что жизнь прожил зря, если хотя бы раз в жизни не лягнул большой бизнес. Хотелось бы мне, чтобы у меня в редакции был хотя бы один ч-человек, который бы не возводил пищевую промышленность до уровня ООН.

В этот момент Джоан стала еще больше похожа на учительницу.

— Не будь смешным, Генри, — сказала она. — Тебя послушать, так эта фиксация цен — личное изобретение Дэнни. Обвинительный акт принимают за неделю до того, как выносится основное решение.

— Что меня убивает, — произнес Рикки, — так это то, что не было никакой нужды упоминать об этом в статье об упаковке. Ведь если это правда, то такой материал заслуживает пяти колонок и огромного заголовка на первой полосе. А вместо этого вы помещаете его в обычную статью, как будто это само собой разумеющееся событие. Только послушайте: «Возможным результатом всеобщей установки нового оборудования будет увеличение сохранности англо-египетской пшеницы, которая, как ожидается, будет в дефиците после того, как «Международной пшенице» предъявят обвинение в монопольном сговоре о фиксации цен. По последним данным, решение будет вынесено второго сентября». Короче, в эту пятницу!

— Это глупо, — сказал Молл.

— Конечно, глупо. Мой единственный шанс сохранить рекламу «Пшеницы» — это уверить агентство, что каждый, кто увидит эту злосчастную заметку, сразу же решит, что это полный бред. Черт возьми, мне даже звонили из Комиссии по ценным бумагам, чтобы выяснить, кто у нас отвечает за эту чушь!

— Почему бы не вытащить исходную информацию из папок на всеобщее обозрение? — поинтересовался практичный Эл. — Если говорят, что «Пшенице» должно быть предъявлено обвинение, значит, Дэнни имеет полное право писать об этом. Пищевая промышленность — огромная отрасль, и я постоянно натыкаюсь на такие вещи, от которых у меня волосы дыбом встают, а потом оказывается, что это все обычное дело и ничего особенного. Например, никогда не забуду, как столкнулся с решением Дэнвилля.

— Даже если это правда, все равно юридически это клевета, — пробормотал Рикки; и было видно, что ему очень хочется, чтобы именно так и случилось.

Дэнни попытался вспомнить, как же он искал материал для статьи. «Папки», как их назвал Эл, — на самом деле это были ящики, куда скидывались старые пресс-релизы, вырезки и статьи провинциальных корреспондентов, после того как номер уже вышел в свет. Весь этот хлам складывался в конверты, на них указывалась дата вопроса, о котором шла речь. Содержимое ящика сроком больше полугода увязывалось в тюки и сдавалось в макулатуру.

Насколько Дэнни мог помнить, оригинал статьи — пресс-релиз из Института упаковочного оборудования с фотографиями, одну из которых он использовал, — не был отправлен в ящик. Он положил его в нижнюю секцию лотка вместе с черновиком статьи, чтобы подождать, пока не появится дополнительный материал. В абзаце, добавленном в «Крониклер» под влиянием вдохновения в последнюю минуту, говорилось об предъявлении обвинения раньше, чем следовало.

Порывшись в ящике, он почувствовал болезненную уверенность в том, что релиз не оправдает его надежд. Он написал ту часть статьи, которая так расстроила Рикки, не на основании реального материала, а исходя из абсолютной уверенности в том, что Рикки назвал как «само собой разумеющееся событие».

А что если эта «уверенность» была не чем иным, как неконтролируемой, необъяснимой иллюзией, не основанной ни на каких реальных источниках? Если Молл ничего не знал об обвинении, тогда уж точно оно не было само собой разумеющимся событием, даже среди экспертов.

— Нашел, вот он, — сказал Дэнни нервно. Он боялся взглянуть на релиз, поэтому не глядя протянул его Шону, оказавшемуся поблизости. Тот немедленно начал читать с бесцеремонным любопытством, но Рикки выхватил листок у него из рук.

Рикки медленно просматривал печатные страницы, строчка за строчкой, слово за словом. Его глаза медленно блуждали туда-сюда, а с губ срывались обрывки фраз. Дэнни теперь понял, что Шон имел в виду, когда называл босса оральной личностью. Рикки так пожирал глазами это незначительное сообщение, как будто был каннибалом, а пресс-релиз — миссионером. Наконец он испустил сытый вздох.

— Ни слова, — объявил он. — Ни одного словечка. Вы ничего не хотите мне сказать, Кейден?

Дэнни сглотнул.

— Неделя еще не кончилась, — выдавил он. — Их прихватят в пятницу. По девяти пунктам, и фиксирование цен — только один из них; все подпадают под акт Робинсона — Пэтмена о «дискриминационной торговле продовольственными товарами».

— Дэнни, как ты узнал? — тихо спросила Джоан.

Все пятеро воззрились на него: Эл, Джоан и Шон с надеждой, Молл бесстрастно, Рикки с возмущением.

Усталый мозг Дэнни лихорадочно искал ответ, но тот все никак не приходил. Он знал только то, что знал. «Международная пшеница» получит обвинительное заключение завтра, в пятницу. Совершенно точно и определенно.

Но он понятия не имел, как узнал об этом.

Тишина струилась, словно песок в песочных часах. Наконец Рикки сказал:

— Ладно, Кейден. Захватите чек, когда будете уходить.

Глава 3

Здравствуйте, доктор Фрейд

Дэнни упаковывал свои вещи в полном молчании — вынужденном, так как Рикки оставался в коридоре. Джоан и Эл бесцельно вертели в пальцах карандаши, не смотрели друг на друга и отводили глаза от Дэнни. Шон вытащил длинную желтую страницу копировальной бумаги из своей машинки, засунул машинку в стол и враждебно уставился на Молла.

Какое-то время Молл стойко выдерживал ирландское негодование Шона, затем сел за свой стол, опустил перегородку, отделяя себя от остального офиса, и остервенело начал печатать. Его машинка была «беззвучной», но казалось, что тарахтит она оглушительно громко.

Дэнни взял большой пакет с полки и засунул в него свои бумаги и орфографический словарь. В глубине выдвижного ящика стола он обнаружил типографскую линейку и початую коробку с мягкими синими карандашами — все это явно принадлежало издательству — и также бросил в пакет.

Рикки молча ждал, пока Дэнни не опустил крышку стола, и начал снимать свое пальто с гвоздя, прибитого к двери, ведущей в коридор. Только тогда он удалился.

Молл продолжал печатать. Шон встал.

— Тебя проводить, Дэнни? — спросил он. Молл резко остановился.

— Ты получил статью из кофейного бюро, Хеннесси? — спросил он, не глядя на Шона.

— Да, — сказал Шон, — получил. У меня есть место, куда ее вставить, если хочешь знать. Зернышко к зернышку, так сказать.

Дэнни тронул Шона за локоть.

— Не надо, — сказал он. — Чего там, все уже кончено. Не стоит спорить, Шон. Ты же видишь, не имеет смысла.

— А я и не спорю. Я устал раболепствовать, особенно за мою зарплату. Молл мне вдруг как-то осточертел. Он слишком робкий, чтобы постоять за своих сотрудников. Что ты пишешь, скрытный Молл? Передовицу?

— Я… — начал Молл.

— Полон тривиальных клише — маешься, а сказать-то нечего, да? — выпалил Шон. Его юное лицо, безбородое и смуглое, как у испанца, светилось от удовольствия. — А что сейчас кропаешь? Речь о свободном предпринимательстве? И ничего про еду. Потому что ничего не знаешь про еду. Ты ешь штукатурку, но зато красиво упакованную.

— Ты уволен, — сказал Молл, уставясь на свою машинку. — Выметайтесь. Оба.

Шон довольно хихикнул. Он широко улыбнулся, глядя на Дэнни.

— Как он быстро! — заметил он. — Нужно пнуть его несколько раз, и только тогда он удивится. Но он, конечно, не знает, что ему неприятно, пока Рикки ему не скажет. Пойдем, Дэнни, выпьем.

Трудно было не восхититься этой бравадой.

Расположившись на диванных подушках в кабинке бара, Шон подозвал официанта.

— Три года я хотел это сделать, — вдруг заявил он. — Два пива, юноша. Я даже рад, что ты дал мне повод, иначе я никогда бы не решился.

— Да, это трудно, — согласился Дэнни. — Что ты собираешься делать, Шон? Какие у тебя планы?

— Я полон планов. О чем еще мечтать в течение рабочего дня? Трудность в том, что выбрать. Может, днем я буду преподавать в школе, а ночь проводить с парой блондиночек. Могу даже получить степень прежде, чем начнется война. Но не такой я дурак. Ты знаешь, Дэнни, мне действительно понравилась эта заварушка. Впервые в жизни я почувствовал себя человеком. Что тебя тревожит, Дэнни?

Вопрос прозвучал так неожиданно, в потоке болтовни Шона, что Дэнни только позже понял, что ответил без малейших раздумий. Может, Шон действительно психоаналитик, подумал Дэнни.

Пиво помогло и Дэнни исповедовался бывшему коллеге. Хотя он все же понимал, что не следует упоминать голоса. В частности, потому, что он знал: голоса существовали на самом деле. Знал это с такой же уверенностью, как и то, что «Международной пшенице» завтра, в пятницу, будет предъявлено обвинение.

«Думаю, что со мной и раньше происходило нечто подобное, но я просто не придавал этому значения, — рассуждал он. — Я должен сам разобраться, никто, кроме меня самого, не сможет это сделать».

— Ты зажат, — сказал Шон. — Разве одно то, что ты не хочешь рассказать мне, уже не достаточное свидетельство расстройства? Давай, выкладывай.

— Ну, когда я был ребенком, меня обычно называли «отгадчиком». И кажется, такое прозвище мне дали вполне справедливо. Несколько раз я покупал лотерейные билеты и всегда выигрывал. Не всегда, правда, первый приз — да я к этому и не стремился — но я каждый раз приходил домой с какой-нибудь безделушкой.

Однажды в театре, когда мне было девять лет, во время одного фокуса на отгадывание я выиграл кофейный сервиз. Парень на сцене выдал какую-то шутку о бойскаутах и походах с палатками, потому что на мне были шорты и рубашка цвета хаки. Так вот, знаешь, я бы теперь не надел шорты даже под страхом смерти.

А однажды я выиграл поросенка. Отличного поросенка на лотерее в День Благодарения. Мне хотелось держать его в доме, как собаку. В театре он жил в маленьком загончике. Он был чистенький такой, размером с маленькую дворняжку, даже еще меньше. Но родители не позволили. Его зажарили, и мы съели его в День Благодарения. Моим родителям он не понравился. Они говорили, что он слишком мал, чтобы иметь вкус. Это довело меня до безумия — ну, то, что они поймали его и убили. Это объясняет все последующее.

Шон засмеялся и вытер пивную пену с узких, тщательно подбритых усиков.

— Но ведь ты его тоже ел. И тебя, наверное, не тошнило. Ты настоящая анальная личность — собственник, обладатель. Бог мой, но ведь ты абсолютно нормален.

— Разве нормально то, что я рассказал тебе? — спросил Дэнни немного раздраженно.

— Ну, такое бывает. Прежде всего давай-ка поговорим о твоей теории «сверхъестественных способностей». Я, наверное, не удивлю тебя, если скажу, что не верю в эту чушь. Это остроумно, но твоя теория несостоятельна. Какие же требуются способности, сверхъестественные или еще какие-нибудь, чтобы не глядя вытаскивать бумажку с верным числом из шляпы — ив тоже время знать, какие числа вытащили другие! Тебе не кажется, что тот, кто может так контролировать случайность, мог бы разрушить биржу даже не задумываясь?

— Хм, — промычал Дэнни. — Да. Я не подумал об этом.

— Меня другое интересует, — сказал Шон. — В твоем рассказе о поисковых трюках есть вопиющая брешь. Что произошло, например, с тем парнем Биллом Эмерсом?

Дэнни нахмурился.

— Почему тебя это интересует? Я никогда его больше не видел. Он погиб в Банфе той зимой. Прыгал на лыжах с трамплина и разбился. Сломал позвоночник в двух местах. Думаю, он был пьян. Билл постоянно бывал пьян.

— Ага! — Шон уцепился за его ответ. — Но у тебя не было дурного предчувствия? Каких-нибудь предостерегающих голосов или других ощущений, которые ты мог бы определить, как предчувствие его смерти?

— Не-е-т. Такое не происходит со мной часто. По крайней мере, до последнего времени.

— Конечно, нет. Тебе даже не приходило в голову, что Билл Эмерс умер именно в тот день, когда ты нашел для него мазь для лыж.

— Это только предположение.

— Да черт с ним. Твой мозг не стал бы заклиниваться на этом, если бы не знал, что так оно и было. Я предлагаю тебе проверить дату. Или нет, не то; с точки зрения терапии для тебя было бы бесполезно получить консультацию психоаналитика Но твои бессознательные подозрения сами по себе являются сознанием вины. Ты случайно сделал логическое предположение о лыжной мази. И в результате…

Когда ты услышал о смерти Билла, ты почувствовал себя виноватым. Естественно, ты нашел его лыжную мазь — он поехал на лыжах — он умер. Поскольку твое сознание говорило тебе, что ты не виноват, а твое бессознательное говорило тебе, что ты виновен, у тебя появились симптомы компенсации. Твой мозг старался разрешить дилемму. И после того как это противоречие привело к беспокойству, ты решил преодолеть его с помощью теории сверхъестественных способностей. Реальное объяснение было слишком далеко захоронено и причиняло слишком большую тревогу, чтобы ты смог докопаться до него сам.

Шон отодвинул свой пустой стакан к краю стола и дважды постучал, подзывая официанта.

— Дэнни, ты знал — подсознательно, — что если бы ты не нашел мазь для Билла Эмерса, он, возможно, не стал бы прыгать на лыжах в пьяном виде. По крайней мере, не в этот день. С тех пор ты обвиняешь себя. Но ты не должен себя винить. Ведь ты не подносил ему виски, ты не отвечаешь за его пьянство, и ты не мог постоянно останавливать его, чтобы он не губил себя. Как только исчезнет сознание вины, я думаю, все твои тревоги тоже исчезнут.

Официант унес пустые стаканы, наполнил их и вернулся. В то время как Дэнни обдумывал сказанное, Шон смотрел на него осторожно и выжидающе, как кот, который только что поймал большую мышь — жертва все еще трепыхается, но тем самым увеличивает удовольствие от убийства.

Наконец Дэнни сказал:

— Это здорово, Шон. Пожалуй, я с этим соглашусь. В этом больше смысла, чем в моей теории. Но вот что меня беспокоит. Какое мне дело до Билла Эмерса? Я почти его не знал. Он просто позвонил мне ради хохмы — он слышал о моих поисковых трюках.

— Обида, — сказал Шон. — Никто не любит, когда над ним подшучивают. Когда ты услышал, что он погиб, твое чувство обиды подсказало тебе, что ты виноват в его смерти.

— Это смешно, ты выражаешься как недоброй памяти Генри Молл.

— Что из того? Поверь мне, Дэнни, бессознательное не рационально. Оно не имеет чувства юмора — и оно никогда не забывает. Оно может создать у тебя чувство вины за такое, что тебе и в голову бы не пришло.

— Ладно, — согласился Дэнни. — Но это еще не объясняет, почему я никогда не ошибался, когда меня просили что-нибудь найти. В колледже ко мне постоянно приходили и просили найти потерянные вещи — от завалившейся куда-нибудь линейки до бумажника. Я советовал, где посмотреть, и всегда оказывался прав.

Шон нисколько не смутился.

— Совпадение, — заявил он, чуть ли не опуская нос в пиво. — Люди почему-то считают, что действие случайности ограниченно. Но математически возможно, чтобы совпадения происходили в бесконечной череде случайностей.

— Но они все же не происходят.

— Происходят, — сказал Шон. Он ткнул длинным тонким пальцем в Дэнни. — Они происходят все время. Почему бы им не происходить? В бесконечности времени всякое может произойти, несмотря на явную абсурдность. Вода может замерзнуть на огне, свет может идти к своему источнику, вещи могут падать вверх, а не вниз — такое происходит неоднократно и, черт его знает, вопреки случаю или нет. Закон случайности является только местным указом. У нас есть целая школа ученых дурачков, которые ведут учет повторяющимся случайностям — с картами и костями, «предсказаниями» и всякой всячиной.

— Ты имеешь в виду парапсихологов в университете? Я не собираюсь становиться для них подопытной морской свинкой.

— Да, я о них. Когда они описали достаточно совпадений — например, при игре в кости — они заявили, что человек, бросающий кости, оказывает на них какое-то оккультное влияние! Метит крап под тайным покрывалом! Это только профессиональная версия твоей теории «свехспособностей».

Дэнни, ты всего лишь жертва сверхсовпадений. Ты оказался в неблагоприятной психологической ситуации из-за чувства вины за пьяного лыжника. И в то же время ты впутался в то, что математики назвали бы цепью случайностей, цепью неправдоподобностей, которые все же реальны и которые объясняют все твои затруднения.

Это звучало приемлемо, хотя трудно было представить, где младший редактор мог почерпнуть всю эту информацию. Дэнни сказал:

— Вероятно, ты прав. Что ты мне посоветуешь?

— Я не психоаналитик, — сказал Шон. — Если у тебя водятся деньжата, найди хорошего врача. Но все же постарайся понять, что ты всего лишь испытываешь чувство вины из-за смерти Билла. И что объективно ты не ответственен за это. Если ты не придешь к согласию с самим собой по этому поводу — ну, тогда рано или поздно цепь случайностей прервется на тебе, и ты должен будешь согласиться к каким-нибудь другим доводом, чтобы объяснить бегство от правды. Твой следующий довод будет еще более ненормальным, чем нынешний.

— У меня возникла мысль, что я могу в это проверить, — заметил Дэнни. Он встал. Странно, Шон заказал всего по два стакана пива, но он совсем опьянел.

А как выглядел Билл Эмерс? Я даже не могу вспомнить.

— До свиданья, — сказал он. — Спасибо, Шон. И, осторожно ступая, направился к выходу.

Глава 4

Туман в хрустальном шаре

Занавески, висевшие в проеме двери бара, золотились от солнечного света, но он опасался проходить мимо них. Похоже, его равновесие, как душевное, так и физическое, было не слишком устойчивым. Но мир снаружи ничуть не изменился. Машины шуршали шинами по асфальту, пешеходы сновали мимо, занятые своими делами. Высоко в небе, среди небоскребов летел гидроплан, ведя наблюдение за заливом для администрации порта. Все было совершенно нормально.

Только насколько ты сам нормален?

Шон сказал: «Бог мой, но ты нормален». Но он имел в виду: «Бог мой, ты невротик». По понятиям Шона, ни одна ситуация не была нормальной.

Но у Дэнни имеется, по крайней мере, одно мерило его неожиданно поставленной под сомнение нормальности. Он поступал в компанию «Дельта Паблишинг» в качестве стажера согласно солдатскому биллю о правах. Он прошел тест в Администрации по делам ветеранов, и тот показался ему даже излишне исчерпывающим, так как туда были включены все психологические тесты: Сэнфорда-Бине, многофазовый личностный опросник штата Миннессота, все три калифорнийских теста, тесты Олпорта-Вернона, Векслера-Белвью, Пинтнера, Бернрейтера, Отиса, Роршаха, Сонди. Большинство из них, казалось, были слишком далеки от требований, которые редакция странички по упаковке в газете, посвященной пищевой промышленности, могла бы предъявить к своему сотруднику, так что его удивило, почему от него не потребовали ко всему прочему еще пройти проверку на благонадежность.

Результаты теста его не слишком осчастливили. «Вы нормальны, — сказал ему врач. — Есть небольшая тенденция к ипохондрии, но в пределах нормы. Я бы не стал о ней говорить, если бы ваши профильные данные не были такими средними. Не смотрите так смущенно, мистер Кейден. Вы должны себя поздравить. Люди с таким высоким коэффициентом умственных способностей обычно имеют психологический профиль рваный, как будто раскромсанный ржавой пилой. Я знаю, что модно быть невротиком, но вы никогда не добьетесь этого, мистер Кейден. Вы ненормально нормальны, простите меня за каламбур».

Это было два года назад. Сейчас, если верить Шону, он был хоть и не явным невротиком, но в опасной близости к расстройству психики.

Просто все это не могло произойти так быстро. Более того, Дэнни был не таким уж профаном в учении Фрейда: как-никак он закончил колледж. И без подробных объяснений Шона ему был известен основной принцип Фрейда: неврозы — следствие ненормальной сексуальной жизни.

Дэнни не нужно было прибегать к Кинзи[2], чтобы быть уверенным, что с этим у него все в порядке.

Он грустно улыбнулся. Все хорошо, Кейден, давай-ка становись пророком. Преодолей свои потрясения; ты должен уверить себя, что обладаешь пророческим даром. Ты не должен больше на это закрывать глаза.

Пожав плечами, Дэнни пересек улицу. Он, конечно, не собирался идти к небоскребу, где располагалась «Дельта Паблишинг», и оказался там случайно. Банк располагался на первом этаже. Компания имела там свое платежное отделение, что освобождало его от беспокойных блужданий и не требовало выяснения личности. Но поскольку это был всего лишь сберегательный счет, он планировал не трогать его до тех пор, пока не окажется в отчаянном положении.

Ну вот, этот час наступил. Он прошел к столу со стеклянной столешницей и вытащил из бумажника чековую книжку.

Дэнни удивился, когда обнаружил, что у него почти две тысячи долларов. Он ожидал, что не будет и половины этой суммы. Впрочем, этого вполне достаточно для холостяка. Но пока он заполнял отрывной чек, в голове у него крутились мысли. Сбережения тем удобны, что дают возможность продержаться какое-то время, пока ищешь работу…

Нет, на самом деле сбережения усохли примерно на 36 процентов из-за высокого уровня инфляции. Глупо тратить деньги на поиски редакторской работы, когда есть возможность вложить их в более выгодное предприятие.

У Дэнни было интуитивное чувство, что нет более выгодного предприятия, чем предвидение — если все это окупится сполна.

Он забрал деньги у чопорного кассира и тотчас покинул здание, как надеялся, навсегда.

Дэнни проехал на метро в финансовый район города, отыскал знакомое здание и поднялся на лифте в брокерскую контору, где проходил практику, когда учился на экономическом факультете колледжа. Младший сотрудник фирмы, выученный припоминать даже самое неприметное лицо и имя, принял его благожелательно.

— Я хотел бы провести несколько маленьких сделок, — сказал Дэнни спокойно. — Для изучения, как вы понимаете. У меня есть небольшая сумма, и я хотел бы с толком вложить деньги в рынок. Это будет для меня вроде лабораторного эксперимента.

— Возможно, даже выгодного, — заметил брокер. — В настоящее время у нас недостаток капитала, поэтому мы проявляем специальный интерес к мелким инвесторам. Так много поглощается оборонным комплексом. Позвольте узнать, вы, насколько я помню, интересовались пищевой промышленностью. Я могу предложить вам акции дочерней фирмы одной крупной холодильной компании — достаточно устойчивой. Похоже, они все время идут вверх.

— Нет, меня это не интересует. При долговременной инвестиции мне пришлось бы оставаться верным долговременным обязательствам или сберегательно-заемному плану. Это заставит меня вложить деньги надолго, но не научит ничему такому, что я бы уже не знал. А мне нужна спекуляция.

Брокер понимающе улыбнулся.

— Спекуляция? — спросил он. — Вам некуда девать деньги? На этой неделе рынок шатается, как пьяный сумасшедший. Вы не могли выбрать худшего времени, мистер Кейден. Я бы просто предложил вам бросить ваши деньги в унитаз. Это проще, меньше мучительных раздумий.

— Деньги в данном случае меня не интересуют, — сказал Дэнни. — Я хочу понять, что происходит и как это происходит.

— Хорошо. Что вы желаете?

— Что вы скажете насчет «Пшеницы»? Не поздно сыграть на понижение?

Брокер откинулся на стуле с покровительственной улыбкой.

— Сыграть на понижение! Бог мой, дружище, вы так без штанов останетесь. Цены на пшеницу прут вверх из-за ожидания войны. Или вы в будущем хотите войти в пай? Тогда вы пришли не туда. Мы здесь не регулируем товары, а занимаемся только акциями.

— Нет, я имею в виду акции «Международной пшеницы». Меня не интересует фьючерсные сделки. Дайте мне опцион[3] на десять акций по курсу шестнадцать к одному. Вы найдете много покупателей. Закройте[4] с первым покупателем и продайте, когда она упадет до шестнадцати пунктов.

— Упадет? Полагаю, вы знаете, что 16 пунктов — это 1600 долларов, вряд ли курс поднимется до шестнадцати. До восьми бы поднялся, и то хорошо. Ах, ладно, не напоминайте мне, что у вас чисто научные цели. Я обычно не бываю таким объективным. Вы всегда так осторожны?

Дэнни знал, что брокер про себя считает его идиотом, но сохранял невозмутимый вид. В конце концов, тот, возможно, прав. «Это случится завтра, в крайнем случае, в пятницу».

— Все в порядке, — сказал брокер. — Я должен опросить вас для безопасности. Хоть я и не вижу ничего такого, из-за чего Комиссия[5] стала бы возражать. Конечно, если получится, это будет сделкой века, но я вас уверяю, что не получится. Но в любом случае, я буду играть, как вы пожелаете.

— Сколько это стоит?

— Ну, десять процентов — это 1600 долларов, то есть стоимость одной акции, если бы вы действительно ее купили. Но лучше для вас — беспроцентные 2 тысячи, потому что вам нужен запас, если мы выпутаем вас из всей этой заварушки.

— У вас не будет в этом необходимости, — сказал Дэнни. Он протянул через стол чек на 1600 долларов. Брокер, не глядя на чек, положил его на середину стола, пожал плечами и написал расписку на эту сумму.

— Вы знаете, что произойдет, если ваш метод сработает? Дэнни кивнул.

— Только прошу вас, никому ничего не говорите, — сказал брокер. — Если вы окажетесь правы, то очень скоро обнаружите, что существуют вещи похуже, чем остаться без штанов. Спекуляция стала редкостью, после того как появились правительственные постановления. В наши дни неожиданная удача создает проблемы. — Он посмотрел в свой блокнот. — Итак, если это все на данный момент…

— Это, — заметил Дэнни, — только начало.

* * *

Кому принадлежала эта идея? Шон первый упомянул про скачки и про биржу.

Пока у него не пропал кураж и оставались деньги, Дэнни прикидывал, где бы отыскать букмекерский притон. Теоретически они были вне закона, их не должно было много оставаться с тех пор, как начались проверки Кифовера[6]. Но на самом деле полиция редко беспокоила такие заведения, и найти их было не так уж трудно. Если не знаешь, где искать, всегда можно спросить у таксиста.

Дэнни с удобством расположился со стаканом пива и ежедневным расписанием скачек в углу кабинки. Вокруг него — в не совсем свежих рубашках — толпились постоянные посетители. В течение пяти минут к нему подошли несколько «жучков» — все со сведениями прямо из торбы и за очень умеренную плату.

Дэнни отмахнулся от них. Это дело, как и спекуляцию с «Пшеницей», нужно проводить на ощупь, без малейшего влияния со стороны. Он не примет никакой информации, никакой сделки, если его пресловутое чутье будет молчать.

Дэнни поставил на лошадь и принялся ждать.

Прошло два часа. Нервы у него были на пределе, а рубашка взмокла. Поначалу он высовывался из своей кабинки каждый раз, когда звонил телефон. Теперь же он только слегка вздрагивал и стискивал зубы. Ожидание могло бы доставлять меньше волнения, если бы в баре было радио, настроенное на станцию Нью-Джерси, которая следила за скачками. Но подлизы Кифовера заставили эту станцию вернуться к безобидным коммерческим обзорам и рекламе макарон.

Сразу же после того, как тихо звякнул телефонный звонок, официант в грязном фартуке принес еще один стакан пива и поставил перед Дэнни.

— Может быть, уже хватит на сегодня, браток? — спросил он добродушно. — Почему бы вам не бросить все и не отправиться домой? Джо не будет требовать с вас долг.

Дэнни слабо улыбнулся.

— Я опять выбросил в печку, да? Ну, давайте-ка еще раз поставим. Сделаем так — хм, десять к одному на победу Сильного Сердца в следующем заезде.

— Ваше дело. Я скажу Джо.

Официант вышел. Дэнни отпил пива, которое оказалось теплым, и проверил деньги в кармане пиджака. Когда он ушел из брокерской конторы, у него оставалось еще порядочно, около 300 долларов. Сейчас у него было три купюры и пригоршня мелочи. Предвидение определенно подвело его в этом эксперименте. Или оно всего лишь прогуливается где-нибудь у другого ипподрома.

Дэнни вдруг подумал, будет ли из этого толк. Он вдруг почувствовал, что у него страшно разболелась голова.

Зазвонил телефон. В голове у Дэнни тоже зазвенело.

— Сильное Сердце пришел первым, — сказал официант, возникнув как по волшебству с полным стаканом пива, такого холодного, что стакан покрывали капли воды.

— Три к одному. Может, вам улыбнулась удача.

— Скажи Джо, чтобы поставил все на Двойной Рывок.

— Почему бы вам не забрать выигрыш? — спросил официант. — Джо Оне имеет ничего против. Он честный, когда у него хороший день, а это случается довольно часто.

— На Двойной Рывок, — повторил Дэнни. Голова у него заболела еще сильнее.

— Ладно, ладно. — Официант, шаркая, отправился в бар. Дэнни сдул пену с пива. Боль, как раскаленная нить, пилила его череп. Перед глазами крутились ослепительные круги.

— Двойной Рывок выиграл, — объявил официант. Дэнни не слышал телефонного звонка. Он моргнул, глаза его увлажнились.

— Я буду держать рот на замке, мистер. Что дальше?

Дэнни взглянул на расписание скачек. Трудно было даже смотреть на печатные буквы, тем более понять, что они обозначали. Он постарался сосредоточиться.

Вдруг головная боль неожиданно прекратилась. Боль исчезла, оставив после себя головокружение.

— Ух, — произнес он с облегчением.

— Что?

— Извините, это все моя головная боль. Я ставлю на Пэлли.

Официант открыл было рот, но, вспомнив свое обещание, молча повернулся и ушел. Дэнни посмотрел на пиво, затем отодвинул стакан в сторону. Последствия головной боли вызвали небольшую тошноту. Он вспомнил смертельную усталость, которая навалилась на него прошлой ночью, после того как он слышал — эстанироеал? — странное шептание.

Очевидно, усиление боли связано с развитием сверхъестественных способностей.

Зазвонил телефон, и Дэнни почувствовал, как весь напрягся. Если окажется большой выигрыш, сказал он себе, я пойду домой отдыхать. Казалось, с прошлой ночи прошло два года.

Официант вошел в кабинку и молча встал у стола, скрестив руки на животе над фартуком.

— Ну?

— Хорошо началось, но не выгорело, — сказал официант. — Джо велел вам передать, чтобы вы расплатились. С вас десять баксов за пиво.

— Десять баксов!

— Точно так, как я сказал, мистер.

Если подумать, в этом не было ничего удивительного. Как-никак место ведь нелегальное. Стоимость пива, возможно, покрывает дополнительные расходы — плату за то, чтобы полиция смотрела сквозь пальцы. В наше время все стоит денег, даже головная боль. Он выложил на стол последнюю десятку и, спотыкаясь, побрел к выходу.

Глава 5

Медиум

При столь неблагоприятном стечении обстоятельств Дэнни оставалось только одно — убивать время. Он впервые оказался настолько свободен, что не знал, что с этой свободой делать. У него не было другого выбора — только ждать пятницы. В этот день ему предстоит узнать, обстоят ли дела с «Международной пшеницей» так же, как со скачками.

Солнечные лучи струились почти горизонтально между тесно стоящими массивными зданиями делового района. Клерки спешили по домам. В водовороте фетровых шляп, заполнивших улицы, сверкали белые воротнички. Рабочий день закончился. Дэнни поразился множеству портфелей, вроде его собственного, в которых не было ничего, кроме завернутых в бумагу бутербродов для ланча.

Ближе к реке и товарным пристаням лес небоскребов поредел, и появились бары, закусочные и крошечные магазинчики сползавшиеся к шоссе и станциям подземки. Дэнни брел, точнее плыл по течению в густом тумане смятения.

Он хмуро разглядывал два узких сдвоенных окна на улице, заполненной закопченными магазинчиками, торгующими сонниками, книгами по астрологии и брошюрами по френологии. Маленький магазин располагался под объявлением, написанным большими красными с золотом буквами: «Аренда и продажа». Но в ожидании нового арендатора помещение, очевидно, сдавалось цыганской семье.

Однако Дэнни оказался не прав. На окнах отсутствовали безвкусные марлевые занавески, которыми цыгане обычно увешивали такого рода заведения. На двери он обнаружил табличку:

Мадам Заза. Оккультист и медиум.

И только тогда Дэнни с удивлением понял, что собирается войти и поговорить с медиумом.

Ну а почему бы и нет? Она, скорее всего, шарлатанка, но, может быть, у нее больше здравого смысла, чем у него. Вполне возможно, что ее способности более действенны, чем его собственные.

Дэнни перешагнул порог. В передней не было ничего, кроме двух стульев и стола. На окнах висели пыльные цветастые занавески из лощеного ситца, чуть колышущиеся от струи вентилятора. Стол американского колониального стиля пытались, вероятно, переделать под китайский модерн с помощью перочинного ножа. В воздухе витал запах вареных овощей. Задняя дверь, занавешенная изъеденным молью ковром, вела, скорее всего, в складское помещение. Оттуда, как только Дэнни прикрыл за собой входную дверь, вышла, откинув ковер, смуглая, невысокая девушка. В чертах ее лица сквозило что-то цыганское или южнославянское. Одета она была в темный, хорошо сшитый костюм, строгий стиль которого совершенно не вязался с окружающей обстановкой.

Девушка, казалось, светилась сквозь одежду. Она, возможно, не отличалась особой красотой, ей, очевидно, уже минуло 25 лет, и она была полнее, чем красотки на обложках журналов. Для Дэнни все это не имело значения. Его первой любовью была полячка, и с тех пор этот тип всегда казался ему притягательным. На мгновение молодой человек совершенно забыл о своем безумии и обо всем, что казалось ему таким важным. Он просто стоял и смотрел.

Девушка тоже смотрела на него. Ее глаза сердито сверкали, на лице застыло выражение плохо скрываемого презрения, которое, по мнению Дэнни, совсем ей не шло. Возможно, кому-то она показалась бы невоспитанной. Все это Дэнни отметил про себя, не придавая особого значения. Светский лоск Джоан Кейс и некоторых других лицемерок, которых он встречал в издательствах и рекламных агентствах, вызывал у него смутное неодобрение.

— Что вы желаете?

Голос звучал сухо, почти грубо, но был естественно глубоким, хотя и глухим, как будто ей приходилось пересиливать себя, разговаривая с посетителем. Дэнни спросил:

— Вы… хм. Вы мадам Заза?

— Нет, — ответила она и смерила Дэнни взглядом с головы до ног. Затем пожала плечами и повернулась к двери.

— Пойду позову ее.

Она вышла. Дэнни постарался привести свои мысли в порядок. Его лоб покрылся испариной, и капельки пота потекли со щек за уши, но он знал, что сверхъестественные способности здесь ни при чем.

Ковер снова приподнялся и в комнату вошла женщина лет сорока пяти, приземистая, неряшливая, одетая в юбку и блузку, не сочетавшиеся по цвету. У нее было морщинистое лицо и заметные темные усики над верхней губой. По виду цыганка, но вполне цивилизованная.

— Мадам Заза?

— Да, — ответила она. — Пожалуйста, входите.

За ковром, в центре большой комнаты с ярко-красными пыльными портьерами стоял карточный стол, на котором лежал стеклянный шар. Девушка стояла у противоположной стены и не глядела на Дэнни. Над столом висел какой-то предмет, похожий на рыбину из жести, подвешенный на двух хорошо заметных черных нитях.

— Вы хотите узнать будущее? — спросила женщина гортанным голосом. — Садитесь.

— Не совсем. Мне, скорее, требуется помощь профессионала. У меня возникли кое-какие затруднения.

— Я помогаю всем ищущим, — произнесла женщина размеренно. — Позвольте Высшим Силам принять ваши заботы. Садитесь, пожалуйста. Какие у вас затруднения?

— Понимаете, за последнее время со мной произошло несколько случаев, по которым я могу судить, что у меня… Я бы назвал это психическим расстройством.

Девушка громко вздохнула. Гадалка бросила на нее выразительный взгляд. Девушка пожала плечами и вышла в дверь, которую Дэнни принял за створки стенного шкафа.

— Пожалуйста, садитесь, — повторила гадалка. — Спасибо. Вот что я вам скажу: ваши затруднения вовсе не психическое расстройство, как вы считаете. Все ищут мудрости, но не все ее находят.

— Да, да, я знаю, — нетерпеливо вставил Дэнни.

— Тот, кто ищет Истинной Мудрости, находит ее. Тот, кто желает Нирваны, вовлекаетя в Круг. Для того, кто вовлечен в Круг, необходим Гуру.

— Мне кажется, я не совсем вас понимаю, — сказал Дэнни.

— Слушайте и разумейте, — торжественно произнесла мадам Заза и сделала несколько пассов, выглядевших так, будто она пыталась развернуть гребную шлюпку. Стеклянный шар быстро наполнился дымом.

— Имеющие дар говорить с потусторонним, — продолжала она, — знают, что человек имеет девять душ, так очень давно говорили египетские маги. Из этих душ наименее важной является тень. Самая важная — Ка, которая живет вне тела по другую сторону времени. Когда звезды благоприятны, можно вызвать Ка…

Раздался пронзительно-громкий звук трубы.

— Послушайте, — сказал Дэнни с некоторым отчаянием. — Могу я кое-что у вас спросить? Меня не интересуют разговоры о каких-то там Ка. Я и сам немного могу предсказывать будущее, а иногда со мной происходит вообще что-то непонятное. Мне бы хотелось узнать, как контролировать свои способности. Это очень сложно?

Женщина вскинула на него глаза.

— Обладать Зрением — великий дар, — сказала она. — Он дает смирение. Но требуется большая практика, чтобы стать знатоком.

— Что надо сделать? Что за практика? Умственные упражнения? Каким образом вы…

— Никаких умственных упражнений, молодой человек. Материалистический Запад слишком носится со своим холодным интеллектом. (Дэнни был уверен, что она имела в виду «заносится»; но это была единственная ошибка, которую он заметил. Произнося свои напыщенные фразы, мадам Заза строила их очень тщательно.) Сущность души или, более того, сверхдуши — это Ка. Ее можно послать из тела в потусторонний мир, чтобы научить там тому, чему она может научиться. Если духи пожелают, она вернется с великим богатством.

— Послать? В трансе?

— Это один из способов. Есть другие. За один вечер этому не научишься. Требуются месяцы, возможно, годы.

— Хорошо, — сказал Дэнни. — Предположим, я уверен, что стоит рискнуть. Какие существуют основные принципы?

На грубом лице женщины появилось странное выражение. Дэнни показалось, что оно помолодело.

— Любовь, — произнесла оккультистка.

В тот же самый момент внутри хрустального шара появилось это слово, расплывчатое и колеблющееся, написанное неким подобием староанглийского или ведического шрифта. Его появление сопровождалось слабым скрежетом, похожим на звук несмазанной швейной машины.

— О, — воскликнул Дэнни. — Ну, это неплохое начало. Когда-то я прошел короткий курс, длился он всего пару месяцев. Так в чем заключается этот метод?

— Вы должны приходить сюда дважды в неделю. Мы начнем с поиска совета у Тех, Кто Ушел Прежде. Со временем, если нам повезет, мы научимся обращению с эктоплазмой. Если все пойдет хорошо, мы в конце концов достигнем полного контакта.

— Мне кажется, сам я могу добиться более быстрого успеха, — заметил Дэнни. — Спасибо, что выслушали меня, но я ищу свои собственные методы. Чертовски хочу найти.

Глаза женщины вдруг стали холодными.

— Очень хорошо, — громко сказала она. — Это будет стоить пять долларов.

Дэнни оторвал взгляд от поверхности затуманенного шара, и осмотрел комнату. Девушка все еще отсутствовала.

Он достал бумажник и очень удивился, обнаружив, что у него еще осталась пятидолларовая купюра. После краткого раздумья, он положил ее обратно и вытащил взамен две долларовые купюры.

— Это за оказанную услугу, — произнес он более иронично, чем ему хотелось.

Мадам Заза посмотрела на него с ненавистью. Губы у нее дрогнули. Затем ее лицо застыло. Она взяла протянутые деньги. Очевидно, Дэнни не был похож на ее обычных посетителей. Она резко повернулась и исчезла за алыми портьерами.

Девушка оказалась в пустой передней. Когда он вошел туда, она сидела на краю стола, свесив стройную ногу, которая выглядывала из-под пуританской юбки, подобно ереси, которой заканчивалась эпоха.

Она взглянула на него, приподняв бровь.

— Получили чего хотели? — спросила она резко, как будто сердилась на себя за то, что говорит с ним.

Дэнни неуверенно улыбнулся.

— Во всяком случае я получил то, что заслуживал, — сказал он. Она пожала плечами.

— Судя по всему, вы умеете скрывать свои чувства. Вы не похожи на сосунка. Не могу понять, зачем вам эта пустая болтовня?

Дэнни удивленно засмеялся. Лицо у девушки стало еще сердитее.

— Странный разговор для ученицы медиума.

— Я не ученица. Просто работаю здесь. Задуваю сигаретный дым в стеклянный шар, произвожу трубный глас и прочую ерунду, когда моя тетя произносит свои мантры. — Говоря это, она смотрела прямо ему в лицо, но по ее взгляду ничего нельзя было понять. Дэнни даже не мог бы вспомнить, где его бумажник и одет ли он, когда она вот так смотрела сквозь него.

— Вы мне не ответили, — сказала она. — Что вас сюда привело? Или вы из полиции?

— Нет, что вы. То, что я рассказал вашей тете, — истинная правда. Я обнаружил у себя пару не совсем обычных способностей. Они уже дважды поставили меня в затруднительное положение, и третий раз, возможно, не за горами. Мне ничего другого не оставалось, как попытаться раздобыть информацию где только возможно.

— От медиума вы ее вряд ли получите, — заметила девушка. — Вы, наверно, видите плохие сны.

— Нет. — Дэнни почувствовал легкое раздражение. Неужели и она собирается направить его к психоаналитику?

— Откуда вы знаете?

— Ну, хотя бы по тому, что это происходит со мной днем.

— Плохие сны иногда длятся неделями. Они могут сниться вам в течение всей вашей жизни. Спросите любого постоянного посетителя Бельвью.

— Знаю. Но у меня есть объективные свидетельства. Я ожидаю подтверждения одной из своих способностей в пятницу.

— Дорога в ад вымощена благими намерениями, — заметила девушка. — У вас в голове куча вздора, вот что. Иначе бы вы сюда не пришли. Вы могли бы найти все о медиумах в публичной библиотеке. Все знают о книге Гудини[7].

В ее сердитом голосе слышалось что-то неуловимое. Но что? Дэнни не мог понять. Он заметил осторожно:

— Я не считаю, что у меня вздор в голове. Не знаю, что Гудини написал о медиумах, но в любом случае со мной не пройдут всякие трюки, как бы ваша тетя ни старалась.

В лице девушки снова что-то неуловимо изменилось, и снова Дэнни не смог понять что. Он закончил:

— Я, может, и правда сумасшедший. Основания для такого предположения имеются. Но не дурак.

— Тогда почему бы вам не бросить все это? — спросила она, спрыгивая со стола.

С кошачьей грацией, подумал Дэнни. У него вдруг испортилось настроение. Неожиданно ослепительная игла боли пронзила его череп. Он вдруг живо представил миллиарды крутящихся крошечных частиц, и перед его глазами с огромной скоростью завертелись радужные круги.

На мгновение Дэнни ослеп. Он неуверенно сделал шаг назад. Боль нарастала. Кружение ускорилось.

Девушка неясно вырисовывалась темным силуэтом на крутящемся фоне, затем прямая линия позади нее, которая могла быть только крышкой стола, разрезала ее бедра. Она прошла сквозь ее тело, как будто девушка расплавилась…

Стол наклонился, поднялся в воздух и с силой ударился о потолок. На его плечи и голову посыпалась штукатурка.

Теперь он снова мог видеть, но боль не утихала. Стол, все еще прижатый к потолку, пополз в сторону, как гигантский паук. Через секунду один из стульев закачался на одной ножке и опрокинулся.

Девушка вскрикнула и прижалась спиной к стене. Дэнни стоял, затаив дыхание; кружение миллиардов частиц раздирало его мозг страшной болью.

Мадам Заза откинула ковер.

— Что за чертовщина? Эй вы, что здесь происходит?

Полыхнуло яркое пламя, и все прошло. Стол опустился на место, стул поднялся с пола. Стол, приземляясь, ударился углом, и одна ножка у него подломилась. Дэнни, освобожденный от боли, стоял покачиваясь.

— Убирайтесь отсюда, — со злостью выпалила мадам Заза. — Убирайтесь, а то позову полицию. Я порядочная женщина, у меня есть лицензия. Я не хочу, чтобы у меня в доме происходило черт знает что. Уходите.

Очевидно, эта женщина не нашла ничего необычного, по крайней мере, необъяснимого в том, что стол ползал по потолку.

— Только небольшая демонстрация, — пробормотал Дэнни, с трудом выговаривая слова. Осторожно передвигая ноги, он направился к выходу.

Девушка, широко раскрыв глаза и прижав ладонь ко рту, наблюдала за ним, пока он шел к двери. У другой это означало бы страх. Что выражало лицо этой девушки, Дэнни не мог определить, и его это тревожило.

Он улыбнулся ей с улицы, заметив, как она наблюдает за ним через грязное стекло, затем подозвал такси и уже из машины смотрел на нее, пока магазин не скрылся за углом. Дэнни откинулся на сиденье. У него ничего не оставалось, кроме чувства потери и сознания того, что у него обнаружилась новая сверхъестественная способность.

Если есть еще более необычные таланты, то хорошо бы ничего о них не знать.

* * *

Телефон надрывался от звона, когда Дэнни вошел в свою квартиру. Чертыхнувшись, он пересек комнату и схватил трубку.

— Алло, — резко произнес он.

— Алло, Дэнни, где тебя черти носят? У тебя все в порядке?

— Кто это… А, это ты, Шон. Да, у меня все нормально. Днем я был в нижнем городе.

— А что там делал?

— Искал биржу.

— Ты искал биржу? — Голос Шона звучал недоверчиво. Казалось, он пытался определить признаки полуправды в его словах. Дэнни почувствовал возмущение. Почему, в конце концов, он должен давать ему отчет в своих действиях?

— Ты напугал меня до смерти, — продолжал Шон. — Я думал, может, ты бросился под электричку метро или еще что-нибудь с собой сделал. Я собирался уже звонить в полицию и больницы. Если женюсь когда-нибудь, клянусь не заводить детей, чтобы не трястись от страха, что какой-нибудь грузовик наедет на моего ребенка. Дэнни, ты бы посидел дома и отдохнул немного. Тебе это просто необходимо.

Дэнни не знал, засмеяться ему или съязвить.

— Почему ты считаешь, что мне это необходимо? — спросил он осторожно.

— Ну это же очевидно. Ты слишком долго работал. А отгулял всего одну неделю пять месяцев назад. Почему бы тебе не отдохнуть еще одну? В конце концов, ты ее заработал, хотя «Дельта» и не заплатит тебе за нее.

— Слушай, Шон, — сказал Дэнни. — Ты не должен взваливать на себя все мои проблемы. Я очень ценю твое участие, но меня это уже немного достало. Я не ребенок, чтобы за мной следили, как я перехожу с одного тротуара на другой.

— А, парфянская стрела. Но знаешь, что я думаю, Дэнни? Раз уж ты посвятил меня в свои проблемы, мне кажется, я могу рассчитывать на откровенность.

— Думаю, да… Ну так вот, я провернул одно дельце. Не хотел упустить его. Но я уверен, что с психикой у меня все в порядке я со здоровьем тоже.

— Ну ладно, — произнес Шон с сомнением. — Дай мне знать, если тебе понадобится моя помощь.

— Конечно. Можешь помочь мне прямо сейчас. Ты помнишь имя писателя, который собирал всю информацию о сверхъестественных способностях? Газеты обычно публиковали его материалы дважды в неделю во время мертвого сезона.

Шон фыркнул.

— Мертвый сезон! Я знаю человека, которого ты имеешь в виду. Его фамилия Форт. Чарльз Форт. У нас в городе существует культ фортианцев. Ты хочешь с ним поговорить?

— Я должен, — сказал Дэнни. — У меня в голове сейчас происходят вещи почище летающих тарелок. Да, и еще — ты случайно не знаешь: у нас есть отделение Общества психических исследований?

— Уверен, что есть. Их телефон должен быть в телефонной книге. Ты что, составляешь коллекцию? Тогда можешь пойти в университет и сыграть там в кости с парапсихологами.

— Хорошо, я так и сделаю, — пообещал Дэнни. — Отлично, Шон. Еще будут какие-нибудь советы?

— Ты ведь слышал, что я тебе говорил, — сказал Шон. Дэнни показалось, что он уловил в его голосе нотки обиды, но он бы не поручился за это.

— Поискать психоаналитика, да?

— Вот-вот.

Наступило неловкое молчание.

Дэнни сказал:

— Ну ладно, Шон. Я подумаю об этом. Не беспокойся обо мне и спасибо за все. Встретимся позже.

— Пока, — сказал Шон.

Дэнни положил трубку и, нахмурившись, сел в кресло. Шон совсем его запутал: доброжелательный, всегда в хорошем настроении, великодушный до смешного, принимающий близко к сердцу чужие обиды и несправедливости, которые не касались его лично, — и все же какой-то неустойчивый, ненадежный, неуловимый, как ртуть. Его жизнерадостный голос по телефону, необъяснимо заинтересованный и все же спокойный и ровный, как стрекот цикад поздним летом, был для Дэнни более загадочен, чем его собственные схватки с иррациональным. Дэнни ни с чем не мог его связать и меньше всего с теми легковесными соображениями, которые Шон высказывал.

Но, кажется, Шон немного обиделся на его упрямое нежелание объяснить свое состояние простым психозом. Он предложил помощь и проявил что-то вроде понимания. И, очевидно, хотел быть в курсе дальнейших действий Дэнни, Шон потерял работу, встав на его сторону, что давало ему право, как он объяснил, знать о его дальнейших планах.

Дэнни решил позвонить Шону и предложить ему участвовать в биржевой сделке. Но затем передумал. Шон не выказал к этому никакого интереса. Вряд ли он способен поверить в возможность провернуть такую сделку. К тому же у него очень мало денег. В то время, когда Шон впервые пришел в «Дельту», он снимал комнату без горячей воды на Орчард-стрит (в двух кварталах, как он объяснил, от главной нью-йоркской конторы по контролю за изданием порнолитературы) вместе с напыщенным негритянским пацифистом, который проводил большую часть времени в бесполезных поездках по Индии и другим отдаленным местам на деньги какой-то христианской секты. Чернокожий миссионер оставлял квартиру в полное распоряжение Шона в придачу с запасом чая, которым заливал кукурузные хлопья, так как терпеть не мог молока.

Дэнни достал бумажник и проверил свою наличность. От пятерки, после того как он расплатился с таксистом, остались две однодолларовые бумажки плюс мелочь, которую он выгреб из карманов. Чудо, что вообще хоть что-то осталось к концу этого длинного дня.

Совсем стемнело. Дэнни опустил жалюзи и включил настольную лампу. Сев за стол, он написал письмо, описав в деталях события, которые еще не произошли, и указав, когда они должны случиться. Письмо он адресовал самому себе.

Дэнни прекрасно знал, что письмо может оказаться бесполезным. И хотя ни в чем не был уверен, считал, что не нуждается в свидетельских показаниях в свою защиту. Но вдруг случится так, что ему понадобится помощь, и тогда почтовый штемпель на письме может стать алиби.

А может, и нет. Тем не менее он тщательно запечатал письмо, наклеил марку и положил на стоявший у двери стул, чтобы не забыть взять завтра, когда будет выходить.

Делать было решительно нечего, но беспокойство мешало ему спать. Со скачками, например, произошло что-то неладное. Конечно, предсказать исход заездов намного проще, чем учесть комплекс таких сложных факторов, как биржа. Все же он выиграл на скачках дважды. Это могло быть простой случайностью, но опять же…

Случай с мебелью в доме медиума он не пытался объяснить. Даже воспоминание об этом вызывало головную боль.

Дэнни принял аспирин, но не надеялся, что тот поможет. Он уже нервно икал и у него дрожали руки.

Трясущимися пальцами он поставил будильник на тот час, когда обычно вставал на работу. Ноги сильно болели. Он устал, очень устал. У него еще хватило сил спросить себя, выиграет он пари или нет, но понять вопрос, который прозвучал в спертом воздухе, он был не в состоянии. Дэнни опустился на кровать со стоном, забыв снять второй носок. И долго, лежа в испарине, воображал, что спит.

Затем… в темноте… в жарком, душном воздухе забормотали беззвучные голоса:

— Напряжение возрастает. Теперь уже это реальность.

— Опасность. Я эстанирую настоящую опасность.

— Да, но мы готовы. Давай подождем.

— Да, подождем.

Дэнни, считая, что он еще спит, пошевелился. Пот стекал с него на мятые простыни. Те же голоса продолжали говорить глубоко из-под земли:

— Ходок ближе, брат, намного ближе.

— Тогда ему нужно остерегаться.

— Но опасность…

— …Caveat inventor[8]. Это правило.

— Пусть соискатель остерегается…

Голоса продолжали обсуждать вещи, которых он не понимал.

Ледяной пот выступил на лбу Дэнни. Где-то в черной ночи гнездилась пульсирующая боль и кружились мириады крошечных частиц. Он чувствовал легкость и головокружение, чувствовал, что медленно переворачивается.

Дрожь, боль, кружение усилились. Какой-то человек шел далеко внизу. Его ноги смешно двигались под плечами. Дэнни поплыл.

Спустя некоторое время, он почувствовал смутную тревогу, будто видит все это во сне. Он заставил себя двигаться.

Осторожно он поплыл по течению. Перед его глазами крутилась улица, медленно исчезая из виду; теперь он видел звезды и отвесные стены здания, которые, уменьшаясь, заканчивались где-то в созвездии Возничего; ему было чертовски жарко в небытии и неизвестности, в этой влажной теплой духоте.

Ужаснувшись, он пришел в себя. Немного покачиваясь на спине, он вплыл в комнату пятками вперед. Залив под ним померк. Окно поглотило его окончательно.

Дэнни снова лежал на спине на своей кровати, обливаясь потом. Сон исчез.

Если это был сон.

Глава 6

Обучение неофита

Дэнни встал, как только доктор Тодд вышел из своего кабинета. Парапсихолог был низенького роста, лысый и в высшей степени обаятельный человечек, бодрый и совершенно не похожий на тех профессоров, которых Дэнни доводилось встречать раньше. И уж совершенно он не походил на человека с манией, как предсказывал Шон.

— Видите ли, мистер Кейден, — сказал парапсихолог, — я не знаю, что заставило вас думать, что вы наделены парапсихологическим даром. Мы обработали результаты, и я могу с уверенностью сказать, что ваш пси-коэффициент — так мы называем индекс парапсихологических возможностей индивида — сводится к нулю. — Он сел и с важным видом протер стекла очков.

Дэнни нахмурился.

— Что, совсем нет показателей?

— Никаких признаков. Конечно, нельзя сказать ничего определенного, для этого нужно наблюдать вас в течение нескольких месяцев — лучше нескольких лет — а это, скорее всего, невозможно, так как вы не студент университета. Обычно мы проводим длительные исследования на наших студентах. Но пробные тесты как по картам, так и по игре в кости дали обычные средние результаты.

— А-а. — Дэнни усмехнулся. — Тогда я еще не полный идиот, если у меня средние результаты.

— Не обольщайтесь, — заметил Тодд. — В данном случае показатель ниже среднего так же редок, как и выше. У нас полно данных, когда люди с высоким пси-коэффициентом показывали низкие результаты, если они были расстроены, раздражены, тревожились о результатах и все в таком роде. Стоило им успокоиться и снова пройти тест, и их показатели взлетали вверх со скоростью света.

— А, понимаю. Мое эмоциональное состояние повлияло на мои результаты.

— Что ж, я бы очень хотел, чтобы вы проявили свои способности в нашей области, — весело сказал парапсихолог. — Но не торопитесь, мой мальчик. Вам просто не повезло. Не забывайте, что наши экспериментальные методы позволяют раскрыть только самые рудиментарные пси-способности. Возможно, вы сейчас находитесь в положении шеф-повара, которого попросили слепить из грязи пирожок. Вы, может быть, и можете это сделать, но такое задание…

— Вызовет у меня разочарование, — продолжил Дэнни. — Вот в этом вы правы. А есть еще что-нибудь?

— Конечно. Это только начало. У нас есть и другие результаты. Взять, например, вашу энцефалограмму. Вы знаете, как она делается?

— Приблизительно представляю, доктор Тодд. Известно, что мозг во время своей работы испускает слабые электрические импульсы, энцефаллограф ловит эти сигналы и записывает их в виде кривой.

— Очень хорошо, — с удовольствием и легким удивлением сказал Тодд. — Ну так вот, ваша альфа-волна — ее посылает мозг, находясь в покое, довольно своеобразна. Кроме привычного ритма есть еще постоянно возникающие вторичные модуляции, с которыми я раньше не сталкивался.

— Вы знаете, что это значит?

— В свете того, что вы мне о себе рассказали, я могу только делать предположения, — осторожно заметил Тодд. — Альфа-волна показывает, что мозг находится в покое. Что-то вроде генеральной проверки и ремонта. Сознательную мыслительную деятельность отражает гамма-волна, которая нас не интересует, поскольку попросту не существует субъекта, чьи пси-способности находились бы полностью под его контролем настолько, что их можно выявить как гамма-волновую активность. Предположительно можно сделать вывод, что по крайней мере какой-то отдел головного мозга, который никто не использует, даже когда думает, у вас постоянно работает. Это не деятельность коры мозга — царства сознания. Это какая-то скрытая, ежеминутная, ежесекундная активность, которую вы не осознаете, так же как вы не осознаете смерть и обновление клеток. Может быть, нам удастся подтвердить эту догадку, если мы просветим ваш мозг рентгеном. По крайней мере, я надеюсь на это. У нас есть несколько жестких методов, чтобы распознать подкорковую СЧВ-активность, но мы редко их используем.

— Что такое СЧВ?

— Сверхчувствительное восприятие. Доктор Райн дал этим пси-способностям такое обобщенное наименование, после того как оказалось, что оно не похоже на действие примерно двух десятков чувств, которыми обладает человек.

— Два десятка… вот это да! Доктор Тодд, я всегда думал, что у нас только пять чувств. Но если их два десятка, то я верю на слово всему, что вы сказали, без всяких объяснений. Но я бы предпочел заняться своими собственными отклонениями. Они меня сильно смущают. — Он сокрушенно почесал голову. — Одну вещь я точно знаю из личного опыта: СЧВ — это чертовски больно.

— Конечно. Вы ведь открываете новые синапсы, новые пути от клетки к клетке. Многие из них до этого никогда не использовались и, как мы знаем, находятся в зачаточном состоянии. Мы пытались выяснить, является ли СЧВ способностью, которой человек обладал когда-то, но постепенно утратил, или это новое качество, которое он только начал в себе развивать. В любом случае, с каждым разом при очередном использовании этих каналов вам будет все легче, вы привыкнете или выработаете навык их использования. Но индивидуальные синапсы только строительный материал для двух фундаментальных функций мозга. СЧВ — наиболее известна, но ПК — психокинез — тоже очень важна. СЧВ помогает вам распознавать вещи — объекты, события, мысли. ПК дает возможность совершать с ними действия. Так, например, наши наиболее одаренные испытуемые могут повлиять на падение игральной кости. Все побочные эффекты, такие, как предвидение и телепатия, просто разные проявления этих двух базовых функций, так же как цвета — это различные проявления света.

— А свет, радиоволны и электромагнитный спектр — это единое целое?

— Браво, — воскликнул Тодд, снова удивившись. — Должен заметить, было бы очень здорово, если бы один год физики в колледже оставлял такой же след в головах у наших студентов.

Он умолк, когда в комнату тихо вошел ассистент, неся небольшую стопку черных снимков.

— Ах да, — сказал Тодд. — Давайте посмотрим.

Дэнни взглянул через плечо парапсихолога.

— Я никогда раньше не видел таких рентгеновских снимков.

Тодд хмыкнул.

— А это не рентген, — пояснил он. — У этих лучей до сих пор нет своего названия. На самом деле это продукт развития ядерной химии, побочный эффект от разработки атомной бомбы. Мы установили, что элемент экацезий воздействует на подкорковые комплексы Гольджи, так же, как йод воздействует на щитовидную железу. Поэтому мы ввели вам дозу искусственного радиоактивного экацезия — помните, ту инъекцию, — а потом облучили ваш мозг и стали ждать, что будет. Второй шприц содержал радиоактивное серебро.

Тодд один за другим вставил слайды в проектор. Дэнни с тревогой наблюдал за ним.

— Вот тут есть концентрация, — пробормотал Тодд. — Больше, чем я когда-либо видел, это точно. Трудно сказать, как все это развивается. Но мы это выясним. Приходите завтра, Дэнни. Мне нужно порыться в справочниках. Вы столкнули меня с такой проблемой, с которой, я думаю, даже внуки мои вряд ли справились бы. И завтра мы предпримем новую попытку.

Дэнни не смог сдержать разочарования.

— Вы думаете, у меня есть надежда? — спросил он.

— Надежда? — взорвался парапсихолог. — Да это огромный скачок! Дружище, вы дали мне шанс наконец-то нормально исследовать эту чертовщину, как мы называем все эти пси-способности, а вы спрашиваете меня, есть ли у вас надежда! Выметайтесь отсюда, пока я вас не прикончил и не заспиртовал!

Дэнни поспешно удалился, чувствуя некоторое облегчение. В его мозгу словно отпечатались квадратики, звездочки, крестики, нолики с тестовых карточек доктора Тодда. Результаты были потрясающими, но обескураживающе неубедительными. Для Дэнни, который хотел узнать о себе все прямо сейчас, неизбежная морока, связанная с научными разработками, казалась смертельно долгой и скучной.

Ну ладно, этого следовало ожидать.

Трудно представить нормальную контору, даже такую нетрадиционную, как лабораторию парапсихолога, в которой согласились разобраться с непонятными чужаками, вломившимися в голову Дэнни. Ему еще повезло, что доктору Тодду удалось продвинуться так далеко. Уверенность ученого была достаточно заразительной, чтобы Дэнни почувствовал надежду.

Фортианцы оказались менее полезны, но не менее дружелюбны. Местный филиал общества имел только почтовый адрес. Дэнни в конце концов добрался до них с помощью справочника «Кто есть кто». Возглавлял филиал Картье Тейлор, известный писатель, человек, который написал столько ярких, а подчас и проницательных триллеров, что даже Дэнни о нем слышал. На самом деле группа фортианцев, похоже, состояла из писателей различных мастей, большинство из которых больше восхищались великолепным литературным слогом Мастера, чем его беспорядочными метафизическими теориями.

Тейлор, мужчина зрелого возраста и приятной наружности, жаждал нагрузить Дэнни полуторами сотнями статей, написанных доморощенными талантами всех сортов. У него были целые закрома таких творений, собранных неутомимыми фортианцами по всему свету и имеющих заглавия вроде «Огнеметатели», «Пол-тергейсты», «Дождь из лягушек» и «Вспыхивающее масло». Но теории, которые содержались в этих писаниях, были, мягко говоря, идиотскими. По правде говоря, мистер Тейлор, похоже, сам склонялся к идиотским теориям, но потерпел неудачу, пытаясь приохотить к ним Дэнни.

Тейлор оценивал ученых в целом как своего рода шаманов, а научные методы — как новую форму идолопоклонничества. Эта его особенность подтолкнула его к астрологии, легендам о полой Земле и Лемурии, пирамидологии, френологии, Веданте, черной магии, теософии, розенкрейцерству, кристаллическим атомам, сельскому хозяйству на Луне, Атлантиде и другим подобным глупостям — чем глупее, тем лучше. Однако под конец все эти поверья (если только Тейлор действительно в них верил; Дэнни не мог с уверенностью сказать, привлекали ли они именитого писателя или ему просто нравилось протестовать против всего более или менее общепринятого) померкли перед своего рода теорией всеобщего зла: Рузвельт пустил мир на самотек, мировая пресса замалчивает паранормальные явления, астрономы сговорились выпрашивать субсидии на бесполезные приборы, физики тайно планируют нажиться, продавая циклотроны университетам, католическая церковь готова запретить свободу мысли на всей территории Соединенных Штатов, доктора рекламируют бесполезные или опасные лекарства, потому что они дороги, — и все это под благовидным предлогом, все это похоже на самую настоящую охоту на ведьм, совершенно безумную. Дэнни совсем не удивился, когда Тейлор начал плавно сворачивать к дианетике.

И все-таки сами по себе произведения Форта были захватывающим чтением, как позже убедился Дэнни, посетив публичную библиотеку. Неудивительно, что писатели благоговели перед этим человеком.

Но, как и у Тейлора, объяснения всевозможных необычных явления в трудах Форта вызывали скорее досаду, чем уважение.

Ученый, вооруженный чувством юмора, огромным терпением и гибким умом, может быть, и извлек бы пользу из «Сверхъестественных талантов» Форта, единственной книги из четырех, которая прямо касалась проблемы Дэнни. Но бывший редактор, у которого не было соответствующей научной подготовки, а только отчаянное желание узнать все здесь и сейчас, не смог найти ничего, кроме уверенности, что еще куча народу находилась в таком же положении, что и он.

Его внимание привлекли и другие книги, хотя он не выработал системы, что искать или как искать. Довольно легко ему удалось найти книги доктора Райна, а упомянутая племянницей медиума книга Гудини, как оказалось, называлась «Волшебник среди духов» — не очень-то многообещающее название, подумал Дэнни. Дальше дело пошло медленнее. «Наше сверхсознательное» Литтлтона удалось найти с большим трудом, а «Науку и психические феномены» Тиррелла он пропустил бы, если бы не вспомнил, что видел эту карточку в картотеке, когда искал книгу Гудини.

Потом он пустился в поиски без разбора, мучительно осознавая, что, возможно, пропускает фундаментальные работы. На «Опыты со временем» Данна[9] он наткнулся благодаря случайному совпадению: он видел популярную пьесу Пристли «Ночь в пустыне», где упоминалась концепция Данна, и его имя всплыло в памяти Дэнни, когда он копался в библиотечной картотеке.

Последняя книга, которую он нашел, была «Терциум органум» Успенского[10]. Он набрел на нее кружным и совершенно ненаучным способом. В кратком обзоре на обложке «Четырех квартетов» Элиота упоминалась книга Успенского «Новая модель универсума», и любопытство заставило Дэнни купить ее, хотя он до сих пор не удосужился ее прочесть. О «Tertium Organum» он никогда не слышал, но одного того факта, что она значилась в карточках, было вполне достаточно. Прежде чем покинуть библиотеку, Дэнни также прихватил «Приключения в Тайном» де Кампа, но, быстро пролистав книгу, понял, что она полностью разоблачающая — разумная и рассудочная, в отличие от произведениий Форта, направленная на то, чтобы разгромить всех, кто не придерживается ортодоксальной точки зрения. Такая книга вряд ли могла помочь человеку, пытающемуся постичь недоказуемое.

Оставалось только Общество парапсихических исследований.

Дэнни даже не пытался представить, кого он может там встретить: может быть, группу медиумов, борющихся за то, чтобы сделать свою деятельность более респектабельной, или квазирелигиозную организацию, проповедующую жизнь после смерти, — в любом случае, он ожидал столкнуться с чем-то сомнительным и бесполезным.

И он был совершенное не готов к знакомству с сэром Льюисом Картером.

Дэнни сразу узнал всемирно известного астронома и популяризатора науки. Плохо подобранные по цвету брюки и куртка, а также трубка сэра Льюиса были знамениты почти так же, как известные торговые марки. Ученый стоял в фойе ОПИ и повернулся, как только Дэнни открыл тяжелую входную дверь.

Дэнни был настолько поражен, что потерял дар речи. Только через некоторое время он смог произнести:

— Если я не ошибаюсь, вы возглавляете это учреждение, сэр?

Сэр Льюис склонил седую голову.

— Более или менее, юноша. Что вас сюда привело? Проходите же в офис, не стоит делить наши откровения с подставкой для зонтов.

Уже в офисе Дэнни вкратце рассказал о том, что с ним произошло, упуская некоторые уж очень невероятные детали, то есть примерно то же, что и Шону. Сэр Льюис молчал, пока Дэнни не закончил говорить. Потом он спросил:

— Вы разговаривали еще с кем-нибудь по этому поводу?

— Да почти со всеми, — признался Дэнни. — Даже с фортианцами и СВЧ-типами из университета.

Сэр Льюис отогнал призраков доктора Райна взмахом трубки.

— Вы не узнаете ничего путного от этого сброда, уверяю вас. Они даже не понимают, что вы можете оперировать такими тонкими вещами, как психические проявления, так же легко, как они отдают приказы собакам. У этих феноменов свои законы, и они упрямо не хотят показываться нам.

Дэнни почувствовал себя не в своей тарелке. Какую цель преследовал сэр Льюис, выдвигая этот старый довод? Дэнни решил не спрашивать. Трудно не благоговеть перед живой легендой. Вместо этого он сказал:

— Звучит убедительно. Я бы хотел знать, как можно контролировать это… ну, эти силы. Тот способ, которым они проявляются, уж очень неудобен. Я уже потерял работу и подозреваю, что скоро меня ждут еще большие неприятности.

«Похоже, — добавил он мысленно, — я точно выиграю в этом году золотую медаль за умалчивание истины».

— Я искренне вам сочувствую, — степенно произнес сэр Льюис. — Полагаю, вам стоит остаться у нас на обследование, пока мы не определим природу сил, с которыми вы столкнулись. Мы можем комфортабельно разместить вас, и тогда у нас будет возможность изучать эти проявления сразу, как только они появятся. У нас есть средства, поэтому вам не надо будет беспокоиться о работе. К тому же вы будете, так сказать, вне улицы, а значит, в безопасности.

— Это очень великодушно, — сказал Дэнни, — но, к сожалению, мне нужно столько сделать, чтобы напасть на след, что я не могу сейчас терять время. Я не преувеличу, если скажу, что мои мысли в полном беспорядке. Может быть, немного попозже?

— Конечно, как вам удобно, — ответил сэр Льюис. — Давайте я запишу ваш адрес. Постараюсь прислать вам литературу, может быть, что-то будет для вас полезно.

— Спасибо, — сказал Дэнни.

— Вам спасибо, мистер Кейден. Пожалуйста, звоните мне. Возможно, я смогу вам чем-то помочь. Думаю, вы скоро обнаружите, что ситуация, в которой вы оказались, еще больше усложнится.

— Вероятно, так и будет, — спокойно ответил Дэнни.

Глава 7

Звонки и ответы на них

В метро, по пути к дому, Дэнни пролистал свежую газету. Он сразу же открыл страницу, посвященную финансам, но не обнаружил там статьи о «Международной пшенице» — она переместилась на первую полосу. «Пшеница» получила обвинительный акт, и рынок уже упал на три пункта. Эксперты начали беспокоиться.

Вот оно, доказательство!

Дэнни обрадовался, что отправил письмо.

Сегодня уже слишком поздно, чтобы снимать со счета свою прибыль от спекуляции, но в понедельник деньги можно будет получить. Их хватит надолго. Однако почему бы этому дару предвидения не поработать на скачках? Разве нельзя контролировать это чертово видение будущего?

Он одержал победу, но ее никто не видел.

Когда Дэнни подъехал к своему дому, в вестибюле стояла небольшая группа жильцов. От них, как только Дэнни прошел в дверь, отделился полный, хорошо одетый мужчина, в котором Дэнни не сразу узнал своего квартирного хозяина. Женщины подались назад и зашептались.

— Мистер Кейден, могу я поговорить с вами наедине?

— Конечно, — сказал Дэнни. Они прошли во внутреннюю дверь, оставив женщин перешептываться в вестибюле.

— Боюсь, я вынужден просить вас освободить вашу квартиру, — объявил хозяин, когда они оказались на лестнице. — Я считаю себя человеком широких взглядов, мистер Кейден, но большинство из моих квартиросъемщиков принадлежит к среднему классу и придерживается довольно строгих правил поведение. Они считают недопустимым присутствие молодых женщин в квартире холостяка.

Сначала Дэнни даже не задела эта помпезная фраза. Он не придал ей большого значения.

— Молодых женщин? — переспросил он.

— Может быть, мне следовало выразиться в единственном числе, но я предвосхищаю события. Мне позвонила миссис Тафури из квартиры восемь А, и сообщила, что ваша квартира стала источником беспокойства, — нараспев продолжал хозяин. — Насколько я понял ситуацию после удаления несовпадений из рассказов разных жильцов, миссис Тафури видела, как молодая леди подъехала на такси и затем вошла в дом. Миссис Эмерсон из шесть Д слышала, как к вам звонили в дверь, после чего — через несколько минут — молодая леди поднялась по ступенькам и вошла к вам в квартиру, воспользовавшись ключом. — Он глубоко вдохнул, прежде чем начать следующее предложение. — Позже управляющий, человек проверенной и, я бы сказал, непререкаемой честности, которому позвонили по телефону, чтобы он починил текущий кран — несуществующий кран, должен добавить, — доложил мне, что ключ отсутствует. Именно тот ключ с доски на вахте, на котором был номер вашей квартиры. И в довершение всего, миссис Шенбрун, которая живет в квартире под вами, слышала, как кто-то ходит над ней, а поскольку она почти глуха и интересуется спиртными напитками, то когда она позвонила в контору с заявлением, что к ней явился призрак, мы этому не поверили, но сделали определенные умозаключения. В то же время управляющий сделал запрос о ключе и был проинформирован миссис Флорес из два Б, что…

Дэнни услышал достаточно. Он рванулся вверх по ступенькам, оставив хозяина выпутываться из паутины сложноподчиненных предложений. Необъяснимо, но его рука дрогнула, и бородка ключа стукнула по замку.

Ну да, конечно, девушка была там. Она смотрела на него с настороженностью, не двинувшись с места ни на дюйм при его появлении. Дэнни хлопнул дверью, закрыл ее на ключ и на щеколду. Через секунду дородный напыщенный осел заколотил в тонкую дверную панель.

— Двадцать четыре часа! — воскликнул хозяин. — Предупреждение о выселении! Приличный дом! Мы не потерпим! Закон и порядок! Вы слышите?

— Ага, — сказал Дэнни. — Я съеду. Проваливайте. Вы моих пауков разбудите.

Из-за закрытой двери раздался придушенный возглас.

Дэнни взглянул на девушку. Она сидела в его любимом кресле, куря одну из длинных сигарет, которые он обожал. Стеклянный мундштук лежал на телефонном столике позади нее. Она взирала на Дэнни с холодным удивлением.

— Что вы здесь делаете? — прорычал он.

— Вас жду, — ответила она. — А если вы спросите, откуда я знаю ваш адрес, так я подслушала, как вы давали его водителю такси, когда уезжали от моей тетушки.

— Не похоже, чтобы у вас хватило присутствия духа, чтобы подслушать даже сигнал воздушной тревоги.

— Если мне что-то нужно услышать, я услышу, а если мне что-то понадобится, я это получу. В первом случае, вас адрес. Во втором случае, ваши секреты. Кстати, меня зовут Марла.

— Дэнни Кейден, — машинально представился он. — Какого черта! Спасибо, пусть мои секреты останутся при мне. Что вам на самом деле от меня нужно? Вы ворвались в мою квартиру, и теперь у меня из-за вас неприятности.

— С вашими талантами, — ответила она обманчиво сладким голосом, — я уверена, что вы можете найти неприятности на пустом месте. А я хочу не упустить возможность увидеть, как вы это делаете.

— Черт бы вас побрал. Вы быстро сейчас уберетесь из моей квартиры, или я вас отсюда вышвырну.

— Вы этого не сделаете, — сказала Марла. — Я закричу. И вы попадете за решетку. А это не очень-то здорово.

Он изумленно уставился на нее.

— Это что — шантаж? У меня нет денег, а сейчас я не дам и двух центов за обвинение в изнасиловании. У вас ничего не получится. Вы и так уже нанесли максимальный урон моей репутации среди соседей.

— Не нужны мне ваши деньги. У вас есть кое-что намного более ценное для меня. И ваши личные тайны мне ни к чему, мне нужны профессиональные. И не сердитесь на Марлу, Дэнни. Она славная девушка. Вы знаете так же, как и я, что профессиональный маг имеет в виду под «тайной». А вы профессионал, и один из лучших. Судя по силе ваших эффектов, я бы сказала, что вы учились у Ферстона, хотя вы и слишком молоды, чтобы быть его учеником.

— Вы заблуждаетесь. Я видел Ферстона всего один раз, мне тогда было семь лет. Он засунул мне в рот колоду карт и порезал мне губы. Я был одним из тридцати детей на сцене. Так что вам нужно?

— Я хочу знать, как вы проделали тот трюк: подняли стол и стул. Вы сделали это без каких-либо явных приготовлений и в месте, которое до этого никогда не видели. Никакие известные мне трюки не выдерживают сравнения с тем, что вы сделали. Что еще вы умеете делать?

— Если я высуну язык, — сказал Дэнни язвительно, — то могу ворковать, как голубок. — Он приготовился продемонстрировать этот фокус, когда понял, что для этого надо не только высунуть язык, но и скрутить его трубочкой, словно табачный лист в сигаре. И хотя он весело проделывал это перед многими девушками, ему вдруг расхотелось высовывать язык перед Марлой. — А что касается того, что я немножко покружил вашу мебель, я сам мозги свернул набекрень, пытаясь понять, как мне это удалось. Для меня это такой же большой секрет, как и для вас. Когда я выясню, как это делается, я буду тренироваться на вас: расстегивать вам молнию на брюках, а также завязывать шнурки морским узлом. Теперь вы уйдете?

— Ни в коем случае. Я не уйду, пока не узнаю вашего секрета. Вы большой лжец, Дэнни, но я видела Даннингера и не верю в духов.

Дэнни опустился в кресло-качалку и тут же резко встал. Вид нейлоновых чулок, который открылся ему с этого места, не способствовал сосредоточенным размышлениям. Он прошел к раковине, чтобы вымыть руки.

— А как же ваша тетушка? — спросил он в отчаянии.

— Эта старая карга? — презрительно расхохоталась Марла, так, что кресло заскрипело. — Она топчется на месте — использует старые знания и не хочет учиться ничему новому. Марла другая. Она из тех умненьких сосунков, которых не проведешь занудными фокусами Гудини. Я поняла, как только увидела ваш трюк, что это совершенно новый метод, и я от вас не отстану.

Скрип раздался снова, и она добавила:

— Даже если мне придется выйти замуж.

— Понимаю, — отозвался Дэнни. — Интересно, как вы додумались до этого. Я не хочу портить вам вечер, Марла, но вы должны уяснить себе, что мне нечего продавать, даже за такую цену.

Внезапно у него закололо в груди, и ему пришлось остановиться на минуту.

— Или же вы, возможно, заключите сделку сами с собой, если это вас утешит.

— Нет, не утешит, — откликнулась девушка, раздельно произнося слова. — Я пришла сюда не спать с вами. Если бы мне только это было нужно, я бы сразу сказала. Если я позже решу, что мне этого хочется, я буду с вами спать, и если вы после этого предложите мне свой секрет, или Тадж Махал, или двадцать пять центов, я раздавлю вас, как гнилой мандарин. Я говорила о том, что хочу выйти за вас замуж, прежде чем вы перевели разговор на другую тему.

— Ну конечно же, вы не спите со своими мужьями. Вы просто едите их.

— Вы такой же мерзкий, как и все американцы. Если мне понадобиться подписать брачный контракт с вами, я подпишу. Вам тоже придется его подписать. Боже упаси, если вы не сделаете этого, — и к тому же если вы не уберете вашу постель. Держу пари, вы неделями белья не меняете.

Дэнни уже приготовился возразить, что менял белье не далее как пять дней назад, когда кто-то резко постучал в дверь.

— Убирайтесь, — рявкнул Дэнни. — Я уже сказал, что съеду. Пошел вон!

Снаружи воцарилось удивленное молчание. Затем стук раздался снова. Очевидно, это был не квартирный хозяин. Дэнни осторожно повернул замок, отодвинул щеколду и выглянул в дверной проем.

Стоящий за дверью человек был одет в серый деловой костюм и серую фетровую шляпу. Выглядел он, как отставной бухгалтер-ревизор.

— Мистер Кейден?

— Это я.

— ФБР, — сказал пришедший, открывая бумажник. Удостоверение подтверждало аббревиатуру. Дэнни молча посторонился, пропуская его вперед.

— Спасибо. Мне нужно с вами поговорить. Похоже, у вас неприятности, мистер Кейден.

— Когда об этом напишут в газетах, я сохраню вырезку. Что на этот раз? Только не говорите, что мой квартирный хозяин решил воспользоваться актом Манна!

Лицо Марлы мгновенно застыло. Она бесстрастно наблюдала, как за окном сгущаются сумерки.

— Нет, мистер Кейден, ваша личная жизнь нас не интересует. Я здесь по поручению Комиссии по ценным бумагам, а также по заданию ФБР. Полагаю, что вы были слишком молоды, чтобы застать крах двадцать девятого года, но нас беспокоит, как бы он опять не разразился. Игроки, которые хотят, чтобы снова произошел обвал, и граждане, которые проводят подобные операции, даже не подозревая о том, чем это грозит, быстро привлекают наше внимание.

— И чему я обязан, что попал в эту категорию? — осторожно спросил Дэнни.

— Ваши действия сегодня показались нам, мягко говоря, подозрительными, — заявил фэбээровец, усаживаясь в кресло-качалку и кладя ногу на ногу. Он даже шляпу не снял, но она выглядела на нем так естественно, будто была его неотъемлемой частью. Агент бросил одобрительный взгляд на колени Марлы, прежде чем продолжить, с таким видом, будто обладал всем, что ни есть в мире:

— Ваши экс-работодатели рассказали, что вы раскрыли секретное обвинение министра юстиции против «Международной пшеницы» не только до даты обнародования этого решения, но и даже до того, как был составлен циркуляр. Сегодня мы обнаруживаем, что вы оказались единственным инвестором на бирже, прищемившим «Пшеницу», когда после обвинения начался обвал акций; вы и еще несколько непрофессионалов, которые следуют любой примете, включая астрологию, — но вы единственный наносите страшный урон. Такая проделка делает честь даже бывалому спекулянту — не то что одиночке, который впервые сыграл на бирже — а у нас не было записей о том, что вы принимали участие в подобных сделках. Даже ваш брокер признал, что никогда о вас раньше не слышал, только разве когда вы учились в колледже. — Он приподнялся в кресле, чтобы расширить обзор. Марла тоже слегка приподнялась. Дэнни не мог точно сказать, что заставило их так сделать, но он был готов поклясться, что внимание фэбээровца было сосредоточено явно не на его обязанностях — и что движение девушки не дало ему возможности увидеть ни на квадратный миллиметр больше того, что Марла сочла нужным дать ему увидеть.

Дэнни был необъяснимо польщен.

— Вот уж не знал таких подробностей, — сказал он. — Если я совершил преступление, пожалуйста, предъявите обвинение. А то у меня есть другие дела.

Фэбээровец вежливо засмеялся, по-прежнему не удостаивая Дэнни взглядом.

— Умные игроки редко совершают преступления, — сказал он. — Иногда нам приходится обвинять их в нарушении акта Шермана. Когда нам не удается это сделать, мы вызываем их в суд в качестве свидетелей.

— Свидетелей чего?

— Ну, нарушения акта Шермана или акта Робинсона — Пэтмена, если уж очень нужно выйти за рамки дозволенного. Вы меня не слушаете?

— Так же, как вы на меня смотрите.

— Ах, извините, мистер Кейден. Ваша юная леди красива, вам должно быть лестно.

Дэнни упер руки в бока. Ехидная болтовня этого ненормального агента начала обретать смысл, и ему потребовалось максимально точно выяснить, что происходит. Конечно, тот факт, что министерство юстиции планировало держать в секрете обвинение до официального предъявления, был решающим. Если бы Дэнни преждевременно не вынес этот факт на страницы «Кроникла», обвинение не вызвало бы нежелательного эффекта на рынке.

И то, что упавшие в цене акции «Пшеницы» нашли только одного инвестора — его самого, — уже отбросило компанию на грань банкротства, к тому же это откликнется по всей Уолл-стрит и в правительстве и ввергнет всех в панику. Подобная тактика использовалась во время скандалов Захарова и Инсулла.

Но Дэнни, в отличие от Сэмюэля Инсулла, не был старым и раскаивающимся изгнанником и не мог ожидать сочувственных статей в желтых газетах, или, как Тейлор любил их именовать, «гадюшниках». Если окажется, что в «Пшенице» действительно планировали манипулировать рынком вопреки обвинительному заключению, о котором компания должна была знать, то Дэнни станет козлом отпущения, что будет большим сюрпризом как для «Пшеницы», так и для самого Дэнни. Его заживо загрызут биржевые волки.

Дар предвидения, похоже, заготовил ему еще одну ловушку.

— Так вы меня арестовываете? — спросил он удрученно.

— Ну да, временно. Вы привлечены судом в качестве свидетеля по делу о фиксации цен, о нарушениях правил, установленных Комиссией по ценным бумагам, и к тому же о возможных нарушениях актов Шермана и Робинсона — Пэтмена. Юридически вы ни в чем не обвиняетесь. Мы просто хотим узнать о вас побольше и постараемся проверить то, что мы узнаем. Так что вы не арестованы. Просто задержаны до выяснения обстоятельств.

— Как бродяга по обвинению в бродяжничестве.

— Ну да, примерно так. Однако вам потребуется адвокат. Лучше наймите хотя бы одного. Мы в вас заинтересованы больше, чем в каком-нибудь бродяге. — Фэбээровец слегка подвинул качалку. Похоже, этот маневр не принес ему больших успехов.

— Что это для меня значит, в смысле, что мне можно и что нельзя делать?

— Это означает, что суд хочет быть уверенным, что сможет найти вас по этому адресу. И это все. Ожидается, что вы наймете адвоката и будете жить здесь, пока вас не вызовут. А вас вызовут в течение нескольких дней, я так полагаю, поэтому не выходите никуда, не предупредив, куда идете. Но я бы на вашем месте вообще никуда не ходил, мистер Кейден. Если вы выйдете на улицу, то рискуете попасть за решетку. Ах да, кстати: мы уже приняли меры к тому, чтобы заморозить ваши счета.

— Я не могу получить деньги?

— Нет. Мы не вполне уверены, что они действительно ваши. Они могут принадлежать нескольким не очень крупным инвесторам, которые в праве рассчитывать, что с их сбережениями будут обращаться честно.

Неожиданно, не глядя на фэбээровца и не меняя позы, Марла сказала:

— Вот ведь воровская шайка!

Фэбээровец с сожалением бросил взгляд на ее бедра и встал.

— Прошу прощения, мисс, — произнес он голосом, в котором послышались человеческие нотки. — Это моя работа.

Марла не ответила. Дэнни молчал. Фэбээровец наконец удостоил его взглядом, не то чтобы недружелюбным, просто не очень заинтересованным. Глаза у него были пустыми и невыразительными.

— Не мне судить, виновны вы или нет, мистер Кейден, — заметил он. — Вы выглядите порядочным человеком. Если это действительно так, вам лучше не дергаться. Если вы нарушите обязательство, суд сочтет это доказательством вашей вины. Не выходите из дома, и все будет в порядке. Если вы все сделаете как надо, то и окажетесь на высоте. ФБР предоставит вам услуги адвоката, если вы не можете это себе позволить. — Он внезапно повернулся и улыбнулся Марле, но она все еще смотрела в темное окно. — Если честно, я не могу себе представить, чтобы человек вашего возраста мог оказаться злым гением, как считает КЦБ, — у вас просто недостаточно опыта. Стойте на своем, что бы ни случилось, и вы очистите свое доброе имя.

— Спасибо, — вяло отозвался Дэнни. В последнее время он слишком часто говорил «спасибо» по поводу и без повода.

— Не стоит. — Агент оглянулся на Марлу, пожал плечами и вышел. Хлопнула дверь.

Марла шевельнулась. Она встала и прошла к окну, в которое смотрела в течение всего разговора с агентом. Дэнни решил не анализировать эту перемену. Он благодарно опустился в большое кресло и опустил голову на руки.

Ему пришло в голову, что, похоже, он большую часть жизни провел, съежившись в этом кресле и размышляя, что делать дальше. Но теперь изгибы подлокотников, спинки и сиденья олицетворяли тупик. Он не может уйти и не может остаться.

Может быть, ему удастся убедить хозяина, что причины, по которым он хочет, чтобы Дэнни съехал, менее весомы перед предписаниями ФБР. Но, хотя вероятность успеха этого предприятия была довольно велика, Дэнни отклонил эту мысль. Этот путь вызвал бы еще больше толков среди соседей.

«Вы слышали? Этот мистер Кейден из пять Д водил в квартиру женщину, а теперь за ним пришли из ФБР. Говорят, он не имеет права покинуть здание. Заперся в комнате, вот что я слышала. Я всегда думала, что с ним что-то неладно. Он слишком много читает, а это вредно, быстро можно свихнуться. И с детьми он странно себя ведет. Говорят, он держит пауков. Ни за что бы не въехала в его квартиру. Он коммунист, вот мое мнение. Если нет, то при чем тут ФБР? Если мужчина постоянно ходит, уткнув нос в книжку, это непременно на нем скажется. Из книжек берутся всякие идеи. И даже такой с виду приличный молодой человек не избежал их влияния».

Дэнни поразился, как этот не слишком дружелюбный приговор перерос в яркую, живо возникшую в его воображении картину. Его бессознательное хваталось за соломинку.

Нет, его бессознательное было здесь ни причем. Разговор продолжался, даже после того как он постарался выбросить его из головы.

«Дэвид, закрой дверь хорошенько. Он иногда приходит домой рано и…»

Дэнни догадался, кто говорит: дешевая бабенка, живущая в другом конце коридора. Он в отчаянии схватился за голову. Еще только телепатии ему не хватало!

Но он тут же понял, что уже слишком поздно. В доме знали о ФБР, слухи распространялись со скоростью света. Если бы на Марсе были домохозяйки, и там бы судачили о нем. И подобные сплетни вполне могли вызвать интерес журналистов — само упоминание о ФБР могло привлечь к нему целую толпу писак.

Такого оскорбления ему не вынести: он больше не может так оставаться. И завтра он пойдет к Тодду. Но ему же нельзя выходить. Суд запретил. И КЦБ заморозила его счета…

Дэнни чувствовал себя как крыса в ловушке. Он был в отчаянии от постоянных неудач, на грани ужасного нервного срыва. Голоса исчезли, но голова болела ужасно. Напряжение от попыток справиться со сверхъестественными и непредсказуемыми эффектами истощили его жизнестойкость, и конца этому не предвиделось.

Пси-способности росли в нем, росли, как любой другой талант, увеличивающийся от практики. Дэнни вспомнил, что говорил его учитель музыки двадцать лет назад, когда он с отвращением учился играть на виолончели. «Практика дает совершенство, — говорил он. — Но может также прикончить».

Марла повернулась и посмотрела на него; взгляд ее стал более мягким.

— У тебя неприятности, да? — спросила она. — Похоже, Марла поставила не на ту лошадь.

— Дверь не закрыта, — сказал Дэнни. — Забирай свою ставку и отправляйся домой.

Она тряхнула головой.

— Теперь ты от меня не избавишься, Дэнни. Я остаюсь. Расскажи, что с тобой случилось.

— Ох, ради Бога…

— Нет, только для того, чтобы тебе полегчало. Я не обещаю верить каждому твоему слову, но тебе просто необходимо высказаться.

Дэнни покорно рассказал и про «поисковые трюки», и про выигрыши в лотерее, и про Эмерса, стараясь быть кратким, частично из-за усталости, частично из-за презрения к тому, о чем рассказывал. Он хотел побыстрее закончить, поскольку вся эта предыстория смыкалась с тем, что с ним произошло за последнее время.

— Когда я учился в старших классах, — сказал он вдруг, — моя родня просто помешалась на игре в бридж с пятью мастями. Тогда эта игра на какое-то время захватила всю страну, хотя ни в какое сравнение не шла с канастой. Кроме обычных червей, крестей, треф и бубен, там была еще одна масть — орлы.

— Короны, — перебила его девушка. — Я знаю эту колоду. Однажды я купила одну. Думала, что пятая масть пригодится для карточных фокусов, если бы мне вздумалось ими заняться, но я так ее ни разу и не использовала. Эта масть называется «короны».

— Может быть. Если она называлась «короны», держу пари, что ты купила колоду до бума. Возможно — игра была придумана в Европе, и, когда началось сумасшедшее увлечение ею, какой-то патриот решил, что игра будет продаваться лучше, если назвать пятую масть «орлами». Как бы ее ни называли, долго она не протянула. Я и сам считал, что она лучше подошла бы для покера, но не для строгого покера, а для всяких его сложных разновидностей, в которые превращается покер, когда в игре участвуют женщины. (Кроме этой, подумал он. С первого взгляда он понял, что в этой девушке сосредоточены и покер со старшей и младшей рукой, и джек-пот с возрастанием, и «плюнь в океан»[11]).

— И ты «орел»?

— Точно, я «орел», — подтвердил Дэнни. — Мало чести, сумасшедшая карта в капризной масти. Валет «орлов» собственной персоной; все для всех и ничего для себя.

— Я все же предпочитаю называть эту масть «коронами», — сказала Марла. — Я рада, что ты мне это рассказал. У меня даже появилась моральная причина здесь остаться — теперь, когда ты действительно в трудном положении. Конечно, если я тебе нужна. Мне нравится игра с неравными шансами. Если в ней выигрываешь, выигрыш получается сумасшедший.

— Ага, — подтвердил Дэнни. — К черту этот разговор о лошадях. Я бы лучше…

Он захлопнул рот — слышно было, как щелкнули зубы, — и стоял неподвижно, ошеломленный.

— Подожди-ка, — наконец произнес он. — Подожди-ка минутку. Я сказал: «я ставил на деньги». Но я ведь ставил на лошадей.

— А какая разница?

— Огромная. В одной книге Райна говорится, что благодаря сверхчувствительному восприятию точность возрастает с увеличением числа вещей, которыми манипулируешь.

— Здорово. Только я не понимаю.

— И не должна. Так ты остаешься? Ладно, ты можешь пригодиться. Сколько у тебя денег?

Она тревожно застыла и сказала насмешливо:

— Постой, малыш. Ты имеешь дело с Марлой. Она кое-что соображает, если помнишь. Здесь нет лошадей — здесь квартира.

Он почти ее не слышал.

— Множество одинаковых объектов — вот в чем дело. Не лошади — они все со своим особым характером, все уникальные комбинации. А вот долларовые купюры почти одинаковы. Нас не волнуют действительные результаты скачек; предсказать их — трудная математическая проблема. И держу пари, что с помощью парапсихологии с ней не справиться. Но мы можем проследить за потоком денег — только за одними долларовыми купюрами — в любой букмекерской конторе.

— Ты несешь чепуху.

— Я? — Он иронично усмехнулся. — Ты ведь хотела изучить, как я работаю, да? Ну так вот, у тебя есть такая возможность. — Он достал одну из оставшихся у него купюр и отдал ей. — Положи это в свой кошелек. Добавь что-нибудь из своих денег. Для этого фокуса нам не потребуется расписание заездов или клички лошадей. Вот смотри…

Он встал и подошел к окну, устремив невидящий взгляд через стекло и вспоминая вращение миллионов мельчайших искр на поверхности своего мозга. Секундой позже память соединилась с реальностью, и его голова загудела от боли.

Дэнни не обращал на нее внимания. Он потянулся за карандашом, натолкнулся рукой на раковину, и его пальцы коснулись куска мыла, углом которого он нацарапал цифры на оконном стекле.

— Чертовщина какая-то.

— Заткнись и смотри сюда. Сделай свои ставки вот в таком порядке на любую лошадь. Поняла? Когда ты сделаешь возврат восемнадцать к одному на четвертой ставке — а ты сделаешь — повтори шестую ставку дважды. Затем повтори первую ставку, затем подожди двузначного возврата на девятой ставке, так, и…

Девушка нашла карандаш, помусолила грифель стала списывать ряд написанных на стекле цифр на ткань своего платка.

— Я не слабоумная. Уж за числами могу проследить. Если будешь болтать под руку, я сделаю ошибку.

— Ладно.

Она бросила карандаш на телефонный столик.

— Вот. Не знаю, почему я это делаю. Но только не из-за любви.

Она положила купюру Дэнни в кошелек и исчезла за дверью. У Дэнни мелькнула мысль, увидит ли он ее еще когда-нибудь, но почти сразу же со спокойной уверенностью ответил себе, что для этой девушки любой подарок окажется слишком мал, чтобы ее удовлетворить, и ничего с этим не поделаешь.

Затем он сразу о ней забыл. Прегрешение, которое изумило бы его, если бы он его осознал. Вдруг его неистово потянуло к библиотечным книгам, которые он принес домой, и он принялся листать страницы со скоростью, при которой невозможно было рассмотреть их содержимое, или вдруг останавливался, чтобы прочитать параграф, или четыре страницы подряд, или одну страницу без всякой последовательности и плана. Крошечные искры еще струилось по извилинам его мозга, и он действовал по их указанию, словно ведомый невидимым поводырем.

Под стрекалом этого жестокого сверхчувствительного библиотекаря он сразу же отбросил книгу Тиррелла, хотя рациональная часть его мозга этому противилась. Работа содержала массу важной информации, но из нее мало что годилось для разрешения стоящей перед ним проблемы. Он не представлял, каким образом, но он это знал точно. Новую книгу Райна он уже читал и, кроме того, рассчитывал, что Тодд тоже ее знает прекрасно. Литтлтон дал ему историю вопроса, которую он прочитал с фантастической скоростью, — не осознавая, что на самом деле он просто листал страницы, тратя на прочтение каждой не более двух секунд, пока не закончил раздел, — и несколько больше на то, чтобы без особого успеха применить к тому, что искал. Книга Гудини, как Дэнни и подозревал, оказалась для него совершенно бесполезной.

«Опыт со временем» в конце концов направил его по следу. Он вскочил с дрожью тревоги, когда наткнулся на решающую главу, вспомнив, как близко он подошел, пропустив книгу Данна, затем должен был сесть снова, чтобы справиться с головокружением. Потом пробежал две работы Успенского, очень обширные и наполненные невероятно наивным оккультизмом. Обе — особенно более поздняя, которая находилась в его собственной маленькой библиотечке вот уже год и которую он так и не прочитал, — дали неожиданный результат.

Он снял телефонную трубку и назвал телефонистке домашний телефон доктора Тодда. Спустя некоторое время тот ответил сонным голосом. Дэнни быстро начал говорить, переводя дыхание только тогда, когда ему нужно было сделать паузу между предложениями. Он говорил около двух минут, пока его не прервал Тодд, голос которого потрескивал, как бекон, поджариваемый на сковородке.

— Постойте, Дэнни, я что-то не понял. Вы что, прочитали эти книги за последний час?

— Не все, только часть из них. Другие читал в библиотеке. К тому же я не читал все подряд, только просматривал. Но я уверен, что все понял.

— Я тоже все понял. Мне эти книги очень хорошо знакомы. Ненужной информации в них предостаточно. Если вы сумели усвоить малую толику полезной информации за один или пять часов… У вас болит голова?

— А что? Да, сейчас очень сильно болит. Тодд хмыкнул.

— Я так и думал. Другая подкорковая область вступила в игру. Так вот, вы эти книги совсем не читали — вы запечатлели их содержимое в своей памяти с помощью СЧВ, сами того не подозревая. Ладно, Дэнни, я сейчас этим займусь. У вас есть карандаш?

Дэнни пошарил по карманам, затем увидел, что у лежавшего рядом с телефоном карандаша сломан грифель. Тогда он перенес телефонный аппарат к темнеющему окну, стер рукавом нацарапанные на нем цифры и взял кусок мыла.

— Говорите.

Тодд быстро продиктовал ему список оборудования. Дэнни нацарапал его на оконном стекле.

— Все это можно получить у Отто Майнера, кроме осциллографа. Чтобы достать его, позвоните по номеру БА 7–8333 и говорите с тем, кто возьмет трубку. Ваш лошадиный трюк окупится, Дэнни, так что у нас будут деньги. Если все же денег не окажется, позвоните мне снова и… нет, к тому времени я уже буду у вас. В таком случае я получу материал из университета. Но если мы сможем купить новое оборудование, это нам поможет.

— Принцип Гейзенберга?

— Вот именно. В физике хорошее оборудование — залог результата. В парафизике экспериментатору также без него не обойтись. Но не будем отвлекаться. Мы должны получить ответы на все вопросы еще до наступления утра.

— Хорошо, — сказал Дэнни. Он положил трубку и обшарил стол в поисках другого карандаша. Вместо него он обнаружил шариковую ручку с остатками пасты. Кое-как он все же умудрился ею писать. Он уже заканчивал копировать список с оконного стекла, когда в дверь три раза постучали тяжелыми, требовательными ударами.

Стиснув зубы, он открыл дверь и был ослеплен буйством ярких красок, за которыми не мог вначале никого разглядеть. Только когда он вгляделся пристальнее, масса перед ним приобрела некую форму.

Субъект, стоявший в дверях, был ростом шесть футов и семь дюймов. Дэнни никогда еще не приходилось видеть человека с такой странной, напоминающей овал фигурой: обширные, как у слона, бедра, которые равномерно суживались к маленьким ступням, пузатый живот, грудь обычного объема, плечи узкие, хотя предплечья выглядели толстыми — то ли от мускулов, то ли от жира, то ли от того и другого вместе. Незнакомец был облачен в фиолетовую блузу, перепоясанную красным кушаком. Его голова, повязанная пестрым головным платком, покачивалась из стороны в сторону. Неправильные черты смуглого лица невольно вызывали улыбку.

Незнакомец уставился на Дэнни, а затем вдруг взревел:

— Где моя сестра?

Господи, подумал Дэнни, ну и семейка.

— Ее здесь нет, — сказал он. — Не кричите, соседей разбудите.

Огромный верзила ввалился в комнату, оттолкнув хозяина с дороги с неуклюжей легкостью слона, не обращающего внимания на ветки деревьев.

— Она здесь, — прорычал он. Дэнни захлопнул дверь. — Я узнал это от мадам Зазы. Она сначала чихнула, потом сказала — значит, это правда. В нашей семье нет вранья вот уж тыщу лет. Где она?

— Говорю вам, ее здесь нет. Она действительно была, но ушла.

— Ты обидел, я пришел защищать, — прорычал гигант немного тише. — Она пришла сюда, она, может, вернется. Я подожду.

Что у них за манера вваливаться в чужой дом! Дэнни покачал головой. Трудно было воспринимать всерьез этого персонажа из комической оперы, но этот человек обладал немалой физической силой и, несмотря на свою невероятно забавную наружность, представлял определенную угрозу, мог наделать неприятностей. Как его выпроводить?

— Не думаю, чтобы она вернулась, — сказал он осторожно. — Я ее не звал сюда. Она сама захотела прийти.

— Я подожду, — сказал гигант настойчиво, как будто не слышал Дэнни. От него сильно разило чесноком и дешевым вином.

— Ладно, — сказал Дэнни. — Если хотите ждать, ждите. Хотите выпить, чтобы скоротать время?

— Что?

— Я спросил, хотите выпить? Похоже, вы довольно долго без выпивки, а Марла, может, еще не скоро придет.

— Я выпью. Принеси.

— Не могу принести. И в доме никого нет. — Дэнни надеялся, что привратник спит. — Я вот что вам скажу. Сходите сами за выпивкой. На углу есть хороший бар.

— Ты иди и принеси. А я подожду.

— Не могу. Мне нужно поговорить по телефону. Вот. — Он пошарил по карманам, наконец вспомнил, что в маленьком кармашке оставалась одна купюра. Он не стал ее разворачивать. Конечно, сумма слишком мала, и через некоторое время верзила это обнаружит. Но на какое-то время от него можно будет избавиться. — Возьмите и купите в баре пару бутылок хорошего вина. Оттуда вы можете наблюдать за квартирой, если боитесь, что я сбегу. И заметить, когда вернется Марла, если она вообще вернется. Ну так как?

Гигант помялся, поморгал и взял деньги.

— А ты оставайся, — пробурчал он угрожающе.

— Конечно, куда я денусь. Давайте, двигайте, выпить хочется.

Гигант вышел. Дэнни прикрыл дверь, ожидая пока не стихнут шаги, и защелкнул замок. Это, конечно, не выход. Гигант может поднять адский шум, колотя в дверь, но Дэнни был уверен, что он не обнаружит, что денег не хватит не только на две, но даже на одну бутылку, пока не дойдет до бара и, скорее всего, там их и пропьет. Учитывая, что он, кажется, уже здорово нагрузился, ему нужно не так уж много, чтобы застрять в баре. Впрочем, у брата Марлы такая комплекция, что потребуется немало алкоголя, чтобы его насытить.

Дверь затрещала, как будто кто-то бросился на нее всем телом. Дэнни вздохнул и щелкнул замком.

— Ближайшее бедствие, — сказал он весело, — наступит через десять минут на четвертом ипподроме.

Глава 8

Эксперимент

Перед ним стояла Марла. Ее записная книжка вздулась и карманы жакета выпирали. Лицо у нее было очень оживленным.

— Я выигр


Содержание:
 0  вы читаете: Козырной Валет Jack of Eagles : Джеймс Блиш  1  Глава 1 Шепот из-под земли : Джеймс Блиш
 2  Глава 2 Увольнение : Джеймс Блиш  3  Глава 3 Здравствуйте, доктор Фрейд : Джеймс Блиш
 4  Глава 4 Туман в хрустальном шаре : Джеймс Блиш  5  Глава 5 Медиум : Джеймс Блиш
 6  Глава 6 Обучение неофита : Джеймс Блиш  7  Глава 7 Звонки и ответы на них : Джеймс Блиш
 8  Глава 8 Эксперимент : Джеймс Блиш  9  Глава 9 На пределе сил : Джеймс Блиш
 10  Глава 10 Пастораль : Джеймс Блиш  11  Глава 11 Эксперты : Джеймс Блиш
 12  Глава 12 Удар молнии : Джеймс Блиш  13  Глава 13 Козырной король : Джеймс Блиш
 14  Глава 14 Козырной туз : Джеймс Блиш  15  Глава 15 Шесть дней в будущем : Джеймс Блиш
 16  Глава 16 Тодд : Джеймс Блиш  17  Глава 17 Марла : Джеймс Блиш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap