Фантастика : Социальная фантастика : Глава 7 Униженные и оскорбленные : Юрий Брайдер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  51  52  53  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Глава 7

Униженные и оскорбленные

Костя, успевший за неделю стать ветераном камеры, лежал в одиночестве на почетном месте под нарами. На самих нарах лежать было невозможно – они были сварены из железных прутьев, отстоящих друг от друга на пядь. Несмотря на дневное время, камера освещалась электричеством. Единственное зарешеченное окошко изнутри прикрывалось еще и металлическим листом, в котором без всякой симметрии были насверлены отверстия, каждое диаметром не больше карандаша.

Специфическая вонь, присущая темницам всех времен и народов, давно перестала донимать Костю. Он уже сам стал частичкой своей тюрьмы, насквозь пропитавшись ее запахами и постигнув ее нехитрую философию.

Ни на допросы, ни тем более на работу Костю не водили, а спать он почти не мог – стоило прикрыть глаза, и сразу возобновлялся кошмар, который он пережил в первую же ночь пребывания здесь, когда двое звероподобных, изукрашенных наколками подонков едва не вытряхнули из него душу, основательно попортив при этом телесную оболочку. У Кости болел сломанный нос, зудели рассеченные брови, ныл сколотый зуб. Уши были на месте, но формой напоминали оладьи. На косточках пальцев не осталось кожи – видно, и мучителям его перепало на орехи. Несколько дней он с ужасом ждал возвращения негодяев, но потом узнал, что тех сразу после суда под конвоем увезли в область.

Публика в камере менялась постоянно и в своем большинстве представляла ту часть человечества, на которую махнул бы рукой самый закоренелый гуманист. Да и сами они, погрязшие во вшах и всех мыслимых пороках, давно поставили крест на своей жизни. Опасаясь стукачей, Костя старался ни с кем без особой нужды не разговаривать.

Ближе к полудню в дверях заскрежетал ключ и в камеру втолкнули нового обитателя. Это был первый человек в шляпе, которого встретил здесь Костя. Похоже, и галстука он не чурался, но этот предмет туалета, равно как шнурки и брючный ремень, перед помещением в КПЗ изымался. С удивлением глянув на Костю, человек в шляпе присел на угол нар, но тут же встал, потирая зад.

– А стулья тут не предусмотрены? – поинтересовался он.

– Только по праздникам, – буркнул Костя, вспомнив, как в первый вечер его одурачили с этими самыми стульями.

Когда сразу после ужина постовой постучал в железную дверцу кормушки и приказал всем выходить в коридор, один из рецидивистов, до того относившийся к Косте довольно лояльно, доходчиво объяснил ему, что сейчас всех обитателей КПЗ поведут на просмотр телевизионных передач. «Да только вот беда, – вздохнул он. – Стульев здесь никогда не хватает. Ты, как только дверь откроется, быстренько выскакивай, хватай первый попавшийся стул и беги до самого конца коридора».

Костя, наивно полагая, что ему желают добра, пулей вылетел из камеры и заметался в поисках вожделенных стульев. А имелись они только в одном месте – в маленькой комнатушке, на стенах которой висели приборы охранной сигнализации и рамочки со всякими инструкциями. Прихватив сразу пару стульев, он как угорелый понесся по коридору, но спустя полминуты был настигнут милиционерами, сбит с ног и отколошмачен связкой тяжелых тюремных ключей. Оказывается, их выводили вовсе не на просмотр телевизионных передач, а на оправку в туалет. Естественно, в данной ситуации Костино поведение выглядело более чем странно.

– Не возражаете? – Новоприбывший постелил плащ на пол и залез под нары.

Костя на это только пожал плечами. Некоторое время новичок всматривался в Костино лицо, а затем спросил:

– Кто это тебя так, брат?

– Не твое дело.

Несмотря на столь грубый ответ, шляповладелец покинул плацкартное место и принялся стучать в дверь.

– Ну чего тебе? – раздраженно спросил постовой.

– Здесь человек нуждается в срочной медицинской помощи. Вызовите врача.

– Перебьетесь, блатнюги.

– Брат, если ты лишен возможности вызвать врача, то принеси аптечку. У вас она должна быть.

Кормушка открылась, и щербатый постовой уставился на Костиного доброхота, как на заморское животное.

– Ты что, в санаторий попал? – рявкнул он. – Не положено арестованным лекарственные препараты выдавать.

– Почему не положено? – Новичок говорил неторопливо, но как-то очень проникновенно. – Кто это, брат, тебе такую глупость сказал?

– Инструкция сказала, – отрезал постовой, но от кормушки не отошел.

– Человека без медицинской помощи тоже не положено оставлять. Что выше, закон или твои инструкции?

– Вызывайте начальника.

– Брат, меня и ты вполне устраиваешь. Разве ты не человек? Разве тебя не мама родила? Разве у тебя детей нет?

Некоторое время они молча смотрели друг на друга, потом постовой, у которого обычно и щепотки соли нельзя было выпросить, смешался и, что-то недовольно бурча, ушел, но почти сразу вернулся, неся картонную коробку из-под обуви. Губной помадой на ней был намалеван красный крест.

– Ты врач, что ли? – спросил Костя, глядя, как его сокамерник быстро сортирует лекарства.

– Почти, – ответил тот. – Можешь, брат, звать меня Ермолаем.

– Костя, – скромно представился Жмуркин.

«Почти врач» Ермолай ловко обработал его ссадины перекисью водорода, смазал какой-то мазью кровоподтеки, к левому уху пластырем прикрепил марлевую салфетку, а напоследок заставил Костю проглотить горсть разноцветных таблеток.

– Сейчас тебе станет лучше, – сказал он, поглаживая Костину руку.

И действительно, тому сразу полегчало. Не только боль поутихла, но и на душе как-то посветлело.

– За что сидишь? – задал он новому знакомцу сакраментальный зэковский вопрос.

– Незаконное врачевание лепят, – беззаботно сообщил Ермолай. – Я, брат, не сторонник официальной медицины. Исцеляю руконаложением, заговорами, внушением.

– А гипнозом владеешь?

– В общих чертах.

– Загипнотизируй постового. Сбежим отсюда.

– Я его слегка уже загипнотизировал. Разве ты не заметил? Только мне бежать незачем. Думаю штрафом отделаться. Да и куда я от семьи, от хозяйства денусь? А ты, брат, видать, серьезно влип?

– По самые уши. Я ведь тоже исцеляю. Только не внушением, а ненавистью. Но чаще порчу навожу. А это уже любовью.

– Не совсем понял тебя, брат. Ты шутишь или серьезно?

– Вполне серьезно. Если хочешь, послушай.

Рассказ Кости в общих чертах повторял историю, которую он, на беду себе, поведал недавно подполковнику Корыто. Только на сей раз она изложена была в более пространной форме – сложившиеся обстоятельства весьма располагали к долгим разговорам.

– Да, брат, взвалил ты на себя ношу, – задумчиво сказал Ермолай, когда Костя выговорился. – Выходит, и плохая погода на твоей совести, и все преступления человеческие.

– За то, что до меня было, ответственности не несу, – поспешил откреститься от чужих грехов Костя. – В смерти Пушкина и разгроме декабристов не виноват.

– Знаешь, брат, я тебя скорее всего разочарую. Мой дядька, к примеру, всю войну в пехоте отбарабанил. После каждого боя в его роте состав на треть менялся. Через полгода никого из тех, с кем он начинал, не осталось. А дядька даже царапины не получил. Только в Польше трихинеллез подхватил. Дармовой свининки накушался. А пару лет назад он по пьянке между рельсами уснул. Скорый поезд над ним прошел, и хоть бы что. Как ты это назовешь?

– Ну… везение.

– А я скажу по-другому. Статистика. Длинная цепь случайных совпадений и ничего более. Ведь через фронт миллионы людей прошло. Кого-то в первом бою первая же пуля достала, а кто-то четыре года как заговоренный. Все укладывается в математическую закономерность. Но вот только человек не умеет смотреть на себя как на объект статистики. И начинается всякая метафизика. Удача! Фарт! Божья воля! Ангел-хранитель! А на самом деле все это мура. Примерно то же самое и с тобой, брат. У нормального, неиспорченного человека объектов любви гораздо больше, чем объектов ненависти. Но в реальной жизни негативная сторона превалирует над позитивной. Проще говоря, грязь встречается чаще, чем алмазы. Вот ты и связал свои обширные симпатии с нашей жуткой действительностью. Но так можно и восход солнца с петушиным криком связать.

– Значит, ни один мой пример тебя не убедил? – Костя даже обиделся.

– Понимаешь, брат, ты заостряешь внимание на том, что подтверждает твою версию, и, наоборот, стараешься не замечать фактов, ей противоречащих. Типичное явление самообмана.

– У тебя когда суд? – резко спросил Костя.

– Завтра. А что?

– Берегись, брат. Ты мне понравился. И завтра получишь не штраф, а все, что положено по твоей статье, на полную катушку. И вот тогда ты мне поверишь.

На следующий день кто-то из административно арестованных, получивший в суде пять суток довеска за нарушение режима, передал Косте пустую сигаретную пачку. На ней крупным вычурным почерком было написано:

«Брат, твои самые мрачные прогнозы подтвердились. Или это трагическая случайность, или твое мистическое влияние. Надеюсь, еще встретимся. Невинно осужденный Ермолай Сероштанов».


Содержание:
 0  Жизнь Кости Жмуркина, или Гений злонравной любви : Юрий Брайдер  1  Часть I : Юрий Брайдер
 4  Глава 4 Оптимистическая трагедия : Юрий Брайдер  8  Глава 8 Танцы мужчин : Юрий Брайдер
 12  Глава 12 Конь бледный : Юрий Брайдер  16  Глава 1 Детство : Юрий Брайдер
 20  Глава 5 Как закалялась сталь : Юрий Брайдер  24  Глава 9 Разгром : Юрий Брайдер
 28  Глава 13 Лунная пыль : Юрий Брайдер  32  Глава 2 Что делать? : Юрий Брайдер
 36  Глава 6 Западня : Юрий Брайдер  40  Глава 10 Приказано выжить : Юрий Брайдер
 44  Глава 14 Пропавшая грамота : Юрий Брайдер  48  Глава 3 Сторож брату моему : Юрий Брайдер
 51  Глава 6 Западня : Юрий Брайдер  52  вы читаете: Глава 7 Униженные и оскорбленные : Юрий Брайдер
 53  Глава 8 Женитьба : Юрий Брайдер  56  Глава 11 По Руси : Юрий Брайдер
 60  Глава 15 Охотники на мамонтов : Юрий Брайдер  64  Глава 4 Бросок на юг : Юрий Брайдер
 68  Глава 8 Снежная королева : Юрий Брайдер  72  Глава 12 Гений : Юрий Брайдер
 76  Глава 2 Большие ожидания : Юрий Брайдер  80  Глава 6 Хмурое утро : Юрий Брайдер
 84  Глава 10 На дыбе : Юрий Брайдер  88  Глава 14 Возвращение : Юрий Брайдер
 92  Глава 4 Миров двух между : Юрий Брайдер  96  Глава 8 Дом у дороги : Юрий Брайдер
 100  Глава 12 Предел желаний : Юрий Брайдер  104  Эпилог Девочка из будущего : Юрий Брайдер
 108  Глава 4 Миров двух между : Юрий Брайдер  112  Глава 8 Дом у дороги : Юрий Брайдер
 116  Глава 12 Предел желаний : Юрий Брайдер  119  Глава 15 Самоубийца : Юрий Брайдер
 120  Эпилог Девочка из будущего : Юрий Брайдер    



 




sitemap