Фантастика : Социальная фантастика : Глава пятнадцатая : Владимир Данихнов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  14  15  16  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу




Глава пятнадцатая

Уезжали рано поутру. Турье дерево издохло, высохло, крепко сжало внутренностями тарелку. Приложив неимоверные усилия, Федя вытащил ее, обтер теплой влажной тряпочкой. Загорелась зеленая лампочка. Ионыч ни с того ни с сего сложил руки ковшиком и упал перед тарелкой на колени. Сокольничий удивленно посмотрел на него.

— Ионыч, ты чего?

Ионыч смутился и проворчал, вставая:

— Я подумал, что раз уж мы притворяемся, будто совершаем смертоубийства из-за тарелкиных приказов, то для вящего правдоподобия надо бы ей, тарелочке нашей, поклоняться изредка…

— Верно подмечено, — согласился Федя. — Светлая у тебя голова, Ионыч!

Они взяли тарелку и перенесли ее в вездеход вместе с награбленным барахлом. Федя подобрал в Аннином гардеробе для Катеньки ношеную, но крепкую шубку, однако Ионыч шубку отобрал и постелил себе под зад вместо коврика. Вездеход тронулся, ломая тонкую ледяную корку. Выехали на заснеженную дорогу, петлявшую в теплых камнях. Камни, отойдя от бури, набрались подземной силы и щедро отдавали тепло в окружающий мир; снег рядом с ними быстро таял, проклевывалась черная травка.

Тем временем с юга к дому Пяткиных подошел мертвяк.

Мертвецу казалось, что он бежит. На самом деле он едва передвигал набухшими от воды ногами. Его одежда местами изорвалась, кожа на лице облетела, как штукатурка в нежилом фонде, а примерзшие к ногам сапоги издалека казались копытами гигантского козлища. Серый вошел в дом. Он не удивился и не испугался царившей здесь пустоты и холода: для мертвяка это было обычное состояние; он и внутри был таков. Мертвец нашел в коридоре мертвого пса, похлопал его по спине. Потом натолкнулся на Марика. Схватил его слабыми руками за ноги, потащил через весь дом к выходу.

Это действие заняло у него почти два часа.

Серый положил Марика на снег и наблюдал, как мертвый мальчишка проваливается в белую рыхлую кашу, как снег высасывает из кожи все цвета, кроме серого и белого, а голубые искры проникают в тело мальчишки и меняют его, преобразуя внутренние органы в пузыри с темно-синей жидкостью.

Наконец, Марик открыл глаза. Новые глаза: иссиня-черные, маслянистые.

— Очнулс? — спросил серый.

— Забыл слово, — признался Марик, лежа на спине и разглядывая небо. Небо было молочно-белое, без единого облачка. В зените кружили скучные черные птицы.

И тишина.

— Прив, — сказал серый. — Как тебя зов?

— Меня зовут Марик, — сказал Марик.

— А меня — Машка. — Cерый ткнул указательным пальцем себя в лоб. Содрал висящий на кровяной ниточке лоскуток кожи, проследил за тем, как он медленно опускается на снег.

Мальчик сел. С удивлением посмотрел на стекавшие с пальцев голубые искры.

— Что это?

— Голубые искры, — объяснил Машка. — Силу дают. Силу отнима. Ты не умира, потому что они.

— Машка? — Марик задумался. — Вы же… забыл слово.

— Муж, — подсказал Машка.

— Мужчина, — поправил Марик.

— Муж, — повторил Машка. — Машка — жен имя. Но это одно имя, котор я помню.

— Это женское… — Марик нахмурился. — Забыл слово.

— Имя, — подсказал Машка.

— Я дам тебе другое забыл слово, — предложил Марик. — Мужское.

— Как хоч. — Машка пожал плечами. Левое плечо опустил, а правое не смог.

— Почему Машка? — подумав, спросил Марик.

— Девк мою так звал, — сказал Машка. — Обещал в клуб своди. Годовщи у нас был.

— Забыл слово, — прошептал Марик. — И что дальше?

— Убили мен.

— И меня убили, — прошептал Марик, чувствуя, как в голове ворочается клубок страшных воспоминаний, да только размотаться никак не может.

В боку закололо.

— Фермеры с холма, — сказал Машка. — Убийц.

— Ты за ними? — спросил Марик. — Забыл слово.

— За ним, — сказал Машка. — Девк в таком виде не покаж. Остается за ним.

— Забыл слово, — сказал Марик. — Забыл слово. Давай я буду звать тебя Сармат Павлиныч.

— Хорош им. — Машка кивнул. — Повтори, пож.

— Забыл слово, — признался Марик, вставая. — Тогда я буду звать тебя Иннокент Винный.

— Хорош им. — Машка повернулся и пошел по дороге на юг. — Идем.

— За убийцами?

— За убий.

Они пошли на юг. Их вело какое-то новое чутье, позволявшее чувствовать убийц на большом расстоянии. Они не смогли бы объяснить, откуда взялось это чутье и каким образом они им пользуются; они в таком состоянии вообще могли объяснить очень немногое, и каждый час забывали что-то из старой жизни. Их память напоминала песочные часы — каждую секунду песчинка-воспоминание проваливалась в нижний сосуд, мистическим образом связанный с ненасытной бездной, и навсегда исчезала там. Они наловчились удерживать часть воспоминаний, используя содержавшиеся в снегу голубые искры. Изредка они, сами не зная зачем, наклонялись и хлопали ладонями по ледяной корке или по камню — хлоп-хлоп, а потом шли дальше.

— Я буду звать тебя Киноген Готовцев.

— Дав.

— Забыл слово.

— Что?

— Хотел забыл слово, но забыл слово.

— Убийц, найд.

У Марика закололо в боку.

Мальчик прошептал:

— Девочка не виновата.

— Для мальч всегда девоч не винова, — сказал Машка и засмеялся-закудахтал: — Подкаблучник! — Объяснил серьезно: — Так звала меня сестр, когд злилась. А я прост люб Машку.

— Девочка не виновата, — упрямо повторил Марик.

Машка задумался.

— Машкой звали мою девк. Она не винов. Я винов.

— Ее забыл слово Катенька, — сказал Марик. — Она забыл слово хорошей девчонкой. Я хотел с ней дружить. Я хотел забыл слово.

Машка поднял голову:

— Я помню, как свою девк целова.

— Це-ло-вал, — сказал Марик. — «Целовал» — хорошее забыл слово.

Они посмотрели друг на друга и засмеялись-закудахтали, старательно и с видимым усилием:

— Ха. Ха. Ха. Ха. Ха. Ха.

Снег таял неравномерно, обнажал сырую, податливую, пахнущую прелой травой землю.

Утопая по щиколотку в грязи, серые шли по разбитой красной дороге меж теплых камней. Шли на юг, в Пушкино.


Содержание:
 0  Девочка и мертвецы : Владимир Данихнов  1  Глава первая : Владимир Данихнов
 3  Глава третья : Владимир Данихнов  6  Глава шестая : Владимир Данихнов
 9  Глава девятая : Владимир Данихнов  12  Глава двенадцатая : Владимир Данихнов
 14  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  15  вы читаете: Глава пятнадцатая : Владимир Данихнов
 16  Часть вторая Праздник серости : Владимир Данихнов  18  Глава третья : Владимир Данихнов
 21  Глава шестая : Владимир Данихнов  24  Глава девятая : Владимир Данихнов
 27  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  30  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 33  Глава третья : Владимир Данихнов  36  Глава шестая : Владимир Данихнов
 39  Глава девятая : Владимир Данихнов  42  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов
 45  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов  48  Глава четвертая : Владимир Данихнов
 51  Глава седьмая : Владимир Данихнов  54  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов
 57  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  60  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 63  Глава третья : Владимир Данихнов  66  Глава шестая : Владимир Данихнов
 69  Глава девятая : Владимир Данихнов  72  Глава тринадцатая : Владимир Данихнов
 75  Глава шестнадцатая : Владимир Данихнов  78  Часть четвертая К вопросу о некромассе : Владимир Данихнов
 81  Глава четвертая : Владимир Данихнов  84  Глава седьмая : Владимир Данихнов
 87  Глава десятая : Владимир Данихнов  90  Глава вторая : Владимир Данихнов
 93  Глава пятая : Владимир Данихнов  96  Глава восьмая : Владимир Данихнов
 98  Глава десятая : Владимир Данихнов  99  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов



 




sitemap