Фантастика : Социальная фантастика : Глава шестнадцатая : Владимир Данихнов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  74  75  76  78  81  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу




Глава шестнадцатая

Народу в сеть-клуб «Наливное яблочко» набилось как заячьих лапок в консервную банку. В основном это были люди в форме.

— Бедная девушка. — Сержант Захарчук покачал головой. — Такая ужасная смерть! Правда, товарищ лейтенант?

Молоденький лейтенант брезгливо посмотрел на испачканную кровью сумочку, которая валялась на полу.

— Смерть — это всегда ужасно, — философски заметил лейтенант.

— Не всегда, — возразил Захарчук. — У нас, к примеру, в деревне радовались, когда свинья под ножом умирала: полезная смерть, вкусная. Смерть свиньи — это праздник, ибо означает он жареное мясцо с вареной картошечкой, разнообразные соусы и прочие вкусные блюда.

— Я говорю о человеческой смерти, Захарчук.

— А какая разница? — удивился Захарчук, который на гражданке был фермером. — Мертвое существо — это мясо, не более того.

В кабинку зашел рядовой Корпус. Стараясь не глядеть на мертвую, доложил:

— Товарищ лейтенант, прибыли фээсдэшники. Требуют, чтоб мы самоудалились от дела.

— Подонки, — сказал лейтенант; впрочем, без особой злости, привычно так. Ласково посмотрел на красавчика Корпуса. — Как у тебя дела, рядовой, что новенького?

Захарчук топнул ботинком в углу кабинки:

— Товарищ лейтенант, тут из дырки снег лезет.

— Че-че лезет? — уточнил лейтенант.

Корпус охнул: снег повалил из дыры как манная каша. Захарчук упал на пол, а снег, словно живое существо, обладающее свободой воли, повернул вправо и накрыл мертвую с головой. Погас свет, в темноте загорелись злые синие искры.

— Захарчук… — послышался испуганный голос лейтенанта. — Ты тут, Захарчук?

— Тута я, товарищ лейтенант, — откликнулся Захарчук. — Корпус, ты как, живой?

— Господи христосе, — Корпус перекрестился. — Смотрите, что это?

Из снежной горки поднималась изящная черная тень.

— Мертвяк! — истерически закричал лейтенант. — Захарчук, стреляй!

Захарчук поднял автомат и дал короткую очередь. Тень чуть погнулась, но тут же распрямилась и расправила щупальца: по четыре штуки с каждого бока.

— Зачем вы, судари? — спросила мертвячка Наташа, пытаясь совладать с новым телом. — Больно, однако!

Лейтенант выхватил у остолбеневшего рядового Корпуса автомат, загородил его собой и открыл огонь. Полетели осколки, заискрился видеоящик компутера.

— Да чего вы?! — возмутилась Наташа. — Я и так едва сдерживаю новоприобретенную хищную сущность! — Она хихикнула над своей фразой. Впрочем, девушке было не до смеха: умирать она в ближайшее время как-то не собиралась, а тут — на тебе. Хорошо еще снег с оживлением помог, а то совсем труба.

Дверь распахнулась, в кабину проник неоновый свет. Рядовой Корпус очухался и кинулся в общую залу. Сбил с ног зазевавшегося патологоанатома, хлебавшего китайский обед из картонной чашки. Корпуса схватили за плечо:

— Рядовой, ты чего творишь?!

— Девушка с тентаклями! — завопил Корпус, вырываясь из захвата. — Тентакли идут, спасайся, кто может!

Из кабинки вылетел лейтенант, заскользил по гладкому полу на спине, уронил автомат. В дверном проеме показалась смиренная Наташа, прижала щупальца к груди:

— Судари, выслушайте меня, пожалуйста. Не надо криков и пальбы, давайте обсудим положение, как цивилизованные люди!

— Огонь! — закричал лейтенант, скольжение которого приостановилось благодаря ножке стола.

Обмершие от страха люди подняли оружие.

— Вы человеки или бабезьяны? — возмутилась Наташа.

Массированный огонь отбросил ее обратно в кабинку, прямо на снег. Из кабинки закричал Захарчук:

— Люди добрые, поаккуратнее, пожалуйста! Я всё еще тут нахожусь!

Наташа повернула к нему голову. Захарчук пожал плечами:

— Вы уж не серчайте на них, барышня: работа такая.

— Я что, очень страшная стала? — спросила Наташа, окутываясь роем целебных синих искр.

— Отчего же? Весьма симпатичная и прилично одетая барышня, — сказал Захарчук. — Это если не считать щупалец и черных глаз, конечно; еще кожа суховата да бледновата, но это ничего, свежая деревенская пища вернет коже розовый цвет в мгновение ока, вы уж поверьте старому Захарчуку.

— Вы — хороший человек, сударь, — сказала Наташа. — Не какой-нибудь бабезьян.

Захарчук кивнул и спросил:

— Простите, барышня, но почему бабезьян-то?

Наташа пожала плечами:

— Я почем знаю? Моя новая измененная сущность подсказывает мне, что вы не бабезьян, в отличие от тех, кто снаружи. — Она хихикнула и захлопнула рот ладошкой. — Господи, чего я хихикаю-то? Грустить надо — померла, — а меня на хи-хи пробивает.

Снаружи завозились:

— Корпус, обходи слева, Хачикян, cправа. Возьмем чудище в клещи!

— Вишь ты, в клещи собрались брать, — восхитился Захарчук. — Это вам, барышня, не просто так, это военная стратегия и тактика!

— Товарищ лейтенант, как справа-то? Тут дверь одна!

— Отставить! Кидай гранату, Корпус!

— А мнэ можно?

— И ты кидай, Хачикян!

— Какую, к лешему, гранату? — возмутился Захарчук. — А как же я? Бабезьян, что ли?!

В кабинку влетела граната, еще одна… Наташа взмахнула щупальцами, и гранаты полетели обратно.

— А-а-а-а-а…

— Ла-ажись!

— …а-а-а-а-а!

Гранаты взорвались, повалил дым. Наташа, быстро передвигая щупальцами, поползла наружу.

Лейтенант схватил мертвого рядового Корпуса за грудки и давай трясти:

— Рядовой, вставай! Вставай, это приказ! — Лейтенант плакал. — Да как же это? Как? Я ведь любил тебя! Как младшего брата любил!

Из-под стола выполз Хачикян с потемневшим лицом; увидел Наташу, поднял автомат. Наташа махнула щупальцем и выбила оружие у него из рук.

— Зачем вы, сударь? — укоризненно покачала головой.

— Я лучшэ умру от своэй руки, чем от твоэго щупальца, мертвый тварь! — фанатично завопил Хачикян, хватая кусок стекла. Воткнул стекло себе в живот и захрипел, заваливаясь на бок.

— Еще один бабезьян, — возмутилась Наташа и залезла на стол. Открылась парадная дверь, внутрь повалили спецназовцы — как бешеные муравьи. Наташа схватила щупальцами соседний стол, размахнулась и метнула в спецназовцев.

— А-а-а-а-а…

— Ла-ажись!

— …а-а-а-а-а!

Спецназовцев разметало, как плюшевые кегли.

Лейтенант поднял рядового Корпуса на руки и понес к выходу, страшно вращая безумными глазами.

— Держись, рядовой. Мы выживем. Мы еще услышим, как птицы поют по весне, как мамка с коромыслом по полю идет; поет что-то русское, исконное: «Во поле березка стояла… во поле красненька стояла… ох, краснюча-краснюча… ох, краснюча-краснюча…» — Голос лейтенанта дрогнул. — Я люблю тебя, рядовой Корпус!

— Гомик! — закричал кто-то.

— Кто там вопит? — возмутился лейтенант. — А ну выходи, я тебе покажу «гомика»!

— Не могу! Ногу придавило!

— Что за гнилые отмазки?!

Наташа щупальцами выломала часть стены; прищурилась от яркого солнечного света.

— Тварь вышла из-под контроля! — закричали сзади. — Танки! Нам нужны танки!

В ответ стонали раненые.

Здание сеть-клуба взяли в кольцо милиция, военные и ФСД. Подкатил джип с тяжелым пулеметом. Люди с каменными лицами следили за осторожными передвижениями Наташи. Мертвая девушка замерла у фонарного столба и, смущенно улыбаясь, обратилась к почтенному собранию:

— Судари, дайте сказать, не палите зазря! Я не причиню вам вреда! Но и вы мне не причиняйте: вы ж не бабезьяны, в конце-то концов!

— Она нас оскорбляет! — истерически завопил кто-то. — Нас, людей!

Ему влепили пощечину:

— Успокойся, рядовой! Надо выказывать доблесть, нет времени истерить!

Из дверей клуба вышел лейтенант с окровавленным Корпусом на руках:

— Голубчики! — крикнул он, роняя убитого на теплый сырой асфальт. — Посмотрите, что эта тварь сделала с простым русским рядовым!

— Серая дрянь недостойна коптить наше небо, — потрясенно прошептал капитан ФСД Мальчиков и скомандовал: — Огонь на поражение!

— Капитан! Первоцвет Любимович приказал взять тварь живой!

— Беру всю ответственность на себя, — процедил Мальчиков. — Тварь, подобная этой, убила мою бабушку в Пушкино. — Он уверенно повторил: — Огонь!

Плотный огонь заставил Наташу юрким осьминогом забраться на вершину фонарного столба, а оттуда совершить могучий прыжок на крышу частного продовольственного магазина.

— Судари, не будьте бабезьянами! — закричала она с крыши. — Образумьтесь!

Тяжелый пулемет застрочил по крыше магазина; с кряхтением рухнула беременная неоном вывеска. Какой-то молодой рядовой закричал:

— Не сметь! Это семейная собственность!

— Что? Что такое?

— Семейный магазин Ищенко рушат! Вот сволочи!

Рядовой Ищенко забрался на джип, схватил пулеметчика за плечо и закричал:

— Прекрати стрелять!

— Че?!

— Прекрати немедленно!

Мальчиков увидел, что Ищенко мешает пулеметчику, и приказал:

— Арестовать Ищенко! Он заодно с мертвячкой!

— Серые среди нас! — завопил кто-то справа. — Ищенко — мертвяк!

Люди дрогнули: милиционеры направили стволы на военных, военные направили стволы на милиционеров, эфэсдэшники направили стволы на всех.

— Братушки, да что же вы…

— Мочи серых! — закричал лейтенант, пытавшийся сделать непрямой массаж сердца Корпусу. — Всех до единого убить!

— А-а-а-а-а…

— Ма-а-ачи!

— …а-а-а-а-а!

Стреляли, куда попало. Во всеобщем хаосе погиб капитан Мальчиков: его сразили пулей в грудь. Падая на пахнущий пряностями тротуар, он успел подумать, что умирает, как настоящий мужчина.

— С-цуки!

— Серые! Мертвяки вокруг!

Перестрелка продолжалась минуты три. Вскоре перекресток был усеян телами убитых и тяжелораненых. Лейтенант убедился, что Корпуса уже не оживить, достал пистолет, приставил ствол к виску и нажал на спусковой крючок: осечка.

— Тьфу, напасть, — пробормотал лейтенант и опять нажал на спусковой крючок: осечка.

— Видимо, сам бог против моей смерти, — заявил лейтенант потрясенно. — А кто я такой, чтоб противиться божьей воле? — Уверенный, что выстрела не последует и в третий раз, лейтенант снова нажал на спусковой крючок: выстрел, однако, последовал. Лейтенант упал, как тонкая березка, подрубленная злым топором дровосека.

Из сеть-клуба на карачках выполз испуганный Захарчук. Увидел мертвые тела, почесал в затылке:

— Всех убила! — Он вздохнул. — А такой положительной барышней казалась.


Содержание:
 0  Девочка и мертвецы : Владимир Данихнов  1  Глава первая : Владимир Данихнов
 3  Глава третья : Владимир Данихнов  6  Глава шестая : Владимир Данихнов
 9  Глава девятая : Владимир Данихнов  12  Глава двенадцатая : Владимир Данихнов
 15  Глава пятнадцатая : Владимир Данихнов  18  Глава третья : Владимир Данихнов
 21  Глава шестая : Владимир Данихнов  24  Глава девятая : Владимир Данихнов
 27  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  30  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 33  Глава третья : Владимир Данихнов  36  Глава шестая : Владимир Данихнов
 39  Глава девятая : Владимир Данихнов  42  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов
 45  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов  48  Глава четвертая : Владимир Данихнов
 51  Глава седьмая : Владимир Данихнов  54  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов
 57  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  60  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 63  Глава третья : Владимир Данихнов  66  Глава шестая : Владимир Данихнов
 69  Глава девятая : Владимир Данихнов  72  Глава тринадцатая : Владимир Данихнов
 74  Глава пятнадцатая : Владимир Данихнов  75  вы читаете: Глава шестнадцатая : Владимир Данихнов
 76  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов  78  Часть четвертая К вопросу о некромассе : Владимир Данихнов
 81  Глава четвертая : Владимир Данихнов  84  Глава седьмая : Владимир Данихнов
 87  Глава десятая : Владимир Данихнов  90  Глава вторая : Владимир Данихнов
 93  Глава пятая : Владимир Данихнов  96  Глава восьмая : Владимир Данихнов
 98  Глава десятая : Владимир Данихнов  99  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов



 




sitemap