Фантастика : Социальная фантастика : Глава четвертая : Владимир Данихнов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  80  81  82  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу




Глава четвертая

Марик поспешил Кате на помощь. Девушка выползла из чулана и круглыми от ужаса глазами смотрела на мальчика.

— Маричек, скажи, что там за крики были? Что с дядей Ионычем?

Марик отвел глаза.

— Не скрывай от меня правды, Маричек, — прошептала Катя. — Скажи, дядя Ионыч… умер?

— Умер, — буркнул Марик.

Катя закрыла глаза ладонями.

— Горе-то какое, — заплакала она, — какой он хороший был человек, заботился обо мне, — Катя обняла себя за плечи, подняла голову и закричала страшным голосом: — Это я виновата, я, только я одна! Дядя Ионыч всё о варежках мечтал, чтоб в ромбиках были, а я ему, тварь неблагодарная, так и не связала! Я виноватая и нет мне теперь прощения!

Марик сел рядом с ней, обнял, прижал Катину голову к своей груди.

— Кать, блин… ну чего ты? Ну не переживай ты так…

— Это я виновата, Маричек, — сокрушалась девушка, — я дядю Ионыча не слушалась, я ему наперекор делала… зачем? Ради чего?

— Да не окончательно твой Ионыч умер, — буркнул Марик. — В серого он превратился и убег в сторону пушкинской некромассы.

Катя схватила Марика за рукав:

— Маричек, родненький, правда? Правда же?

— Правда, — вздохнул мальчик. — Клянусь.

— Ох, облегченье-то какое! — Катя прижала ладони к груди. — Слава богу! Есть все-таки бог на этом свете, Маричек, есть!

— Наверно, — покорно согласился мальчишка. — Есть и издевается надо мной.

— Что?

— Ничего, Катенька. Ничего.

Он взял Катю на руки и понес ее, слабую, наружу. Оказавшись во дворе, Катя подняла голову и прошептала:

— Смотри, Маричек, соколики в небе летают, птички ясные. Так радугой и переливаются! Это дяди Феди соколики? Скажи, Маричек, и дядя Федя умер?

— Умер, — пробормотал хлопец. — К сожаленью.

— Вот и хорошо: не грущу я! — заявила Катя. — Потому что дядя Федя, как и мечтал, попал в священный Китеж-град; сбылась его мечта и не о чем тут горевать! — Она вдруг вскрикнула, зажала ладошкой глаз: — Ай!

— Что такое? — встревожился Марик.

— Птичка в глаз пометиком попала…

— Это твой дядя Федя в тебя помет метнул, — сказал Марик. — Он, может, блин, в глубине души и хороший человек; да только всё равно Ионычева шестерка.

— Маричек, как ты складно говоришь и слов не забываешь! — обрадовалась Катя. — Счастье-то какое!

Хлопец вздохнул:

— Святая ты девчонка, Катя. Вот только от твоей святости иногда тошно становится.

— Ну что ты такое говоришь, Маричек? Разве можно так говорить?

— Я уж не знаю, что можно, а что нельзя, Катя. Иногда мне кажется, что ничего нельзя, а иногда, что всё можно. Впрочем, это пыль все, труха: только ты меня на этом свете и держишь, Катя, только ради тебя живу в своем мертвом обличье. А больше мне жить и нет причин.

— Маричек, глянь: Мурка выбежала нас провожать! Чувствует, что опять в дальний путь направляемся!

Марик вздохнул:

— Не слушаешь меня совсем…

Кошка тронула влажную землю, отдернула лапку и мяукнула.

— Боится, за порог не выходит…

— Ой, несчастный ребенок, — засуетился вбежавший во двор Судорожный и поднес к Катиным губам ведро. — Отведай-ка лошадиного хашика, родненькая: он все болезни лечит!

За Судорожным во двор вошел Рыбнев, ведя под уздцы сильно отощавшую после приготовления хаша Огневку.

— Вы кто такие, блин? — вылупился на них Марик.

— Молчи, мертвяк, — посоветовал Рыбнев, цепко оглядывая двор. — Живее будешь.

Марик положил девушку на скамейку, распрямился.

— Я не хочу причинять зла, — сказал он. — Но вы, блин, меня вынуждаете.

— Мне нужен Ионыч, — сказал Рыбнев, заглядывая в дверь. — Он тут?

Ответила Катя, давясь насильно всунутым в рот хашем:

— Ушел дядя Ионыч на поиски личного счастья к своим мертвым друзьям.

— В Пушкино, что ли?

— Да, дяденька.

— Он в серого оборотился?

— Да, — сказал Марик, сконфуженный холодным приказным тоном Рыбнева.

Рыбнев усмехнулся:

— Слыхал, Судорожный? Видать, и его на философию потянуло.

— Так уж люди устроены! — заявил Судорожный. — Всё смысл жизни и смерти ищут.

— Люди, м-да, — сказал Рыбнев, заходя в дом. Быстро обыскал, нашел следы драки, пятна крови и брошенное ружье; обнаружил искаженные следы на подоконнике и дальше — в грязи. На подоконнике также наткнулся на странный металлический объект, похожий на миску с лампочками: зеленой, желтой и красной. Горела желтая. Рыбнев сунул объект за пазуху — на всякий случай. Порыскал еще немного, но ничего интересного не обнаружил. Наконец, решил для себя, что девчонка не врет и вернулся во двор. Судорожный хлопотал рядом с Катей, периодически всовывая ей в рот ложку холодного хаша.

— Вот так, лапонька, вот так, родненькая. Ишь, отощала как! — Он достал фляжку. — На-ка вот, укропного соку отведай. Он для девичьего здоровья ох как полезен! — Катя приложилась к фляжке, отпила, охнула:

— Вкусно-то как, дяденька! Спасибо вам большое!

— Что ж, гражданин Судорожный, — сказал Рыбнев, прислонясь к стене, — придется мне с тобой оставшийся путь до некромассы проделать; других вариантов нет.

— Придется-то придется, — согласился Судорожный. — Но как с ребятишками поступить? Надо бы их в Лермонтовку отвезти, а там в руки властей передать.

— Девчонку-то ладно. — Рыбнев кивнул на Марика. — А мертвяка куда? Его пристрелят, как только увидят.

— Я с вами пойду! — заявила Катя. Сложила ладошки ковшиком. — Умоляю, дяденьки, возьмите меня с собой!

— Куда Катя, туда и я, — угрюмо сказал Марик.

— Зачем тебе некромасса, глупая? — ласково спросил Рыбнев.

— Успокоить ее хочу, пожалеть! — страстно сказала Катя. — Попробую уговорить, чтобы больше людей не ела!

— Думаешь, получится? — усмехнулся Рыбнев и толкнул Судорожного в бок. — Смотри, мил человек, сольешься с некромассой, а девчонка тебя пожалеет. — Он покачал головой. — И откуда вы на мою голову свалились? Что ж, хозяин-барин, идемте с нами.

— Я резко против, — заявил Судорожный, поднимаясь с полупустым ведром. — Не детская это прогулка.

— Дык, они сами хотят.

— Мало ли что хотят! — Судорожный упрямо потряс ведром. — Дети они, ничего в таких делах не смыслят!

Катя встала на дрожащие ноги, схватила Судорожного за узкое запястье:

— Мы смыслим, дяденька. Всё будет хорошо!

Судорожный снял шляпу, промокнул тряпочкой вспотевший лоб. Умоляюще взглянул на Рыбнева: тот пожал плечами. Судорожный подошел к нему вплотную, прошептал:

— Послушайте, уважаемый, это не дело: нам нужно спасти детей. Хотя бы девочку.

— Хаш у вас вкусный, — сказал Рыбнев устало. — Вот бы ложечку.

— О чем вы, черт возьми, толкуете?

— Я хочу сказать, что мне всё равно: если дети хотят, пусть идут с нами.

Судорожный закрыл глаза:

— Помните, вы о пустоте говорили, которая у вас внутри…

— Я ее уже не боюсь, — сказал Рыбнев и отпихнул Судорожного. — На сборы полчаса, — кинул он детям. — Берите всё самое необходимое: аптечку, спички и соль. Еда не нужна. — Он кивнул на лошадку, меланхолично жевавшую забор, — хаша полно. — Рыбнев взглянул на часы. — Время пошло. Ждать никого не будем.

— Ах, — вздохнул Судорожный и вновь засуетился. — Ну тогда хоть потеплее надо девочку одеть, продрогла вся, бедняжка…


Содержание:
 0  Девочка и мертвецы : Владимир Данихнов  1  Глава первая : Владимир Данихнов
 3  Глава третья : Владимир Данихнов  6  Глава шестая : Владимир Данихнов
 9  Глава девятая : Владимир Данихнов  12  Глава двенадцатая : Владимир Данихнов
 15  Глава пятнадцатая : Владимир Данихнов  18  Глава третья : Владимир Данихнов
 21  Глава шестая : Владимир Данихнов  24  Глава девятая : Владимир Данихнов
 27  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  30  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 33  Глава третья : Владимир Данихнов  36  Глава шестая : Владимир Данихнов
 39  Глава девятая : Владимир Данихнов  42  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов
 45  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов  48  Глава четвертая : Владимир Данихнов
 51  Глава седьмая : Владимир Данихнов  54  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов
 57  Глава четырнадцатая : Владимир Данихнов  60  Глава семнадцатая : Владимир Данихнов
 63  Глава третья : Владимир Данихнов  66  Глава шестая : Владимир Данихнов
 69  Глава девятая : Владимир Данихнов  72  Глава тринадцатая : Владимир Данихнов
 75  Глава шестнадцатая : Владимир Данихнов  78  Часть четвертая К вопросу о некромассе : Владимир Данихнов
 80  Глава третья : Владимир Данихнов  81  вы читаете: Глава четвертая : Владимир Данихнов
 82  Глава пятая : Владимир Данихнов  84  Глава седьмая : Владимир Данихнов
 87  Глава десятая : Владимир Данихнов  90  Глава вторая : Владимир Данихнов
 93  Глава пятая : Владимир Данихнов  96  Глава восьмая : Владимир Данихнов
 98  Глава десятая : Владимир Данихнов  99  Глава одиннадцатая : Владимир Данихнов



 




sitemap