Фантастика : Социальная фантастика : Младший брат Little Brother : Кори Доктороу

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




«Младшие братья» — против всемогущего Старшего Брата. Семнадцатилетний хакер и его команда — против Системы. Они — короли Сети, они уверены, что могут все.

Но Система следит за каждым из нас…

И каждый из нас в одночасье может попасть в ее когти.

Свобода давно уже стала мифом. Люди — пешки в Большой игре правительств и спецслужб.

И каждому, кто хочет нанести Системе ответный удар, надо быть не только отчаянно смелым, но и очень, очень умным…

Посвящается Элис, делающей меня полноценным.

Глава 1

Я живу в районе Мишн-дистрикт солнечного Сан-Франциско и учусь в выпускном классе средней школы Сезар-Чавес. А это означает, что за мной установлена такая слежка, какой подвергаются немногие люди в целом мире. Меня зовут Маркус Йаллоу, но в начале этой истории кое-кому я был известен под ником w1n5t0n — произносится «Винстон».

То есть не «Дабл-ю-уан-эн-файв-ти-зироу-эн», как прочитал бы какой-нибудь заторможенный дисциплинарный чиновник из системы образования, который настолько не в теме, что до сих пор называет Интернет информационной магистралью.

Я лично знаю одного такого тормоза. Это Фред Бенсон, по должности один из трех замдиректоров нашей школы, а по призванию — ядовитая змея, пригретая на ученической груди. Но если уж к вам приставили надзирателя, пусть лучше он будет лохом, чем экспертом.

В пятницу утром его голос проревел на всю школу по системе общего оповещения:

— Маркус Йаллоу!

Мало того, что через наши вокзальные матюгальники ничего не разберешь, так Бенсон еще имеет привычку говорить, будто рот кашей набил. В результате из динамиков раздались нечленораздельные звуки, больше смахивающие на урчание в желудке, который силится переварить несвежий буррито. Но человек обладает способностью улавливать собственное имя при любых шумовых помехах — свойство, приобретенное благодаря инстинкту выживания.

Я тут же схватил свою сумку, на три четверти прикрыл крышку ноутбука — не хотелось терять то, что уже успел скачать — и приготовился к неизбежному.

— Немедленно явитесь в административный офис!

Мисс Галвез, преподаватель обществоведения, посмотрела в мою сторону, многозначительно закатив глаза, и я ответил тем же. Бенсон все время придирается ко мне только из-за того, что я дырявлю файерволы школьной сети, как мокрые бумажные салфетки, ломаю программу, распознающую учеников по походке, и вывожу из строя «стукачей» — чипы в нагрудных бейджиках, посредством которых отслеживаются все наши передвижения. Зато Галвез в отличие от замдиректора нормальная тетка и не ищет повода осложнить мне жизнь (может, потому, что я всегда помогаю ей связаться по веб-мейлу с братом, который сейчас в командировке в Ираке).

Проходя мимо Даррела, моего лучшего корефана, я получил от него тычок кулаком в задницу. Мы с Даррелом дружим еще с тех пор, когда вместе пешком под стол ходили и смывались с занятий группы дошколят. Из-за меня он то и дело попадает во всякие переделки, хотя я же нередко его и выручаю. Я потряс руками над головой, будто боксер перед боем, вышел из кабинета обществоведения и поплелся к административному офису.

На полдороге зазвонил мой телефон — еще одно грубое нарушение правил, так как мобильники в нашей школе muy prohibido.[1] А мне плевать на запреты. Я мгновенно свернул в туалет и заперся в средней кабинке (дальняя самая загаженная, поскольку многие сразу направляются именно к ней в надежде, что там их обоняние и слух подвергнутся меньшим испытаниям, однако наиболее приемлемый уровень санитарии, как и выгоднейшее решение, всегда находится посередине). Мой домашний комп сообщил на мобильник по е-мейлу о начале очередного этапа в самой прикольной из когда-либо придуманных игр — «Харадзюку-Фан-Мэднес».

Я даже улыбнулся. Вот здорово! Отличный предлог свалить с занятий; все равно торчать в пятницу в школе — это извращение.

Я рысью преодолел остаток пути, проскользнул в кабинет Бенсона и с порога приветственно махнул ему рукой.

— О-о, да это же Дабл-ю-уан-эн-файв-ти-зироу-эн собственной персоной! — произнес Фредрик Бенсон — номер карточки социального страхования 545-03-2343, дата рождения 15 августа 1962 года, девичья фамилия матери Ди Бона, место рождения поселок Петалума. Вдобавок он намного выше меня ростом. Я со своим метром семьюдесятью двумя просто коротышка в сравнении с его двумя метрами. А поскольку университетская баскетбольная команда осталась для Бенсона в далеком прошлом, его грудные мышцы превратились в обвислые сиськи, что очень заметно под тонкими халявными теннисками, которые он постоянно носит, рекламируя чьи-то товары. Рядом с Бенсоном возникает ощущение, будто ему ничего не стоит свернуть тебе голову своими длинными ручищами и запихнуть ее в баскетбольную корзину вместо мяча. А еще Бенсон любит театрально повышать голос и вообще давить на психику, но после того, как с ним пообщаешься, перестаешь обращать внимание на все его закидоны.

— Извините, не знаю никакого R2D2, о котором вы говорите, — прикинулся я шлангом. — Кто он, этот тип?

— W1n5t0n, — поправил он, повторив по буквам мой ник, и стал ждать, когда я задымлюсь под его испепеляющим взором. За несколько лет существования «Винстон» фактически стал моим вторым именем. Я подписывался им еще в те времена, когда размещал на форумах предложения в области прикладных исследований по обеспечению безопасности. Ну, знаете, типа как смыться с уроков, чтобы тебя не застукало электронное устройство, следящее за местонахождением твоего телефона. Но Бенсон никак не мог знать, что подпись моя. Об этом было известно немногим людям, которым я доверял, как себе.

— Хм, нет, никогда не слышал ничего подобного, — сказал я как ни в чем не бывало. W1n5t0n известен как автор великих достижений, которыми я по-настоящему горжусь. Чего стоят одни только разработанные мной убийцы электронных «стукачей»! И если Бенсону удастся доказать, что Винстон и я — одно и то же лицо, мне не поздоровится. Никто в нашей школе, даже мои самые близкие друзья, не называют меня этим именем или даже буквосочетанием w1n5t0n. Для всех я только Маркус и никак иначе.

Бенсон уселся за письменный стол и нервно постучал своим университетским кольцом по пресс-папье. Он всегда стучал кольцом, если у него что-то не склеивалось. В покере даже особый термин есть — «дать наколку», когда игрок своими телодвижениями нечаянно выдает сопернику то, что творится у него в голове. Я изучил все бенсоновские наколки вдоль и поперек.

— Маркус, надеюсь, ты понимаешь, насколько это серьезно!

— Пойму, как только вы объясните, в чем дело, сэр! — Я всегда добавляю «сэр», общаясь с власть имущими, если мне грозят неприятности — это уже моя собственная наколка.

Бенсон угрожающе покачал головой, глядя на меня в упор, потом опустил глаза — еще одна наколка: теперь в любую секунду он может разораться.

— Ну вот что, сынок. Пора тебе осознать тот факт, что нам известно о всех твоих проделках, и мы не собираемся и дальше терпеливо сносить их. И если ты не вылетишь из школы до завершения нашей беседы, считай, тебе повезло. Ты вообще хочешь получить аттестат о полном среднем образовании или нет?

— Мистер Бенсон, вы так и не объяснили мне, в чем, собственно…

Он грохнул раскрытой ладонью по столу и ткнул в мою сторону указательным пальцем.

— Дело в том, мистер Йаллоу, что вы участвуете в преступном заговоре с целью вывести из строя систему безопасности школы и снабжаете остальных учеников устройствами, предназначенными для осуществления этой диверсии! На прошлой неделе, как вы знаете, мы исключили Грасиелу Уриарте за применение на практике одного из ваших устройств! — Да, Грасиеле вставили по максимуму. Она купила глушилку у барыг возле станции метро на Шестнадцатой улице и врубила ее в школьном коридоре. Я тут ни при чем, но Грасиеле сочувствую.

— А почему вы решили, что это я всучил ей передатчик помех?

— У нас есть надежные сведения, что ты — тот самый w1n5t0n! — Бенсон снова произнес мой ник по буквам. Судя по всему, он и в самом деле не просек, что «1» означает «i», а «5» — «s». — И мы знаем наверняка, что именно w1n5t0n в прошлом году взломал защиту школьной сети и выкрал типовые контрольные. — Вообще-то это сделал не я, но хак был классный, и то, что его приписывают мне, польстило моему самолюбию. — И если не перестанешь отпираться, мы можем засадить тебя за решетку на несколько лет!

— Сэр, а что это за «надежные сведения», позвольте полюбопытствовать?

Бенсон, похоже, готов был меня ударить.

— Подобным поведением ты только усугубляешь свое положение!

— Сэр, если вы действительно располагаете достоверными уликами, то, думаю, вам следует незамедлительно довести их до сведения полиции. Дело, очевидно, очень серьезное, и мы, как мне кажется, не вправе отсрочивать проведение всестороннего расследования органами власти, уполномоченными на то в законном порядке.

— Значит, ты хочешь, чтоб я вызвал полицию?

— И моих родителей тоже. Так будет даже лучше.

Мы уставились друг на друга поверх стола. Бенсон явно рассчитывал, что стоит ему сбросить на меня свою бомбу, я сразу расколюсь. Не дождется! Кроме того, у меня отработан прием, как переглядеть таких зануд, типа Бенсона. Я смотрю не прямо в глаза, а чуть-чуть левее, и при этом повторяю в уме слова старинной ирландской народной песни, из тех, в которых сотни по три куплетов. В результате мое лицо приобретает совершенно невинное и безмятежное выражение.

А крыло на птице, а птица на яйце, а яйцо в гнезде, а гнездо на листе, а лист на побеге, а побег на ветке, а ветка на суку, а сук на дереве, а дерево на болоте, а болото в долине, о-о-о! Там, о-о-о, на страшном болоте, а болото там в долине, о-о-о…

— Можешь пока вернуться в класс, — не выдержал Бенсон. — Когда приедет полиция, я тебя позову.

— Зачем же? Звоните в полицию, а я пока подожду.

— Прежде чем пригласить полицию в школу, необходимо выполнить кое-какие формальности. Я надеялся, что нам удастся уладить это дело быстро и без постороннего участия, но раз ты настаиваешь…

— Не обращайте на меня внимания, — подбодрил я его. — Звоните в полицию!

Бенсон опять забарабанил пальцами, и я приготовился к новому взрыву.

— Убирайся! — заорал он. — Убирайся ко всем чертям из моего кабинета, ты, жалкий мелкий…

Я убрался, сохраняя на лице невозмутимое выражение. Бенсон не станет вызывать полицию. Если бы он располагал твердыми доказательствами, то сделал бы это сразу, не теряя времени на разговоры. Просто я для Бенсона как бельмо на глазу. Видимо, он услышал где-то краем уха ничем не подтвержденные сплетни и решил взять меня на пушку, надеясь расколоть в два счета. Не дождется!

В отличном настроении я быстро зашагал по коридору, стараясь ступать ровно и размеренно под объективами видеокамер системы идентификации личности по походке. Их установили всего лишь год назад, но я успел полюбить эту систему за ее откровенный идиотизм. Прежде у нас почти на каждом углу стояли камеры распознавания по лицам, но их убрали решением суда, признавшего, что они нарушают наши конституционные права. Тогда Бенсон и ему подобные шизоиды из администрации потратили кучу долларов из школьного бюджета на дурацкое оборудование, чтобы следить за нами по различиям в том, как мы передвигаем ноги! Каково?

При моем появлении в классе мисс Галвез тепло приветствовала меня и разрешила сесть. Я раскрыл свой скулбук — казенный ноутбук с самой предательской из всех существующих школьных программ. Она фиксирует каждое нажатие клавиши и полностью отслеживает сетевой трафик, отыскивая подозрительные слова; регистрирует все щелчки мыши и доносит о любом обмене даже самой малозначительной информацией. Новенькие ноуты нам вручили еще в первом классе, и уже через пару месяцев их блестящие корпуса пообтерлись и потускнели. Как только мы дотумкали, что эти «бесплатные» коробки работают на дядю — и подсовывают нам прорву совершенно дурацкой рекламы, — они вдруг стали казаться очень тяжелыми и заморочными.

Кряк появился в Интернете уже через месяц после выпуска новых машин. Все, что требовалось сделать — это скачать DVD-образ, записать его на болванку, засунуть диск в скулбук и загрузиться, нажав одновременно несколько разных клавиш. Остальную работу выполнял инсталлятор, записанный на DVD. Так можно незаметно установить целую кучу программ, которые останутся невидимыми даже для ежедневных проверок периферийных машин, проводимых городским советом по образованию с центрального сервера. Время от времени мне приходится тратиться на очередные апдейты, чтобы обходить защиту контрольных программ, запускаемых учебной частью, но ради возможности самостоятельно распоряжаться своим ноутом стоит пойти на некоторые издержки.

Я запустил IM Paranoid, специальный мессенджер, которым пользовался, когда хотел втихаря переговорить с кем-нибудь прямо посреди занятий. Даррел уже вышел на связь.

> Ди, этап начался! Мне только что комп сбросил на мобилу сигнал с «Харадзюку-Фан-Мэднес». Ну что, дернем?

> Не! Если меня в третий раз поймают, то выпрут, ты же понимаешь. Давай лучше после уроков!

> Сейчас будет большая перемена, а потом у нас самостоятельные занятия, так? Это целых два часа. Мы сто раз успеем расколоть задачу и вернуться. Нас никто не хватится. А я пока свистну остальных.

Я уже говорил, что «Харадэюку-Фан-Мэднес» из всех игрушек — самая классная, и готов лишний раз повторить это. Она относится к ИАР — играм в альтернативной реальности. Суть ее заключается в том, что команда японских подростков ищет в храме на Харадзюку чудотворный целительный камень. Вообще Харадзюку — это район Токио, где в основном тусуются продвинутые японские пацаны и откуда берут начало все сколь-нибудь значительные подростковые субкультуры последнего десятилетия. Так вот, за подростками охотятся злые монахи, безжалостная якудза (японская мафия), враждебные инопланетяне, налоговые инспекторы, недобрые родители и обнаглевший искусственный интеллект. Команда подбрасывает игрокам закодированные сообщения, которые мы должны расшифровать, чтобы обнаружить скрытые в них подсказки, а японские партнеры шлют новые сообщения с очередными наводками.

Что может быть лучше, чем в ясный денек рыскать по городским улицам, встречаться с необычными людьми, помешанными, как и ты, на игре; отыскивать непонятные записочки на фонарных столбах и автобусных остановках, заглядывать в допотопные магазинчики? Добавьте к этому чуть ли не археологические раскопки, когда просматриваешь непонятные старые фильмы, вслушиваешься в тексты незнакомых песен, изучаешь интересы и особенности жизни подростков в странах всего мира на протяжении многих лет. Плюс ко всему дух соревнования и борьбы за главный приз команде-победительнице из четырех человек — поездка в Токио на десять дней. Я давно мечтаю побалдеть на сумасшедшей тусовке на мосту Харадзюку, оторваться в компьютерном рае Акихабары, увезти домой сувениров на сколько бабла хватит, на память об Астро-Бое (правда, в Японии его зовут «Атом-Боем»).

Вот что такое «Харадзюку-Фан-Мэднес»! И стоит вам решить одну-другую загаданную в ней головоломку, вы уже не сможете остановиться.

> Нет, чувак! Нет и точка! НЕТ. Даже не проси.

> Ты мне нужен, Ди. Ты лучший в моей команде. Клянусь, проведу тебя из школы и обратно так, что никому и в голову не придет. Ты сам знаешь, что я это умею, верно?

>Да, знаю, ты это умеешь.

> Значит, ты со мной?

> Нет, черт возьми!

> Ну же, Даррел. Когда придет твой смертный час, ты не станешь жалеть об упущенной возможности лишний раз позаниматься на самостоялке.

> В мой смертный час я также не стану жалеть об упущенной возможности лишний раз погамиться в ИАР.

> Зато в твой смертный час ты наверняка пожалеешь, что упустил лишнюю возможность пообщаться с Ванессой Пак.

Ван тоже играет в моей команде. Она учится в частной женской школе в Ист-Бэй, но я не сомневался, что ей удастся удрать с занятий и принять участие в игре. Даррел начал реально сохнуть по ней буквально годы назад — еще до того, как половая зрелость щедро одарила ее многими прелестями. Он втюрился в Ван по уши — грустно, но факт.

> Ты меня достал.

> Ты идешь со мной?

Даррел обернулся, посмотрел на меня и отрицательно мотнул головой. Потом медленно покивал. Я подмигнул ему и стал налаживать связь с остальными членами моей команды.


Я не сразу пристрастился к ИАР. Должен признаться, что раньше мне больше нравились настоящие ролевые игры, в нашей реальности. Это занятие в целом соответствует своему названию — надеваешь костюм, какой полагается по роли, и коверкаешь собственную речь, изображая супершпиона, или вампира, или средневекового рыцаря. Кипежу не меньше, чем в игре «Завладей флагом», только с примесью школьного драмкружка, поскольку все участники носятся в театральных прикидах. С особым кайфом мы отрывались в бойскаутских лагерях под Сономой и на Пенинсуле. Трехдневная ролевая эпопея для кого-то становилась серьезной проверкой на хилость, поскольку все это время мы проводили в пеших походах, геройски сражались бамбуковыми мечами в пенопластовой оболочке, с воплем «Молния!» бросались пакетиками с фасолью — выводили противника из строя «заклятием» — и творили еще много чего такого. В общем, здорово прикалывались, хотя если посмотреть со стороны, то, наверное, дурдом. Впрочем, на мой взгляд, заниматься ролевыми играми не более стремно, чем, скажем, обсуждать очередной каверзный замысел твоего эльфа, сидя в придурковатой компании за столом, уставленным банками с диетической колой и рисованными картинками. И для здоровья гораздо полезнее, чем торчать, будто в коме, дома перед компьютером за какой-нибудь мультигеймерской игрой.

Неприятности у меня начались после одной из ролевых игр, которые мы изредка устраивали в гостиницах. Всякий раз, когда у нас в городе собиралась конференция писателей-фантастов, кто-то из наших активистов уговаривал их разрешить нам организовать в арендуемых ими гостиничных помещениях одну-другую небольшую потасовку часиков этак на шесть. Восторженная беготня ватаги юнцов, наряженных монстрами, добавляла конференции необычного колорита, а мы вовсю куролесили в окружении взрослых, у которых крышу сносило не хуже, чем у нас, подростков.

Трудность заключалась в том, что далеко не все постояльцы гостиниц обожают ходить на голове или помешаны на научной фантастике. Среди них встречаются и нормальные люди, например, приезжие из штатов, названия которых начинаются и заканчиваются на гласные буквы, отпускники.

Естественно, что кое-кто из гостей неправильно истолковывал суть нашей забавы.

Но давайте оставим пока эту тему, ладно?


Урок закончился через десять минут, и времени на подготовку у меня практически не было. Первым делом требовалось позаботиться об этих идиотских камерах идентификации по походке. Как я уже сказал, поначалу у нас в школе установили систему распознавания по лицам, но ее признали неконституционной. Насколько мне известно, еще ни один суд не вынес решения относительно незаконности «шагомерной» системы, а значит, пока нам приходится с ней бороться.

Вообще походка человека проявляется не только в том, как он передвигает ноги. В следующий раз, когда вам доведется выбраться на природу с ночевкой, обратите внимание, как на ходу прыгает луч света от фонарика в руке неразличимого в темноте спутника. Вы наверняка признаете его по этим характерным колебаниям, в которых наши обезьяньи мозги автоматически угадывают многократно виденные и запавшие в память телодвижения при ходьбе стародавнего приятеля.

Программа идентификации по походке следит за перемещением человека, стараясь создать его силуэт, а затем сопоставляет полученное изображение со своей базой данных в попытке понять, известен ей этот объект или нет. Принцип тот же, как при любой другой биометрической идентификации личности, например, по отпечаткам пальцев или строению сетчатки глаза, однако по сравнению с последними двумя при распознавании по походке гораздо выше вероятность коллизий. Биометрическая коллизия возникает в тех случаях, когда полученное значение соответствует параметрам более чем одного человека. Отпечатки ваших пальцев неповторимы, зато особенности при ходьбе могут совпадать с десятками других людей.

Ну, не в точности, конечно. Никто не сможет идти так же, как вы, сантиметр в сантиметр. Однако заморочка тут еще в том, что походка может меняться в зависимости, к примеру, от степени усталости человека, от неровности места, куда ступает нога, и не потянулась ли лодыжка на уроке физкультуры, не трут ли новые ботинки. Поэтому программа как бы вычисляет вас из множества людей, которые ходят приблизительно так же, как вы.

На свете полно людей, которые ходят приблизительно так же, как вы. Более того, нет ничего проще, чем изменить свою походку — достаточно снять один ботинок. Естественно, что в таком случае вы будете ходить, как всегда ходите в одном ботинке, а значит, программа в конце концов поймет, что это все-таки вы. Вот почему в противоборстве с камерами наблюдения я использую фактор случайности: подсыпаю в каждый ботинок по горсти мелкого гравия. Дешево и сердито — двух шагов одинаковых не сделаешь. Вдобавок бесплатно получаешь великолепный рефлексологический массаж обеих стоп! (Не верьте, я придуриваюсь. Рефлексология как наука полезна примерно так же, как идентификация личности по походке.)

Поначалу камеры включали тревожный сигнал всякий раз, когда на школьную территорию ступала нога незнакомого им человека.

Это был дурдом.

Сигнал срабатывал каждые десять минут, стоило в школу заглянуть почтальону или явиться чьим-то родителям, или если ремонтная бригада принималась наводить порядок на баскетбольной площадке, или когда кто-то из учеников щеголял в новой обуви.

Поэтому систему перепрограммировали, и теперь она пытается следить, где и когда мы находимся. Если во время уроков кто-то покидает кампус, камеры тут же проверяют, не смахивает ли его походка, хотя бы приблизительно, на чью-либо из школьников, и в случае совпадения — вуп-вуп-вуп! — начинают бить тревогу.

Дорожки на территории Сезар-Чавес посыпаны мелким гравием. У меня в сумке всегда припасена пара горстей — на всякий пожарный. Я молча пересыпал в ладонь Даррелу штук десять — пятнадцать маленьких камешков с зазубренными гранями, и мы оба зарядили наши ботинки.

Урок вот-вот закончится, а я до сих пор не посмотрел на сайте «Харадзюку-Фан-Мэднес» место проведения сегодняшнего этапа игры. Слишком зациклился на организации побега и не позаботился о выборе направления, в котором надо бежать.

Я вновь обратился к своему компьютеру и застучал по клавишам. Наши скулбуки снабжены браузером, который представляет собой напичканную шпионскими модулями гнилую майкрософтовскую версию интернет-эксплорера. Ни один здравомыслящий человек, не достигший сорокалетнего возраста, не станет добровольно работать с такой дерьмовой программой.

У меня есть копия браузера Firefox на флешке, встроенной в мои наручные часы, но этого еще недостаточно. На скулбуке установлена древняя операционная система Windows Vista4Schools. Она спроектирована так, чтобы школьные администраторы тешились иллюзией своего полного контроля над софтом, с которыми работают ученики.

Однако Vista4Schools — свой собственный худший враг. В нее заложены многочисленные кейлогеры и цензорские программы. По идее, у нас не должно быть доступа ко всем этим примочкам, чтобы мы не смогли их закрыть. Вот почему они функционируют в особом режиме, который делает их невидимыми не только для пользователя, но и для самой системы.

Для операционной системы любая прога, чье название начинается с $SYS$, вроде бы и не существует вовсе. Она не значится ни в директориях жесткого диска, ни в списке процессов диспетчера задач. Поэтому, когда я запустил свою копию Firefox под именем $SYS$Firefox, она стала невидимой как для Windows, так и для всех установленных в системе шпионских программ.

Теперь, когда в моем распоряжении имелся автономный веб-браузер, требовалось найти способ обеспечить для него индивидуальный канал связи с Интернетом. Школьная система фиксирует каждый вход и выход из сети, а это никуда не годится, если вы надумали заглянуть на сайт «Харадзюку-Фан-Мэднес» в разгар учебного дня.

Чей-то изобретательный ум нашел решение и этой задачи с помощью АПС, анонимных прокси-серверов, которые еще называют «анонимайзерами». Первый принимает ваше задание на связь с сайтом и передает его другим АПС, а те, в свою очередь, все новым АПС, пока один из серверов не решит, наконец, отправить вам нужную страницу обратно через сотню «луковичных одежек». Запрос пересылается в зашифрованном виде; это означает, что его содержание останется тайной для школьной администрации, а маршрутизаторы не узнают личность заказчика. Система АПС имеет миллионы пересечений и ответвлений. Ее создало научно-исследовательское бюро ВМС США, чтобы помочь своим людям в таких странах, как Сирия и Китай, обойти рогатки цензорских программ. Следовательно, она прекрасно подходит для использования в американской средней школе.

И эта система работает благодаря тому, что черный список «нехороших» адресов, на которые нам запрещено заходить, не может меняться с такой скоростью, как адреса АПС. Школьные администраторы просто физически не способны отслеживать все анонимайзеры. Firefox и АПС совместными усилиями превратили меня в человека-невидимку, неуязвимого для электронных доносчиков учебной части Сезар-Чавес. Я запросто связался с сайтом «Харадзюку-ФМ» и выяснил, в чем дело.

Вот она, новая вводная задача, которая состоит, как всегда, из трех частей — онлайновой, интеллектуальной и физической. Онлайновая составляющая — это головоломка, которую надо решить, ответив на серию закрученных вопросов по сюжетам додзинси — самодельных японских книжек-комиксов. Их рисуют любители манги, обычных комиксов, издаваемых в Японии. Внешне додзинси могут быть такими же большими, как издательская манга, но гораздо прикольнее, с пересекающимися сюжетными линиями и подчас совершенно дурацким содержанием и песенками. Многие из них, конечно, о любви. Всем хочется видеть свои любимые картинки на экране монитора.

Придется заняться решением головоломок позже, когда я вернусь домой. Вообще лучше делать это вместе со всей командой; так легче перелопачивать тонны файлов додзинси и прочесывать их в поисках ответов на поставленные вопросы.

Я едва успел собрать в кучку все вводные, как прозвенел звонок, и мы с Даррелом приступили к осуществлению плана нашего побега. Первым делом я незаметно подсыпал гравия за высокие, до щиколоток, края своих «бландстонов» — австралийских шорт-бутсов, в которых очень удобно бегать и карабкаться, а также проскальзывать через ныне вездесущие металлодетекторы, так как благодаря отсутствию шнурков их можно легко и быстро снять и снова натянуть на ноги.

Естественно, нам не следовало попадаться на глаза учителям, но выполнять эту задачу становится все проще с установкой каждого очередного пояса наблюдательного оборудования — все эти звонки и свистки убаюкивают бдительность работников школы, вселяя в них абсолютно ложное чувство надежности и покоя. В толпе учеников мы пробирались по коридорам к моему излюбленному боковому выходу. Где-то на полдороге Даррел вдруг сокрушенно простонал:

— Вот дерьмо! Совсем забыл, у меня в сумке библиотечный учебник!

— Ты что, обалдел? — зашипел я и втолкнул его в ближайший туалет. В обложки всех библиотечных книг вклеены арфиды — радиочастотные маячки. С их помощью выдача учебников регистрируется считывающим устройством на библиотечной стойке, и можно определить, все ли книги на полках и какие отсутствуют.

Но эти маячки также позволяют школьным электронным доносчикам все время следить за тобой — еще одна лазейка в обход закона. Суд запретил бы использовать арфиды для наблюдения за учениками, но не за библиотечными учебниками — а значит, и за теми, у кого на руках находится та или иная книга.

Я всегда ношу с собой «мошонку Фарадея» — кожаный футлярчик, в стенки которого вшита тонкая медная сетка, непроницаемая для электромагнитных волн, а потому эффективно заглушающая радиомаячки. «Мошонка Фарадея» удобна для нейтрализации электронных транспондеров вроде удостоверений личности или карт оплаты проезда через мосты, но никак не учебников типа…

— «Введение в физику»?! — простонал я. Этот талмуд был размером с толковый словарь.


Содержание:
 0  вы читаете: Младший брат Little Brother : Кори Доктороу  1  Глава 2 : Кори Доктороу
 2  Глава 3 : Кори Доктороу  3  Глава 4 : Кори Доктороу
 4  Глава 5 : Кори Доктороу  5  Глава 6 : Кори Доктороу
 6  Глава 7 : Кори Доктороу  7  Глава 8 : Кори Доктороу
 8  Глава 9 : Кори Доктороу  9  Глава 10 : Кори Доктороу
 10  Глава 11 : Кори Доктороу  11  Глава 12 : Кори Доктороу
 12  Глава 13 : Кори Доктороу  13  Глава 14 : Кори Доктороу
 14  Глава 15 : Кори Доктороу  15  Глава 16 : Кори Доктороу
 16  Глава 17 : Кори Доктороу  17  Глава 18 : Кори Доктороу
 18  Глава 19 : Кори Доктороу  19  Глава 20 : Кори Доктороу
 20  Глава 21 : Кори Доктороу  21  Эпилог : Кори Доктороу
 22  Послесловие Брюса Шнейера : Кори Доктороу  23  Послесловие Эндрю Банни Хуана, хакера иксбокса : Кори Доктороу
 24  Библиография : Кори Доктороу  25  Использовалась литература : Младший брат Little Brother



 




sitemap