Фантастика : Социальная фантастика : Дорога, на которой мы плакали : Максим Дубровин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Индейцы издавна страшились тлетворного влияния цивилизации. И, как вы убедитесь, не зря.

Настоящим индейцам всей Земли.

Настоящим индейцам всей Земли.

Деревня была уже близко. Тексуме без труда узнавал места, ставшие почти родными за восемьдесят последних лет. Сюда, в девственный лес, где рядом с редкими соснами и хемлоками уживались липы, осины и тонкоствольные березы, где зверь был непуган, а охота обильна, где воздух не был отравлен ядовитым дыханием цивилизации, а вода в реках не знала радужной бензиновой пленки, привели старейшины племени чероки свой народ Тропой Слез. Тексуме остановился возле мшистого валуна, скинул на землю заплечный мешок, поставил рядом карабин. Необходимо было пополнить запасы патронов и сигарет и сделать это до возвращения в поселок, чтобы не раздражать «младших». Разведчик достал из-за пазухи портативный алтарь и набрал на панели длинную комбинацию цифр. Экран алтарчика мигнул, на нем высветилась привычная надпись: «Заказ получен, ожидайте». Обычно доставка занимала несколько секунд, но их Тексуме не дали.

Легкий шорох в зарослях молочая справа и тихий дребезжащий гул спущенной тетивы заставили тело среагировать прежде, чем разум оценил опасность. Тексуме упал на землю, и в тот же миг в камень над головой ударила стрела. Откатываясь за валун, разведчик успел заметить черное вороново перо в ее основании.

Черное оперение — это сиу. Тексуме прислушался. Убийц было двое. Первый, стрелявший, торопливо и шумно обходил жертву справа по широкой дуге. Было слышно, как ветви хлещут по его куртке и как чавкает под ногами мох. Окружение походило на паническое бегство. Этот противник был не опасен, скорее всего — мальчишка из «младших», решивший продолжить род за счет чужого скальпа.

Второй сиу притаился за толстым буком метрах в тридцати. Прятался он умело, выдавая себя лишь громким, нервным дыханием. Он боялся. Боялся даже больше, чем неудачливый стрелок, бегущий сейчас по болоту и, похоже, решивший плюнуть на охоту. Это могло означать только одно — сиу узнал Тексуме.

Не поднимая головы, стараясь оставлять между собой и противником камень, Тексуме ящерицей скользнул в чащу. Замешательством врага нужно пользоваться, пока он не пришел в себя. Карабин остался у валуна, но разведчик не жалел об этом — в его распоряжении были томагавк и нож. Оказавшись достаточно далеко, Тексуме тихо встал и зашел противнику в тыл.

Все-таки сиу был хорошим воином. Он не мог услышать шагов Тексуме, но чутьем охотника ощутил приближение опасности. Он даже успел повернуться навстречу и вскинуть карабин. Но выстрелить уже не успел. Двигаясь с быстротой молнии, чероки вырвал оружие из рук несостоявшегося убийцы и прижал нож к его горлу. Сиу застыл, полуотвернувшись, и лишь часто-часто сглатывал, рискуя порезать кадык о лезвие ножа. Он прятал от Тексуме левую часть лица.

Уже зная, что сейчас увидит, чероки схватил врага за волосы и развернул лицом к себе.

— Где твое ухо, воин?

Сиу молчал, взгляд его остекленел, дыхание замерло.

— Покажи мне свой вампум.

Пленник не пошевелился. Тексуме одной рукой обыскал его. Связка кожаных ремешков с нанизанными на них ракушками и костяными фигурками оказалась на поясе. Среди тотемных животных и божков чероки разглядел двух каменных человечков.

— В чьих телах проснутся твои дети, сиу?

Пленник продолжал молчать, и его молчание было красноречивее любых ответов. Тексуме бросил вампум под ноги и посмотрел в глаза врага.

— Ты должен чероки две жизни. Половину долга я тебе прощаю.

* * *

Мальчишку Тексуме догнал через час и, свалив на землю, в два приема отрезал ему ухо. Сиу не сопротивлялся — понимал, платит малую цену за свою неудачную охоту. В следующий раз придется расплачиваться жизнью. Он ушел, зажимая рану рукой, одноухий и бездетный, но живой.

Тексуме вернулся к месту привала и только тут вспомнил о заказе. Алтарчик валялся там, где индеец уронил его во время нападения. Ни сигарет, ни патронов видно не было. На экране прибора, впервые за все время существования этого мира, мигало сообщение: «Невозможно выполнить заказ. Пополните счет».

* * *

Многое изменилось за те три месяца, пока Тексуме не было дома.

Ярко-синий Шатер, установленный в центре деревни, он увидел еще с опушки. Шатер возвышался над приземистыми хижинами чероки, подобно сказочному великану Виндиго, пришедшему с бедой. В том, что он несет беду, сомнений не было. С того момента, как Алтарь отказался выполнить заказ, Тексуме ожидал только неприятностей. Любые изменения в привычном укладе жизни не сулили ничего хорошего. Мир чероки был слишком хрупок.

Вдоль тропы разведчик находил следы цивилизации, от которой чероки бежали восемьдесят лет назад. Бежали, да не убежали. Вот смятая жестянка из-под кока-колы, вон клочок конфетной обертки, пивные крышечки, пластиковые бутылки… Следы чужого, ненужного и опасного изобилия.

На веревке возле дома Маленькой Черепахи сушились джинсы. Их хозяин, вооруженный ревущим агрегатом, в котором Тексуме с удивлением узнал электропилу, споро расправлялся с длинным сосновым бревном. Одет он был в штаны из грубо выделанной оленьей кожи и простую льняную рубаху, зато на ногах пестрели совершенно не уместные в этом мире кроссовки, а голову украшала бейсбольная кепка. Тексуме поразился, как легко память подбирает определения для давно, казалось бы, забытых вещей и понятий.

— Хорошего дня, Маленькая Черепаха, — громко, стараясь перекричать пилу, поздоровался разведчик.

— Здравствуй, «старший». — Сосед остановил машину, подошел к ограде. На шее у него висела прозрачная толстая нить, внутри которой туда-сюда бегали разноцветные огоньки. Бусы.

— Табаку не найдется? — спросил Тексуме, непонятно почему жалея, что остановился.

— Ты заходи, заходи. — Маленькая Черепаха открыл калитку, впуская Тексуме во двор. — Вот, угощайся.

Он достал из кармана сигареты. Пачка была незнакомой — Алтарь таких не поставлял, Тексуме забрал ее всю. Закурил.

— Откуда сигареты?

— Из Шатра, откуда еще? С тех пор как отказал главный Алтарь… Э, да ведь ты ничего не знаешь!

— Что. Алтари не работают — знаю.

— Ну конечно. — В глазах Маленькой Черепахи мелькнула зависть, портативный алтарь племени доверяли единицам.

Они сели на бревно. Сосед достал новую пачку сигарет — точную копию предыдущей, закурил, ловко щелкнув новенькой зажигалкой.

— Рассказывай все, — сказал Тексуме.

Маленькая Черепаха снял бейсболку, пристроил ее на колено козырьком к себе. Глядя на нее, задумался, с чего начать.

— Четыре дня назад Одинокий Утес подал заявку на новый плуг.

Совет ее рассмотрел и решил удовлетворить. Совет-то решил, а Алтарь заартачился.

— Потребовал пополнить счет?

— Точно. Старейшины до поздней ночи совещались, а утром вызвали адвоката. Он им все и объяснил.

— И что?

— Думаешь, нам рассказали? Собрали только «старших», с ними и решали, что дальше делать. Ничего не решили. Связывались через Алтарь с соседями, у них то же самое. Совет Племен созвать думали… Тебя очень ждали. А потом появились эти, — Маленькая Черепаха кивнул в сторону площади.

— Откуда появились?

— Из портала. Обычный такой портал, как у юристов или ребят из Корпорации. Сначала агента заслали к старейшинам. Отличный парень, я с ним потом поболтал, он мне и пилу подкинул без очереди, и сигарет, и еще обещал…

— Ты по делу говори, — перебил Тексуме.

— Сам же просил все рассказать, — обиделся сосед. — Агент сказал, что представляет Корпорацию, и предложил поставить в деревне Шатер. Старейшины и согласились. Куда им деваться было, Алтарь-то не работает, а у людей нужды.

— Что в этом Шатре?

— Как по мне — точно такой же Алтарь, как у нас, только заказывать можно все, что захочешь, и каталог богаче, да не надо у старейшин разрешение выпрашивать. Правда, в очередь приходится записываться, нужды-то у всех.

Маленькая Черепаха тяжело вздохнул.

— Вижу я ваши нужды, — Тексуме кивнул на кроссовки соседа.

— Нравятся? — Иронии тот не заметил.

— Нравятся, — ответил Тексуме равнодушно. — А взамен что просят?

Лицо соседа сделалось глупым, похоже, мысль о плате ему не приходила.

— Ничего.

Тексуме посмотрел за ограду, на синий купол Шатра.

— Пора мне. Спасибо за курево.

— Заглядывай.

Разведчик уже вышел за калитку, но, не пройдя и пяти шагов, вернулся. Достал из мешка свежий скальп и протянул его Маленькой Черепахе.

— Вы с Дочерью Куницы все еще хотите ребенка?

Сосед посмотрел на него расширившимися глазами, не веря своему счастью. Взять дар он не решался. — Разве ты не собираешься завести ребенка сам?

— У меня уже есть сын, и после смерти жены других не будет.

— Ну, если тебе не жалко…

— Бери, пусть твой сын станет великим воином и обретет свою землю.

* * *

Никогда прежде в мире не случалось ничего подобного. Да, уходили калеки и неизлечимо больные, преступники и авантюристы, ученые и бездельники, уходили туристы, бизнесмены и просто любопытные. Уходили семьями и поодиночке, громко хлопнув дверями и тихонько, на цыпочках, навсегда и на денек-другой, расчетливо и безоглядно; уходили рекламные агентства, казино, риэлторские конторы, газеты, бюро путешествий, адвокатские дома и психоаналитические кабинеты. Уходили кто угодно и по-всякому.

Но впервые за всю историю Земли уходил целый народ.

Путь, которым ушли чероки, ничем не отличался от пути остальных, но старый Секвойя назвал его Тропой Слез. Лишь немногие поняли, что он имел в виду.

Чероки повезло больше, чем другим индейским народам Северной Америки. Несколько раз они были на грани уничтожения: белые люди истребляли их в бесчисленных войнах за территории, травили огненной водой и синтетическими наркотиками, заражали своими страшными болезнями. Но ни одно из этих преступлений не было доведено до конца. Пришельцы лишь забрали земли чероки, согнав их самих в оклахомские резервации, и на какое-то время удовлетворились этим.

В начале двадцать первого века правительство США в пароксизме политкорректности вернуло часть исконных земель прежним хозяевам и признало нацию чероки.

Но годы шли, власть окончательно перекочевала из рук политиков и военных к банкирам и корпорациям.

А земля дорожала.

Человечество отказалось от мысли колонизовать упрямый Марс и неуютную Венеру. Исследования дальнего космоса еще только начинались, и перспективы его заселения в обозримом будущем были туманны и призрачны. А здесь, под самым носом у задыхающегося в тесноте человечества, трудолюбивый народ разбил свои маленькие бобовые поля. Резервации в Оклахоме и старые земли в Южных Аппалачах и Джорджии стали предметом вожделения крупных корпораций.

Последовала череда «выгодных» предложений, которые нация чероки решительно отвергла. Вожди отдавали себе отчет в том, чем грозила индейцам потеря земель. Полная ассимиляция и потеря самобытности — вот что это означало. Чероки, прозванные некогда «самым цивилизованным индейским племенем», умудрялись балансировать на грани, заимствуя у белых соседей достижения современного общества и сохраняя основы своей культуры.

Но чем дальше, тем труднее становилось жить маленькому индейскому племени в большом мире белых людей.

В 2054-м мощное корпоративное лобби в сенате провело ряд законопроектов, ущемлявших права на землевладение коренных американцев. Репатриация в Южную и Северную Каролину была окрещена «незаконным захватом земель», и индейцам предложили убраться. Но чероки отказались покинуть «захваченные» территорий, чем спровоцировали ряд карательных операций, в ходе которых погибло несколько сотен мирных жителей. Общественный резонанс не остановил корпорации в их погоне за наживой — игра стоила свеч.

Попытки партизанского сопротивления лишь привели к новым трагедиям. Обвинения в терроризме качнули чашу весов общественного мнения не в пользу индейцев. Выступления популярных политиков по голо, серия кровавых репортажей из районов «сепаратистских бесчинств», несколько ярких страниц, вырванных из контекста прошлого, привели к тому, что чероки вновь стали для всего мира кровожадными дикарями и охотниками за скальпами.

И тогда Корпорация, самая крупная и могущественная из всех корпораций, предприняла неожиданный маневр. Затравленному, загнанному в тупик, ненавидимому всеми народу предложили выход…

* * *

Тексуме не стал заходить в Шатер. Все, что хотел увидеть, он увидел снаружи. Длинная череда соплеменников, в основном «младших», тянулась от края площади и исчезала за пологом Шатра.

Лица «младших» лучились восторгом, который Тексуме уже видел в глазах Маленькой Черепахи. Они радовались возможности получать даром то, что раньше нужно было зарабатывать тяжелым трудом и долгим ожиданием. «Старшие», оказавшиеся в очереди, прятали глаза — так избегает взгляда человек, обстоятельствами принужденный к неблаговидному поступку, стыдящийся его, но не имеющий сил поступить иначе.

Из Шатра вынырнул очередной счастливец, прижимая к груди коробку с эмблемой Корпорации. Содержимого коробки видно не было, но по мечтательной улыбке «младшего» можно было предположить, что на какое-то время «нужды» его удовлетворены. Проводив его взглядом, Тексуме отправился к дому Мирного вождя чероки.

Возле меняльного магазинчика Джека-Козленка его рукава коснулся чужой. Он был разряжен в яркие, неприятные глазу фиолетовые одежды дикого фасона, в руках лежал портативный алтарь без экрана, зато с маленькой сенсорной панелью и надписью «Понятые Йогве».

— Уверуй в Господа Всенасущного! Обрати к нему свои помыслы и душу свою. Отдай ему свой голос, — протараторил чужой и протянул Тексуме алтарчик.

Чероки уклонился, но не успел сделать и двух шагов, как его снова остановили. На этот раз вниманием индейца завладела женщина. В отличие от предыдущего субъекта, она была почти раздета: короткая юбочка из искусственных пальмовых листьев, массивные ракушечные бусы, едва прикрывающие грудь — вот и весь наряд. Кожа женщины была темно-коричневой, с едва заметной прозеленью, лицо щедро и безвкусно раскрашено косметикой.

— Великий вождь, не хочешь ли скрасить суровые будни войны искренним и незабываемым праздником любви? Десять эльманов.

Откуда ни возьмись, в руках у нее появился алтарчик.

— Ты проститутка?

— Я Дарительница Наслаждений, — она кокетливо приподняла бусы большими пальцами.

— Я не вождь.

— Но ведь у тебя есть десять эльманов?

Тексуме задумался. Действительно, сколько денег осталось у его народа? С одной стороны, Алтари прекратили выполнять заказы и требуют пополнения счетов. Но с другой — ведь он, и все племя, и деревня, и Лес вокруг, и горы, и Великая Равнина продолжают существовать. Стало быть…

Его размышления были прерваны появлением нового чужака. Выглядел он как мелкий юрист Корпорации, их Тексуме изредка видел в деревне — серийная внешность, дешевый одноразовый костюм, дешевая улыбка. Впрочем, сейчас агент не улыбался.

— Пошла, пошла отсюда! — набросился он на негритянку. — Налетели тут.

Дарительница Наслаждений улетучилась, не вступая в пререкания. Агент схватил Тексуме под руку и, глядя ему в глаза, неискренне улыбнулся.

— И кто только пропуска им выдает?

Несколько секунд он ожидал реакции собеседника. Не дождавшись, достал из-за пазухи плоскую флягу, заговорщицки тряхнул ею и протянул Тексуме.

— «Johnnie Walker», прекрасное виски. Сертифицированный генерик.

— Алкоголь? — уточнил разведчик.

— Не просто алкоголь — напиток победителей!

— Пронос алкоголя на территорию нации чероки запрещен договором.

Агент поскучнел, но не испугался. Он спрятал флягу в карман, сделал над собой едва заметное усилие и снова улыбнулся:

— Действие некоторых пунктов договора временно приостановлено. В том числе и запрет на алкоголь, наркотики, проституцию, — он кивнул в сторону негритянки, окручивающей неподалеку незадачливого «младшего», — а также религиозную агитацию, автоматическое оружие и рекламу.

Тексуме нахмурился, должно было произойти нечто экстраординарное, чтобы Корпорация отменила основные пункты договора. Впрочем, отсутствие денег на счетах — куда уж форс-мажорнее… — Почему приостановлено? — спросил он.

— Не знаю, — пожал плечами агент, — я не работаю на Корпорацию, у меня свободная лицензия.

— В таком случае, как ты попал сюда? Разрешение на посещение земель чероки имеют только служащие Корпорации и наши юристы.

— А, невелик фокус, — агент махнул рукой, — формально-то я служащий Корпорации, купил сегодня должность. Все официально, вот пропуск.

— Она тоже купила? — Тексуме оглянулся на негритянку.

— Только зря деньги потратила, тут ей ничего не светит. Платить вам нечем.

— Откуда знаешь?

— Да уж знаю, — агент прищурился. — Хочешь заработать? Деньги понадобятся тебе скоро.

Тексуме сделал вид, что заинтересовался. На душе стало совсем черно. Мир стоял на краю гибели, и времени на пустые разговоры не осталось, но чероки подавил желание избавиться от назойливого агента. Сначала нужно было узнать у этого проныры, что же все-таки произошло. Судя по всему, сообщить он мог немного, но выбирать не приходилось, полезной могла стать любая информация.

— И как я могу заработать — здесь? — он сделал ударение на последнем слове.

— Вот это уже серьезный разговор, — обрадовался агент. — Пара пустяков, тебе даже делать ничего не придется.

— А точнее?

— Аренда тела, — выпалил агент и заторопился, опережая возмущенный ответ, — не спеши отказываться, это очень выгодная сделка. Сдаешь свое тело на несколько месяцев какому-нибудь старичку-миллионеру ТАМ и обеспечен на годы ЗДЕСЬ.

Вот оно что!

— Я подумаю, — процедил Тексуме.

— Только не забудь, ты мне обещал, я первый, больше — никому. За плату не волнуйся, не обижу.

Тексуме уже не слышал его.

* * *

Эмиграция в виртуальность.

Первой реакцией было негодование. Чероки категорически отказались променять свои земли на иллюзорный мир виртуальности. Корпорация усилила нажим и одновременно пошла на ряд уступок. Чероки вновь отказались, но зерно сомнений было заронено. Внутри нации произошел раскол. Часть чероки, во главе с верховным Мирным вождем Кугалу, была за Уход. Другие, среди них и Тексуме, пытались найти другой выход. Ничего не получилось.

Итогом двухлетних переговоров стал договор. Согласно ему, нация чероки уступала свои земли Корпорации за оговоренную в отдельном пункте сумму и полностью отказывалась от любых претензий на них.

Взамен индейцы получили в свое распоряжение целый мир. Мир огромный, почти бесконечный, где они были единовластными хозяевами. Гениальная, скрупулезно-точная копия обеих Америк, сконструированная программистами Корпорации, до прибытия туда европейцев стала промежуточной станцией для душ чероки на пути в Страну Вечной Охоты.

Тела же, погруженные в долгий сон, находились в орбитальном стационаре, ожидая своего часа. Так и не убедив соплеменников отказаться от соблазнительного договора, Тексуме настоял на включении в него особого пункта. Ушедшие в виртуальность индейцы теряли гражданские права на Земле, но как нация получали приоритетное право на колонизацию вновь открытых, пригодных для жизни планет. Этот пункт стоил Корпорации нескольких миллиардов, но Тексуме и его приверженцы были непреклонны. Они надеялись когда-нибудь улететь с Земли, на которой им так и не нашлось места, в более гостеприимные миры.

Кроме того, и на этом также настоял Тексуме, Мир чероки был полностью изолирован. Никто, кроме официальных представителей Корпорации и юристов чероки, не мог попасть сюда.

Деньги, полученные нацией от этой сделки, выгодно вложили в акции и ценные бумаги. Капитал приносил прибыль, на которую содержался автономный орбитальный стационар с телами и виртуальный мир с душами чероки. Дополнительные заказы, пересылаемые через операционные программы — Алтари, оплачивались с тех же счетов.

Срок жизни виртуальной личности ограничивался лишь временем существования информационного носителя. Вечная жизнь была дарована эмигрантам. От истинного бессмертия ее отличала только возможность насильственной гибели. Зато продолжить себя в детях было не так просто. Пункт, в котором Корпорация не пошла ни на какие уступке, предусматривал неизменное число обитателей Мира чероки. Это было логично — миру бессмертных людей грозило быстрое перенаселение. Лишь смерть одного давала другому право на рождение. Если во время охоты или от несчастного случая погибал член племени, одна из семей могла завести ребенка. Рождение происходило на программном уровне, путем случайного смешивания генетической информации родителей. Так появились «младшие». В реальном же мире новая личность могла воплотиться только в теле своего предшественника.

В первые годы смертей и, как следствие, рождений было не много. Однако вскоре, с разрешения чероки и на схожих условиях, в новый Мир эмигрировали еще несколько индейских племен. Земли было много, а население оставалось неизменным, и чероки разрешили поправку к договору, позволяющую родственным племенам жить на вновь обретенной земле. Это было ошибкой.

Едва освоившись, соседи стали совершать набеги за скальпами, которые предъявляли Алтарям в качестве доказательства смерти врага и пропуска в Мир новой жизни. Грянула череда Войн-за-Детей. В конце концов соседи были усмирены, со времени последнего серьезного столкновения минуло больше тридцати лет. Единственное, что продолжало беспокоить первых хозяев земли — короткие вылазки одиночных «охотников за детьми».

Но войны сделали свое дело. За несколько десятилетий почти непрерывного кровопролития погибло большинство «старших». А «младшие»… Внешне они ничем не отличались от своих предков. В чем-то даже превосходили. Никогда не соприкасаясь с современным обществом и являясь, по сути, самообучающейся программой, они легко адаптировались к окружающей действительности. «Младшие» не мучались воспоминаниями и ностальгией, их чувства и надежды были примитивны, мечты не поднимались выше сиюминутных желаний, а поступки диктовались исключительно личными потребностями. Над нацией чероки нависла новая опасность — вырождение.

* * *

В доме Кугалу было людно. Сам Мирный вождь сидел в глубоком кожаном кресле. Тексуме с горечью отметил, что и он не избежал искушения Шатром. Маленький сутулый вождь почти тонул в пышных складках кресла и выглядел жалко. Рядом с креслом, опираясь на кедровую палку, стоял старый Секвойя. Лицо его было бесстрастным, но по едва заметно вздернутым бровям разведчик определил, что старейшина не на шутку встревожен. Военный вождь Чикосу, в полном боевом наряде, с красками войны на лице и Пером Власти за ухом, заметно пошатываясь, расхаживал по комнате. Он был пьян. Остальные «старшие», а среди них и вожди соседних деревень, расположились на скамьях вдоль стен. Вид у гостей был унылый.

Возле крохотного жертвенника на корточках сидел сын Тексуме — шаман Агуакуири. Он то и дело запускал руку в один из многочисленных поясных мешочков и бросал в огонь ароматные травы.

Кроме чероки в комнате находились двое чужаков. Один из пришельцев был почти точной копией «серийного агента», предлагавшего Тексуме аренду тела. Он держал в руках ярлычок файла с документами и в тандеме играл явно вспомогательную роль. На лице агента, казалось, навсегда застыла суетливая лживая улыбка. Его шеф, сидящий на крохотном складном стульчике посередине комнаты, напротив, был хладнокровно серьезен. Во внешности пришельца угадывались индейские черты, и разведчик понял, что ее проектировали специально для этой миссии.

Когда Тексуме вошел в дом, говорил Шеф, но о чем шла речь, разведчик понять не успел. При виде его чужак остановился. Однако замешательство длилось недолго. Открыто и уверенно глядя в глаза, Шеф сказал:

— А вот великий Тексуме! Добро пожаловать.

В том, как он произнес приставку «великий», чувствовалась едва заметная издевка, как еще недавно в тоне темнокожей проститутки. На мгновение Тексуме почувствовал себя гостем в этом доме, где уже не один десяток лет сидел в Совете «старших». Быстро справившись с собой, он придал лицу нарочито надменное выражение и поклонился присутствующим.

Гости с приходом Тексуме приободрились. Вождь Чикосу прекратил бесцельное хождение и приветственно кивнул. Встретившись с ним глазами, Тексуме понял, что ошибался — Чикосу лишь изображал пьяного. Кугалу и Секвойя переглянулись, и разведчик увидел, как напряжение покидает Мирного вождя: сутулая фигурка заворочалась в кресле, плечи расслабились, по изборожденному морщинами лицу скользнула улыбка облегчения. «Они надеются только на меня, на Тексуме Бешеного, Тексуме Несогласного», — с горечью и усталостью подумал Тексуме.

Лишь шаман Агу не повернулся к вошедшему, продолжая свое колдовское действо, но разведчик знал и без того — сын рад его приходу не меньше других.

Первое, что необходимо было сделать после приветствия — сдать алтарчик вождю. Но какому — Мирному или Военному? Тексуме колебался недолго: у кого Перо Власти — тот правит племенем. Чикосу принял одну из главных ценностей нации чероки небрежно и равнодушно, как бесполезную игрушку.

— Тебя звали, почему ты не отвечал, старейшина? — спросил он.

— Я почти не включаю Алтарь, ты знаешь.

— Тогда зачем ты его берешь?

— На всякий случай.

— Вот он, твой всякий случай, — закричал Чикосу, бесцеремонно тыча пальцем в чужаков.

— И вот он я, — невозмутимо ответил Тексуме. Чикосу успокоился так же внезапно, как и вспылил.

— Алтари больше ничего не дают, — сказал он будничным тоном.

— Я знаю.

— А ты знаешь, почему?

— У нас кончились деньги.

— Да, они кончились! Вот он… — Чикосу перевел тяжелый взгляд на Кугалу, — он говорил, что они никогда не кончатся, а теперь пришла Корпорация и сообщает, что наших денег больше нет.

— Не я ли говорил тебе, вождь, — Тексуме сделал акцент на последнем слове, — что бледнолицым нельзя было верить, когда ты поддерживал Эмиграцию?

Шеф деликатно кашлянул и сказал, обращаясь как бы ко всем, но глядя на Тексуме:

— Содержание стационара с вашими телами обходится очень дорого. Не говоря уже обо всем этом, — он сделал широкий жест.

— Еще не так давно наши счета были полны, — возразил Тексуме. — Что же произошло?

Гости и старейшины напряглись.

— Как раз об этом я и говорил вашим соплеменникам, когда вы пришли.

— Говори же сейчас. Мне.

— Все дело в экономике. Если бы вы не стремились к изоляции, то, возможно, события последних лет не стали бы для вас таким уж открытием. А между тем и ваш Уход способствовал тому, что. произошло. Чероки доказали человечеству, что в виртуальности можно не только путешествовать, отдыхать, развлекаться и играть, но и полноценно существовать целому народу. И люди потянулись туда. Вы знаете, что девять десятых населения Земли большую часть времени проводят в виртуальности? Там они живут, воспитываются, мужают, знакомятся, заводят семьи, ходят друг к другу в гости. Но главное — они там работают. Некоторые не вылезают в Большой мир годами, даже заботу о теле оплачивая эльманами. Улицы городов пусты, многие дома брошены, разоряются целые отрасли — например, сельское хозяйство, автомобилестроение, туризм, реклама. Людям это больше не нужно. Мировая экономика в кризисе. Богатеют только компьютерные и хостинговые компании да стационары для содержания тел.

— При чем здесь мы? — спросил Тексуме, уже зная ответ.

— Ваши сбережения сгорели, вы — банкроты, — почти весело ответил Шеф. Не глядя, он протянул руку и взял распахнутый помощником ярлычок. — Вот ваш баланс. Средств нации чероки хватит на шестимесячное обслуживание стационара или пятилетнее существование Мира. Конечно, если тратить их и на то, и на другое — сроки значительно сокращаются. Что уж говорить о дополнительных заказах. С остальными племенами то же самое.

В комнате стадо тихо. Было слышно, как летает муха под потолком. Крупная бурая муха, так похожая на живую. Муха, написанная программистами, поселенная в Мир за деньги чероки и каждой секундой своего иллюзорного существования пожирающая жалкие остатки этих денег.

— Почему вы не предупредили раньше?

— До недавнего времени ситуация с вашими вкладами была относительно стабильна. Обвал произошел так стремительно, что мы не успели и оглянуться. Тем не менее наши специалисты разработали комплексную программу по выводу нации чероки из кризиса.

Он щелкнул пальцами, и помощник ловко развернул новый ярлычок.

— Первым делом мы взяли на себя смелость установить Шатер. В качестве гуманитарной акции. Он будет функционировать, пока ситуация не стабилизируется. Выход же из кризиса мы видим в предоставлении чероки возможности заработать.

— Как вы это себе представляете? — встрял Чикосу. — Продавать шкуры виртуальных лис и енотов?

— У виртуальных зверей нет тела в реальном мире, — ответил Шеф.

— На что ты намекаешь? — впервые нарушил молчание Секвойя. Тексуме тоже понял, к чему клонит чужак. Встреча с агентом в деревне подготовила его.

— Ваши тела болтаются в космосе без всякой пользы, — начал Шеф, не обращая внимания на поднявшийся неодобрительный гул голосов, — а между тем на Земле еще осталось достаточно богатых людей, чьи преклонные годы не позволяют вести прежний активный образ жизни. Соблазны виртуального существования их не прельщают, зато они готовы платить за аренду здоровых, молодых тел. Корпорация намерена выступить посредником в этих сделках, а также гарантом их честности.

Прежде чем Шеф смог продолжить, встал Агу.

— Я самый молодой из ныне живущих «старших», моему телу, оставшемуся в Большом мире, всего тринадцать лет, В него вы тоже поселите богатого старичка?

Впервые агент смешался по-настоящему. Ему трудно было поверить, что этот крупный индеец средних лет физически остается мальчишкой. «Старшие» обычно сохраняли ту внешность, с какой они пришли в Мир.

— Мы ведь не настаиваем, — зачастил он, — выбор за вами, мы лишь стараемся помочь.

— И подзаработать.

— В первую очередь заработаете вы, — агент ступил на привычную для него почву финансов, — мы возьмем лишь небольшую комиссию. Кроме того, остаются еще «младшие» — они вообще никогда не были вне этого Мира, и терять им нечего.

— Есть! — громко сказал Тексуме. — Есть, что терять! Мою жену убили сиу. Кто-то из их «младших» сейчас владеет ее телом. Я не знаю, во что вы превратите его, какими болезнями заразите, каким увечьям подвергнете во время этой своей аренды? Я не позволю надругаться над нашими телами и телами наших умерших!

— Аренда тел позволила бы вам продлить жизнь… Но это не единственный путь. Вы можете сдать в аренду и свое пространство — Мир чероки.

— Все повторяется! — громко изрек Секвойя. — Белые люди опять пришли, чтобы за бесценок скупить наши земли! Шеф скривился, как от оскомины.

— Речь идет не о продаже, а о долгосрочной аренде. Корпорации нужны виртуальные площади. Вам нужны деньги. Так давайте же протянем друг другу руки, — патетически закончил он.

Вновь зашумели гости на скамьях, некоторые даже вскочили — идея сдать землю бледнолицым многим пришлась по душе. Земли было много.

Тексуме напряженно думал, что-то в словах агента было не так. Он чувствовал фальшь. Наконец его осенило.

— Зачем вам наша земля? — спросил он. — Постройте Мир по своему вкусу, ведь налог на виртуальные площади до смешного мал.

По тому, как агент смутился, Тексуме понял, что попал в точку.

— Все опять упирается в экономику, — неохотно пояснил чужак. — С недавних пор налог на виртуальные объемы увеличен в несколько раз. С целью выравнивания баланса между вложениями в виртуальные и реальные программы и возвращения финансовых потоков в Большой мир.

— И наш Мир заинтересовал вас, как суверенный, не облагаемый налогом?

Шеф развел руками.

— А если мы не примем ваши предложения? — спросил Тексуме.

— Тогда вы погибнете.

— Мы улетим.

Собравшиеся притихли. Последнее время никто не вспоминал о такой возможности покинуть этот уютный Мир. «Старшие» быстро прижились, поверив в реальность и бесконечность такого существования, «младшие» вообще не знали иной жизни. Лететь к далеким недружелюбным звездам, осваивать дикие чужие миры — зачем, когда все, что тебе нужно, есть здесь? В комнате повисло неодобрительное молчание.

Тексуме горько пожалел о своем скоропалительном заявлении. Необходимо было переждать, подготовиться самому и подготовить других к этому решению. Он бросил взгляд на Агу. Тот стоял, потупив взор и не решаясь говорить. А слов ждали именно от него. Именно он, шаман Агуакуири, много десятилетий назад по настоянию отца заочно окончил университет по специальности планетология. Он общался с NASA от имени чероки, он раз в полугодие получал отчеты по вновь открытым планетам, но еще ни разу нации не было предложено сколько-нибудь приличной альтернативы нынешней обители. Кислородные миры оказались большой редкостью во Вселенной, а те, что попадались исследователям до последнего времени, были непригодны для колонизации.

Молчание вновь нарушил Шеф.

— Что касается космических исследований, тут я должен вас разочаровать они тоже сворачиваются.

— Почему? — встрепенулся Агу.

— Все потому же — отсутствие финансирования. Космос больше не интересует человечество. Данные по последним открытым звездным системам мы вам с удовольствием предоставим, а дальше…

Он не закончил фразу и, выхватив очередной ярлычок из рук помощника, отдал его шаману.

— Нам нужно время, чтобы все обдумать, — сказал Чикосу.

— Сколько времени?

— Три дня.

* * *

Но трех дней им не дали, назавтра, в канун праздника Зеленой Кукурузы, в деревню чероки пришла война. Ночью небольшой объединенный отряд сиу и шайенов вошел в спящую деревню, и началась бойня. Нападающие действовали аккуратно, и три первых дома были вырезаны почти бесшумно. Подвела врагов жадность. Убив очередную жертву, они тотчас же принимались скальпировать ее, опасаясь, что после расправы добычей завладеет более расторопный соперник.

В дом Маленькой Черепахи ворвались двое — шайен и сиу. Дочь Куницы вскинулась на кровати, но, не успев даже испугаться, повалилась на подушку с пробитой головой. Маленькая Черепаха скатился на пол — он был лучшим охотником из «младших», а реакцией и чутьем превосходил даже некоторых «старших». Сиу, убивший Дочь Куницы, достал нож и склонился над трупом. Судьба живого не интересовала убийцу — его он оставил заботам напарника. Шайен, крадучись, обходил кровать, когда в руках Маленькой Черепахи взревела пила. Враг отпрянул, и тогда Маленькая Черепаха вонзил рокочущий агрегат в грудь сиу, слишком увлеченного своим занятием, чтобы вовремя оценить опасность. Убийца упал на грудь жертвы, так и не завершив своего кровавого труда. Шайен не стал ожидать, пока его постигнет участь напарника, и выскочил в распахнутую дверь. Маленькая Черепаха бросил неудобную тяжелую пилу, схватил боевой топор и с прытью, так не подходящей к его имени, бросился следом — голый и лютый, готовый убивать дальше. Деревня просыпалась в крови.

Дом Тексуме располагался в противоположном конце деревни, у самой реки, но чуткое ухо разведчика уловило первый же далекий крик. Он быстро зарядил карабин последними патронами и кинулся к месту резни. Впрочем, то была уже не резня. Чероки высыпали из домов с оружием в руках. Раздались первые выстрелы — почти у всех «старших» имелись карабины.

В центре поселка, у самого Шатра, Тексуме увидел Чикосу. Его оскаленное лицо в боевой раскраске, которую он не смывал даже ночью, казалось еще свирепее в отблесках зарождающегося пожара. В руках он держал невесть откуда взявшуюся автоматическую винтовку, из которой поливал нападающих короткими, хлесткими очередями. В правом плече Военного вождя болталась вонзившаяся на излете стрела.

Чуть поодаль Тексуме заметил сына. Шаман как раз вынимал длинный кривой нож из брюха незадачливого врага. Визжа, метались по площади женщины, охотники с озверевшими лицами бросались грудью друг на друга, кровь покрывала тела, и уже было не разобрать, кто есть кто.

Тексуме вскинул карабин, выбирая первую жертву. Всего в десяти метрах от него рослый, плечистый сиу занес топор над кем-то из «младших» чероки. Тексуме выстрелил, почти не целясь, и враг рухнул как подкошенный. Следующими двумя выстрелами разведчик убил шайена, преследовавшего «младшую» жену Кугалу.

И тут на него налетели. Сразу трое врагов кинулись с разных сторон, стремясь покончить с метким стрелком. Первого нападающего

Тексуме встретил выстрелом в упор, а затем, отбросив бесполезное в ближнем бою оружие, выхватил томагавк.

Он убивал хладнокровно и без лишней жестокости, не позволяя ярости овладеть собой. Противники — нерасторопные «младшие» — падали, не успев сообразить, как вышло, что они, такие хитрые, ловкие и отважные, умирают от руки этого спокойного, грустного чероки.

А далеко-далеко, в другом мире, на терминалах перед криокамерами загорались огоньки: «Тело свободно». Все новые и новые. «Тело свободно», «Тело свободно», «Тело свободно»… Множество веселых огоньков.

* * *

Утром считали потери и держали Совет. Атака соседей стоила племени тридцати жизней, причем больше половины найденных тел оказалось скальпированными. Враги потеряли не меньше воинов, но это не умаляло горечи потерь. Чикосу собирался отвести душу на пленном сиу.

Чероки, хмурые и подавленные, собирали трофеи, когда в деревню опять пришел агент Корпорации.

— Свободные индейцы племени чероки, — воззвал он, стоя у Шатра. — Я пришел к вам в этот грустный день, чтобы подарить надежду. Вы славно сражались и победили. А теперь вы пожнете плоды вашей отваги. Несите сюда скальпы своих врагов и получите взамен Право на Жизнь. Один скальп приравнивается к пяти годам жизни.

Тексуме и Агу сидели на крыше дома шамана и курили трубку, набитую табаком из раскрошенной сигареты. Агу только что вернулся с Совета. Тексуме на Совет не ходил.

— Вот и все, — сказал Тексуме сыну, потерявшему этой кровавой ночью жену. — Теперь они заставят нас воевать друг с другом, пока на этой земле не останется ни одного индейца.

Не поворачиваясь к отцу, глядя на агента, Агу сказал:

— Один останется точно, за этим они проследят. Пока хоть один из нас живет здесь, эта земля суверенна.

— Что говорили на Совете?

— Чикосу допросил пленного. Три дня назад агенты Корпорации вели ту же работу среди сиу и шайенов. А на прошлой неделе из Великой Степи приходили черноногие охотники на бизонов и вырезали целую деревню сиу. Ирокезы дерутся между собой и с дакотами.

— Что еще рассказал пленник?

— Некоторые «младшие» продали свои тела Корпорации.

— Совсем?

— С потрохами.

— Что их заставило сделать это?

— Страх. Агенты трубят на всех углах, что наше время на исходе. А в обмен на тело гарантируют жизнь.

— Где?

— Тут. Или в других виртуальностях. Главное — жизнь. Обещают трудоустроить, позволить зарабатывать, сулят экскурсии и отпуска в реальное пространство…

Он помолчал, потом закончил:

— Многие наши «младшие» тоже согласятся.

Мимо дома прошел Маленькая Черепаха. На шее у него перемигивались огоньками бусы. Новые кроссовки были Черными от засохшей крови. В руках он держал несколько скальпов. Тексуме узнал волосы Дочери Куницы и убитого им возле деревни сиу. Маленькая Черепаха спешил к агенту.

— О чем еще говорили на Совете?

— Решили отдать чужакам часть земель.

Тексуме покачал головой, но ничего не ответил. Агу постучал трубкой, выбивая пепел. Потом достал пачку сигарет, вынул одну. Задумался ненадолго, махнул рукой и закурил.

— Я посмотрел последний отчет NASA, — сказал он, глядя на виртуального орла, парящего высоко в искусственном небе.

Тексуме не отрывал взгляда от Шатра, к которому стекались «младшие» с добычей. Казалось, слова сына его не интересовали. Но Агу продолжил:

— Есть две планеты с атмосферой, близкой к земной. В двух системах, где и звезды земного класса. Планеты условно подходят для колонизации.

— Условно? — Тексуме усмехнулся. Еще ни разу за восемьдесят лет Эмиграции им не попалась пригодная для жизни планета.

— Первая — в шестнадцати годах лета ковчега. Звезда класса G. Содержание кислорода в атмосфере семнадцать процентов. Дышать можно. Есть вода. Суточные колебания температуры — двадцать пять градусов. Многовато, но терпимо. Флора, фауна — близкие к земным. Будет хорошая охота.

— Что же с ней не так?

— Сила тяжести почти в два раза больше земной. Мы едва будем там ползать.

— Отличная планетка, — не удержал сарказма Тексуме. — Что со второй?

— До второй лететь двадцать семь лет. Звезда класса F. Сила тяжести — почти как на Земле, даже чуть меньше. Есть вода, есть кислород, примитивная жизнь. Но период вращения вокруг своей оси равен периоду обращения вокруг звезды.

— Я не понимаю.

— Она все время повернута к светилу одной и той же стороной.

— Значит, на одном полушарии всегда день, а на другом — ночь?

— Не только. С одной стороны — ледяная пустыня, а с другой — раскаленное пекло.

Тексуме посмотрел на сына.

— Значит, там тоже невозможно жить.

— Не совсем, — задумчиво протянул Агу, выпуская дым в небо. — В районе экватора есть узкая, километров в семьдесят, полоса с относительно комфортной температурой.

— Семьдесят километров… — Тексуме задумался.

В это время агент у Шатра приостановил прием трофеев и пристально посмотрел на них. Агу развеселило такое неожиданное внимание, и он, выбросив сигарету, заулюлюкал, похлопывая ладонью по рту. Отец удивленно взглянул на него.

— Могу поклясться, он даже не представляет, о чем разговаривают на крыше два краснокожих дикаря, — сквозь смех сказал Агу.

— Могу поклясться, что догадывается. Не надо считать бледнолицых дураками.

Они еще помолчали. А потом Тексуме спросил:

— Скажи мне, шаман Агуакуири, ты молишься Богам?

— Молюсь, старейшина. И каждый день приношу им жертвы.

— А старый шаман, он — молился? Агу долго молчал, прежде чем ответить.

— Старый шаман не слышал Богов. Здесь. Потому он и умер.

— А ты их слышишь? Агу не ответил.

* * *

Тексуме объявил об Исходе в тот же день. Почти не колеблясь, он связался через Алтарь со всеми деревнями чероки и с другими племенами. Всем, кто пожелает присоединиться к нему, он дал на раздумье десять дней.

Деревня тем временем жила новой жизнью. Еще дважды чероки пришлось отбивать атаки охотников за скальпами, каждый раз — большой кровью. На пятый день отряд «младших», под предводительством Маленькой Черепахи, сам отправился с набегом к соседям. Они были вооружены новенькими автоматами и дымовыми шашками, а у Маленькой Черепахи — Тексуме видел это своими глазами — на поясе висели две гранаты. «Младшие» быстро осваивались в мире белых людей. Ни Чикосу, ни Кугалу, ни сам Тексуме не могли помешать этому.

Отряд вернулся через два дня наполовину поредевший, но с хорошей добычей. Маленькая Черепаха приобрел большой вес среди «младших», и даже «старшие» старались не перечить ему.

Агенты были счастливы. Они охотно выменивали скальпы на миниатюрные жетончики, быстро получившие название Карточек Жизни. Вскоре выяснилось, что карточки эти не персональные и могут легко кочевать из рук в руки. В деревне случилось первое за многие десятки лет убийство. Удачливого охотника за скальпами Молодого Волка нашли в собственном доме с проломленным черепом. Вампума, на который он цеплял свои карточки, при нем не было.

Чикосу пытался организовать «копилку» племени, куда предлагал складывать добытые Карточки. Затея провалилась — никто не хотел делиться своей жизнью с другими.

Этим беды не исчерпывались. Был аннулирован пункт договора, запрещавший посторонним находиться на территории нации, и кто-то из пришельцев принес ранее не известный опасный вирус. Программисты Корпорации быстро справились с новой напастью, но племя успело потерять нескольких человек.

Стремительно множилось число «рабов». Ими стали индейцы, продавшие свои тела Корпорации в обмен на гарантированную жизнь в виртуальности.

Не желая видеть все это и не имея возможности помешать, Тексуме разбил лагерь «уходящих» за пределами деревни. Постепенно сюда стекались индейцы нации чероки и охотники из соседних племен. В основном это были «старшие». В первые же дни к Тексуме присоединились несколько десятков сиу, среди которых оказались и двое одноухих. Тексуме встретил их хмуро, но разрешил поселиться в лагере. Количество «уходящих» возрастало.

Тем временем по обе стороны от лагеря стремительно росли строения бледнолицых. Сначала это были лишь контуры, бледные полупрозрачные схемы, но с каждым днем постройки становились все объемнее и плотнее, обретали краски, обзаводились вывесками и населились людьми. Чужаки, занятые освоением нового пространства, почти не обращали внимания на индейцев. Они очень быстро привыкли к соседству краснокожих и лишь недовольно хмурились, когда приходилось считаться с их интересами. Темпы вторжения пугали.

К десятому дню население лагеря перевалило за тысячу и превысило количество жителей деревни. Тексуме понимал, что многие из желавших уйти не успели добраться сюда за такой малый срок, но ждать больше он не хотел. Опоздавшие могли выйти в Большой мир через любой Алтарь.

В день, когда рядом с лагерем открылся тематический парк «Индейский рай», Тексуме повел свой народ по Тропе Слез. Один за другим индейцы исчезали в портале, покидая Мир, так и не ставший им новой родиной. Никто не провожал уходящих: чужаки суетливо обживались, «младшие» учились существовать при новых хозяевах Мира. Тексуме вошел в портал последним, пропустив вперед Агу и решившегося наконец Чикосу, С первой группой туристов они разминулись всего на два часа.

* * *

До отлета ковчега оставалось несколько часов. Три дня назад он пришвартовался к стационару и теперь опоздавшие, едва выйдя из криокамер, попадали прямо на корабль, где им предстояло вновь погрузиться в долгий сон. К услугам будущих колонистов был маленький корабельный виртуальный мирок, в котором их сознания могли существовать в течение долгого перелета, но большинство «ушедших» предпочли холодный сон.

Каждого из прибывавших Тексуме с Агу встречали лично, предоставив Чикосу заниматься подготовкой полета. Всего на ковчег, вмещавший десять тысяч колонистов, поднялись полторы тысячи индейцев. Последних пришедших Тексуме проводил к шлюзу только что.

Теперь они с Агу шли по длинному проходу. В свои девяносто три года шаман выглядел ребенком — тело его было телом тринадцатилетнего мальчишки. С обеих сторон высились стеллажи с криосаркофагами. Под стеклянными куполами лежали люди, тысячи людей с угловатыми индейскими лицами, с низкими бровями, орлиными носами, высокими скулами и широкими подбородками. Этим людям уже не суждено было проснуться. Многие из них давно умерли, уступив эстафету жизни преемникам своего тела, а кто-то отказался от жизни добровольно. Тексуме прощался с ними, не говоря ни слова.

Они остановились возле одного из саркофагов. Лицо лежавшего там индейца показалось Тексуме знакомым. Он знал когда-то этого человека, но сейчас никак не мог вспомнить его имени и обстоятельств знакомства. На панели горела надпись «Тело свободно».

Минута проходила за минутой, а Тексуме все не уходил. Агу уже хотел окликнуть его, но в это время неподалеку послышались голоса. По проходу в их сторону двигался агент и катил перед собой инвалидное кресло с очень старым, высушенным годами человеком. Агент остановился метрах в десяти от индейцев и нажал кнопку на панели ближайшего саркофага. Криокамера медленно приняла вертикальное положение, позволив старичку в кресле разглядеть тело.

— Как вам? — спросил агент.

— Это гораздо лучше, — Ответил старичок.

— Примерите?

— Да, запишите.

Агент — достал электронный блокнотик и записал номер саркофага.

— Посмотрим еще, сэр?

— Хватит. Давай-ка выберем тело для моей старушки.

— Охотно вам помогу, сэр.

Они двинулись по проходу. Агент весело насвистывал, предвкушая удачную сделку. Проходя мимо Тексуме и Агу, он приветливо кивнул им:

— Как вам тела?

Чероки переглянулись. Их замешательство агент понял по-своему.

— Ничего, еще обвыкнетесь. А если не понравятся — приходите, обменяем. Гарантийный срок — год.

Он покатил кресло дальше по проходу.

— Он нас принял за?.. — начал Агу.

— Да.

Тексуме положил руку на плечо Агу, в который раз чувствуя неловкость от того, что старый, мудрый человек, каким был его сын, выглядит теперь маленьким мальчиком.

— Отправляйся на ковчег, шаман, я скоро приду.

* * *

Агу долго ждал отца у шлюза. Наконец Тексуме появился. Он толкал перед собой низкую тележку с саркофагом. На панели Агу увидел уже знакомую надпись: «Тело свободно».

— Агуакуири, ты помнишь свою мать?


Содержание:
 0  вы читаете: Дорога, на которой мы плакали : Максим Дубровин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap