Фантастика : Социальная фантастика : Глава первая : Вадим Еловенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26

вы читаете книгу




Глава первая

1.

В рабочем зале Лаборатории звучала еле слышная классическая музыка и резкие удары мелом о доску.

Штейн, уверенными движениями, поглядывая на тетрадь в своей руке, выписывал длинные формулы пока что, обходясь без заполнения переменных цифрами или данными. Он писал до тех пор, пока вся доска не оказалась заполненной этими мало кому понятными формулами и знаками. Когда он уперся в края доски в самом низу, словно боясь упустить мысль, старик продолжил писать, загибая и загибая формулу наверх. Только когда он уже залез на предыдущие свои записи, то с удрученным вздохом остановился и сказал:

— Фидан, продиктуй мне, пожалуйста, на чем я тут остановился. А я туда переберусь.

Мужчина сидевший за длинным столом перед экраном монитора без промедления поднялся и подошел к доске. Штейн зачем-то отдал ему мел, а сам, вытирая руки о влажную тряпку, перешел к доске на противоположной стене. Светлая из специального пластика панель не позволяла писать на ней мелом и, взяв в плохо оттертые руки большой черный маркер, Штейн попросил:

— Диктуй, дорогой.

Фидан присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть неразборчивый подчерк своего старшего товарища и стал диктовать. Он читал и читал, пока его внимание не привлекла странная деталь уравнения:

— Штейн, почему тут у тебя три четверти круга? Почему не два пи. Не ошибка разве?

Не отвлекаясь от написания, Штейн ответил:

— Нет, дорогой, все правильно. До полного цикла еще дожить надо. А мне надо знать кто и где он сейчас. Я думаю, он еще молод. Думаю, что он только через двадцать — двадцать пять лет получит все, что ему намечено. И мне нужно знать сейчас, где он и что с ним.

Фидан покачав головой, продолжил зачитывать, с трудом разбираясь в подчерке Штейна. Закончив, он вернулся за компьютер, на экране которого «японскими свечами» был обозначен какой-то график. А старик, уже не отвлекаясь, продолжил расписывать только ему ведомые формулы, то упрощая их, то снова усложняя, заменяя участки выражения разложениями из тетради. Он снова обратился к озадаченному графиком мужчине только когда исписал половину доски. Отойдя на шаг, и словно художник осматривая записи, он попросил:

— Фидан, итоговую по мятежу принеси из моей комнаты. На столе синяя тетрадь.

Привыкнув помогать старику, мужчина безропотно поднялся и ушел из большого зала. Вскоре он вернулся, неся в руках толстую похожую на гроссбух синюю тетрадь и передал ее Штейну. Но не вернулся за компьютер к порученному ему стариком заданию, а остался стоять за спиной Штейна и рассматривать доску. Пока Штейн листал тетрадь, забавно слюнявя палец, Фидан, все больше и больше сомневаясь, считывал надписи.

— Штейн, нижняя группа тупиковая. Там стремление к бесконечности выходит.

Отвлекаясь, Штейн, прищурившись посмотрел на доску и сказал:

— Да. Но это не тупик, это новая граница тренда. Восхождение к бесконечности. Но я сейчас всю группу распишу, и тогда уже будем смотреть. Пока судить рано.

Фидан вернулся за компьютер и, запустив еще несколько приложений, стал копировать данные с графика в окна новых программ и по окончании задал обработку. Компьютер сурово затарахтел своими обращениями к «жесткому диску» и, не ожидая быстрого результата, Фидан включил электрический чайник стоящий там же на столе. Когда вода закипела, мужчина налил себе кофе, а старику чай, даже не спрашивая, того будет он или нет. Вскрыл новую плитку шоколада и, разломив ее пополам, стал поедать свою половинку, запивая ее кофе. Старика он не отвлекал. Закончит формулу сам подойдет и возьмет налитый чай.

Но старик и не думал отвлекаться или заканчивать. Исписав доску, он, взяв мел, перебрался на темный паркетный пол. Фидан этому порыву старика нисколько не удивился. Когда заполнены все четыре доски, а ничего еще не переписано или хотя бы сфотографировано выбора не оставалось. Да и не впервой старик завершал свою писанину на полу.

Компьютер характерно стал работать тише и Фидан, отставив кружку в сторону, посмотрел на экран. Там его ожидало изображение пространственной фигуры выведенной множеством пересекающихся линий.

Крякнув от недовольства, Фидан негромко, словно боясь отвлечь старика, сказал:

— Не, это не шар.

Прекрасно расслышав Фидана, Штейн сказал уверенно:

— Проверяй данные. Проверяй остальное. Если не сфера значит ошибка.

Фидан и сам знал, что в итоге должна была получиться сфера. Только сферой можно было проверить результат. Любой прогноз так проверялся. От сферы прошлого до сферы будущего. И там и там должна быть событийная «сфера». Но он уже с самого утра не мог добиться корректного «отзыва».

Поглядев ненавидящим взглядом на монитор, Фидан вдруг успокоился, словно досчитав в уме до десяти и «закрыл», не сохранив результативную фигуру. Терпеливо вернулся к графику из «свечей» и, проверяя по тетради перед ним, каждую цифру из полутысячи отображенных на экране, лишь внимательней вслушался в играющего Вагнера.

— Ну, как под Вагнера работать можно? — спросил он не выдержав, но, не отвлекаясь от своего дела.

— А мне помогает. — Отозвался с пола старик. Чувствуя, что его помощник, потративший целое утро на второстепенную задачу уже на пределе, Штейн сказал смилостивившись: — Фидан, остановись. Завтра я сам проверю цифры. Мы могли ошибиться в переменной по вмешательству. Данные у нас только те, что нам соизволили предоставить. Я проверю их отдельно распишу, вычленю и тогда снова будем строить сферу. А пока посмотри, что у меня получилось.

Штейн поднялся и приглашающим жестом позвал Фидана к себе. Мужчина, осторожно переступая через записи, прошел к старику, замершему над вполне красивым итоговым уравнением. Разобрав, что к чему Фидан только головой покачал:

— Надо вводить данные переменных. Проще уже не сделать. Или ты собрался группу переменных вычислить?

— Зачем мне группа? — насмешливо спросил старик. — Мне нужен только один из них. Садись за компьютер я продиктую. Посмотрим, что за плоскость здесь получается.

Фидан так же осторожно перебрался по исписанному паркету обратно на свое место и довольно быстро ввел продиктованную стариком формулу. Подставив данные и задав обработку, он напомнил старику:

— Я тебе чай налил.

Поблагодарив, старик не жалея формул прошелся к столу и, оглядывая свои записи вокруг, взял чашку в руки и сделал осторожный глоток уже совсем остывшего чая. Он удовлетворенно оглядел все записи и даже те, что сделал на полу, и когда Фидан сообщил ему результат, только согласно покивал.

— Ошибка. Штейн, ты ошибся.

— Нет. — Уверенно сказал старик. — Я не ошибся. Просто, Фидан, деление на ноль неопределенно. И программа встала в тупик. Тенденция у группы переменных… Надо выяснить кто именно у них при действии друг на друга такой неопределенный и стремящийся к точке. И мы найдем нашего красавца…

Фидан откусил от своего куска шоколадки запил его кофе и спросил:

— Я закурю?

— Кури, дорогой. — Согласно кивнул Штейн и когда почувствовал запах дыма, попросил: -

Подставь вместо ка девятнадцать его формулу. И вместо ка двадцать два. Посмотри, что выйдет при упрощении их.

Пока Фидан возился с компьютером старик с чашкой в руках отошел к своему итоговому выражению и всмотрелся в него, словно пытался за всеми этими переменными увидеть людей. Тех самых, которые не давали сфере будущего, собраться и из-за которых она представлялась растянутой от бесконечности к бесконечности трубой. Ошибки не было. Был просто деструктивный элемент, в уравнении стремящийся к нулю в одном варианте и к бесконечности в предыдущем. И его-то и хотел найти Штейн среди знаменателя гигантского окончательного выражения.

— Ну что? — нетерпеливо спросил старик.

— Таки да. — Отозвался с улыбкой Фидан. — Двадцатый забивает все. Зато если и его расписать он с этими двумя в противовес входит. Ноль на выходе.

Удовлетворенно кивая, Штейн попросил:

— На текущей сфере найди его мне.

Через некоторое время Фидан воскликнул, глядя в экран:

— Ого. Да вы батенька извращенец… четыре сотни переменных, с которыми он входит во взаимосвязь. Как ты его искать будешь?

— Задай поиск. Никого из этих переменных мы не «работали»? Похожести, совпадения?

Отрицательно качая головой, Фидан даже ничего не сказал. И так все было понятно.

— Ну, давай тогда перебирать эти четыреста переменных и искать уже с кем они может из обработанных пересекались. — Сказал Штейн, заранее чувствуя тоску от глупой и почти бесполезной работы. — Сфотографируй пока все это… мне снова понадобятся все доски.

Через девять часов довольно тяжелого труда, когда у Фидана как ему самому казалось, стал чугунным мозг, а глаза старика откровенно слезились от напряжения, они прервали работу. Сидя на кухне второго этажа рядом с серверной, старик утешал подчиненного:

— Ничего страшного, Фидан. Штейн найдет его. Штейн и не таких находил. С теми другими сложнее было. Когда я впервые на них наткнулся, они так событийную сферу искривили… что не заметить было сложно. А вычислить не удавалось, они в контакт не вступали с переменными. Они переменные превращали в свои руки. Потому-то я с ними провозился полгода. А тот, кого мы ищем не их собачка. Значит контактов у него навалом.

Саркастически улыбаясь, Фидан сказал:

— Штейн гений, Штейн титан! Штейну делать нефига, на переменную полгода тратить… Лучше бы анализ для заказчика закончили бы, наконец. Он же сцука такая не ценит твоих научных изысканий. Ему котировки подавай…

Штейн впервые за день нормально поев сказал умиротворенно:

— Сделаем, Фидан. Сделаем. Он часто звонит?

— Вчера целый день звонил. Сегодня я телефон выключил как ты и просил. — Отозвался Фидан, наливая и себе и Штейну по полстопки водки. Фидан уже не спрашивал, почему старый иудей позволяет себе не кошерную водку пить после тяжелых рабочих дней. Один раз Штейн объяснил о пользе алкоголя в умеренных количествах после стресса и тяжелого дня и Фидан отстал, следуя примеру старика. Пятьдесят-сто грамм водки в неделю ни одного бога оскорбить не должны. Когда же старый Штейн спрашивал, как правоверный Фидан может себе такое позволять, тот только отмахивался. Аллах велик, он примет в свое царство даже пропащего.

2.

— Этот момент надо очень внимательно слушать. — Сказал Сергей, склонившись к плечу Светланы. Девушка, не отрываясь взглядом от сцены, легонько кивнула. Она все еще жалела, что согласилась потратить время на посещение рок-оперы. Но, искренне надеялась, что такие совместные походы в театр восстановят их подорванные отношения. А что Сергей выбрал «Юнону и Авось», так слава богу, что не «Орфей и Эвридика». Предыдущий романтик в жизни Светланы водил ее в Москве именно на «Орфея». По ее внутренним убеждениям, Светлана еле выжила…

Наполняя душу странным трепетом, низкий голос за сценой стал вещать:


«Бьет двенадцать годов, как часов

Над моей терпеливою нацией.

Есть апостольское число,

Для России оно двенадцать»


Больше всего голос походил на бас какого-нибудь попа и откровенно Светлане не понравился. Отстраняясь от окружающего своими мыслями, девушка снова задумалась об их с Сергеем охлаждении. Тот уже не названивал по десять раз на дню. Уже не стремился на людях и вообще где мог поцеловать ее и другими способами выразить свои чувства. Мальчик охладевал, думала Светлана в бессилии, что-либо изменить.

Отношения действительно приходилось восстанавливать. Сергей вернулся из мятежного города совсем иным, нежели уезжал туда. Более замкнутым, более скованным. Словно боялся словом или жестом выдать мысли, им завладевшие там. Вдобавок ко всему, в Москве Свете с ним даже не удалось толком поговорить. Все время мешалась эта Ольга, которую мать Сергея просила повозить ее сына пока он второпях решает свои вопросы в столице. Личная машина Сергея встала на перекраску, избавляясь от глупых красных крестов на дверях. Вот и катала эта стерва их, слушая абсолютно все разговоры в машине. И в ресторанах слушала. И даже домой к себе Светлана была вынуждена ее приглашать. Сергей, понимаете ли, не мог ее оставить одну в машине. Он чувствовал, что несколько обязан девушке, которую так «напрягла» его мать. И нет что бы Анна Андреевна уезжая на поезде в Санкт-Петербург забрала и эту Ольгу с собой, так она поручила ей перегнать машину обратно, а пока Сережа в Москве катать его, чтобы срочно решить дела. Но самое что бесило Светлану, это проживание Сергея и этой Ольги в одном номере гостиничном. Пусть в разных комнатах, но в ОДНОМ номере. Светлана была в бешенстве. И не позволила этим двоим ни одной ночи провести без нее. Знала она таких тихих девочек. Тихо-тихо, а они своего добиваются. И пусть Ольга откровенно показывала, что Сергей ей не интересен, Светлана знала и эти приемчики. А уж когда через четыре дня они уехали из Москвы перегоняя машины, Светлана названивала Сергею каждые три часа, проверяя, едут они или встали где-нибудь и треплются непонятно о чем.

Понимая, что ведет себя как дура Светлана ничего не могла с собой поделать. Она столько времени и сил потратила на этого мальчика, чтобы какая-то провинциальная девица получила себе то, что она наметила для себя. И потому, когда Сергей вызвал Светлану к себе в Питер она конечно обрадовалась. Значит, держит она еще его. Значит, мальчик не сбежал. Приятно ведь понимать свою маленькую, но власть над мужчиной.

А уж букетище роз, и дорогой браслет на руку подаренные ей прямо по приезду и вовсе прогнали глупые мысли Светланы, бросить Сергея и вернуться к своим старым приятелям. С которыми было и проще и понятнее. Такую «лапочку» упускать было нельзя. Особенно с учетом новых обстоятельств…

И если театр это необходимое зло для сближения, она готова потерпеть.

Сергей больше не обратился к девушке до самого конца первого акта. Он внимательно, даже слишком внимательно, смотрел на бедную декорациями сцену. Не отвлекаясь, слушал романс «Я тебя никогда не забуду». Но даже попытка Светланы во время этого романса взять его за руку ничем хорошим не кончилась. Он осторожно вынул свою ладонь из ее и подпер ею голову, задумчиво глядя на графа Резанова.

Места были выбраны Сергеем не очень удачно. Хоть и балкон, но как-то с краю. Это ему было все равно, откуда слушать и смотреть, а Светлана раздраженно думала, что сама бы она точно где-нибудь в середине взяла. Не смотря на то, что разочарование, потраченным на оперу вечером, ее довольно быстро покинуло, в перерыве она не замедлила «напомнить» Сергею:

— Слушай, так мы же получается, на корабликах не покатаемся, как ты хотел сегодня.

Сергей улыбнулся Светлане и сказал небрежно:

— Почему? То, что поздно уже? Так и к лучшему, ночью это тоже красиво. Да и стемнеет еще не скоро.

— А долго еще спектакль будет? — спросила она, задумчиво куря и рассматривая театральных зрителей в холле.

— В одиннадцать закончится. А тебе не понравилось? — озабоченно спросил Сергей.

— Понравилось, конечно, милый! — Наигранно возмутилась она. Даже, если бы не понравилось, правила игры нельзя было нарушать. В следующий раз Сергей мог не пригласить ее из Москвы. Не к добру он стал таким задумчивым все время.

Она честно весь спектакль делала восхищенные глаза. В конце даже ее немного проняли слова актера вещавшего о странной судьбе Кончитты. Но она все-таки с большим удовольствием покинула зал. Очень ей хотелось покурить. Сергей, ступая за ней, словно околдованный продолжал медленно отвечать даже на пустяки. Светлана понимала, что ее парень находится еще под впечатлением, и разрушать этот его романтический экстаз она не спешила.

Только уже в катере укрывшись пледом от свежего воздуха Невы, она сдуру сказала:

— Но, вообще, глупость конечно.

Сергей недоуменно посмотрел на нее, и Светлане пришлось пояснить:

— То, как Кончитта себя повела после смерти Резанова. Она — дочь губернатора могла бы удачно выйти замуж, родить прелестных детей, воспитать их, увидеть внуков. А вместо этого заперлась в итоге вообще в монастыре. Просто жизнь загубила.

Сергей, странно мотнув головой и отпив из жестяной банки коктейль, сказал:

— Ну, она любила его.

— Полюбила бы другого. — Безапелляционно заявила Светлана.

— Наверное… — неопределенно высказался Сергей и через некоторое время, показывая на Михайловский замок, сказал: — Вот здесь нашего последнего романтика-Императора убили. Павел, как бы его потом не очерняли, совершил великие дела. Чего стоит только его дозволение в гвардейских полках служить простым людям. Он пытался реформировать армию. Призывал не забывать о чести человека, а не только дворянина. Столько народу из ссылки вернул, что по идее ему бы памятник надо было поставить при жизни. Но его просто убили… Причем есть веские основания думать что по заказу Британии. Павел срезал как ножом торговлю с ней, пытаясь ослабить потенциального противника. И наша аристократия, которая жила за счет продажи зерна конечно ооооооочень была ему «благодарна». Павел вообще… часто шел наперекор высшим слоям общества. Словно специально. Кто-то видит в этом идиотизм, кто-то простой деспотизм, но я, работая в институте с его периодом, видел во многом действительно гениальность. Британия бы за лет пять-десять потеряла бы статус владычицы морей, если бы Павел остался на троне. Коалиция флотов заставила бы Британию очень крепко подумать над своим поведением. Да и война с Наполеоном… Она бы по-другому шла. Если бы вообще случилась. И можно было бы сказать так… Москву бы точно не спалили.

— Откуда ты знаешь? — насмешливо спросила Светлана.

— Павел был рыцарем. Причем в лучшем значении этого слова. Наполеон это ценил в нем. Будучи еще консулом, Бонапарт разрешил пленным русским с развернутыми знаменами вернуться на родину. А Павел просто, чтобы не быть неблагодарным выдворил из Митавы претендента на французский трон. Павел был готов к альянсу с Наполеоном. И в отличие от Александра, от Павла Бонапарт подлостей не ждал.

Светлана кивала, но не смогла не задать вопрос:

— Слушай, а какой в этом толк? Вот все это знать, гадать как бы было, если бы то или это… Все же давно прошло.

Усмехаясь, Сергей сказал:

— Все в этом мире повторяется с точностью до запятой. Или даже не так… Все на планете проистекает одно из другого. Я когда привязку делал, доказал своему преподавателю, что причины второй мировой войны кроются именно еще во временах Наполеона. Точнее в крови французской революции. До хрипоты спорили. Меня даже один раз выгнали с занятий. Я ему казался очередным еретиком. Но потом пригласили на квартиру другого профессора и там меня все-таки выслушали. Такие же мысли давно и не только меня посещали, а вот разбираться с дипломатической перепиской, в родословных, в экономике тех периодов, брались только единицы. Чувствуешь, как все запущено. Французская революция породила в итоге не только Наполеона, но и Гитлера в двадцатом веке. А если брать совсем абстрактно, то и конечно Сталина с Лениным.

— И что из этого?

Сергей задумчиво посмотрел на темнеющее небо Санкт-Петербурга. Белые ночи кончились, но совсем темнело еще очень поздно. И он рассчитывал до темноты вернуться домой. В городе после известных событий ночами стало опасно. Грабили на улицах, и милиция почти ничего не могла с этим поделать. Хорошо хоть не убивали почти.

— Что из этого? — повторил негромко вопрос Сергей. — Да все просто. Пружина, спущенная тогда, сжимаясь и разжимаясь, бьет по миру, словно набат какой-то… Последствия именно тех времен отдадутся нам и сейчас. И может быть идет в мир очередной Наполеон…

— Слушай, ты меня пугаешь. — Призналась Светлана, больше кокетничая и передергивая плечами.

— Я сам себя пугаю, когда думаю, что причины уже французской революции кроются в революции Кромвеля. Но доказать не могу. Слишком разные люди были эти двое. Первый консул французской республики и Лорд-протектор Англии. Но если докажу…

— То что? — Спросила, недоумевая от затянувшегося молчания, Светлана.

Сергей, улыбаясь чем-то своему, сказал:

— Тогда многое станет понятнее. Тогда все будет по-другому…

— Что будет по-другому? — еле скрывая раздражение, спросила Светлана. — Тебя же из института уже выгнали и обратно не примут на работу после твоих выкрутасов. Почему ты продолжаешь всей этой ерундой забивать себе голову? Займись, наконец, делом. Отец же тебя просит помогать ему. Я буду очень рада тоже, если ты станешь со своим отцом работать.

— Это не ерунда. — Не обижаясь, мягко сказал Сергей. — А что из института поперли… Ну и что? Что мне мешает заниматься дальше наукой? Причем я уже получил приглашение за границу. Пока только преподавать. Посмотрим, может и исследованиями там смогу заниматься.

— Ты хочешь уехать? — Изумилась Светлана, которая столько времени потратила на этого оболтуса и теперь все грозило оборваться.

— Не знаю. — Пожал плечами Сергей. — Ничего не решил еще. Но, здесь в стране после моего участия в мятеже мне дорог нигде не дадут. Так что я перед большим выбором…

Светлана, прижимаясь плечиком к Сергею, спросила:

— А может, ты просто себя накручиваешь? Ну, кому там «наверху» есть дело до тебя?

Сергей пожал плечами и ничего не сказал. Будь он на месте тех кто «наверху» ему бы было дело до всех мятежников. Даже сочувствующих. Он бы никого из виду не выпустил.

Усмехаясь сам себе, Сергей подумал, что конечно он никуда не уедет, конечно, никто не даст ему подняться в науке, после ТАКОГО, конечно ему участие в мятеже еще долго будут припоминать, но разве это повод расстраиваться? Это просто повод начинать новую жизнь. Правда, оставалось одна мелочь, которую надо было сделать, чтобы закрыть хотя бы для себя вопрос с восстанием. Надо было завершить книгу. Описание мятежа. Упорядочить материал, дневники, расписать, сделать ссылки на подобное в истории… И выслать в Мюнхен, где эту книгу уже ждали. Книге обещали безумный успех. Весь мир хотел увидеть произошедшее в России глазами очевидца. Им в мире было посрать что это вообще-то трагедия для России, им хотелось подробностей. Сергей даст им подробностей. Сергей напишет. Но он не будет писать заказанное кровавое месиво. Он напишет правду и только правду. Обо всем. О Владимире, об Илье, о Викторе, о других с кем общался. О полковнике, который пришел к ним за миром и ушел с миром. О людях, что, жертвуя собой, оставались в городе, исключая его бомбежки. О тех, кто знал, за что страдает. За то, чтобы в их городе наконец-то появилась нормальная власть, а не ворье, гребущее под себя.

3.

— Саша, тебе бумажный комбинат не нужен в Калужской? — С ехидцей спросил Олег в очередной раз приезжая в гости к родителям Сергея.

— С ума сошел? — Рассмеялся Александр Павлович. — Я в этот край непуганых революционеров ни ногой.

— Да недорого отдаю! — Кажется больше шутя, чем серьезно говорил Олег, разуваясь и проходя в зал, где Анна Андреевна уже накрыла на стол.

— А за сколько? — Спросила практичная Анна Андреевна вместо приветствия.

Олег присел в указанное ему кресло и благодарно принял из рук хозяйки большой бокал с вином. Отпив внушительный глоток, он ответил:

— В год он дает десять лямов… за двухлетнюю прибыль отдам. Все бумаги готовы.

— Двадцать миллионов за хрен знает как работающий комбинат в революционном крае? — Удивился с усмешкой Александр Павлович. — Да ты Олег авантюрист. Дураков долго не сыщешь.

— Угу. — Угрюмо ответил Олег, ставя бокал на стол. — Все кто раньше хотели перекупить посваливали. Вот уже и сам думаю нах он мне нужен, когда сейчас там такой бардак.

— Не ругайся, Олег. — Попросила Анна Андреевна, и тот сделал извиняющийся жест.

Возвращаясь к причине, по которой он приехал, Олег спросил:

— Ну что ты решил по цене на твой недострой? Я готов купить, но в рассрочку. Не потому что денег нет, а хочу, что бы мы риски делили с тобой. Время такое…

Александр Павлович улыбнулся и сказал:

— Нет, Олежек, в рассрочку не пойдет. И так дешево отдаю.

— Шестнадцать миллионов это дешево? — Возмутился Олег, слишком импульсивно вскидывая руки. — Да к тому же ты их хочешь в Парексе видеть… это мне такое провернуть придется!

— Олег мы уже с тобой неделю один вопрос мурыжим. — Сказал Александр Павлович, улыбаясь. — Давай решать нужно тебе это или нет. Андрей готов купить за шестнадцать. За него его банк заплатит. Причем сразу. Цену опять потащили вверх. Через месяц это будет снова двадцать миллионов. Олег не теряйся.

— А чего ты сам не подождешь? — В сотый раз спросил Олек у «коллеги».

— Я уезжаю из этой страны. — Решительно произнес Александр Павлович. — Буду в Италии строить. Спрос там достаточный. Цены гуманные. Да и с чиновниками ТАК делиться не надо. И унижаться перед ними. Откровенно говоря, остопиздело!

— Не ругайся, Саша! — теперь уже мужа осадила Анна Андреевна.

Не обращая на жену внимания, Александр Павлович продолжил:

— Представляешь эти двое… ну ты понял о ком я, мне угрожать вздумали. Говорят, что нихрена я от них не получу. Ни подрядов, ни площадок, ни тендеров.

— Да уж. С этими ты зря поссорился. — Покивал головой Олег. — Хочешь я с ними поговорю? Все же решить можно? Они же тоже не сами. Как говорится: не корысти ради, а токмо во исполнение воли… Сынок твой хорошо тебя подставил.

— Не надо. И в последнюю очередь я скажу что-нибудь Сергею. С ума сойти, двадцать первый век, а эти уроды, как в революцию семнадцатого года. Во враги народа целые семьи записывают. — Отрезал Александр Павлович. — Не хочу больше с ними ничего общего иметь. В этой стране никогда ничего не изменится. Все, надо закругляться. Второй объект я подержу до восстановления цены, а первый хочешь ты покупай, не хочешь я Андрею солью. Пока меня проверками не изнасиловали и не заморозили счета в России…

В это время в зал тихо вошли помянутый Сергей и его Светлана.

— Оппа. — обрадовался Александр Павлович. — Вы же говорили, что не приедете сегодня?

— Представляете, — начала Светлана возмущенным голоском, — дом оцепили, всех жильцов на улице держат, говорят бомбу ищут. Мы постояли немного и поехали к вам на такси. Никто же не знает, сколько они искать будут.

— Вот и хорошо! Вот и хорошо. — Сказала обрадованная приездом сына и «невестки» Анна Андреевна. Она поднялась, поцеловала Сергея, взяла за руку Светлану и куда-то с ней пошла вглубь дома.

Олег, поглядев на часы, спросил:

— А как вы так поздно через мосты перебрались?

— Все мосты сведены… Везде солдаты. Словно ожидают чего-то. Может репетиция революции? — Сказал, улыбаясь, Сергей и присаживаясь на диван недалеко от отца. — А вы как поедите домой?

— У меня дом в нескольких километрах отсюда. — С усмешкой сказал Олег и, обращаясь к Александру Павловичу, спросил: — Ну, так что? Отложим разговор? Давайте завтра ко мне приезжайте окончательно обговорим.

— Мне эта говорильня надоела уже. — Улыбаясь, но твердо сказал отец Сергея. — Давай решать сейчас.

Олег отпил вина и, немного подумав, сказал:

— Я просто не смогу разом выплатить такую сумму. Я слишком далеко увел деньги. Обратное движение финсистема США просто не пропустит.

Александр Павлович кивнул, показывая всем видом, что он именно так и думал.

— Нашел с кем связываться. Они же по малейшему подозрению замораживают счета. — Брезгливо сказал он.

— Да нет там все чисто. — Сказал убежденно Олег. — Туда деньги нормально дошли и уже агент ждет распоряжения по приобретению какой-нибудь компании, чтобы меня уже вытаскивать туда на ПМЖ. Буду оттуда рулить.

— Там налоги идиотские. — Сказал Александр Павлович. — Лучше бы в Европе где-нибудь поселился. Тоже не подарок, но всяко лучше…

— Это неважно. Там просто местечко в Мэне есть, натуральная Россия, как говорят. Туда и переберусь. Там уже наших полно. Свой гольф клуб, в городке практически все русские, только персонал местный. Думаю чем не рай на старости лет. А управлять оттуда… это ж я так… У меня тут зять остается, он дурак, но с моей помощью справится.

— Ну и зачем тебе тогда эта сделка? Отдай ее Андрею. Он такую деятельность развернул, пока мы с тобой сворачиваемся. — Совершенно спокойно спросил Александр Павлович.

— Именно чтобы ему не досталось. С тобой мы всегда договоримся. А с этим молодым… нереально. Гнет свою линию. Растить конкурентов не в моих привычках. За месяц дать ему столько заработать, это потом мне и зятю боком выйдет.

— Ну, месяц это мы с тобой зря. Это я пошутил. Что бы реализовать по новой цене понадобится месяца три. И что за вечная черта — ни себе ни людям? Хотя чего там… сам такой.

— Да вот такие мы! — Заявил Олег довольно и сказал: — Шесть могу сразу. Четыре тебе банк выпишет. И даже не шесть, а семь отдам по реализации. Соглашайся, Саша. Десятка перебивает все твои расходы и дает нам всем возможность заработать.

Александр Павлович поднялся и, пройдясь по комнате, сказал:

— Пойду с женой подумаю. Сидите здесь, пейте вино…

Сергей сам налил себе в бокал вина и спросил у озабоченного Олега:

— Серьезно собрались за границу?

— Да. — Кивнул Олег и добавил: — Сережа, ну, а что тут ловить? Еще одних беспорядков ждать? Смотри, ведь только слепой не видит что происходит. Конфликты не решены, они просто размазаны по стране. Вместо локальных боев в калужской и тюменской, теперь в каждом городе банды, стрельба, уголовщина. Армейские что-то мутят. В общем, лажа полная. Мы с твоим отцом все это проходили. Не хочу больше. Хочу покоя, и научиться играть в гольф.

Покивав, Сергей спросил:

— А с вашим комбинатом бумажным в калужской и Мурманским рыбозаводом, что будет? Продаете?

— Да. Завод уже продал местным. Слил, конечно… но остался в составе учредителей. А с бумажным комбинатом надо решать и решать быстро. Чует мое сердце — полыхнет там снова. Слышал новости? Там завелся некий Робин гуд и теперь мочит всех ментов шервурдского шерифа… и главное никто поймать не может. Хотя, скорее всего и не ловят. Знаю я наших.

Отпивая вино, Сергей внимательно рассматривал этого «конкурента» отца и вполне понимал его страхи. Да и желание уехать тоже ему было вполне понятно. Ну, хочет — пускай едет.

— А я видел ваш комбинат там… — признался Сергей. — Даже с ребятами говорил, кто работал раньше на нем. Его знатно разворовали, пока все это творилось.

— Знаю. — Хмыкнул Олег. — Только отцу не говори. Я еще ему его втюхать хочу.

Сергей и Олег громко рассмеялись, и молодой человек чуть не пролил на себя вино.

— Не хотите восстанавливать и снова запускать?

Став серьезным, Олег сказал:

— Не хочу. Не хочу, Сережа.

Покивав, Сергей и это понял.

— А если не получится продать, что осталось, то, что делать будете?

— Брошу. Просто брошу. — Признался Олег. — Сидеть сиднем и ждать того, кто купит, нет желания. Поручу кому-нибудь его продать, а сам уеду не дожидаясь.

Они отпили вина в ожидании родителей Сергея и немного помолчали, размышляя каждый о своем. Сергей думал о том, что масса народа в городе, где комбинат был градообразующим предприятием, осталась без работы. И что, в чем-то Олег прав, что эти люди могут от безденежья повторить мини-революцию. Олег же думал о том, что зря не захотел, когда-то больше детей от своей жены. Он считал, что и одной дочери ему будет достаточно. А вот смотрел он на Сергея, «воспитанного сына хороших родителей» и жалел, что у него только дочь. Зять не в счет. Он так… поручать ему некоторые вещи Олег не решался. А будь у него сын… он знал бы кого послать рулить ситуацией в той же калужской области.

— Говорят, тебя с работы уволили. Из твоего института? — спросил Олег, просто поддерживая разговор. — Все из-за твоего участия в мятеже?

— Да. Хотя я не участвовал. Просто под раздачу попал. Засветился там… Ну и по полной схеме. — Кивнул Сергей. — «Сверху» надавили. Мой научный руководитель чуть не плакал расставаясь. А один из «товарищей в погонах» мне просто сказал, что я забылся. Я забыл, для чего работает институт истории. Допуски все отобрали естественно. Да еще и выезд за границу запретили. Если бы не отец, то… В общем, этот вопрос решили. Приглашают в Британию читать лекции по советскому периоду и по Романовым.

— Хочешь тоже уехать?

— Нет. — Честно признался Сергей. — Не поеду. Мне книгу надо закончить по этому восстанию. Через недельки две снова ломанусь туда, посмотреть итоги.

Олег ухватился за это желание сына Александра Павловича и спросил:

— А сколько ты там пробудешь?

— Пока не напишу. Месяца три. Я же все равно без работы. Мне спешить некуда. А там надо будет со многими поговорить… С людьми.

— Три месяца? — изумился Олег. Увидев кивок, он на минуту задумался и сказал: — Вот что парень. Раз уж ты все равно на голову больной, извини, шучу, может, ты там мои поручения выполнишь? Я хорошо заплачу. Ты же без работы! Соглашайся. Почти ничего делать будет не надо. Просто приглядывать…

— В смысле? — вяло поинтересовался Сергей.

— Надо будет приехать туда. Нанять людей минимум, чтобы в товарный вид комбинат привели. Деньги я перечислю на это. А потом выставить его на продажу. Точнее я его уже выставил. Но надо будет с покупателями общаться. Вникать в дела особо не обязательно. Там мои люди остались они сами все покажут покупателям, но надо за всеми ними присматривать. И главное управлять охраной новой комбината.

Сергей честно признался:

— Я слабо в этом разбираюсь. Точнее никак не разбираюсь.

— А тебе не надо повторяю особо разбираться. Будут вопросы, позвонишь мне. Ничего сложного. А в остальном слушай советы моих помощников там. Ну и конечно надо будет мои указания конкретные выполнять. Для тебя самое то! А в свободное время пиши свою книгу! Никто тебе мешать не будет. Соглашайся!

Сергей неуверенно заулыбался и когда вошли его родители и Светлана, спросил у них совета. Мать была против категорически. Отец с сомнением расспросил Олега о предложении. В итоге кивнул и сказал сыну самому решать. Светлана же обрадовалась тому, что Сергей будет работать буквально в трех часах езды от нее.

Сергей еще раз взвесив все за и против сказал усмехаясь:

— Давайте попробуем.

— Что ты глупости говоришь! — возмутилась Анна Андреевна.

Ну, разве женщина уже может помешать договору «настоящих решительных мужчин»? Олег, не теряя времени, стал заверять окружающих:

— Я кроме зарплаты ему процент с продажи отвалю. Доволен будет. Поверьте. Он же все равно туда поедет, а так хоть при деле будет. Вы всегда будете знать, где он и что с ним. Так что вполне удачное стечение обстоятельств.

В итоге и Анна Андреевна согласилась на такой шаг с условием, что ни по каким бумагам и документам ее сын проходить не будет. Олег улыбнулся, разводя руками и пообещал, что если что, его там вообще не было. Сергей хмыкнул и, поднявшись, пошел в душ. Когда к нему без стука присоединилась Светлана, она вся сияла счастьем. Получить в управление целый бумажный комбинат вот это настоящая романтика… А Кончитта, которая прождала своего любимого Резанова тридцать пять лет просто дура набитая.

Сергей в отличие от подруги думал не о комбинате, а о своей книге. Вечно эти мечтатели не о том думают.

4.

— Богуславский! Вас зовет родина! Не я, не президент. Вы нужны стране. Понимаете? — Надрывался битый час полковник, уговаривая Илью.

— Не хочу. — Покачал головой и, наливая себе и гостю чай, сказал Илья.

— Хотя бы одну пресс-конференцию, что бы эти с запада успокоились! Они серьезно думают, что мы вас в тюрьме сгноили! Они не верят, что вы просто заперлись в квартире и не выходите из нее. И наши не верят.

— Вы мне дверь почините? — спросил Илья спокойно.

— Да, починим. Если вы обещаете выйти к народу и показаться. А нет, так мы сюда приведем журналистов и если надо снова ее выломаем.

— Когда почините? — холодно осведомился Богуславский.

Полковник вздохнул и сказал:

— Сегодня.

— Вы так уже лифт чинили. Прошло три недели с окончания… сделайте дверь и лифт. Выполняйте свои обещания. Научитесь выполнять обещания!

Полковнику, которому «остановили» генеральское звание пока не будет решен вопрос окончательно, вздохнул и сказал:

— Я что сам должен в шахту лифта лезть?

— Да мне все равно… — небрежно бросил Илья и сел на табурет.

Он сильно исхудал за последнее время. Питаясь раз в стуки, подъедая запасы макарон и риса в доме, но, отказываясь выходить на улицу, он довел и власти и прессу до исступления. Пресса требовала показать его живым. Власти требовали, чтобы он начал нормальную активную жизнь. Даже предложили ему работу в мэрии в отделе ГО и ЧС. Все от него что-то требовали, и Илья просто окончательно заперся в квартире от этих «требовальщиков». На пятый день, когда он «обрезал» телефон и перестал откликаться на стуки за дверью, пришли ребята из ОМОНа и просто выбили ее вместе с косяками. Даже этот сволочизм не пронял Илью. Он остался спокоен и уверен в своем желании «иметь всех ввиду».

— Как мы поступим? — устало спросил полковник.

— Мы? Никак. Пока вы не будете выполнять свои обещания, не объединяйте меня с вами. Мы из разной породы. Так понятнее? — спросил Илья, тяжело посмотрев на полковника

Полковник слушал негромкий голос бывшего майора и бывшего командира боевиков и недоумевал. Что же это за человек-то такой… Откуда такой неандерталец вылез. Как ему офицерские погоны-то вручили? Да вообще, как он выжил со своими принципами там на Кавказе и здесь в уличных боях?

— Майор…

— Я отказался от звания. — Напомнил Илья.

— У нас в стране нет такого, отказаться от звания! — уже зло говорил полковник.

— Я нарушил присягу. Этого достаточно. — Спокойно и еще более раздражая, сказал Илья.

— Вы это самобичеванием занимаетесь? Или что? — Не понимая, спросил полковник.

Это был перебор. Тут уже Илья не выдержал:

— Да, мля, самобичеванием! Потому что поверил вам уродам, там! Потому что забыл что в этой долбанной стране НИКТО НИКОГДА не выполняет обещаний! Потому, что здесь все ВРУТ и чем больше врет человек, тем выше он поднимается. А теперь пошли ВОН! И не называйте меня майором пока вы полковник! Закончили базар!

Он вытолкал с кухни и из квартиры почти оглушенного внезапным взрывом ярости фээсбэшника и одним рывком приставил к пролому дверь с держащимися на ней косяками. После этого уже спокойно вернулся на кухню и медленно допил чай. Затем так же неторопливо прошел в комнату, раскрыл настежь окно и лег на нестиранное уже много недель белье. Сжался словно эмбрион. Нет не от боли. Не от отчаяния, которое росло в нем день ото дня. А просто от чувства дурацкой глупости этого уродливого мира. Это был не страх перед ним. Это было нечто ранее не ведомое Илье. Это было абсолютное непонимание, как его угораздило родиться в этой стране в это время.

Утром он проснулся оттого, что в подъезде отчетливо гудел лифт. Не веря своим ушам, Илья поднялся, отставил в сторону дверь и увидел на лестничной площадке двух молодых парней курящих и ждущих непонятно кого.

— Из милиции? — спросил Илья у них.

Они не поняли сначала вопроса, но потом закачали головами и ответили, что их прислали дверь починить. Но новая железная дверь еще не приехала и они ждут, когда доставят. Они сказали, что еще ночью были сняты мерки и они звонили в Калугу заказывали четко по размерам.

Неопределенно хмыкнув, Илья еще раз прислушался к натужно гудящему лифту и спросил:

— А давно сделали лифт?

— Утром сегодня. Ночью начали, утром закончили. Ну, просто нереально тащить на такую высоту дверь стальную. Мы сказали полкашу, что если хочет пусть сам несет. Или вон ментов со двора просит… Он решил, что пригнать народ лифт сделать будет проще.

Качая головой от полковничьей тупости, ну почему было этого не сделать раньше, Илья вернулся к себе в квартиру, даже не ставя на место выбитую дверь. Он плотно поел холодным рисом, обжаренным с луком, и снова лег спать. Проснулся он, когда ему уже ставили дверь, а на кухне, как у себя дома, хозяйничал давешний полковник.

Когда Илья вышел к нему тот буркнул что-то типа приветствия и сказал:

— Вон вам холодильник новый привезли и продукты ребята купили. И не плюйтесь сразу это не моя идея. Это ваши… с которыми вы тут куролесили. Пытался с ними поговорить… чтобы они вас убедили, что надо вести себя по-людски. Но был просто послан. Это, наверное, мода такая пошла, полковников ФСБ посылать по матери…

— Не всех. — Угрюмо сказал Илья.

Полковник протянул ему лист бумаги и, поясняя, сказал:

— Это ваша речь. На обратной стороне вопросы журналистов и ваши ответы на них. Постарайтесь выучить. Листок будет перед вами, но все равно…

Илья бросил листок на стол и заглянул в холодильник. Увидев там бутылку водки, вынул ее и поставил на стол. Не понимая действий Ильи, полковник устало спросил:

— Ну что опять? Почему вы «речь» бросили?

Илья, ковыряясь в продуктах в холодильнике, ответил не сразу. Он вынул сыр, колбасу, банку с огурцами и, выставив все нас стол, сказал:

— Давайте выпьем что ли.

— У вас вид человека, которому пить не стоит. — Честно сказал полковник.

— Неважно. — Ответил Илья и в чайные чашки разлил понемногу «огненной воды».

— Вы будете речь учить? — Спросил полковник, беря в руки чашку.

Они чокнулись без тоста и выпили. Закусив отрезанным ломтиком сыра, Илья сказал:

— Буду, полковник. Буду.

— Надо очень серьезно к этому отнестись. Завтра тогда поедем в Москву, перед интерфаксовской конференцией вас умоют, побреют, переоденут.

— И женщину дадут? — непонятным тоном спросил Илья.

Полковник, смутившись, спросил:

— А надо?

Илья хмыкнул и ответил:

— Я шучу. Просто вы так говорите…

— А как я должен говорить? — возмутился «шутнику» полковник. — Вы себя в зеркало видели?

— Не шумите полковник. Завтра я буду выглядеть нормально. Только мне одежда нужна приличнее.

Полковник замолчал. Оглядев сгорбившегося за столом Илью, он спросил:

— Серый строгий костюм подойдет?

— Нет. Я их носить не умею. — Признался Илья.

— Что тогда подобрать?

— Что-нибудь свободное светло-зеленое или тогда темно серое. И обувь… обязательно обувь мягкую сорок третьего размера. Моя не годится. Пока скакали тут, совсем в негодность пришла.

Полковник поднялся и, кивая на холодильник, сказал:

— Отъедайтесь. Учите речь и ответы. Остальные инструкции завтра в машине получите. Одежду вечером, думаю, уже доставим.

Ставившие дверь ребята без особого уважения пропустили полковника из квартиры и почему-то хитро улыбнулись посмотревшему на них Илье. Невольно Илья тоже улыбнулся. С ума сойти, какая странная жизнь. Ничего без шантажа в этой стране не сделать.

5.

Ольга так и не вышла на работу, хотя Анна Андреевна ее уговаривала долго. Вместо этого она вернулась в Зеленогорск и продолжила отдыхать и заниматься роликами. За ужинами она хвасталась своими успехами. Тетка завидовала, ведь в их время таких игрушек не было, а сестра только фыркала. Ей коньки очень быстро надоели в свое время. Немного отойдя от работы и от той странной дикой поездки, Ольга отчетливо осознала, что она все больше и больше становится похожа на обычную нормальную девушку. А не на затянутую в «корсет» правил менеджера-дизайнера. Она даже познакомилась на пляже с парнями, что теперь исправно катали ее, на своем небольшом алюминиевом катере развлекая бесконечным веселым трепом. Она не хотела ни с кем из них заводить близких отношений, да и из этой компании к ней никто особо не приставал с планами близкой дружбы. Ей было с ними просто хорошо. Они вроде тоже не жаловались, довольные ее редким звонким смехом и неторопливым рассказам о себе и своей бывшей работе. И конечно, отдыхая, наслаждаясь свободой, она не желала никаких проблем ни с кем.

Так что появление в Зеленогорске Александра Ольга уж точно никак не ожидала и не желала. Вернувшись с пляжа, где она оставила ребят, Ольга была очень удивлена, увидев своего бывшего друга в гостиной разговаривающего с ее теткой.

— Что ты тут делаешь? — спросила Ольга вместо приветствия. Тетка благоразумно поднялась и вышла, помня о том, что рассказывала ей Оля. Но не пустить такого славного мужчину к своей племяннице тетка не могла. Она даже где-то надеялась, что эти двое помирятся. Александра она знала не много. Только два раза они приезжали к ней гостить с Ольгой. Но мнение о нем у женщины было исключительно положительное. То, что Оля бросила, как она говорила, такого видного мужчину было непростительной глупостью.

Уходя из гостиной, тетка услышала голос Александра:

— Я мириться приехал.

— Тебя Анна Андреевна ждет с деньгами. — Жестко сказала Ольга, показывая, что Александр ей неприятен.

— Подождет. — Отмахнулся Александр. — Все равно контору она, кажется, так и не открыла снова. Наверное, персонал не подобрала.

«Логичность» рассуждений бывшего друга насчет возврата денег Ольгу поразила. Но, промолчав Оля прошла за стол и, налив себе компота, утоляя жажду, надолго прильнула к кружке.

— Оля, сейчас такое смутное время. — Начал Александр, разглядывая загоревшие лицо и плечи девушки. — Отовсюду бандиты лезут. Везде грабят. По телевизору врут. Инфляция чудовищная. В Питере даже стреляют ночами…

— А у нас тут хорошо! — наигранно радостно сообщила Ольга. — Видишь, как я загорела? Каждый день в море выходим на катере с моим парнем.

Александр осекся и замолчал, рассматривая, какая Ольга стройная в своем купальнике.

— У вас с ним все серьезно?

Ольга пожала плечами и сказала:

— Ну, да. Заявление в загс подали. Я просто беременная. Так что ты зря приехал, Саша. У нас все именно серьезно.

Казалось бы, о чем можно говорить после такого заявления? Но Александр нашел. Он уговаривал Ольгу бросить несуществующего парня и прервать несуществующую беременности. Еще раз, убедившись в абсолютной невменяемости своего бывшего друга, Ольга бесцеремонно выпроводила его за дверь. Тот не ушел, понятно сразу, никуда. Сидел, курил на крыльце. Думал о чем-то.

Ольга спаслась бегством в душ и когда вернулась, старый любовник уже исчез. Облегченно вздохнув, Ольга решила, что пора менять место отдыха. Мало ли он опять ее найдет и выяснит, что никакого парня у нее нет. С живой же не слезет. Ольга уже прекрасно знала этого великовозрастное дитя.

6.

Владимир вошел в здание милиции последним. Ступая кроссовками по битому стеклу, он не спешил, оглядывая успехи своей группы. В дежурной части он увидел расстрелянные тела и брезгливо поморщился. Однако стоящего перед ним напряженного молодого бойца от души похвалил:

— Молодец.

Не важно было, что может, это не он быстро обезвредил милиционеров. Похвала даже кошке приятна. Преданность от похвал только вырастает.

В подвальном «арсенале» он нашел большую часть своего отряда. Шел банальный дележ захваченного оружия. Не останавливая разграбления, Владимир подошел к сжавшемуся на корточках у стены милиционеру.

— А ты чего весть такой напуганный? Сказали же, не тронем. — Что бы убедить в своих словах немого задерганного мужчину в форме Владимир поднес рацию к губам и сказал в нее: — Антон, отпустите жену этого… и детей. И давайте на точку сбора. Трофеев — гора.

Милиционер отчетливо услышал ответ в рации «хорошо», но свободнее себя чувствовать не стал. Поделив ноши между собой, бойцы отряда были готовы уходить, но Владимир все еще медлил. Он в последний раз оглядел «пирамиды», прошелся по коридорам первого и второго этажа, дергая запертые двери, нисколько не боясь оставлять отпечатки пальцев. Потом вышел к дежурной части и только тогда скомандовал уходить. Он действительно не убил того, кто помог ему проникнуть в здание милиции. Он ведь старался никого не обманывать.

Милиционер, когда смог оторваться от стены, к которой словно прилип, не рассуждая и никого не уведомляя по телефонам о происшедшем, выбежал из здания и бросился к своим родным. Всю ночь он думал, надеялся, что никто не узнает о его предательстве, пусть и вынужденном. Но утром с эффектным выбиванием двери к нему ворвался СОБР и скрутил как соучастника. Камеры наблюдения ведь никто не отменял.

Владимир был в это время уже за пятьдесят километров от места ночной акции, и даже намека на бессонную ночь в его глазах не было. Сидя перед связанным коммерсантом которого ночью выловил его мобильный отряд он рассуждал вслух медленно и внушительно:

— У нас была тяжелая ночь. Никто на тебя тратить время не будет. Я попрошу тебя сделать и ты сделаешь. Я попрошу сказать и ты скажешь. Но за каждое лишнее слово не по делу вот он, — Владимир указал на командира мобильной группы, — будет тебе отрезать палец. В конце он отрежет тебе язык. Понятно? Ты мне веришь? Ты уже наслышан, что я никогда никого не обманываю? Я не ваши менты или наши власти. Я всегда честен. Вы как бараны отдаете им взятки, но они вас не защитят от меня. От меня защиты еще не придумано. Ясно?

Коммерсант кивнул, напугано рассматривая не Владимира, а возвышающегося командира тех, кто его и поймал на выезде от любовницы.

Почти что, нежно вынув кляп изо рта связанного, Владимир спросил:

— Ты забашлял ментам чтобы они твоего конкурента сгноили ОБЭПом? Подумай, прежде чем ответить. Ничего я не ценю, так как правду. Но ложь для тебя равно неприятности. Серьезные неприятности. Подумал? Теперь отвечай.

Коммерсант закивал нервно, и поспешил сказать:

— Только денег я им не платил. Начальник милиции… мы с ним друзья с детства. Просто поляну накрыл.

Владимир серьезно покивал и сказал:

— Сейчас внимательно меня слушай. Завтра ты пойдешь в вашу прокуратуру и напишешь заявление, что по твоей просьбе и так далее… там уже есть заявление от твоего «крестника», что менты с каждой проверки у него водку и вино воруют, якобы контрафактное конфискуют. А на словах прокурору передашь… Попробует спустить на тормозах или отказать в возбуждении дела… Я приду к нему в гости сам. И никакой спецназ и охрана меня не остановят.

— Но меня же посадят!? — испугался коммерсант.

— Неа. — покачал головой. — Не за что тебя сажать. А вот твоего начальника милиции снимут. И, наверное, посадят, хотя вряд ли. Знаем мы уже их круговую поруку.

— Он мне будет мстить!

— Ага. — Согласно кивнул Владимир. — Но лучше он, чем я. И не вздумай бежать. Я твои магазины не трогаю. Но сбежишь, спалю нахрен. Понял меня? Работай. Хорошо работай. Ты, как и другие нужны нашей стране. Ты же не хачик, ты же наш, свой, русский! Я же тебе первый и помогу если что. Помогай другим русским. Ты нужен… А такие менты нет. Усек?

Поднимаясь, Владимир, сказал бойцам развязать коммерсанта и отпустить его на все четыре стороны. Коммерсант ошалело оглядываясь поломился через кусты к еле освещенной дороге меж рядами гаражей.

Рассевшись по машинам, Владимир и его бойцы немедленно тронулись в путь. Им предстояло заключительное утреннее приключение.

— Где этот уродец с напарником пасется?

— У совхоза бывшего. — Ответил молодой совсем парень с переднего сидения. — Там как дорогу сделали, все носятся сто-сто двадцать, вот он всех пугает, что права отберет, тысячу-полторы в карман постоянно кладет. Купил себе полмесяца назад новый Фольксваген.

— Ворье… — презрительно сказал Владимир: — Ничего мы научим его любить свой народ… А что ты говорил про друга своего?

Парень опустил глаза и неторопливо, но с чувством горькой обиды сказал:

— А месяц назад, когда Кирюха несся там, он приказал остановиться. А у того бабла вообще не было… из кабака ехали. Ну, он испугался за права и понесся дальше. Думал, успеет до города и там спрятаться. Так эти его нагнали и расстреляли. Были оправданы. Закон о терроризме, мол. Они имели право.

— Кирюха твой жив? — Спросил, причмокивая губами Владимир.

— Он да. А вот его девчонка нет. Он ее пи…дец как любил. И подруга ее тоже шею сломала, когда они в кювет ушли.

Дебилы, подумал про себя Владимир. Зная, что менты пасутся все равно решаются играть в «пронесет — не пронесет». Менты стригут капусту, в принципе, тоже играя. Они всю страну приучили к этой игре. Уже особо и не возмущается никто, что с них деньги берут прав или не прав — не важно. Это типа налог на дороги в нашей стране такой. Зло думал про себя Владимир. Но ничего. Он покажет, что это игры с летальным исходом. Лучший способ обезопасить народ на дорогах убрать с дорог «препятствия».

Владимир сказал в рацию, чтобы все остановились, и что он сам все сделает. Кавалькада машин прижалась к обочине и погасила огни. Владимир же со своим первым офицером, как он его называл и с молодым бойцом, прибившемся к ним недавно и рассказавшем о ДПСнике-беспредельщике, покатил дальше.

Попросив набрать предельно скорость, Владимир высматривал в утреннем сумраке и тумане, не блеснут ли отражатели формы ДПС.

Блеснули. Вот и палочкой тот замахал. Первый офицер остановил машину, и Владимир быстро уточнил у бойца тот ли это урод или другой стоит. Боец совершенно уверенно узнал в подходящем «беспредельщика».

Жалко второго было не видно. В машине видать сидел на рации. Напуганные последними налетами Владимира и его команд, менты теперь с рациями не расставались. Вспомнили что устав ППС не идиотами писан. Его кровью когда-то писали. Резво сотрудники стали заучивать уставы и инструкции. Но и Владимир и его первый офицер за две недели налетов поднаторели в отстреле этих «защитников порядка».

Когда мент подошел к дверце и нагловато передернул плечами, словно разминающийся боксер, «первый офицер» через опущенное стекло, просто и спокойно не теряя мгновений выстрелил ему в лицо из подаренного Владимиром «глока». Владимир же, азартно улыбнувшись, раскрыл дверцу и выпал на колени из нее. Привычно вскинув к плечу автомат и отчаянно стараясь разглядеть цель, открыл огонь по машине ДПС. Стекла осыпались, машину словно в мандраже трясло от града попаданий. Даже если внутри кто-то сидел после рожка выпущенного в жестянку «жигулей» выжить там было проблемно. Не торопливо Владимир поднялся, оценил изуродованный бок машины ДПС и коротко сплюнул в траву. Еще двоих можно было плюсовать к списку побед. Кто-то марки коллекционирует, а кто-то для коллекции милиционеров убивает.

Сев обратно в машину Владимир велел водителю возвращаться к остальной команде. Пора было уходить на сон.

Когда они вернулись и кавалькада, следуя отработанным правилам, спрятала в своей середине машину командира, Владимир спросил у молодого потрясенного бойца:

— Думаешь, твой Кирюха доволен будет?

Тот коротко кивнул и сказал:

— Да. — Поглядев на темный лес за окном, он добавил: — Знали бы вы, как он этого мента ненавидит…

— Вот и расскажешь ему, как мы поступили. Скажи ему и другим что мы справедливо платим каждому. И пусть он как поправится тоже берет оружие. Чтобы не ждал когда придет дядя и отомстит за него. Пусть помнит, что месть — его право! И месть — наша правда! Жиды, хачики, америкосы скупили эту страну и менты подумали, что им теперь все можно раз они их защищают. Нихрена. И с ментами и с жидами разберемся. Дайте только срок.

Потрясенный и словно зачарованный боец только кивал в ответ.

— Зря машину не осмотрели. И этого урода. — Подал голос спереди помощник Владимира.

Владимир кивнул резонности этих слов. Робингудствовать хорошо пока есть деньги. А когда их предельно мало надо заниматься пополнением. Даже обирая трупы противников.

— Завтра сделаем экс… — сказал Владимир, и все поняли, что значит это возродившееся слово. — Сбербанковских инкассаторов на шестичасовом заборе денег в городе возьмем.

— У банка брать будем? — с сомнением спросил первый офицер. — Там стрелки. Менты. Четверо. Я уже говорил. И три инкассатора.

— Ну, если они бараны, то сунуться против нас… давай думать, как в город войти всеми сразу. Что-то нас много стало…

Их действительно стало много. Начиналось все с двенадцати разоруженных боевиков оставшихся в школе и не спешащих уезжать к себе… А нынче в кавалькаде было пятьдесят бойцов, да еще две мобильных группы по десять человек в области наводили шухер отвлекая на себя СОБРовцев и ОМОН. А сколько еще оставшихся без работы молодых парней хотели присоединиться к этой веселой и безнаказанной жизни.

Жизнь как-то странно быстро набирала разгон. Не было ни ночи, что бы основной отряд не совершил бы громкой акции, несмотря на блокированные дороги. Не было ни дня чтобы в Москве ором не орали на местных, позволяющих так издеваться над властью. И, кажется, уже не было в области человека не знавшего кто такой «Патриот». На это имя Владимир слишком быстро привык откликаться. Хотя назвали бы его действительно Робин Гудом, был бы тот же эффект.

Мнение о нем сложились в корне противоречивые. Одни считали его на всю башку больным уголовником. Другие видели в нем продолжателя справедливой борьбы начатой еще, становившегося все большей легендой и загадкой, исчезнувшим Богусом. А сам Владимир просто верил в свою звезду и считал, что у него получится стать кем-то большим, чем просто ночным налетчиком. Главное оставаться честным и чтобы люди верили в него. В его высшую справедливость. И люди верили. А в кого еще верить, когда даже суд взяточника — главу сельской администрации осудил всего на два года условно? Кому еще верить, когда на ментов вообще управы нет. И на избиения в изоляторе и на допросах даже пожаловаться было некому. Кому верить если президент по телевизору говорит что обстановка нормализована, а на улицах ночью слышится стрельба и утром находят убитых и ограбленных соседей? Верили ему. В отряде, которого были люди, не опускающиеся до грабежа населения. Зачем вообще обирать нищих, говорил он, когда можно обирать тех, кто их обирает? Головы участников одной из банд присланные начальнику милиции области с курьером-стариком заставили упасть в обморок даже секретаря генерала. А записка от Владимира: «Я делаю вашу работу» «случайно» просочившаяся в прессу, наделала множество шума, и стала поводом даже для ток-шоу на первом канале. Узнав о результатах проводимого в прямом эфире опроса, Владимир снисходительно улыбнулся. Семьдесят четыре процента опрошенных считали, что раз нет управы на бандитов, то не стоит мешать одним бандитам, расправляться с другими. Владимир расценил это как признание заслуг. То, что его тоже считали бандитом, его нисколько не смущало. Кавказец-Сталин, помнил он, не гнушался эксами, а Иван Грозный налетами на своих же бояр.

7.

Путник флегматично руками разламывал креветок и, запивая их пивом, слушал пресс-конференцию с бывшим лидером боевиков. В апартаментах давно уже не было суеты и его, наконец, оставили в покое, снабжая только затребованным им материалом. Старику-«патрону» путник даже не звонил. Зачем того дергать в Париже, куда он улетел к дочери и внукам. Все свои требования Путник сообщал по телефону одному из помощников старика и тот на редкость оперативно выполнял поручения. В общем вот так это и должно было выглядеть с самого начала. Это обычный контрольный визит. То, что он вначале был превращен в цирк с массой выездов, не переставало раздражать путника. Он вспоминал свои катания по Подмосковью и невольно ругался то на себя, то на старика. Оба были хороши.

— Как вы относитесь к тому, что власть еще не в полном объеме выполнила свои обещания данные сложившим оружие. — Задал вопрос корреспондент какой-то иностранной газетки и оператор услужливо показал крупным планом его лицо.

Богуславский немного уставшим голосом сказал:

— А они и не в силах так быстро решить накопившееся проблемы. Ведь сами подумайте, проблемы копились десятки лет, а решить их пытаются судорожными темпами сейчас. Я вообще противник спешки любой, и думаю, что не стоит слишком упрекать правительство. Решая проблемы, они действительно думают, как бы не наделать новых бед.

— А, правда, что не все ваши отряды сложили оружие до конца? — спросил тот же корреспондент и Богуславский задумался.

Наконец, он поднял глаза на спросившего и ответил:

— Мои отряды, как и все разумные люди уже сложили оружие.

Путник невольно вскинул брови, отряхнул руки и зааплодировал. Странно звучали редкие хлопки в пустой квартире. Прервав хлопанье, путник громко сказал Богуславскому на экране:

— Мо-ло-дец! Так лихо откреститься от всех…

Вытерев руки о салфетки, путник взял в них папку с личным делом, присланным ему еще неделю назад. Это было личное дело только одного интересовавшего его человека.

Владимир на фотокарточке был хмур и как-то неприятен. Но путник знал эти лица. Он знал, что тот, кто должен придти тоже не будет обладать правильными чертами лица. Не было таких в истории. Красавцев во всем. «Печать» ставится сразу на лицо таким людям.

— Вот Володя. — Сказал путник, обращаясь к фотографии. — Привыкай к предательству. Они все тебя и предадут.

Отвлекая путника от разговоров с фотографией, корреспондент Таймс с экрана спросил:

— Правда, что вам правительством России предложен важный пост в одном из регионов.

Богуславский покивав, ответил:

— Это правда. Не шибко важный. Предложили работать в гражданской обороне. Но на этот пост я не соглашусь. Я не хочу быть пешкой или задвинутым оловянным солдатиком. Я хочу, чтобы моя работа… мой труд… приносили пользу людям. Чтобы я мог влиять на власть и органы. Я хочу заставить их научиться уважать свой народ, которому они служат. А быть просто еще одним бесполезным ртом в громадном аппарате страны я не хочу.

Путник несколько косо посмотрел на раздраженное лицо Богуславского и сказал:

— Дурак. Соглашайся! Соглашайся, пока предлагают. Уже все за тебя продумали. Жить будешь словно кум королю.

Путник внимательно досмотрел пресс-конференцию до конца и когда пошла реклама, не выдержав, набрал номер нового помощника.

— Приветствую. Видели конференцию с Богуславским? Ага. Я тоже смеюсь с него. Давайте-ка отдайте указание здесь в Москве, чтобы на него надавили. Пусть соглашается. Предложите ему что-нибудь более перспективное, но такое же задвинутое. А уж этого Володю мы своими силами оприходуем. Что? Нет. Тоже предложим сделку вначале. Если он идиот и не понимает что все в мире продается и покупается нам такой не нужен. Этот мир не для принципов. Этот мир для нас.

8.

— Мне очень не понравилась ваша отсебятина на встрече с журналистами. — Говоривший полковник не был строг или разозлен. Он просто констатировал факт. Не понравилось и все. — Я понимаю ваши чувства, но вы должны тоже понять что… Черт побери, то, что я сдержал данное мной слово по отношению к вам это просто дань… чести, наверное. Я ведь тоже офицер. Но не более. В другой ситуации… вас бы в таком свете показали, что свои бы закопали. Вас ненавидел бы весь народ. Как управлять общественным мнением… у нас хорошие специалисты. У нас огромный опыт по возбуждению в народе нужных чувств негодования к чему-либо.

— Я понимаю. — Ответил, нисколько не пугаясь, Илья.

— А раз понимаете… давайте прекращать отсебятину. Даже я не могу позволить себе… Ведь непродуманные слова черте к чему привести могут.

Илья взял из бара между сидениями банку пива и отпил из нее довольно внушительный глоток. Посмотрел в окно на ночной пейзаж и странно хищно улыбнулся.

— И прекращайте пить все, что перед вами поставят! — Вдруг жестко сказал его собеседник. — Мне еще не хватает, чтобы вас отравили. В жизни не отмоемся!

Немного напугано Илья отвел от себя банку и посмотрел, что собеседник действительно переживает.

— Отравлено? — глупо поинтересовался он.

— Нет, конечно. — Сказал, смягчаясь, собеседник. — Сегодня нет.

— А завтра может быть?…

Собеседник не ответил. Он посмотрел в непонятное лицо Ильи и так и не решил, смеется над ним бывший майор или нет.

— В общем… Мне попросили вам передать. И сам я думаю, что будет справедливо, что беспорядки, которые вы начали вы и потушите. И город, который по вашей милости в таком состоянии, тоже вам восстанавливать. — Сказал он, глядя вперед на дорогу. — Принимайте дела. На все вам дают три месяца. Чтобы через три месяца о беспорядках там никто не слышал…

Илья, тоже посмотрев вперед, сказал:

— Я постараюсь, полковник.

— Не надо стараться. Надо просто четко все делать. — Спокойно, но веско сказал собеседник. И добавил негромко: — Да и выбора у вас особого нет…


Содержание:
 0  Пастухи на костылях : Вадим Еловенко  1  Пролог : Вадим Еловенко
 2  Глава первая : Вадим Еловенко  3  Глава вторая : Вадим Еловенко
 4  Глава третья : Вадим Еловенко  5  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 6  Глава пятая : Вадим Еловенко  7  Часть вторая : Вадим Еловенко
 8  Глава вторая : Вадим Еловенко  9  Глава третья : Вадим Еловенко
 10  Глава четвертая : Вадим Еловенко  11  Глава пятая : Вадим Еловенко
 12  вы читаете: Глава первая : Вадим Еловенко  13  Глава вторая : Вадим Еловенко
 14  Глава третья : Вадим Еловенко  15  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 16  Глава пятая : Вадим Еловенко  17  Часть третья : Вадим Еловенко
 18  Глава вторая : Вадим Еловенко  19  Глава третья : Вадим Еловенко
 20  Глава четвертая : Вадим Еловенко  21  Глава пятая : Вадим Еловенко
 22  Глава первая : Вадим Еловенко  23  Глава вторая : Вадим Еловенко
 24  Глава третья : Вадим Еловенко  25  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 26  Глава пятая : Вадим Еловенко    



 




sitemap