Фантастика : Социальная фантастика : Глава третья : Вадим Еловенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26

вы читаете книгу




Глава третья

1.

Владимир, когда к нему привели Сергея, даже слов не мог найти. Он только сдержанно встал, подошел и обнял крепко старого друга. Сергей растеряно и неловко обнял в ответ. Сидевший там же во дворе на скамейке первый офицер усмехнулся и сказал:

— Привет хулиган… Расскажи за что ты так нас потрепал там в калужской.

Сергей отстранился, и исподлобья глядя жестко на первого офицера, сказал:

— Я после вас еще сотни женщин изнасилованных вашими уголовниками по больницам возил. Я дома там восстанавливал после боев еще месяц. Дороги чистил и БТРы подорванные растаскивал. Трупы людей еще три недели по запаху находили по подвалам и чердакам… Знали же куда прете. И поперлись все-таки. Кто мне обещал, что в город Богуса не войдет? А? Не вы ли?

Владимир, успокаивая, похлопал по плечу друга и сказал:

— Остынь. Знаю что там накосячили дико. Но ничего уже сделать не мог. Меня там конкретно ранили. Еле откачали.

— А он знает. — Усмехнулся первый офицер. — Он был на той поляне, где я тебя забрал. Вместе с теми был.

— Да ты говорил уже… — брезгливо сказал Владимир, словно не желая этот момент вспоминать. Обращаясь к Сергею, он спросил: — Ты в гости или по делу? А то у нас завтра переезд, меняем квартиры и дома как перчатки. Боимся Службу, которую твой Богус на меня натравил.

— Да я собственно по его просьбе и приехал. — Признался Сергей, глядя на ненавистного ему первого офицера. Повернувшись к Владимиру, он добавил: — Нет, не уговаривать или что-то… просто контакт хоть какой-то наладить. Всяко он сейчас делает половину из того, что ты хотел когда-то. Если точки соприкосновения будут, будет и разговор о твоей легализации.

— Ой, да срал я на легальность. Так даже веселее! — Засмеялся Владимир и потянул Сергея за собой в беседку. Когда они расселись, он спросил: — Рассказывай как ты там. Год же с фигом тебя не видел. Женился небось?

— Неа, но все к тому идет. — Сказал Сергей, радуясь, что разговор происходит не при первом офицере. — Думаем ближе к весне. Пока так, вместе живем.

— Круто. А у меня подруги, как говорится, по очень большим праздникам. Постоянную с собой не повозишь… Вечно на колесах. — Подумав, что не о том говорит, Владимир спохватился и похвалил: — Дааааа, с Богусом вы мировое дело затеяли. Смотрю новости из-за рубежа и радуюсь. Лучший ход, какой можно было придумать, чтобы запад больше не мешался нам с нашими делами.

— Это не ход. Это факт. Нефть все. Заканчивается. Та, которая в море ее будет мало, и добывать невероятно тяжело. Огромные затраты.

Кивнув с довольной улыбкой Владимир, подмигнул и спросил:

— Но на наш век-то хватит? — Сергею пришлось покачать головой и признаться, что не хватит ни за что. Тогда Владимир довольно флегматично сказал: — Ну и тем лучше. Америкосы хоть не завоюют, пока мы тут своими делами занимаемся. Я только этого и боюсь, что пока к власти в стране иду, уже и страны-то не останется.

— У них надолго еще хватит. — Сказал Сергей. — Пока не выдоят Техас, Карибский залив, Ирак, Кувейт и Саудовскую Аравию не успокоятся. На докладе озвучили, что у них потенциально нефти на десять-пятнадцать лет.

— А у нас на четыре года?

— Да. В таких темпах, да. В США многие источники нефти были запрещены к расконсервации и добыче. Проще было покупать нефть пока она дешевая в других странах. Теперь эти источники начинают раскрывать в полный рост.

— А чего тогда у них народ бесится? Я смотрю демонстрации по всем штатам. Везде мятежи.

— Так цены-то задрали. А американцы это просто автомобильная культура. Их безнеснюки в полной мере воспользовались нашим докладом, чтобы разогреть рынок.

— Они доразогреваются. — задумчиво произнес Владимир.

— Да. Наши аналитики тоже считают, что скоро начнутся у них бодания на федеральном уровне. Год, от силы пять, и Техас покажет ручкой США вспомнив, что он когда-то был свободной землей. Поверь под такое дело они и аборигенов подпишут, чтобы доказать историческую целостность новой техасской республики. А там ведь главное начать. Отвалит Техас, отвалит Аляска. Ей, как говорится, сам бог велел. Она сможет себя греть за счет своих ископаемых. Будут за счет продажи выживать.

— Вот ведь курвы. Мир в задницу валится и они начинают о своей шкуре думать. — возмутился Владимир. — Таких уродов надо сразу к стенке. Кстати смотрю у нас не лучше. Развели подонков, словно фермы специальные строите. Мне власть нужна, чтобы вернуть землю русским людям. А не отдавать ее вашему засилью жидо-коммунистов.

— Ой, да ладно. — Зло и раздраженно сказал Сергей. — У нас на все правительство три еврея.

— А должно быть ни одного! — Убежденно сказал Владимир. — А всем остальным пожалуйста в парламент. В правительстве ТОЛЬКО русские. А евреев даже в парламент не пускать. Эта зараза везде приживается, как сорняк какой-то, прости господи, я бы их кастрировал всех. Что бы не размножались. Хрен с ним с холокостом… Но кастрация это святое. Что бы не плодились твари.

— Чем они тебя в прошлой жизни обидели? — спросил удрученно Сергей, перефразировав заданный ему когда-то Богуславским вопрос про госпитальеров.

— А куда не придут везде все разрушить норовят и везде всех поиметь… США это строго жидовская страна. Там вечно президенты в первую очередь перед вступлением в должность заявляют поддержку Израилю. Это же не секрет! И смотри, что они по миру делают? Пидоры одним словом. А нашу империю разве не твои социалисты разрушили с жидами заодно. Правильно Николай второй их чмырил. Самый убогий наш царь, семьянин, гуманист, и тот их гонял в хвост и в гриву. А в Германии? Баварское восстание? Ублюдки твои жиды, одним словом.

— Они не мои и они не ублюдки. — Жестко заявил Сергей. Но вдруг усмехнулся и сказал: — Ублюдок это незаконнорожденный. А они слишком хорошо за своей родословной следят. Ортодоксы даже полукровок на дух не выносят.

— Во-во! И эти люди меня нацистом называют… — непонятно к чему сказал Владимир и, подозвав бойца из охраны попросил, принести из дома выпить чего-нибудь. Обращаясь к другу, он поведал: — Ты знаешь, не пью почти. Вот просто не лезет алкоголь. Я вспоминаю Москву и своих волчат, с которыми куролесили, помню, как им твердил не пить, не пить, не пить… и сам бросил начисто. Я же когда им долдонил только перед акциями имел ввиду, а сам завязал основательно. Сейчас только вот с тобой пригублю.

Когда принесли водку и быстро нарезанную закуску, к ним за стол подсел и первый офицер. Молча, ничего не говоря, разлил всем и посмотрел на Владимира, мол, за что пьем.

— А без тоста… — сказал он, но, поправившись, заявил: — За встречу. С нами бог!

Сергей, выпив и закусив наконец-то смог спросить вечно его интересовавший вопрос:

— Всегда знать хотел почему «С нами бог?» На Руси же вечно «С богом», мы то есть с богом. Или ты у немцев перенял?

Закусывая Владимир ответил не сразу. Дождавшись пока офицер разольет по второй, он пояснил:

— Понимаешь именно потому что мы «с Богом» вот нас и заносит хрен знает куда… Уж лучше мы на свои дела бога брать будем. Не захочет — на привязи пойдет. Так что за «С нами Бог»!

Откровенно улыбаясь столь необычному, заявлению все снова выпили. И продолжили разговор.

— Что Богус планирует дальше делать? — спросил Владимир.

— Подминать округу под себя. — Честно признался Сергей. — России нужно жизненное пространство к тому времени, когда исчезнет нефть. Теплое уютное жизненное пространство. Мы как германия в тридцатых… не продвигаясь погибнем. Точнее зело сократимся. Украина хорошо бы, но в идеале и с Казахстаном вопрос надо решить. И с Кавказом. Но с казахами очень сложно. У них есть все, что другим надо и от нас в принципе им ничего не нужно.

— А чего сразу не с Китаем вопрос решить? — Усмехнулся скептически первый офицер. — У них много теплых мест на юге.

— Патронов на всех китайцев не хватит! — Сказал, улыбаясь, Владимир и даже Сергей усмехнулся. На Китай ни патронов, ни колониальной администрации не хватит.

Они немного поговорили об официальных планах правительства и Сергей честно признался, что на ближайший год-два у Ильи только одна головная боль — как на штыках удержаться у власти. Потом наш русский народ, как говорится, втянется. Как тот котенок, который сначала боялся пылесоса, а потом ничего… втянулся.

— Да они и сейчас в нем спасителя видят. — Польстил первый офицер.

— Это пока. Пока народ озабочен общей идеей спасения. А когда начнут крупномасштабные миграционные потоки запускать, когда начнут плотно заселяться юга страны… плотность населения скажется сильно.

— Зря они это затеяли. — Убежденно сказал Владимир, не объединяя почему-то Сергея и остальное правительство. — В России всегда такой климат был. И раньше не было нефти, и как-то жили. Надо ближе быть к природе!

Сергей покачал головой и сказал ехидно:

— Это что у всех nazi такая болезнь народ к природе, к корням тянуть!?

Владимир засмеялся и ответил:

— Ну, наверное. Это наша так сказать отличительная черта. А что к космополитизму призывать? Глупость же. А так… ведь всегда сеяли, сажали, пусть только один урожай за лето, но как-то жили? Из-за черты крайнего севера да. Надо убирать людей. А так… остальных я бы оставил на месте. Деревни бы точно! Ничего страшного, печи построят. А каменного угла на них еще на дооооооолго хватит.

— А с мегаполисами что делать? — усмехнулся Сергей наивности друга.

— Вот мой наставник говорит термоядерными зарядами их! — смеясь, сказал Владимир.

Первый офицер улыбнулся, а Сергей спросил у него:

— Ну, вам-то людей понятно не жалко. А страну? Ведь это же крах всей научно технической базы.

— Нет, — поправил сам себя Владимир, — он хочет вывести нужных людей и ценности, включая научные. А вот остальных… Ну давай честно Серега… ну нахрена этой стране в будущем столько людей? Просто скажи зачем? Оборонятся от Китая? Так против их людских масс мы и сейчас не выставим ничего сносного. И ядерное оружие решит этот вопрос. А для того, что бы каждый Русский человек чувствовал себя хозяином своей страны, нам надо поверь не больше семидесяти-восьмидесяти миллионов.

— А ты гуманнее, чем Маргарит Тэтчер. — Сказал хмуро Сергей. — Она вообще считает что нам и пятнадцать миллионов много.

— А я не англичанка! — со смехом заявил Владимир. — Я русский. Я добрее и действительно гуманнее. Это они до двадцатого века детей казнили.

Сергей только головой покачал от такого определения гуманизма.

2.

Илья пятерней впился в волосы, читая доклад, и вышагивая раздраженно по заметенному осенними листьями дворику. Девять из европейских стран выставили счета России, грозили отнять русскую собственность за рубежом и арестовать русские деньги на счетах, если не будут выплачены неустойки по разорванным односторонне контрактам на поставку углеводородного сырья. Раз у них не получилось выдоить Россию досуха, они решили хоть так поживиться.

Следующий рядом с ним советник по европейским взаимоотношениям боялся слова лишнего сказать. Он таким остервеневшим Богуславского никогда раньше не видел. Но, когда Илья сел на скамью у летней кухни, советник, стоя перед ним, спросил осторожно:

— Какие меры прикажете принять?

Ответный вопрос Богуславского поставил неподготовленного советника в некий тупик:

— Сколько нам понадобится, чтобы, что можно спасти или продать, а деньги со счетов вывести?

Представляя объем задачи, советник только помотал головой и признался:

— Это невозможно. Теоретически можно такое сделать, но на практике боюсь нереально. У нас постоянно суда в Европе, самолеты, собственность необходимая нам там для работы. Все это могут сделать залогом будущих выплат.

— Но ведь мы тоже привлекли не мало капитала к себе? Как они отреагируют, если в ответ мы национализируем их автомобильные и прочие производства?

— Боюсь на поколение — два мы подорвем доверие к себе окончательно. — Признался советник. — Никто в трезвом уме при таких телодвижениях не будет вкладываться в нашу экономику. В ответ на конфискованное нами они будут арестовывать транзитные грузы. А на отгрузку типа «Фри он боард» не каждый покупатель пойдет. С полезными ископаемыми так точно не получится. Плюс к этому изоляция, санкции, плоть до военных маневров на Балтике и Тихом океане.

— Это меня меньше всего пугает… — отмахнулся Илья. — В крайнем случае, одна ракета и нет их авианосного соединения. Захотят войны они ее получат. Но они после нашего выступления не захотят. Мы четко объяснили, что нам по-барабану. Хотят воевать — велкам! «Сатану» никто еще отменял. Выжжем полмира, если сунуться. Терять нам особо уже нечего.

Офицер охраны принес с веранды дома плед и осторожно положил рядом с Ильей. Тот, поблагодарив, накинул на плечи ткань и, посмотрев на советника, спросил:

— Сколько у нас есть времени пока они не начнут аресты.

— Мало. От недели до трех. Если они подали такие ноты протеста, значит дела уже в европейском суде. Вопрос ареста имущества это уже даже не вопрос.

— Есть хоть какие-то идеи? — Строго спросил Илья и советник пустился в пространные речи о том, что можно оттянуть время, пустив по трубам заявленное договорами количество нефти и газа. Можно в суде попытаться отыграть на форс-мажорных обстоятельствах в стране. Смена власти и другие «мелочи». Но мы, говорил он, признали себя правопреемниками Российской федерации. Иначе бы мы потеряли бы все активы за рубежом в первый же день. Как нам не принадлежащие они поступили бы в казну государств.

— А если мы откажемся выплачивать внешний долг в случае санкций? Это их не проймет? Не отрезвит?

Советник устало покачал головой. Он уже сам думал о возможностях противовесов. И выхода не видел.

— Россия после такого признательного доклада стала слишком лакомым куском. Они знают, на что мы способны, но крыша у них уже съехала от слов, что скоро Россия останется без кулаков. Они уже нас делят и в некоторых кругах, Польша откровенно заявляет свои права на многие земли чуть ли не по Псков включительно. Ну, поляки это уже патология, но что с делать с той же Финляндией, которая к подобным не относится, но уже готова предъявить претензию на земли вплоть до Ладожского озера.

— Как что? — с насмешкой произнес Илья. — Вы не знаете, что делать с мухой, когда она надоедает? Прибейте ее. Даже в режиме полной экономии мы еще способны устроить революцию в этой горячей финской местности.

— Это как вариант. — Спокойно отозвался советник. — По всей Европе и так накаленная обстановка. Везде вспомнили старый добрый термин экспроприация экспроприированного имущества. Но за две недели этого не устроить. А через пару недель начнет работать суд по вопросам долгов России.

— Ух, как повязали… Словно репарации выплачиваем. — Отчего-то с насмешкой сказал Илья. — Ну, что ж мы устроим представление, если суд начнется. Но надо постараться его не допустить…

— А можно узнать какое представление? — Спросил советник, всерьез опасаясь худшего.

— Узнаете, когда начнем. — Уверенно сказал Богуславский и попрощался с советником.

Когда гость ушел, Илья все так же оставался сидеть на скамейке, наслаждаясь свежим пахнущим прелыми листьями воздухом. Разглядывая фасад своего дома с темными бронированными стеклами, он думал, а стоило ли оно того. Стоило ли затевать все это чтобы сейчас оказаться в такой заднице, если говорить строго по-русски?

Подозвав секретаря, Илья велел вызвать на связь начальника Службы. Через несколько минут ему поднесли телефон и Илья радостным тоном сообщил:

— У нас готовятся имущество в Европе отнять. По неустойкам. То о чем мы до всей этой катавасии и говорили.

— Не посмеют. — Уверенно заявил начальник Службы. — А посмеют, у нас тоже есть, что у них отобрать.

— Не вариант. Нам меньше всего сейчас надо отвлекаться на бодалки. — Сказал Илья. — Есть еще варианты?

— Мне задача не ясна. Есть полный список имущества, которому грозит арест? И какой приблизительный объем по выплатам?

Илья поглядев на окна своего дома сказал в трубку со вздохом:

— Есть, все есть. Сейчас тебе все перешлют, подумай там со своими спецами, я же пока с МИДом переговорю. У них были сто лет назад разработаны планы по спасению нашего добра там. Посмотрим, что нам пригодится.

Звонок в МИД и обещание скорого приезда специалиста с докладом немного подбодрил Илью. Министр иностранных дел клятвенно заверил, что и недели хватит, чтобы спасти самое ценное, а не потерять его в ходе судебных тяжб. Но потраченный вечер на бумаги заставил Илью придти к неутешительному выводу:

— Будем платить. — Решительно сказал он собравшимся специалистам. — Понимаю, что не хочется. Но надо. Свяжитесь с этими истцами сообщите, что неустойки будут выплачены. Мы потом все обратно отыграем на взлетевшей цене на нефть. Все что они у нас неустойками возьмут мы с них и сдерем. Не те деньги, что бы из-за них так портить с миром отношения и устраивать очередную холодную войну. Будем пока играть по их правилам.

Странно, но это волевое решение заставило многих расслабиться и вздохнуть с облегчением. Действительно иногда проще заплатить. Чем потом десятилетиями думать, как наладить снова экономические отношения.

— А с кредитами, как поступим? — Спросил представитель Минфина.

Илья уже не первый раз, в жизни мысленно обращаясь к богу, просил дать ему сил все решить и разума, чтобы не ошибиться. Он попросил снова бумаги по кредитным выплатам и по телам кредитов. Все что они планировали «поднять» с мирового кризиса едва бы хватило на погашение набранных демократами последних кредитов. О старых даже речи не шло. Поглядев на сотрудника Минфина, Илья кивнул.

— Выплачиваем по мере поступления денег и по мере падения валют. Сильно достают?

— Да. — Покивал специалист и пояснил: — Демократы, когда эти кредиты набирали такого в форс-мажоре понаписали, что странно, почему у нас сейчас требуют возвратов, а не еще год назад, когда мы к власти пришли. Они всерьез рассчитывали, что новая власть, если будет революция, подломится под этой ношей выплат. И думаю, нас полные выплаты подкосят не на шутку.

— Есть выбор?

— Есть, конечно. Выбор всегда есть. Треть страны, одурманенная предыдущей властью всерьез считает, что мы давно все долги гасили… и новых не набирали. Многие и очень многие не зная правды, будут довольны волевым решением не платить по «остаткам» долгов старой России. Но тогда все по новой — замораживание наших счетов, конфискация имущества. Тогда вообще неустойки незачем платить, если все равно скатимся к тому же.

Илья оглядел собравшихся и спросил у каждого мнение. Не надо было быть экономистом, чтобы, держа в руках суммы имущества за рубежом и на счетах понимать потенциальные потери. За горло буквально взяли. Выбора как такового не оставалось.

Практически все высказались за то, что кредиты придется возвращать. Илья принял их мнение и распустил, приказав готовить выплаты, по возможности добившись от кредиторов согласие на «сырьевой» вариант, когда в зачеты пойдут второстепенные добываемые ресурсы по «новым» ценам. Только в случае неудачи переговоров Илья приказал использовать запасы золота. Оно росло в цене и существовала довольно симпатичная перспектива «удешевить» долг страны.

3.

Ольгу вызвали в городское управление Службы к половине седьмого вечера, чтобы не дергать прямо с работы. Как она не пыталась по телефону у звонившего узнать причину вызова, ей естественно ничего не сказали. И от того еще более пугая саму себя она до указанного времени напридумывала множество страшилок, от которых у нее мурашки по коже ползли и настроение все ухудшалось и ухудшалось, скатываясь в необычную панику.

Подкатив к управлению, он оставила машину на стоянке и, нервно перекурив, пошла в такое пугающее здание. В дежурной части он сказала, что ей назначено. И вместо того, что бы просто сказать, куда идти, один из офицеров службы вышел и лично повел ее коридорами и лестницами. Остановились они в секретарской самого начальника городского управления и офицер не обращая внимания на секретаря прошел в кабинет, попросив Ольгу немного подождать. Не смотря на то, что она практически не курила, а перед входом в здание уже схватила отравы, Ольге смертельно хотелось достать сигарету и закурить прямо в секретарской. Нервы были на некотором пределе. И что ведь самое обидное она так и не смогла дозвониться до Сергея. Может это по его поводу? Может с ним что-то случилось. Услышь она голос любимого может ей стало бы полегче, но телефон упрямо твердил, что абонент вне зоны действия сети.

Офицер вышел из кабинета и пригласил Ольгу зайти внутрь. Прикрыв за ней дверь он оставил молодую женщину наедине с довольно старым словно усохшим мужчиной. Он сидел за столом и внимательно без отрыва смотрел на замершую в нерешительности на пороге Ольгу. Словно изучив, ее он так же молча указал ей на стул возле стола и когда Ольга села протянул ей распечатанный пластиковый пакет. Ольга не смогла сдержать подрагиваний рук, когда принимала эту «почту». Она запустила ладонь в пакет и вынула из него несколько фотографических снимков. Сразу же густо покраснев, она прижала ладонь, к губам сдерживая возмущенный крик. Была бы она чуть впечатлительней она быть может и слезу пустила от обиды и негодования.

Сухой хриплый голос старика за столом спросил у нее:

— Когда эти фотографии сделаны?

Ольга в расстройстве не сразу ответила и вообще вместо ответа задала вопрос начальнику управления:

— Откуда они у вас?

Старик достал откуда-то из под стола бутылку минеральной воды и плеснув в стакан не торопясь выпил. После этого из его голоса исчезла хриплость, но зато в изрядной степени проявилась желчь:

— Интересный вопрос. Любой использующий интернет, уже несколько дней ловит спам — смотрите, какие шлюхи становятся женами первых советников Диктатора.

Краска волнами заливавшая лицо Ольги теперь схлынула окончательно и на ее лбу выступила едва заметная испарина от страха. Бледная, готовая разреветься и только из последних сил сдерживающая свои чувства, она молча смотрела на старика и не понимала. Ничего не понимала.

— Когда эти фотографии сделаны? — Повторил свой вопрос старик.

В этот раз Ольга смогла четко ответить.

— В позапрошлом году. Весной. Моим в то время другом. После этой глупости я сразу с ним рассталась. Я просила его стереть фотографии, но он только смеялся и говорил что это лично для него.

Без эмоций, старик сказал:

— Теперь как видите не только для него. Те, кто играет против нас, против тех, кто пытается спасти страну, начали эту акцию, прекрасно понимая, что бить сейчас в самого Богуславского бесполезно. Так почему не покусать его окружение. Подорвать доверие к тем, кто действительно определяет решения диктатора своими советами. И поверьте, то, что вы не муж и жена с Сергеем Александровичем, для быдла и дроччеров в Интернете ничего не значит. На ура посещаемость сайтов растет.

— Почему вы не закрываете эти сайты?! — возмущенно спросила Ольга.

— А почему мы должны это делать? — спросил начальник управления спокойно, но видя что Ольга и так не в лучшем состоянии чтобы ее еще доставать сказал: — Сайты многие за рубежом. Нет, мы можем и их позакрывать. Связи наработанные. Только какой смысл? Кому надо уже видели. И наши специалисты с упоением отписали, где могли, что такую лажу только дебил мог выложить, так как вы на этих фотографиях, мол, на себя не похожи. На этом и сыграли. Что типа первый раз, что ли такую херню в Интернете выкладывают в надежде дискредитировать кого-либо? Оттого и не закрываем сайты. Закроем и тогда действительно многие подумают, что это правда. А так… глупость очередная и ничего больше.

Ольга, немного пришедшая в себя, мысленно кивнула логичности старика. Но все равно глубина ее возмущения поступком своего оставленного друга была непередаваема. Увидь она Александра в тот момент, глаза бы точно выцарапала.

Начальник управления без отрыва наблюдал за лицом Ольги и, кажется, даже не моргал.

— Для вас новость, что честь надо беречь смолоду? Или что надо уметь подбирать себе друзей… Особенно таких интимных. — Спросил старик, подвигая свой стакан с минералкой Ольге.

Ольга отпила и, поставив стакан на стол, продолжила молчать.

— Богуславский потребовал от меня решить этот вопрос. Понятно, что сайты закрывать мы не будем, но мы должны найти тех, кто устроил эту провокацию и наказать. Чтобы неповадно было.

— Илья об этом знает? — шокировано спросила Ольга.

Тяжело вздохнув, начальник службы сказал:

— А как бы я, без его ведома или без ведома вашего мужа, мог бы вас вызвать? Богуславский дал добро на ваш допрос. Это удар по его Делу и он разрешил применить к виновникам все доступные нам меры.

— Ко мне что ли? — не поняла Ольга.

Считая Ольгу непроходимой дурой, начальник управления снова обреченно вздохнул. Успокаивая девушку, он сказал:

— Успокойтесь. Сейчас ваше дело ведет офицер, прибывший из Москвы. Если понадобится все подробно ему расскажите про этого вашего… кхм друга. А мы вас потом только уведомим, о результатах. Но думаю он и сам во всем разберется без вас…

Ольга молча углубилось в свои мысли и через пару минут спросила:

— И много людей знает что это правда?

— Достаточно чтобы пустить себе пулю в лоб… шучу. Не принимайте всерьез. Со всеми разберемся. Поверьте. Не впервой. Я еще при социализме служил и такого навидался. Думал все тогда в девяностых карьера кончилась, но вдруг стали стариков возвращать на службу. Меня тоже пригласили. И я докажу что они не ошиблись возвращая нас к делу. Вашего фотографа любителя ждет немало сюрпризов. На нем наши курсанты будут отрабатывать методики получения информации. Ибо такой хлам нашей стране не нужен. Вы понятно глупой девчонкой были, но этот… — старик взял в руки фотографию, на которой был и Александр и сказал: — Этот имел все возможности поумнеть к своим годам. Не успел — значит не судьба. А то, что он кому-то передал эту дурость, кому-то кого это заинтересовало, делает его недругом. Цацкаться с ним никто не намерен. Теперь поговорим о вас.

Ольга, сцепив пальцы, боялась поднять глаза на старика, а тот через раз вздыхая, словно ему достался невыносимый крест, разгребать чужое грязное белье выговорил:

— Учитывая, что акция это целенаправленная, фотографии наверняка попадутся на глаза Сергею Александровичу. Вы можете сказать, как он на них отреагирует? С учетом того, что вы часто одна пока он в командировках? И я не могу. Точнее вариантов слишком много. — Он посмотрел в лицо расстроенной Ольги и предложил: — А потому я думаю, нам стоит самим это подать ему. С нашей версией. В которую он, конечно, поверит. Мы умеем подавать, так что бы верили. Как вы считаете?

Немного обдумав, Ольга молча кивнула. А начальник управления сказал:

— Значит больше не беспокойтесь и лишь подыграйте нам, когда придет время, изобразите возмущение в нужной форме. «Да если бы это была бы правда, то не так обидно бы было». Мол, если бы вы знали кто такие гадости распускает сами бы его… в общем понимаете? Ну и хорошо. А теперь ступайте. И повторяю, успокойтесь. Теперь дело в надежных руках. Сами не сглупите — все нормально будет. Идите.

Ольга покинула кабинет, оставив фотографии на столе. Она словно во сне спустилась по лестницам к выходу и нервно закурила прямо на крыльце. Бесполезно пытаться описать весь тот хаос мыслей в ее голове в тот момент. Не стоит труда и расписывать ее буквально горе от произошедшего. Но больше всего ее угнетала мысль о подлости людей. И даже не сам факт такой мерзости, сколько обстоятельства. Весь мир идет к черту, а кто-то такое устраивает, вместо того чтобы помогать другим выживать в меняющихся условиях. Кто-то находит это для себя достойным занятием. Кто-то считает, что бить через женщин по мужчинам это нормально. Предчувствуя, как Сергею будет неприятно такое увидеть, она искренне молилась богу, чтобы у старика кагэбэшника получилось все подать как чушь. Надежда что все обойдется ее согревала и заставляла уже думать в нужном направлении. Как она будет подыгрывать этой версии.

Единственное чего она справедливо боялась теперь, что после этой лжи уже Служба однажды потребует от нее услугу. Но не травиться же и не пытаться самой рассказать Сергею как это давно было и что тогда она его еще не знала. С мужиками, как она понимала, так было нельзя. С мужиками она, как убедилась, было вообще нельзя… Береги честь смолоду. «Сволочи, какие же кругом сволочи и свиньи» — подумала она, резко выбрасывая окурок и спеша к машине.

4.

Чудная осенняя погода, лесное безветрие, гладь черного Межа озера. Красота. Путник уже несколько раз смаковал это словно Mezaozers — Межаозерс. Лесное озеро. Озеро меж. Между мирами стояло оно окруженное соснами. За соснами виднелись ограждения пустынной спортивной гоночной трассы. На всем берегу кроме путника было еще человека три. Все сидели перед своими удочками и поджидали редкую здесь рыбу. Путник, сжимая в руках длинное раздвижное удило тоже где-то в глубине души подозревал, что сюда он за рыбой пришел. Но на самом деле он в полной мере вдруг оценил, какой невероятный покой дает эта вот почти бесперспективная рыбалка. Столько времени появляется подумать. Переоценить сделанное. Найти новые взамен ранее упущенных возможности. И главное, главное что исчезло у путника там на берегу озера так это странный безотчетный страх перед будущим. Перед хозяевами, которых он подвел. Перед миром, что уверенно на всем газу, сжигая последнее топливо, летел в пропасть энергетического голода. Он больше ничего и никого не боялся. Он уже смог глядеть без сомнения в собственное будущее. Даже если его никогда в жизни не выведут на оперативную работу, но если и не запрут в «консервах», то он не пропадет. Он сильнее, умнее, живучее обычного человека. Он многое умеет и очень многое знает. И главное… главное его преимущество в том что он проживет очень долгую жизнь. Он переживет и гибель нефтяной цивилизации и новый подъем людей… Он все это увидит. И он займет в обществе будущего достойное себя положение. Путник наконец-то решился стать если не свободным игроком, то просто свободным. Но чтобы стать свободным нужно было сбросить оковы, наложенные на него хозяевами. А сбросить самому не получится. Это он знал твердо. Надо было просить дать ему свободу. Ну, зачем им такой неудачник в команде исполнителей как он. А вот как гражданский специалист он им может пригодиться. Именно в том, что свободным он будет полезнее, и собирался путник убедить хозяев. Собирался убедить сразу, как представится возможность. Только вот с возможностями пока было туго. Сколько не пытался обычным и запасным каналом напросится на контакт, столько ему и не отвечали, презрительно повесив на условленном сайте команду «ждать!». Что или кого ждать конечно не поясняли.

Путник заметил на другом берегу озера неспешно идущего мужчину и расстроено вздохнул. Ему много времени было не нужно, чтобы оценить в идущем специалиста Службы России. Он их нюхом уже чувствовал. Опустив руку в карман плаща и сняв пистолет с предохранителя путник все так же спокойно остался на своем месте незыблемо держа удочку в ладонях. Службист подошел и, замерев в десятке шагов, вынул медленно руки из кармана. Показал открытые ладони путнику и спросил вместо приветствия:

— Как клёв?

— Никак. — Отозвался путник спокойно. Оценив, что против него один службист он больше не волновался. Он даже с некоторой насмешкой спросил: — А что же вы это сегодня один. Под Выборгом вас было много. Жалко патронов на всех не хватило… Бежать пришлось.

— Да. — Сказал мужчина, не двигаясь с места. — Я помню, как вы когда кончились патроны, голыми руками убивали. Странно, что вы выжили. Я же лично в вас обойму разрядил.

Зло, усмехнувшись, Путник ответил:

— Странно, что вы об этом говорите. Мне, между прочим, было больно. И я не прочь отомстить за ту боль.

— Ну, попробуйте. — В этот раз с улыбкой сказал службист. — Я тоже хочу испытать, что такое обретенное бессмертие.

С недоверием Путник посмотрел на этого нахала и тут только заметил характерный словно свет из глаз. Положив удочку на сырую высокую прибрежную траву, путник повернулся окончательно к гостю и спросил:

— Эмиссар?

Покачав головой, мужчина ответил:

— Даже еще не специалист. Отпустили, так сказать, погулять и встретится с вами заодно. Говорят, обучение это долго.

Сочувственно кивнув неофиту противника, Путник сказал:

— Да. Это долго. Ну-с, говорите, мон шер, зачем вас ко мне направили.

— Мы знаем, что вы в немилости сейчас. И думаем, что расположения хозяев вновь не обретете. Мы предлагаем вам сменить службу. Как мне сказали вас обучат тому чему никогда бы не обучили ваши. Мне так же велели передать, что все сотрудники ранга эмиссар у нас абсолютно автономны в рамках своей задачи. Вам будет приятно работать у нас. Учитывая, что вас никто простым специалистом и не видит, все прочат вам хорошую карьеру.

Путник опустил руки в карманы и, подойдя вплотную к этому наивному новичку, спросил:

— А что вы собрались с защитными механизмами моими сделать? При попытке переметнуться я потеряю все. И разум и память.

— Нет. Ваш код вывода личности нам известен. Вот он. — Мужчина протянул Путнику листок и сказал: — Систему ввода вы знаете. Это ваша свобода. Ваша психика сама скинет ярмо программ защиты.

Путник взял в руки листок с напечатанным мелким шрифтом и непереводимом ни на один язык текстом. Убедился, что это действительно его код увидев в тексте в нужном месте знакомые символы, обозначающие его тип психики. Но не убежденный до конца он спросил:

— Откуда мне знать, что это не программа прямого подчинения психики командам ваших?

— Без понятия. — Честно признался мужчина. — Мне просто сказали: Передайте ему, он знает, что делать, если захочет освободиться.

Путник кивнул. Ему дали выбор. Он выбора еще не делал, и потому программы защиты молчали, насторожившись и готовые сожрать его мозг в считанные минуты. Спрятав листок в карман, и намереваясь искренне сообщить о встрече и коде своим хозяевам, Путник сказал:

— Спасибо, я подумаю.

— Да… — кивнул мужчина. — Я скоро буду вашим противником. Мне не хотелось бы снова в вас стрелять.

Отмахнувшись, Путник заверил:

— И не придется. Мы никогда не стреляем друг в друга. Мы уже умеем ценить жизнь. И вы научитесь. Да никто и не потребует этого от вас. Учитесь. Удачи не желаю, сами понимаете. Но я лучше буду бороться против умного, чем против непредсказуемого дурака. Так что учитесь хорошо!

Они улыбнулись друг другу на прощание и неофит, бесстрашно показав спину, пошел прочь от немного повеселевшего путника.

5.

Работая с докладом, присланным из МИДа, Илья только немо в удивлении вскидывал брови в поражающих его местах. Как, оказывается, мало было нужно всему этому хваленому европейскому обществу, чтобы пойти под откос истории. Беспорядки охватили все от Польши до Испании. Земли Германии, в который раз за свою жизнь переживали наплыв социалистов вкупе с националистами. И те и другие сходились во мнении что эра демократий прошла и пора бы во главе государств ставить Личность. Не мудреная идея, имея как пример Россию, которая словно замкнувшись в себе, решала свои внутренние проблемы. Ну, а кто еще мог бы подняться там, в условиях неконтролируемого роста цен даже на самое необходимое. В условиях полной беспомощности полиции и растущих в количестве терактов. Общество, привыкшее к слишком спокойной и размеренной жизни, просто или упало на колени перед единицами стремящимися переделать мир вокруг или пошли за этими реформаторами стройными рядами. Капиталы срочно выводились в более спокойные страны. Европа упорно шла по тем же граблям что и Россия в период первых возмущений. Защитные механизмы не срабатывали. Политики в бессилии удержать народные возмущения стремительным падением уровня жизни и страхом, поглощающим все вокруг, толпами подавали в отставку, уступая места тем, кто как им казалось, были способны совладать с этим жутким приливом неразберихи. Только вот, что можно было изменить за такой короткий промежуток времени? Когда за месяц люди просто обнищали, не умея и собственно инертно не желая жить без достатка топлива. Тут никакой политической воли не хватит, чтобы перевести общество в режим жесткой экономии.

За океаном, в США, обстановка еще хранила некоторое спокойное состояние. Убежденные что их мощное государство неспособно поколебать мировое возмущение люди только удивлялись стремительному закрытию некоторых предприятий, и увеличению безработицы. Но критической массы беспокойство еще не набрало, а в некоторых уж совсем удаленных местностях все так и шло своим чередом и лишь непонимающее покачивание головой выдавало в людях вялое возмущение ростом цен на бензин.

В остальном мире уровень недовольства разнился значительно. Были лишь некоторые общие черты для всех стран. Серьезно подорожавшие авиаперелеты заставили людей вспоминать о более длительных путешествиях на поездах. Инфраструктура стремительно пыталась адаптироваться под рост цен на топливо, и лишь в странах третьего мира казалось, катаклизм прошелся лишь по верхам. К примеру, в глубинке бразильских джунглей людям было абсолютно фиолетово, что там с нефтью в мире происходит. Сталкиваясь с редкими проявлениями кризиса, жители только непонимающе просили объяснить им в чем собственно дело.

Основной удар нефтяная лихорадка нанесла, конечно, по городам. Во всем мире без исключения медленно, но верно, так сказать, очищался воздух. Не каждый уже мог позволить себе передвижение на личном транспорте, предпочитая общественный.

В деревнях урон от роста цен сказывался не меньше, но люди обладая довольно спокойным мышлением и верой, что все как обычно обойдется, просто запасали необходимое на зиму, даже переплачивая по новым ценам. Дорого не дорого, но в канадском поселке на краю вечных льдов сильно не повозмущаешься. Зима все возмущения оборвет, если вовремя не подготовиться.

Отодвигая от себя доклад, Илья мысленно обратился к проблемам собственной страны. Уже осень. В северных городах снабжение в этом году было в прежнем режиме, но за эту зиму, за весну и за лето нужно было подготовить места для размещения и полноценной жизни для минимум восьми с половиной миллионов. Задача откровенно пугающая. За три четверти года построить площадей, как в две Москвы. И строить не компактные многоэтажки, а действительно малоэтажные постройки, которые позволят населению самим позаботится о себе в случае дальнейшего разрушения централизованных сетей отопления и снабжения водой. Задача осложнялась еще и тем, что само население, обладая инертным мышлением, всерьез верило, что их-то минует чаша сия, раз даже после доклада ничего в снабжении не изменилось. И не спешили никто особо перебираться южнее. Построенные поселки и городки по докладам ответственных были заполнены менее чем на две трети. Те, кто приобрел недвижимость, еще не спешили ее занимать, пользуясь возможностью пожить в прежних условиях. А принудительно расселяемые позволяли себе открыто возмущаться методами власти не желающей дать им спокойно доживать на старых местах.

По всей стране по личному приказу Богуславского крутили ролики о нескольких поселках Камчатки. Показывали тех идиотов, кто решил остаться и кого с горем пополам обнаружили спасатели после окончания эвакуации и отключения этих поселков от отопления и электричества. Картины вывозимых авантюристов, из брошенных уже поселков, на большую землю впечатляли, но, кажется, не всех. Количество кретинов верящих в то, что после объявленной в городе эвакуации именно им будет прекрасно жить без соседей не уменьшалось. Внесенное на рассмотрение Диктатора предложение прекращать спасательные операции сразу по окончанию эвакуации, Богуславский провалил. Он хотел вытащить по возможности всех, не поддаваясь на вечный соблазн естественного отбора, когда только умные и расторопные выживут. Вот и мотались на снегоходах и грузовиках по крайнему северу и Камчатке спасатели по расселенным поселкам, сжигая драгоценное топливо в глупых, по их мнению, операциях.

К удивлению Богуславского помощь в крупномасштабном расселении поспешили оказать и благополучная Норвегия со Швецией. Илья конечно согласился. Благо, что проявления этой помощи носили действительно альтруистический характер. Швеция строила прекрасные деревянные малоэтажки по намеченным поселкам. Норвежцы участвовали в основном, как спасатели.

Буквально за день до получения доклада о внешнем положении Богуславский подписал приказ строительстве в рамках программы переселения именно деревянных домов. Он справедливо посчитал, что надо будет камнем и позже можно будет обложить, а пока не до эстетики. Деревянные дома по заверению ответственных были теплее и при определенных технологиях значительно легче отапливались. А уж насколько быстрее строились, просто слов не находилось. Другое дело, что вся задействованная в проекте деревообрабатывающая промышленность просто вязла в заказах государства. Она не справлялась, а просить участия в этом трудоемком деле другие страны Богуславский не решался. Платить золотом он не спешил.

Илье приходилось не первый месяц жалеть, что он встал у руля в такое сложное время. Хотя справедливо отдавая отчет он понимал, что в иное время, таких как он близко бы к власти не пустили. Все сложилось, как сложилось. Революция помогла ему встать у правила, чтобы просто спасти страну. Не приди к власти, он отчетливо представлял, как бы все выглядело в итоге. Выкачав нефть и оставив страну умирать в холоде, все кто пасся у кормушки, просто сбежали бы в теплые страны. Клином бы словно гуси слиняли и деньги с собой прихватили, превращенные в ценности и золото. А люди… А люди просто бы начали вымирать. Тихо, молча, терпеливо сдыхать. Блокадный Ленинград показался бы курортом по сравнению с мгновенно одичавшими бы русскими зауральскими просторами. Голод пришел бы стремительней, чем кто-либо смог бы предположить. А за голодом пришло бы все то о чем в здравом уме думать очень не хочется. Богуславский нес свой крест как умел. И он знал, что он всяко делал это именно для людей, а не для себя или своей элиты. И сие хоть не много, но согревало его душу. Он надеялся, что хотя бы потом кто-нибудь оценит, какой титанический труд был проделан. Какое невероятное самопожертвование проявили те, кто помогал ему спасать людей. И самое главное, Богуславский очень надеялся, что люди поймут насколько идиотами они были, доверяя недра страны торгашам управлявшими до него. Надеялся, но не верил.

6.

Анна Андреевна разбудила мужа едва только услышала очень близкие выстрелы. Александр Павлович, быстро уяснив, что стреляют уже во дворе, по визжащим от боли собакам, не одеваясь, поспешил к оружейному сейфу в углу и вынул из него старое доброе бенелли. Зарядил и осторожно подойдя к окну выглянул. Увидел мечущихся в свете садовых фонарей людей и строго сказал жене:

— Одевайся и на крышу. Не на чердак, а на крышу!

— А ты? — с ужасом спросила Анна Андреевна, спеша накинуть поверх ночной рубашки платье.

— Я за тобой. Бегом, жена. Бегом. Они уже в дом проникли, я вижу разбитые окна в столовой!

Анна Андреевна уже была готова. Она пугливо выглянула в коридор и, услышав на первом этаже крики сцепившейся с налетчиками прислуги, прижимая ладонь к губам, поспешила по коврам к лестнице на чердак. Обернувшись у перил винтовой лесенки, она увидела мужа в одних трусах и с голым торсом, перегнувшегося через перила и что-то выцеливающего внизу. Выстрел раздался неожиданно для пожилой женщины и почти паникуя, она никак не могла решиться бежать к стоящему в пороховом думу мужу или спешить как он и сказал на крышу. В ужасе еще сильнее прижимая ладони ко рту и боясь закричать она все-таки поспешила по неудобным ступенькам винтовой лестницы наверх. На чердаке, где они со временем собирались устроить светлую мансарду она направилась к слуховому окну и раскрыв его отчетливо услышала крики и стоны на улице. Холодея от страха, она никак не могла заставить себя подняться на черепичную крышу. И только снова зазвучавшие выстрелы в доме подстегнули ее. Взобравшись на табурет она тяжело перегнулась через раму и легла животом на подоконник. Помогая себе руками и коленями, она выбралась на сухую еще не остывшую от солнечного дня черепицу и осторожно поползла по ней к накладной лестнице, что вела на один из коньков крыши. Собираясь перебраться через него и скрыться от взоров с улицы между двумя скатами сложной крыши, она надеялась, что муж поймет, где ее искать, а не подумает, что она сорвалась вниз.

Сидя над сточным желобом, проложенным в ложбине между скатами крыши она пыталась расслышать, что происходит в доме. Выстрелы, доносящиеся оттуда, казались приглушенными детскими петардами, взрываемыми в соседней комнате на какой-нибудь праздник. Но даже такие приглушенные они сильно отличались друг от друга. Анна Андреевна без труда угадывала выстрелы ружья ее мужа и легкие, кажется пистолетные хлопки. Бенелли звучала значительно солиднее. Но когда ружейные выстрелы стихли и стали слышны только пистолетные, Анна Андреевна запаниковала. Она не знала что с мужем, может, он ранен, может, уже убит, и чувство своей полной беспомощности заставило женщину заплакать. У всякого терпения есть предел. И даже когда над коньком крыши показалась голова и голый торс Александра Павловича она не успокоилась и не утерла слез страха. Наоборот слезы побежали еще быстрее словно прорвали какую-то плотину. А ее муж, перевалившись через конек голыми ступнями выломал несколько керамических черепиц отчего довольно сильно порезал ноги и, встав в проломы нацелил ружье в своих руках куда-то вниз. Как догадалась Анна Андреевна, ее муж взял на прицел слуховое окно, через которое они поднялись. Негромким, но веселым шепотом Александр Павлович «обрадовал» жену:

— У меня лично только два патрона. За резинку трусов напихал с десяток, но пока лез все растерял.

Анна Андреевна молча поднялась по черепице к нему и осмотрела порезанные ступни. Быстро оторвав подол ночной рубашки под платьем, она перевязала сначала одну, а потом и вторую ступню. Ее муж все манипуляции со своими ногами перетерпел без звука, ни на мгновение не отводя ружья он своей цели.

На крышу так никто не попробовал вылезти. Спустя минут десять во двор виллы въехал грузовик и стала слышна громкая итальянская речь. Анна Андреевна осторожно перебралась к краю крыши и сообщила мужу:

— Компьютер твой грузят. Мониторы точнее пока вижу.

— Ах, я их сук… — возмутился Александр Павлович и собрался перебраться к жене.

— Не надо, Сашенька. Пусть берут что хотят только пусть уйдут. Потом спустимся в полицию заявим. Артем нам поможет порядок навести.

Александр Павлович зло отозвался:

— Убили они Тему. И Алю тоже кажется. И итальянку твою, Миру, тоже… Меня думали тоже легко взять. Хрен им. Троих ранил. Одного кажись смертельно — плечо разворотило качественно. Остальных так… задел.

Анна Андреевна отползла от края и спросила:

— Тебе за это ничего не будет? Тебя не посадят?

Крякнув недовольно, мужчина в трусах распластавшийся на крыше, сказал:

— Нашла о чем думать. Тут простой выбор был или я их или они меня… Не должны… — сказал он в итоге.

Но женщина обеспокоена произошедшем сказала:

— Как они уйдут, спустимся, оденешься, возьмешь деньги в сейфе, карточки возьми и езжай в аэропорт. Лети в Россию, а я утром полицию тогда вызову. Все расскажу. Скажу, что тебе наутро надо было улетать и ты не мог дождаться полицию… поручил мне все рассказать.

При всей очевидной глупости мужчина не возразил ничего. Вскоре раздался шум уезжающего грузовика и мужчина облегченно вздохнул. Расслабился, но тут же втянув ноздрями воздух выматерился.

— Аня, они дом подожгли. Надо спускаться!

Женщина тоже уже уловила запах распространяющегося пожара, но он после уже пережитого не так напугал ее. Она вслед за спешащим мужем перебралась через очередной конек крыши скатилась по нему к водостоку и так же вслед, за не оборачивающимся Александром Павловичем, по хрустящей под ногами черепице перешла на скат веранды. С крыши веранды им пришлось прыгать. Пожилая женщина больно подвернула сразу и ступню и колено, а ее муж после падения еще несколько минут, лежа на земле, пытался понять, не сломал ли он себе чего. А над ними в полный рост разгорался пожар. Лопались стекла, что-то хлопало внутри дома. Один раз даже что-то взорвалось, кажется, баллоны для дайвинга. Анна Андреевна не думала о потерях. Она страдала от болей в ноге и мечтала убраться подальше от пылающего особняка. Наконец ее муж поднялся и, держа ружье в одной руке, второй помог встать и Анне Андреевне. Ковыляя, они пошли босыми ногами по мелкому гравию дорожки к выезду с территории. Они хотели найти помощь и телефон.

7.

В машине Сергей, сидя впереди рядом с водителем неуютно себя чувствовал под взглядом первого офицера, на плече которого спал вволю наговорившийся за полночи Владимир. Они меняли место и Сергея уговорили задержаться и переехать вместе с ними. Обещали, на днях ему показать полный свод своих людей, чтобы Сергей так сказать оценил проделанную работу. Чтобы прочувствовал, какую силу теперь представляет собой Владимир. Не армия конечно, но уже не мало. Как говорил Владимир, мэр одного из городов дал разрешение провести у него официальное мероприятие. И уже выдвигались к этому городу раскиданные по местности национальные и интербригады Владимира. Шоу обещало быть грандиозным. Первый офицер, хвастаясь, сообщил, что только на пироэффекты денег было потрачена уйма. На вопрос Сергея, мол, вам больше не на что тратить, первый офицер сказал, что празднества нужны всем. А тут такой день. Годовщина создания «Русской партии». Стоящий повод для грандиозного праздника. Сергей согласился. Это была реальная возможность оценить угрозу, исходящую от этого недоразумения.

Пробыв в гостях уже неделю, Сергей и так представлял со слов Владимира, насколько далеко они продвинулись в агитации и вербовке. Сила была, конечно, смешная еще, но понадобится совсем незначительный толчок, чтобы она начала расти как на дрожжах. Достаточно этой силе активизироваться и совершить новую попытку смены власти как множество отморозков по всей стране захотят поучаствовать и подняться на этом деле. Знаем, уже проходили. И если пока Владимир не бросал вперед своих «волчат», то только потому что понимал текущую обстановку и невозможность своей победы в существующих условиях. Он ждал. Ждал массового недовольства. Ждал, когда Богуславский провалится со своими нововведениями и вызовет гнев людей по всей стране. Вот тогда наступит его время. Время молодого и сильного вождя, что уже знаменит не только в стране, но и за рубежом. Имя которого окутано огромной тайной посолиднее любой другой. Он был человеком, о котором говорили и о котором думали. И мало кто в стране видел зверства его в калужской области. Зато все знали насколько бессильна против этой легенды любая власть. Что демократы, что социалисты никак не могли совладать с этим молодым «талантом».

Сергей умом понимал, что решать проблему с Владимиром надо быстро и не церемонясь. Пока в его партии не созрели лидеры, которые могли бы заменить Вождя. Пока он был единственным центром, эту гнусь можно было развалить одним точным ударом. А когда таких центров станет много, то ничто уже не совладает с этой нацистской нечистью. И Сергей, в который раз задумался, а правильно ли он так старается всеми силами сохранить жизнь Владимиру. Может верно считает Богуславский и иже с ним, что нельзя давать этому человеку второй шанс даже теоретический. В славные древние времена захваченным князьям глаза выжигали, чтобы те, став беспомощными калеками, не могли себе вернуть власть. Но история показала, что даже незрячий вполне на способен вернуться в полной силе. Что же нужно сделать с человеком, что бы он уже просто не мог угрожать? Только убить? И Сталин, значит, был прав? И Гитлер?

Сергей, не желая признавать правоту диктаторов, знатно запутался в своих мыслях и не смог в них разобраться даже когда машина остановилась у плохо освещенного деревенского дома. Он не желал менять своего решения спасти жизнь Владимира любой ценой. Но и выхода другого не видел. Куда не запрячь такую ставшую одиозной личность, его армия его отыщет и вытащит. Так что перспектив у идеи заманивания в ловушку для последующей изоляции, было не много.

Выйдя на улицу и улыбаясь сонному Владимиру, Сергей тяжело вздохнул… А может пришло время просто закрыть глаза? Сделать свое довольно подлое дело и отдать его на растерзание тем, кто так этого жаждет? И всего-то нужно просто включить телефон. Просто его включить. Даже звонить не надо. Пеленг найдет его с точностью до метра. А смс, что «есть контакт» вполне может вызвать буквально НЕМЕДЛЕННУЮ операцию по захвату или уничтожению Владимира. Но за всю неделю Сергей так и не включал телефон пока не отъезжал с охраной довольно далеко для доклада Богуславскому. Ему ничего не запрещали говорить, полагаясь на его понимание ситуации. И, кажется, Владимир вел себя именно так просто потому, что всерьез надеялся, что Сергей встанет в его ряды. Но сколько бы Сергей себя не спрашивал, зачем это Владимиру нужно, он не находил ответа. Может просто, потому что все тираны сентиментальны и до определенного момента верят в дружбу? А может это идея первого офицера сделать из Сергея сторонника и заслать его обратно в стан Богуславского? Черт ногу сломит, разбираясь во всем этом, решил Сергей и после странного ужина с сонным Владимиром просто лег спать на указанную ему кровать. Утро вечера мудренее, так кажется?

Но утро не принесло ответов, зато добавило сомнений Сергею относительно желания спасти Владимира. Оказывается, что через полчаса после подъема им надо было уже выезжать дальше, следуя к условленному городу. Но не суета и суматоха не понравилась Сергею, а то, что в доме к его удивлению обнаружился труп неизвестного старика. Оглядев упрятанное в дальней комнате тело, Сергей зло и с чувством выматерился. Он потребовал объяснений у Владимира и тот просто отослал его к первому офицеру, а сам продолжил завтракать и собираться в дорогу.

Первый офицер несколько презрительно посмотрел в лицо Сергея, когда тот задал ему вопрос и ответил:

— Самый лучший вариант. Одинокий старик. На пути маршрута заранее нашими ищутся такие люди. Которых можно быстро на тот свет отправить и некоторое время в их хатах пожить… а как завоняют дальше ехать. Тем более мы надолго не задерживаемся. Когда соседи забеспокоятся уже поздно будет. Мы уже далече. — Видя негодование Сергея, первый офицер усмехнулся и сказал: — Рациональность, ничего больше. Чем больше народа знает о нашем перемещении, тем больше шансов выследить Вовку. А так хрен кто и когда выследит. Кроме тебя разумеется и твоего… как его там…

Поджав зло губы, Сергей не решился с этим моральным уродом говорить о человечности и других наверняка непонятных ему вещах. Для этого нелюдя была только рациональность. Как и для его хозяев кажется.

— Но так же нельзя! — Заявил Сергей заканчивавшему завтрак Владимиру.

— Почему? — Спокойно и без лишнего цинизма спросил Владимир.

— Это же человек. Он жил, думал, дышал. А вы ради одной ночи… да какое там, ради нескольких часов сна его просто убили.

— Но ведь не просто так убили. — Пожал плечами Владимир. — Тех, кто среди моих бесцельно убивает я сам мочу и буду мочить.

— А это разве не просто так? — Возмутился Сергей.

— Конечно, нет. — Убежденно сказал Владимир. — Это методика обеспечивает безопасность мне и моему первому офицеру. Ты можешь хоть как-то оценить мою безопасность? Погибну я — погибнет все мое Дело. Меня просто некем заменить! Так что все траты человеческие и материальные на мою безопасность оправданы. Или ты так не думаешь?

Сергей просто качал головой, слов у него находилось мало. И все они имели мало общего с литературным языком.

— А тебе слабо пожить пару дней в машине!? — взорвался Сергей. — Или раз вы такие богатые наснимать квартир везде?! Или, в конце концов, закопаться в бункер и там безвылазно жить!?

Наморщив раздраженно лоб, Владимир сказал:

— Глупости не говори. В бункере долго не высидишь, все равно придется мотаться. Любой аналитик вычислит, где укрытие, когда я буду появляться на людях по периодичности и времени. Да, и я верю в случайности. Найдет какой-нибудь придурок и сдаст с потрохами. Квартиры снимать… так разве ты не знаешь, что сейчас стало модным стучать на тех, кто сдает квартиры? Твои любимые социалисты так народ выдрессировали, что за каждого уклоняющегося от уплаты налогов доносчику деньги платят. А квартиры, сдаваемые без регистрации, у жителей просто отбирают по решению суда. Вот они и сдают всех. А что бы поселиться нормально в съемной квартире нужно в жилконтору идти на регистрацию вставать. Ты меня представляешь регистрирующегося? Так они еще уродцы проверяют. Вот, блин, маразм. А в машине… в машине я и так долго жил. Неделями бывало. Знаем, что это такое. Себя зачумленным чувствуешь на третий день. Все проклясть хочется и найти душ. Пусть холодный…

Сергей сел перед Владимиром за стол и удрученно спросил:

— Я все-таки не понял. Для тебя равносильно, что душ холодный, что человеческая жизнь?

Усмехнувшись и дочерпывая суп из тарелки, Владимир сказал:

— Иногда душ даже важнее.

Дальше говорить было просто не о чем. Погрузившись в машину и оставляя дом с телом несчастного старика позади, они двинулись дальше. В дороге Владимир расспрашивал Сергея о его мыслях относительно вообще мирового кошмара, что уже сказывался вовсю. Спрашивал, что известно советнику диктатора о размерах волнений в Европе. Не готовятся ли там новые революции? Сергей отвечал вяло с неохотой и к полудню Владимир отстал от него, позволив ехать молча, копаясь в своих мыслях. А мыслей было чересчур много, и все они были из разряда не радостных. Сергей медленно, но верно становился сторонником казни Владимира при любых удобных обстоятельствах.

К восьми вечера, когда обозначился уже вечер на небосклоне, они прибыли в город, заявленный для празднеств.

— Неужели вас тут не ждет Служба? — спросил с насмешкой Сергей. — Наверняка же готовятся, что вы тоже прибудете.

— Согласен. — Со вздохом отозвался первый офицер. — Но выбора нет. Вождю надо появляться при своем народе. Так что быстренько речь толкаем с трибуны и растворяемся.

Владимир после упоминания речи достал сложенный вчетверо листок из нагрудного кармана и, развернув его, пробежал глазами. Удовлетворенно пробормотав слова, еле шевеля губами, он спрятал листок и, улыбаясь Сергею, сказал:

— Слово в слово выучил.

Хотя Сергею отчего-то стала противна улыбка этого человека, он тоже улыбнулся в ответ. А в мыслях по-детски пожелал, что бы тот сбился в самом важном месте.

Увиденное Сергеем в городе поразило его до основания. Кроме специфического транспорта с военными прожекторами, везде в городе были автобусы заполненные молодыми людьми или уже пустующие, с пассажирами расположившимися вокруг. Кое-где Сергей видел странную марширующую молодежь и полицию на это спокойно взиравшую. Сам себе обещая, вернувшись в Екатеринбург, устроить все возможное что бы снять этого мера и начальника городской полиции, Сергей все более удивленно рассматривал город. Когда на стенах он увидел неонацистские полотнища «Русской партии» и гигантские портреты Владимира он только головой закачал. Город был просто под какой-то мирной оккупацией.

— Сразу рули на Гоголя. — Скомандовал водителю первый офицер. — Там нас ждут уже.

На улице Гоголя в обычном ничем не примечательном дворе их действительно уже ждали. Был развернут прямо на детских площадках палаточный лагерь. Стояли грузовые машины и полевые кухни. Выйдя из салона, Сергей с удивлением посмотрел на не скрывающихся и гуляющих по крышам людей в камуфляже. Что-то подсказывало ему, что это не Служба направила снайперов, а ребята Владимира охранение выставили.

Радость от приезда Вождя в лагере трудно передать. Весь двор загомонил, приветствуя его и, конечно, тем самым, выдавая Владимира с ног до головы. Стараясь не отстать от первого офицера, Сергей спешил по выставленному живому коридору и только без эмоций наблюдал, как с небрежно вскинутой в приветствии рукой вперед идет Владимир. Пару раз он задерживался у видимо знакомых ему людей и, обмениваясь несколькими словами, следовал со скупой улыбкой дальше. Только в большой палатке, освобожденный от гнета присутствия такой массы народа, Владимир улыбнулся еще шире и спросил у Сергея:

— Видишь!? Видел? Они в меня верят. И я не могу… не имею права их разочаровать. Я должен довести начатое до конца. Они верят, что мы скинем вашу красную власть как вы скинули дерьмократов. Пока не поздно… Серега. Пока еще не началось. Иди со мной. Встань со мной в строй. Ты неженка. Ты не готов убивать за идею, но такие как ты нам тоже нужны. Особенно мне. Мне нужны просто преданные друзья. Их так мало вокруг. Все видят во мне Лидера без слабостей и упрека. Но я человек. И мне нужны те кто знает меня как человека. Пусть я кажусь тебе зверем, но мы многое вместе прошли. Мы многое видели. И я не раз тебе помогал. Встань со мной. Проникнись идей свободы для русского человека. Без всяких диктаторов, узурпаторов и прочих. Русские люди. Русская партия должна управлять этой страной. Слышишь? Бросай своего вояку Богуса и только ради тебя я пообещаю, что когда скинем его не стану судить за предательство своего народа, который он опять бесцеремонно в цепи заковывает. Я спасу его жизнь и даже славы ему достанется как руководителю переходного периода. Как человеку впервые на Руси сказавшего «баста!» выкачиванию наших богатств. — Видя, что Сергей еще несколько ошеломлен видом встречающей толпы и речью, Владимир «добивал» его: — Я тебе не шило на мыло предлагаю менять. Кто ты там у него? Советник. Завтра надоест ему твоя гуманная чушь и выкинет он тебя, а скорее в трудовые армии сошлет. А я тебе предлагаю встать со мной. Стать новым лидером рядом. У меня в партии много тех, кто недоволен нашей жестокостью. Они как ты развращены этой рабской культурой и у них нет своего вождя. А мне нужно, чтобы в оппозиции был верный мне человек. Стань моей оппозицией и мне придется тебя слушать и принимать все твои слова о гуманности. Вместе мы найдем средний путь без лишних жертв и без лишних соплей. У тебя появился шанс творить историю, Сергей. Не теряйся!

Первый офицер с интересом смотрел в лицо Сергея и словно тоже ждал ответа. Сергей же прогоняя морок, наведенный речами Владимира, спросил:

— Ты себе как это представляешь?

Кладя руки на плечи Сергея, Владимир воодушевленно ответил:

— Отлично представляю! Я уже давно взял за правило подгребать под себя всех недовольных. У меня такая разношерстная толпа. Среди них и социалисты попадаются и коммунисты и чуть ли не свидетели Иеговы. Но все служат моей победе. Ты ведь тоже недоволен Богусом? Ты ведь давно понял… должен был понять, что ничего в нем поменять не сможешь. Он такой как есть прямолинейный вояка. Дуболом. Что он знает о политике? Что он знает о компромиссах? А я иду на компромиссы со своими людьми. И мои советники, моя внутренняя оппозиция может и должна влиять на меня, что бы, так сказать, я не увлекался. Это мой первый офицер такую систему строит. Когда вождь один, но он проводит волю народа. И я с ним полностью уже согласен. Раньше бесился, сейчас понимаю скольких мы сторонников таким образом получили. — Владимир указал рукой на своего наставника и добавил Владимиру: — Ты же знаешь кто он. Откуда. Я поначалу боялся тоже, что они свою линию гнут. Но сейчас. Я уже тысячу раз убедился, что они желают нам только блага. Даже если для этого надо пройти через страдания, народ выйдет из них не шлаком, но сталью! Наша борьба с теми, кто узурпировал страну, уже не может быть остановлена. Мы придем к власти, что бы уже никогда не отдавать ее самодурам и ворам. Мы приведем Русский народ к тому, что он сам будет решать свою судьбу! Ты ведь тоже хочешь этого! Я знаю, что ты не такой как все эти жиды и их прихвостни, считающие нас русских быдлом не способным себе жопу вытереть и верящих что они якобы призваны владеть нами для нашей же пользы. Ненавижу ублюдков. И всех нас охватывает ненависть при виде их. Эта страна богом нам данная, должна быть наша и ничьей другой. Или нашей… или незачем тогда нам совсем существовать, если мы не оправдали желания бога. Если все на что мы оказались способными это смотреть, как ее разворовали и подмяли под себя другие народы, то какой смысл в доверии бога нам. Я тогда шутил, когда говорил, что бог с нами… ну помнишь там… Так вот он нас давно оставил. Еще не проклял, но оставил. И только доказав что мы достойны мыслей его, мы вернем его. Только доказав что мы выполним назначенное им, мы снова заслужим доверие. Только вернув себе свою страну, мы заслужим прощения и благодать. Так что наше дело — святое. И мы не можем проиграть. Не имеем права!

Сергей тщетно пытался критически отнестись к словам Владимира. Чары голоса, воодушевления, веры в свое дело Лидером охватывали его с ног до головы. Он пораженно молчал, чувствуя в себе рождающийся странный оптимизм и веру в человека перед ним. Но последняя частичка разума напомнила ему, что это не ново… такое вот очарование словом. В безнадежной панике генералы приходили к Гитлеру и спустя час разговора уходили воодушевленные. А до него? Бросая генералов в безнадежные атаки, Наполеон кричал им: Сегодня вы станете героем! Смотрите все на него! И они шли и побеждали.

Разум медленно снова начинал подчиняться Сергею. Он, опомнившись, посмотрел в заинтересованное лицо первого офицера и только и смог сказать:

— Хорошо же вы его обучили…

Первый офицер расхохотался, а вслед за этим заулыбался и Владимир. Хлопнув друга по плечу, он повел его наружу, где усилиями охраны Владимира удалось немного разрядить толпу.

Ужинали прямо на краю песочницы вместе с другими бойцами окружившими Владимира и ждавших от него, как говорится, высоких изречений. И они их получали. Сергей за тот день не раз убедился, что Владимир и раньше умевший говорить за год ораторское искусство только отточил. И хотя критически подмечая штампы в его словах, Сергей больше не поддавался на очарование, он вполне понимал людей, что чуть ли не в рот заглядывали Лидеру. И это понимание еще больше двигало Сергея в пользу решения Богуславского. Такого «говоруна» в клетке не удержишь…

Ближе к сумраку, когда Владимиру сообщили что все готово, ни от кого не прячась, пешком, Владимир, в сопровождении своего первого офицера, направился по улицам, заполненным толпами в сторону городского стадиона. Сергей ехал в следующей за Лидером машине охраны и только в немом изумлении рассматривал людей на тротуарах высоко поднимающих над головами факелы и фонари. Это были счастливые люди. Никогда не видел таких лиц Сергей, когда Богуславский выходил к народу. Да чего там, никогда раньше он не видел просто так много счастливых людей. Они словно светились изнутри. Лучились радостью, счастьем и кажется нежностью к своему Вождю. Вера в него читалась в их лицах. И не сомневался Сергей что за Владимира они жизнь свою отдадут. И пораженный этим контрастом между своим отношением к этому зверенышу и отношением этих людей Сергей снова себя не понимал.

Разве имеют они с Богуславским право оставить стольких людей без этого счастья? Разве вправе они принять решение на уничтожение Владимира? Разве оправдают эти люди хоть когда-нибудь убийство Владимира, даже зная, кем они восхищены и скольких погубил тот?

Поежившись невольно от своих дум, Сергей попросил сигарету у автоматчика сидящего рядом с ним. Закурив и приопустив стекло, Сергей выпустил дым и почувствовал, как у него закружилась голова. Словно некая пелена блаженства опустилась на его разум и мысли странные и путанные хоть не надолго оставили его.


Содержание:
 0  Пастухи на костылях : Вадим Еловенко  1  Пролог : Вадим Еловенко
 2  Глава первая : Вадим Еловенко  3  Глава вторая : Вадим Еловенко
 4  Глава третья : Вадим Еловенко  5  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 6  Глава пятая : Вадим Еловенко  7  Часть вторая : Вадим Еловенко
 8  Глава вторая : Вадим Еловенко  9  Глава третья : Вадим Еловенко
 10  Глава четвертая : Вадим Еловенко  11  Глава пятая : Вадим Еловенко
 12  Глава первая : Вадим Еловенко  13  Глава вторая : Вадим Еловенко
 14  Глава третья : Вадим Еловенко  15  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 16  Глава пятая : Вадим Еловенко  17  Часть третья : Вадим Еловенко
 18  Глава вторая : Вадим Еловенко  19  вы читаете: Глава третья : Вадим Еловенко
 20  Глава четвертая : Вадим Еловенко  21  Глава пятая : Вадим Еловенко
 22  Глава первая : Вадим Еловенко  23  Глава вторая : Вадим Еловенко
 24  Глава третья : Вадим Еловенко  25  Глава четвертая : Вадим Еловенко
 26  Глава пятая : Вадим Еловенко    



 




sitemap