Фантастика : Социальная фантастика : X. Ленх Тхэн Дирайн, борт саанского рейдера "Стальной клинок" – имперская система Дарисайл, пояс астероидов, орбита третьей планеты, 5.10.4567 с. э. – 6.10.4567 с. э. : Иар Эльтеррус

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




X. Ленх Тхэн Дирайн, борт саанского рейдера "Стальной клинок" – имперская система Дарисайл, пояс астероидов, орбита третьей планеты, 5.10.4567 с. э. – 6.10.4567 с. э.

Глядя на экраны бортовых гравилокаторов, ленх хмурился и пытался понять, почему ему и другим командирам саанских кораблей отданы столь необычные приказы. Не просто атаковать планету, не просто ограбить, а смотреть в оба, обращать внимание на все вокруг. А главное – в случае каких-либо странностей любой ценой отправить курьера в Объединение. Да что может быть странного в этой нищей системе? Сааны все двенадцать лет после смерти императора Архена безнаказанно грабили ее и никогда ничего не случалось. Даже одинокого линкора или крейсера не появлялось здесь, никто не мешал делать все, чего душа пожелает.

Вот и сейчас немногие имперские сторожевики при виде саанской эскадры улепетывали на форсаже в пояс астероидов, надеясь, что никто не станет тратить время и ресурсы, выковыривая их оттуда. И ведь правы – на какого маргака они сдались? Добыча, не стоящая затрат. Куда интереснее орбитальный космодром и третья планета. Там хоть девками симпатичными разжиться можно, да и здоровыми молодыми рабами трюмы набить. Больше ничего здесь нет – планетка сельскохозяйственная. Не везти же домой зерно, мясо и молоко? Засмеют!

– Ленх! – радостно обратился к Тхэну офицер связи. – Нам повезло! На орбите Дарисайла шесть торговых кораблей!

– И что? Проверь вначале их позывные, затем загляни в реестр – может, владельцы заплатили хану за охрану. Он тогда с нас шкуры живьем сдерет…

– Я уже сделал это! Это свободные торговцы, никто за них не платил!

Вот как? Очень хорошо! Раз не платили, то они – законная добыча. Никто и слова не скажет, если их пощипать. А то и выкуп за капитанов взять можно – у свободных денежки обычно водятся. В трюмах тоже может найтись кое-нибудь интересное – вон какие эти транспортники огромные, явно немало товара везут. По триста с чем-то метров каждый, подобные редко встретишь. Только вот форма у них несколько странноватая, даже скорее нелепая – длинные черные овоиды, усеянные буграми и рытвинами. Ни разу таких не видел. Чьего, интересно, они производства? Явно не Империи и не Объединения. Наверное, какой-то из карликовых стран – там, чаще всего, клепают лоханки, на которые без смеха смотреть невозможно. Однако эти шесть нелепых кораблей смеха почему-то не вызывали, нет – они казались совершенными, давили ощущением силы и мощи. Но почему? Орудийных и ракетных портов ведь у них нет, сканеры ничего по этому поводу не сообщили…

Тхэн помотал головой, избавляясь от наваждения – какого бы размера ни был торговец, он все равно остается всего лишь трусливым торговцем. Выстрелишь у него впереди по курсу пару раз – он и сдастся. Шкуру свою бережет, предпочитает с товаром расстаться, но не рисковать жизнью. Впрочем, опять же разные попадаются. Порой с таким отчаянным столкнешься, что все на свете проклянешь, прежде чем до него доберешься. Недавно вон случай был – торговец ушел в астероидное поле, так его оттуда и не достали. Правда, и сам не выбрался – с астероидами шутки плохи, пираты видели взрыв реактора, который ни с чем не спутаешь – но это ничего не меняло. Пусть хоть на тот свет, но ушел, сволочь.

Саанские рейдеры шли к беззащитной, замершей в ужасе планете, как на параде. Они давно привыкли к безнаказанности – это у миров метрополии еще можно было опасаться встретить имперские военные корабли, но никак не в дальних колониях. Правда, на сей раз по личному приказу хана у границы системы оставили двух быстроходных курьеров с тем, чтобы они сразу уходили домой, если дело не выгорит. Помимо того спецы из давасара Тинтар потребовали выяснить, кто именно захватил планету и каким образом были доставлены имперские войска. Ленх, услышав их требование, только пожал плечами – да кому нужна эта нищая планетенка? Зачем было ее захватывать? Но с безопасниками особо не поспоришь, поэтому он промолчал, решив посмотреть на месте. Даже если в системе каким-то чудом и появилась имперская гвардия, она ничего не сможет противопоставить массированному удару с орбиты. А ПКО здесь нет – ее сааны уничтожили еще в первый год после смерти Архена.

Казалось бы, незачем волноваться, все должно пройти так, как проходило десятки раз прежде. Однако Тхэн почему-то нервничал, предчувствие неприятностей не давало ему покоя. А своим предчувствиям он обычно доверял – нередко выручали в прошлом – и, если бы все зависело от него, предпочел бы уйти домой, на Тлеех, и не дергать корха за усы. Но что может случиться? Что?! Единственным отличием от прошлых посещений были шесть торговцев у причальных ферм орбитального космопорта. Но ведь у них нет оружия! Или есть?… А вдруг это не торговцы? Но кто тогда?…

Ленх покосился на экран гравилокатора – на планету надвигалось больше ста пятидесяти рейдеров. Тоже необычно, раньше в эту задрипанную систему никогда не отправляли больше двадцати-тридцати. Неужто хан что-то заподозрил? Не зря ведь в этот раз он послал в пять раз больше кораблей. А Кхэй Ват-Орхидо Бетоар никогда и ничего не делал просто так. Значит, и ему самому стоит быть настороже. Тхэн повернулся к первому помощнику и приказал перейти в режим боевой готовности. Находящиеся на мостике члены экипажа удивленно посмотрели на командира, но приказ выполнили.

Тхэн снова взглянул на экран и удовлетворенно кивнул – не он один оказался таким умным, большинство ленхов и кертов эскадры поступили так же. Неудивительно, все они – битые волки, все печенкой чуют, что что-то здесь не так. Понять бы еще что именно.

До подхода к третьей планете от пояса астероидов, возле которого эскадра вышла из гиперпространства, осталось еще около часа. Долго… Ленх больше всего на свете не любил ожидания. Скорее бы началось! А то, пока до места доберешься, чего только не передумаешь. Какие только глупости в голову не приходят. Вдруг эти шесть черных торговцев на самом деле – военные корабли? Почему-то Тхэну казалось, что это именно так. Он с напряжением следил за ними, но торговцы не двигались с места, только отстыковались от причальных ферм и отошли не небольшое расстояние, оставаясь не орбите и даже не пытаясь уйти. Они, казалось, чего-то ждали.

– Выпустить истребители! – хрипло каркнул ленх.

– Но зачем?… – с недоумением повернулся к нему помощник.

– На знаю… – покачал головой Тхэн. – Но чую, что надо.

– Как прикажете.

И опять командир "Стального клинка" оказался не одинок в своих опасениях – больше ста рейдеров поступили таким же образом. Не прошло и десяти минут, как в пространстве, прикрывая атакующее построение саанов, оказались около пятисот истребителей. Каждый рейдер нес до пяти. Не все, правда, были исправны, но большинство – да. Не выпустившие истребители корабли отошли в тыл, чтобы прикрывать отступление, если это понадобится.

В этот момент пульт вспыхнул красными огнями и вревел сиреной боевой тревоги. Но почему?! Что происходит?! На вопрос ленха отозвался офицер связи, выглядящий ошарашенным до онемения:

– Курьеров тайно прикрывали три линкора и пять крейсеров… Но почему-то началась гипербуря и заставила их выйти в обычное пространство… И их тут же кто-то атаковал! Курьеры уже уничтожены… Линкоры с крейсерами приняли бой и молят о помощи, говорят, что враг очень силен… И неизвестен! Какие-то черные, бугристые корабли…

– Черные? – переспросил ошарашенный Тхэн. – Бугристые?…

И перевел взгляд на экран гравилокатора. Как раз вовремя – черные торговцы внезапно сорвались с места, мгновенно нарастили скорость до непредставимых пределов и закрутились в какой-то бешеной свистопляске. Спиралью. Да что они творят?! Так же друг в друга врезаться недолго! Никакие навигационные компьютеры не справятся на таком мизерном расстоянии!

– Ленх, засечены множественные сигналы малых кораблей! – выкрикнул оператор следящих систем. – Это истребители! Чужие истребители!

Истребители?! Да откуда они взялись?! Однако вскоре Тхэн понял откуда – похожие на распластанных птиц космолеты выныривали из возникающих то тут, то там гиперпространственных пробоев, которых сааны всегда боялись до смерти. Засекая их, любой корабль без промедления уходил из опасной области пространства. Каждый знал: попасть в пробой – это конец. Никто не знает, куда тебя выбросит и выбросит ли. Ни один из кораблей, с которыми такое случилось, не вернулся. А эти спокойно выныривают из них… Это что же получается? Управляемые гиперпробои?! Благословенный Карлайн!

Случившееся следом вогнало ленха в еще больший ступор. Чужие истребители тоже закрутились в спиралях, смешивающихся друг с другом, как рои насекомых. Эти спирали то и дело исчезали, затем снова появляясь в совершенно других места – часто внутри построений саанских эскадрилий. Они что, способны нырять в гипер?… Маргачью мать им в души хвостом вперед! Инженеры и ученые Объединения в один голос утверждали, что разместить гипергенераторы на кораблях размером меньше пятидесяти метров физически невозможно – слишком велики и тяжелы. Однако кто-то разместил…

Саанские истребители гибли один за другим. Только вот Тхэн никак не мог понять, каким оружием их уничтожают – они просто превращались в облака обломков один за другим. Пилоты бешено огрызались, выпуская тучи ракет и паля из орудий – не безрезультатно, к счастью: многие чужаки оказались подбиты. Это давало некую надежду – истребителей у врага было не так много, всего около ста.

– Аномалии… – потерянным голосом сообщил оператор следящих систем. – Управляемые аномалии…

– Что? – повернулся к нему ленх. – Какие еще, маргачьим копытом тебе по лбу, аномалии?!

– Они уничтожают наши истребители, используя управляемые гиперпространственные аномалии, – уже более спокойно ответил офицер, кое-как взяв себя в руки. – И еще, похоже, ныряющими в гиперпространство ракетами, атакующими врага прямо оттуда. Других выводов из показаний сканеров я сделать не могу.

– Вот, значит, как… – сжал кулаки Тхэн.

До него постепенно начало доходить, что Объединение действительно столкнулось с новым врагом, обладающим непредставимыми до сих пор возможностями. Но почему этот враг вмешался в их противостояние с Далан-Атен? Всему должна быть причина, а значит, есть причина и этому. И выяснить ее необходимо. Еще стало ясно, что хан подозревал что-то, потому и послал в атаку на систему Дарисайл такие силы. Разведка боем, вот как это называется. Из нее мало кто возвращается.

– Линкоры и крейсера прикрытия уничтожены… – с тоской сказал офицер связи, повернувшись к командиру. – Ни один не отзывается.

– Почему ты так уверен? – поинтересовался тот. – А может они просто в гипер ушли, чтобы хану о новом враге сообщить.

– В гипер сейчас уйти невозможно, – горько усмехнулся офицер. – Там такая буря, с какой мы еще не сталкивались. Попытка нырнуть обернется мгновенной гибелью.

– И похоже, эта буря тоже искуственная… – констатировал ленх. – Нас заманили в ловушку. Весело.

– Более чем…

– Есть возможность атаковать этих псевдо-торговцев? – Тхэн повернулся к главному канониру рейдера, Инсу Троверу, хмурому, вечно всем недовольному человеку лет сорока пяти.

– Пока нет, – буркнул тот, постукивая пальцами по краю пульта и что-то отслеживая на мониторах системы ведения огня. – Вне пределов досягаемости ракет держатся, сволочи… Линкор или крейсер дотянулся бы, у них есть ракеты класса "космос-космос III". А у нас, сами знаете, на борту только второго класса пара штук. Да и те уменьшенного размера, чтобы влезли.

– Ясно, – скривился ленх.

Придется дожидаться сигнала общей атаки, а затем прорываться мимо черных кораблей в надежде выбраться за пределы гипербури и убраться домой. Сейчас сааны предпочли бы уйти вообще без боя, но понимали, что уйти им никто не позволит. Видимо, неизвестный противник решил просто уничтожить их соединение, чтобы информация не просочилась. Вполне логичное решение, каждый из из ленхов или кертов эскадры на его месте поступил бы так же. Чужаки явно хотят встретить флот Объединения неожиданным нападением. Осталось надеяться, что хоть кто-то сможет уйти и предупредить хана, или тот сделает из исчезновения соединения свои выводы. Да и надежда победить еще не умерла – врагов всего шестеро, а саанских кораблей – больше ста пятидесяти. Если навалиться всей массой, то может и получиться. Тхэн, конечно, помнил о тех, кто уничтожил линкоры и крейсеры сопровождения, но надеялся, что они не успеют подойти от пояса астероидов – все-таки расстояние немалое. И прыжка не сделать – гипербуря.

Действительно, вражеские истребители перестали покидать обычное пространство, но это не сильно помогло саанам. Святой Карлайн, как же эти сволочи летают! Сам будучи в прошлом пилотом, лэнх только восхищенно ругался скозь зубы. Да что у них за машины такие?! А пилоты?! Невероятное мастерство! Вертятся вокруг саанских истребителей, как мошки, и палят из неизвестного типа орудий. А те не могут попасть! Не всегда, правда, порой попадают, но довольно редко. Тогда как сами теряют истребитель за истребителем…

Ну вот, время сражения и пришло! Теперь поглядим, кто кого! После получения сигнала общей атаки пальцы ленха забегали по клавиатуре главного пульта, и рейдер прыгнул вперед, нарастив скорость. Его экипаж работал на пределе сил – каждому хотелось жить. Пилоты четко держали корабль в составе боевого крыла согласно первичному плану сражения, операторы следящих систем своевременно передавали информацию по всем постам, канониры готовили ракеты к старту, комендоры напряженно дожидались момента, когда можно будет начать стрельбу из орудий и лазеров.

– Начались потери, – негромко уведомил оператор следящих систем. – Враг стреляет из орудий неизвестного типа. Очень сильное поражающее воздействие в случае прямого попадания. Судя по всему предыдущему, эти орудия тоже способны вести огонь прямо через гиперпространство. Так что нам даже на руку, что они перекрыли вход туда. Иначе бы растреляли нашу эскадру очень быстро.

Тхэн покивал – парень прав, в ином случае огневое преимущество врага было бы слишком велико. Но он забывает об одном – тогда бы никто не стал с этим неизвестным врагом драться, рейдеры дружно нырнули бы в гипер и ушли домой, вернувшись затем с подкреплением. Так что командир чужаков тоже не лыком шит – понял вышесказанное и перекрыл дорогу отступления. Да, при этом его потери увеличиваются, зато, в случае победы, никто из саанов не сумеет уйти. Впрочем, по поводу победы – еще ничего не ясно. Пусть у врага лучше оружие, лучше пилоты, но у их соединения – численное преимущество. И огромное!

Саанские пилоты-истребители платили шестью-семью своими за каждый истребитель чужаков, но это их не останавливало – каждый принимал перед схваткой препарат боевого безумия и забывал о страхе перед смертью. Вот они и бросались на врага отчаянно, не считаясь с никакими потерями, и постепенно выбивали один за другим космолеты чужаков, благо теперь те не могли нырять в гипер. И гибли, не успевая увернуться от бесчисленных ракет. Саанов все-таки было всемеро больше – оставшиеся рейдеры, поняв, что иного выбора нет, тоже выпустили в бой свои истребители, включая даже резервные. Тут уж не до сохранения резерва – выжить бы.

Сотни и сотни ракет устремились к черным кораблям. Поначалу те справлялись, отстреливая их на подлете каким-то непонятным оружием, просто превращающим ракеты в пыль, но некоторые всего лишь метрах в ста от бугристой поверхности. А сааны, воспользовавшись тем, что их истребители отвлекали вражеские, прорвались мимо схватки и устремились вперед, не жалея боезапас. Удастся уничтожить этих псевдоторговцев – возможно доберутся до границы системы и уйдут в гиперпространство. Или нет, но это уж как Карлайн рассудит. Беда только, что попасть в бешено вращающиеся друг вокруг друга черные корабли было почти невозможно. Не помогали даже самые совершенные баллистические компы и системы самонаведения. Что-то сбивало их с толку, и ракеты порой атаковали собственные корабли. Возникало ощущение, что на противника работают хакеры, легко берующие под контроль убогие мозги этих маргаковых ракет. Но как возможно взять их под контроль во время боя, длящегося считанные мгновения? Это какими же вычислительными мощностями должны обладать чужаки?…

Сааны шли давно проверенным на практике боевым построением – двумя полусферами, прикрывающими друг друга огнем. Никто не хотел рисковать, используя нечто незнакомое. И каждый корабль выпускал ракету за ракетой – они летели волнами, не давая комендорам врага ни секунды покоя. В конце концов те не справились, и первые несколько ракет разорвались на поверхности черных кораблей, не причинив, однако, тем ни малейшего вреда. Только странное беловатое свечение вспыхивало на местах попаданий.

При виде этого Тхэн даже глаза протер – неужто защитное поле?… Каким образом на кораблях, не больших, чем средний саанский крейсер, сумели установить его генераторы?! Они же столько энергии жрут, что на все остальное ее просто не хватит! Видимо, столкнулись с цивилизацией, опережающей Объединение в развитии, как минимум, на пару столетий…

Больше всего ленху не давал покоя вопрос: почему эта неизвестная цивилизация решила выступить на стороне обреченной империи? Ведь у Далан-Атен не было ни единого шанса на победу в войне! Однако теперь шансы появились. Или чужаки на своей собственной стороне и решили вначале заняться более сильным противником, чтобы потом легко добить оставшегося? Тоже вполне возможно. А вдруг они – вообще не люди и руководствуются чем-то совершенно непонятным человечеству? Тхэна холодный пот прошиб при этой мысли. Тогда ни малейшего шанса договориться нет. Тогда необходимо объединяться с империей и совместно давать отпор чуждому разуму, забыв о прежней вражде. Но как сообщить домой обо всем, что они узнали?… Как дать знать хану, что давно запланированная война сейчас гибельна для обеих человеческих стран?! Святой Карлайн, спаси и помоги!

Немного подумав, Тхэн по общей связи сообщил о своих выводах всем офицерам эскадры – в саанском военном флоте было принято, что каждый, пусть даже рядовой боец, знающий или способный предложить нечто важное, имел право, чтобы его выслушали. Это правило никогда не нарушалось и было проверено столетиями. Вот и теперь никто не прервал ленха, никто не осадил и не обозвал фантазером. Наоборот, после его слов в эфире ненадолго воцарилось задумчивое молчание. А затем командующий эскадрой ди-панарх подал лет сто не подававшийся сигнал "Элет Ранхад" – иначе говоря, требование не жалеть своих жизней, не жалеть кораблей, да и вообще ничего на свете. Речь шла уже не об этом, а о выживании саанского народа, как такового. Не все офицеры, правда, согласились с мнением Тхэна, но приказ ди-панарха не оспоришь.

Ведущие пилоты рейдеров осенили грудь святым полукругом, помолились за упокой собственных душ Карлайну и отдали команду компам скафандров впрыснуть себе в кровь прежде запретный для них, в отличие от пилотов-истребителей, препарат боевого безумия. В рубках кораблей Объединения раздался дикий, не похожий на человеческий хохот, после чего они сорвались с места, разрушив боевое построение. Каждый с этого мгновения действовал сам по себе и имел только одну задачу: любой ценой поразить врага. По десятку рейдеров рванулись в самоубийственную атаку к каждому из черных кораблей, чтобы пробить брешь в их защите и дать идущим за ними пойти на таран. Комендоры последних готовились в нужный момент подорвать все оставшиеся на борту ракеты и другие боеприпасы.

И это сыграло свою роль! Два из шести вражеских кораблей превратились в облака плазмы после того, как в них по очереди врезались по пять или шесть саанских рейдеров. Защитное поле не выдержало, комендоры тоже не справились. Уцелевшие четыре черных корабля тут же отошли в сторону, повысив плотность огня своего страшного оружия. Но сааны продолжали безумно бросаться на них, даже не думая о защите. А часть их попытались обойти врага стороной и устремиться к границам системы. Хоть кто-то должен уйти и донести домой весть о случившемся!

Однако уйти не удалось никому… От астероидного пояса к орбите третьей планеты подошло нечто чудовищное – корабль более шестидесяти километров в длину. Тоже черный и бугристый. Тхэн неверяще смотрел на экран гравилокатора и постепенно осознавал, что все кончено. У этого гиганта и вооружение должно быть грандиозным…

Так оно и оказалось. Бугры на бортах чудовища засветились призрачным синим светом, и большая часть еще оставшихся на ходу саанских рейдеров мгновенно превратилась в мелкие обломки. А черные псевдоторговцы принялись методично добивать остальных. Вскоре удар неизвестного оружия настиг и рейдер Тхэна. Однако ему повезло – корабль уцелел, удар пришелся вскользь, только двигатели приказали долго жить. Да еще часть экипажа погибла от внезапной разгерметизации нескольких отсеков. Но системы безопасности сразу отсекли их непроницаемыми переборками, дав выжившим шанс. Даже аварийная энергосистема уцелела, и ленх с ужасом наблюдал на экранах, как чужаки добивают их соединение.

Чудовище выпустило еще около сотни истребителей, которые быстро справились с еще способными сражаться истребителями саанов, после чего не спеша занялось отсрелом пытающихся скрыться рейдеров. Увы, скрыться им не дали. Вскоре Тхэн понял, что остались только недобитые корабли. Впрочем, вскоре враги обратят внимание и на них. Похоже, смерть пришла…

Но вместо этого гигант подошел поближе, и вскоре люди на борту рейдера ощутили, что их неподвижный корабль куда-то тянут. Кажется, силовыми полями. Неужели, чужакам нужны пленные? Но зачем? Что они хотят узнать?… Что могут рассказать обычные флотские офицеры, которым ничего важного не сообщают? Да ничего, маргак задери!

Тхэн не ждал от плена ничего хорошего, да и не желал становиться предателем даже невольно. Поэтому потянул из кобуры пистолет. Но не успел даже поднести его к виску, как потерял сознание.

Саанский офицер еще не знал, что ему предстоит измениться и очень многое понять.


Капитан Терен Н. Р. Дентар, лейтенант Ронх С. Т. Френрик, империя Далан-Атен, колониальная планета Ларк, орбита – центральный округ, столичный город Ринтеран, 12.10.4567 с. э. – 16.10.4567 с. э.

– Что скажешь? – капитан повернулся к лейтенанту, внимательно рассматривающему шарик покрытой облаками планеты на большом голоэкране туманного зала орденского рейдера "Идущий ввысь". – Будут сопротивляться?

– Вряд ли, – отрицательно покачал головой тот. – Планета принадлежит отнюдь не богатым лордам Гирланду и Кларенсу. Войск у них почти нет, только полицейские части. Да и те, судя по отчетам разведки, состоят из откровенных отбросов. А эта порода – трусы чаще всего. Только над слабыми изгаляться горазды, с вооруженным и хорошо обученным противником никогда не сталкивались.

– Оно-то, конечно, так… – Дентар явно испытывал сомнения. – Но вспомни, что случилось на Эстлине. Там мы тоже не ждали сопротивления.

– Мда… – только и сказал Френрик. – Вы правы, командир, все меры предосторожности будут приняты. Расслабляться я ребятам не позволю.

Они замолчали, продолжая смотреть на приближающуюся планету. Каждый размышлял о своем. Капитан вспоминал, что еще месяц назад скажи ему, что можно добраться от Атена до Ларка за каких-то восемь часов, он бы пальцем у виска покрутил. А вот на тебе! Союзники многое изменили в империи. Насколько знал Дентар, именно благодаря им император и сумел разогнать Табал, который до того казался несокрушимым. А затем события покатились валом, только успевай реагировать. За какой-то месяц под контроль была взята половина империи. Невозможно, скажете? Однако случилось.

Но аарн и до сих пор несколько настораживали капитана, слишком нечеловеческими были их реакции на многие вещи. Даже у тех, кто физически являлся человеком. А их моральные принципы? Всеобщая половая распущенность, психошоки после убийства, Целители Душ, на которых буквально молились… Это что? Одновременно подкупали их доброта, готовность всегда прийти на помощь, открытость. Дентар покосился на командующего рейдером совсем еще молодого на вид лор-навигатора Торк-Алейна. Мертвенно-бледная кожа и огненно-рыжие прямые волосы, спускающиеся ниже лопаток. Это-то зачем? Мешают же скафандр надевать! Но если подойти беспристрастно – отличный парень и великолепный, профессиональный офицер.

На память пришел рассказ лор-навигатора о войне на его родине. Капитан нервно поежился – страшная война! Надо же, полгалактики сцепилось. Аарн не позавидуешь – потерять все, что ты знал и что любил? Не дай Тавин такого! А ведь если бы инопланетяне не пришли на помощь, это же ждало бы и Далан-Атен. От саанов жалости не дождешься, это не люди, а чудовища в человеческом обличье. Так что маргак со всеми странностями аарн – спасибо им огромное!

Лейтенант размышлял совсем о другом – он вспоминал и анализировал недавние события на планете Эстлин, упомянутой капитаном. Неудачное было сражение, огромные потери… А все почему? Лорды Табала, будь они тысячу раз прокляты! Эта планета принадлежала лорду Хиркайду, одному из ближайших соратников атеара. И там базировались две верные своему хозяину довольно профессиональные армии. Наземные, понятно, но наподдать гвардейцам они, тем не менее, сумели. Неожиданно – поначалу их командование заявило о сдаче, а вот когда гвардия высадилась, все и началось… Благо, хоть двархи орденских рейдеров могли открывать гиперпереходы в любую точку ранее просканированной планеты. Только атакой с тыла или изнутри укреплений и удавалось выбивать с позиций развоевавшихся местных.

Вообще-то можно было блокировать и оставить их в покое, пока не оголодают. Но беда, что защищали они самое ценное на Эстлине – крупные производства, которые его величество приказал любой ценой захватить неповрежденными. Да и времени не имелось – согласно планам командования, на взятие под контроль планеты давалось не больше недели. Вот и пришлось давить солдат лорда самыми жесткими методами. С производств их все же выбили, однако часть ушла в горы. Партизанить явно собрались. Недолго они это делать смогут – население слишком ненавидело лорда с приспешниками, державшими людей впроголодь, никто им не поможет. О чем речь – в каждом городе или селении имперских гвардейцев встречали цветами. Так что "партизан" отпустили – позже, если не угомонятся, ими займутся вплотную.

Как бы и сейчас не нарваться… Верно говорит командир, вряд ли подонки, имеющие власть над людьми, добровольно от этой власти откажутся. Френрик раньше считал, что видел уже все, но увиденное на колониальных планетах потрясло его до глубины души. Он-то думал, что это на Атене тяжело живется… Да там рай по сравнению с тем, как живут люди в колониях! Фактическое рабство. Нищенское жалованье. Огромные цены, устанавливаемые лордами произвольно. Вырваться в миры метрополии совершенно невозможно – просто нечем оплатить билет на транспортный корабль, за малейшее неповиновение или протест – огромные штрафы, выплатить которые обычному человеку никак не по карману. А это – долговая тюрьма, в которой и до конца жизни пробыть можно, "долг" отрабатывая.

Разведка сообщала, что на Ларке нет регулярных армейских частей, но бдительности терять все равно нельзя. Лучше сразу арестовать лордов с ближайшими приспешниками, блокировать полицейские управления, производственные комплексы и их руководителей. Благо, на планете всего два крупных города, Карлан и Ринтеран – столицы лордств. Может ведь и такое случиться, что вооруженные "полицейские" рассредоточатся по городам и поселкам, превратившись в обычные банды, держащие в страхе население.

– Внимание! – повернулся к офицерам лор-навигатор. – Выход на расчетную орбиту завершен. Нам поручена нейтрализация лорда Кларенса. Ваши люди готовы к десантированию?

– Готовы, Торк, – сразу переключился на текущую задачу капитан. – Уже все отсканировали? Известно, где сам лорд?

– Да, – усмехнулся аарн. – Заперся в горной цитадели, окружил себя тысячами охранников. Думает, что никто до него не доберется.

– Ну-ну… – едва не рассмеялся Дентар. – Пусть думает. Ладно, мы за доспехами. Бывай!

– Удачи!

Доспехи ордена были еще одной потрясающей воображение вещью, которой одарили гвардейцев. Их возможности впечатляли, позволяли просто не обращать внимания на огонь планетарных войск. Особенно в совмещении с генератором личного защитного поля и плазмером. Очень жаль, что во время боя на Эстлине всего этого еще не было в достаточном количестве – грузовой корабль, загруженный доспехами, генераторами и плазмерами под завязку, только позавчера догнал эскадру.

Перед капитаном и лейтенантом завертелась черная воронка, они ступили туда и оказались в зале боевой подготовки, в котором готовились к бою гвардейцы и десять орденских легионеров под командованием лор-лейтенанта Сарта Виранха, с которым имперские офицеры быстро сдружились, несмотря на его необычный вид – угольно-черная кожа и снежно-белые волосы до пояса. По словам аарн, он был родом с планеты Лавиэн, где все такие. Даланцам трудно было в это поверить, подобных людей они раньше не видели. Но личные качества лор-лейтенанта перевешивали собой все остальное.

– Приветствую! – помахал рукой Сарт, он был уже в доспехах.

– Рад видеть, – улыбнулся Дентар. – Погоди минутку, переоденемся.

Офицеры быстро сбросили с себя форму и белье, затем вошли в заранее подготовленные ординарцами доспехи. Те закрылись, возникло неприятное ощущение погружения тела в теплую слизь, затем минута забытья, и доспехи стали частью тела. Капитана это каждый раз восхищало до невозможности. Раньше о таких скафандрах можно было только мечтать. Но времени на восхищение не осталось, и он подключился к общей сети как первый номер, принимая на себя командование операцией. Вторым номером был лор-лейтенант, затем шел лейтенант Френрик, следом – мастер-сержанты, командующие взводами.

– Внимание! – прозвучало по мыслесвязи на общей волне. – Говорит дварх рейдера! Объявляю готовность номер один! Гиперпереходы будут открыты через две минуты. Выход – в трапезном зале крепости лорда Кларенса. Они изволят трапезничать…

– Щас мы им кайф-то подпортим… – не выдержал кто-то из гвардейцев.

– Молчать, маргачьим копытом вам по лбу! – рявкнул капитан. – Есть готовность номер один!

Бойцы выстроились в четыре колонны по два человека – больше четырех порталов за раз энергетическая установка рейдера открывать не позволяла. Дентар окинул их довольным взглядом – хороши, маргаки безрогие! Походят на стальные статуи в этих доспехах, на груди – раскинувший крылья имперский кречет вместо кошачьей головы легиона. Надо же, аарн даже это учли – герб поменяли. На своих доспехах тоже, не только на доспехах гвардейцев.

– Внимание! – снова заговорил дварх. – Открываю!

Впереди завертелись гиперпереходы, и бойцы по двое ринулись в них. Капитан с лейтенант шли вторыми в крайнем правом ряду. На мгновение у них потемнело в глазах, а затем взгляду открылся огромный, драпированный бархатом зал, посреди стоял стол, за которым могло с полным удобством расположиться человек двести, не меньше. Однако сидело за ним всего пятеро роскошно одетых людей – пожилой мужчина надменного вида, бледная до синевы худая женщина и трое подростков, девочка и два мальчика. За спиной каждого стоял лакей в красно-черной ливрее. По периметру зала застыли двенадцать солдат в песочного цвета форме.

Дентар окинул все это быстрым взглядом: интересно, удастся ли обойтись без стрельбы? Не хотелось бы убивать этих молодых ребят в песочной форме, они просто приказ выполняют. Он ступил вперед и заговорил, приказав биокомпу доспехов усилить его голос:

– Лорд Дирт Ранет Торино Кларенс! Согласно приказу его императорского величества Далана III, вы арестованы за государственную измену! Прикажите своим людям сложить оружие и следуйте за нами!

– Что?! – вскочил тот из-за стола, ошарашенно глядя на непонятно как оказавшихся в его трапезной людей в черных доспехах. – Да кто вы такие?!

– Имперская гвардия! – отчеканил капитан.

– Н-но… – пролепетал Кларенс. – К-как?…

– А вот так! – в голосе Дентара звучало торжество. – Кончилась ваша власть! Теперь за все ответите!

– Стреляйте! – отчаянно взвизгул лорд, оборачиваясь к солдатам в песчаной форме. – Стреляйте в них!

– Не советую! – вмешался лор-лейтенант. – Вы на прицеле. В случае сопротивления будете уничтожены.

Впрочем, солдаты и сами видели нацеленное на них незнакомое оружие со светящимися голубыми линзами на концах стволов. Ни самоубийцами, ни фанатиками они не являлись, служили лорду за деньги – семьи-то на что-то содержать надо, а охранникам платят больше, чем кому бы то ни было. Поэтому солдаты осторожно положили свои автоматы на пол и подняли руки – умирать за лорда Кларенса, давно доставшего до самых печенок своей грубостью и скупостью, они не собирались. Тем более, что толку в сопротивлении нет – даже в колониях хорошо знали, что такое имперская гвардия и насколько она бывает безжалостна.

– Вот и хорошо, – удовлетворенно сказал капитан. – Ваши руки, лорд.

Он достал наручники и подошел к Кларенсу.

– Оставьте меня! – заорал тот, отпрыгивая в сторону. – Вы не имеете права!

– Имею! – заверил Дентар. – Планета переходит под прямое императорское управление, а вас ждет суд.

Двое гвардейцев скользнули вперед и подхватили лорда подмышки. Капитан подошел и надел ему наручники. Кларенс опустил на свои скованные руки растерянный взгляд и зажмурился. Затем потряс головой – никак не мог поверить, что все это ему не снится. Ничего, поверит. Скорее всего, его ждет расстрел – Дентар читал о том, что происходило на этой несчастной планете. Одна из самых жутких колоний, где людей старше сорока пяти просто уничтожали. Рабочие жили в бараках, никакого личного жилья – только управленцы, надсмотрщики и инженеры имели его. Семьям выделяли в тех же бараках крохотные комнатушки – и неважно сколько у этой семьи детей. Кормили бедняг впроголодь, лишь бы с голоду не перемерли. А работать заставляли так, что мало кто способен был выдать норму. Не выдал норму – остаешься без еды. Те же, кто длительное время не выдавал ее, отправлялись в "дома упокоения", где их уничтожали в газовых камерах.

– А с нами что будет? – внезапно спросила до того молчавшая леди Кларенс.

– Если вы не замешаны в делах мужа, то вам ничего не угрожает, – ответил Дентар.

– А дети?

– Мальчики могут поступить в юнкерское училище. Сейчас это единственный вариант карьеры для сыновей бывших лордов. Девочка? Не знаю…

– Но на что нам жить? – в глазах женщины появились слезы. – Ведь имущество мужа будет конфисковано…

– Не беспокойтесь, сударыня, – поморщился капитан, он не выносил женских слез. – Его величество не оставит детей умирать с голоду, это только ваш муж на такое способен. Вам будет выделено все необходимое для жизни. По минимуму, конечно, но большего, простите уж, вы не заслуживаете.

– Благодарю… – едва слышно прошелестела леди и умолкла.

Дентар еще некоторое время смотрел на нее – мертвенно бледна, худа, явно чем-то больна. Видимо, несладко жилось ей с лордом… Ничего удивительного, сволочь – она сволочь во всем. А Кларенс – это такая сволочь, каких поискать еще.

– Вы ответите! – вдруг вякнул лорд.

– Заткнитесь! – повернулся к нему капитан. – Это вы ответите за все, что сотворили. Думаю, доказательства собрать недолго. Судебный пристав у нас на борту, он имеет право выносить в отношении бывших лордов смертные приговоры.

– Смертные приговоры?!. – рот Кларенса ошарашенно приоткрылся. – Мне?!. За что?!!

– Вам-вам, – злорадно заверил Дентар. – За то, что вы творили с людьми этой планеты! Такое не прощается.

– Это же чернь… Она должна знать свое место…

– Вот за нее вы и будете расстреляны, лорд!

Тот онемел, только стоял и хлопал глазами. А затем обвис в руках гвардейцев, потеряв сознание. Жалости к нему никто не испытывал, и Кларенса утащили в воронку гиперперехода, ведущую на рейдер, где была приготовлена камера. Дварх обещал считать память преступника и добыть необходимые для публичного суда доказательства. А суд необходимо сделать публичным, чтобы жители Ларка поняли – все изменилось на самом деле, это не просто слова.


Прошло четыре дня. За это время гвардейцам удалось нейтрализовать и запереть в казармах основные полицейские войска Ринтерана, столичного города части планеты, принадлежащей лорду Кларенсу. Но не все, к сожалению, слишком велик был этот мегаполис – многие полицейские управления функционировали в прежнем режиме, продолжая принуждать людей к рабскому труду. В полиции с подачи правителя служили в основном люди, не знающие, что такое жалость и сочувствие. Они обычно действовали с дикой жестокостью, ведь за убийство рабочего полицейских даже к административной ответственности не привлекали. Да что там, им вменялось в обязанность находить и уничтожать "стариков", не желающих отправляться в "дома упокоения". Беглецов просто отстреливали, как бешеных собак.

Полицейские никак не могли взять в толк, что все изменилось, до начальников управлений это просто не доходило – лорды правили на Ларке испокон веков. Ну да, они слышали, что существует где-то некая империя Далан-Атен и правящий ею император, но последний был в их сознании просто суперлордом. Он захватил планету? Казнил прежнего хозяина? Ну и что? Зачем менять привычные порядки, если и так все работает? Заводы и фабрики ведь продолжают выдавать продукцию, а значит, все в порядке. Наоборот, полицейские начали давить людей совсем уж жестко, боясь бунта.

К сожалению, полностью разгонять полицию было нельзя – кровавого бунта не хотели и в гвардии. Необходимо предотвратить его любой ценой. А если сразу дать людям полную свободу, они могут и взбунтоваться – нет страшнее зверя, чем только что получивший свободу и не имеющий никаких ограничений раб. Вот и приходилось гвардейцам лично беседовать с каждым начальником управления, разъясняя ему, что сейчас можно, а чего нельзя делать. Но откуда взять нужное число людей для этого? Даланцев, к сожалению, прибыло на Ларк слишком мало. А население планеты превышало полмиллиарда.

То же самое творилось и на территории, ранее принадлежавшей лорду Гирланду. Гвардейцы и легионеры сбивались с ног, пытаясь навести на Ларке хотя бы видимость порядка. Оставлять все по-прежнему они были не вправе, да и не желали этого – насмотрелись, как живут здесь люди. Хуже прочего, что ларкианцы не верили им, давно отвыкнув ожидать от властей хоть чего-нибудь хорошего. Даже на объявление о том, что больше нет сорокапятилетнего лимита на жизнь, они никак не отреагировали. Если давали продукты, кланяясь брали, но продолжали хранить молчание. А в глазах виднелись страх и забитость. Покорно ходили на работу и работали по шестнадцать часов в сутки. Пришлось военному коменданту Ларка, майору Хернесту, в приказном порядке ограничить рабочий день восемью часами. Приказ этот местные, конечно, исполнили, но опять же не высказав удивления – видимо, посчитали причудой новых хозяев.

Система, созданная лордами на Ларке, была чудовищной, но, тем не менее, работала как часы. Смена власти никак не повлияла на нее, и все попытки даланцев изменить хоть что-нибудь ничего не дали – система сопротивлялась. Как будто воспринимала новые правила, но суть ее оставалась прежней. Постепенно до коменданта начало доходить, что для глобальных изменений нужно время, и он вынужден был ограничиться запретом жестоких наказаний, отменой смертной казни за малейшую провинность, выплатой жалованья рабочим и улучшением питания. Но как позже выяснилось, бедняги просто не знали, что такое деньги… И, тем более, не знали, что с ними делать. Их учили только тому, что необходимо для работы на определенном участке производства, даже читать почти никто не умел.

Вскоре даланцы осознали, что такое положение дел на Ларке длится поколениями. Они просто растерялись – значит, и во времена Далана II и Аркена VI здесь было то же самое? Почему же императоры не запретили лордам издеваться над людьми? Почему не обращали внимания на подобные Ларку колонии? Понятно, что было не до того, слишком много забот, но ларкианцы ведь тоже граждане империи. Однако это так и осталось загадкой.

Через некоторое время комендант принял решение дождаться гражданской администрации – пусть разгребанием этой выгребной ямы займутся люди, имеющие опыт в такого рода делах. А он – человек военный, его дело сражаться, а не разбираться в сложных социальных взаимоотношениях. Однако майор отдал приказ о том, чтобы гвардейцы провели беседы с личным составом каждого полицейского управления. Там, где этого не сделали, полицейские продолжали действовать по-старому: охотились на немногих прячущихся в заброшенных бараках "стариков", насиловали женщин и издевались над мужчинами, уверенные в своей полной безнаказанности. Пришлось даже расстрелять нескольких в назидание другим. Это вызвало в среде "блюстителей порядка" искреннее недоумение. Они ничего не поняли, долго обсуждали случившееся и, в конце концов, решили, что расстрелянные чем-то рассердили новых хозяев, что этим новым хозяевам трудно угодить и нужно соблюдать в отношениях с ними величайшую осторожность, на чем и успокоились. Хорошо хоть приказы больше нарушать не осмеливались.

Лейтенант Френрик вспомнил все это и досадливо скривился. Местные полицейские странные люди – до них почему-то никак не доходит, что ни с кем нельзя поступать так, как они поступают с несчастными работягами. Он махнул идущим следом двоим гвардейцам и двинулся по улице дальше. Придется провести на Ларке, как минимум, еще два дня – гражданская администрация в сопровождении целой армии чиновников и даланских полицейских прибывает только послезавтра. Возможно, им удастся что-то сделать, хотя Френрик и сильно сомневался в этом. Попробуй-ка быстро измени положение вещей, которое складывалось в течение столетий.

Им троим предстояло сегодня обойти еще восемь полицейских управлений – этот полузаброшенный район города до сих пор еще не был охвачен сетью гвардейских патрулей. Судя по всему, раньше на планете жило значительно больше людей, чем сейчас. Куда, интересно, они подевались?

Впереди тянулись бесчисленные ряды абсолютно одинаковых серых пятиэтажных бараков. Пустых. Но, несмотря на то, что в них никто не жил, бараки содержались в идеальном порядке – нигде ни выбитого стекла, ни мусора на мостовой, ни проржавевших труб. За этим следили специальные службы, находящиеся под контролем полиции. Управления безлюдных районов командование оставило напоследок – поначалу надо было разобраться с теми, которые контролируют населенные. Но сейчас пришло время заняться и ими.

Внезапно слева раздались выстрелы и чьи-то голоса. Насторожившийся лейтенант тут же активировал био-усилители доспехов и огромными прыжками понесся на звуки. Гвардейцы рванулись за ним – приказов им не требовалось, каждый прошел не одно сражение и знал, что ему делать в нештатной ситуации.

Далеко бежать не пришлось – через два квартала они увидели двух полицейских в коричневой форме с пистолетами в руках. Они зажали в угол между бараками обросшего клочковатой седой бородой оборванца, одетого в сущие лохмотья. Тот обреченно смотрел на полицейских и весь дрожал.

Френрик выругался – опять эти идиоты охотятся на "стариков"! Придется вмешаться.


Дорик Фест по кличке Драный Крыс, беглый "старик" – планета Ларк, город Ринтеран, северо-западная оконечность, 18-я улица, 16.10.4567 с. э.

Драный Крыс с тоской смотрел на зажавших его в углу двух легавых. Похоже, все… А может, попробовать рвануться влево и нырнуть за угол? Да нет, кой там маргак, достанут в спину… Как же он так опростоволосился-то, а? Говорил же Лохматый, что на 18-ю улицу сегодня лучше не соваться, что там патрули шастают… Нет, не послушал, больно жрать хотелось – в склад с консервами задумал забраться, он совсем рядом. И подкоп под него давно сделан, еще покойный патриарх их гнезда, Облезлый Мит, вырыл.

В катакомбы, где обычно скрывались изгои, легавые никогда не совались, и беглые "старики" чувствовали себя там в полной безопасности. Зато на поверхности совсем другое дело… Далеко не все возвращались с промысла. Но деваться было некуда, жрать под землей нечего – одни крысы. Да и тех поди еще налови. Как бы они тебя не поймали – во многие подземелья "старики" не решались соваться именно из опасения быть съеденными, слишком много там водилось крыс. Чтобы справиться со всеми огнемет нужен. А где его взять? Тут бы легавым не попасться – на месте пристрелят.

Перед глазами скользила его нелепая жизнь. Как и все, Крыс родился в крохотной комнатушке одного из бараков на юге Ринтерана. Рос, как сорная трава – работавшим по шестнадцать часов в сутки родителям было не до сына, поспать бы немного. В четырнадцать лет мальчишка уже стоял за станком – обучили на токаря. Родителей вскоре не стало – их отправили в "дом упокоения". А Драный Крыс, тогда еще Дорик Фест, работал, работал и работал. Больше ничего у него не было. Разве что сошелся ненадолго с такой же замученной бесконечным, изматывающим трудом женщиной. Как там ее звали? Уже и не вспомнить…

Годы незаметно шли, возраст постепенно приблизился к критическому рубежу, совсем скоро Дорику предстояло отправиться в "дом упокоения". Но умирать не хотелось. Наоборот, с каждым днем жажда жить становилась все сильнее. Среди рабочих издавна ходили слухи о том, что немало "стариков" сбежало, но так ли это в действительности не знал никто. Дорик решил рискнуть и за три дня до отправки бежал в безлюдные районы – терять приговоренному к смерти было нечего. Там ему повезло – столкнулся с одним из изгоев, и тот показал вход в катакомбы. "Старики" приняли очереднего беглеца, хотя поверили ему далеко не сразу.

После того, как он чудом ушел живым, хоть и сильно ободранным, от стаи крыс, Дорика прозвали Драным Крысом. Вскоре он забыл собственное имя и отзывался только на прозвище. Жизнь потекла своим чередом, хотя жизнью ее назвать было нельзя – так, существование в постоянном страхе. Изгои кое-как добывали пропитание, обворовывая склады. А не удавалось украсть – умирали от голода. Бывало, даже поедали умерших, но старались все же такого не допускать.

В последние дни что-то случилось, легавые как с цепи сорвались – патруль следовал за патрулем, густой гребенкой прочесывая большинство опустевших районов. Многие опустели, кстати, не так давно – всего шесть лет назад. Рабочих куда-то вывезли. Насильно, естественно – изгои тогда больше десяти дней не рисковали высовываться на поверхность, там творилось что-то страшное – тысячи легавых вытаскивали людей из их убогих жилищ и колоннами гнали в направлении космодрома, откуда один за другим взлетали транспортные корабли.

Наконец, голод стал нестерпим, и Крыс решил отправиться на промысел. Далеко идти не захотел, вот и не обратил внимания на слова Лохматого, вчера выбиравшегося на поверхность. Ведь до ближнего склада было всего полмили, тогда как до следующего пришлось бы пройти больше пятнадцати. Это скрываясь от патрулей, прислушиваясь к каждому шороху, бросаясь в подъезды и хоронясь в канавах. Меньше, чем за полдня, не доберешься. Да и доберешься ли вообще? Один Тавин знает.

Не успел Крыс выбраться из канализационного люка, как увидел двух легавых – те явно поджидали изгоя и откровенно веселились, глядя на его ошарашенное лицо. Да откуда они узнали, где выход из катакомб?! Обычный же канализационный люк на вид! Но сокрушаться и задавать себе вопросы было поздно, и Крыс попытался забраться обратно, но несколько выстрелов не дали ему сделать этого. Поганые легавые забавлялись, издеваясь над обреченным человеком! Пришлось изо всех сил рвануться вправо. Он попытался скрыться в ближайшем переулке, но тот оказался перегорожен стальными щитами трехметровой высоты. Едва не зарыдав от ужаса, Крыс дернулся назад, но там уже стояли нацелившие на него стволы легавые.

– Ну что, крыса помойная, отбегался? – издевательски поинтересовался один.

– Пришло время Тавину душу отдавать… – оскалился второй. – Не хочешь помолиться напоследок?

– Идите на хрен, суки поганые! – выдохнул Крыс и зажмурился, ожидая удара пули.

Но события внезапно пошли совершенно непонятным образом. Откуда-то раздался еще один голос:

– Отставить стрельбу! Что здесь происходит?

Крыс приоткрыл один глаз и обалдело икнул. Позади легавых стояли три человека в скафандрах, кажущихся черной жидкой сталью, облегающей тела. На груди каждого горел яркими красками какой-то герб. Это еще кто? Какие-то новые легавые? Однако полицейские были удивлены не меньше Крыса.

– Отстрел помойных крыс, – нехотя ответил один. – А вы кто такие, маргак вас дери?!

– Имперский гвардейский десант, первый лейтенант Френрик, – стоящий впереди черный коснулся своего шлема, и тот исчез, открыв скуластое, совсем еще молодое лицо.

– Виноваты, господин лейтенант, не узнали! – тут же подтянулись легавые. – Какие будут приказания?

– Вы, как я вижу, в курсе, что лорд Кларенс расстрелян и планета перешла под прямое императорское управление?

– Так точно, в курсе!

– Тогда почему нарушаете приказ его величества? – вздернул брови лейтенант.

– Какой?! – вытаращились на него легавые.

– Лимит на жизнь отменен, охота на беглецов – тоже. Убив этого человека, вы убили бы имперского подданного и пошли под суд. Скорее всего, вас бы за это расстреляли.

– Это же помойная крыса… – растерянно пролепетал один из легавых. – Мы их всегда давили…

– Порядки изменились, – в голосе лейтенанта слышалась усталость. – Теперь на Ларке такие же законы, как и в метрополии. Скоро здесь вообще все изменится. Приказываю передать остальным вашим коллегам, что охота отныне запрещена! Также сообщите начальнику управления, что мы посетим его через полчаса. Пусть соберет личный состав для инструктажа.

– Есть! – откозыряли легавые и поспешили скрыться с глаз офицера.

Крыс слушал их разговор с широко распахнутыми глазами и не верил услышанному. Это чего ж тут творится, Тавин Святой?! Охота на беглецов запрещена?! Лимит на жизнь отменен?! Да разве это возможно? Испокон веков только так и было!

– Приносим свои извинения за действия местной полиции, уважаемый, – подошел к нему лейтенант. – Возможно, вы не верите нам, но прошу запомнить – все изменилось. Сюда пришла власть его императорского величества! И вы отныне имперский гражданин, имеющий все права такового.

Это что? Перед ним, помойной крысой, извиняется офицер?! И даже не полицейский, а гвардейский! Об имперской гвардии слышали и на Ларке, слышали даже такие изгои, как он. Слышали много хорошего и не меньше плохого. И лейтенант извиняется?! Небо на землю рухнуло, что ли?…

– Прошу сообщить то, что я сказал, другим "старикам", – продолжил гвардеец. – Никто вас больше не будет преследовать. Мало того, каждый житель Ларка, кроме служивших лорду Кларенсу, может обратиться в районную комендатуру и без промедления получить паспорт имперского подданного. И помощь, разумеется. По приказу его величества любому обратившемуся колонисту выплачивается единоразовое вспомоществование в размере полутора тысяч кредов.

Крыс не понял, что такое креды. Это что-то съедобное? Может, консервы? Полторы тысячи банок? Надолго хватит. Только не верится как-то в такую доброту, тем более, по отношению к изгою. Ну их, этих гвардейцев, с их кредами, отпустили бы…

– Если хотите, можете идти, – понял его сомнения лейтенант. – Но все-таки еще раз прошу подумать над моими словами. Всего доброго!

Гвардейцы раздвинулись, открывая дорогу. Неужели, и в самом деле отпускают? Крыс не стал сомневаться, прошмыгнул между людьми в доспехах и со всех ног припустил к канализационному люку. Успокоился он только оказавшись глубоко, уже перейдя из канализации в катакомбы. И задумался. Случилось чудо. Попавшийся легавым не только выжил, что считалось невозможным, но перед ним еще и извинились. Не зная, что и думать, Крыс решил рассказать обо всем случившемся остальным изгоям.

Результат оказался вполне ожидаемым – ему не поверили. Решили, что старый дурак совсем умом тронулся. Он попытался было доказать, но вскоре махнул рукой. Не хотят верить – ну и маргак с ними. А сам продолжал размышлять над сказанным лейтенантом. Однако пойти в комендатуру так и не решился. Слишком привык бояться всего на свете. А если что-то действительно изменилось, то он посмотрит на это, подумает, а потом уже примет решение. Шкура-то всего одна, другой не будет.


XI. Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, шестой эрсах, город Рин-Харод, штаб-квартира давасара Бетоар, полдень 21.10.4567 с. э.

Стоя у огромного экрана со сцепленными за спиной руками, Кхэй молча кусал губы от досады. Что происходит, маргачье семя?! Почему отправленные в имперские колонии отряды не вернулись? Ни один корабль, даже специально охраняемые курьеры, которые должны были наблюдать за боем издалека и бежать в случае малейшей опасности! Да и линкоры с крейсерами сопровождения тоже бесследно исчезли. Что же творится в этой проклятой Карлайном Далан-Атен? Кто уничтожил его корабли? А их явно уничтожили, в ином случае хоть кто-нибудь добрался бы домой.

Происходящее с каждым днем все больше не нравилось хану. Слишком много странностей. Слишком много случилось необычного, настолько необычного, что у него порой мороз по шкуре шел. Иногда даже казалось, что некто всемогущий просто издевается над ним, легко разрушая все тщательно взлелеянные планы, заставляет менять их, добиваясь чего-то своего, абсолютно непонятного человеку.

Снова на память пришла гибель шести судостроительных комплексов, и Кхэй скрипнул зубами от бессильного гнева. Яйцеголовые так и не сумели понять каким оружием их уничтожили, сошлись только на том, что оно неизвестно ни в империи, ни в Объединении. Правда, хан подозревал, что в империи это оружие как раз-таки отлично известно – не зря оттуда перестали возвращаться пиратские рейдеры. Ни одного за последние три недели! Как такое возможно? Он не знал, не мог объяснить, однако это происходило. И причина явно есть, только как ее выяснить?

Если честно, Кхэю больше не хотелось нападать на Далан-Атен, сейчас он уже не был уверен в победе, однако ничего остановить не мог – маховик событий раскручен. Слишком большие силы задействованы. А абсолютной власти в Объединении у него, как ни жаль, нет. Ханы так и не поверили до конца, что остальные давасары не причастны к разрушению их верфей. Идиоты! Ведь сразу все ясно, стоит только немного подумать! Нет, предпочитают руководствоваться эмоциями, а не логикой. После войны необходимо будет каким-то образом консолидировать власть в своих руках, любой ценой, иначе ханы обязательно передерутся. Сейчас только предстоящая война с Далан-Атен сдерживает их от того, чтобы вцепиться друг другу в глотки. Слишком много между давасарами разногласий.

Не так давно Кхэй окончательно уверился, что в игру вступила третья сила. Он не мог доказать этого, все было на уровне интуиции, но сам считал, что не ошибается. Ничем иным творящееся в последние два месяца не объяснить. Но даже если существует эта третья сила, то как она сумела нейтрализовать буквально всех саанских агентов в империи? Осталась мелкая сошка, не имеющая доступа ни к какой нужной информации. Спецы давасара Тинтар только руками разводят, не понимая как такое может быть. Узнать, что на самом деле сейчас происходит в Далан-Атен, стало практически невозможно. Никогда такого не случалось, саанская разведка обычно опережала имперскую, как минимум, на два шага.

Почему-то хану казалось, что имперцы, в отличие от них, отлично знают о том, что делается в Объединении. И от этого ему было сильно не по себе. Но как тогда связать с этим неизвестную третью силу? Она выступила на стороне Далан-Атен? Почему? Чем могла оказаться для нее привлекательной почти развалившаяся империя? Разве не привлекательнее молодая, динамичная, стремительно развивающаяся страна? Если бы на месте этой третьей силы был Кхэй, он бы без сомнения выбрал Объединение. Но у других могут быть совсем иные приоритеты. И чтобы понять, чем они руководствуются, нужно знать, кто они и как живут, какую идеологию исповедывают. А вдруг это совершенно иная цивилизация, руководствующаяся чем-то непостижимым? Вполне ведь возможно и такое.

Но все-таки его догадки остаются лишь догадками, фактов, подтверждающих их, нет – только косвенные. Для самого Кхэя этого достаточно, но для других – нет. Разве что с визирем можно поделиться ими, старый хрыч давно ничему не удивляется, привык к внезапным прозрениям своего хана. Кстати, а где он? Давно пора ему явиться.

Визирь нашелся в своем кабинете, где распекал нерадивых подчиненных. Однако после звонка хана тут же бросил свое занятие и поспешил к повелителю.

– Садись, – хмуро буркнул Кхэй, кивая на кресло напротив. Старик послушно опустился туда. – Есть какие-нибудь новости?

– Никаких, – развел руками визирь. – Разве что…

– Ну?

– Помните, я говорил о контрабандисте, который видел возле Керазских верфей какие-то черные бугристые корабли?

– Помню, – насторожился Кхэй. – И?…

– Его выдоили полностью, использовали все – от пыток до гипноза. Из данных им показаний эксперты сделали парадоксальный вывод – эти черные корабли, если они не выдумка, используют, как оружие, управляемые гиперпространственные аномалии.

– Ничего себе! – выдохнул потрясенный хан.

Слова визиря прекрасно ложились на его размышления о третьей силе, обладающей неизвестными возможностями.

– Также один из чудом уцелевших атенских агентов сообщил, что видел черные корабли на орбите Атена на следующий день после того, как император разогнал Табал, – продолжил старик. – Я говорил раньше, что заметил упоминания в докладах, пересмотрел их и нашел. Еще один, с колониальной планеты Торвес, тоже наблюдал черные корабли во время прибытия гвардейских частей империи. Но не знаю верить ли – остальная его информация больше похожа на бред буйнопомешанного.

– И какова она?

– Будто бы гвардейцы одеты в некие совершенно неуязвимые зеркальные черные доспехи, обладают ручным оружием лучевого типа, часть из них летает на небольших досках, и атакуют они всегда неожиданно, перемещаясь в тыл противника при помощи каких-то черных воронок, похожих на вставшие вертикально смерчи…

– Что за чушь?… – растерялся Кхэй. – Такого не бывает!

– Вот я и говорю – чушь! – согласно кивнул визирь. – Потому и не докладывал вам.

– А может, и не чушь… – задумчиво потер ладонью щеку хан. – Что подумает дикарь, увидев, хотя бы, автомат? Что великий колдун бросается молниями или что-нибудь в том же духе… Мы вполне можем оказаться в положении этого дикаря, по-своему интерпретируя результат проявления технологий более развитого народа.

– Вы все же считаете, что в дело вмешался еще кто-то? – нахмурился старик.

– Другого объяснения происходящему я не нахожу, – вздохнул Кхэй. – И мне это крайне не нравится. Знаешь, после всего случившегося, если бы такое было возможно, я бы не стал воевать с империей. Боюсь, мы лезем в пасть к корху…

– И как бы он нами с аппетитом не пообедал… – тоже вздохнул визирь. – Но ничего остановить уже нельзя, повелитель. Вы это знаете.

– Знаю, – подтвердил хан. – Мы слишком далеко зашли. Только вот думаю: а не совершаем ли мы ошибку?…

– Кто знает, возможно, и совершаем, – развел руками визирь. – Но куда деваться? Мы столетиями жили мечтой сокрушить Далан-Атен, не дающую нам жить так, как нам хочется.

– Есть у меня одна мысль… – прищурился Кхэй, о чем-то напряженно размышляя. – Отряды не возвращаются, это уже ясно. Дальше посылать корабли на убой глупо. Но это отряды. А что, если послать неворуженные маленькие корабли без сопровождения? Имеющие позывные вольных торговцев. Пусть полетают по мирам империи, посмотрят, что там делается. Вдруг хоть кому-то удастся вернуться?

– Здравая мысль, – покивал старик. – Вполне может получиться. Распорядиться?

– Да.

– Тогда я покину вас, повелитель. Если появится какая-нибудь новая информация, я тут же доложу.

– Иди, – отмахнулся Кхэй. – А я еще подумаю немного.

Проводив взглядом визиря, он налил себе сока и отпил глоток – спиртного не употреблял принципиально. Несмотря на то, что воевать ему уже не слишком хотелось, предстояло подумать над тактикой и стратегией предстоящей войны. Ведь до старта боевых флотов осталось чуть больше месяца. Необходимо четко знать, как действовать, какие системы атаковать в первую очередь, а какие оставить на потом. Да и разведку боем провести не помешает, захватив какую-нибудь из планет, еще принадлежащих лордам. И посмотреть, как имперцы станут реагировать на это.

Хан не знал, что очень издалека за ним внимательно наблюдает человек со светло-серыми, почти белыми глазами. И удовлетворенно кивает каким-то своим мыслям.


Император Далан III, империя Далан-Атен, планета Атен, западное предместье города Аратан, летний императорский дворец, вечер 21.10.4567 с. э.

Если бы кто-нибудь посмотрел на юношу, увлеченно читающего какую-то старинную книгу, сидя в мягком удобном кресле у горящего камина, то подумал бы, что более он ничем не занят. Однако ошибся бы – для чтения задействовался только один из восьми потоков мышления. Второй был подключен через гиперканал к биоцентру "Черной Рыси" и анализировал происходящее в данный момент на подконтрольной империи территории, учитывая все текущие сводки и сообщения. Еще пять обдумывали тактику и стратегию предстоящей войны. А последний размышлял.

Меньше двух месяцев прошло с момента, когда Эрек впервые увидел дварх-полковника Ансара. Но насколько же все изменилось! Столь быстрые изменения казались физически невозможными, но они произошли. Аарн одним своим присутствием стимулировали их, переворачивая все вокруг с ног на голову. И люди отдавали свои силы без остатка, следуя за ними. Что за невероятная цивилизация их орден? Император пребывал в перманентном восхищении. И чем больше знакомился с самими аарн, тем его восхищение возрастало. Хотя быть абсолютным эмпато-телепатом он сам не хотел бы.

На память пришли отчеты командиров подразделений, взявших под контроль шестнадцать из двадцати восьми колоний, и Эрек помрачнел. Даже подумать не мог, что там такое творилось! Знал, что лорды Табала – мразь в большинстве воем, но не верил, что такая мразь. Особенно ужасали отчеты с планет Ларк и Хердал. То, что там происходило, поражало. Бесчеловечность лордов, похоже, действительно пределов не ведала. Лимит на жизнь? Это же надо было додуматься! А содержание людей только в бараках? Фактически в рабстве! Самое неприятное во всем этом – даже отец, великий Архен VI, оказывается, не смог ничего сделать с проклятыми колониями. Может, и не знал, что там происходит, хотя в это трудно поверить. Скорее всего, знал, но не имел возможностей изменить там хоть что-нибудь.

Эрек зло усмехнулся. Он принял окончательное решение. Табала и вольностей лордов больше не будет! Да и самих лордов – тоже. Империи не нужны аристократические роды и кланы, пекущиеся только о своей выгоде! Да, это немалая кровь, но иного выхода император не видел. Лучше один раз перерезать всю эту жадную шушеру, как поступил великий князь Раван во вселенной ордена, чем потом год за годом иметь море проблем. Пусть вместо спесивых лордов будет служивое дворянство, и не наследственное – если сын какого-нибудь дворянина ничего не стоит, то дворянином ему и не быть! Докажет, что не пустышка, станет. Так и только так!

Впрочем, пока не время думать о социальных преобразованиях, прав Варт. Для начала нужно победить в надвигающейся войне. А это очень и очень непросто, несмотря даже на силы легиона и восстановленные линкоры – слишком много кораблей у саанов. Числом задавить могут. Однако кое-какие наметки уже были, вражеских адмиралов ждет интересный сюрприз. И неважно, на какую систему они нападут. На колонии вряд ли полезут, там ничего особо ценного нет, да и находятся колониальные планеты несколько в отдалении от метрополии. Все аналитики сходятся на том, что ханы решат сразу атаковать какой-то из семи главных миров империи. Скорее всего, это будут Ваталн или Ротен – оттуда открывается прямой путь на Далан и Атен.

Неожиданно для самого себя Эрек представил, что легион так и не появился, что все идет по-прежнему, что всем заправляют Табал и лорд-атеар. И содрогнулся. Это означало бы только то, что империя вскоре прекратит свое существование. С чем флот встретил бы саанов в этом случае? Немногим более пятисот тяжелых кораблей против трех с чем-то тысяч? Исход любому понятен. Да, столичная система некоторое время продержалась бы за счет орбитальных и пространственных крепостей, но вряд ли долго. За неделю-другую сааны не спеша выбили бы даланские линкоры и крейсера, а затем… Затем начался бы кошмар.

О своей судьбе император не думал. Чего стоит его жизнь при таком раскладе? Ничего! Не исполнил свой долг, значит обязан умереть. И уже неважно как. На нем лежит ответственность за людей Далан-Атен, он обязан их защитить – именно он, никто иной! Император! Одним этим словом все сказано, до конца.

Эрек резко встал и подошел к окну, из которого виднелся парк. Раньше ему не доводилось бывать в летнем дворце, не знал, как здесь красиво. Лорд-атеар изволил поселиться здесь, тогда как принцы давились пылью в городе. А кстати, куда все-таки подевался этот самый атеар, будь он неладен? Император не питал иллюзий по поводу главы клана Латанг – еще вполне способен доставить множество неприятностей. Очень хитроумная сволочь. И это еще слабо сказано. Но мало самого атеара, также бесследно исчезли его ближайшие помощники – в общей сложности, более тридцати самых одиозных лордов Табала. Ни на одной из захваченных колоний их обнаружить не удалось. Да что их самих, даже малейших следов не нашлось. Как в воду канули. Поверить в то, что эти господа перебежали к саанам, Эрек не мог – слишком хорошо знал, что такое сааны и как они относятся ко всем без разбора даланцам.

Осталось проверить еще двенадцать планет. А если беглецов нет и там? Что тогда? Император не знал, но понимал, что искать лордов все равно придется. Нельзя оставлять без внимания такую угрозу его власти, как атеар со товарищи. У них явно осталось еще немало рычагов влияния. Одни богатые промышленники чего стоят – как они скрипели зубами после того, как Эрек распорядился втрое поднять зарплаты наемным работникам. С пеной у рта доказывали, что разорятся. В итоге пришлось национализировать треть самых важных произодств. Владельцы остальных двух третей притихли на время. Но всем понятно, что на время – на что угодно готовы, лишь бы снова стать полновластными хозяевами страны.

Перед глазами в который раз встало лицо Варта, и Эрек помимо воли улыбнулся. Спасибо тебе, учитель! Ты столькому научил, что слов нет. Никто другой такому не научит. А ведь это только начало пути… Что будет дальше? Его величество не знал, но подозревал, что дварх-полковник еще устроит ему немало сюрпризов. Он не огорчался по этому поводу – учиться всегда полезно, путь даже учеба и нелегко дается. Эрек не раз пытался понять, как относится к Варту, но не мог – слишком уважал его, даже преклонялся.

– Ваше величество! – отвлек его от размышлений голос биокомпа. – К вам просится на прием директор СБ, полковник Ватори.

– Пригласи, – по некоторому размышлению приказал император, главный эсбешник страны не станет проситься на прием просто так, только по очень уважительной причине.

В кабинет быстрым шагом вошел Ватори, неделю назад получивший полковничий патент из императорских рук. Он коротко поклонился и замер, сверля Эрека взглядом.

– Ваше величество!

– Здравствуйте, полковник. Садитесь. Что-нибудь случилось?

– Да как сказать… – поморщился Ватори, опустившись в кресло и положив на стол свой биокомп. – Есть кое-что, что хотелось бы обсудить лично с вами.

– Слушаю.

– Аналитики СБ внимательно изучили доклады офицеров с аннексированных нами колоний и пришли к несколько странным выводам.

– Вот как? – удивился император, тоже садясь. – И каким же?

– Около восьми лет назад с большинства колониальных планет было вывезено до четверти населения, – продолжил полковник. – Причем, вывезли наиболее профессионально подготовленных людей – опытных рабочих и инженеров. Их насильно сажали на корабли, не позволяя даже проститься с друзьями и близкими. Куда повезли – неизвестно.

– Сколько примерно вывезли? – насторожился Эрек.

– Больше пятидесяти миллионов человек, – ответил Ватори. – Мало того, было демонтировано и опять же вывезено в неизвестном направлении множество заводов и фабрик. В основном, в той или иной мере имеющих отношение к постройке космических кораблей и производству тяжелого вооружения.

– И что это может значить?

– Только то, что где-то существует неизвестная нам промышленная колония, созданная лордами Табала для собственных нужд. И, скорее всего, там выстроены большие верфи для постройки, предположительно, военных кораблей уровня линкоров и крейсеров. Так считают аналитики.

– Почему? – приподнял брови император. – Осталось еще двенадцать не аннексированных колоний…

– Даю гарантию, ваше величество, что ни на одной из них следов пропавших людей и оборудования не обнаружится, – позволил себе намек на улыбку полковник. – Все это должно было куда-то подеваться. Именно поэтому аналитики и сделали вышеуказанный вывод. И я с ними согласен.

– Ай да лорд Латанг, ай да хитрец! – не сдержал восхищенного возгласа Эрек. – Это что же получается? Он собственный флот где-то строит?

– Вполне возможно, – пожал плечами Ватори. – Но я не стал бы утверждать это с уверенностью. Считаю только, что мы должны помнить: существует планета, на которой власть атеара осталась незыблемой. Скорее всего, именно там и нашли укрытие беглые лорды. И мы не знаем, где эта планета находится.

– Однако искать придется! – отрезал император. – Я не позволю этим тварям уйти безнаказанными после того, что они сотворили со страной!

– Полностью согласен, – наклонил голову полковник. – Тем более, что лорды опасны сами по себе – они не смирятся с потерей власти.

– Вот именно. Прошу вас перерыть архивы Табала за последние двадцать лет от и до – может, там найдется хоть какое-то упоминание об этой неизвестной планете.

– Я уже отдал распоряжение сделать это. Но быстрого результата обещать не могу – сами знаете сколько документации в архивах, а доверить их просматривать можно только проверенным людям.

– А вы попросите кого-нибудь из двархов помочь, – усмехнулся Эрек. – Электронные документы любой бестелесный просмотрит очень быстро. С бумажными сложнее, но тоже есть варианты.

– Это мысль, – удивленно посмотрел на него Ватори, явно не ожидавший такого предложения. – А как с ними связаться?

– Незачем со мной связываться, я и так все слышал… – раздался с потолка ворчливый голос. – Помогу, конечно. Давайте координаты архива, прямо сейчас и займусь.

– Большое спасибо, уважаемый э-э-э… – поклонился в никуда еще больше удивленный эсбешник.

– Илеарх, – сообщил свое имя бестелесный.

– Благодарю вас, уважаемый Илеарх!

– Кроме того я попрошу наших просмотреть архивы Табала на всех аннексированных колониальных планетах и тут же сообщить вам результаты.

Ватори опять поклонился. Раз так, задача неимоверно облегчается – в аналитических способностях двархов он не раз убеждался. Крайне полезные существа. Если бы еще не их идиотское чувство юмора, совсем бы золотом были. Некоторые шутки двархов сильно выводили его из себя, порой полковник только крайним напряжением силы воли сдерживался от того, чтобы не сорваться и не наорать на очередного шутника. Ведь именно этого они, похоже, и добивались.

Император проводил удалившегося полковника взглядом и тихо вздохнул. Сколько же всего на него навалилось… Но лучше так, чем оставаться никем и ничем. При воспоминании о недавнем прошлом и издевательствах лордов мороз по шкуре пошел.

Итак, до начала войны осталось около месяца, немногим меньше или немногим больше. Эреку было страшновато – ведь эта война решит жить империи или нет. А значит, жить или нет ему самому. Все будет поставлено на кон, все силы отданы ради победы. И если она состоится, придет время реализации парадоксального плана Варта. Когда дварх полковник впервые рассказал императору о своем замысле, тот только пальцем у виска покрутил. Однако затем поверил, что это возможно – Варт представил слишком весомые доказательства того, что план вполне реализуем. Дай Тавин, чтобы он оказался прав!


Содержание:
 0  Потерянный легион. Империя : Иар Эльтеррус  1  Предисловие научного консультанта : Иар Эльтеррус
 2  Предисловие редактора : Иар Эльтеррус  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  j10.html  11  j11.html
 12  вы читаете: j12.html  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  j16.html  17  j17.html
 18  j18.html    



 




sitemap