Фантастика : Социальная фантастика : XV. Ди-панарх Лэйт Фарнис, давасар Бетоар, командующий передовой эскадрой первого походного ордера саанского флота – боевая рубка мазершипа "Крэт Ноарх", сорок два световых года до имперской системы Ваталн, полдень 26.11.4567 с. э. : Иар Эльтеррус

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




XV. Ди-панарх Лэйт Фарнис, давасар Бетоар, командующий передовой эскадрой первого походного ордера саанского флота – боевая рубка мазершипа "Крэт Ноарх", сорок два световых года до имперской системы Ваталн, полдень 26.11.4567 с. э.

Внезапный сигнал тревоги заставил ди-панарха буквально подпрыгнуть и повернуться к оператору систем слежения.

– Что происходит, маргак тебя задери? Какого копыта тревога?!

– Гипербуря надвигается, господин ди-панарх! – доложил тот. – Надо срочно покидать гиперпространство!

– Проклятье! – сжал кулаки Лэйт. – Этого нам только не хватало!

Его раздражение можно было понять – неизвестно, сколько продлится буря. А выйти в точку сбора флота нужно вовремя – хан Марх-Вардог не обратит внимание ни на какие оправдания. Прежний командующий, Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, принимал во внимание форс-мажорные обстоятельства, а этот старый придурок – нет. Разгневается и без лишних разговоров поставит к стенке. А умирать в тридцать четыре года, когда все еще впереди, очень не хотелось. Но оставаться в гипере во время бури – тоже верная смерть…

– Выходим! – нехотя скомандовал он.

Офицеры тут же начали отдавать приказы, пальцы операторов и пилотов забегали по кнопкам пультов. Не прошло и трех минут, как в иллюминаторах вместо серой мглы гиперпространства показались звезды.

– Отслеживай вымпелы эскадры! – приказал Лэйт офицеру связи.

Он надеялся, что на всех кораблях заметили надвигающуюся бурю. Иногда бывало, что кто-нибудь не успевал выйти в обычное пространство. О таком несчастном больше никто и никогда не слышал. И не узнаешь, что с ним случилось. Ведь о том, что происходит в гипере во время бури, знают только яйцеголовые умники, но их объяснения не поймешь – только своими формулами думают, рассказать по-человечески не умеют.

Через десять минут ди-панарх с облегчением убедился, что все до единого корабли эскадры вышли в обычное пространство. Что ж, не зря он гонял своих та-панархов, кертов и ленхов, как бешеных собак. Молодцы, справились! Офицеры связи быстро объединили комп-сети отдельных мазершипов, гаттеров и крейсеров в единую сеть. Через две минуты невдалеке удалось засечь еще одну эскадру, затем – еще две. Ожидали, что вскоре из гипера выйдет весь первый походный ордер, однако этого не случилось. Видимо, гипербуря оказалось локальной, и это многократно усилило досаду ди-панарха. Остальные, получается, вовремя достигнут точки сбора, а они из-за этой паскудной бури опоздают? Ничего хорошего…

Однако делать было нечего, только пережидать, и Лэйт от злости начал гонять своих офицеров. Нечего им бездельничать, пусть проверят вооружение, все ли в порядке, ничего ли не упустили. Те только недовольно косились на строгого командира, не рискуя возражать. Боевая обстановка, маргак побери! Возразишь, а ди-панарх достанет пистолет и выстрелит тебе в лоб. И будет полностью прав!

Обычным походным ордером Саанского Объединения являлась расширяющаяся пирамида. Ват-Орхидо Бетоар, в отличие от Марх-Вардога, никогда им не пользовался, славясь своей непредсказуемостью – всегда придумывал что-нибудь необычное. Однако новый командующий распорядился следовать к границам империи по-старому. А с приказами командующего в военное время не спорят. Однако многие высшие офицеры были крайне этим недовольны. К таковым относился и Лэйт Фарнис – он буквально боготворил Кхэя, не раз приводившего свой давасар к победе. В то, что победы добьется старый маразматик Марх-Вардог, он не особо верил. Но что делать? Только сражаться.

Эскадра ди-панарха следовала в самой верхней части левой грани пирамиды. На нее и еще несколько лучших эскадр давасара Бетоар была возложена задача боевого охранения – первыми выйти в обычное пространство и обеспечить безопасный выход для всего ордера.

А что теперь? Выходит, они не способны выполнить задачу из-за бури? Проклятье! Вдруг на месте выхода поджидают врага имперские линкоры? Они же начнут безнаказанно отстреливать выходящие из гипера корабли саанов, которые в этот момент совершенно беззащитны!

Внезапно снова взревели сирены боевой тревоги, и ди-панарх резко обернулся.

– Эскадру ди-панарха Крейга атаковали! – ответил на его безмолвный вопрос офицер связи.

– Кто?! – выдохнул Лэйт.

– Неизвестно! Некие объекты, не обращая внимания на бурю, выходят из гипера вблизи наших кораблей и по прошествии секунды или двух взрываются у границ защитного поля. Их можно засечь только в эти секунды. Взрывы настолько мощные, что полностью уничтожают даже мазершипы! Несмотря на все защитные поля! Уже шесть кораблей потеряно!

– Святой Карлайн!

– Эскадра ди-панарха Торва тоже атакована! – добавил через некоторое офицер связи, его лицо было белым.

Лэйт остановившимися глазами смотрел на экран, где один за другим гасли огоньки, обозначающие корабли четырех эскадр, вышедших в обычное пространство. И в гипере не скроешься – буря, будь она неладна… До его эскадры неизвестные враги пока не добрались, но это только пока.

Он оказался прав, не прошло и десяти минут, как на месте одного из мазершипов эскадры образовалось облако плазмы. На его борту заметили вырвавшийся из гипера объект, подали сигнал тревоги, но больше ничего не успели сделать. И неудивительно – от момента выхода до взрыва прошло не более полутора секунд. Лэйт закусил губу, задавая себе вопрос: что же это за оружие такое? Одним зарядом уничтожить мазершип?! О таком он и не слышал, да что там, такого вообще никто не предполагал. Не считали возможным – слишком велики мазершипы, больше пятисот метров в длину.

Однако способное на это оружие существует. И оно, судя по всему, имперское. Кому еще выгодно перехватить саанский флот на подходах? Только имперцам. А значит, и гипербуря искуственная. Ее организовали, чтобы заставить эскадры выйти в обычное пространство там, где их поджидали мины. А это явно мины, только дожидающиеся врага в гипере. Невозможно, на первый взгляд, но ничем иным объяснить происходящее ди-панарх не мог. Это хотя бы логично.

Самым страшным оказалось то, что они ничего не могли противопоставить противнику! Корабли четырех эскадр просто выбивали, как на стрельбище. Безнаказанно! Ловушка. И они попались в нее, как дети. Лэйт в отчаянии скрипнул зубами. Похоже, вскоре и его мазершип прикажет долго жить…

Минута шла за минутой, на экране гас огонек за огоньком, и исчезновение каждого означало, что взорван еще один саанский корабль. По прошествии часа от шестидесяти двух кораблей осталось не более двадцати. Все флагманы, кроме "Крэт Ноарха", погибли. Ничем, кроме удачи, это объяснить было нельзя. Но Лэйт в гробу видал такую удачу! Лучше уж сразу погибнуть, чем докладывать гневливому хану о потерях.

– Гипербуря закончилась! – внезапно обернулся оператор систем слежения, в его голосе слышалась радость.

– Уходим! – тут же среагировал ди-панарх. – Всем кораблям – срочное погружение!

– Есть! – отозвался офицер связи, передавая стартовый сигнал.

Уцелевшие корабли, получив его, сразу же разгонялись и ныряли в гиперпространство, спеша покинуть опасную зону. Не у всех получилось – еще два тяжелых крейсера оказались уничтожены минами. Однако остальные все же ушли и перешли на форсаж, спеша добраться до места сбора флота и доложить командованию о случившемся.

Когда "Крэт Ноарх" набрал крейсерскую скорость, Лэйт ушел в свою каюту – его присутствие на мостике пока не требовалось. Там он долго вертел в руках пистолет, размышляя над весьма интересным вопросом: не застрелиться ли ему? Однако в конце концов решил, что это будет трусостью. Он ни в чем не виноват, подобного не мог предусмотреть никто, даже сам Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, однако именно он единственный выживший старший офицер. А значит, обязан донести информацию о происшедшем до командующего объединенного флота. Расстреляют? Что ж, пусть расстреливают, если посчитают нужным, но ди-панарх Лэйт Фарнис до конца выполнит свой долг. Офицерская честь не позволит поступить иначе.


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора первого ордера саанского объединенного флота, полтора световых года от границ колониальной имперской системы Ваталн, вечер 27.11.4567 с. э.

От услышанного у хана перехватило дыхание, глаза полезли на лоб, затряслись руки. Это невозможно, просто невозможно! Четверть первого ордера не добралась до места сбора?! Около трехсот кораблей уничтожены неизвестным оружием?! Такого не бывает!

– Ты с ума сошел, недоносок! – взревел Марх-Вардог, уставившись на вытянувшегося перед ним ди-панарха Фарниса.

– Никак нет! – отрезал тот. – Хан, повторяю, нас атаковали неизвестным оружием! Мы ничего не могли поделать. Судя по всему, гипербуря, заставившая нас выйти в обычное пространство, также искуственная. А в месте выхода наши эскадры поджидали мины, способные одним взрывом уничтожить мазершип!

– Но ты же говоришь, что эти мины выскальзывали из гипера? – издевательски прищурил глаза Дор. – О какой тогда гипербуре речь?

– Я не могу объяснить этого, хан, – устало ответил офицер. – Есть записи боя, просмотрите их и судите сами. Тем более, что подобное произошло не только с нашими эскадрами, но и с эскадрами других давасаров. И вы это знаете.

Марх-Вардог знал, и это бесило его еще больше. Неужели проклятый выскочка Ват-Орхидо был прав?… Он не мог в это поверить, слишком большой чушью были подозрения Кхэя о какой-то там "третьей силе". Да откуда она возьмется?! Все звездные скопления на триста световых лет вокруг обысканы по камешку, там ничего и никого нет! Нет, это давасар Тинтар обделался, это их хваленая разведка оказалась несостоятельной. Не смогла выяснить, что в Далан-Атен изобрели новое оружие. И не только изобрели, а сумели произвести в достаточном количестве, несмотря на все утверждения, что промышленность империи полностью разрушена.

Все это привело хана в дикое бешенство. Прав ведь бетоарский ди-панарх, что ни говори, среди погибших корабли всех шести давасаров. Несколько эскадр вообще бесследно исчезли! Такие потери еще до первой стычки с имперцами? Марх-Вардог такого и предполагать не мог. А вот Кхэй, как видно, предполагал. От осознания этой истины хан пришел в еще большую ярость.

– Если бы мы не шли единым ордером, то не попались бы в эту ловушку… – внезапно сказал бетоарец. – И не должны были так идти по первоначальному плану! По плану нашего хана!

От этих слов у Марх-Вардога потемнело в глазах, вместо лица офицера он почему-то увидел ненавистное лицо Кхэя Ват-Орхидо. Он захрипел, затрясся, на губах появилась пена, затем дрожащей рукой расстегнул кобуру, достал пистолет и выстрелил в бледное пятно, которое сейчас в его сознании было лицом заклятого врага. И стрелял, пока не закончилась обойма. Только после этого хан пришел в себя и бешеными глазами повел вокруг.

Офицеры генштаба отводили взгляды, не желая себе повторения судьбы осмелившегося сказать правду. Однако по их виду можно было понять, что отношение к новому командующему у многих резко изменилось. Без суда и следствия расстрелять ни в чем не повинного, до конца исполнившего свой долг человека? Это слишком. От такого командующего ничего хорошего ждать не стоит.

– Уберите падаль, – буркнул Марх-Вардог, избегая смотреть на залитый кровью труп ди-панарха.

Он досадовал на себя за то, что не сдержался. Так недолго и "метку смерти" получить… Такое не раз случалось в прошлом. И смещали ханов, и убивали, и в одиночные камеры пожизненно сажали, если ими были недовольны бойцы их давасаров. Не хотелось бы испытать что-нибудь из этого на своей шкуре. Впрочем, не испытает! Приведет объединенный флот к победе – забудут. Победителю все прощается.

Хан проводил взглядом рабов-техников, выносящих тело ди-панарха, и перевел взгляд на занимающий всю левую стену тактический экран. Эскадры, отправленные вперед еще Кхэем, тоже исчезли, не оставив никаких следов. Однако несколько разведывательных рейдеров, отправившихся к системе Ваталн, все же вернулись и донесли важную информацию. Как и рассчитывали генштабисты, имперский флот поджидал их между Ваталном и Ротеном, чуть ближе к первому. Удалось даже приблизительно подсчитать его численность. Почти вчетверо меньшая, чем у флота Объединения. Это приятно согрело сердце хана – разгромить даланцев при таком преимуществе несложно.

Однако после гибели четверти кораблей первого ордера он уже не был так уверен в победе. Раз даланская сволочь обладает новым оружием, то результат столкновения может оказаться непредсказуемым. Только выбора нет, атаковать все равно придется. Но лучше не наваливаться всем флотом сразу, тем более, что второй ордер еще в пути. И неизвестно каковы окажутся его потери. Пожалуй, лучше отправить с десяток эскадр мазершипов и пару тысяч рейдеров на разведку боем – пусть прощупают оборону имперцев. А он поглядит издалека, что и как, а потом сделает свои выводы. Несмотря на то, что многие считали иначе, идиотом хан давасара Марх-Вардог отнюдь не являлся. Да, обладал взрывным характером, но чаще всего справлялся со своим темпераментом. Жаль, что сегодня тот взял верх.

Отдав нужные приказы, Марх-Вардог напряженно застыл у тактического экрана. Много времени, чтобы совершить прыжок на половину светового года эскадрам не понадобится. Однако информацию он не получит, пока не придут курьерские ракеты – на таком расстоянии ничего не увидишь, а ближе лучше не подходить. Мало ли какие еще ловушки устроили не желающие воевать честно имперцы.

Маргаковы яйцеголовые уже который год обещают разработать гиперсвязь – утверждают, что теория разработана – но результатов все еще нет. Жаль, насколько было бы удобнее, имей корабли возможность мгновенно связаться друг с другом. Но делать нечего, придется ждать…


Контр-адмирал Торв И. Р. Найрен, командующий передовыми эскадрами имперских сил – глубокие уровни гиперпространства, борт модифицированного инженерами ордена линкора "Тирван II", ночь с 27.11.4567 с. э. на 28.11.4567 с. э.

– Господин контр-адмирал, они приближаются! – доложил оператор сканеров гиперпространства, капитан Лертен.

– Отлично! – потер руки Торв, ему страшно не терпелось испытать в деле новое оружие.

До сих стрелять из гипер- и мезонных орудий его экипажу доводилось только на учениях, а это совсем не то. Хотелось своими глазами увидеть результаты применения этих страшноватых пушечек не на беззащитных астероидах, а на вражеских, вооруженных до зубов, прикрытых силовыми полями кораблях.

– Связь с орудийным отсеком! – скомандовал контр-адмирал.

На возникшем перед ним в воздухе голоэкране появилось изображение дико выглядящего помещения. Правда, Торв понемногу привыкал, но и до сих пор при виде переплетения толстых, склизких щупалец у него возникали ассоциации с чем угодно, но только не с орудиями. Однако это были именно они. Орденские гипер-пушки. В складках щупалец, сформировавших из себя кресла, удобно расположилось около десятка комендоров в серых комбинезонах, к левому глазу каждого был приращен трепепещущий рубчатый щуп, напрямую связывающий его мозг с биоцентром линкора. В который раз контр-адмирал поежился, глядя на все это, но быстро взял себя в руки. Что поделаешь, их союзники – биологическая, а не технологическая цивилизация. Но несмотря на это, оружие ордена Аарн чрезвычайно действенно.

– Готовы? – поинтересовался он.

– Так точно! – расплылся в широкой улыбке старший комендор, майор Хирнесайд. – Покажем саанской сволочи, что почем!

– Не подведите, ребята… – едва слышно сказал контр-адмирал и отключился.

Пора принимать общее командование на себя – саанские передовые эскадры приближаются к его порядкам. Жаль, что они миновали минные банки. Хотя, это, возможно, и к лучшему. Неожиданная атака из гиперпространства заставит вражеское командование задуматься. Больше этой дорогой они не пойдут, а значит, их основной флот выйдет в обычное пространство как раз посреди минных полей. Там-то им небо с овчинку и покажется! Но чтобы добиться этого, вначале придется поработать его модифицированным с помощью инженеров ордена линкорам и крейсерам. Как следует поработать!

Вздохнув, Торв опустился в свое кресло на мостике. К его левому глазу тут же придвинулся покрытый пузырящейся черной слизью раструб щупа прямого подключения к биокомпу. Контр-адмирал брезгливо скривил губы, однако позволил щупу прирасти к глазу, вздрогнув от прикосновения теплой слизи. Первые несколько мгновений ничего не происходило, а затем он увидел и ощутил все корабли эскадры разом. Мышление скачком расширилось, пошло восемью потоками. Контр-адмирал вспомнил, на что способен каждый корабль, его точные боевые и ходовые характеристики, количество гиперторпед в торпедных отсеках и многое другое. Мало того, услышал и осознал мысли всех подключенных в данный момент к биокомпам людей. Сколько раз уже он испытывал это невероятное чувство всемогущества, но никак не мог привыкнуть. Слишком это для человека.

Отбросив несвоевременные мысли, Торв начал подключаться к капитанским системам управления кораблей эскадры. Капитаны ощутили присутствие командующего и приветствовали его молчаливым ментальным образом – они тоже были уже включены в общую сеть. Как, впрочем, и основные члены экипажа. Кроме, естественно, технического персонала. Контр-адмирал внутри себя усмехнулся: расскажи ему три месяца назад, что командовать боем можно таким образом, он бы вызвал санитаров из сумасшедшего дома, чтобы забрали фантазера. Легион перевернул империю с ног на голову, заставил людей принять ранее дикие для них концепции. И пришлось принимать их, поскольку хотелось выжить и не было иного пути для выживания! Торв, по крайней мере, это четко осознавал. А раз так – нечего переживать! Что-то новое вырастет из всего этого, пока еще малопредставимое, но вырастет. Отбиться бы только от врага.

– Внимание! – донесся до него мысленный голос капитана Лертена. – Сааны пересекли рубеж в две десятых светового года!

– Ну, с Тавином, ребята! – выдохнул контр-адмирал. – Начинаем!

Картина пересекающихся потоков взаимосвязей различных служб эскадры начала изменяться. Биокомпы получили координаты саанских кораблей и рассчитали курс перехвата. Его внесли в управляющие блоки гиперторпед, и те без промедления вырвались из торпедных люков. Не прошло и двух минут, как они достигли рассчетной точки и взорвались, породив локальную гипербурю и заставив врага спешно выйти в обычное пространство. Комендоры изготовились к стрельбе, накопители набрали достаточно энергии, выступы орудийных антенн на корпусах линкоров и крейсеров налились призрачным синим светом.

То же самое сейчас происходило еще на шести участках обороны, куда направились передовые эскадры Объединения. Там, где они пересекали минные банки, кварковые мины не срабатывали – рано, надо сначала заманить туда весь флот, а только затем атаковать. Остановить саанов предстояло модифицированным кораблям империи, причем, остановить так, чтобы те поняли – именно даланцы остановили их, а не кто-то неизвестный. Но также необходимо было дать им увидеть, что обладающих новым оружием кораблей у Далан-Атен совсем немного. В этом и заключалась ловушка. Кхэй Ват-Орхидо Бетоар в нее не попался бы, сразу отошел бы, но вражеским флотом сейчас командовал не он, а вспыльчивый дилетант Дор Марх-Вардог, спровоцировать которого на неадекватные действия совсем несложно.

Как только гиперпространство немного успокоилось после взрыва гиперторпед, линкоры и крейсера контр-адмирала тут же нырнули в глубокие слои, поэтому прошли путь, на который ранее затратили бы более часа, за шесть минут. В обычное пространство они выскользнули вне досягаемости самых дальнобойных саанских ракет, но не настолько далеко, чтобы их не заметили. В трех световых минутах. Сааны заметили – вражеские корабли сразу же начали перестраиваться из походного борядка в боевой.

Торв издевательски ухмыльнулся: ну-ну, перестраивайтесь, уважаемые. Это вам поможет, как мертвому припарки! Помогло бы, если бы он атаковал привычными ракетами, но у него сейчас есть совсем иное оружие! Так что вскоре вы получите "приятный" сюрприз, господа хорошие. Вам понравится!

Командующие эскадрой противника офицеры не сразу разобрались, что имперцев втрое меньше, чем их, и ничего не предприняли. Явно думали, что вскоре из гипера вынырнет еще несколько десятков линкоров, чтобы сравнять силы, однако этого так и не случилось. На всякий случай сааны подождали еще четверть часа, а только потом пошли на сближение. В этот момент комендоры и выстрелили, точно накрыв пятнадцать мазершипов. На их месте образовались гиперпространственные аномалии, смявшие огромные корабли в комки искореженного металла. Остальные сообразили, что произошло, лишь через несколько минут, а сообразив, тут же отошли. Биокомпы эскадры перехватили и легко расшифровали обмен информацией между ними.

Саанский ди-панарх, похоже, был толковым офицером, так как не растерялся, а вместе со своим штабом начал анализировать ситуацию, пытаясь выяснить, что за оружие применил враг. Он быстро связал свечение орудийных антенн имперских кораблей с гибелью своих. Также понял, что даланцы каким-то образом способны управлять гиперпространственными аномалиями. Однако дальность и прицельная точность нового оружия остались неизвестны, и их надо было выяснить любой ценой. Ди-панарх не знал и не мог знать, что ему дадут все это выяснить, однако полученные данные будут очень далеки от реальности.

Крейсера Торва выстрелили еще по разу, линкоры по два, после чего поспешили уйти, оставив уцелевших саанов в полной растерянности. Ведь они стреляли с расстояния, не превышающего две-три световые минуты, и вражеские аналитики после возвращения остатков эскадры к основному флоту решили, что это предельное расстояние для нового оружия. Также они пришли к выводу, что оно еще и очень энергоемкое, больше, чем на два-три залпа, заряда бортовых батарей не хватает.

В последнем они были не так уж и неправы – энергонакопители гиперорудий занимали все трюмы и после трех залпов полностью опустошались. Однако набирали энергию с помощью преобразователей вакуума довольно быстро – за полчаса. Вот только в эти полчаса модифицированные крейсера и линкора оставались полностью беззащитными, их легко было уничтожить обычным ракетным залпом. А другого оружия они не имели – для ракет и лазеров просто не осталось места. Благо хоть по несколько гиперторпед с трудом втиснули. Это вам не рейдеры ордена, изначально предназначенные для гипер- и мезонного оружия. Ведь модифицировали имперские корабли на скорую руку, в некоторых экипаж шел в бой в скафандрах – не успели отладить систему жизнеобеспечения. О тесноте на остальных можно было даже не говорить – люди спали по очереди, теснились по десятеро в крохотных каютах три на три метра. Но об удобстве они и не помышляли – шли умирать, чтобы защитить свои семьи от участи саанских рабов, чтобы сберечь свою страну от поругания. И поэтому готовы были на все.


Полковник Салек Ортинер, командир шестого батальона второго полка дивизии "Имперские Ястребы"; полтора световых года от границ колониальной имперской системы Ваталн, место сбора кораблей первого ордера сборного флота Саанского Объединения, борт орденского дварх-крейсера "Дикий Кот" – борт саанского мазершипа "Трэй Ки-Тархадо", раннее утро 28.11.4567 с. э.

Глядя на удаляющуюся фигурку любимой, Салек, сам того не замечая, мечтательно улыбался. Тавин Святой, до чего же она красива! От одного вида захватывает дух. Казалось бы, видел ее во всех видах, часто проводил с ней ночи, но никак не может успокоиться. Да и надо ли? Любовь ведь штука такая – придет и не спросит тебя, хочешь ты встречи с ней или нет. А в том, что он влюблен, Салек давно убедился. Целительница Душ тоже явно выделяла его, не раз даже неожиданно появлялась в его скромной холостяцкой квартирке, полученной еще во времена прежнего императора. Правда, Салек и сам в ней почти не бывал, только в последние месяцы, находясь в городе, ночевал там.

Когда Рхэгэ впервые возникла у него на пороге, полковник просто не поверил своим глазам. Он-то считал, что для нее их встреча была единичным, давно привычным эпизодом, и тихо тосковал, забываясь на службе, которой отдавал все силы и душу. Тем более, что его как раз направили во вновь создаваемую элитную дивизию "Имперские Ястребы". Вакантной должности командира полка там не имелось, поэтому ему дали батальон. Салек и этому был рад, уж больно необычная часть получалась. В такой служить – честь.

В тот вечер Салек получил первую за несколько месяцев увольнительную и решил переночевать не в отеле, как большинство его сослуживцев, а в своей старой заброшенной квартире – никого не хотелось видеть, слишком устал от нечеловеческого напряжения тренировок. Купил пару бутылок любимого коньяка, лимоны, нехитрую закуску и приготовился отдохнуть в одиночестве. Неожиданно прозвучавший звонок заставил его поморщиться и нехотя потащиться к двери – ну кого там маргак принес? Досада улетучилась мгновенно, стоило лишь увидеть гостью. Полковник от неожиданности охнул, ступил вперед и обнял доверчиво прильнувшую к нему девушку.

Рхэгэ некоторое время молча стояла в его объятиях, а затем сказала, что тоже никак не может прийти в себя после их единственной ночи, постоянно видит его во снах, все время думает о нем, вот и попросила дварха отыскать. Девушка почему-то страшно смущалась, постоянно краснела, но Салек не обращал на это внимания – он никак не мог насмотреться на нее. Именно в этот момент полковник и признался себе, что полюбил. Да чужачку, да инопланетянку – какое это, маргак раздери, имеет значение? Только то, что полюбил важно, а все остальное – полная чушь.

Целительница Душ никогда не говорила Салеку слов любви, да и вообще мало говорила, но по ее сияющим глазам он видел – любит. Любит, несмотря ни на что. И никак не мог понять, что же Рхэгэ нашла в нем – самый обычный офицер, мало чем отличающийся от остальных. Был очень рад, но продолжал удивляться. Впрочем, древние говорили, что по-настоящему любят на за что-то, а просто потому, что любимый есть в этом мире. Это великое и редкое счастье – встретить такую любовь. Салеку повезло, невероятно, нечеловечески повезло. Так он считал и относился к любимой с трепетной нежностью, стараясь ничем не обидеть ее.

Однако имелось кое-что, от чего полковнику было нестерпимо больно. Умом он понимал, что Рхэгэ физически неспособна сохранять ему верность – умрет, если попытается. Попросту выгорит. Знал уже, что такое Целитель Душ и какова плата за этот страшный дар. Но понимал все вышесказанное только умом, а душа кричала и корчилась, жаждая, чтобы любимая принадлежала только ему. Салек старался не показывать девушке этого, но она и так все понимала – абсолютный телепат, будь оно все проклято. И ее глаза становились грустными. Салек терзался, что причинил своей ненаглядной звездочке боль, но ничего не мог с собой поделать. От него это не зависело.

Они встречались, очень осторожно относясь друг к друг, стараясь ничем не обидеть, не вызвать отторжения, но так не выходило, очень часто возникало непонимание – слишком уж отличались обычные люди от аарн. Слишком они разные. Аарн ведь – давно не люди, а нечто совсем иное, и понять это иное практически невозможно. Сослуживцы, услышав, что Салек сошелся с орденской девушкой, втихомолку крутили пальцем у виска, они бы такой глупости не допустили, слишком странными были эти непонятные союзники, однако вслух ничего не говорили – полковник за кривое слово мог и на дуэль вызвать, а стрелял он отменно. Немногие насмешники выживали после дуэли с ним еще в прежние времена, а уж после преобразования тела по методике орденских легионов разведки – и подавно. Вот с Салеком и не рисковали связываться.

Это была горькая любовь, трудная любовь, безумная любовь, от которой порой на душе становилось хуже, чем без нее, но для полковника она стала всем. Непривычное имя любимой – Рхэгэ – музыкой звучало в его ушах, от одного своего звучания заставляло губы растягиваться в глупой улыбке. И не обращать внимания на реакцию сослуживцев. Ведь и он в прошлом, увидев так улыбающего человека, посчитал бы его слешка пришибленным. Но не теперь. Теперь Салек стал другим. Он постепенно начинал понимать аарн, и от этого понимания становилось не по себе. Люди ордена были, похоже, следующей ступенью развития человечества, как биологического вида. А значит, ему никогда не достичь их уровня, как ни старайся, никогда не стать вровень с Рхэгэ. От понимания данного факта опять становилось больно, но полковник старался гнать прочь свою боль. В конце концов он решил, что раз Тавин подарил им двоим любовь, то нужно просто с благодарностью принимать его дар и не искать объяснений. Салек стал фаталистом, он просто любил и был любим, стараясь не обрашать внимания на то, что ему не нравилось. Но в глубине душе ощущал – это ненадолго, это вскоре закончится. И ему снова было больно.

Рхэгэ окончательно скрылась в разноцветной дымке туманного зала, и Салек заставил себя вернуться к реальности. Ведь впереди ждал бой. И не просто бой – прямой абордаж через гиперпространство, что до сих пор считалось совершенно невозможным. Сааны очень удивятся, когда на их кораблях из ниоткуда возникнут имперские десантники и легионеры ордена, но быстро придут в себя и дадут отпор – недооценивать их нельзя. Враг сильный и жестокий. Устроенные Аарн ловушки хорошо проредили саанский флот по дороге, но все равно недостаточно – Объединение все еще имело огромное численное преимущество. Необходимо было любой ценой вывести из строя еще какое-то число вражеских кораблей. Осознав это, адмиралы с дварх-полковником и приняли решение об абордаже мазершипов силами бойцов легиона и дивизии "Имперские Ястребы".

Все понимали, что выполнить такую задачу непросто, да и потери будут немалыми, несмотря на все техническое преимущество. Сааны сами считались мастерами абордажа, хоть и в обычном пространстве, и приняли все меры, чтобы избежать его. Все помещения и коридоры внутри мазершипов простреливались турельными пулеметами, управляли которыми компьютерные системы, реагирующие на датчики "свой-чужой", вживленные в кожу на запястье каждого служащего на корабле. Достаточно одного человека, не имеющего датчика, чтобы поднялась тревога, опустились переборки и началась стрельба. А в замкнутом пространстве от крупнокалиберной пули не защитят даже орденские доспехи. Не пробьет, но переломает кости и оглушит. Значит, придется действовать очень быстро. В скорости и неожиданности нападения – залог успеха.

Захватывать решили зависшее в стороне от остального флота соединение из ста двенадцати мазершипов. Гаттеры и эсминцы никого не интересовали – толку от них немного. При этом адмиралы понимали, что захватить все будет нереально – на каждый требовалось не менее двух тысяч бойцов. Слишком велики и несут по три с небольшим тысячи дестроеров. В дивизии и легионе просто не хватит людей, чтобы провести абордаж достаточно быстро. А там на помощь придут силы основного флота саанов. Поэтому было решено атаковать не более пятидесяти, остальные просто взорвать, доставив им на борт через гиперпереходы кварковые фугасы.

В нападении был задействован дварх-крейсер "Дикий Кот" с приданными ему рейдерами сопровождения, "Светлый Ветер", "Черная Рысь" и "Белый Смерч" занимались чем-то другим, Салек не знал, чем именно. Да и не особо интересовался – понимал, что это вне его компетенции. Гигантские корабли ордена до сих пор изумляли его до онемения. Летающие города, да и только! Каждый способен нести по несколько миллионов человек. Еще трудно было поначалу привыкать к негуманоидам – гвардам, арахнам и драконам. Особенно изумляли последние. Они были совсем иными, чем в древних сказках – прямоходящими, использующими передние лапы, как руки. Одновренно драконы имели крылья и могли летать! И были на удивление добродушными существами. Впрочем, при их силе неудивительно.

– Готов, Салек? – заставил его вздрогнуть шелестящий голос командира шестнадцатой манипулы легиона, Кри-Рархау, черно-алого арахна.

Его батальон должен был совместно с шестнадцатой манипулой захватить мазершип "Трэй Ки-Тархадо", флагман хана Кертиана, один из самых больших кораблей в саанском флоте – его длина превышала семьсот метров. Поэтому его и должны были атаковать два подразделения. Салеку не сомневался в боевых качествах легионеов, ему не нравилось только одно – все бойцы манипулы Кри-Рархау являлись арахнами. А его люди и до сих пор побаивались этих гигантских пауков. Или, по крайней мере, относились к ним с немалой долей настороженности. Как действовать согласованно в таких обстоятельствах? К счастью, все это понимал и лор-капитан, и они договорились, что каждое подразделение займется своей частью мазершипа. Батальон атакует корму и командный центр, а манипула – кормовые отсеки, где проживало во время перелета большинство дестроеров. А этих просто так не возьмешь, с оружием не расстаются даже в постели.

– Готов, Кри, – заставил себя улыбнуться полковник.

– Только попроси своих ребят не лезть на рожон, – посоветовал арахн. – Я понимаю, что вам хочется отплатить саанам как следует, но так можно и влететь. Хана бы вообще желательно взять живым.

– Неплохо бы, – согласился Салек. – Но ты же сам понимаешь, что гарантии никто дать не может…

– Да, полную гарантию только Сплетающий Сети способен дать… – пощелкал жвалами Кри-Рархау. – Может тебе все же несколько моих ребят придать?

– Не стоит, – отрицательно качнул головой полковник. – Мои ребята с вами еще не сработались толком.

– Ладно, – имитировал вздох арахн. – Пусть так.

– Дварх уже закончил сканирование мазершипа? – поинтересовался Салек.

– Скоро. Передаст информацию прямо в ваши биокомпы. Удачи! Я к своим пошел, надо в последний раз все проверить.

– Я тем же займусь.

Арахн взбежал по ближайший стене на потолок и унесся. Салек нервно поежился – и что за манера? Зачем с такой скоростью носиться именно по потолку? Хотя, а что он знает о физиологии этих существ? Возможно, для них это естественно и только с человеческой точки зрения выглядит дико.

"Внимание! – вспыхнуло перед внутренним взором сообщение биокомпа, и полковник подобрался. – Данные сканирования мазершипа получены и обработаны".

– Всем офицерам войти в сеть! – скомандовал Салек по общей связи и сам вошел в сеть.

Он быстро просмотрел схему мазершипа, расположение помещений и количество людей в каждом. Понятно, никак не ждут нападения изнутри. Большинство отдыхает, хан совещается с кем-то в роскошном брифинг-зале, дестроеры большей частью на корме, в своих казармах. Ну, корма – не его забота, а Кри-Рархау. Однако и в носовых отсеках около шестисот бойцов, многие от нечего делать шляются по кораблю. Все, несмотря на небоевой режим мазершипа, при оружии. Это создаст дополнительные сложности, но тут уж никуда не денешься – без потерь не обходится ни одно столкновение.

Больше всего настороженности вызывало носовое отделелие, уж больно неудобно располагались в нем отсеки. Открыть портал можно было только в главный комендорский зал, а он не один – шесть связанных длинными, узкими коридорами помещений. И в каждом, как минимум, отделение дестроеров для охраны. Невелика проблема, если разобраться, но беда в том, что после первого же выстрела активизируются станковые пулеметы в стенах, а все отсеки отделятся друг от друга стальными переборками, пробиться через которые будет очень непросто. А что за это время учинят сааны? Трудно сказать, но ничего хорошего.

Так как же поступить? Каждый раз полагаться на гиперпереходы? Перемещаться с их помощью из отсека в отсек? Можно было бы, но дварх, несмотря на все его ментальные способности, попросту не поспеет всюду – он контролирует абордаж пятидесяти мазершипов и обязан наблюдать за каждым бойцом, участвующим в нападении. А задержка может оказаться фатальной – осознав, что не отбиться, керты мазершипов вполне способны активировать корабельную систему самоуничтожения. Такое не раз случалось еще во времена Далана II и Архена VI, когда имперцы пытались взять на абордаж подраненный, не способный уйти в гипер саанский корабль. Маргаковы пираты без сомнений подрывали себя, лишь бы не попасть в руки даланского оправосудия живыми. Слишком хорошо знали, что милосердия от него ждать нечего.

Похоже, придется обходиться своими силами, использовав порталы только для проникновения на корабль. Самое важное – в первые же мгновения обезвредить максимально большое число саанов. В плен их, кроме технического персонала, состоящего из рабов, брать смысла не было. Будут драться до последнего, как загнанные в угол крысы. Даже не имеющие оружия. Значит, придется просто уничтожать. Расстрел множества безоружных людей не нравился Салеку, но другого выхода он не видел.

Быстро проработав полученные данные с остальными офицерами батальона, Салек распределил между подразделениями задачи. Первой роте под своим командованием он оставил главное – нейтрализацию охраны хана и его арест. Затем через биокомп передал диспозицию дварху крейсера.

– Внимание шестнадцатому сводному отряду! – через несколько минут загремел с потолка голос того. – Открываю гиперпереходы согласно разработанному плану! Начинаем!

Каждая рота изготовилась к действию, люди проверили доспехи, летающие доски и плазмеры. Доски вряд ли получится использовать в тесных помещения корабля, но мало ли – могут и пригодиться. Тем более, что в неактивном состоянии они являлись частью доспехов. Салек протестировал все звенья батальонной сети, посмотрел на мир глазами каждого из бойцов, свел все каналы к своему биокомпу, тут же начавшему их обрабатывать и выдавать носителю общее состояние дел.

Перед взором бойцов появилась уменьшающаяся с течением времени красная полоска, сообщающая, сколько секунд осталось до открытия гиперпереходов. Командиры рот получили последние инструкции от комбата и передали приказания командирам взводов. А затем впереди закрутились черные воронки. Гвардейцы переключили сознание на ускоренное восприятие и рванулись вперед.

Рота Салека была единственной, вставшей на летающие доски – брифинг-зал хана имел вполне достаточные для их использования размеры. Это давало огромное преимущество – охрана просто не успеет среагировать.

– Да поможет нам Тавин, ребята! – выдохнул полковник. – Вперед!

Первые два десятка скользнули в гиперпереходы, за ними двинулся сам Салек. Действия остальных рот он отслеживал другими потоками сознания. Пока в носовых отсеках ничего интересного не происходило – свиделей проникновения на мазершип гвардейцы ликвидировали мгновенно, что оказалось совсем нетрудно. Ведь для начала атаки избрали изолированные отсеки, где было совсем немного людей.

Оказавшись в брифинг-зале, Салек тут же скользнул в сторону и завис в двух метрах от пола. Осмотревшись, он усмехнулся – его ребята молодцы. Быстро сработали, охрана не успела понять, что происходит, как полегла вся. Столпившиеся вокруг тактических экранов командного пульта офицеры ошарашенными глазами смотрели на мечущиеся под потолком черные тени. Несколько схватилось за оружие, но тут же рухнули на пол грудами горелой плоти. Полковник отдал биокомпу мысленый приказ включить усилитель.

– Хан давасара Кертиан! – разнесся по брифинг-залу голос Салека. – Ваш флагман захвачен! Вы можете сдаться или умереть! Выбирайте.

– Кем захвачен?… – глухо спросил похожий на носорога матерый пожилой мужчина в серой форме, его лицо пересекал косой шрам. – Кто вы такие, маргак вас раздери?! И как здесь оказались?!

– Имперский гвардейский десант! – насмешливо откозырял полковник.

Хан ошарашенно повел глазами по сторонам, останавливая взгляд на зависших в воздухе людях в черных, зеркальных скафандрах и растерянно помотал головой. Судя по его виду, он был не просто удивлен, а изумлен до онемения. Однако быстро взял себя в руки и гордо выпрямился.

– Выходит, Кхэй был прав… – едва слышно прошептал Кертиан. – А мы – старые идиоты…

Немного помолчав, он добавил, обрашаясь уже к Салеку:

– Хорошо, мы сдаемся. Позвольте мне обратиться к экипажу, я не хочу лишних жертв. Сопротивление, как я вижу бесполезно.

– Хорошо, обращайтесь, – разрешил полковник, презрительно усмехнувшись про себя, и слегка расслабился.

Хан повернулся к пульту и нажал на несколько кнопок. Затем взял в руки микрофон и заговорил:

– Внимание! Говорит Нир То-Линадо Кертиан! Всему экипажу и вообще всем, находящимся на борту. "Элет Ранхад"! Повторяю: "Элет Ранхад"! У нас не осталось возможности выжить, так вспомните о чести!!! "Элет Ранхад"!!!

Кто-то из опомнившихся гвардейцев выстрелом из плазмера разнес пульт, но было поздно… Хан откинул голову назад и торжествующе расхохотался. Он обманул наивных имперцев! Все-таки обманул! Его корабль им не достанется! Затем Кертиан сложил руки на груди и гордо выпрямился, ожидая смерти. Сглупил, не поверил Кхэю Ват-Орхидо, потому и проиграл. Но хотя бы умрет, как должно умирать мужчине и воину.

Салек яростно выругался. Провели, как последнего идиота! Как он мог поверить хану?! Забыл, что сааны никогда не сдаются? А теперь очистить от них мазершип будет вдесятеро труднее, теперь они будут сражаться так, как обычно никогда не сражаются – абсолютно не жалея своих жизней. Имперские гвардейцы отлично знали, что такое саанский "Элет Ранхад" – доводилось сталкиваться, хоть и довольно давно. И легенды о подобных случаях потом долго ходили по гарнизонам.

Он не ошибся, многие сааны, вяло отстреливающиеся от имперцев в разных закутках носовых отсеков, забыли обо всем и ринулись на врага с дикой, нечеловеческой яростью. Гибли, но не обращали на это ни малейшего внимния. А затем активировалась внутрикорабельная система защиты, опустились переборки, отрезая отсеки друг от друга, и в каждом открыли огонь несколько пулеметов. Сигнал "Элет Ранхад" снимал ограничение "свой-чужой", теперь они стреляли по всем без разбора.

Согласно данным биокомпа то же самое происходило и в кормовых отсеках, атакованных арахнами. Поначалу сааны, увидев гигантских пауков в доспехах, не особо сопротивлялись, будучи слишком ошарашены необычным видом врага, но после получения ими "Элет Ранхад" все изменилось. Дестроеры перестали думать о сохранении в целости корабля и начали применять тяжелое вооружение – вопрос о выживании больше не стоял. К сожалению, минометы хранились не в арсенале, каждое подразделение везло свое оружие с собой и хранило его неподалеку. На "Трэе Ки-Тархадо" воцарился огненный ад.

По счастью, дварх перед началом абордажа блокировал связь между кораблями эскадры, и остальные ее мазершипы не получили проклятого сигнала, иначе на захвате их неповрежденными можно было бы ставить жирный крест. Салек осознал, что нужно уходить – двигательный отсек еще не захвачен, и гиперпереходов туда не откроешь. А оттуда вполне можно активировать систему самоуничтожения. И сааны это без сомнения сделают. Ну как же он так опростоволосился-то?!

– Внимание всем бойцам, атакующим мазершип "Трэй Ки-Тархадо"! – перед внутренним взором вспыхнуло красным цветом предупреждение дварха. – Срочно покинуть борт корабля! Повторяю, срочно покинуть борт корабля! Активирована система самоуничтожения, чтобы взломать ее не хватает времени! До срабатывания осталось всего двадцать пять секунд! Гиперпорталы открыты!

– Подтверждаю приказ! – рявкнул по общей связи полковник.

Гвардейцы, не теряя ни мгновения, ринулись к завертевшимся у потолка черным воронкам – гибнуть без толка смысла нет. Салек краем глаза заметил безумно хохочущего хана, показывающего на них пальцем, не выдержал, задержался и в ярости выстрелил в него. Эти несколько секунд задержки и стали для него роковыми…

Впрочем, он все равно бы не успел – командир обязан уходить последним, иначе и быть не может. Особенно, если все случилось из-за его оплошности. Он смотрел на сменяющие друг друга цифры: "4", "3", "2"… Еще бы две секунды, и Салек ушел бы – последний гвардеец скрылся в гиперпереходе, до которого осталось всего несколько метров.

– Прощай, девочка моя родная… – прошептали мгновенно пересохшие губы Салека. – Прощай… Наверное, так даже лучше…

И мазершип "Трэй Ки-Тархадо" перестал существовать вместе со всеми находящимися на борту людьми. На его месте расплылось облако вакуумного ядерного взрыва.

…В туманном зале дварх-крейсера "Дикий Кот" отчаянно вскрикнула красивая черноволосая девушка – ощутила уход души любимого в белый канал. Она вцепилась ногтями себе в щеки, затряслась, бессильно опустилась на пол и зашлась в хриплых, безнадежных рыданиях…


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, вечер 28.11.4567 с. э.

Полученные от уцелевших кораблей передовых эскадр данные ввели Дора в состояние холодной ярости. Всего этого просто не могло быть, однако было. Не считаться с данной информацией он права не имел и четко осознавал данную истину. Однако от этого злился еще сильнее. Прав был проклятый Ват-Орхидо, тридцать раз прав – что-то с империей не то. Ну откуда, скажите, у нищей, едва не развалившейся страны средства на разработку нового оружия? Ведь лорд-атеар разорил империю основательно, выдоил почти насухо. И даже если предположить, что некий гений придумал это самое оружие в одиночку, его еще надо произвести! А для этого необходимы крупные заводы с очень недешевым оборудованием.

Несмотря на всю свою вспыльчивость, хан давасара Марх-Вардог был вполне здравомыслящим человеком, поэтому усилием воли заставил себя успокоиться и задумался о происшедшем. И тут же до него дошло, что он едва не упустил главное. Имперцы сражались совсем иначе, чем до сих пор! Полностью изменилась тактика. Почему? Новое оружие? Этого мало для полной переработки привычной тактической модели. Тем более, что это новое оружие, судя по полученной информации, чрезвычайно энергоемко, из-за чего способно выстрелить до перезарядки всего два-три раза.

Затем на память пришли донесения от ди-панархов, потерявших в пути корабли на минных банках. Выскальзывающие из гипера, невзирая на бурю, мины, одним взрывом уничожающие мазершипы? Да и буря явно искуственная. Это тоже новинка, и, похоже, имперская. Потом хан вспомнил о том, что в последние месяцы с территории Далан-Атен не вернулся ни один корабль. И у него мороз по шкуре прошел. Вывод из всего происшедшего следовал один – Кхэй Ват-Орхидо был прав, в дело вмешался кто-то неизвестный, обладающий незнакомыми технологиями. Потому что не могло у империи оказаться сразу столько всего нового. Что-то обязательно бы проявилось раньше. Или хотя бы возникли слухи об этом чем-то. А вот так? Нет, так просто не бывает.

И еще одно. Очень быстрый и полный разгром всех саанских разведывательных сетей. Это при том, что ранее давасар Тинтар всегда обыгрывал имперскую Службу Безопасности, был впереди нее на несколько шагов. А тут вдруг! Что ж, как ни противно признавать правоту молодого выскочки, придется. Бетоарец заподозрил неладное раньше других, попытался предупредить, но никто не стал его слушать…

От досады хан саданул кулаком по краю пульта, ушиб руку и яростно зашипел. Ну почему, почему он посчитал предупреждения Кхэя выдумкой?! Все просто, хотелось так думать, вот и посчитал. И деваться теперь некуда, война начата, никто не поймет командующего, если он пойдет на попятную. В этом случая метка смерти ему гарантирована. Или все же попробовать собрать общее офицерское собрание и доложить о случившемся – пусть офицеры сами делают выводы? Нет, нельзя, примут за нерешительность, а нерешительность для хана непростительна. Что же тогда делать? А только одно – учесть всю собранную информацию и атаковать имперцев совсем не так, как планировалось. Переться скопом в возможную ловушку не стоит.

– Фрэйн, – повернулся Марх-Вардог к своему панарху, – что говорят аналитики?

– Много чего… – раздраженно проворчал тот. – И каждый – что-то свое, чтоб им всем провалиться! Сходятся только в одном: таких технологий не может существовать при нынешнем уровне развития науки.

– Не может?… – ошарашенно переспросил хан. – Дела-а-а…

– И это значит, старый ты маразматик, что ты ошибся, не поверив Ват-Орхидо!

– Увы…

Фрэйн не раз в прошлом спасал Дору жизнь, поэтому тот позволял ему многое. В том числе и говорить правду, не стесняясь в выражениях. И панарх очень часто оказывался прав – слишком вспыльчивым был хан давасара Марх-Вардог, от чего сам не раз страдал, однако изменить себя не мог, не получалось.

– Думаю, наш план одолеть имперцев одним массированным ударом пошел маргаку под хвост, – пробурчал хан. – Что думаешь?

– А что тут думать? – пожал плечами панарх. – Это именно так. Надо только подумать, как ударить, чтобы созранить часть своих сил в самом неудачном случае. Не атаковать мы не пожем, но теперь в победе я не уверен. Почему-то кажется, что даланцы или… э-э-э… не знаю кто… еще не выложили всех своих козырей на стол. Мы ничего о них не знаем! Они же, наоборот, знают, каковы наши силы.

– Может, лучше уйти без боя и как следует подготовиться? А только потом атаковать…

– Да кто тебе позволит уйти? Большинство старших офицеров флота горит жаждой мести за подлые нападения из гипера. Стратеги из них такие же, как, извини уж, и ты сам. Если попытаешься поступить не так, как им хочется, тебя тут же сместят – До-Соредо Харан ждет твоей первой ошибки и, уж будь покоен, не упустит шанса сместить тебя.

– Этот не упустит, – согласился Марх-Вардог. – Значит, надо предусмотреть все, что возможно. И разработать план сражения попрошу тебя. Я не справлюсь.

– Ты это признаешь?!. – Фрэйн приоткрыл рот и отступил на шаг, настолько поразило его это. – Это что же такое в лесу сдохло?…

– Мне трудно было заставить себя это признать, дружище… – в глазах хана загорелись недобрые огоньки. – Но смог, тем более, что в глубине души давно знаю: ты – лучше! И талантливее, как полководец. Вот и поставил тебя командовать своим флотом вместо Ронхена, когда получил власть. Помнишь этого недоумка?…

– Да уж помню… – передернуло панарха. – Он бы флот точно погубил.

– Вот и я о том же. Поэтому предлагай.

– Что ж, есть у меня одна интересная мысль. Если поступить таким образом, то имперцам не сильно-то помогут все их новые технологии, роль будет играть только число кораблей.

– Это как же? – изумился Дор.

– А вот так! – отрезал Фрэйн, подходя к тактическому экрану и тыкаая в него пальцем. – Сюда смотри. И слушай…


Содержание:
 0  Потерянный легион. Империя : Иар Эльтеррус  1  Предисловие научного консультанта : Иар Эльтеррус
 2  Предисловие редактора : Иар Эльтеррус  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  j10.html  11  j11.html
 12  j12.html  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  вы читаете: j16.html  17  j17.html
 18  j18.html    



 




sitemap