Фантастика : Социальная фантастика : XVI. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", глубокие уровни гиперпространства, два световых года от имперской звездной системы Ваталн, полдень 29.11.4567 с. э. : Иар Эльтеррус

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




XVI. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", глубокие уровни гиперпространства, два световых года от имперской звездной системы Ваталн, полдень 29.11.4567 с. э.

– Я что-то не совсем пониманию смысл такого перестроения флота… – Варт с досадой смотрел на голоэкран и теребил пальцами мочку правого уха. – Что задумали сааны? Почему они до сих пор не атакуют? Это совсем непохоже на Марх-Мардога… После такого чувствительного щелчка по носу он должен был бы рвануться вперед без размышлений… Неужто я ошибся в оценке его характера?…

– А ты считаешь себя богом? – с некоторой иронией поинтересовался Эрек. – Прости уж, друг мой, но ты, хоть и многое можешь, все-таки человек и вполне способен ошибаться.

– Не считаю, – проворчал дварх-полковник. – Но в таких вещах, как оценка характера, я обычно не ошибался.

– Все когда-нибудь случается впервые… – как-то странно умехнулся император.

– Ладно, это неважно! – отмахнулся Варт. – Меня куда больше занимает, что задумала эта старая сволочь. Ты только погляди на перестроение…

– Я не специалист в эскадренных боях, – не стал даже пытаться разобраться Эрек. – У адмиралов спрашивал?

– А, эти твои адмиралы… – обреченно вздохнул дварх-полковник. – Сам будто не знаешь, что толку с них мало – привыкли воевать по учебникам. А Б'Рена к командованию не подпускают – его идеи для них слишком дикие.

– Так может моим приказом передать ему командование? – предложил император.

– Не стоит. Подчинятся конечно, но с таким зубовным скрежетом, что… Нет, лучше не надо. Особенно накануне генерального сражения.

– Ну, как хочешь…

– Я от что думаю: возможно, мы недостаточно спровоцировали Марх-Вардога… – задумчиво сказал Варт. – А если нам не удастся заманить саанский флот на минные банки, то нас одолеют, несмотря на корабли и оружие ордена. Сам значешь, что гиперторпед осталось очень мало, мины использованы вообще полностью, да и главные калибры дварх-крейсеров тоже имеют ограничения. К сожалению, вакуумные преобразователи монтировались на них в дикой спешке после начала войны, и не слишком совершенны. Что-то смогут сделать лам-истребители, но вспомни, что их немногим более тысячи семисот, тогда как у Объединения приблизительно двести тридцать тысяч истребителей, пусть и не столь совершенных, однако вполне способных выполнять свои задачи. Наши прирожденные пилоты, конечно, многое способны сделать, но не при ста тридцатикратном преимуществе противника…

– Ты забываешь о семидесяти тысяча имперских истребителей! – обиженно вскинулся Эрек.

– Не забываю, – недовольно проворчал дварх-полковник. – Только большинство ваших пилотов – недавные выпускники летных училищ, ни разу не бывавшие в реальном бою! Саанские асы их на орехи разделают. Говорю же, что единственное наше спасение – заманить саанов на минные банки. Иначе они со временем, ценой огромных потерь, но все равно нас одолеют…

– Весело… – сжал кулаки император. – И как их заманить? Они все не атакуют…

– Есть одна мысль, – Варт выглядел мрачным. – Но тебе, именно тебе, придется отправлять людей на верную смерть.

– Императору порой приходится это делать ради того, чтобы страна выжила… – опустил голову Эрек. – Я справлюсь. Говори, что ты задумал.

– Отправить оснащенную новыми двигателями, способными погружать корабли в глубокие слои гипера, эскадру вглубь саанского строя, чтобы атаковала флагман. Но не уничтожила его! А затем погибла… Эта атака должна выглядеть актом отчаяния, безумием. Врагу должно показаться, что мы готовы уже на все, но сил у нас нет, несмотря на наличие какого-то количества нового оружия и двигателей, и мы сами это понимаем. Поэтому стремимся любой ценой остановить нападение, заставить его отступить. И наши потери при этом должны быть реальны! Иначе не поверят…

– Тавин Святой! – зажмурился император. – А как я людям в глаза посмотрю, отправляя их на такое?…

– Ты сам сказал, как. Они не меньше тебя хотят защитить свои семьи и свой дом. И ради этого отдадут жизни без сомнений. Не хочу говорить пафосно, но таков путь воина. Каждый воин знает, что часто ради общей победы приходится умирать. Иначе не бывает.

– А твои корабли? – Эрек с отчаянием уставился на Варта.

– Ты считаешь, что стоит сразу же засветить корабли ордена? – приподнял брови тот. – Мы же запланировали, что они будут исподтишка расстреливать саанов издали и вступят в дело только если не останется другого выхода.

– Ты прав… – наклонил голову император. – Но кто из моих сможет выполнить такую задачу?

– Поговори с Галаэном и Отигом, – посоветовал дварх-полковник. – Они тоже знают расклад и тоже лихорадочно ищут выход. И знают флотских офицеров куда лучше тебя. Сумеют определить, кому лучше поручить вышесказанное.

– Хорошо.

Не прошло и пяти минут, как на двух голоэкранах появились лица господ адмиралов. Они молча выслушали императора, несколько удивленно переглянулись, затем Отиг спросил:

– Но каким же образом эскадра окажется в глубине саанских порядков? Флагман-то определить нетрудно, но как до него добраться?

– У смонтированных на ее кораблях двигателях есть некоторые недокументированные возможности, – неохотно пояснил вместо Эрека Варт. – В том числе, и возможность погружаться в один из самых глубоких слоев гипера. Это очень опасно, двигатели этой марки слишком маломощны, потери только при переходе, еще до боя, могут составить до тридцати процентов. Однако считаю, что это оправданный риск. Нам необходимо вынудить саанов атаковать всем флотом, чтобы заставить их выйти на минные банки…

– Вы правы… – по щекам Галаэна прокатились желваки. – Если они минуют банки, то нам конец. И раз возможность спровоцировать их на атаку существует, то мы обязаны ее использовать. Только…

Он немного помолчал и перевел взгляд на императора:

– Ваше величество!

– Что?

– Хочу попросить вас лично отдать приказ командиру эскадры. И ничего не скрывать от него! Сказать в глаза всю правду.

– Хорошо, – согласно наклонил голову Эрек. – Но кого вы намерены послать?

– Первую эскадру контр-адмирала Найрена. Однако не полную эскадру – от линкоров в этом деле толку будет немного, их сразу раздолбают. Куда лучше подойдут тяжелые и средние крейсера, сопровождаемые рейдерами. Состав отряда мы сейчас проработаем и передадим контр-адмиралу.

– А почему именно он?

– Найрен лучше всех сумел освоиться с орденскими биотехнологиями. Как и его люди.

– Ясно… – вздохнул Эрек. – Что ж, пусть будет так.

Операцию разработали быстро. Да и нечего там, в общем было, как следует разрабатывать. Главное было "в порыве отчаяния" вырваться из гипера и напасть на флагманский мазершип так, чтобы это выглядело чистой воды самоубийством. Повредить флагман, но не слишком сильно, зато уничтожить новым оружием несколько из бросившихся на его защиту кораблей.

Вскоре император смотрел в спокойные глаза человека, которого ему предстояло отправить на смерть. И ему было мучительно больно, до такой степени больно, что сердце трепыхалось, словно хотело вырваться из грудной клетки. Эреку хотелось плакать, но он держал себя в руках из последних сил. Не имел права показать слабости! Он – император! И этим все сказано.

А затем его величество ровным голосом попросил контр-адмирала сделать невозможное. Он рассказал всю правду – вернуться из рейда не суждено никому. Найрен только едва заметно усмехнулся и попросил передать на его линкор все подробности разработанного плана. А затем взглянул на императора и сказал, что сделает все, что в человеческих силах. В глазах Эрека, несмотря на все усилия не допустить этого, все-таки появились две слезинки. Контр-адмирал заметил это, но ничего не сказал, только вытянуся и отдал честь. Никто не знал, что он в этот момент подумал…

"Не надо нас оплакивать, ваше величество. Мы – воины. Вы лучше родину сберегите…"


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, вечер 29.11.4567 с. э.

Перестроение и перераспределение флота перед атакой, несмотря на неизбежную неразбериху, все же постепенно завершалось, и Дор чувствовал огромное облегчение – слишком много времени потеряно, почти сутки, давно пора приниматься за имперцев, как следует. Им ожидание непонятно чего тоже явно не понравилось – то и дело перестраиваются. То так, то эдак. Никак не могут понять, что происходит Разведывательные фрегаты и корветы возвращаются постоянно, по их донесениям вырисовывается любопытная картина. План Фрэйна имеет все соснования сработать – такого адмирал Галаэн явно не ждет, уверен, что сражение пойдет по его плану. А судя по хорошо знакомому почерку сработанности подразделений, имперским флотом командует все-таки он, а не кто-то иной. И это хорошо – Марх-Вардог прекрасно знал, что можно противопоставить этому, несомненно, талантливому флотоводцу. Он слишком любит регулярность, на неожиданности реагирует нервно. Как и Дор, впрочем, если уж быть честным перед самим собой.

Фрэйн отправится с третьей волной атаки, он лучше всех способен справиться с задуманным. А вот командование основными силами хан оставил за собой – этого он никому не доверит. И уж тем более бездарному панарху давасара Харан, Зарту Морхейгу – До-Соредо слишком вышколил неплохого когда-то офицера, полностью лишив его инициативы. Сейчас он способен только в точности исполнять приказы, не рискуя ни одного решения принимать самостоятельно. Вот пусть и имполняет, руководя нападением на левый фланг противника. Без флангового оцепления не обойтись – имперцы, похоже, еще не выложили все свои козыри. Необходимо заставить их сделать это как можно быстрее, а затем бить, исходя из новых данных.

Кто-то из аналитиков высказал интересное предположение, что имперцы, возможно, обнаружили погибший корабль неизвестной цивилизации и сумели разобраться в его конструкции и вооружении. Отсюда и все их новинки. Очень хотелось, чтобы так и было, а Кхэй все-таки был неправ. Но не учитывать возможности того, что Далан-Атен в союзе с кем-то неизвестным, хан не имел права. Это тоже вполне возможно!

Флот окончательно разбился на четыре ордера – основной, два фланговых и тыловой. Последний только половину пути пройдет вместе с остальными, затем выйдет в обычное пространство и будет ждать, делая вид, что представляет собой резерв. А когда сражение развернется, и имперцы не смогут никого отправить вдогонку, уйдет в неожиданном для противника направлении. Вот тогда-то они и повеселятся! Марх-Вардог злорадно сокалился, представив, как вытянутся лица имперских адмиралов, когда до них дойдет, куда направился Фрэйн.

Но спешить не стоит, он поведет основные силы осторожно, оставаясь в глубоком тылу – смена командующего во время боя ничего хорошего флоту не сулит. Хан собрался уже было отдать приказ фланговым ордерам стартовать, когда вокруг что-то изменилось – внезапно взревела сирена боевой тревоги, офицеры в командной рубке зашевелились, забегали, встревоженно загудели.

– Что случилось?! – повернулся к керту флагмана Марх-Вардог.

– Из глубоких слоев гипера вышла имперская эскадра! Совсем рядом с нами! Прямо в центре наших порядков!

– А почему их раньше не обнаружили? – изумился хан. – Совсем работать разучились?!

– Наши сканеры гиперпространства видят только три верхних слоя, в которых мы и передвигаемся, – пояснил керт, надеясь не вызвать гнева командующего. – Более глубокие нам недоступны. Имперцы возникли в доступных слоях гипера из глубины совершенно неожиданно. Тревога, конечно, поднялась, но они успели выйти в обычное пространство. Мой хан, вы понимаете, что это значит?! Имперцы способны ходить в глубоких слоях гипера и быть для нас невидимыми! Они теперь могут оказаться в любом нужном месте незаметно! И очень быстро!

– В глубоких слоях… – у Дора даже руки затряслись от такого известия.

Он прекрасно осознавал, что это значит. Извечные враги получили воможность быть практически вездесущими и неуловимыми. Это объясняло все до сих пор необъяснимые события последних месяцев. Но почему тогда имперцы атаковали одной эскадрой, а не всем флотом? Представив, что посреди его порядков неожиданно возник весь флот Далан-Атен, хан пришел в ужас. Видимо, керту пришло в голову то же самое, так как он побелел и покрылся каплями холодного пота.

– Мой хан, у имперцев не эскадра, это явно сводный отряд! – доложил оператор систем сканирования пространства. – Ни одного линкора, только тяжелые и средние крейсера, рейдеры и эсминцы.

– Наверное, у них не так много кораблей с новыми двигателями, – воспрял духом Марх-Вардог. – Это опять же многое объясняет.

– Вполне возможно, – согласился керт, не отрываясь от тактического экрана.

Затем вдруг снова побледнел и повернулся к Дору:

– Нужно уходить, мой хан! Имперцы, не щадя себя, прорываются к флагману! К нам!

– Так уходите! – встревожился Марх-Вардог.

Уйти "Кейт Нар-Торино" не успел. Отчаянным рывком имперский средний крейсер прорвался сквозь рейдерный заслон и выстрелил из своего маргачьего гипепространственного оружия – выступы на бортах налились синим светом и мигнули. Однако то ли он был уже слишком поврежден – стреляли по нему беспрерывно, то ли еще что, но полного накрытия не произошло. Мазершип задело самым краем возникшей пространственно-временной аномалии, завертело и отшвырнуло в сторону. Внутри воцарилась паника, несколько переборок смялось, с треском взрывались экраны, коротили и сыпали искрами энергомагистрали. Однако вскоре опытный экипаж, осознав, что повторных залпов не последовало, пришел в себя и занялся восстановлением корабля. Двигатели, к счастью, оказались почти невредимы, и подбитый мазершип поспешно отошел в тыл.

Дора швырнуло на переборку и он сильно ушибся, однако ничего особо страшного не случилось – в молодости и похлеще доставалось. Отдышавшись, он, постанывая, встал и ошупал себя, вскрикнув от боли. Так, похоже два ребра сломано. Ничего, еще легко отделался! Но имперцы за это заплатят. Дорого заплатят! В душе хана медленно понималась и нарастала тяжелая, черная ярость.

– Докладывайте! – прохрипел он, доковыляв до пульта.

– Корабль уцелел, но небоеспособен! – от взгляда Марх-Вардога керта застрясло. – Среди экипажа большие потери…

– Да маргак и с кораблем, и с экипажем! Что с флотом?!

– Сейчас выясню…

Пришлось подождать около пяти минут, пока керт отправлял запросы и получал ответы на них. А затем он доложил:

– Потеряно восемь мазершипов, двенадцать гаттеров и шесть крейсеров. Судя по докладам, имперцы рвались вперед, как безумные… Ни один не вышел из боя. И… почти каждый их корабль был брандером. Они, не раздумывая, шли на таран и подрывали себя! Не все прорвались, но…

– Брандерами? – переспросил хан и его губы растянула злорадная ухмылка. – Значит, у них и в самом деле мало кораблей с новыми двигателями! И совершенно зря они пустили эти корабли на убой.

– Может, они от отчаяния? – предположил керт.

– А от чего же еще?! – выплюнул Дор. – Хотели уничтожить командование, чтобы у нас воцарилась неразбериха, а затем сразу ударить всеми силами. Только мы ударим первыми, и все их плану пойдут маргаку под хвост!

Гнев хана становился все сильнее с каждым мгновением от осознания того, что он был на волосок от гибели. Имперские твари осмелились напасть на него?! На него, Дора Нар-Торино Марх-Вардога?! И едва не убили?! Что ж, они получат по заслугам!

– Приказ по флоту! – яростно прохрипел он. – Атака! Повторяю, всеобщая атака! Сообщить всем!

Глядя на покрывшегося пятнами, трясущегося от злобы хана, керт не решился возражать и покорно передал приказ, досадуя про себя. Этот старый недоумок что, совсем с ума сошел? Флоту необходимо время, чтобы навести порядок после неожиданного нападения и восстановить общее построение! А только затем можно будет атаковать. Однако с приказами командующего не спорят, их исполняют, каким бы этот командующий ни был.

А Дора хватило только на то, чтобы заставить себя выдавить:

– Действовать строго по плану…

После этого набежали медики и занялись пострадавшим ханом. Ему захотелось перестрелять их всех, но Марх-Вардог все же сдержался крайним усилием воли – понимал, что для командования должен чувствовать себя хотя бы относительно нормально. А раз так – пусть делают свое дело.

Эскадра за эскадрой саанские корабли уходили в гипер. Сначала принадлежащие к фланговым, а затем и к основным силам. Последним был резерв под командованием панарха Фрэйна Дивеса. И пусть имперцы думают, что это резерв! Их ждет жестокое разочарование.


Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, гросс-адмирал Лекет С. А. Отиг, линкор "Далан II", флагман боевого флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Ожидание наконец-то завершилось! Сааны пошли вперед – и, похоже, двигаются именно туда, куда их и заманивали. Правда, по прошествию некоторого времени стало ясно, что примерно четверть вражеского флота осталась в резерве, так как не двинулась за остальными, а вынырнула примерно в четверти светового года от предполагаемого места сражения, и заняла выжидательную позицию. Почему-то подавляющее большинство авианосцев также остались в тылу, что было необычно и наводило на нехорошие мысли. Все это не слишком понравилось адмиралам, но ничего сделать они не могли, поэтому предпочли пока не думать о вражеском резерве. Надо вначале справиться с основными силами, а затем уже заниматься резервом.

По всем кораблям имперского флота взревели сирены боевой тревоги. По коридорам понеслись люди, готовясь к бою, от исхода которого зависело жить или не жить их родной стране, станут или нет саанскими рабами их родные и близкие. Большинство на ходу молилось Создателю Тавину, прося себе победы или хотя бы легкой смерти – о спасении своей жизни почти никто не просил, трусов среди флотских было мало. Ракетные батареи готовились вести непрерывный огонь, стационарные лазеры накачивались энергией, пилоты-истребители занимали места в кабинах своих космолетов. Пришло время показать, что не зря их учили, не зря тратили такие средства на подготовку.

Вскоре стало ясно, что провокация удалась, но не полностью – атакующие силы Объединения все же разделились на три ордера, идущие разными курсами. Галаэн вздохнул – не стоило и надеяться, что противник совершит откровенную глупость с точки любого здравомыслящего флотоводца и пойдет единым ордером. Но это не суть важно, во время разработки возможных планов предстоящего сражения предусмотривался и вариант флангового охвата имперского флота – там саанов тоже поджидают минные банки, хоть и не такого размера, как на основном направлении. Адмирал, окончательно убедившись в направлении ударов по его эскадрам, отдал приказ развернуться в боевые порядки по плану "гамма".

– Да поможет нам Тавин! – едва слышно сказал с экрана Отиг.

Они с Галаэном находились на разных кораблях, чтобы флот не остался без командования в случае гибели флагмана. Третьим командующим назначили Б'Рена Ронирата – дракон все-таки был лучшим из всех, кого знал адмирал флота, хоть и слишком нестандартно мыслил. Он сумеет справиться с командованием, если что-нибудь случится с ними двумя. В глубине души Галаэн признавал, что Б'Рен даже лучше него самого, но гордость не позволяла признать это вслух. Потому и встречал в штыки почти все предложения аарн. Пусть пока зеленый дракон командует левым флангом. Посмотрим, как сработает его план. Он слишком многого хочет от экипажей имперских кораблей – у них нет той невероятной выучки, что у экипажей орденских кораблей. И поэтому тактика управляемого хаоса, обычная для Аарн, для них неприменима.

Ранее сработавшие ловушки хорошо помогли – сааны не пошли тем путем, где их могли поджидать обладающие новым оружием имперские корабли. И двинулись именно туда, куда требовалось. Не совсем точно, но кварковые мины в определенных пределах способны были передвигаться в гиперпространстве, и вскоре они вышли на новые позиции прямо впереди саанов. Те, по мере приближения к имперским порядкам, постепенно снижали ход, поднявшись с третьего на второй уровень гиперпространства. Флот Далан-Атен тоже, повинуясь приказу адмирала, двинулся вперед, стремясь занять позиции позади минных банок, чтобы атаковать противника, когда он будет дезориентирован. Естественно, это были только корабли, обладающие не орденским, а стандартным ракетным и лазерным вооружением. Обладающие им будут держаться на расстоянии, недостижимом для вражеских ракет. И бить оттуда. Это также станет для флота давасаров неприятным сюрпризом.

Орденская эскадра вообще станет держаться вне пределов досягаемости саанских сканеров пространства и вести огонь оттуда. А открыто вступит в бой только когда противник окончательно завязнет. Лишь в этот момент Аарн смогут эффективнее всего использовать не только гипер-, но и мезонные орудия и немногие оставшиеся гиперторпеды. Адмирал вспомнил характеристики боевой станции ордена и тяжело вздохнул. Жаль, конечно, что у них не было с собой ни одной – все эти ухищрения вообще не понадобились бы. Станция выбила бы саанский флот на подходах без особых усилий. Но не стоит сожалеть о том, чего нет. Надо исходить из реальности.

Еще адмирала сильно беспокоило огромное число саанских истребителей – пара-тройка эскадрилий при должном умении и линкор способна взорвать. Или хотя бы заставить выйти из боя, сильно подранив. Да и рейдеры с эсминцами тоже далеко не подарок, а их в совокупности больше десяти тысяч. Это не говоря уже об уцелевших тяжелых крейсерах, гаттерах и мазершипах. Интересно, сколько удастся уничтожить при помощи минных банок? Ведь дальнейший бой будет зависеть от этого.

Фронтовой ордер саанского флота тем временем приблизился к минным банкам на пять световых минут. Сканеры сообщали, что все его корабли находятся в полной боевой готовности, ракетные порты открыты. Еще через две-три световые минуты они должны выйти в обычное пространство – в отличие от кораблей ордена ни корабли империи, ни корабли саанов не могли вести бой прямо в гипере.

– Внимание! – сообщил офицер сканирующих систем через четверть часа, прошедшей в напряженных размышлениях о возможных перепитиях предстоящего. – Множественные отметки на локаторе реального пространства! Саанский флот выходит из гипера!

– Сигнал активации на минные банки! – хрипло скомандовал адмирал.

– Есть!

Как хорошо, что у саанов нет гиперпространственной связи! Иначе фронтальный ордер успел бы подать сигнал тревоги фланговым, и те не попались бы. А так обязательно попадутся. Командующие правым и левым флангами Отиг и Б'Рен выстроили свои эскадры таким образом, что иначе, чем это делают сааны, атаковать их практически невозможно. Панархи явно рассчитывают вывалиться из гипера и сразу выпустить все свои истребители, затем двинуть вперед рейдерное прикрытие, а только затем задействовать крейсера, гаттеры и мазершипы. Но не ждут, что им сразу станет не до атаки – их поджидают тысячи кварковых мин.

– Ну? – повернулся Галаэн к офицеру следящих систем, нервно ломая пальцы.

– Первые мины сработали! – четко доложил тот. – Атака пока шла только по мазершипам. Восемнадцать уже уничтожено.

Амирал жадно смотрел на тактический экран, отслеживая гаснущие один за другим огоньки, обозначающие корабли вражеского флота. Их гасло все больше, и он злорадно оскалился. Не ждали, господа? По заслугам! Мы вас сюда не звали!

Мины выпрыгивали из глубоких слоев гиперпространства десятками, и каждая возле определенного мазершипа, гаттера или крейсера. Несколько, впрочем, взорвались посреди скоплений рейдеров и эсминцев. Тем мало не показалось – один взрыв уничтожал до двух-трех десятков. Ограниченными биокомпами мин руководил биоцентр держащегося далеко в тылу линкора "Морвен I", поэтому ни разу две мины не ударили по одному и тому же кораблю.

– Флоту приготовиться к атаке! – Галаэн не находил себе места от волнения, но старался не показывать этого, выглядя совершенно невозмутимым. – Сколько мин еще не сработало?

– Примерно шесть тысяч, – ответил начальник штаба, контр-адмирал Норзен.

– Когда останется не более двух тысяч – вперед!

– Будет исполнено!

Пришло время схлестнуться с саанами по-настоящему, без всяких подлых ловушек, которые не слишком нравились адмиралу. Но он понимал, что без этих ловушек империя програла бы, а это означало ее гибель. Поэтому и не протестовал, но чувствовал себя измаранным. Теперь все решат доблесть и выучка. И да смилостивится над ними Создатель Тавин!


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Хан выслушивал поступающие один за другим доклады и все больше наливался тяжелой яростью. И одновременно отчаянием. Ловушка! Подлая, гнусная ловушка, в которую он сунулся, как сопливый мальчишка, не имеющий боевого опыта! Этого собрание офицеров командующему точно не простит. Получение метки смерти неизбежно! Даже если он победит – подобных потерь сааны не знали с момента сражения возле системы Торвес, где Далан II также заманил флоты давасаров в ловушку и полностью уничтожил их. Правда, ценой почти полной потери своего – только благодаря этому Объединение до сих пор существует, как государство. Похоже, самым лучшим выходом будет погибнуть в бою – мертвые сраму не имут.

А ведь мог предусмотреть, если бы внимательно прислушался к словам расстрелянного ди-панарха Фарниса. Тот говорил, что именно такие выскальзывающие из глубоких слоев гипера мины и уничтожили корабли его эскадры. Правда, имелось отличие. Эскадру Фарниса вынудила выйти в обычное пространство гипербуря, возможно, искуственная, тогда как фронтальный ордер вышел сам в расчетной точке. Но это еще хуже. Получается, что нападения вооруженных необычным оружием имперских линкоров на его передовые эскадры преследовали цель заставить флот объединения выйти именно там, где его поджидали минные банки. И виноват во всем командующий, не понявший этого!

С трудом заставив себя отвлечься от размышлений о собственной незавидной судьбе, Марх-Вардог начал подсчитывать потери. А подсчитав, едва не сошел с ума от злобы. Почти половина мазершипов, гаттеров и тяжелых крейсеров фронтального ордера приказали долго жить! Ни один имперский корабль при этом не пострадал. Вообще! Это ни в одни ворота не лезло, однако при том не переставало быть истиной. Бой еще только предстоит! Его не избежать, имперские эскадры выпустили истребители и идут на сближение. Совсем скоро они окажутся в пределах досягаемости ракетного оружия.

Потеря более восьмисот рейдеров и эсминцев не особо впечатлила хана, их осталось еще достаточно. И именно на них будет возложена задача первыми атаковать имперцев. Не считая, конечно, истребителей. Но те будут бесполезны, пока не справятся с истребителями даланцев. При таком численно превосходстве это будет нетрудно. А вот тогда имперцы попляшут! Поди попади из зенитных орудий в верткие космолеты, носящиеся вокруг, подобно мошкам. Да еще когда их пилоты пребывают в состоянии в боевого безумия.

Взрывы мин становились все реже, а это могло означать только одно – больше этих паскудных мин у имперцев здесь нет. Не зря же их флот приближается, намереваясь дать нормальный эскадренный бой? Однозначно не зря. Но теперь игра пойдет на равных, если не считать небольшое количество обладающих новым оружием кораблей. Их вряд ли много. Тем более, что вскоре по флангам имперских сил ударят его фланговые ордеры. В этот момент хана прошиб холодный пот при мысли о том, эти два ордера поджидает такая же ловушка. Ведь это очень даже возможно…

Еще одна мысль неожиданно поднялась из глубин подсознания и заставила Марх-Вардога нахмуриться. А что, если имперцы научились видеть идущие в гиперпространстве корабли на более глубоком уровне, чем сааны? В таком случае подойти к ним незаметно, как раньше, возможности не будет. Хан подозвал офицера следящих систем и рассказал ему о своей догадке, приказав сообщить о такой возможности всем кораблям флота. Пусть учтут, что это возможно.

Больше всего Дора бесило, что выскочка Кхэй оказался прав в своих предположениях. Зря, выходит, на него вешали всех собак… Или все же не зря? Cлишком он многого хотел, постоянно лез не в свои дела, захапал чересчур много власти, добился огромного влияния для своего давасара. И все усилия противостоять ему пропадали втуне – вечно выдумывал что-то новое, необычное, сбивающее с толку. Именно это сильнее всего остального раздражало в Кхэе Ват-Орхидо. Он являл собой нечто большее, чем обычный саанский хан – со временем Марх-Вардог вынужден был признать данную истину, но это ему облегчения не принесло. Наоборот, обозлило до предела. Однако кое-какие наработки бетоарца использовать не помешает.

Заставив себя отвлечься от мыслей о сопернике, Дор снова посмотрел на тактический экран и удовлетворенно кивнул – его предположения были верны. Имперцы наконец-то решились дать нормальное эскадренное сражение. Очень хорошо! Теперь им небо с овчинку покажется. Теперь численное преимущество саанов сыграет свою роль. Однако надо позаботиться о фланговых ордерах. Прижется, пожалуй, послать на места их предполагаемого выхода из гипера по несколько курьеров. Пусть предупредят о минных банках. Сомнительно, конечно, что командующие ордерами панархи успеют среагировать, как должно, но все может слчиться. Битв без потерь не бывает. А сейчас речь идет не просто о битве, а о выживании народа, как таковом. Или сааны, или имперцы. Третьего не дано. Вместе им не ужиться.

Флоты противников постепенно сближались, расходясь навстречу друг другу двумя расширяющимися полусферами. Когда до имперского строя осталось около двадцати световых минут, хану снова начали докладывать о неожиданных потерях от начавших возникать то тут, то там пространственно-временных аномалий. Он зло усмехнулся – вполне ожидаемо, у даланцев еще явно остались корабли, обладающие новым вооружением. Счастье, что не все корабли их флота обладают им, иначе битва была бы проиграна еще до ее начала. И по поводу расстояния, на котором оно действенно, аналитики ошиблись…

Тысячи истребителей покинули корабли-матки и двинулись вперед, за ними последовали боевые звенья рейдеров и эсминцев. Мазершипы, гаттеры и тяжелые крейсера не спешили ввязываться в бой, надо было прежде определить хотя бы примерные возможности противника. А это непросто – каждый флотоводец знал и умело скрывал слабые стороны своего флота. Если судить по отметкам на тактическом экране, у имперцев только устаревшие лет десять назад линкоры первого и второго классов, значительно уступающие саанским мазершипам и гаттерам. Но это только на первый взгляд – Марх-Вардог иллюзий не строил и не собирался недоценивать даланских адмиралов Галаэна и Отига. Жаль, что эти двое служат не ему, на редкость толковы и всегда готовы неприятно удивить врага.

Начались первые столкновения истребителей, стремящихся прорваться мимо противостоящих им истребителей противника, чтобы атаковать большие корабли. Именно это и было их основной задачей в этом сражении. Имперцы это понимали и не собирались позволять. Но, к их несчастью, слишком велика оказалась разница в уровне пилотирования. Сааны ведь воевали десятилетиями, имели гигантский опыт, а даланские пилоты в последние десять лет едва ли раз в месяц покидали летные палубы линкоров и крейсеров. На тренировочные полеты просто не выделялось топливо. И все это сыграло свою роль. Мало того, что саанов было в несколько раз больше, так они еще и летать умели значительно лучше. Имперские истребители начали гибнуть один за другим, и гибнуть без толку.

Воспользовавшись тем, что вражеские истребители завязли в сражении, несколько саанских атакующих эскадр прошли мимо него и выпустили первые тяжелые ракеты. Имперцы ответили тем же и начали маневрировать, стремясь уйти из-под залпа. Не всем это удалось, но все равно никто не пострадал – защитные поля сделали свое дело. Однако это ненадолго, и опытные коммендоры продолжили огонь. Генераторы имеют предел мощности, и когда он будет достигнут, корабль станет беззащитным.

Все больше эскадр вступало в бой, рейдеры Объединения набрасывались на имперские линкоры, как стаи волков на оленей. Саанские пилоты постепенно выбивали имперские истребители, пользуясь численным преимуществом и боевым опытом. Даланцы гибли один за другим, их просто давили, как вшей. Но внезапно что-то изменилось – имперские истребители резко увеличили скорость и вышли из боя. Саанские не сунулись за ними, резонно подозревая, что их хотят заманить под огонь зенитных батарей ближайших линкоров. Они заняли выжидательную позицию, не желая лишний раз рисковать.

В полутора световых минутах из гипера вынырнуло около полутора тысяч отметок. Какие-то очень маленькие корабли, имеющие, однако, сверхсветовой двигатель. Не сразу до саанов дошло, что это истребители. Да и неудивительно: кто мог подумать, что истребители способны нырять в гипер? В кошмарном сне не приснится! А вынырнувшие космолеты, между тем, начали творить нечто несуразное. Они почему-то собрались в спираль и начали бешено вертеться друг вокруг друга, то и дело скрываясь в гипере и выныривая через какое-томгновение неподалеку. Операторы следящих систем поначалу просто растерялись – микропрыжки считались физически невозможными, это было убедительно доказано величайшими учеными последних столетий.

Еще больше растерялись пилоты-истребители, заметив, что вражеские космолеты меняют форму, от стреловидной до шарообразной. А затем выступы на бортах имперцев налились синим светом, мигнули и… больше полутора тысяч саанских истребителей исчезли во вспышках взрывов. Операторам следящих систем удалось определить, что это было за оружие по остаточному излучению. Мезонное! И это привело их в еще больший ступор. Снова нечто невероятное!

Имперцы двигались с огромной скоростью, скрывались в гипере и выныривали в обычное пространство, постоянно вращались друг вокруг друга. И это не давало возможности поразить хоть одного! Все происходило слишком быстро. Все до единой ракеты, выпущенные обозленными гибелью товарищей саанами, проходили мимо. Это казалось невозможным, но тем не менее, было. Маргаковы космолеты – назвать их истребителями не поворачивался язык – продолжали легко уничтожать саанские машины. До пилотов не сразу дошло, что с ними не воюют – их просто убирают с пути, как досадную помеху.

Хан остановившимися глазами смотрел на картину боя и внутри себя проклинал все на свете. Да что же, маргак побери, здесь происходит?! Это что за истребители такие?! Откуда имперцы их взяли?! Это же совсем иной технологческий уровень! Да о чем речь, ничего подобного даже лучшие инженеры представить не могли. Значит, все-таки чужаки, иного вывода сделать нельзя. И эти чужаки выступили на стороне империи! Снова подтверждается правота Кхэя, будь он сто раз проклят…

Что же делать? А только одно. Сворачивать сражение и уходить, спешно бежать, пока еще возможно что-то спасти. Вот только удастся ли его свернуть, это самое сражение? Марх-Вардог очень в этом сомневался. Во-первых, разъяренные нежданными потерями офицеры флота просто откажутся исполнять приказ об отступлении. А во-вторых, имперцы не позволят агрессору безнаказанно уйти.

Теперь Дор как никогда понимал Кхэя, который бился, как муха в паутине, пытаясь хоть что-то доказать остальным, предупредить, что они идут в ловушку… А его никто не слушал. Точнее, слушали, но не слышали. И его не услышат. И не послушают. А раз так, выбор один – сражаться до конца. Но не просто сражаться…

– Общая связь! – хрипло каркнул Марх-Вардог.

– Одну минуту, – отозвался офицер связи. – Готово, мой хан.

Дор взял микрофон и некоторое время молчал. А затем сказал:

– Говорит командующий. Воины флота! Знайте: сейчас началась не просто война, а война на выживание. Вам это кажется странным? Но только потому, что вы не знаете всего, что знаю я. Речь сейчас идет о выживании нашего народа таким, каким мы его знаем. Поэтому…

Он снова немного помолчал и добавил:

– "Элет Ранхад" по всему флоту! Повторяю: "Элет Ранхад"!

Судя по ошарашенным лицам офицеров в командной рубке, такого от него не ждали. Дор презрительно усмехнулся и внутренне расслабился. Он больше не планировал выжить, его жизнь при таком раскладе уже не имела ни малейшего значения. Волноваться было больше не о чем – разве что о том, как достойно умереть и побольше врагов захватить с собой на тот свет.

– Передать "Элет Ранхад" на остальные ордеры флота, как только они выйдут в обычное пространство, – приказал хан, и неверяще глядящий на него офицер связи молча поклонился.

Сааны помнили, что последний раз "Элет Ранхад" по флоту объявляли во время последней большой войны с империей, поэтому случившееся изумило бойцов и офицеров. Кое-кто даже решил, что Марх-Вардог окончально сошел с ума, однако многие призадумались, а затем начали вспоминать и анализировать события за последние дни. И вскоре тоже решили, что стоит вопрос о выживании народа, а раз так, то выбора нет.

Флот начал быструю перегруппировку – "Элет Ранхад" предполагал совершенно иной стиль и способ боя. Боя на грани сумашествия, боя, во время которого никто не стремился сохранить себе жизнь, боя, отличающегося от обычного, как небо отличается от земли. Сааны дружно готовились к смерти. Кто-то молился, кто-то что-то пел, кто-то чистил ритуальное оружие, кто-то вкалывал себе препарат боевого безумия, кто-то в последний раз смотрел на голографии родных, прощаясь с ними навсегда. Ничего уже не имело значения для этих людей, они были уже мертвы и четко осознавали это. Осталось только достойно уйти, чтобы предки не сказали: потомок струсил и умер, как трус.

У командного пульта застыл очень старый, внезапно постаревший человек. Все, что было для него дорого прежде, ушло и перестало иметь какое-либо значение. Он знал, что ему осталось совсем немного. И улыбался. Широко, удовлетворенно улыбался. Все позади. Даже имя, Дор Нар-Торино Марх-Вардог, стало для него пустым звуком. Человек запрокинул голову и хрипло расхохотался, бросая вызов самой вселенной.


Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", два световых года от имперской звездной системы Ваталн, двадцать световых минут от места столкновения флотов империи и Объединения, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Внезапное изменение рисунка боя застало Варта врасплох, такого он не ждал и ждать не мог. Сааны будто с ума посходили, возникло даже ощущение, что ими больше никто не руководит и каждый сражается сам по себе. Подача Марх-Вардогом сигнала "Элет Ранхад" кое-что объясняла, но далеко не все. Осталось только досадовать на себя, что неправильно понял характер этого странного народа. Видимо, чтобы разобраться, нужен был социоматик уровня Перлока Сехера или Биреда Касита, а таких в легионе нет.

Император пребывал в еще большей растерянности. Сражение шло по плану, сааны начали давить, пользуясь своим численным преимуществом, но на это и рассчитывали. Адмиралы грамотно руководили боем, корабли ордена издалека расстреливали вражеские корабли. Единственно, что пришлось немного раньше, чем хотели, выпустить лам-истребители – иначе у империи вскоре просто не осталось бы своих истребителей. Санские пилоты оказались лучше на порядок – боевого опыта, в отличие от имперских, у них хватало. Но почему ввод в бой орденских живых машин вызвал такую неадекватную реакцию?! Неужели поняли, что это не даланцы, а кто-то другой? И пусть даже поняли, но с какой стати посходили с ума? Что все это значит?…

– Мы, похоже, серьезно ошиблись… – голос Варта звучал как-то мертво. – И за эту ошибку придется заплатить…

– В чем ошиблись?! – повернулся к нему Эрек.

– В оценке саанского народа, как такового, – проворчал дварх-полковник. – И прежде всего, это моя ошибка. Боюсь, теперь победа дастся куда тяжелее. Я не обратил на феномен "Элет Ранхад" должного внимания, хотя командир эскадры, защищавшей систему Дарисайл, докладывал мне об изменении характера сражения после подачи этого сигнала. Стоило бы подробно выяснить, что это такое…

– "Элет Ранхад?!" – побелел император, не умеющий слышать эмообразы, а потому не знающий, что именно происходит. – Они объявили "Элет Ранхад"?! Тавин Святой!

– Ты, вижу, знаешь, что это, – прищурился Варт. – Рассказывай.

– Не слишком точно, так, предположения, – тяжело вздохнул Эрек. – Известно, что после подачи "Элет Ранхад" сааны начинают воевать так, как никогда. Принимают некие препараты боевого безумия, в несколько раз ускоряющие реакцию и снимающие все барьеры в сознании. В обычное время эти препараты принимать не рискуют – они выжигают мозг напрочь. Аналитики утверждают, что "Элет Ранхад" означает опасность для выживания всего народа, поэтому после его подачи ни один саан уже не думает о собственной жизни. Для него главным становится нанести ущерб врагу. Любым способом и любой ценой.

– Интересно… – пожевал губу дварх-полковник. – Отключение страха? Или нечто большее?

– Понятия не имею! – развел руками император. – Ни одного саана, находящегося под действием препарата боевого безумия, взять живым и допросить не удалось. Тем или иным образом кончают с собой, вплоть до того, что откусывают себе язык и захлебываются кровью. Делали анализы крови, но так ничего и не выяснили. После множества попыток и пробовать перестали. Смысла нет.

– Ясно, – Варт о чем-то напряженно размышлял. – Боюсь, нас ждет еще не один сюрприз. К сожалению, фланговые ордеры получат сигнал сразу после выхода из гипера…

– А резерв? – поинтересовался Эрек.

– Немного позже, но тоже получит. И знаешь? Не нравится мне что-то этот резерв. Надо бы послать фрегат разведки, пусть просканируют флагман и узнают, какие приказы на самом деле получил его панарх.

– Неплохо бы. А успееем? Что-то я сомневаюсь…

– Может, и не успеем, – пожал плечами дварх-полковник. – Но все же пошлю. Не помешает.

– Делай, как знаешь, – император снова уставился на тактическую сферу.

Сааны рвались вперед, невзирая на потери. Не ожидавшие такого напора имперцы растерялись и начали беспорядочно отходить. Эрек сжал кулаки. Неужели, это все? Неужели проигрыш? Но нет… Командующий левым флангом лор-адмирал Б'Рен Ронират первым сориентировался в новой обстановке и перегруппировал свои корабли в небольшие шарообразные эскадры, в центре каждой находился линкор первого класса, вокруг него – четыре второго класса, затем двенадцать тяжелых крейсеров и приданное им охранение из средних и легких. Вокруг эскадр вились компактные звенья по четыре рейдера или эсминца, сопровождаемые десятком истребителей. Огонь велся согласованно: выбиралась цель и по ней производился массированный ракетный залп. При точном накрытии защитные поля мазершипа или гаттера обычно не выдерживали, и хоть одна ракета достигала цели. Помимо этого дракон ввел в бой рейдеры ордена, они вышли в обычное пространство в пяти световых минутах от поля боя и начали вести огонь из всех орудий, не жалея также и гиперторпед.

Вскоре примеру Б'Рена последовали и центр с правым флангом. И идущих на прорыв саанов остановили, ценой немалых потерь, правда. Около четверти имперского флота было уничтожено. Но флот Объединения пострадал значительно сильнее, потеряв до половины состава.

Император понимал, что если бы не Б'Рен Ронират с его боевым опытом и не помощь рейдеров ордена, то исход дела был совсем иным. Имперский флот размазали бы тонким слоем по поверхности – слишком велико число саанов. И самое страшное, что после получения "Элет Ранхад" ни один вражеский корабль не выйдет из боя, не отступит, будет драться до конца. Вот и сейчас сааны перегруппировались и снова пошли в атаку. Больше всего опасений у Эрека вызывали истребители. Свои оказались неспособны с ними справиться, а орденских лам-истребителей всего тысяча семьсот. Точнее, было тысяча семьсот, сейчас уже меньше – сотни полторы, несмотря на все их возможности и мастерство прирожденных пилотов, достали. Не все погибли, но сражаться они были не в состоянии – вернулись ремонтироваться на дварх-крейсера, которые пока в бой не вступали, ожидая выхода из гипера фланговых ордеров противника. Только постреливали издали.

Он бросил взгляд на экран гиперлокатора и поежился. Фланговые ордеры почти на месте, через три минуты должны вывалиться из гиперпространства. Благо, хоть вышли примерно туда, куда планировалось – мины уже меняют дислокацию, встретят врага достойно. Очень жаль, что этих кварковых мин у ордена было недостаточно, чтобы поразить всех врагов. И так до начала войны производственные мощности дварх-крейсеров работали на пределе – имперские заводы были не в состоянии производить эти полуживые изделия, слишком разный уровень технологий.

– Внимание! – разнесся по рубке голос дварха. – Выход! Подаю сигнал активации на минные банки!

– Давай, дружище! – ответил Варт. – Да помогут нам Благие!

– И Создатель Тавин! – добавил Эрек. – Что будешь делать?

– После того, как мины проредят их ряды, введу в бой дварх-крейсера. Сейчас уже не до сохранения секрета. Кроме того, у меня осталось еще около пяти тысяч гиперторпед. Использую все. Затем гипер- и мезонные орудия. Гравидеструкторы и прочее. Выбора у нас нет – или победить, или умереть.

– Это так… Спасибо!

– Да за что?… – грустно усмехнулся дварх-полковник. – Иначе мы поступить просто не могли, иначе не были бы Аарн. Несмотря даже на то, что мы неправильно поняли характер саанов, их цивилизация слишком страшна и бесчеловечна. Ее победы допустить нельзя.

– Дай Тавин, чтобы получилось… – поежился император.

– И вот еще что, Эрек… Сейчас ты переместишься на рейдер "Следящий" и уйдешь как можно дальше от поля боя. Дожидайся исхода дела там. Понимаю, что тебе этого не хочется, но от тебя слишком многое зависит, ты не имеешь права погибнуть.

– Но есть еще Валек! Он наследник престола!

– Ты знаешь, что Валек не справится, – Варт устало посмотрел на Эрека. – Он просто не потянет эту адскую ношу, слишком добр и слишком слаб.

– Я понял… – уныло пробурчал юноша. – Хорошо. Но обещай мне, что я обо всем узнаю первым!

– Обещаю.

На прощание окинув друга и наставника требовательным взглядом, император шагнул в завертевшуюся перед ним черную воронку. Оказавшись на борту рейдера, он первым делом бросился к тактической сфере, вспомнив о фланговых ордерах противника.

Сразу по выходу из гиперпространства панархи ордеров получили "Элет Ранхад" и информацию о минных банках, однако не успели ничего предпринять. Мины начали сотнями и тысячами выныривать из гипера и поражать свои цели. Сааны, конечно, не растерялись, тут же перестроились, разойдясь в стороны широким веером, но это им не помогло. Если бы мин было достаточно, то о них можно было бы забыть, но мин не хватало. Каждая из них собрала кровавую жатву, но мазершипов и гаттеров уцелело вполне достаточно, чтобы дважды смешать с грязью имперский флот.

В этот момент в бой вступили дварх-крейсера. Четыре гигантских корабля вынырнули прямо посреди саанских порядков и без промедления открыли огонь из всех орудий. Ошарашенные сааны ринулись во все стороны, не понимая, что это за чудовища и откуда они взялись – орденские корабли вышли из самых глубоких слоев гипера, недоступных сканерам Объединения. Однако паниковали саанские офицеры недолго, они быстро навели порядок и обрушились на нового врага – "Элет Ранхад", как-никак.

Дварх-крейсера совершали микропрыжки, выпускали гиперторпеды, палили из гиперорудий, давили чужие корабли и неосторожно приближающиеся истребители гравидеструкторами. Им помогали окло половины орденских корветов, фрегатов и рейдеров. А даже орденский фрегат был способен в одиночку одолеть мазершип. К сожалению, все ламы были заняты борьбой с истребителями центрального ордера и не могли находиться сразу в двух местах.

Истребители то и дело прорывались к дварх-крейсерам, но тем их залпы были не более опасны, чем слону укусы комара. Иногда у их бортов рвались также ядерные ракеты мазершипов. Защитные поля пока держались, но Эрек, знакомый с возможностями этих кораблей больше, чем кто-либо в империи, понимал, что так долго продолжаться не может. В конце концов защитное поле не выдержит. И что тогда? Несколько ядерных взрывов и таких гигантов уничтожить смогут. Что же делает Варт? Зачем он пошел ва-банк? Или?… Он вспомнил безумную идею одного из двархов. Неужели аарн решились на такое? Не слишком ли? Император поежился. Ему осталось только ждать, что из всего этого получится.

– Благие! – наполненный ужасом голос лор-капитана Тлайма, командующего рейдером, заставил Эрека обернуться.

Аарн выглядел, как человек, внезапно оглушенный чем-то тяжелым. Он уставился в голоэкран сканера гиперпространства и тяжело дышал.

– Что случилось?! – требовательно спросил Эрек.

– Резерв саанов ушел в гипер, – глухо ответил лор-капитан.

– И что?

– Его курс… Они уходят с поля боя…

– Так это же хорошо! – обрадовался император. – Наверное поняли, что проиграли.

– Если бы, ваше величество, если бы… – отрицательно покачал головой аарн. – Они идут к системе Ротен. А у нас там ни одного корабля…

– О Тавин! – у Эрека от такого известия перехватило дыхание.

Случившееся означало, что через час, максимум, сааны обрушатся на беззащитную планету с восемью миллиардами населения. Не совсем беззащитную, конечно, но орбитальный пояс обороны вполне можно при должном старании обезвредить с большого расстояния, не подставляясь под огонь его батарей. При помощи истребителей. Теперь понятно, почему все авианосцы остались в резерве… Именно для этого. Больше сотни авианосцев, не менее двадцати тысяч истребителей! А защищают пояс не более трех тысяч имперских штурмовиков, которые значительно ниже классом…

Эрек едва не плакал. Снова погибнут люди, мирные жители, которых он, именно он, император, обязан был защитить! А император ничего не может сделать, чтобы помешать врагу расправиться с ними! Тавин Святой! Да как же так?! За что?! Пощади людей, они ни в чем не виноваты!

– Мы не можем оставить в тылу недобитый вражеский флот, – заговорил со вспыхнувшего на стене голоэкрана Варт. – Сейчас двархи внедрятся в комп-сети фланговых ордеров и выедут их из строя. Возможно, сумеют запустить на большинстве кораблей системы самоуничтожения. Но на это нужно не менее получаса. Эти полчаса системе ПКО Ротена придется продержаться самостоятельно!

– Люди… – простонал Эрек. – Сааны же получили "Элет Ранхад"… А значит, будут бомбить планету…

– Будут, – подтвердил дварх-полковник. – Обязательно будут. Я распорядился сообщить губернатору о предполагаемой ядерной бомбардировке. Пусть население уходит из городов, прячется в бомбоубежищах и метро. Помощь скоро придет!

– Да что он успеет сделать за несчастный час, оставшийся до атаки?… – обреченно махнул рукой император.

– Что-то, да успеет! – возразил Варт. – Но у нас нет другого выхода. Пойми это!

– Понимаю… – опустил голову Эрек. – Все я понимаю…

Он отвернулся, глотая слезы. Душа нестерпимо болела, юноша ощущал себя виноватым, ведь это на нем лежит ответственность за все. И прежде всего – за жизни его подданных. А он не справился, не сумел оградить, не защитил…

– Возьми себя в руки! – в голосе дварх-полковника звучал металл. – Ты император или тряпка?!

– Император… – юноша поднял на аарн наполненный отчаянием взгляд. – Но я еще и человек!

– Не смей сдаваться! – сузились глаза Варта. – Слышишь? Не смей!

– Я и не собирался! – возмутился Эрек. – Мне просто больно!

– Держи свою боль внутри и не позволяй никому видеть ее! Никто не должен видеть слез императора!

– Знаю. Ты уже говорил. Не беспокойся, я с собой справлюсь и не забуду о долге.

– Надеюсь, – еще раз пристально посмотрел на ученика дварх-полковник. – Делай, что должно. Свершится, чему суждено. Теперь отключаюсь, на мне руководство сражением, если помнишь.

– Хорошо, – император вытер слезы и выпрямился. – Жду результата.

– Будет, – заверил Варт, и экран погас.

Ему самому было стыдно и тяжело на душе – опять ошибся, опять не предусмотрел, опять неправильно понял сущность целого народа, посчитав, что считки памяти отдельных его представителей для этого достаточно. Наступил на те же грабли, на которые орден вместе с Командором уже наступал в родной вселенной. Определил для себя, что черное, а что белое, и начал действовать, не разобравшись окончательно в ситуации. Но что еще он мог сделать? Войну было не остановить, и победы Объединения нельзя допускать. Слишком страшная цивилизация, слишком безжалостная. Или он снова ошибается и судит поверхностно? Впрочем, выбора уже нет, раз выбрал сторону, то придется держаться ее до конца.

Двархи тем временем внедрились в комп-сети фланговых ордеров, распространились по всем кораблям и одновременно лишили их управления – именно ради этого дварх-крейсера и вышли прямо посреди вражеских порядков. На большом расстоянии сделать вышесказанное было бы невозможно. Затем бестелесные начали включать системы самоуничтожения на саанских кораблях, после чего напрочь выжигать корабельные компьютеры. К сожалению, системы не срабатывали мгновенно, поэтому на многих мазершипах и гаттерах экипажи успели отключить их вручную. Но далеко не на всех, и вскоре на месте то одного, на другого корабля начали возникать огненные облака взрывов.

Справиться с уцелевшими саанами, лишенными управления, особого труда не составило – без компьютеров космический корабль представляет из себя ни на что не годную жестяную банку. Однако все это заняло больше времени, чем планировал Варт – около полутора часов. С истребителями возиться вообще не стали – что они могут сделать без корабля-матки? Ничего. Да и гипердвигателей у них нет. Топливо и воздух закончатся быстро, до планеты не долететь. Если после окончания сражения кто-то из пилотов пожелает сдаться, его спасут. Пусть сами выбирают жить им или умереть.

Имперский флот все еще вел бой с центральным ордером. С переменным успехом. После недолгого размышления, Варт решил идти на помощь планете, которая пока еще держалась, хотя несколько ракет все же миновали орбитальные платформы и обрушились на поверхность, сравняв с землей четыре города.

Дварх-крейсера нырнули в самый глубокий из доступных их двигателям уровней гиперпространства и через десять минут как призраки возникли на орбите Ротена. А там их ждал сюрприз. Саанский флот не атаковал планету, он сражался с каким-то другим, не слишком большим флотом. Неизвестно чьим флотом.


Генерал-майор Крес Л. Т. Вирен, командующий орбитальным поясом обороны планеты Ротен, станция "Нертис", командный центр, утро 30.11.4567 с. э.

Сааны рвались к планете, засыпая орбитальные платформы тысячами ракет в надежде, что хоть несколько прорвутся мимо них. Крес, сжимая кулаки, следил за их усилиями на тактическом экране и негромко ругался себе под нос. Известие о нападении подняло генерала с постели – почти двое суток не спал, готовясь к возможной атаке врага, все-таки основное сражение должно было произойти не слишком далеко от Ротена. Он очень наделся, что сааны не полезут на ощетинившийся ракетными комплексами пояс планетарной обороны. Однако полезли. И мало прочего, так еще и в состоянии "Элет Ранхад". Это значило, что они пойдут на все, лишь бы достичь своей цели, забросать Ротен ядерными бомбами.

Самым страшным было, что флот не смог сразу прийти на помощь. Адмиралы обещали прибыть через час-полтора, но неизвестно сумеют ли. Эти полтора часа необходимо продержаться. Генерал бы не переживал, если бы у него в распоряжении хватало истребителей, чтобы защитить от вражеских истребителей орбитальные платформы – большие корабли в таком случае не смогли бы подойти близко. Но у саанов семикратное преимущество! Что с этим делать? Приказали держаться. А как? Как?!

Бросив взгляд на экран, где виднелся покрытый облаками шарик планеты, Крес закусил губу. Четыре города уже уничтожены ядерными взрывами, и вряд ли их население сумело спастись. Разве можно было успеть вывезти людей за час? Нереально. Эвакуация, коенчно, продолжалась и сейчас, но погибшим в четырех городах это не поможет. Почему никому из долбаных стратегов не пришло в голову, что враг может атаковать населенную планету?! Почему заранее не распорядились произвести эвакуацию?! Сколько бы людей остались живы…

Прошло около часа с момента выхода саанов из гипера, а флотом поблизости еще не пахло. Все больше орбитальных платформ приходили в негодность, несмотря на весь свой запас прочности. Уцелевшие продолжали вести огонь, не давая мазершипам и гаттерам врага приблизиться на достаточное для бомбометания расстояние. Истребителей у генерала почти не осталось, и саанские пилоты практически безнаказанно уничтожали одну платформу за другой. Зенитные орудия кое-как сдерживали врага, но именно кое-как, не слишком-то успешно.

– Господин генерал-майор! – донесся от пульта голос офицера связи. – На локаторе множественные отметки! Кто-то еще вышел из гипера!

– Наши? – с надеждой в голосе спросил Крес.

– Неизвестно. Имперских позывных не получено, сигнала "свой" тоже.

– Проклятье! Неужто еще сааны?…

Если врагу пришла подмога, то планете, которую он обязан защищать, уже ничего не поможет. Однако вскоре стало ясно, что неизвестный флот напал на саанов – они начали отводить корабли от Ротена и спешно выстраивать в оборонительные порядки. По мере получения данных становилось ясно, что напавшие на саанов корабли никак не могут быть имперскими или орденскими. Их характеристики разительно отличались и от тех, и от других. Линкоры, например, вдвое превышали по размеру саанские мазершипы и обладали помимо ракетного неизвестным лучевым оружием, как бы не мазерным, что совсем уж ни в одни ворота не лезло. Крейсера вообще не походили ни на что знакомое.

– Господин генерал-майор! – снова заговорил офицер связи. – Нас вызывают с одного из этих огромных линкоров! По имперским протоколам связи!

– Ответь!

Крес повернулся к стенному экрану, в нетерпении постукивая пальцами себя по бедру. Кто это может быть? Что это за флот, маргак его побери? На экране, тем временем, возникло лицо человека, которого генерал сразу узнал, так как много лет служил вместе с ним. И замер в недоумении. Адмирал Цальн мертв! Уже шесть лет мертв! Его расстреляли по приговору Табала, обвинив в государственной измене. Но несмотря на это живой и здоровый Цальн улыбался с экрана своей обычной мягкой, слегка стеснительной улыбкой.

– Ты… жив?… – с трудом выдавил из себя генерал.

– Как видишь, – наклонил голову адмирал. – Здравствуй, Крес. Рад видеть тебя в добром здравии. Уже генерал-майор? Молодец.

– Но к-как?! – от волнения тот начал заикаться. – Что п-происходит? Ч-чей это ф-флот?…

– Лорда-атеара, – усмехнулся Цальн. – Для того он и грабил так страну, чтобы построить этот флот. Знаешь, я был не менее удивлен, когда мне вместо расстрела предложили командовать флотом самых совершенных кораблей, каких я только видел. Нет, корабли ваших союзников, конечно, еще совершеннее и необычнее, но по сравнению с имперскими и саанскими мои стоят на порядок выше. Атеар много лет собирал отовсюду изобретателей, которых все вокруг считали безумцами, никто не хотел их слушать, воспринимать их дикие идеи. Я сам в свое время посылал подальше разных господ, которых считал прожектерами. А затем обнаружил их всех на планете лорда Латанга. Когда мне впервые показали характеристики изобретенных ими кораблей, я просто не поверил своим глазам. Это нечто! О вооружении я даже не говорю, саанов ждет множество "приятных" сюрпризов.

– А для чего атеару флот? – взял себя в руки генерал.

– На всякий случай, – криво усмехнулся адмирал. – Не знаю, понимаешь ли ты, что такого флота, не отказавшись предварительно от всех прежних взглядов на постройку боевых кораблей, не создать. Мне пришлось отказаться. Да тактику новую вынужден был разработать.

– Ты поможешь? – этот вопрос сейчас интересовал Креса больше всего.

– А зачем бы я еще пришел? – удивился Цальн. – Мы следили за сражением издалека, чтобы ударить в подходящий момент. Передай, кстати, командующему ваших союзников мое искреннее восхищение. Многие его ходы и для меня оказались совершенно неожиданными. Но ладно, поговорить можно и позже, к делу. Отдай своим людям распоряжение не стрелять, сейчас я выведу на орбиту авианосцы и поставлю на боевое дежурство возле платформ свои истребители. А сам займусь саанским флотом.

– Спасибо! – не сдержал облегченного выдоха генерал.

– За что? – в глазах адмирала видна была грусть. – Далан-Атен – моя родина. Я не могу позволить саанской сволочи разбомбить имперскую планету, тем более, что имею возможность помешать.

– И атеар не будет против? – недоверчиво прищурился Крес. – Может, он планировал помочь саанам окончательно раздавить империю…

– Не считай лорда Латанга такой уж мразью, – в голосе Цальна слышалась укоризна. – Я прежде думал о нем так же, как ты, а потом убедился, что был неправ. Это он направил флот сюда. На всякий случай. Да, приказал вмешиваться, только если не будет другого выхода, но приказал.

Немного помолчав, он добавил:

– Хватит пустых разговоров. Я начинаю работать.

– Давай, дружище! – улыбнулся генерал. – Знал бы ты, как я рад видеть тебя живым…

– Я тоже.

Цальн козырнул, и экран погас. Не прошло и двух минут после этого, как на ближайших подходах к орбите Ротена начали выныривать из гипера странные корабли, напоминающие собой абстрактные, изломанные конструкции, состоящие из десятков пересекающихся плоскостей и центральной призмы. Не сразу до Креса дошло, что это авианосцы – только после того, как с их разных плоскостей потоком посыпались истребители. Причем, истребители незнакомого типа! Похожие скорее на штурмовики, раза в два больше имперских "Ястребов" и "Беркутов", с двумя дополнительными двигателями впереди и позади, и лазерными пушками. Их-то как втиснули в истребители, интересно?

Корабли Цальна выстроились не привычными полусферами, а четырьмя призмами, направленными вершинами друг к другу. Внешние ребра занимали большей частью легкие крейсера, судя по обводам – Крес не мог сказать так ли это. Они напоминали собой детские волчки, несли на бортах какие-то непонятные конструкции, в которых можно было заподозрить что угодно.

Если бы "Элет Ранхад", сааны осторожничали бы, а так они без раздумий бросились на нового врага. Судя по всему, адмиралу Цальну только того и надо было. Его линкоры выдвинулись ненамного вперед, окутались лиловым сиянием, и от них к вражеским мазершипам рванулись двадцатиметровой толщины столбы пламени. Только в этот момент до Креса дошло, что представляют собой эти линкоры – гигантские мазерные орудия, обладающие гипердвигателями. Сааны такого точно не ждали и попались в ловушку. Почти все залпы накрыли цели, и защитные поля тем не помогли. Больше сотни мазершипов вспухли огненными облаками и приказали долго жить.

Однако беспрерывно вести огонь орудия такого размера не могли, и линкоры отошли в тыл, под защиту кораблей других типов. Потом Крес узнал, что они набирали мощность для выстрела четверть часа, а то и больше. Вперед выдвинулись тяжелые крейсера, несущие орудия послабее, и тоже дали залп, в основном, по авианосцам. Почти все из них прекратили свое существование вместе с не успевшими взлететь истребителями. А оставшимся в пространстве теперь не было куда возвращаться, чтобы пополнить ресурсы.

Осознав, что их просто уничтожают, сааны разбились на мелкие группы и, как стая собак на волка, набросились на флот атеара. Он ведь был совсем невелик. И вскоре начал нести потери – вражеский панарх дураком вовсе не был и быстро придумал тактику противодействия. Точнее, это был вариант старой, доброй тактики малых групп применительно к условиям открытого космоса. Она сработала. Бой перешел в затяжное состояние – обе стороны теряли корабли, но сражались при этом отчаянно, не жалея себя.

В этот момент на орбите Ротена внезапно возникли четыре гигантских черных корабля – дварх-крейсера ордена. Некоторое время они ничего не предпринимали, явно пытаясь разобраться в том, что происходит, даже запросили Креса. Тот честно сообщил, что на помощь планете пришел флот лорда-атеара. И с удовольствием полюбовался на вытянувшееся лицо дварх-полковника Ансара. Тот выглядел так, словно съел что-то очень кислое. Однако быстро взял себя в руки, и орденские корабли совершили микропрыжок, оказавшись в тылу саанов. Они тут же задействовали свое страшноватое оружие.

Сражение прекратилось, началось безжалостное избиение. Жалеть саанов, сбросивших ядерные бомбы на населенную планету, никто не собирался – не за что жалеть таких тварей. Гибель каждого вражеского корабля офицеры командного центра и сам Крес встречали аплодисментами. По прошествии двух часов от саанского резерва остались отдельные корабли. Их упорно преследовали и уничтожали, доставали даже тех, кто решился спрятаться в поясе астероидов. Еще через час не осталось ни одного.

Адмирал Цальн и дварх-полковник Ансар коротко переговорили и приняли решение идти на помощь основному имперскому флоту, сражающемуся с центральным саанским ордером и постепенно проигрывающему. Необходимо было довести дело до конца и окончательно разгромить врага.

Крес проводил взглядом уходщие в гипер корабли и тяжело вздохнул. Ему предстояло разбираться с последствиями ядерной бомбардировки планеты. По предварительным подсчетам, погибло около семи миллионов человек. Еще несколько миллионов ранено, облучено, погребено под завалами. Губернатор Ротена мертв, он до последнего оставался на своем рабочем месте, руководя эвакуацией. После его гибели власть перешла к генерал-майору. Ему предстояло очень многое сделать, прежде чем на планете будет восстановлена нормальная жизнь. Император спросит за все, за каждую ошибку, поэтому права на ошибку у него нет. Крес тяжело встал и приказал готовить посадочный челнок.


Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, линкор "Далан II", флагман флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, полдень 30.11.4567 с. э.

Остатки имперского флота постепенно откатывались назад под ударами саанов. Их тоже осталось не слишком много, но все же значительно больше, чем даланцев. Где же эти маргаковы аарн?! Куда они подевались?! Почему не идут на помощь?! Дварх-полковник по гиперсвязи нес какую-то чушь про флот лорда-атеара, но адмирал в такое просто не поверил – еще, как будто, не сошел с ума, чтобы считать человека, едва не погубившего страну, способным выстроить боевой флот. Да и кто бы стал командовать его флотом? Ни один флотский офицер до такого бы не опустился!

– На локаторе множественные отметки! – доложил оператор сканирующих систем. – Корабли ордена вышли из гипера! И с ними кто-то еще…

Ну, слава тебе Тавин, прибыли наконец-то! Последние слова оператора не сразу дошли до сознания адмирала. Кто-то еще? Что он имеет в виду?

– Эскадру ордена сопровождает неизвестный флот! – продолжил доклад оператор. – Характеристик его кораблей в реестре известных типов космических судов не обнаружено!

Не обнаружено?! Дварх-полковник скрыл еще какие-то свои корабли? С этого хитрозадого станется.

– Нас вызывают с одного из линкоров неизвестного флота! – обернулся к адмиралу офицер связи. – Ответить?

– Да.

На экране появилось лицо учителя Галаэна, до самого своего расстрела командовавшего флотом империи. Адмирала флота Дормиса Цальна, чьей смерти он не мог простить табаловской швали и не простит никогда. Но Цальн был жив! Он смотрел на ошарашенного Галаэна и весело смеялся.

– Значит, флот атеара… – глухо сказал тот, выслушав его рассказ.

– Именно так, – подтвердил Цальн. – Знаешь, когда меня вместо того, чтобы расстрелять, привезли на один из этих линкоров и показали все его возможности, я просто не поверил своим глазам. А ознакомившись с характеристиками остальных кораблей флота решил, что просто сошел с ума и все это вижу в бреду. Когда понял, что все это – реальность, то принял предложение лорда Латанга возглавить его флот. А кто бы избег соблазна покомандовать таким флотом? Уверен, что ты бы на моем месте поступил так же. Кстати, остальные четверо "растрелянных" тоже живы.

– Ну и ну… – только и сподобился выдавить Галаэн. – Но зачем он это сделал?! Почему вместо того не стал модифицировать имперский флот?! Ради чего создавал с нуля свой?!

– Все очень просто. Многие изобретатели, завербованные затем атеаром, обращались в свое время ко мне, но я им просто не поверил. Ты бы тоже не поверил. Слишком их замыслы были затратны, слишком отличались от всего привычного. А Латанг поверил. И выделил средства на исследования. Результатом стало создание боевого флота нового поколения. На это у него ушло около двадцати лет. Я позже передам тебе характеристики моих кораблей, сам все увидишь. А пока отдыхай, от твоего флота почти ничего не осталось. Предоставь честь добить саанов мне и дварх-полковнику. Не беспокойся, мы справимся.

– Не сомневаюсь. Но знаешь, мне не по себе…

– Все оказалось не так просто, как тебе казалось? – понимающе усмехнулся Цальн. – Атеар не предатель, а нечто иное? И что в этом плохого? Знаешь, Латанг во многом прав. Мы закисли в своем болоте, встряска пойдет на пользу.

– Возможно, – не стал спорить Галаэн. – Похже поговорим, если захочешь. Но я простить того, что делал Табал со страной, не могу. И не смогу никогда, извини уж.

– Я и не призываю тебя прощать. Я призываю понять и задуматься. Пока прощаюсь, пора показать саанской сволочи небо с овчинку.

– Покажи, учитель! И да поможет тебе Тавин!

– Спасибо!

Галаэн еще долго смотрел на погасший экран и глупо улыбался. Цальн жив! Одно это многого стоило. Еще он знал, что если его учитель поделает вернуться на свой прежний пост, адмирал без колебаний уступит командование флотом. Остатками флота…

Взяв себя в руки, Галаэн перевел взгляд на тактическую сферу. Да, удара в тыл сааны не ожидали, да еще и такого удара. Дварх-крейсера вообще вытворяли нечто невероятное. Их микропрыжки до сих пор приводили адмирала в детский восторг. Надо же, нырнут, пройдут в гипере несколько тысяч километров, вынырнут и ударят мезонными орудиями или гравидеструкторами, если противник находится в пределах их досягаемости. И поминай, как звали. Только обломки разлетелись по космосу…

Мазерные орудия линкоров Цальна тоже восхищали – их удары в первые же мгновения боя сильно проредили ряды саанов. А его истребители? А пилоты? Это было нечто изумительное. Огоньки, обозначающие саанские мазершипы и гаттеры гасли один за другим. Вскоре Галаэн увидел, как погас красный огонек вражеского флагамана, и расхохотался. До встречи на том свете, хан Варх-Вардог! Пусть маргаки жарят тебя на своих сковородках тысячи лет! Да и остальных саанов тоже.

Сражение вскоре превратилось в разгром. По прошествии нескольких часов драться стало не с кем – боевого флота у Саанского Объединения больше не было. Как такового! Но это не все. На сей раз империя не оставит врагов в покое, не позволит им восстановить силы и выстроить новый флот, чтобы начать все по новой. Нет, она придет к ним домой и выжжет заразу дотла! Без жалости.

Адмирал встал, широко улыбаясь! Победа! Как это ни невероятно – но победа! Кто поднес бокал шампаского, и он залпом выпил. Теперь можно. И нужно. И что бы ни случилось в дальнейшем, они победили. Огромной ценой, страшной ценой милилонов жизней и потерей почти всего флота. Главное теперь, чтобы эта цена не была уплачена зря. И он, адмирал Галаэн, этого не допустит.


Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", два световых года от имперской звездной системы Ваталн, вечер 30.11.4567 с. э.

Эрек мрачно смотрел на экран, провожая взглядом уходящий флот адмирала Цальна. Называть его флотом атеара император избегал даже мысленно. Он все равно достанет эту тварь! Несмотря ни на что, достанет. Пусть не сейчас, пусть когда-нибудь, но лорд Латанг не уйдет от ответственности.

– Да в этом слово перед лицом Создателя Тавина, – прошептали сухие губы его величества.

Он вернулся на борт "Черной Рыси" при первой же возможности, слишком неуютно чувствовал себя вдали от места основных событий. И узнал сногсшибающие новости. Пришел в дикий гнев, но сумел сдержаться – Цальна можно было только благодарить, без его помощи потери оказались бы куда больше. Вполне возможно, что сааны сумели бы вообще уничтожить население планеты Ротен, массированно засыпав ее нейтронными бомбами. С них бы сталось. Поэтому император и не имел права не отпустить адмирала. И отпустил, хотя очень не хотел этого делать. Однако Варт и Галаэн настояли.

– Я все равно его найду… – императора трясло. – Он ответит…

– Ответит, – подошел к нему дварх-полковник. – Обязательно ответит. Но не теперь. Мы не могли сражаться с флотом Цальна, и ты это понимаешь не хуже меня.

– Понимаю, – опустил голову Эрек. – Но если бы ты знал, как мне тошно…

– Верю, – грустно усмехнулся Варт. – Кстати, искать не придется. Я попросил дварха считать память Цальна, так что теперь знаю координаты планеты атеара. Она расположена в туманности Нордет.

– Правда?! – от радости император едва не подпрыгнул.

– Да, – подтвердил дварх-полковник. – Но ты не совсем понимаешь ситуацию.

– Так объясни.

– Хорошо. Если мы попробуем захватить атеара силой, то против нас выступит все население планеты Латанг – да-да, именно так ее назвали, не скрипи зубами, это не поможет. Население своего лорда боготворит. И флот выступит в его защиту. Дварх-крейсера, конечно, ценой потери одного-двух, справятся с кораблями Цальна, но не слишком ли велика цена за всего лишь месть?

– Наверное… – опустил голову Эрек. – Но…

– Не лучше ли сделать так, чтобы эта планета вошла в империю добровольно? – приподнял бровь Варт. – Сама попросила об этом.

– А как? – удивился император.

– Это будет непросто, – с хитринкой посмотрел на него дварх-полковник. – Для начала мы должны полностью изменить страну, сделать ее привлекательной, настолько привлекательной, чтобы ее гражданами захотели стать даже вчерашние враги. Поработать ради этого придется много. Ты даже не представляешь сколько! Будет трудно, невероятно трудно.

– Я не боюсь трудностей! – гордо выпрямился Эрек.

– Знаю, – устало сказал Варт. – Но ты ошибаешься в главном. Ты ищешь простых путей. А их нет, запомни это твердо, друг мой. В принципе нет. Простые пути приводят только в ад.

– Только в ад… – уныло повторил император. – Наверное, ты прав… Но так хочется достичь результата побыстрее…

– Хочется, – усмехнулся дварх-полковник. – Мы, люди, такая тварь, что хотим получить все сразу. Но так никогда не получается! Или, если даже и получается, то имеет цену, платить которую мы не захотим.

– Пусть так, – глаза Эрека угрожающе сузились. – Но я все-таки считаю, что лорд-атеар должен заплатить за содеянное. Или хотя бы обезврежен. Пусть это займет немало времени, но я своего добьюсь. Прошу тебя отправить к планете Латанг фрегат разведки в режиме невидимости. Хочу знать, что там происходит.

– Направлю, – пообещал Варт.

– Еще мне очень бы хотелось понять мотивы атеара. Зачем он все это сотворил?

– Ах да, я совсем забыл!

– Что? – требовательно взглянул на него император.

– Цальн передал мне запись, предназначенную для тебя, – ответил дварх-полковник. – Личное послание атеара. Желаешь просмотреть?

– Еще бы!

Варт отдал мысленную команду, позади них выросли удобные кресла, впереди возник большой голоэкран. Эрек опустился в кресло и уставился на возникшее на экране хорошо знакомое, ненавистное лицо лорда-атеара. Тот выглядел, как всегда, подтянутым, был безукоризненно одет.

– Добрый день, ваше величество, – наклонил голову глава рода Латанг. – Не трудитесь отвечать, я все равно не услышу, это запись. Раз вы ее смотрите, то Цальн был вынужден прийти на помощь имперскому флоту – только в этом случае он должен передать вам запись. Почему я сделал ее? И сам не знаю. Наверное, потому, что вы сумели найти союзников и вырвать страну из моих рук, заслужив этим мое уважение. Ранее я считал вас ни на что не годным слабаком, но ошибался. Вы сумели меня удивить, даже больше. Да и действуете очень решительно, без всяких ненужнымсантиментов. По этой причине мне захотелось объяснить вам кое-что. Не уверен, что вы сумеете понять, но, надеюсь, хотя бы задумаетесь.

Немного помолчав, лорд-атеар выпил стакан воды и продолжил:

– Наверное, вы не раз задавали себе вопрос: зачем мне понадобилось все то, что я сделал. Постараюсь объяснить. Не знаю, известно ли вам, что я, помимо прочего, социолог – смею надеяться, неплохой. Я не хотел идти в политику, но ваш дед, а затем отец вынудили меня на это. Они начали слишком уж давить на аристократию, превращая страну в полностью милитаризированное государство, в котором значение имеет мнение одного-единственного человека. Императора. Такое не раз случалось в прошлом и ни разу не приводило ни к чему хорошему. Сами можете поднять исторические хроники и убедиться в моей правоте. Да, страна обычно получала некий толчок к развитию, но откат был очень жесток. Почему-то никто из сильных правителей не желает учитывать ошибки прошлого и учиться на них, наступает на одни и те же грабли.

Латанг горько усмехнулся.

– Еще в молодости я заинтересовался этим феноменом и начал подробно изучать историю в социологическом аспекте. Вскоре я убедился в том, что нами за тысячи лет опробованы все известные виды обществ. Тирания, монархия, теократия, демократия, социализм и многие другие. И не один тип общественных отношений не привел наш народ на новую ступень! Мы застряли на определенной ступени развития и никак не можем преодолеть ее, чтобы подняться выше. Есть, правда, один идеальный и очень нравящийся мне тип общества – коммунизм. Но он абсолютно недостижим при нашем уровне развития технологий – снова тот же самый тупик. Нынешний уровень непреодолим для всех опробованных типов общества, а изменить их невозможно без изменения уровня. Надеюсь, это для вас не слишком сложно. Продолжу. Еще я подметил, что новый тип общественных отношений формируется только во времена абсолютной анархии. Иначе говоря – чем хуже, тем лучше.

– Вот сволочь! – не выдержал Эрек. – А людях ты подумал?!

– Сформулировав свою теорию, я окончательно понял, что императоры снова ведут Далан-Атен в давно известный тупик, – снова заговорил не услышавший его, конечно, атеар. – Тогда разработал и воплотил свой план. Вам известно, что он сработал. Да, это именно я, несмотря на всю имперскую машину подавления, сумел избавиться от вашего отца и взять власть в свои руки. После чего начал последовательно разрушать все социальные институты страны. Очень жаль, что у меня не вышло сделать это – тогда, возможно, из хаоса родилось бы что-то иное, новый, неизвестный нам тип общества, который бы подтолкнул нас выше. Новое способно родиться только естественным путем, само собой! Однако люди начали сопротивляться, даже чаще всего неосознанно – им не хотелось отказываться от привычного положения дел. Через несколько лет я понял, что без саанского вторжения, способного окончательно развалить империю, не обойтись. Однако позволять саанам подмять под себя нашу страну тоже было нельзя – их общество оказалось ничем не лучше нашего, хотя кое-что интересное у них и есть.

Лорд Латанг снова выпил воды. Его губы искривились в издевательской ухмылке.

– Еще раньше я начал собирать по всей стране самых безумных ученых, изобретателей, программистов и просто генераторов идей – фантастов. Иначе говоря тех, кто способен заглянуть за грань, мыслить нестандартно. В империи их никто не желал слушать. Знаете, что разработчика мазерных орудий для линкоров я вытащил из сумасшедшего дома, куда его упекли коллеги? Да нет, откуда бы. И таких было немало. В результате я имею флот нового поколения! А ваш отец не сумел добиться этого. Хотя первые мои корабли, ни что не похожие корабли, сошли со стапелей еще во время его царствования. Вот так-то, ваше величество!

– Сволочь… – покачал головой Варт. – Но гениальная сволочь.

– Преступный гений… – согласился Эрек, с неким даже восторгом глядя на атеара.

– Пора заканчивать, что-то я разговорился, – устало потер виски тот. – Простите, не с кем поделиться своими мыслями, никто не поймет – давно в этом убедился. Но ладно. Спросите, зачем я решил выстроить флот нового поколения? А для того, чтобы иметь в руках дубинку, которой можно остановить саанов, если они слишком увлекутся разгромом империи. Считаете, что Цальн бы со всеми ними не справился? Верно. Так флот Цальна – всего лишь один их пяти подобных ему. А может, и не из пяти… Не намерен перед вами отчитываться. И теперь, думаю, вам ясно куда ушли все средства, выдоенные из империи. Именно на постройку флота. Так что даже с помощью ваших новых союзников вам со мной не справиться. Да, союзники… Мне неизвестно, кто они, вы сумели каким-то образом обезвредить всех моих агентов. Уверен только в одном – это чужаки, иная цивилизация. Напоследок прошу ваше величество задуматься об одном: какую цену вам придется заплатить за их помощь? Не знаете? Вот и я не знаю. Но очень боюсь, что она окажется неподъемной…

Он опять напился воды и встал:

– Буду прощаться, ваше величество. К сожалению, вы помешали довести мой социальный эксперимент до конца. А зря. Возможно, из анархии выросло бы что-то достойное. Теперь уже не выяснить…

Запись закончилась, экран погас.

– Нет, ну какая же тварь, а?… – Эрек помотал головой, у него в глазах потемнело от гнева.

– Однако, как я уже говорил, гений, – заметил Варт. – Чтобы добиться всего того, чего добился лорд Латанг, нужно быть именно гением.

– Да будь он хоть тысячу раз гением, он – подонок! – император встал и сжал кулаки. – Ему в голову не приходило подумать о людях, судьбы и жизни которых он превратил в ничто! Ему в голову не приходило, что они живые, что им больно! Ему плевать на это было!

Он отвернулся и бросил в пространство:

– Нет, лорд Латанг, вы не правы! Слышите?! Нет? Ну и неважно. Выйти на следующую ступень развития цивилизации можно и без боли, горя, отчаяния миллионов! Я клянусь, что докажу это! Жизнью своей клянусь! Памятью отца и всех тех, кто погиб по вашей вине, клянусь!

Он выглядел в этот момент так одухотворенно, что Варт удовлетворенно улыбнулся внутри себя. Неужели малыш уже понял главную истину: другому тоже больно? Кажется, понял. Слава Благим, коли так, не зря с ним работал. Что ж, первый ученик на верном пути. Пришло время вплотную заняться вторым, тоже очень многообещающим. И будь, что будет. Свершится только то, чему суждено. Иначе быть не может.


Содержание:
 0  Потерянный легион. Империя : Иар Эльтеррус  1  Предисловие научного консультанта : Иар Эльтеррус
 2  Предисловие редактора : Иар Эльтеррус  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  j10.html  11  j11.html
 12  j12.html  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  j16.html  17  вы читаете: j17.html
 18  j18.html    



 




sitemap