Фантастика : Социальная фантастика : 15. За Мирагоу! : Александр Ермак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




15. За Мирагоу!

Герман подошел к Эрасту и забрал из его мертвой руки второй нож, затем обернулся к старику:

– А ты еще кто такой?

– Я, – удивился тот. – Ах, ну да… Ты же ничего не знаешь… Я, я – просто хозяин всего этого, – он указал на стены, на компьютеры. – Я – основатель– председатель Агентства Исполнения Контракта. Живу и работаю здесь. Распоряжаюсь своим скромным хозяйством, ну и заодно, так сказать, контролирую город, страну…

Герман улыбнулся:

– Кто бы ты ни был. Конец твоему хозяйству и контролю. Посмотри за окно – горят архивы…

– Я знаю, – старик насупился, – но уничтожена только часть информации. Ее можно восстановить с помощью этих вот баз данных… – он кивнул на компьютеры.

Откуда-то из-за основателя-председателя раздался голос:

– Срочный выпуск.

Хозяин АИК обернулся – за ним был телевизор с автономной антенной. Диктор, заполнивший собой весь экран, повторил:

– Срочный выпуск. Осада здания Агентства Исполнения Контракта продолжается. Нападающие уничтожили архивы и частично заняли уже четвертый этаж…

– Молодцы! – похвалил своих ребят Герман.

– К зданию подтянуты спецподразделения полиции, военные подразделения. Однако никто из них по непонятной причине пока не вмешивается в происходящее. Такое ощущение, что силовики выжидают…

Основатель-председатель выругался:

– Сволочи!

А диктор тем временем продолжал:

– Подразделение АИК, пытающееся войти в здание с помощью вертолета через крышу, попало под огонь и вынуждено было отступить.

– Молодец, парень, – похвалил Герман «юного альпиниста».

Из телевизора тем временем доносилось следующее:

– Связь с центральным пультом АИК прервана, и пока невозможно сказать что-либо определенное о том, что происходит внутри, кто же практически уже захватил это здание… В кадре – горящие архивы АИК…. А сейчас вы видите картинку с соседней площади. На ней нет полиции. Здесь на стихийный митинг собирается все больше и больше людей. Вы слышите, они выкрикивают: «Нет АИК!», «Жизнь без контракта!», «Отменим взнос ЧГО!»…

Герман понял, что подполье начало действовать, не дожидаясь полного захвата здания АИК. Значит, Движение верит в его отряд, в него самого. Он должен был завершить все, как было задумано. Кивнул старику на экран:

– Видишь! С Агентством Исполнения Контракта все кончено. Осталось лишь уничтожить базу данных. Что я сейчас и сделаю…

Но основатель-председатель помотал головой:

– Нет, еще ничего не кончено. Ты все еще можешь повернуть вспять, сделать, как было. Ты можешь сделать все даже еще лучше.

– О чем ты? – не понял Герман.

Хозяин АИК сказал:

– Не о чем, а о ком.

– Хорошо, – пожал плечами Герман, – о ком?

– О тебе, новый председатель АИК…

Герман даже растерялся:

– Я – новый председатель АИК…

– Да, – сказал старик. – видишь, я уже весьма немолод. Меня, как ни стараются лучшие врачи, одолевают болезни. Мне осталось совсем немного, и мне нужен человек, который примет от меня управление АИК, человек, который сможет продолжить, развивать начатое…

– Но при чем здесь я? – по-прежнему не понимал Герман.

– А кто еще? – казалось, совершенно искренне удивился основатель-председатель. – Когда мы отбираем детей в школу резерва АИК, у нас на примете тысячи кандидатов-претендентов на работу. Мы следим за ними, помогаем в летних лагерях и школьных дружинах развиваться в нужном нам направлении. Также держим под контролем и студентов, служащих, рабочих… Из сотен тысяч людей – кандидатов на работу в Агентство, – мы рассматривали несколько десятков тех, кто мог бы претендовать на место нового председателя АИК. В конце концов, отобрали троих. Предполагали, что больше всего шансов у инспектора Юрико. Он ретив, дисциплинирован. Но, как оказалось, несколько ограничен и безынициативен. Поэтому мы все-таки остановились только на двух кандидатурах. Первая – это Эраст. А вторая…

– Неужели моя? – догадался, ужаснувшись, Герман.

– Именно твоя, – подтвердил хозяин АИК. – Все должно было решиться во время этого вот наступления Движения. Последним испытанием для Эраста была ликвидация скрывающихся в окрестных лесах неисполнителей Контракта, угрожающих Гражданскому Обществу. Он блестяще справился. Собрал невозможных к перемещению на Территорию ВЮГО преступников вместе и уничтожил их.

– Редкостный мерзавец! – не удержался Герман и плюнул в сторону трупа Эраста.

– Критерии – штука относительная, – не согласился основатель-председатель и повторил. – Он справился блестяще…

– А что же такое должен был сделать я? – спросил Герман.

Старик улыбнулся:

– Проникнуть сюда. И ты тоже справился… Так что вы оба справились. А нам нужен только один. Самый-самый… Вот вы и выяснили между собой, кто из вас самый-самый… – он кивнул на труп Эраста и указал рукой на стол, стоящий рядом с телевизором. – Вот возьми там и подпиши…

Герман подошел к столу. На нем лежала толстая пачка бумаг:

– Что это?

Хозяин АИК сказал:

– Это твой новый специальный расширенный Контракт. Просто впиши свое имя, и ты станешь председателем Агентства Исполнения Контракта со всеми вытекающими полномочиями и возможностями. Ты станешь самым сильным человеком страны.

– А?..

– Ты спрашиваешь обо мне? А я, я, пока жив, буду твоим консультантом, советником… Надо же ввести тебя в курс, как работает, движется весь этот механизм исполнения Контракта. К тому же я хочу быть рядом, чтобы видеть, чувствовать, как живет мое дело…

– Твое дело? – не понял Герман.

Старик довольно улыбнулся:

– Именно мое. Я ведь не просто председатель АИК. Я – основатель-председатель.

Герман попытался найти в своей памяти:

– Но нам ни школе, ни в университете ничего не говорили о том, что у Агентства Исполнения Контракта был какой-то там основатель.

Хозяин АИК развел руками:

– И понятно, почему… Я, ведь, – он снова поднес к лицу кислородную маску и сделал несколько глубоких вздохов, – я, ведь, был никем. Мальчишкой с окраины. Мы дрались на своих улицах за власть над ними. Кулаками мне – физически не очень сильно развитому – мало чего удавалось добиться, и я понял, что нужно браться за оружие. Еще подростком я стал киллером. Тренировался на своих маленьких врагах – я убил или сделал инвалидами всех пацанов, которые меня обижали. Со мной стали бояться связываться сверстники. Зато меня приметили старшие товарищи, начали давать заказы. Я неплохо зарабатывал и помогал семье…

– Убийствами?

Основатель-председатель нисколько не смутился:

– Да, такую я себе выбрал работу… Она кормила и меня, и мою семью. Но у меня не было будущего. Все одиночки рано или поздно попадаются полиции. А еще их убивают коллеги убитых или даже сами наниматели, чтобы оборвать все ниточки, ведущие к ним. Поняв это, я стал принимать заказы на убийство, делать дело, не марая своих рук. Я основал синдикат киллеров и при этом почувствовал вкус власти. Меня очень уважали в криминальном мире. Еще бы, в моем распоряжении были десятки профессионалов, готовых по одному моему слову убить любого – простого ли человека, криминального ли авторитета, политика ли, работника ли спецслужб…

– Но сколь веревочка не вейся… – засомневался Герман.

И старик согласился:

– Да, в плане развития это был тупиковый путь. К тому же я понял, что, несмотря на то, что я зарабатываю очень неплохо, можно зарабатывать еще больше. И при этом быть абсолютно в ладах с законом. Ведь можно, как я делал, брать деньги за смерть очень ограниченного количества людей, а можно брать деньги и за жизнь абсолютно всех. Это намного больше денег. Так я придумал Контракт Члена Гражданского Общества и Взнос Члена Гражданского Общества.

Герман удивился:

– Но как его могли принять в демократическом государстве?

Основатель-председатель махнул рукой:

– Да очень просто. Мои люди подстрелили нескольких депутатов. Самых принципиальных, неуступчивых убили. Тех же, с кем можно договориться, только ранили и договорились. Многих просто запугали. Вот они, как миленькие, единодушно и приняли и Взнос Члена Гражданского Общества, и положение о создании Агентства Исполнения Контракта, и сам Контракт.

И вновь удивлению Германа не было предела:

– Но люди, обычные люди разве не возмущались?

Он уже задавал практически этот же самый вопрос Владу. Но не мог тогда поверить своему бывшему сослуживцу, что люди сами совершенно добровольно приняли Контракт и взнос ЧГО. Ответ хозяина АИК был очень похож на ответ Влада.

– А что люди… – пожал плечами старик. – Стоило им сказать, что их больше не будут грабить на улицах вечерами, не станут насиловать маньяки и рецидивисты, разорять финансовые аферисты, и они тут же девяносто процентами проголосовали за Контракт. Людям нужно было просто дать веру в то, что они смогут быть счастливыми без мошенников и преступников. Они просто должны верить…

Герман продолжил:

– И платить при этом взносы ЧГО, обогащая тебя.

Основатель-председатель улыбнулся:

– Естественно. Люди, они же, они… как крысы. Быстро привыкают ко всему. Делаешь им более жесткие условия, они поначалу переживают, нервничают, а потом адаптируются. Люди быстро забывают, как было раньше, и они не ропщут против того, что есть сейчас. Они платят и еще будут платить то, что им укажет тот, у кого есть власть…

– А спецслужбы?

Улыбка сошла с губ хозяина АИК, он сделал пару новых вдохов из кислородной маски:

– Это было сложнее, но и там, как и в парламенте, и в правительстве, работают обыкновенные люди, которые боятся за свою жизнь, за жизнь своих жен и детей. Часть «специалистов» все же пришлось убрать, ну, а с другой частью мы договорились. Они занимаются своими делами и не лезут в мои, я занимаюсь своими и не лезу в их… Ну, до поры, до времени не лез…

Герман спросил:

– Но еще осталось Движение, ушедшее в подполье?

– Да, – подтвердил старик, – часть недовольных интеллектуалов, правозащитников действительно не приняла Контракт. Они организовались и стали работать против нас. Мы их почти всех сразу же уничтожили. Некоторые, впрочем, успели перейти на подпольное положение. Но мы их постепенно выкорчевываем. И сегодня противников Контракта добьем окончательно. Прямо сегодня.

– Каким образом?

Основатель-председатель прищурился на него:

– Ты немедленно возглавишь силы Агентства, скоординируешь свои действия с полицией, с военными, и уничтожишь всех нарушителей и противников Контракта – все Движение, вышедшее сегодня из подполья. Начало штурма здания – это наша провокация, которая должна выманить из подполья членов Движения. Теперь мы можем кончить всех его членов. Контракту больше ничто не сможет угрожать.

Герман осторожно потрогал ноющую раненую руку и покачал головой:

– Я не хочу никого убивать.

Хозяин АИК продолжал пристально смотреть на него:

– Но ведь ты уже убил сегодня Эраста.

– Пришлось.

– Придется еще, – кивнул основатель-председатель. – Но не переживай сильно. Ты сам не будешь это делать. Для такой работы есть специальные люди.

Герман горько усмехнулся:

– Те, что лишают человека жизни при перемещении на Территорию Вне Юрисдикции Гражданского общества?

– Никто никого не лишает жизни, – поморщился старик.

– Но мне говорил охранник, – настаивал Герман. – Нет никакой Территории ВЮГО. До нее никого не довозят. Так для АИК дешевле…

Основатель-председатель махнул рукой:

– Что ты, что ты… Охранник, рассказал тебе такое по нашему заданию. Чтобы заставить тебя мыслить быстрее и продуктивнее. Чтобы подстегнуть тебя найти скорейший выход из положения, чтобы ты попытался бежать из плена.

– И никого в АИК не пытают? – продолжил мысль Герман, – Эраст об этом все придумал?

Старик вновь посмотрел в сторону трупа:

– Он же тебе сказал, что упомянул про пытки только для того, чтобы произвести впечатление на девчонку.

– Она не девчонка – моя жена.

На это основатель-председатель лишь пожал плечами:

– Никто не запрещает председателю АИК быть женатым. – Он взглянул на телевизор, прислушался к пробивающимся сквозь стены звукам боя. – Пора браться за дело, господин председатель. Подписывай Контракт.

Но Герман не соглашался:

– Я не хочу ни убивать, ни использовать людей.

Хозяин АИК всплеснул руками:

– А ты разве не использовал Ольгу? И как человека, и как просто женщину?

Герман даже не задумался, откуда в Агентстве знают про Ольгу из «Элефанта», лишь согласно кивнул – он это действительно делал. Взял в руки контракт:

– Думаешь, я его подпишу?

– Да, – настойчиво смотрел на него старик, – не сомневаюсь.

– А может, – Герман сел за компьютер и, достав брелок, запустил программу раскодировки, – может, я лучше закончу с делом, которое начал, и освобожу людей от Контракта, от унизительной жизни, от незаслуженной смерти, – он глянул на монитор. – Вот уже я и в системе, осталось только запустить программу самоуничтожения базы данных… А тебя я убивать не стану. Глядя, как рушится твое дело, ты сам умрешь от злости и бессилия…

Основатель-председатель снова несколько раз вдохнул из маски:

– Ты этого не сделаешь. Ты подпишешь контракт и займешься усмирением своего отряда, а затем и всего Движения, вышедшего из подполья.

– Но почему ты так уверен?

– Потому что ты сам шел к этому всю свою жизнь.

Герман не поверил собственным ушам, показал на Контракт:

– Я шел к этому всю жизнь?

– Да, – подтвердил хозяин АИК. – Как я уже говорил, мы за тобой давно следим. А с тех пор, как ты прошел предварительный отбор, стали уделять тебе особое внимание, стали помогать развиваться. Ты ведь даже учился в АИК по индивидуальной программе. На острове. У Родиона.

– Родион работает на Агентство Исполнения Контракта? – был потрясен Герман.

Старик усмехнулся:

– А как же он там столько лет спокойно живет на этом своем острове? Он готовит нам особо одаренных. Штучно…

Герман вспомнил, что скрываясь в городе от АИК, он не обращался ни к кому из членов бывшего экипажа отца – ни ко второму пилоту Александру, ни к бортинженеру Евгению, ни к бортмеханику Ивану. Опасался возможной слежки за ними. Но он никогда не задумывался, что и далекий Родион может быть на прицеле АИК. Конечно, в Агентстве могли знать, где находится бывший штурман. Но чтобы он был связан с АИК? Герман не поверил:

– Скажи еще, что мои мать и отец работали на АИК.

– Не удивляйся, но это так, – не повел и бровью основатель-председатель.

– За что же вы тогда их убили?

– Это не мы. Это был теракт подполья. Движение отнюдь не такое невинное и чисторукое, как может кому-нибудь показаться. Тебя, если помнишь, в лагере тоже чуть не отправили на тот свет запросто, даже не проверив в достаточной мере твоих показаний…

Герман был в шоке:

– И Родион, и мои родители работали на АИК… Не верю. Ничему из того, что ты говоришь, не верю.

Старик как бы и не настаивал:

– Твое право. Но подумай, почему тебе удалось сбежать из дома, когда за тобой пришли наши люди.

– Потому что у меня соображает голова и квартира оказалась с карнизом, – недолго думая, ответил Герман.

А основатель-председатель добавил:

– И еще, потому что на крыше у пожарной лестницы тебя никто не караулил. И у подъезда соседнего дома тоже ведь никого не было…

– Не было, – вынужден был согласиться Герман.

– А как ты сбежал из тюрьмы?

– Мне помог мой брелок с программами.

Хозяин АИК смотрел на него с насмешкой:

– И у тебя его не изъяли?

– Не поняли, что это такое.

Основатель-председатель продолжил:

– Ох, какие же тупые у нас специалисты, оказывается, работают… Ну, а потом, когда во время побега ты проходил по коридору, все охранники совершенно случайно собрались у телевизора посмотреть начавшийся как раз в это самое время футбол, совершенно забыв о прогуливающихся в дворике заключенных. И на последнем в комнате столе также случайно оказалась коробочка с удостоверениями личности…

Герман уставился на старика:

– Хочешь сказать, что мне помогли бежать и в первом, и во втором случае.

Тот ответил:

– Да. И патруль в поезде упустил тебя именно в том месте, где была выставлена охрана лагеря… И из всего ликвидированного лагеря беженцев только твой отряд вместе с тобой и уцелел. Тебе не кажется, что Герману как-то уж слишком часто везло?

– Но почему же мне не только помогали, но и мешали? – поймал, как ему показалось, он основателя-председателя. – План здания ведь фальшивым оказался.

Хозяин АИК ответил:

– И фальшивый план этого здания, и две альпинистские веревки наверх, все это была проверка – сможешь ли ты в экстремальных условиях действовать грамотно, эффективно, воспользоваться малейшей возможностью… Когда мы выбрали твою кандидатуру, мы ведь тебя специально оставили без Контракта, чтобы посмотреть, как ты будешь выживать, как действовать. И ты справился…

– А если б не справился?

Основатель-председатель указал головой на труп Эраста:

– Тогда он был бы на твоем месте. Заслуженно… Но я верил в тебя, я ждал тебя здесь. И дождался. Подписывай…

– Значит, и родители, и Родион – ваши люди? – снова повторил Герман.

– Да, – подтвердил старик.

– А Ольга?

Хозяин АИК улыбнулся:

– С некоторых пор это наш внештатный агент. Не очень умный, но верный. Она рассказала нам о некоем странном Валерии… Вышла замуж и следит сейчас за своим мужем. Этот бизнесмен нас очень интересует. Подозреваем, что он финансирует подполье Движения, помогает противникам Контракта закупать медикаменты, оружие…

– Внештатный агент, – повторил Герман, подумав: «Все-таки добилась своего…», и согласился, – конечно…

Он вспомнил начало стихотворения, которое Ольга так часто ему декламировала:


«Товарищ, давай делать добро.
Давай выгребать дерьмо
Из наших домов и улиц,
Чтоб были счастливы все.
АИК нас ведет вперед.
Ты и я – мы оплот.
Нас поймет наш народ.
Становись рядом, твой черед…»

Усмехнулся: «Наверное, уже закончила это нетленное произведение. И начала новое…» Впрочем, размышлять о роли Ольги в современной поэзии ему было некогда. Мысль Германа уже прыгнула на другое:

– И проводник в поезде, который помог сбежать, тоже, выходит, из ваших?

– Да, – был краток основатель-председатель.

Герман предположил еще:

– И Влад, мой бывший коллега по работе? Он мне рассказывал о том, как появилось Движение, и еще о подполье, и даже о своей девушке… А потом в ночь ликвидации лагеря его не оказалось в отряде. Я же ему доверял…

Хозяин АИК подтвердил:

– Да, и Влад тоже наш сотрудник. Как ты понимаешь, он не случайно оказался на тропинке, по которой тебя вели расстреливать…

Герман был просто убит, раздавлен услышанным о близких людях. Он встал из-за стола с компьютером. Сделал несколько шагов по комнате. Вновь вернулся к столу, компьютеру. Но не сел за него.

Основатель-председатель заметил:

– Это, кстати, вообще одно из твоих уязвимых мест – доверять людям. Поэтому и Эраст тебя чуть на тот свет не отправил.

Плечо Германа болело. Нужно было решиться на что-то, прежде чем он истечет сочащейся кровью. Но он сейчас думал о ней:

– Ева?

– Интересная девушка… – немного смутился старик. – Была у нас в перспективном списке. Потом, потом же она немного вышла из-под контроля. Но с кем бы она ни осталась, с тобой или с Эрастом, все равно была бы наша.

– Но я-то еще не ваш, – покачал Герман головой.

На это основатель-председатель сказал твердо:

– Наш, давно уже наш. Нужно только осознать, принять это. Ты давно готов к этой работе. Мы целенаправленно вели тебя сюда, в этот кабинет, ко мне, к этому разговору. Ты должен быть следующим председателем Агентства Исполнения Контракта. Ты прошел все проверки, ты отвечаешь всем данным, ты – готов и ты можешь остановить, ликвидировать Движение и развивать Контракт дальше.

– Развивать дальше? – не понял Герман.

– Да, – подтвердил старик, – думаю, кроме основного взноса Члена Гражданского Общества стоит подумать и о дополнительных сборах. О налоге на воздух, на солнце, на дождь. Стоит одна погода – ты платишь одни деньги, другая – другие. Человек ведь наслаждается солнцем, чистым воздухом. Еще мы добавим налог на детей, на внуков… За все надо платить. За все…

– Бред, – не поверил своим ушам Герман.

– Вовсе нет, – заверил его основатель-председатель. – Я ведь не на пустом месте это все придумал. В обществе без Контракта люди же платят налог на автомобиль, на недвижимость… А возьми медицинское страхование. Чем тебе оно вообще не Налог на жизнь – у кого нет страховки, кто не может ее оплатить – тот покидает этот мир в мучениях… Я всего лишь развиваю имеющееся налогообложение, не забывая, конечно, о себе. И ты будешь развивать его дальше. И тогда люди, само Гражданское Общество будут более ответственны, и прибыль Агентства Исполнения Контракта возрастет многократно.

– Ерунда, – сказал Герман.

Старик продолжал торопливо:

– Ты станешь преемником и будешь иметь власть, какой не имел раньше. Ты сможешь еще больше усовершенствовать систему Контракта, сделать ее идеальной.

– Но я…

Основатель-председатель ткнул в него пальцем:

– Именно ты. Ведь ты же не был доволен своей работой в «ЛокИнформ». Мелковато, это быть руководителем отдела, да? Для такого-то талантливого руководителя…

Герман был вынужден признать:

– Да.

– И «Элефант», как рабочее место, тебя не устроил?

– Да.

Палец старика нацелился в него снова:

– И до сих пор Движение тебе ничего серьезного не предложило, кроме этого вот штурма, на который, кроме тебя, просто некого было больше отправить?

– В общем, да… – согласился Герман снова.

– А что они тебе предложат после? – тихо спросил хозяин АИК.

– Не знаю.

– Я знаю. Ничего, – также тихо сказал старик. – У них уже все должности поделены во всех структурах. Давным-давно. Как только выйдут из подполья, сразу портфели расхватают, по теплым местам разбегутся. А тебе, тебе, в лучшем случае, спасибо скажут…

– Может быть… – не мог не признать Герман. – Но я сюда не из-за должности пришел…

Основатель-председатель развел руками:

– Вот видишь, у тебя нет выбора. Как я говорил, ты умный, хитрый, сильный, отличный организатор, управленец. Ты не можешь вернуться в «ЛокИнформ». Тебе нужна большая масштабная работа. Ты сюда не из-за должности пришел. Ты пришел сюда за подходящей тебе работой. Ты похож на меня…

Тут Герман возразил:

– Нисколько.

– Нет, – улыбался основатель-председатель, – ты похож на меня. Очень похож. Ты не можешь без масштабной работы, бросающей вызов и дающей удовлетворение. Ты не можешь спрятаться, зарыться в мелкие делишки, ты не можешь возглавить просто какой-то отдел, службу, фирму. Не можешь быть просто червяком в каком-нибудь Комитете гражданских прав и свобод… Ты прирожденный лидер, организатор большого дела. Управление Агентством Исполнения Контракта – это то, что тебе нужно. То, что будет постоянно приносить тебе удовольствие, то, что даст тебе такое вожделенное удовлетворение… К тому же, для работы у тебя в распоряжении будет прекрасный офис, – он обвел рукой, – здесь кабинет, – указал рукой наверх, – там твой персональный этаж отдыха – спорт, массаж, девушки…

Герман вспомнил трех испуганных разноцветных девушек, которых они с «Юным альпинистом» нашли на седьмом этаже в спальной комнате под одеялом. Вот для чего они были нужны в этом здании…

– Девушки – белые, цветные, какие пожелаешь, – расписывал хозяин АИК. – А еще в твоем распоряжении вертолеты, самолеты, все виды связи, любые развлечения…. Можешь летать на остров к Родиону в любое время. Навести его, кстати. Он расхворался – старость не радость, – старик опять подышал из маски, глянул на экран телевизора, прислушался к уже совсем близким звукам боя и кивнул на контракт, – Подписывай, у нас нет времени…

Герман снова сел за стол перед компьютером и контрактом. Взял ручку. Прочитал несколько строк. Кивнул.

Основатель-председатель подсказал:

– На первой странице Контракта вставь свое имя. Потом распишись на каждой странице… И поторопись, – старик снова посмотрел на экран телевизора и прислушался к звукам боя. – Подписывай. У нас сегодня много срочных дел. Пора уже убрать твоих людей с крыши, чтобы высадился десант, с помощью которого ты восстановишь положение. А затем уже с полицией и войсками ликвидируешь всех бунтарей, покончишь, наконец, с этим чертовым Движением. Окончательно покончишь…

Герман вертел в руках ручку:

– Так, значит и Влад?

– И Влад…

– И родители?

– И родители …

– И Родион?

– И Родион.

Герман, не оборачиваясь, спросил:

– А Мирагоу?

– Что Мирагоу? – не понял хозяин АИК.

Герман объяснил:

– Если ты знаешь все обо мне, о моих близких, то скажи, что значит Мирагоу?

Старик на секунду замялся, потом прикрыл глаза:

– Мирагоу, Мирагоу… Я же все о тебе знаю… Мирагоу, – он улыбнулся, дрогнув выцветшими ресницами. – Это, это ущелье в Базании… Там работал твой отец… Твой отец очень хорошо выполнил тогда свою работу. Впрочем, как всегда…

Герман спросил:

– Он летал в этом ущелье?

– Нет, – уже совершенно спокойно смотрел на него основатель-председатель, – в нем запрещено летать. Твой отец, как образцовый сотрудник, всегда действовал по инструкции. Когда он последний раз был в Базании, ему удалось, мастерски уклоняясь от ракет повстанцев, пролететь над джунглями, спасти самолет, экипаж и доставить ценный груз по назначению…

– Значит, он работал на вас, и вы о нем все знаете? – усмехнулся Герман.

– Да, – голос хозяина АИК однако дрогнул.

– И все мои близкие, знакомые были связаны с АИК?

Основатель-председатель снова взял в руки кислородную маску:

– Да.

Герман же вспомнил всех: отца и мать, штурмана Родиона, второго пилота Александра, бортинженера Евгения и бортмеханика Ивана, своих друзей Сэма и Гиви, начальника Арона, бывшего школьного учителя Анджея, консьержа Бориса, художника Влада, медсестру Зою, «Сильную руку», Карена, Виктора, Олега… И тут же как будто снова услышал слова раненной Евы: «Ты тоже справься здесь, пожалуйста, справься…»

Он посмотрел на часто дышащего под кислородной маской старика. Спокойно сказал:

– Когда я уничтожу базу данных, то не нужно будет никого подозревать, и никому не нужно будет бояться разоблачений. Вся информация по Контракту, все досье и честных людей, и сотрудников АИК вместе с самим Агентством просто исчезнут. Навсегда. Движение уничтожит Контракт и не позволит возродить его вновь. Все получат возможность жить нормальной человеческой жизнью.

Герман бросил ручку, отодвинул в сторону стопку бумаги и быстро защелкал клавишами компьютерной клавиатуры.

– Что ты делаешь?! – вскричал старик, бросив кислородную маску и хватаясь за сердце. – Что ты делаешь?! Что ты делаешь?!

– За Мирагоу! – был ответ Германа.

– Что?! Что?.. – слабел голос непонимающего его основателя-председателя.

А Герман повторял ему снова и снова:

– За Мирагоу! За Мирагоу!

На экране компьютера появилось: «Операция уничтожения данных начата. Последующее восстановление информации невозможно…»


Содержание:
 0  Жизнь по контракту : Александр Ермак  1  2. Вы не имеете права быть членом ГО… : Александр Ермак
 2  3. Линда и Тильда : Александр Ермак  3  4. В гостях у инспектора Юрико : Александр Ермак
 4  5. Побег : Александр Ермак  5  6. Кафе Элефант : Александр Ермак
 6  7. Снова в плену : Александр Ермак  7  8. Старый знакомый : Александр Ермак
 8  9. Ответственное задание : Александр Ермак  9  10. Настоящее дело : Александр Ермак
 10  11. Сладкие вечера : Александр Ермак  11  12. Горькая ночь : Александр Ермак
 12  13. В городе : Александр Ермак  13  14. Штурм : Александр Ермак
 14  вы читаете: 15. За Мирагоу! : Александр Ермак    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap