Фантастика : Социальная фантастика : 10. Настоящее дело : Александр Ермак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




10. Настоящее дело

Как Ева и обещала, вскоре Герман снова был на ногах. Выспавшийся, отдохнувший, только еще не совсем сгибающийся – покрывшаяся коростой спина при наклонах тут же напоминала о себе болью.

– Буду очень стройным, – сказал он Еве, покидая санчасть, – говорят, стройных девушки больше любят.

– Говорят, – улыбнулась Ева и пожелала, – не попадай сюда больше.

Герман улыбнулся в ответ:

– Постараюсь, хотя…

– Что хотя…

Он только снова улыбнулся:

– Ничего, спасибо большое.

– Счастливо.

Герман кивнул и пошел прямо в штаб. Но сразу его в палатку не пустили, попросили подождать. Позвали после того, как вышли несколько незнакомых Герману человек.

В палатке были Анджей и Эраст. Первый поинтересовался:

– Как ты?

Он пожал плечами, насколько это позволяла раненая спина:

– Вполне. Что касается дела… Насколько я знаю, все дрова перенесены в лагерь. Могу теперь заняться землянками, печками. Только теперь мне необходимо следующее…

Анджей остановил его:

– Погоди-погоди. Не нужно землянок. Не нужно печек…

Герман не согласился:

– Но в палатках нам не перезимовать.

– А мы и не будем зимовать – вступил в разговор Эраст, – через три недели выступаем. Будем брать город.

– Но, – не понял Герман, – зачем? К чему такая спешка?

Эраст покачал головой:

– Нет никакой спешки. Так было запланировано изначально. Мы уже собрали людей из всех окрестных лесов. Оружие подготовлено. Подполье в городе тоже уже только ждет сигнала. Все шло и идет по плану. А зимовка – это, это, как бы тебе сказать…

– Ну, конечно, – сообразил Герман, – это конспирация. Вы мне не доверяли.

Анджей махнул рукой:

– Дело не в тебе. Но, как ты правильно сказал, в конспирации. План нашего выступления разработан давно. Он утвержден Движением и согласован с подпольем. Но здесь в лагере мы не объявляли точных сроков, и никто, кроме нескольких человек, не знал о них. Все наши люди собирались и пока еще собираются зимовать…

Снова взял слово Эраст:

– У нас были основания никому не доверять. К сожалению, в лагере есть информатор АИК. Теперь мы это знаем наверняка. И это не ты. Мы наблюдали за тобой и не заметили никаких внешних контактов. А информация, тем не менее, шла в город, в Агентство Исполнения Контракта. Это сведения из надежных источников подполья Движения.

– Есть информатор, – повторил в задумчивости Герман.

– И это не ты, – ободряюще повторил Анджей.

– Но кто?

Эраст твердо сказал:

– Рано или поздно мы это обязательно выясним. Но сейчас, сейчас нам нужно действовать по плану. Сегодня же мы объявим о точной дате выступления – надо успеть подготовить к нему наших людей. У нас очень мало времени. Всего три недели.

– А информатор? – снова спросил Герман.

Эраст продолжил:

– На следующие три недели в лагере вводится особый режим. Никто не может выйти за его территорию более, чем на два часа и без специального разрешения.

– Почему именно два часа? – не понял Герман.

– Это время, которое нужно пройти до наших дальних постов, а они контролируют прилегающую к лагерю территорию, – объяснил Эраст.

Герман продолжал спрашивать:

– А технические средства связи?

В этот раз ответил Анджей:

– При появлении в лагере у всех новичков сразу же изымаются все телефоны и компьютеры. Единственная действующая связь есть только здесь, в штабе. Пользуются ей лишь несколько проверенных человек – я, Эраст и два связиста…

– А как же тогда информатор? – все пытался понять Герман.

Эраст предположил:

– Видимо, он уходил за дальние посты и встречался там с кем-то, передавая информацию. Но теперь, с введением особого режима, это будет невозможно… Еще есть вопросы?

У Германа были:

– Если о существовании лагеря знают в АИК, то почему до сих пор…

Анджей пожал плечами:

– Конечно, нас попытаются ликвидировать. Наверное, рано или поздно это произойдет. Но торопиться АИК некуда, мы ведь как бы собираемся здесь зимовать.

– Ну, да, – кивнул Герман. – А зимой даже легче контролировать все подходы к лагерю, да и ликвидировать его – по сугробам не сильно разбежишься…

– До зимы они вряд ли на нас нападут, – согласился Эраст и спросил снова явно нетерпеливо. – Еще вопросы?

– Да, нет больше вроде, – в задумчивости ответил Герман, но потом встрепенулся. – А если не нужно готовит лагерь к зимовке, то что мне теперь делать?

Анджей посмотрел на Эраста, и тот сказал:

– Ты можешь возглавить один из боевых отрядов по решению задач в городе. Если, конечно, не против. Мы тебе… мы тебе полностью доверяем…

Герман с готовностью ответил:

– Я не против. Я даже очень не против.

Анджей одобрительно покачал головой:

– Значит, мы в тебе не ошиблись. – Он снова посмотрел на Эраста. – Мы долго совещались и решили, что можем доверить тебе, наверное, самый ответственный участок.

– Какой? – Герман был весь в внимании.

Далее продолжил Эраст:

– Ты со своим отрядом будешь штурмовать здание Агентства Исполнения Контракта. Нужно захватить его. Оно не так уж сильно охраняется. Главное же после захвата – это уничтожение всей базы данных и всей коммуникационной сети АИК.

– Без них – нет Контрактов и нет возможности для их восстановления, – заметил Анджей.

– А резервные копии, архивы? – Герман кое-что понимал в информационных системах, не зря же он учился на профильном факультете и работал в «ЛокИнформ».

Эраст ответил:

– Конечно, их тоже нужно уничтожить. Они хранятся в отдельном здании АИК.

– Как их найти? – спросил Герман.

Анджей кивнул:

– У нас есть схема зданий со всеми помещениями.

– Можно посмотреть?

– Конечно.

Эраст расстелил на столе листы бумаги и Анджей заметил:

– Это Эраст нам добыл. Не просто сбежал из АИК, но и, видишь, прихватил с собой важные трофеи.

– Как-нибудь расскажешь, как тебе это удалось, – посмотрел на Эраста Герман.

– Расскажу, – пообещал тот.

Герман быстро нашел по схеме вход в АИК, знакомые ему помещения – большой зал, коридоры, кабинет инспектора Юрико, двор для прогулок, свою камеру. Другие квадратики и прямоугольнички на бумаге ему были незнакомы. Он сказал:

– Да, частично знакомые места, – и спросил, – поэтому и выбрали меня?

Анджей кивнул:

– Угадал. Дальше общего зала в этом здании, как я уже говорил, из всего лагеря были только ты и Эраст. Поэтому до твоего появления на штурм АИК мы и планировали Эраста. Но ты тоже знаешь это место. К тому же проявил себя, как руководитель, и вполне можешь справиться с захватом главного здания АИК, если, конечно, хорошо подготовишься. А Эраст при наступлении на город будет отвечать за все отряды лагеря.

Герман тут же спросил:

– А у меня уже есть отряд?

Ответил Эраст:

– Еще никаких боевых отрядов вообще нет. Мы не создавали их из-за конспирации. Теперь будем отбирать людей в подразделения в соответствии с поставленными задачами. Одни будут готовиться к штурму центрального банка, другие – парламента, третьи – военного штаба и так далее. Тебе для штурма Агентства Исполнения Контракта нужно сформировать свой собственный отряд.

Почти не раздумывая, Герман попросил:

– Можно, я возьму тех ребят, с которыми занимался заготовкой дров. Они станут костяком моего подразделения. У нас, по-моему, получилось работать вместе.

Эраст пожал плечами:

– Хорошо, – сказал он, – остальных доберем вместе.

Анджей напомнил:

– У тебя есть три недели, чтобы подготовить отряд к захвату АИК.

– Я могу взять схему?

– Конечно, – ответил Анджей, – это копия.

Герман обратился к Эрасту:

– Я был только в части помещений АИК. Можешь что-то рассказать о других – о дверях, переходах, охране?

Тот покачал головой:

– Ничем помочь не могу… Меня там били, поэтому особо своей памяти не доверяю. Хорошо еще, что эта карта оказалась в комбинезоне, в котором я бежал. Наверное, какой-то растяпа электрик или слесарь брал для работ у начальства…

Герман переспросил:

– Тебя били в АИК? Тебя мучили?

Эраст еле выдавил из себя:

– Да, меня пытали. И мне неприятно это вспоминать…

Больше его Герман не расспрашивал. С одной стороны, он сочувствовал Эрасту, которого избивали в АИК. С другой стороны, Герману, конечно, было интересно, как же еще кому-то удалось сбежать из такого неприятного места.

На вечерней поверке уже всему лагерю объявили о том, что через три недели состоится наступление на город, что создаются боевые отряды, и что вводится особый режим по выходу из лагеря. Были назначены командиры подразделений. Одним из них стал Герман. К имеющимся у него подчиненным, Эраст добавил еще два десятка:

– Этого тебе должно хватить. В АИК не ждут нападения. Нам же люди нужны еще и на других объектах. И так, тебе отдали самых лучших. Посмотри, среди остальных сколько больных, просто физически слабых – какие из них вояки…

Герман согласился. В лагере, действительно, собралось очень много слабых, беспомощных людей, которые в городе должны были быть перемещены Агентством. Его отряд на фоне остальных очень сильно выделялся своим бравым, здоровым видом. Только Влад выглядел не очень внушительно. И еще один паренек ему был под стать, хотя, как уверял Эраст, тот занимался спортом.

– Каким? – спросил нового члена отряда Герман. – Боксом? Стрельбой?

Хлипковатый на вид паренек ответил:

– Альпинизмом… В школе еще, правда, в спортивном кружке… Но все помню. И я не хочу сидеть без дела. У меня из-за Контракта сестры не стало, ее переместили…

Зачем ему альпинист в городе? Но он взял в отряд паренька. Можно ли отказать человеку, так желающему свести счеты с Агентством Исполнения Контракта.

Герман уяснил свою задачу, и голова его заработала на полную мощь. Наконец-то у него было серьезное дело и люди, готовые и способные его выполнить. Герман, конечно, справился бы и с более масштабной работой, с той, которой занимается Эраст, но… сейчас нужно делать то, что ему поручили. И он сделает, он докажет…

Германа немного смущало то, что ему не хватает военной подготовки. И помочь ему было в общем-то некому. Ни Анджей, ни Эраст не были военными. Не нашлось профессиональных военных, способных планировать боевые операции, и во всем лагере. Только отслужившие срочную службу, как «Сильная рука», – сплошь и рядом рядовые бойцы.

Но Герман же сам говорил, что бизнес и военное дело похожи. К тому же он кое-что знал о боевых операциях от Родиона. Жаль только, что слушал его на острове не очень внимательно, засыпал под его рассказы. А мог бы ведь порасспрашивать и о стратегии, и о тактике военных операций.

Подумав, Герман в первую очередь решил взяться за изучение схемы здания АИК. А бывшего инструктора по фитнесу тем временем назначил в отряде своим заместителем по физической подготовке:

– Всем исполнять указания Виктора. Мы должны быть в отличной форме. Как только моя спина достаточно заживет, я буду тренироваться вместе со всеми…

Виктор, согласовав программу с Германом, начал гонять отряд на кроссы, нагрузил физическими упражнениям. Большинство членов отряда с непривычки пыхтело, потело, но все держались. Все понимали важность предстоящего.

Герман одним глазом присматривал за занятиями отряда, другим скользил по схеме здания АИК, разрабатывал план операции по его захвату. Он изучил подходы к дому, разделил свой отряд на группы, каждой из которых поставил собственную задачу. Главное было добраться до информационной базы данных и до архивов. Герман нашел на схеме помещения, в которых они находятся. Для захвата этих комнат и залов выделил также и дублирующие группы людей на случай, если что-то вдруг случится с основной группой.

Через день Герман уже имел план действий и относительно подвижную спину. С утра он вместе со всеми занимался физической подготовкой, а после обеда начал проводить тренировки по захвату здания Агентства Исполнения Контракта.

На большой поляне с помощью художника Влада они выложили веревками точные контуры помещения первого этажа, прямо как на схеме. По придуманному Германом плану отряд группами входил в здание сразу через несколько дверей и окон с нескольких прилегающих улиц.

Первый раз получилось достаточно бестолково, но, как учил Родион, повторение – мать победы. Герман снова и снова заставлял людей занимать свои места, двигаться строго в установленной очередности.

Уже на следующий день что-то стало получаться. Отряд быстро разбивался на группы. Каждая из них приближалась к зданию со своей стороны и быстро входила через определенные двери и окна, пробиралась в большой зал, из которого вели двери в другие помещения АИК.

После того как отряд отработал вход в здание до автоматизма, Герман начал давать по ходу тренировки вводные:

– Ты убит… А ты ранен… Через это окно проникнуть не удалось… Здесь возник пожар… А здесь у АИК оказался пулемет…

Сначала его люди терялись, но чем дальше, тем легче они принимали решения в неожиданно меняющейся обстановке. А Герман еще более усложнил задачу. Разделил отряд на две части:

– Вы – штурмующие, а вы – защищающие здание сотрудники АИК.

Он заставлял своих людей драться по-настоящему и без обид:

– Бьешь товарища со всей силы сегодня, значит, помогаешь ему выполнить задачу и выжить завтра.

«Сильная рука» на перекуре высказал Герману:

– У нас в армии инструктор был – зверь. Но с тобой не сравнится, – он улыбнулся. – И чего я тебя тогда не расстрелял, сейчас бы, как в других отрядах, уже отдыхал…

Да, они тренировались дольше и больше других. Но Герман говорил:

– И задача у нас самая серьезная. И вы самые лучшие…

Он сам вспоминал приемы, которым его учил Родион, показывал их своему отряду. Другие бойцы тоже кое-что умели. Все обменивались своими знаниями, оттренировывали лучшие приемы, захваты, подходы. Герман хотел было блеснуть своим умением бросать нож, но подумал, что не стоит тратить силы и время людей на науку метания – в здании АИК это им вряд ли пригодится. Проверить же себя в этом деле не удержался. Увидев возле палатки поваров воткнутый в дерево обычный кухонный нож, вытащил его и, повертев головой – нет ли кого рядом, метнул его своим любимым кистевым броском снизу без замаха. И результат удовлетворил его – нож воткнулся точно в сучок, выбранный им в качестве мишени. Воткнулся в самый центр сучка.

После того как Герман остался доволен действиями своих людей на первом этаже, они выложили на поляне контуры подвала. Затем от подвала перешли к другим этажам – всего их имелось семь плюс отдельное здание архива. Хотя времени у них было немного, но по плану Германа отряд должен был успеть оттренировать все помещения, все свои действия.

В один из дней к Герману, отошедшему в сторону для наблюдения за тренировкой, подошла Ева. Он удивился ее внешнему виду. Девушка была без обычной камуфляжной куртки, в которой ходила по лагерю. И не в белом халате, в котором дежурила в медчасти. На Еве был спортивный костюм. Она спросила:

– Тут занимаются фитнесом?

– Не понял, – искренне удивился он.

Девушка улыбнулась:

– У тебя самый подтянутый отряд. Говорят, потому что вы каждый день здесь фитнесом занимаетесь.

Тут до Германа дошло:

– А… Ну, да – у нас же есть профессиональный инструктор по фитнесу.

– Вот, – дождалась подтверждения Ева и провела руками по своим бокам, – а я здесь на воздухе как-то вот так вот раз и поправилась.

Герман проследил за ее руками:

– У тебя идеальная фигура.

Он не лицемерил. Девушка была необыкновенно стройна. «Вот ведь повезло Эрасту, так повезло», – в который раз уже подумал Герман.

Ева снова улыбнулась:

– Спасибо, конечно, за комплимент. Но пару килограмм сбросить не помешало бы.

– Что ж, – недолго думал Герман, – тогда включайся в нашу фитнес-программу.

Она кивнула:

– С удовольствием.

Герман окликнул «Сильную руку»:

– Один из сотрудников Агентства Исполнения Контракта перешел на нашу сторону. Бери его в помощь на штурм второго этажа.

Он понаблюдал за Евой и заметил, что у нее достаточно тренированное тело. Видимо, в городе занималась спортом или тем же фитнесом. Перебравшись же в лагерь, девушка за новыми делами просто подзабросила обычные тренировки.

Глядя на Еву, на то, с каким желанием она включилась в работу штурмовой группы, Герман не сомневался, что девушка быстро вернет былую спортивную форму. Ему нужно было наблюдать за всем отрядом, а он никак не мог оторвать взгляда от Евы. Заметил, что и другие члены отряда между делом поглядывают на нее. «Надо бы их нагрузить побольше», – тут же подумал Герман.

– Ева! – окликнул девушку кто-то из-за его спины.

Это был Эраст. Он даже не приблизился к Герману. Крикнул снова:

– Ева!

Девушка неохотно бросила тренировку, подошла.

Эраст раздраженно спросил ее:

– Что ты здесь делаешь?

Ева пожала плечами:

– Разве не видишь? Тренируюсь.

Молодой человек был очевидно зол:

– Тебе больше заняться нечем?

Девушка снова повела плечами:

– В данный момент у меня образовалось свободное время, а я так давно не тренировалась.

Эраст потянул ее за руку:

– Пойдем, надо поговорить.

Но Ева уперлась и не двинулась с места:

– Не сейчас. Не видишь, я тренируюсь. Вечером.

Герман, однако, продолжал тянуть ее:

– Это важно.

Девушка не сдавалась:

– Не сейчас.

Герман отвернулся от этого тяни-толкая и начал давать своим людям новые вводные, не слушая дальнейший разговор Евы и Эраста.

Через несколько минут девушка вернулась и присоединилась к штурмующей группе. Герман обернулся – Эраста за спиной уже не было. Он улыбнулся – вот ведь упрямая какая.

После тренировки они шли к лагерю рядом. Ева потягивалась, потряхивала руками, крутила шеей:

– Такое удовольствие получила, как будто, правда, в фитнес-зал сходила. Помнишь, мы говорили о другой жизни…

Конечно, Герман помнил:

– О кремах и парфюмах…

Он опустил «о мужьях, о детях».

Девушка улыбнулась и повторила:

– О кремах и парфюмах…

Герман заверил ее:

– Будет, обязательно будет обычная жизнь. Будут и кремы, и парфюмы. Вернешься в нормальный фитнес-зал с тренажерами, сауной и бассейном…

Ева тряхнула головой:

– А я и не сомневаюсь. Но мне и с твоими ребятами понравилось заниматься. К тому же они еще и пару полезных приемчиков показали.

Он усмехнулся:

– Ну, теперь ты с любым агентом АИК справишься.

Еву, похоже, задело то, как он это сказал. Она мгновенно провела ему подсечку, и Герман неожиданно для себя свалился в траву. Они шли последними, и только поэтому никто из отряда не увидел падения командира, и никто не засмеялся.

Германа собственное падение тоже задело. Он встал, отряхнулся, сделал обманное движение, нырок, зашел за спину Евы и обхватил сзади за шею, полностью контролируя движение девушки:

– Ну, что с тобой сделать – сломать позвонки, просто задушить?

Он увидел, как рассерженно раздулись ее ноздри. Ева поняла, что ничего не может сделать. С дрожью ожидала, что Герман причинит ей какую-нибудь боль. Но он осторожно опустил девушку на землю. Опустил и… поцеловал ее. Ева вздрогнула уже от поцелуя. Потом заплакала и оттолкнула его, села:

– Ты сильнее. Ты победил. Но целовать-то зачем. Я буду тренироваться. Вот увидишь, я справлюсь с тобой. Я тебя… И я тебя…

– Поцелуешь?

– Ну, знаешь, – разозлилась она еще больше.

Но Герману было весело:

– Укусишь?

– Я тебя… Я тебя…

– Обнимешь?

Ева перестала плакать. Протерла глаза и сказала с угрозой:

– Я тебя обниму… Я тебя так обниму…

Герману было страшно, когда он неожиданно не только для Евы, но и для себя, поцеловал ее. А сейчас совсем было не страшно. Он присел рядом, обнял и снова поцеловал. Ее губы подрагивали. Она не оттолкнула его.

Это касание, знакомство губ было недолгим. Ева встала:

– Пойдем в лагерь.

Герман встал и заметил боковым зрением, как качнулась ветка в кустах – кто-то наблюдал за ними. Вряд ли это был член отряда. Все его люди шли уже далеко впереди.

Он хотел было подойти к кустам и посмотреть, но Ева потянула его за руку, шепнула на ухо:

– Идем. Это Эраст.

– Оттуда ты знаешь?

– Он все время следит за мной.

Герман, шагая рядом с девушкой, изумился:

– И когда я целовал тебя, ты тоже знала, что он видит?

– Ну и пусть, – тряхнула головой Ева. – Я делаю что хочу, где хочу, с кем хочу.

«Ну и характер», – подумал Герман и хотел было поцеловать девушку еще раз, но она закрыла его губы ладошкой:

– А вот это уже лишнее, товарищ командир. Мы уже совсем рядом с лагерем. Не действуйте разлагающе на боевых друзей.

Действительно, не стоило это делать на виду у всех. Лагерь готовился к боевым действиям.

Герман проводил Еву до ее палатки. Пошел было к своей, но остановился за одной из крупных сосен. Услышал, как к палатке Евы кто-то подошел. Узнал голос Эраста:

– Ева, нам нужно снова поговорить. Еще раз…

Она ответила:

– А мне нужно принять душ, переодеться.

– Ева, я хочу с тобой поговорить.

– Эраст, мы уже обо всем поговорили. Мы все решили…

Он настаивал:

– Но нужно еще… О другом… Прямо сейчас. Это важно, очень важно…

Ева не уступала:

– Потом поговорим, я зайду в штаб.

– Но Ева…

– Я зайду в штаб.

Герман, не дожидаясь окончания разговора, тихо пошел к себе в палатку. И снова подумал: «Ну и характер…»


Содержание:
 0  Жизнь по контракту : Александр Ермак  1  2. Вы не имеете права быть членом ГО… : Александр Ермак
 2  3. Линда и Тильда : Александр Ермак  3  4. В гостях у инспектора Юрико : Александр Ермак
 4  5. Побег : Александр Ермак  5  6. Кафе Элефант : Александр Ермак
 6  7. Снова в плену : Александр Ермак  7  8. Старый знакомый : Александр Ермак
 8  9. Ответственное задание : Александр Ермак  9  вы читаете: 10. Настоящее дело : Александр Ермак
 10  11. Сладкие вечера : Александр Ермак  11  12. Горькая ночь : Александр Ермак
 12  13. В городе : Александр Ермак  13  14. Штурм : Александр Ермак
 14  15. За Мирагоу! : Александр Ермак    



 




sitemap