Фантастика : Социальная фантастика : 11 : Андрей Ерпылев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57

вы читаете книгу




11

Ирина на цыпочках подошла к двери и прислушалась.

С лестничной площадки не доносилось ни звука, в дверном глазке царила чернота, не нарушаемая ни единым бликом. Можно было подумать, что осторожный стук в дверь ей послышался.

Покачав головой, она совсем было собралась вернуться в комнату, как стук повторился. Такой же осторожный, разве что чуть громче. Или это ей показалось из-за того, что теперь ее не отделяло от двери и метра?

«Открывать или нет? – в смятении думала женщина, напрягая слух изо всех сил. – Вдруг там бандиты, что похитили Влада? А если не открыть, то как?..»

– Кто там? – решилась она, наконец.

– Моя фамилия Маркелов, – так же приглушенно раздалось снаружи. – Я по вашему звонку. Откройте, пожалуйста.

Лесневская нерешительно протянула руку к замку.

«Что я делаю?» – пронеслось в мозгу, но пальцы уже поворачивали колесико замка.

Сердце пропустило удар, когда в узкой щели приоткрывшейся двери появилась смутно различимая в темноте фигура. Подсвеченное снизу узким пучком света лицо из-за резких, непривычных теней казалось маской демона, выходца с того света… Женщина ахнула и подалась назад.

– У вас света на площадке нет, – извиняющимся тоном пробормотал «демон», опуская руку с тонким, вроде карандаша, но необычно сильным фонариком и превращаясь в обычного человека. – Меня зовут Александром.

– А это кто? – Из-за плеча назвавшегося Александром пришельца показался еще кто-то.

– Это мой коллега, – успокоил хозяйку Маркелов. – Не бойтесь, пожалуйста.

Глубокий баритон гостя обволакивал, действовал успокаивающе, лишал воли. Не говоря ни слова, Ирина посторонилась, пропуская «работников архива» внутрь. Она обладала тонким обонянием, и ей почудилось, что от гостей пахнуло чем-то едва различимым, но очень странным – вроде бы горелым. Словно мужчины долго сидели у костра или тушили пожар.

«Ты еще запах серы себе представь! – одернула она себя. – Тоже мне фантазерка! Поначиталась мистики…»

– Проходите, пожалуйста, – сделала приглашающий жест рукой женщина: выходцы с того света или с этого – приличий еще никто не отменил. – Вот сюда, на кухню.

– Итак, – начал Маркелов, когда гости и хозяйка чинно расселись вокруг стола. – Вы, как я вижу, уже успокоились и, вероятно, сможете внятно объяснить причину, по которой подняли меня с постели среди ночи.

– Вот, – коротко сказала Ирина, выкладывая перед гостем (она сразу распознала в Маркелове главного) тяжелый пакет.

– Что это?

– Это рукопись Владикова отца. – Гости молча переглянулись. – Неоконченная… Владика из-за нее похитили…

Женщина больше не могла сдерживать слез, и они хлынули из ее глаз неудержимым потоком.

– Э-э! Успокойтесь, пожалуйста! – всполошился Александр. – Может быть, вам воды дать?..

Он прожег взглядом Геннадия, завороженно, по миллиметру, тянущего руки к заветному пакету, содержащему ответы на все вопросы, и, вскочив, наполнил первую попавшуюся под руку посудину – фарфоровую кофейную кружку с логотипом известной фармацевтической компании на боку – водой из-под крана. Но женщина, благодарно глянувшая на него сквозь слезы, снова зашлась в рыданиях, стоило ее пальцам коснуться сосуда.

– Это… – выдавила она в перерыве между всхлипами, – Владикова любимая… Он всегда из нее пил…

Затянувшаяся прелюдия уже начинала раздражать майора, и он всерьез подумывал перейти к решительным мерам: пара оплеух, как он слышал, – радикальное, но весьма действенное средство от истерик, как из прихожей раздался тихий скрежет металла по металлу. Будто кто-то пытался осторожно вставить ключ в замочную скважину, но то ли не попадал в темноте, то ли ключей у него было много и выбрать нужный не удавалось.

– Вы никого не ждете? – одними губами спросил Маркелов, обежав глазами обоих собеседников, ставших вдруг удивительно похожими – одинаково округлившиеся глаза, полуоткрытые рты, – и, получив в ответ энергичное мотание головой, причем опять же от обоих, сам удовлетворенно кивнул и выскользнул из-за стола.

– Сидите тихо! – почти беззвучно шепнул он, скрываясь в темной прихожей.

И вовремя: неведомый ночной гость, похоже, нашел на своей связке нужный ключ…

* * *

– Жить будет, – констатировал Александр, сноровисто опустошая карманы лежащего ничком незнакомца, запястья которого были стянуты за спиной узенькой, несерьезной на вид белой ленточкой. – Это, случайно, не ваш знакомый, Ирина Евгеньевна? Забежал, так сказать, на огонек, а я его того…

Женщина, бледная как полотно, отрицательно помотала головой.

– А это надежно? – вздрогнул Геннадий, увидев, как в руках друга, будто у фокусника, извлекающего из черного цилиндра букеты цветов, голубей и даже живого кролика, появились последовательно: что-то похожее на связку ключей, широкий и короткий нож, опасный даже на неискушенный взгляд, пистолет с навернутым на ствол толстеньким цилиндром, две деревяшки, обернутые проволокой, норовящей развернуться как пружина…

– Это? – ткнул Маркелов пальцем в белую ленточку. – Это надежно. Более чем. Наши американские заклятые друзья давно приняли на вооружение. Порвать ее невозможно, а освободиться из наручников гораздо проще, чем от такой вот вязки.

– Вы ведь не из архива? – выпалила вдруг Ирина, до этого молча следившая за манипуляциями майора.

– Почему?

– Архивариусы так не умеют.

– Ну, это вы зря. НАШИ архивариусы много что умеют.

– И все равно.

– Гена, – повернулся Александр к Иванову, увлеченно разглядывающему деревяшки с проволокой, поворачивая так и эдак. – Прекрати баловаться с удавкой и покажи даме удостоверение.

– С чем? – выронил из рук тут же раскрутившуюся струну архивариус.

– С удавкой. – Офицер поднял с пола удавку, перекинул так, чтобы упругая струна сложилась петлей, затянул на воображаемой шее и аккуратно смотал, как было.

Геннадий побледнел, вытер вспотевшие ладони о джинсы и зашарил по карманам в поисках своего архивного пропуска.

– Вот! – сунул он в руки женщине видавшую виды книжицу.

– А ваш? – Лесневская, после пристального изучения, вернула документ Иванову и посмотрела на Александра с таким выражением, с которым смотрят в автобусах билетные контролеры.

– А я, извините, дома забыл, – развел руками майор, поднимаясь на ноги и отряхивая брюки. – У вас, случайно, пакета не найдется, все это добро сложить? Чтобы лишних отпечатков пальцев тут не появилось, – счел нужным пояснить он в ответ на немой вопрос.

– А мои… на этом самом? – забеспокоился Иванов.

– А твои я уже стер, – улыбнулся Александр. – И свои заодно.

– Кто вы такие? – Ирина никак не могла успокоиться, со страхом глядя на лежащего у ее ног без признаков жизни ночного пришельца.

– Вопросы будем задавать потом, – мягко сказал Маркелов. – А пока, насколько я понимаю, у нас с вами иная задача… Не соблаговолили бы вы с Геннадием выйти на пять минут? Мне тут нужно кое о чем поговорить с нашим новым знакомым.

– Вы будете его пытать?

– Вот еще! – возмутился майор. – Просто задам пару вопросов и надеюсь, что ваш гость любезно на них ответит… Так ведь? Ответите? – громко спросил Александр, заметив, что «пришелец» уже в сознании и пытается оценить обстановку, не особенно этот факт афишируя.

Лежащий понял, что его раскусили, и что-то буркнул себе под нос, но офицер обладал феноменальным слухом.

– А вот это – зря. Тут ведь дама… Что с того, что она по-чеченски не понимает? В гостях нужно быть вежливым… Гена, займи пока чем-нибудь нашу уважаемую хозяйку. Рукопись почитайте, что ли… Вслух. И погромче.

Иванов неловко обнял нетвердо держащуюся на ногах после всех переживаний женщину за плечи и увел в комнаты. Александр дождался, пока их шаги стихнут, а потом поднял с пола спеленатого по рукам и ногам горца и бережно прислонил его к стене в сидячем положении.

– Ну что, дружок, – ласково улыбнулся он в непроницаемое, как у индейца, лицо убийцы. – Поговорим с глазу на глаз?

– Я тебе ничего не скажу, легавый, – прошипел сквозь зубы Марат. – Можешь на куски резать. Да только кишка у тебя тонка…

– Зачем же на куски? – удивился Маркелов, вынимая из внутреннего кармана пиджака плоскую темно-зеленую коробочку. – Мы люди аккуратные… Да и ошибся ты – я не из милиции. Так что извини…

Он вынул рулон широкого строительного скотча из пакета с добром, отобранным у пленника, и заклеил ему рот, не обращая внимания на яростное сопротивление.

– Кивнешь, когда будешь готов, – деловито сказал он, извлекая из коробочки миниатюрный шприц-тюбик. – Только не дергайся, не надо. Иглу еще сломаю, повторить придется…

Лицо боевика уже не напоминало индейскую маску: расширившимися до предела глазами он неотрывно следил за тем, как офицер закатывает ему рукав куртки и снимает с хищного жала шприца предохранительный колпачок…

* * *

– Все равно, нужно было взять ее с собой!

Геннадий твердил и твердил это с того самого момента, когда мужчины уселись в «трофейный» внедорожник. И не действовали на него никакие доводы Маркелова, что убийца надежно стреножен, что через полчаса в квартире Лесневской будут «ребятишки» Володьки Шацкого и вообще…

– Я и тебя-то зря взял, – взорвался он. – Сидишь тут, гундишь… Хочешь, приторможу вон у ларька и топай назад, защищай. Пока недалеко отъехали.

Сказать, что он был взвинчен, значило не сказать ничего. Несанкционированный допрос с применением спецсредств – за это в конторе по головке не погладят. И что с того, что вколол он «ночному гостю» безобидное обезболивающее, всего лишь чуть-чуть затуманившее тому сознание. Если дойдет до расследования – трясти будут по полной программе: методики-то он применил самые настоящие.

«А все-таки, – подумал он с неожиданным в данной ситуации удовлетворением. – Самовнушение – великая штука. Хоть в это и не все верят…»

Александр вспомнил закатившиеся глаза боевика, смертельную бледность, разлившуюся по его лицу, покрытому липким потом, едва шевелящиеся синеватые губы… Игравший всерьез преступник ни на миг не усомнился, что с ним тоже играют по всем правилам, а пластиковый шприц – всего лишь заменитель иголок под ногти и лезвия ножа, рисующего на коже глубокие кровоточащие узоры. Уж он-то в подобном случае откинул бы гуманизм подальше. И применил бы не безвредное плацебо[23], а самое что ни на есть действенное средство. Цель оправдывает средства, понимаешь.

Но как бы то ни было, а майор теперь знал, с кем имеет дело, и понимал, что промедление – смерти подобно. Смерти полузнакомого наследника Классика или же – его жизни, но смерти всего остального. И тут уж гуманизму не было места: при таких высоких ставках часок, проведенный перепуганной женщиной в обществе обезвреженного убийцы, в расчет можно не принимать…

– Черт побери! – вырвалось у него невольно, когда с обочины в свет фар зеленым флюоресцентным пятном шагнул инспектор ДПС с требовательно протянутым жезлом…

* * *

– На куски порежу, кишки на кулак намотаю…

Приглушенный свет, монотонные угрозы пленного боевика, общее переутомление рождали в мозгу измученной женщины уверенность, что все окружающее ей только кажется или видится в ночном кошмаре. Что все это – игра утомленного разума, порождение предыдущих бессонных ночей. И не было на самом деле никакого ночного визита и вообще треволнений последних дней, а она сама лежит в своей постели, а через секунду откроет глаза, встанет и пройдет в кухню, чтобы принять таблетку, запить ее стаканом кипяченой воды, снова лечь и заснуть уже без сновидений.

Наверное, она временами действительно выпадала из реальности, потому что сквозь привычные стены и силуэт сидящего на полу человека в черном начинали проступать совсем посторонние образы: люди, которых здесь вообще не могло быть, пейзажи и даже обрывки каких-то сюжетов… И возвращала ее в привычный мир лишь тяжесть пистолета, зажатого в озябших, несмотря на летнюю ночь за окном, ладонях.

– Умеете пользоваться? – спросил на прощание странный архивариус, вручая ей отобранный у бандита «ствол», и она почему-то утвердительно кивнула головой, хотя до сего момента держала в руках оружие всего дважды.

Теперь пистолет, слишком тяжелый для женских рук, упертый рукоятью в стол, глядел своим длинным стволом в голову пленного, заставляя того нервничать. Ведь неизвестно, что придет в голову белобрысой издерганной дурочке, то и дело клюющей носом, но тут же вскидывающейся, чтобы, похлопав глазами пару минут, снова провалиться в дрему. А указательные пальцы обеих рук, между прочим, лежат на спусковом крючке… Но остановиться все равно не мог: он был унижен, оскорблен, а такие оскорбления смываются только кровью.

– И тебя прирежу, и дружка твоего… Ему и так уже ноги отрезали – сидит, как папашка его в кресле, и строчит, строчит, строчит… А как не нужен станет, его – по горлу и в реку. И тебя рядом… Только сперва человек двадцать с тобой потешатся…

– Замолчи… – с трудом разлепила пересохшие губы Ирина: стеклянный кувшин с водой стоял рядом – только руку протяни, но она была твердо уверена, что стоит лишь на мгновение отвести пистолет в сторону, как бандит легко порвет несерьезные пластиковые веревочки, стягивающие его запястья и щиколотки. – Сейчас за тобой приедут…

– Ха! Приедут! – осклабился боевик. – Да у нас все легавые и конторские на подсосе. Приедут, чтобы мне ручки развязать да извиниться. А потом нас с тобой один на один оставят. И уж тогда…

– Ты все врешь.

– Вру? Да я слышал, кому твой новый хахаль звонил. Я это…

Голова бандита внезапно дернулась, как от пощечины, и взорвалась кровавым гейзером, забрызгав темной жижей все вокруг.

Ирина со студенческих лет весьма терпимо относилась к крови и всему, связанному со смертью, но когда какой-то мягкий влажный ошметок, показавшийся горячим, с силой врезался ей в щеку и сполз, оставляя мокрый след, вниз, в голове у нее помутилось. Она с трудом перевела взгляд с содрогающегося в агонии «пришельца», обильно заливающего все вокруг черной кровью, хлещущей из развороченного черепа, на пистолет, стиснутый в руках так, что побелели костяшки пальцев.

«Это не я… Не может быть… Я не…»

И темные волны благословенного забытья сомкнулись над ее головой…


Содержание:
 0  Наследники Демиурга : Андрей Ерпылев  1  Пролог : Андрей Ерпылев
 2  Часть первая Реликт : Андрей Ерпылев  3  2 : Андрей Ерпылев
 4  3 : Андрей Ерпылев  5  4 : Андрей Ерпылев
 6  5 : Андрей Ерпылев  7  6 : Андрей Ерпылев
 8  7 : Андрей Ерпылев  9  8 : Андрей Ерпылев
 10  9 : Андрей Ерпылев  11  10 : Андрей Ерпылев
 12  11 : Андрей Ерпылев  13  12 : Андрей Ерпылев
 14  1 : Андрей Ерпылев  15  2 : Андрей Ерпылев
 16  3 : Андрей Ерпылев  17  4 : Андрей Ерпылев
 18  5 : Андрей Ерпылев  19  6 : Андрей Ерпылев
 20  7 : Андрей Ерпылев  21  8 : Андрей Ерпылев
 22  9 : Андрей Ерпылев  23  10 : Андрей Ерпылев
 24  11 : Андрей Ерпылев  25  12 : Андрей Ерпылев
 26  Часть вторая Без отца : Андрей Ерпылев  27  2 : Андрей Ерпылев
 28  3 : Андрей Ерпылев  29  4 : Андрей Ерпылев
 30  5 : Андрей Ерпылев  31  6 : Андрей Ерпылев
 32  7 : Андрей Ерпылев  33  8 : Андрей Ерпылев
 34  9 : Андрей Ерпылев  35  10 : Андрей Ерпылев
 36  вы читаете: 11 : Андрей Ерпылев  37  12 : Андрей Ерпылев
 38  13 : Андрей Ерпылев  39  14 : Андрей Ерпылев
 40  15 : Андрей Ерпылев  41  1 : Андрей Ерпылев
 42  2 : Андрей Ерпылев  43  3 : Андрей Ерпылев
 44  4 : Андрей Ерпылев  45  5 : Андрей Ерпылев
 46  6 : Андрей Ерпылев  47  7 : Андрей Ерпылев
 48  8 : Андрей Ерпылев  49  9 : Андрей Ерпылев
 50  10 : Андрей Ерпылев  51  11 : Андрей Ерпылев
 52  12 : Андрей Ерпылев  53  13 : Андрей Ерпылев
 54  14 : Андрей Ерпылев  55  15 : Андрей Ерпылев
 56  Эпилог : Андрей Ерпылев  57  Использовалась литература : Наследники Демиурга



 




sitemap