Фантастика : Социальная фантастика : ЧАСТЬ ПЯТАЯ ИГРА : Ник Гали

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  63  64  65  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  125  126

вы читаете книгу




ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ИГРА

Глава I

О том, как в Италии в конце XV века произошло тайно нечто…

Апрель подходил к концу, а было все еще по-зимнему холодно. В потемневшем, пропитанным замерзшей влагой воздухе над вывороченными, словно могильные плиты, крышами домов, над налитыми тяжестью бастионами Нового Замка дул нехороший, студеный ветер. Злой, он оторвал где-то с ветки тополя только было вылупившийся лист и понес его, обрекая так и не увидеть лета, сквозь протянутые к небу кости скелета строящегося на центральной площади храма. Вот лист новым порывом подбросило выше, он обогнул высокую колокольню церкви Святого Готардо и, попав в струю холодного воздуха, вертясь, полетел, словно пущенный неприятелем снаряд, через ров, в направлении башен Старого Двора. Через несколько секунд он ударился в темный зубец крыши, затрепетал на мокром камне, стал сползать к краю, — и в следующее мгновение сорвался в пространство между двумя темными кирпичными кренделями.

Еще через секунду лист мокрым шлепком прилип к нижнем губе человека стоявшего в эту неуютную ветреную ночь на крыше Старого Двора, обветшалого дворца бывших хозяев Милана Человек почувствовал сырость на подбородке, снял двумя пальцами лист, хотел было выкинуть его, но передумал, расправил на ладони и поднес к глазам; зеленоватое в свете луны лицо его сделалось неподвижно. Затем человек выпрямил укутанные бархатной накидкой плечи, поднял глаза к небу и в досаде прошептал что-то; рука его скомкала лист и отбросила его в сторону.

Перехватив накидку, втянув от ветра голову в плечи, человек подошел вплотную к проему между зубьями и посмотрел вниз. Нет, тот, кого он ждал, еще не приехал: площадь перед дворцом с темным нагромождением лесов вокруг храма была пуста, — в искрящемся воздухе призрачно льнуло на бок пламя одинокого факела на углу фасада дворца.

Человек развернулся и сделал несколько шагов по крыше; ветер окончательно растрепал его седые волосы, рванул с плеч накидку…

Словно вдруг на что-то решившись, человек развернулся и быстрым шагом прошел к огромной черной башне, похожей в темноте на присевшего в углу крыши на корточки великана.

— Салай! — крикнул человек, открыв дверь и просунув голову в проем. — Сала-ай!!

В колеблющемся свете факела человек подождал, напряженно глядя на стертые от времени ступени каменной лестницы.

Далеко внизу раздалось невнятное ворчание, потом послышался звук упавшей на пол и разбившейся посуды.

— Салай! Ты что, заснул?!

— Ничего не заснул… — донесшийся снизу голос был хриплым. сонный. — Приехал уже ваш Чернильный Орех1. Уже полчаса как тут.

— Мадонна!! Так что же ты!..

Подняв к небу руки с растопыренными пальцами (зеленой искрой сверкнул в лунном свете камень в перстне на правой руке), человек закатил глаза, — но тут же спохватился, собрался, очевидно, решив не давать волю гневу, — запахнул накидку и шагнул в дверной проем.

У подножия лестницы, в полумраке бывшей караульной, его ждал совсем не похожий на бдительного стража высокий, белокурый юноша на вид лет двадцати с припухшими от сна глазами.

В руках у юноши был глиняный подсвечник с потухшей свечой; задувший свечу сквозняк из узкой бойницы в башне, шевелил полы длинной льняной рубахи юноши и кудри на его голове — в полумраке мальчик казался готовым вот-вот взлететь в ночной воздух бестелесным эльфом. Возле лестницы за его спиной была отворена дверь в каморку, — оттуда, наоборот, несло земным — наспанным теплом, известкой, мышами.

— Бартоломео обещал предупредить меня, да не сделал, — с хрипотцой певуче принялся оправдываться юноша, едва завидев из-за поворота лестницы сапоги хозяина. — Я смотрел в окно на площадь, а Чернильный Орех возьми да и приедь через задние ворота!..

Сапоги из рыжей кожи стали на каменном полу прямо напротив белых пальцев ног юноши.

— Но тебе тем не менее каким-то образом стало известно, что он уже полчаса как здесь! И ты не сказал мне об этом, а отправился спать!

— Чернильный Орех…

— Не Чернильный Орех, а сеньор Мазини!

— Нуда, сеньор Мазини. С ним никогда не знаешь.

— Да что тебе знать! — в сердцах воскликнул седой человек, обдавая теплом факела лицо юноши. — Я поручал тебе, а не Бартоломео, встретить гостя. А ты заснул! Скажи, тебе не стыдно?

Если кудрявый лесной эльф и попытался изобразить на своем лице раскаяние, ему это не удалось; глаза его выражали лишь желание вновь слипнуться.

— Стыдно, — с хрипотцой пропел он, отводя взгляд в сторону и подавляя зевок.

Человек вздохнул.

— Где он сейчас?

— В Большом Зале. С ним еще какой-то сеньор.

Услышав последние слова, человек вдруг так же, как раньше на крыше, но уже не встревоженно, а радостно, прошептал сам себе:

— Он нашел его!..

— Иди спать! — приказал он юноше уже почти весело, повернулся на каблуках, и, подняв повыше над головой факел, устремился бегом вниз по темному, узкому коридору.

* * *

Высокий худощавый господин с горбатым носом, одетый в черный дорожный плащ, достал из кармана платок и, нагнувшись, брезгливо вытер им носок сапога. Сзади, словно клюв аиста, вынырнул на мгновение из-под плаща кончик его шпаги.

— Хоть бы за шесть лет здесь кто-нибудь прибрал, — сморщив нос, произнес господин.


Сидевший за столом возле размалеванной красками деревиной перегородки молодой парень поднял к нему закрытое до того в кожаном рукаве раскрасневшееся от сна лицо.

__ Да может, маэстро еще найдет новую бронзу…

Да как же!

Господин насмешливо фыркнул, выпрямился, заложил руки за спину и, насвистывая, пошел вдоль колоннады, где пол был почище, высекая из квадратных плит под ногами сухой, возвращающийся от темных сводов эхом звук; пряжки на его сапогах, отражая пламя факелов на стенах, отливали медовым светом.

В центре огромного зала, посреди куч земли шевельнулась тень. Там бродил еще один человек — укутанный в плащ с капюшоном монах. Вот он нагнулся над холодным ртом обжигательной ямы, поднял с пола и поднес к глазам обрывок какого-то старого чертежа.

— Грандиозный был замысел, — сказал он скрипучим голосом, рассматривая обрывок, — об этой лошади говорила вся Италия! Но время ушло… Ушло.

В зале снова стало тихо, только потрескивал огонь в факелах.

— Кстати о времени, — горбоносый со шпагой повернулся на каблуках к юноше, — скажи, Бартоломео, сколько его прошло с тех пор, как наш любезный Салай отправился звать Учителя?

Пока Бартоломео собирался с ответом, со стороны тонувшей в темноте противоположной стены большой залы послышался скрип: в основании высоких створов парадных дверей, уходящих гигантской аркой в темноту, дрожащим огнем осветился прямоугольник.

Седой человек, которого мы до этого видели вышагивающим в нетерпении по крыше замка, энергично переступил через порог зала. Держа впереди себя факел. Горбоносый, придерживая рукой шпагу и забыв про еще недавно так беспокоившую его грязь, прямо через зал быстрым шагом направился ему навстречу.

— Учитель!

— Томмазо! — хозяин широко улыбнулся и поднял факел выше над головой. — Наконец-то!

Они обнялись. Поверх закрытого черным плащом плеча седой посмотрел на бродившего среди разбросанной земли монаха. Отстранившись, спросил:

— Это он?

Горбоносый, улыбаясь, кивнул.

— Брамантино, ты свободен, иди спать! — крикнул хозяин сидящему за столом юноше.

Тот, кого называли попеременно то Бартоломео, то Брамантино, — сплюнул на кучу земли у стола — вот ведь, только началось самое интересное: тайны Чернильного Ореха! — съехал со стула, и с обиженным видом двинулся в сторону дальней двери вынимая по пути из клешней на стене факелы и опуская их в стоящие рядом бочки с водой.

Тем временем хозяин взял со стола плошку со свечой.

— Не будем терять времени. За мной!

Монах и высокий человек в плаще двинулись вслед за ним в противоположном Бартоломео направлении — к маленькой двери, что была сделана в деревянной размалеванной красками стенке. Поочередно нагибаясь, трое один за другим нырнули в низкий проем и оказались в центральной части зала. Здесь им открылось жуткое зрелище: мебель по обеим сторонам от прохода будто отрастила человеческие органы — руки, ступни, торсы; расставленные там и тут на столах и верстаках гипсовые модели для рисования чередовались во мраке с котелками полными краски, тускло белеющими листами картона на треножниках, выстроенными по углам шеренгами ангелов с пустыми глазницами…

На полу проснулась и закудахтала курица.

— Быстрее, прошу вас! — послышался впереди умоляющий голос хозяина, — Скоро рассвет.

Стараясь не угодить ногами в беспорядочно расставленные на полу ведра, гости поспешили пройти за хозяином к еще одной двери, ведущей в третье помещение, выгороженное в Большой Зале Приемов бывшего замка Висконти.

Здесь было уютно. Огороженное ширмами и книжными шкафами пространство освещалось тремя факелами, загодя кем-то зажженными; ступни входящих мягко принимал толстый красный ковер; по стенам, убранным разноцветными шелковыми шторами, висели во множестве карты, чертежи зданий, рисунки… Посередине комнаты, у стола с ворохом загибающих углы бумаг, стояло высокое черное кресло, — спинка его была украшена огромными бычьими рогами; чуть дальше разместились несколько треножников с незаконченными картинами и шкаф книгами, о который опиралась, уткнув волнистый нос в корешки, лира.

Войдя, хозяин поставил свечу на стол и обернулся к монаху, — лицо того по-прежнему скрывал капюшон.

— Я полагаю, раз вы здесь, вы готовы нам помочь. Понимаете ли вы вполне свою задачу?

Монах, который до того горбился, вдруг выпрямился и оказался неожиданно высок и строен. Он молча опустил капюшон.

— Поразительно! — хозяин оценивающе прищурил глаза, — Сходство почти абсолютное.

— Мы уже обо всем поговорили, Учитель, — почтительно сказал из-за спины монаха горбоносый. — И обо всем договорились.

— Прекрасно. Тогда остается только отдать ее вам.

Он отвел взгляд от лица монаха, рывком снял с плеч и бросил в кресло бархатную накидку. Оставшись в одной льняной тунике, подвязанной веревкой, он прошел в глубь кабинета к ширме между двумя шкафами.

— Сюда, — открыл он незаметную за занавесом дверь в ширме.

Двое, не задавая вопросов, вновь последовали за ним в образовавшемся за ширмой темный узкий проем.

Новый отсек, так же как и предыдущие два, пребывал в беспорядке, но завален был предметами не художественного, а инженерного свойства. Пахло железом и машинным маслом; из Умнеющей массы, словно часовни и колокольни над ночным городом, торчали передаточные механизмы с колесами и шестериками, лебедки с воротами и жилами веревок, перекладины кранов со свисающими, будто языки чудовищ из пасти, крюками. Между конструкциями в беспорядке стояла деревянная мебель, на ней темными горами были навалены пыльные колбы, горшки, котлы…

Двое гостей никогда бы не смогли сами найти проход в этой свалке, но хозяин уверенно повел их сквозь завалы одним ему известным путем. Идти приходилось то пригибаясь, то поворачиваясь, то вовсе перелезая через загроможденные мусором пыльные столы; звенели, разбиваясь о каменный пол, склянки…

Наконец все трое вышли к внутренней галерее. Здесь было относительно свободно; высокие толстые колонны подпирали темноту сводов; у одной из колонн тот, кого называли Учитель, остановился и показал рукой на бесформенную кучу, лежащую на темных плитах.

Глаза горбоносого радостно блеснули:

— Это она?

Учитель кивнул:

— Берите.

Подойдя к куче с двух сторон, гости нагнулись, ухватили ее, подняли — усилие их было явно больше, чем требовалось, бесформенная масса, стремительно взлетев вверх, накренилась, из-под покрова раздался едва слышный мелодичный звон.

— Осторожнее!..

Хозяин застыл с вытянутой рукой. Монах с горбоносым замерли, — звон прекратился.

— Прошу вас! Она очень хрупка!..

Седой помедлил несколько секунд, потом повернулся и прошел вдоль стены с колоннами к маленькой запертой изнутри на засов двери. Он отворил ее и посторонился, пропуская гостей впереди себя, затем сам вышел на блестящий инеем двор. Холодный воздух рванул на нем тунику, разметал седые кудри на голове. Человек обхватил себя руками за плечи и пошел вперед; подошвы рыжих! сапог захрустели по затянутым тонким слоем льда камням…

Горбоносый с монахом потащили предмет туда, где блестящий изморозью лунный свет отражался в мелких каплях пота на крупе гнедой лошади. Рядом с лошадью стоял, подрагивая кожей, запряженный в повозку мул. Горбоносый с монахом дошли до повозки, осторожно приподняли мешок… Из-под него снова раздался мелодичный звон, словно тихонько пропели, чокнувшись, хрустальные бокалы. Двое на миг застыли, затем, кивнув друг другу, бережно погрузили мешок на повозку.

Монах пошел отвязывать мула; горбоносый вернулся к хозяину, — тот в хлопающей на ветру тунике стоял, широко расставив ноги на белых камнях.

— Сходство поразительное, — прокричал хозяин сквозь ветер горбоносому, одобрительно кивая на монаха. — Он похож на тебя как две капли воды! Скажи, ты уверен в нем?

— О, да! — запахиваясь в плащ, крикнул горбоносый в ответ. — Я научил его паре трюков, он сможет вполне убедительно изобразить меня. Кроме того, мы хорошо ему заплатим.

Седой кивнул.

__ Вы поедете вместе?

__ Только до Генуи, так безопаснее. Там меня увидят в последний раз.

Человек в колышущейся на ветру тунике, нагнул голову с седыми кудрями и отстегнул от ремня тетрадь в кожаном переплете.

— Здесь самое важное.

Горбоносый бережно принял тетрадь, спрятал ее под плащом.

— Возьми и это, — хозяин снял с пальца перстень с зеленым камнем и на ладони протянул его горбоносому. — Передай им все вместе.

Он поморщился, — но не от ветра, а от того, что вспомнил что-то неприятное.

— Я забыл сказать тебе. Когда я ждал тебя на крыше, мне опять был знак — лист прилепился к губе… Помнишь коршуна?

— Если он захочет прийти…

— Уже не если. Он придет.

Горбоносый с серьезным видом кивнул:

— Но ты дал нам ее — теперь мы готовы.

— Езжайте.

Они обнялись. Томмазо отвязал поводья, легко сел в седло и тронул замерзшие бока лошади шпорами. Монах в повозке встряхнул заиндевелыми поводьями.

Скрипнули по гравию колеса, повозка и всадник двинулись к задним воротам.

Некоторое время хозяин, держась за стремя, шел рядом с лошадью. У ворот он отпустил руку, — повозка выкатилась за ворота и застучала по булыжной мостовой; копыта лошади в морозной ночи высекали из камня четкий звук.

— Уезжай и ты быстрее. Учитель! — повернулся сидящий в седле к хозяину. — Французы будут здесь скоро — не следует тебе попадать в свару между королем и Мавром!


Седой ничего не ответил — В трепещущей на холодном ветру тунике, обхватив себя руками за плечи, он смотрел вслед отъезжающим. Лишь когда те достигли поворота, он, вдруг как будто что-то вспомнив, сделал движение, словно хотел поймать удаляющуюся повозку и всадника рукой.

— Томмазо! Я нарисую ее, скажи им! Я нарисую ее настоящую, такой, какая она будет!

Всадник и повозка в этот момент уже заворачивали за угол покосившегося каменного дома. Мужчина у ворот только успел увидеть, как сидящий на лошади то ли в последнем приветствии, то ли давая знать, что услышал, поднял руку в перчатке.

В следующую секунду блестящая лунной изморозью улица! стала пуста.


Содержание:
 0  Падальщик : Ник Гали  1  Глава I Помедитируйте с расстроенным монахом… : Ник Гали
 4  Глава IV Мы убиваем, нас убивают. Как это часто… : Ник Гали  8  Глава ІІІ Сутра о Лиле, о Добре и Зле (Первое Откровение Яхи) : Ник Гали
 12  Глава VII Сутра Серебряной Свирели (Второе откровение Яхи) : Ник Гали  16  Глава XI Заяц : Ник Гали
 20  Глава XV Вторая часть Сутры Серебряной Свирели : Ник Гали  24  Глава IV Бань-Тао : Ник Гали
 28  Глава VIII Ли-Вань пытается разобраться во Втором Откровении : Ник Гали  32  j32.html
 36  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЛОНДОН : Ник Гали  40  Глава V Животная женщина : Ник Гали
 44  Глава IX Самуэль : Ник Гали  48  Глава IV Несвятая Катарина : Ник Гали
 52  Глава VIII Гоблины в парилке : Ник Гали  56  Глава III Сутра Светящихся Одежд (Четвертое Откровение Яхи) : Ник Гали
 60  Глава II Сутра о Враге (Третье Откровение Яхи) : Ник Гали  63  Глава V Лиза : Ник Гали
 64  вы читаете: ЧАСТЬ ПЯТАЯ ИГРА : Ник Гали  65  Глава II Лиловый бал : Ник Гали
 68  Глава V Удивительная новость : Ник Гали  72  Глава IX Явление барона : Ник Гали
 76  Глава XIII Никак не начнут читать… : Ник Гали  80  Глава XVII Кабальеро : Ник Гали
 84  Глава I О том, как в Италии в конце XV века произошло тайно нечто… : Ник Гали  88  Глава V Удивительная новость : Ник Гали
 92  Глава IX Явление барона : Ник Гали  96  Глава XIII Никак не начнут читать… : Ник Гали
 100  Глава XVII Кабальеро : Ник Гали  104  ЧАСТЬ ШЕСТАЯ СОН : Ник Гали
 108  Глава V Последняя сказка Аилы : Ник Гали  112  Глава IX Тайна Падальщика : Ник Гали
 116  Глава II Путь во тьму : Ник Гали  120  Глава VI Какое облегчение — это был всего лишь сон… : Ник Гали
 124  Глава Х Сутра Трех Простых Вещей (Последнее Откровение Яхи) : Ник Гали  125  Глава XI Пробуждение : Ник Гали
 126  Использовалась литература : Падальщик    



 




sitemap