Фантастика : Социальная фантастика : Последняя воля Хелен : Джеймс ГЛАСС

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Вестибюль компании «Передовые технологии» представлял собой стальные балки и белые полимерные панели, уходящие ввысь, к сводчатому потолку из прозрачного стекла. Дежурный администратор и вооруженный охранник сидели в стеклянной кабинке на обширном пространстве совершенно голого пола из черного мрамора. Оба посмотрели на Бланш, когда она подошла к кабинке. - Чем могу помочь, мадам?- спросил администратор, светловолосый красивый мужчина чуть старше двадцати лет. - Я хочу увидеть тело сестры, - сказала Бланш. - Она была похоронена здесь в прошлый четверг.

Молодой человек улыбнулся, его пальцы зависли над клавиатурой компьютера: -Имя?

- Хелен Чарльстон Уинслоу. Возраст - восемьдесят четыре года. Полагаю, распоряжения исходили от Артура Уинслоу, ее сына. Все это произошло внезапно, и меня не известили.

- Так вы ее сестра?

- Да, Бланш Чарльстон Паккард. - Бланш шмыгнула носом и просунула удостоверение личности в приоткрытое окошко кабинки. Мужчина взглянул на него, потом посмотрел на экран своего компьютера.

- Хелен Уинслоу, правильно. Ее привезли сюда прямо из дома. Артур Уинслоу и удостоверил личность покойной.

Бланш притворно всхлипнула.

- Я говорила с ее личным врачом, и он даже не знал, что она болела. Интересно, почему его не вызвали или, по крайней мере, не известили, когда она умерла.

Мужчина одарил посетительницу сочувственной улыбкой:

- У нас в штате двадцать врачей, мадам. Трое из них осмотрели вашу сестру и объявили ее умершей в двадцать часов сорок пять минут. Причина смерти - обширное кровоизлияние в мозг. - Он снова повернулся к компьютеру и внимательно посмотрел на экран. - Ваша сестра заключила с нами долгосрочный контракт. Все было исполнено в соответствии с ее указаниями.

- Да, разумеется. Я знала, что она является инвестором вашей фирмы. Когда мне можно увидеть тело?

Молодой человек отвел взгляд в сторону.

- Э… это невозможно. Здесь не показывают умерших. Клиентов помещают в герметично запаянные баки. Извлечение их потребовало бы значительных затрат… Температура тканей не может быть поднята выше температуры жидкого азота, если их уже подвергли быстрой заморозке.

Манера поведения Бланш резко изменилась.

- Оставьте это для верующих, молодой человек! Я хочу видеть останки моей сестры, причем немедленно.

Охранник в кабинке смущенно шаркнул, администратор натянуто улыбнулся:

- Я понимаю вас, мисс Паккард, но это невозможно, и исключений не бывает. Таковы условия контракта. Останки можно извлечь только для новейшего медицинского лечения при наличии высокой вероятности успеха - это определяют наши врачи. Все равно смотреть там почти не на что. Контракт вашей сестры позволял сохранить одну только голову. Тело было отдано на научные исследования.

Бланш прижала ладонь к стеклу, словно хотела оттолкнуть злого духа.

- Вы обезглавили мою сестру? - тихо спросила она.

- Это довольно распространенная практика, мисс Паккард. Стоимость хранения головы составляет одну пятую от стоимости всего тела. Больше половины наших клиентов выбирают этот вариант. У некоторых имеются особые медицинские проблемы, которые они хотели бы решить, когда в будущем появится необходимая технология. По-видимому, у вашей сестры не было подобных проблем.

- Всего лишь обширное кровоизлияние в мозг, - произнесла Бланш. - Ладно, я хочу поговорить с одним или несколькими врачами, которые осматривали мою сестру, й выяснить, что здесь происходит. Вся эта история плохо пахнет…

- Если вы оставите свой номер телефона, вам позвонят и, будем надеяться, объяснят все лучше, чем я.

Бланш вручила ему свою визитную карточку.

- Или мне позвонят сегодня же вечером, или мы будем разговаривать в суде.

- Я немедленно отправлю карточку докторам и изложу им ваши требования, - заверил скандалистку администратор.

Бланш повернулась к нему спиной и зашагала прочь, кипя от ярости и размахивая руками. Она была одета в дорогой белый брючный костюм с черным галстуком и выглядела весьма внушительно. Это была красивая женщина, по виду лет пятидесяти и даже сорока, хотя ей недавно исполнилось семьдесят шесть.

Она достала свой сотовый телефон и произнесла номер. Подождала, постукивая ногой по полу.

- Артура Уинслоу, пожалуйста, - повторила она и снова помедлила, затем заговорила: - Артур, это Бланш. Я здесь, в «Передовых технологиях». И мне только что сказали, что я не могу увидеть сестру, так как ты приказал ее обезглавить. Что это ты придумал, жалкий червяк?

Она подождала несколько мгновений, потом в ярости нажала кнопку отбоя.

Артур не захотел с ней говорить.


***

- Здесь какой-то заговор, Рэндал. И я надеюсь, что ты его раскроешь.

Рэндал Хог, высокооплачиваемый поверенный Бланш и давний друг ее покойного мужа Ральфа, склонился над своим роскошным письменным столом, рассматривая лежащий на нем документ, потом постучал по нему пальцем.

- Ничего, - произнес он. - Ни одного медного гроша. По последнему варианту, который я видел, тебе должно было достаться больше двух миллионов только в акциях и в виде собственности… Что произошло между тобой и Хелен?

Бланш стиснула пальцы.

- Не знаю. Несколько лет назад мы с ней почти перестали видеться. Думаю, это началось, когда умер Фред. Хелен после этого много месяцев жила затворницей, но Артур был рядом и утешал ее. Дорогой Артур, ее малыш. Фред не оставил ему ни копейки, все досталось Хелен. Еще тогда она отписала Мне часть наследства; мы обсуждали создание фонда для поддержки местных театральных обществ. Я знаю, что Артур возражал. Я слышала, как он говорил об этом. Этот человек - финансист, бухгалтер. Он существует исключительно за счет своего левого полушария.

- Ты думаешь, именно Артур вынудил мать изменить завещание?

- Да.

- С какой целью? Основная часть имущества доставалась ему по прежнему варианту завещания, а он и без того достаточно состоятельный человек. Тебе не нужны эти деньги. Ральф оставил тебе… сколько? Двадцать пять миллионов? Пятьдесят?

Голос Бланш поднялся до визга.

- Дело не в деньгах, Рэндал! То есть не в деньгах для меня, но мы с Хелен планировали создать фонд, и теперь я вдруг должна сделать это одна. А этот ее сынок вкладывает все деньги Хелен в компанию, которая без всяких причин изувечила ее. Затраты, подумать только! Моя сестра никогда бы не позволила отделить свою голову, а тело уничтожить только для того, чтобы сэкономить жалкие сто тысяч в год. Они говорят, это записано в ее контракте, а потом сообщают, что мне нельзя увидеть никаких подтверждений этому. Здесь есть нечто зловещее, Рэндал, и я хочу, чтобы ты докопался до сути! Я собираюсь подать заявление о возбуждении дела о смерти в результате неправомерных действий. Заявление как против компании, так и против Артура Уинслоу. Убийство доказать было бы сложнее.

- Ты это не серьезно! - изумился Рэндал.

- У меня есть источники внутри компании. С прошлого вторника Артур владеет двадцатью процентами акций «Передовых технологий». Покупка, которую он совершил во вторник, должна быть оплачена из его наследства; мои источники могут представить список акций, которые он приобрел. Мы можем связать их с активами Хелен. У нас есть мотив, Рэндал… Но метод отыскать непросто-.

Казалось, Рэндал вдруг заинтересовался, он наморщил лоб, потом прицелился пальцем в Бланш:

- Я могу написать заявление так, чтобы вынудить их назначить слушание в суде о предоставлении обоснований для возбуждения дела. Но если я добьюсь этого, ты примиришься с решением? Если оно тебе не понравится, ты бросишь свою затею? Хелен была и моим другом тоже, и я думаю, ей бы очень не понравилось, что я тащу ее сына в суд. Артур всегда казался мне умным и трудолюбивым. Не думаю, что он сделал то, на что ты намекаешь. Может быть, он просто считает это разумным вложением своей части наследства. У тебя нет доказательств другого.

- Ты не хочешь мне помочь, Рэндал, - тихо произнесла Бланш. - Ты был моим поверенным много лет, но в эту минуту нашим добрым отношениям может прийти конец.

Рэндал не дрогнул.

- Так оно и будет, если ты не ответишь на мой вопрос. Ты примиришься с решением судьи после слушания? Если нет, тогда ищи себе другого адвоката.

Бланш сердито уставилась на него. Она не любила, когда на нее оказывали давление наемные работники, но ей нужен был этот человек.

- Если меня убедят, что сестру не убили, я не стану настаивать на продолжении разбирательства, - согласилась она.

- Хорошо, - сказал Рэндал, закрыл папку и легонько стукнул по ней кулаком. - Обратимся в суд.


***

Звонок раздался поздно ночью, когда Бланш готовилась лечь спать. Кухарка ушла, а Пола удалилась в свою спальню на цокольном этаже, оставив для хозяйки на ночном столике теплое бренди и печенье. Так что, когда зазвонил телефон, Бланш быстро взяла трубку, чтобы Пола не успела проснуться.

Звонил Артур Уинслоу.

- Сегодня днем мне вручили повестку в суд. Смерть в результате неправомерных действий? Ты совсем выжила из ума?

- Это всего лишь слушание, Артур, - сказала Бланш. - Мне нужно получить ответы кое на какие вопросы, прежде чем я подам следующий иск.

- О чем? Это все из-за маминого завещания? У тебя столько денег, а ты жадничаешь! Тебе мало? Именно поэтому мама тебя вычеркнула из него. У тебя и так полно денег!

- Дело не в деньгах, - возразила Бланш. - Моя сестра умерла при загадочных обстоятельствах, и я хочу получить объяснения.

- Ты свихнулась! У тебя паранойя! Ты знаешь, что может сделать это слушание с моим бизнесом, если попадет в газеты?

- Чепуха. Я просто пытаюсь…

- Ты всегда была жадной стервой! Мама так и говорила. Ты всегда требовала у нее деньги для своих легкомысленных благотворительных начинаний, еще при жизни папы. Он это терпел. А я не стану. Ты вымогала у мамы деньги, когда она была жива, и продолжаешь заниматься этим после ее смерти. Финансируй сама свой социальный статус и оставь нас в покое!

Телефонная трубка щелкнула в ухо Бланш.

- Это несправедливо, - произнесла она, но Артур ее уже не слышал.


***

Предварительное слушание состоялось в пятницу под председательством судьи Джеймса Максвелла. Группа адвокатов фирмы «Ам-беркомби, Нелз и Фабер» представляла одновременно компанию «Передовые технологий» и Артура Уинслоу. Они потребовали закрытого заседания в кабинете судьи. Рэндал Хог возражал, он доказывал, что публика имеет право знать, чем занимается компания. Суды Максвелл согласился с «Передовыми технологиями», когда те привели довод, что для успешной защиты может возникнуть необходим мость заслушать закрытую информацию компании, связанную с по данными заявками на патенты.

В ту пятницу слушание проходило в зале суда, но было закрытым для всех, кроме его участников. Артур явился в униформе финансистов: его коротенькое, пухлое тело было облачено в прекрасно скроенный шерстяной костюм, делавший его неотличимым от адвокатов. Они сидели за одним столом, Бланш и Рэндал - за другим, лицом к судье. Еще там были Судебный пристав, судебный репортер и медики, которые могли понадобиться в качестве свидетелей. Все встали, когда судья Максвелл объявил начало слушания дела «Паккард против Уинслоу и «Передовых технологий» по обвинению: смерть Хелен Уинслоу в результате неправомерных действий.

Максвеллу было за пятьдесят, он пользовался уважением коллег и имел репутацию серьезного судьи, который склонен переходить прямо к сути дела, без театральных эффектов.

- Это предварительное слушание, а не суд, - сказал он. - Я не допущу возражений или попыток скрыть улики. Но я хочу услышать доводы за или против необходимости разбирать это дело в суде и уверен, что мы сможем все решить сегодня. Мистер Хог, ваша подача.

Рэндал встал, улыбаясь намеку судьи на его увлечение теннисом. Противная сторона хранила молчание.

Хог обрисовал суть дела: загадочная смерть, таинственный контракт, которого никто не видел; странное отсечение головы и хранение клиентки, о которых известно только ее сыну; причем этот сын к тому же является главным инвестором компании «Передовые технологии, инкорпорейтед». Он требовал доказательств, что все сделано в соответствии с волей Хелен Чарльстон Уинслоу, что она действительно умерла до отсечения головы, а также проведения аутопсии для получения доказательств того, что именно кровоизлияние в мозг явилось причиной ее смерти.

Артур Уинслоу смотрел прямо перед собой и ни разу не взглянул в глаза Бланш. От группы юристов за его столом выступил крепкий невысокий мужчина по имени Ричард Камус. Он представил Артура любящим сыном, мать которого умерла у него на руках, преданным сыном, в точности выполнившим ее последнюю волю: он немедленно доставил тело в лабораторию для сохранения, и есть надежда, что в будущем покойной смогут возвратить жизнь и молодость. Сама Хелен Уинслоу давно интересовалась их исследованиями, выделяла значительные средства на разработку новых технологий заморозки и омоложения при оживлении.

- Ваша честь, мы сомневаемся, что любящий сын позволил бы изувечить тело матери, если хотел оживить ее в будущем,- заметил Рэндал Хог.

- Голова являлась самой существенной частью тела, и таким образом удалось значительно снизить затраты на сохранение, - возразил Камус от имени защиты.

Хог презрительно фыркнул.

- У этой женщины произошло кровоизлияние в мозг, как нам сообщили. Кажется, с телом все было в порядке, а вы избавились именно от этой части, хотя Хелен Уинслоу легко могла позволить себе такие траты. Я в это не верю, и присяжные тоже не поверят.

- Это было оговорено в контракте, - ответил Камус.

- Так давайте посмотрим его, - предложил Хог. Воцарилось долгое молчание. Камус шептался с коллегами, Артур нагнулся к ним, слушая и хмурясь.

- При составлении контрактов с нашими клиентами в их тексты вносится конфиденциальная информация компании, касающаяся процедур и медицинского состояния, требующего их применения. Поданные нами заявки на патенты могут оказаться под угрозой, если эти сведения обнародовать. Наш клиент одобряет каждый этап процесса, и поэтому в контракт приходится включать информацию, способную нанести ущерб компании.

Судья Максвелл улыбнулся и посмотрел на Хога.

- Тогда давайте передадим дело в суд, чтобы я мог потребовать предъявить контракт и любые другие необходимые документы, которые могут быть принятыми в качестве доказательства по этому делу, - сказал Хог. - Ваша честь, возможно, речь идет о тяжком преступлении. Я имею право знать, соблюдались ли установленные законом процедуры во время смерти Хелен Уинслоу и после нее и действительно ли эти процедуры проводились в соответствии с ее завещанием.

Судья Максвелл скрестил руки на груди и посмотрел сверху вниз на Ричарда Камуса:

- Контракт является документом, который может быть принят в качестве доказательства, господин адвокат. Заявки на ваши патенты поданы и защищены законом о патентах. Почему вы так сопротивляетесь?

- Я только что объяснил, ваша честь, - ответил Камус.

- Понимаю. Но позвольте мне вам кое-что сказать. Я простой человек, который предпочитает простые решения проблем. Я изучил краткое изложение дела, которое вы, джентльмены, представили от имени ваших клиентов. Здесь явно кроется некая тайна, которая может оправдать, по крайней мере, дальнейшее расследование, и мне кажется, мы сможем многое узнать, взглянув на этот контракт. Мы узнаем еще больше, вынеся постановление об аутопсии, которого требует адвокат Хог в своем заявлении. С другой стороны, если я не увижу ничего такого, что подтверждало бы подозрение о смерти в результате неправомерных действий, не будет никаких причин начинать долгий и дорогостоящий судебный процесс. Есть большой смысл показать нам этот контракт, господин адвокат. Как вы считаете?

- Я не хочу создавать прецедент, ваша честь, - сказал Камус. Артур дергал его за рукав и что-то шептал.

- Никакой прецедент не может быть установлен, господин адвокат. Это предварительное слушание. Мы ищем доказательства, которые оправдали бы судебный процесс., Хог и Бланш поспешно о чем-то посовещались, и Бланш кивнула.

- Ваша честь, - заявил Хог, - моя клиентка не будет настаивать на аутопсии и отзовет обвинения, если ее удовлетворит содержание контракта сестры с «Передовыми технологиями».

Артур и его адвокаты снова посовещались, у них явно возникли разногласия. Артур хлопнул ладонью по столу, чтобы подкрепить свои доводы. В конце концов, Камус откашлялся и сказал:

- Мы не были готовы предъявить контракт, когда явились сюда, ваша честь, но мы можем попросить принести сюда копии, если это настолько необходимо. Мы считаем, что в интересах обеих сторон избежать затрат и огласки судебного процесса.

Судья Максвелл взглянул на часы.

- Сейчас около десяти. Мы возобновим слушание в час дня. В распоряжении адвоката Хога будет по крайней мере час на изучение контракта и формулировку вопросов. Так или иначе, надеюсь, мы сегодня уладим это дело. - Он улыбнулся всем, глядя сверху вниз. - Пора выпить кофе, - заявил он и легонько стукнул судейским молотком.


***

- Не удивительно, что они не хотели, чтобы мы его увидели, - сказала Бланш. - Это не только возмутительно, но даже непристойно. Хелен никогда бы не согласилась на подобное.

- Ты согласна, что это ее подпись?

- Да, подпись похожа. Но подпись можно подделать, Рэндал.

- Сомневаюсь, Бланш. Думаю, тебе придется признать, что Хелен перед смертью участвовала в экспериментах «Передовых технологий» в качестве подопытной, и то, что происходит сейчас, является продолжением этой работы.

- Какой работы?

- Хороший вопрос. Какой бы она ни была, Артур Уинслоу должен был ее одобрить, а в остальном: «Мое тело можно использовать в любой форме и для любых целей в рамках проекта НЭНСИР». Аббревиатура непонятная и необычная. Нам необходимо выяснить, что означает НЭНСИР. Это единственный неизвестный член уравнения. В остальном же Хелен разрешила им делать с ней все, что угодно, после смерти.

- Они ей запудрили мозги, чтобы получить деньги. Вероятно, это связано с проектом НЭНСИР.

- Мы можем продолжать требовать аутопсии, - сказал Рэндал, - но держу пари, она умерла именно так, как они утверждают. И возможность увидеть контракт не укрепила наши позиции, Бланш, а ослабила их. Они документально подтвердили полное согласие Хелен на процедуру. Все, что мы можем теперь сделать, - это доказать, что данное согласие у нее каким-то образом получили силой.

Они сидели на скамейке возле зала суда. Артур шествовал по коридору в окружении свиты, и Бланш бросила на него злобный взгляд.

Артур оторвался от группы. Камус попытался схватить его за руку, но промахнулся. Артур направился прямо к Бланш. Рэндал поднялся, готовый защищать ее, но Артур резко остановился. Его круглое лицо покраснело, он встал перед ней и сердито подбоченился. Бланш внезапно захотелось рассмеяться ему в лицо.

- Кажется, вы все еще не удовлетворены, - произнес Артур.

- Возможно, это произойдет, если вы объясните нам, что такое проект НЭНСИР, - сказал Рэндал.

- Это не ваше дело.

- Может, и наше, если оно связано с принуждением и фальсификацией. Посмотрим, что скажет судья.

- Чудовище, - прошипела Бланш, - ты разрешал проводить опыты с телом собственной матери.

- Ты же ничего не знаешь, - закричал Артур. - Мама была бы в ярости, если бы слышала, что ты несешь!

Подошел Камус и потащил Артура прочь.

- Вы ничего этим не добьетесь. А они не могут выдвинуть против нас обвинение, - сказал он.

- Посмотрим, - ответил Рэндал. Бланш улыбнулась, довольная мальчишеской яростью Артура.

- Ты всегда впадал в бешенство, когда не мог сделать что-то посвоему, дорогой. Если бы ты был моим сыном, я бы такого не допустила.

- Какое счастье, что у тебя нет детей, - огрызнулся Артур.

- Артур, прошу вас! - Камус обеими руками тащил его прочь.

- Нет! Это нужно прекратить сейчас же! Я прикажу доставить сюда аппарат НЭНСИР. Это все решит - раз и навсегда.

- Патенты, Артур. Мы не можем…

- Заявки на патенты поданы, а слушание закрытое. Если материалы просочатся в прессу, мы подадим на нее в суд и отберем все, что у нее есть. Отпустите меня! - Артур вывернулся из рук Камуса и ткнул в сторону тетки трясущимся пальцем: - Теперь ты получишь!

Все были поражены, когда Артур в ярости бросился прочь. На мгновение Рэндал Хог и Ричард Камус посочувствовали друг другу - как коллеги. Рэндал огорченно пожал плечами, а Камус сказал:

- Что я могу поделать? Деньги его, и он тут командует. Совет, конечно, возложит вину на меня.

Рэндал грустно покачал головой. Услышанное озадачило Бланш. Два часа спустя она все поняла.


***

- Что это такое? - спросил судья Максвелл, усевшись на место. Он указал рукой на большой черный экран и компьютерную стойку с проекционной системой, стоящие возле одной из стен зала суда. Две видеокамеры с объективом «рыбий глаз», установленные на стойке, были направлены на середину комнаты.

- Мой клиент желает устроить демонстрацию, которая, по его мнению, прояснит дело, ваша честь, - ответил Камус.

- Вы не возражаете, адвокат Хог?

- Нет, ваша честь. У нас по контракту возникли только вопросы, связанные с подробностями проекта НЭНСИР, а нам обещают, что демонстрация даст необходимые ответы.

- Хорошо. Можете продолжать, адвокат Камус.

- Демонстрацию будет проводить Артур Уинслоу. Он знаком с этой техникой и регулярно Пользуется ею со времени смерти матери. -Максвелл взглянул на Хога.

- Возражений нет, ваша честь.

Артур встал, поправил узел галстука и подошел к компьютеру. Потом повернулся, откашлялся и скрестил руки над животом.

- В аппарате за моей спиной находится то, что мы называем НЭНСИР, модель №10. НЭНСИР значит «Наноэлектронная нейро-система искусственного разума». В сущности, это комбинация мозга, в котором хранится информация, и центра обучения, способного синтезировать новые данные на основе старых. Другими словами, это система искусственного интеллекта с мозгом на полупроводниках, сделанным из углеродных нанотрубок с добавлением редкоземельных элементов.

Артур открыл дверцы у основания стойки и показал нечто похожее на сплошной куб из серебристого металла.

- Это мозг.

Все тупо уставились на него, силясь понять и осознать важность сказанного.

- Ерунда, - буркнула Бланш, и Артур ее услышал.

Он гневно взглянул на тетку, закрыл дверцы стойки и тихо сказал:

- Это мозг моей матери, и, если вы готовы слушать, я вам расскажу, как все произошло.

Бланш ахнула. Рэндал сжал ее локоть и заставил замолчать. Артур вспыхнул, его голос дрожал.

- Все это началось со сверхпроводящего квантового интерферометра Джозефсона для записи влияния магнитных бурь на мозг эпилептиков, но по мере увеличения разрешающей способности аппаратуры наши ученые начали замечать повторение графиков нейронных токов, связанных с определенными мыслями, особенно в области воспоминаний. Мы вскоре добрались до нейронного уровня. Каждое воспоминание, каждая мысль представляет собой определенную трехмерную электрическую модель в реальном времени. Это похоже на сканирование картины, подобное и совершает НЭНСИР, создавая библиотеку воспоминаний и мыслей, из которой система искусственного интеллекта может снова воссоздать картину в соответствии с любым сценарием.

Голос Артура оборвался. Казалось, он пытался справиться с собой, достал носовой платок и вытер лоб. Его глаза внезапно наполнились слезами.

- Именно мама предложила использовать НЭНСИР для хранения чего-то большего, чем тело любимого человека после его смерти.

Артур поперхнулся, снова откашлялся и высморкался в носовой платок. Бланш закатила глаза и вздохнула.

- Она интересовалась многими вещами, и у нее уже случилось несколько мелких инсультов, несколько раз она временно теряла память, и это ее напугало. Мы с ней были так близки… Она слышала о процессе заморозки в «Передовых технологиях». Если случится что-то катастрофическое, мы хотели оставить себе надежду. Медицина развивается быстро… А потом люди из «Передовых технологий» рассказали нам о НЭНСИРе. Они искали добровольца для опыта. И мама вызвалась…

Артур сделал два шага к Бланш и указал на нее пальцем.

- Пока ты порхала тут со своими элитными светскими проектами, мама вносила большой вклад в науку и технику. Она финансировала весь проект, и в течение пяти лет она все ночи и много дней провела в шлеме интерферометра на голове. Сигналы ее мозга расшифровывали и наносили на карту. Мама как раз занималась этим в тот день, когда она… она…

Артур замолчал, тяжело Вздохнул и вытер глаза платком.

- Это отвратительно, - пробормотала Бланш слишком громко. Артур бросил на нее взгляд.

- Почему бы просто не дать маме рассказать об этом самой, - тихо произнес он..

- Рэндал, сколько еще нам придется это слушать? - спросила Бланш.

- Ваша честь, - начал Рэндал, - я бы хотел…

- Я собирался устроить демонстрацию, важную для слушания, и получил на это разрешение суда, - веско сказал Артур.

- Действуйте, - произнес судья Максвелл. - Думаю, в данный момент у нас недостаточно информации по истории вопроса.

- Эта информация является собственностью компании, ваша честь, - вдруг встал Камус, пока Артур шел к аппарату. - У нас должна быть гарантия, что подробности демонстрации ни в каком виде не выйдут за пределы этой комнаты.

- Это закрытое слушание, леди и джентльмены. Все сведения, полученные здесь, в том числе в процессе демонстрации, останутся здесь. Любая утечка информации неблагоприятно скажется на судебных процессах в будущем и повлечет обвинение в нарушении конфиденциальности. Это всем понятно?

Все закивали в знак согласия.

- Да, ваша честь, - хором ответили Рэндал и Камус. Внезапно раздался гул голосов, но быстро смолк. Артур сел за клавиатуру, его пальцы забегали по кнопкам. Он был похож на органиста, но вместо органа стоял монитор, и широкий черный экран вытянулся над ним подобно парусу между двумя камерами «рыбий глаз». Возник шар света, но не на экране, а перед ним. Шар разгорался все ярче. Перед публикой появилось трехмерное изображение комнаты. Стены комнаты были белыми, пол устилал красный ковер. В ней стояли диван и два кресла, обитые красной кожей, и стеклянный кофейный столик с красными розами в вазе на переднем плане. Три пушистых тканых панно всех цветов радуги висели на стенах.

В дальней стене комнаты виднелся дверной проем. Кто-то прошел мимо него. Мужчина. Бланш почувствовала, как ее сердце пропустило удар. Человек лишь промелькнул в дверях, но его лицо показалось ей знакомым.

А потом появилась женщина. Высокая, одета в красный шелковый халат, седые волосы красиво уложены волнами, обрамляющими лицо. На вид лет пятьдесят, а может, тридцать. Она прошла походкой модели, держась прямо и вызывающе, подошла к дивану, села, закинула ногу на ногу и улыбнулась.

Бланш ахнула:

- Боже милостивый, это Хеден, так она выглядела много лет назад, - шепнула она Рэндалу.

Казалось, женщина смотрит прямо на нее.

- Ну, они сказали, можно выбрать любой возраст, какой нравится… Бланш, судя по твоему хмурому лицу, я бы сказала, что мы все еще в ссоре. Это так?

Голос был низким и хриплым, этому голосу Бланш завидовала больше шестидесяти лет. Мужчины слетались на него, как мухи на мед. Губы Бланш шевельнулись, но с них не слетело ни звука.

- Нет? А мне говорили другое. - Взгляд женщины переместился. - Привет, милый. Наверное, это суд, да?

- Да, мама, - ответил Артур.

Судья Максвелл улыбался, казалось, он был увлечен происходящим.

- Возможно, вам следует представить нас вашей э… матушке, - сказал он.

Артур сильно покраснел, его, по-видимому, смутила эта просьба.

- Я не совсем уверен, что…

- Неважно, дорогой. Я вполне могу представиться сама, - произнесло парящее изображение женщины. - Официально я - это НЭНСИР, но некоторым техническим сотрудникам нравится называть меня Нэнси. Это очень мило, но не совсем точно. Во всех отношениях, видите ли, я являюсь Хелен Уинслоу, я основана на ее личности, но меня синтезировала и развивала до настоящего состояния система НЭНСИР. Я бы предпочла, чтобы вы называли меня Хелен, потому что это я и есть, но я согласна на имя Нэнси, если вам так больше нравится.

- Но вы являетесь системой искусственного интеллекта, - заметил Максвелл.

- Все присутствующие в этой комнате функционируют как искусственные интеллекты, ваша честь. Мы храним и вызываем в памяти воспоминания, мы думаем, обучаемся и синтезируем новые идеи на основе старых. Единственная разница между вами и мной - это наши компьютеры. Ваши - органические, невероятно компактные, зато медленные. Мой компьютер больших размеров, зато работает очень быстро.

- Вы знаете, почему вас доставили в зал суда?

- Думаю, да. Артур был очень расстроен, когда пытался мне это объяснить.

Женщина перевела взгляд на Бланш и посмотрела ей прямо в глаза.

- Я тоже была бы очень расстроена, если бы меня кто-то попытался обвинить в убийстве.

- Это предварительное слушание, официально не выдвинуто никаких обвинений, миссис э… - Максвелл сделал паузу.

Призрак рассмеялся тем глубоким, горловым смехом, который так хорошо помнила Бланш. Он много лет кружил головы мужчинам на больших и маленьких сборищах, не обещая ничего, кроме присутствия Хелен.

- Вы не знаете, как меня называть, - сказала она. - Если назовете «Хелен», вы признаете мое преображение, и, о Боже, какой это создаст прецедент!

Она снова рассмеялась. Максвелл улыбнулся.

- Так зовите меня «Нэнси», но помните, кто я на самом деле, когда услышите то, что я хочу сказать. В любом случае вся эта запутанная история - отчасти моя вина, и я намерена распутать этот клубок.

- Очень хорошо, Нэнси, - произнес Максвелл, повернулся и посмотрел на собравшихся в комнате людей, охваченных тревожным ожиданием. - Можно задавать вопросы, джентльмены. Мистер Хог, хотите начать?

- Рэндал, это абсурд, - прошептала Бланш, когда Рэндал встал.

- Мы должны считать эту… Нэнси правомочным свидетелем, ваша честь?- спросил Рэндал.

- Вы хотели узнать о системе НЭНСИР, - напомнил Максвелл, и глаза его насмешливо блеснули. - Ну вот она, перед вами.

- Я не думаю, что машина может…

- Это ни к чему не приведет, ваша честь, - сказала Нэнси. - Я никогда не могла заставить адвокатов что-то понять, даже тебя, Рэндал, и сейчас будет то же самое. Все происходящее касается лишь двух сестер. Вся проблема - в деньгах, а остальное - дым. Поговори со мной, Бланш. Мы можем уладить это недоразумение за несколько минут, если ты позволишь.

- Очень сомневаюсь, - вставил Артур, хмуро глядя на Бланш.

- Артур, - обратилась к нему Нэнси, - ты мне обещал, что согласишься с тем, о чем я сегодня сумею договориться. И не станешь дуться. Просто делай то, что тебе говорит мать. Сядь рядом со своими адвокатами и позволь мне самой заняться этим делом.

- Я не стану разговаривать с этой… с этой штукой, - сказала Бланш.

- Ваша честь, перед нами подделка, - высказался Рэндал Хог. - мистер Уинслоу явно запрограммировал машину на подобный спектакль, и я обязан…

- Скажите, может быть, я смогу быть чем-нибудь полезной? - перебила его Нэнси. Не успела она закончить предложение, как в дверях за ее спиной появился мужчина и что-то тихо произнес. Он был одет в белый купальный халат и держал в руке зубную щетку. Нэнси повернулась и довольно громко ответила:

- Потом, милый. Сейчас я немного занята. - Мужчина казался разочарованным, но скрылся за дверью.

Жар бросился в лицо Бланш. Этим мужчиной был Фред, покойный муж Хелен, но сейчас он выглядел сорокалетним или чуть старше пятидесяти. Шок, который она испытала, когда узнала его, наверное, отразился на ее лице, так как призрак по имени Нэнси улыбнулся ей.

- Он такой милый, но слишком нетерпелив, и мне придется потрудиться, чтобы облечь его плотью. Многие мои воспоминания относятся к тому времени, когда он болел… Ты помнишь, как это было тяжело, Бланш?

- Да, - ответила Бланш и спохватилась. - То есть…

- Знаю, знаю, - перебила ее Нэнси. - Это реально для меня, но не для тебя. Кажется, только вчера я была старухой, у меня болели суставы, все время случались обмороки… а еще я помню, как Артур нагнулся надо мной и истерически закричал… а потом - ну, потом уже ничего не было. Ни туннеля света, ни ангелов для старушки Хелен. Я просто вдруг очутилась здесь, сначала дряхлая, но никакой' боли не было, и все, о чем я думала, все, что я помнила и желала из прошлого, просто происходило, когда мне этого хотелось. Конечно, я еще помнила всю загрузку памяти. Боже мой, я надевала этот их высасываюший мозги шлем и спала в нем целых пять лет! Но я не могла предугадать, как все это будет, пока не попала сюда. Глаза Нэнси влажно заблестели.

- Сначала мне было одиноко… Поверишь ли, Щекотка, я скучала по тебе. Я знала, что ты на меня злишься, а я не успела помириться с тобой до своего ухода. Прости меня.

Бланш почувствовала, как у нее перехватило горло. С семи лет ее никто не называл «Щекоткой». На секунду это даже смягчило сердце непреклонной дамы, но она снова превратила его в камень.

- Ты предпринял кое-какие изыскания, Артур, - заметила она. - Со мной это не пройдет.

Артур вскочил со своего места, но Камус обхватил его за туловище и крепко держал.

- Прекрати, Артур! Если хочешь продолжать беседы со мной, сейчас сиди тихо и молчи. Приступы гнева недопустимы для мужчины твоего возраста. Ты хочешь, чтобы мне за тебя было стыдно?

Артур рухнул на стул, словно его ударили. Нэнси сердито посмотрела на Бланш.

- Ты всегда умела ужалить человека, но становилась трусихой, когда приходилось противостоять мне. Да, я хочу убедить тебя: я то, что осталось от Хелен; собственно говоря, я большая ее часть, если вычесть физическую форму. Я могла бы долгие часы напоминать тебе о том, что знаем только мы с тобой, например, как ты меня укусила, когда я не разрешила тебе играть с моими куклами. Об этом мы даже маме не рассказывали… А еще о том, как я застала тебя и твою ненормальную подружку Эллен, когда вы занимались кое-чем интересным с малышом Уолтемом у нас в гараже. Держу пари, подробности вызвали бы оживление в этом зале.

- Ты не посмеешь! - крикнула Бланш и вскочила, грозя кулаком.

- Я бы посмела, но не стану этого делать, поэтому сядь на место, Бланш, - ответила Нэнси. Она поднялась, шагнула вперед и наклонилась, словно заглядывала в объектив камеры. - Было бы забавно снова увидеть, как ты выкручиваешься. Теперь, когда меня нет рядом, держу пари, ты на всех наезжаешь. Хочешь посмеяться? Я сейчас получаю большое удовольствие. Мне не хватает наших ссор - они меня бодрили.

Глаза Бланш наполнились слезами.

- А я по ним вовсе не скучаю. И по тебе тоже.

- О, ты хотела сделать мне больно, но тебе это не удалось. Ты очень по мне скучаешь, Щекотка. Сестры это чувствуют. И это одна из причин твоей злости. Ох, воспоминания продолжают возникать во мне. Держу пари, я могла бы синтезировать твою более молодую вер-» сию, и мы могли бы все время ссориться прямо у меня в гостиной. Фред не стал бы возражать. Он давно уже к этому привык…

- Дамы, дамы, прошу вас! - вмешался судья Максвелл. - Нам нужно получить ответы на важные вопросы, а вы сводите личные счеты.

На этот раз Максвелл не улыбался. Бланш спрашивала себя, видит ли он фальшивку в том, что Артур делает при помощи этой машины, и как это существо выставляет ее злобной старой дурой. У нее тряслись руки. В точности как во время ее ссор с Хелен все эти годы. Это было тйк реально, так достоверно…

- Вопрос первый, - сказал Максвелл. - Как умерла Хелен Уинслоу?,

- Я полностью отключилась, как я уже сказала. Мне сообщили, что произошло обширное кровоизлияние в мозг, - ответила Нэнси. Она опять села на диван и закинула ногу на ногу.

- Хорошо. Вопрос второй: почему сохранили голову Хелен путем замораживания, отделив от тела?

Нэнси на секунду задумалась.

- Ну, я помню, в контракте сказано, что мое тело могут использовать любыми способами, чтобы содействовать проекту НЭНСИР. Одна лишь голова имела значение. Некоторые данные списали из нее сразу же после того, как я - мне следует сказать Хелен - умерла. В памяти Хелен был последний образ Артура. Ох, прости, милый. Мне приходится быть Нэнси, чтобы отвечать на вопросы, но ты-то знаешь, кто я.

Артур плакал, уткнувшись лицом в носовой платок.

- Отделение головы от тела Хелен не было средством сэкономить деньги?

- Ну, это давало кое-какую экономию, но тело не представляло никакой ценности, там нечего оживлять. Теперь уже неважно. Я здесь, у меня есть мой Фрэд, мой Артур. Мы разговариваем, когда только пожелаем, не правда ли, дорогой?

Слезы текли по щекам Артура. Он кивнул, улыбнулся и громко. высморкался в платок.

- Он держит нас у себя в гостиной, - прибавила Нэнси. - Ради этого стоило пойти на дополнительные затраты, но вот тут у, меня возникли неприятности с Бланш. Я никогда не думала, что ей будет жалко пары миллионов; у нее всегда было больше денег, чем у нас с Фрэдом. Просто я слишком увлеклась проектом, наверное. Я ошиблась. Ошиблась, потому что обещала Бланш эти деньги для ее фонда.

Но потом начались потери сознания, и Артур был так расстроен и одинок, и мы… мы просто хотели быть вместе, по крайней мере, пока он не найдет себе ту самую особенную девушку…

Артур снова зарыдал. Все присутствующие избегали смотреть друг другу в глаза.

- Господи, Боже, - произнесла Бланш. Нэнси ощетинилась.

- Ох, заткнись, Бланш. Я не жду, что ты поймешь, но нет ничего сильнее любви матери к своему единственному сыну. У тебя никогда не было детей, потому что ты их не хотела. А я хотела, так что постарайся отнестись к этому с уважением.

Она повысила голос. Ее компаньон вошел в комнату, подошел к ней сзади, опустил ладони ей на плечи и легонько сжал их.

- Лед тает. Я по тебе скучаю. - Он поцеловал ее в макушку. Нэнси накрыла руками его ладони и показала прямо на Бланш.

- Видишь тут кого-нибудь из знакомых?

Мужчина вгляделся. У Бланш не оставалось сомнений, что она смотрит на Фрэда Уинслоу, каким он был лет за двадцать до своей смерти.

- Это Бланш? Почему она так постарела? Снова низкий смех.

- Я потом объясню, милый. Приду через минуту. Поцелуй меня. Он осторожно поцеловал Нэнси в губы и ушел.

Нэнси бросила на Бланш взгляд, полный страсти.

- Его еще нужно усовершенствовать, но он уже вполне мужчина. Я заставляю его ждать, так что давай перейдем к делу, Бланш. Я - Хелен, нравится это тебе или нет. Но я также очень хороший искусственный интеллект. Этот судья нам не поможет. Слишком много прецедентов затронуто: законность показаний искусственного интеллекта, законность замены искусственным интеллектом человека, мертвого или живого, и так далее, и тому подобное. Думаю, судье не захочется столько раз мелькать на страницах юридических журналов. Я правильно излагаю, ваша честь?

- Эти рассуждения соответствуют моим мыслям, в разумных пределах, - ответил Максвелл с таким видом, будто все это его слегка забавляет.

- Значит, остаемся ты и я, Бланш. Сколько тебе нужно, чтобы прекратить весь этот скандал? Два миллиона? Три? Как насчет четырех? Это максимум. Иначе тебе придется начинать процесс, а нам не найти присяжных достаточно умных или с достаточно богатым воображением, чтобы поверить в то, что я именно та, за кого себя выдаю. И ты ничего не получишь.

Бланш взглянула на Артура.

- Я выпишу твоему фонду искусств чек на ту сумму, которую укажет мама, от имени моих родителей, - сказал он.

Рэндал пожал плечами и вопросительно приподнял бровь. Адвокаты за другим столом отвели глаза. Воцарилось долгое молчание, тяжелое для всех тех, кто ждал.

- Три миллиона, - произнесла Бланш.

- Выпиши чек, Артур, - приказала Нэнси, поднимаясь и разглаживая ладонями халат на бедрах. - Поговорим с тобой вечером. А сейчас у меня свидание с твоим отцом… Бланш, пожалуйста, заходи как-нибудь на чай. Мы должны видеться - и Артур не будет против, правда, дорогой?

Артур молча кивнул, явно недовольный этой просьбой.

- Нам следует почаще беседовать, и мне бы хотелось знать, как идут дела в твоем фонде. Полезно иметь разнообразные интересы, когда у меня столько свободного времени. Обещаешь, что скоро зайдешь?

Бланш шевельнула губами, но не смогла заставить себя ответить.

- Тогда до свидания, - сказала Нэнси и вышла из комнаты. Артур выключил машину, и белая комната с красной мебелью исчезла. Нэнси исчезла - и Хелен тоже.

- Надо отразить в документах, что стороны договорились, не доводя дело до суда, - сказал Максвелл с видом человека, довольного разрешением дела и испытывающего немалое облегчение. - Слушание закончено.

Все направились к выходу. Артур ждал Бланш у двери.

- Ты получишь чек завтра или послезавтра, - сказал он. - Знаешь, мама говорила серьезно, когда приглашала тебя. Только предупреди меня заранее о своем визите. Мне ведь не обязательно быть дома. Мой секретарь умеет загружать НЭНСИР.

Бланш отвела взгляд в сторону.

- Не думаю, что приду, Артур, - ответила она. Позже она передумала.


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org17.06.2008

Содержание:
 0  вы читаете: Последняя воля Хелен : Джеймс ГЛАСС    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap