Фантастика : Социальная фантастика : Золотые нити : Павел Губарев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.

Рассказчик запнулся. Витнесс, прежде разглядывавший ногти на правой, непокалеченной руке, поднял глаза и оглядел сидящих на скамеечках в осеннем парке. Понурые, серьёзные лица пятерых немолодых мужчин. Никто не смотрит друг на друга, занятый своими мыслями, а мысли отнюдь не весёлые. Ещё бы. И как всё же хорошо, что строки Шекспира разрядили этот спор. Витиеватые фразы древней поэзии ветерком коснулись распалённых спорщиков и утихомирили на несколько минут, даром, что зачитали стихи лишь в качестве очередного аргумента.

Рассказчик откашлялся и продолжил:


Кто бы согласился,
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!

Дабт захлопнул книжку и торопливо спрятал её под свой толстый вязаный свитер: в любой момент сюда могла нагрянуть медсестра и прости-прощай тогда и Шекспир, и ставшие привычными нелегальные посиделки. В санатории «Хэдж-Сэппорт» за пациентами следили внимательно: как-никак раковые больные. А значит — интенсивная терапия и строжайшее слежение за психическим состоянием. Последнее выражалось в регулярных «психотренингах» большими группами на свежем воздухе, ритмичном скандировании речёвок, подвижных играх и тому подобной чепухе, заполнявшей каждую минуту жизни пациентов, чтобы не проскочила ненароком ни одна капелька мрачной философии.

Да, за такое нарушение режима по головке бы не погладили. А им — пятерым старикам, случайно обретшим друг друга, узнавшим себе подобных по застывшему вопросу в глазах, — было нужно до смерти собираться вновь и вновь в укромном уголке и говорить, спорить до хрипоты. О чём? Ну о чём могут спорить несколько человек, приговорённых болезнью к смерти?

— Ты замечательный чтец, Дабт, — улыбнулся Витнесс, желающий потянуть эту паузу.

— Спасибо, — сухо ответил тот, — очень жаль, однако ж я читал, увы, не для того, чтобы понаслаждаться стихами.

— Вот уж действительно, — отрезал Скепс.

Витнесс поморщился: голос, да и внешность Скепса были под стать его имени — острые, резкие, режущие. Худое, вытянутое лицо, назойливые серые глаза. Не сказать, чтобы Скепс его раздражал — но держал в постоянном напряжении своими нигилистскими замечаниями.

— Стихи-то может и красивые, — продолжил мысль Скепс, — но подобный бред, положи его хоть на музыку, бредом и останется.

— Ты не согласен с Шекспиром? —  миролюбиво спросил толстяк Детто, самый скромный из компании.

— А почему я должен быть с ним согласен? —  взвился Скепс, — Только потому, что он великий поэт? Бросьте! Да каждый из нас здесь сидящих знает, что такое страх смерти лучше, чем десять Шекспиров. Господа, прекратите прислушиваться к чужому мнению, прислушайтесь к своим ощущениям! Вы же знаете, и ох, как знаете, что такое животный страх смерти. Слышите слово? Животный! Страх смерти обусловлен только биологически и на самом глубоком уровне. Вспомните тот момент, когда вы узнали, что у вас рак. Вспомнили?

Лица собеседников помрачнели. Снова никто не смотрел друг на друга.

— Вы почувствовали физически, как нечто холодное заползает в вас. Комок в горле, щекотка где-то в животе — вот ваши ощущения. Вспомнили? Панический ужас, лишающий рассудка в первую минуту и постоянный гнетущий страх все эти дни после. Страх липкий, навязчивый, не отпускающий ни на секунду, несмотря на все эти, — Скепс указал кончиком длинного носа в направлении аллеи, — игры да речёвки. Это что — страх неизвестности? Вы хотите сказать, что этот жуткий страх — результат работы мысли? Ах, вот мол, я не знаю, что меня там ждёт и поэтому боюсь? Чушь! Наше желание жить, наш страх смерти спрятаны так глубоко в подсознании, что никакие чисто умственные усилия не в состоянии их победить. Вы тут все эти дни только и делаете, что пытаетесь найти более или менее приличное, благородное оправдание своему животному нежеланию умирать, и…

— Ну-у-у, — неуверенно потянул Дабт, — человек — существо сложное, и нельзя его опускать до уровня зверя, который…

— Бред! —  презрительно воскликнул Скепс и мерзко хихикнул. —  Не думайте, что вы тут высокие интеллектуалы, и коленки у вас трясутся только лишь потому, что не знаете, где окажетесь после того, как, пардон, копыта двинете. Вы боитесь. И боитесь точно так же, как тот бычок, которого вели на убой перед тем, как сделать из него котлету, которую мы с вами, между прочим, слопали сегодня на завтрак.

— И всё же…. — Дабт потёр лысину и оглянулся на собеседников в поисках поддержки. — Человек — это не зверь, он в состоянии бросить вызов… он может… ведь неоднократно люди подвергали себя риску смерти из любопытства…

— И много таких? —  с деланной серьёзностью спросил Скепс.

— Ну…. Я…. Э-э-э… вот возьмём сейчас даже не самоубийц, а…

— Я думаю, что Шекспир был прав.

Голос Витнесса прозвучал так неожиданно, что сидящие вздрогнули и уставились на него. За много дней споров Витнесс говорил крайне редко, словно бы и не касались его их общие проблемы. Лишь сидел на любимой скамейке, привычно пряча изуродованную руку под тёмно-зелёным пиджаком, да поминутно расчёсывал свои седеющие, но по-прежнему густые волосы.

— Я думаю, что Шекспир был прав, и могу это доказать, — всё так же отчеканил Витнесс, но заметно было, что пожалел об этом. Теперь уж точно придётся рассказать всё до конца.

Собеседники смотрели на него, не мигая. Все молчали, но и так было понятно, что от Витнесса ждут продолжения. Выдержав паузу, чтобы собраться с духом, он начал говорить, стараясь быть как можно тише и смягчая свои обычно металлические интонации.

— Так вот слушайте. Но пусть это останется между нами. Ладно? Смутная это история, я старался не рассказывать об этом раньше. — Витнесс запнулся, не зная, с чего начать. — Вот, кстати говоря, именно тогда, — он высунул покалеченную руку из-под пиджака и помахал ею в воздухе, — меня и разукрасили.

— Да? —  обиженно воскликнул Детто, — ты всегда говорил, что это работа космозоологом тебя наградила. А я-то уши развесил. Такая увлекательная байка про алайского тигра была…

— Это всё было, — поморщился Витнесс.

— И алайский тигр?

— Было, было, — успокоил его Витнесс, — и тигр был. Да только не он меня тяпнул — я его раньше застрелил. Это дело рук человека.

— Однако ж он тебя, — удивлённо выдохнул Детто. —  Ну рассказывай.

Витнесс прикрыл глаза, колеблясь, но через пару мгновений уже начал говорить, так, словно бы мысленно репетировал рассказ сотнями бессонный ночей — чётко, слово за словом, выстраивая по кирпичикам здание правды.

— Я действительно начинал карьеру космозоологом, но оставил занятие ещё в начале прошлого века. В 2105-м, меня — ещё довольно молодого учёного — заприметили некие спецслужбы. Что, надо сказать, для меня не было неожиданностью: в те времена, как и, скорее всего, в наши дни, космос кишмя кишел всякого рода организациями, ведущих разработки различной степени секретности. Чёрт его знает почему. Может, и вправду много опасного и заманчивого было тогда на чужих планетах, а может, необжитые места всего-навсего удобное место для нечистоплотных экспериментов. Так или иначе, я и пикнуть не успел, как оказался втянут в одну из спецлабораторий, деятельность которой, мягко говоря, не афишировалась. Как и следовало ожидать, вивисекцией космических зверушек наши доблестные спецслужбы занимались в таких масштабах, что десятой части увиденного мной хватило бы на то, чтоб от злости лопнула целая орава видавших видов гринписовцев.

И наша лаборатория была кошмарищем из кошмаров. Нам сливали, пожалуй, самую жуткую, неприятную работу, отброшенную другими исследовательскими центрами. Ежедневно мы резали инопланетных тварей блестящими скальпелями, поливали кислотой, жгли горелками, травили газами, замораживали, выкидывали в вакуум… да мало ли. Десятки копошащихся в прозрачных контейнерах созданий отдавали души своим инопланетным богам во имя земной науки. Было ли нам их жалко? Не знаю. Не задумывались мы тогда. Только работали без устали, выдавая мегабайты исследований. Человечество в те годы было словно большой тысячерукий ребёнок, первый раз в жизни попавший в бескрайний диковинный зоопарк. Перебегает от клетки к клетке, глазеет, визжит от восторга, хватает всё без разбору, рассматривает, бросает, бежит к следующей… Ведомо ли ребёнку чувство жалости?

Сегодня я и не помню тех зверей. Они слились для меня в один смутный образ. Что-то непрестанно шевелящееся, мокрое, истекающее какой-то белой дрянью, агонизирующее. Только иногда снятся те, невесть откуда взявшиеся мыши с красными шляпками. Если бросали их в воду, надувались изнутри, пока не превращались в белый с красным кружком шарик. Сам не верил, пока не увидел своими глазами. В моих снах они раздуваются, раздуваются, всё больше и больше до гигантских размеров. А я всё боюсь, что они лопнут, обдав меня чем-то мерзким….

Витнесса передернуло.

— Впрочем, все эти страсти — сущий пустяк по сравнению с тем, что мне пришлось пережить потом. Спустя пять с половиной лет я был переведён из родной спецлаборатории в другую — под начальство профессора Штейфера. Я поначалу даже обиделся: старый еврей Штейфер, на мой взгляд, занимался вполне безопасными и скучными вещами. По крайней мере, именно так сперва и казалось, пока не посвятили в суть исследований. Не посвящали меня достаточно долго, так что я был вынужден строить догадки, которые сводились главным образом к тому, что Штейфер испытывал действие особого рода наркотиков. Да и как иначе можно было объяснить эксперименты, которые заключались в том только, что зверей внутривенно пичкали препаратами из невесть откуда поставляемых пробирок.

Чем бы ни была зеленоватая жидкость в пробирках, но производимый эффект был на лицо. Подопытные натурально сходили с ума: в течение трёх минут с момента введения препарата они по большей части начинали вести себя так, как если бы их обуревали галлюцинации. Носились по клетке без видимых причин, выли и рычали, то вдруг забивались в угол, или же их тошнило. Штейфер, видимо, уже уловивший какую-то систему во всём происходящем, был, мягко говоря, воодушевлён. Когда я приносил очередную стопку отчётов о безумствах его подопытных, он хватал их с такой жадностью, что казалось, будто от этих результатов зависело, состоится ли открытие, скажем, формулы бессмертия или, на худой конец, всеобщего счастья.

Я же не видел ничего любопытного в одуревших зверьках, разбивающих себе головы о клетки. До тех пор пока короткая беседа с самим Штейфером не заставила меня посмотреть на эксперименты совсем другими глазами. Беседа состоялась месяца через два после того, как меня перевели на работу в злополучную лабораторию. Поздним вечером Штейфер вызвал меня к себе, оторвав от клетки с жалобно мычащей неотимской лошадью. Профессор вопреки обыкновению не прохаживался по кабинету, а стоял у зеркала, пристально вглядываясь в своё отражение. Интересно, нравилось ли ему, что он видел? Классическая внешность учёного. До смешного киношный образ, не изменившийся за сотни лет: очки, бородка, жиденькие седые волосы, неизменный свитер и галстук. Не переставая смотреться, он быстро заговорил. Сказал, что ему нравится то, как я работаю, что за время, проведённое мной в лаборатории я успел себя проявить, не дал поводов усомниться, зарекомендовал со всех сторон, и так далее, и так далее… И даже характеристики с предыдущих мест работы подтверждают, что я человек грамотный и надёжный. И что, мол, всё вышеуказанное позволяет теперь, после испытательного срока, подпустить меня к основной части проекта. Отвернувшись от зеркала, Штейфер посмотрел на меня в упор и спросил, понимаю ли я, над чем мы работаем. Получив честный ответ, Штейфер удовлетворённо хмыкнул и, пригласив сесть в одно из кресел, повёл рассказ.

Едва ли я в своей жизни слышал что-то более непривычное. Как оказалось, штейферовские снадобья и в самом деле воздействовали лишь на психику подопытных. Но как! Не галлюцинации их мучили, нет. И не запрещённые антидепрессанты волновали кровь. В моменты воздействия препарата животные чувствовали то, что ощущали ранее или будут чувствовать позже. Эдакое путешествие во времени — но одними только чувствами, одними только беспредметными эмоциями.

Штейфер объяснял это примерно так (простите мне вольный пересказ): душа (так, весьма спорно, профессор именовал «информационный сгусток, формируемый нашими эмоциями») находится в тех слоях мироздания, что лежат вне пространства и времени. Собственно, именно через этот клочок нематериальной ткани и притекает к нам интуитивная информация. Через него же работают те загадочные механизмы связи наших эмоций с событиями, о которых в Библии говорят метафорически и как могут в дешёвых эзотерических книжках. Существуют и те информационные каналы, что связывают нас с этими тончайшими слоями. Подобно тому, как троллейбус (вы помните, что такое троллейбус?) скользит дугами по проводам, так и мы соединены с «душой» некими вполне реальными связями, природу которых, впрочем, нам понять чрезвычайно трудно. Вот на эти-то «золотые нити», как их называл Штейфер, и нацелена была его необычная химия. Вводим один препарат — заново переживаем прошлое. Как вам несколько часов непрерывного дежа-вю? Вводим другой — чувствуем то, что будем чувствовать в будущем…

Пока я переваривал всё сказанное и судорожно пытался сопоставить его рассказ со всем виденным в лаборатории ранее, Штейфер, потирая руки, делился со мной мечтами, почву которым давало его открытие. Надо отдать ему должное, мечты Штейфера были самыми благородными. Имея под руками такой инструмент, — размышлял он, — можно бы было выкачивать информацию из будущего, получив таким образом интуицию в квадрате. А там уже — что помешает менять жизнь в лучшую сторону? А быть может, — сказал он, теребя бороду, — получится связать эти нити так, чтобы человек чувствовал счастье и ничего более?

Как выяснилось позже, то, чем я занимался два месяца в лаборатории было уже последними экспериментами, когда уточнялись химические свойства препаратов да выбиралась дозировка. Все основные эксперименты были уже давно проведены. Часть из них — на людях. Сам Штейфер уже единожды вколол себе 5 кубиков из свежей партии и с гордостью рассказывал о том, как, почувствовав неудовольствие от порезанного пальца за несколько часов до пореза, смог предотвратить неприятность. При этом размахивая этим пальцем перед носами сотрудников, как если бы он был сделан из чистого золота.

Спустя два дня после судьбоносного разговора меня перевели работать в другой корпус в качестве непосредственного помощника самого Штейфера. Тут-то и выяснилось, почему эксперименты идут не на Земле. Оказывается, в те годы на другие планеты не распространялось действие меморандума, запрещающего смертную казнь, а именно над приговорёнными к смерти преступниками будет проводиться последняя серия опытов. Впервые за много лет работы я почувствовал холодок, пробежавший по спине. Одно дело — бессловесная тварь, выросшая за три парсека отсюда, у которой и кровь не красная, другое — убивать человека. Представив, я зажмурился. Потом подумал о замысле Штейфера, представил золотые нити, уходящие одним концом в человеческую душу, а другим — в облако бесконечного счастья… и больше к той мысли не возвращался. Ладно, уж простите мне мои неуклюжие сантименты, я продолжу.

Сам «материал» для исследований подсказал Штейферу ход тех экспериментов, участником которых я стал. У нас имелся десяток ампул готового внутривенного препарата, дающего устойчивый «сдвиг» эмоций на шесть-семь часов вперёд. И если прежде человека после эксперимента возвращали в тюрьму, не беспокоившись о его дальнейшей судьбе, то теперь Штейфер, предварительно похлопотав о гарантированной казни, решил посмотреть, как будет человек заранее переживать свою смерть и… что он будет чувствовать после неё.

Сомнительная и смелая идея, не правда ли?

Казнили наших «подопечных» на электрическом стуле. Меня откровенно воротило от перспективы наблюдения за людьми, убиваемых током, даже если стул как таковой им только предстоял, а поджаривались они только мысленно. Но то ли профессиональный долг, а может и любопытство пересилили страх, и я с тяжёлым сердцем, но дал согласие помогать Штейферу в эксперименте.

Чёрт, зачем я это сделал?

И сейчас перед глазами стоит комната. Белые стены, плотные занавески, лампы дневного света. Видеокамеры. Вот человек из охраны. Вот в дальнем углу кушетка, тоже белая. Вот мы с профессором. А в центре — кресло. Неровное коричневое с зелёным пятно. В кресле осуждённый. Глаза завязаны, рот заклеен. Руки и ноги надёжно прибинтованы к креслу. Поодаль — аппаратура, регистрирующая важные Штейферу показатели организма умирающего заранее. И ещё небольшой столик на колёсиках со шприцами и прочими медицинскими инструментами.

Это уже третий. Два других были вчера и позавчера. В третий раз уже не так страшно. Ведь мы уже убедились, что всё проходит в полном согласии с теорией. Человеку вкалывают препарат. Сначала ничего не происходит. Потом он начинает бояться. Безотчётный, беспричинный страх. Липкие ладони. Судороги. Осуждённый мочится под себя. Потом ужас. Боль. Я отворачиваюсь. Я утешаю себя тем, что когда его будут казнить на самом деле, боли уже не будет — выйдет вся. Подопытного трясёт. Это электрический ток, которого нет, который в будущем, рвёт его душу. А душа трясёт его здесь, в настоящем. По золотым нитям, открытым профессором Штейфером, бежит к нему волна смертельной боли. Господи, думал я, когда это кончится? Сколько боли должны переждать люди, чтобы ты спустил по нитям счастье, а не страх? Костяшки подопытного белеют. Кресло скрипит. Бог мой! Да когда же?

Ну вот, кончилось, кончилось. Уф-ф-ф. Больше не будет. Это уже третий. Хватит с меня. Для Штейфера, меж тем, началось самое интересное. Кинулся к аппаратуре и смотрит. Пытается выявить эмоции человека, который уже умер. Чудак. Ну что может чувствовать мёртвый? Осуждённый, как ему и положено, лежит неподвижно. Переживший смерть не думает более ни о чём. Штейфер жадно смотрит на аппаратуру. Аппаратура молчит. Осуждённый жив, но в беспамятстве.

Забавно. Человек жив, а душа его мертва. Куда ушли золотые нити? Куда тянутся? В рай? В ад? Или в пустоту? Штейфер кусает губы, потом принимается, как всегда, распутывать подопытного. Опять в пустой надежде, что он придёт в себя и расскажет. Что? Что человек чувствует после смерти?

Ну пока, судя по всему, полный покой.

Проходит полчаса. Показатели стабильные. Штейфер кидает на меня тяжёлый взгляд, означающий, что, мол, всё кончено. Потом мы принимаемся перекладывать тело подопытного на носилки.

Удар!

Мы с профессором обнаруживаем себя на полу по разные стороны от подопытного, который бьётся в судорогах. Мы кидаемся к нему, пытаемся его скрутить, но судороги начинаются с новой силой, и его тело валится на меня. Я вижу его безумные глаза, слышу гортанный крик. Пытаюсь его удержать, оттаскиваю его в сторону, но валюсь вместе с ним на столик с инструментами. Звон. Сотня разбитых склянок впивается в мой бок, рука попадает меж прутьев и хрустит, я придавлен безудержно бьющимся неимоверно тяжёлым телом. Тут поспевает человек из охраны. Где его черти носили? Я подымаюсь с пола, вижу свою кровь — ярко-красное пятно на белом фоне, ощупываю измочаленную левую руку. Падаю без сознания. Последнее, что я вижу, — это наш подопытный на полу, и над ним неподвижно склонился Штейфер. Подопытный лежит в неожиданно очень знакомой позе: свернулся в клубок, колени прижаты к груди, голова наклонена.

Поза эмбриона.


Пока я отлёживался в больнице, Штейфер провёл ещё два эксперимента, получив такой же эффект. На этот раз все данные были у него на руках. Не сомневаюсь, что он тщательно их изучил и сопоставил. Не сомневаюсь и в том, что он сделал верные выводы — Штейфер был очень умным человеком. И в том, что правильно он поступил, уничтожив все документы и свернув работы по проекту, я тоже ни секунды не сомневаюсь.

А мне, единственному понимающему свидетелю, навещая в больнице, Штейфер всё же по секрету, путано и не без странной торжественности, сообщил, что произошло именно то, о чём я догадывался. Мы были свидетелем тому, как душа казнённого претерпевала следующее воплощение. И именно момент своего следующего появления на свет он переживал, когда его трясло и скручивало в позу эмбриона.

Старый человек профессор Штейфер получил научное подтверждение факту реинкарнации. Быть может, это и не было достоверным. Но он в это верил. Знал, что ждёт человека после смерти. Его ждёт следующее рождение.

Спустя три дня Штейфер покончил с собой.


Начало смеркаться. Пятеро стариков, сидевших в осеннем парке, молча поднялись со скамеек и разошлись по усыпанным листвой аллейкам в разных направлениях. И только кто-то — наверное, Детто, а может это был Скепс, — пробормотал себе под нос:


Офелия! О радость! Помяни
Мои грехи в своих молитвах, нимфа.

Январь 2004.

© Губарев Павел.

Содержание:
 0  вы читаете: Золотые нити : Павел Губарев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap