Фантастика : Социальная фантастика : Глава семнадцатая. : Роберт Хайнлайн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу

Глава семнадцатая.

Глава семнадцатая.

Ответ Барбары гласил следующее:

"Дорогой!

Когда заказываешь три при бескозырке, мой ответ будет семь при бескозырке, и рука не дрогнет. И тогда будет большой шлем – или мы влетим, но не заплачем. Как только наберешь четыре взятки, мы будем готовы сыграть.

Любовь навеки… Б."

Больше в этот день ничего не случилось. И на следующий тоже… и еще через день. Хью привычно диктовал перевод, хотя мыслями был далеко. Он стал очень осторожен в еде и питье, поскольку знал теперь – каким гуманным способом хирург овладевает жертвой. Он ел только блюда, которые до него попробовал Мемток и всегда старался как можно незаметнее не брать фрукт или пирожное, которое лежало ближе всего к нему, особенно, если блюдо подносил слуга. За столом он ничего не пил, а пил только воду из-под крана. Он продолжал завтракать у себя, но отдавал предпочтение теперь неочищенным фруктам и яйцам в скорлупе.

Он сознавал, что все эти предосторожности не спасут его. Даже не такой специалист как Борджиа легко перехитрил бы его – да и в любом случае, если бы поступил приказ кастрировать его, он попал бы к ним в руки после того, как его основательно обработали бы хлыстом – в случае, если бы не удалось усыпить его. Но зато, может быть, у него останется время опротестовать приказ, потребовать, чтобы его отвели к Лорду Протектору.

Что же касается хлыстов… Он начал вспоминать уроки карате, упражняясь в своей комнате. Удар, нанесенный достаточно быстро, заставил бы заскучать даже обладателя хлыста. Впрочем, надежды у него не было никакой. Просто ему не хотелось сдаваться без боя. Дьюк был прав: лучше сражаться и погибнуть.

Он и не пытался встретиться с Дьюком.

Он продолжал запасать пищу, припрятывая часть своих завтраков – сахар, соль, черствый хлеб. Он предполагал, что такая пища не должна быть отравлена, хотя сам и не ел ее, а судил по тому, что она никак не действовала на Киску.

Обычно он ходил босиком, а когда выходил на улицу, одевал фетровые шлепанцы. Теперь он пожаловался Мемтоку, что гравий причиняет ему боль сквозь тонкий войлок – неужели в имении нет чего-нибудь получше?

Ему была выдана пара кожаных сандалий, и теперь наружу он выходил в них.

Он приручил Главного Инженера имения, поведав ему, что в молодости отвечал за проектирование у своего прежнего хозяина. Инженер был весьма польщен, потому что, будучи самым младшим из ответственных слуг, привык больше выслушивать жалобы и нарекания, чем видеть дружеское участие. Хью сидел с ним после обеда и пытался выказать осведомленность просто тем, что внимательно слушал.

Хью получил приглашение осмотреть его хозяйство и провел довольно утомительное утро, пробираясь между трубами и рассматривая чертежи. Инженер не умел писать, но немного умел читать и понимать чертежи. Само по себе такое времяпровождение и не было бы столь скучным, если бы Хью не обуревали другие заботы. Ведь он и сам имел кое-какое отношение к технике в прошлом. Но он сосредоточился на том, чтобы запомнить все те чертежи, которые показывал ему инженер и сопоставить их с теми ходами и переходами, которые ему были знакомы по памяти. Цели и намерения его были более чем серьезны: несмотря на то, что он большую часть лета прожил во дворце, знакомы ему были только небольшие его кусочки внутри и маленький садик для слуг снаружи. А ему было необходимо изучить весь дворец. Ему необходимо было знать любой возможный выход из помещений слуг, знать, что находится за охраняемой дверью, ведущей в помещения прислуги и в особенности то, где располагались Барбара и малыши.

Он добрался даже до двери, которая вела на женскую половину. Инженер заколебался, когда часовой вдруг насторожился. Он сказал:

– Кузен Хью, я уверен, что со мной вы вполне имеет право войти сюда, но может, нам все-таки лучше сходить сейчас к Главному Управляющему и попросить его выписать вам пропуск?

– Мне все равно, кузен.

– Но в принципе, ничего по-настоящему интересного там нет. Обычные коммуникационные системы для бараков: водопровод, электричество, вентиляция, канализация, бани и все такое прочее. Все самое интересное: энергостанции, кремационные печи, управление вентиляцией и так далее, можно посмотреть и здесь. А ведь вы знаете нашего начальника – он страшно не любит, когда допускается хоть малейшее отступление от заведенного порядка. Так что если вы не возражаете, осмотр там я произведу позже.

– Ваше дело, вы и решайте, – ответил Хью с явно выраженным оскорбленным достоинством.

– Понимаете… любой знает, что вы не какой-нибудь там молодой противный жеребец. – Инженер казался расстроенным. – Я вот что вам скажу: вы прямо скажите мне, что хотите осмотреть все до конца… я имею в виду то, что входит в мое ведомство… и я тут же отправлюсь к Мемтоку и скажу ему, что вы изъявили такое желание. Он знает… Дядя! Да все мы знаем, что вы пользуетесь расположением Их Милости. Вы понимаете меня? Я не хочу сказать ничего обидного. Мемток выпишет пропуск и тогда я останусь чист, равно как и часовой и начальник стражи. Вы тогда подождите здесь. Располагайтесь поудобнее. Я мигом!

– Не стоит беспокоиться. Там нет ничего такого, что я хотел бы посмотреть, – солгал Хью. – Я всегда говаривал так: "Ха-ха! Видел одну баню, значит видел их все". Но мы еще не были в столярной и слесарной мастерских.

И они рука об руку отправились в мастерские. Хью не подавал виду, но внутри у него все кипело. Он был так близок! И все же никак нельзя было наводить Мемтока на мысль, что его интересуют женские помещения.

Тем не менее, время даром не пропадало. Хью не только, подобно взломщику, определил слабые места здания (например, дверь, через которую выгружались привозимые товары – ее запирали не так уж крепко и замок вполне можно было выломать), но и сделал два ценных приобретения.

Первое было куском стальной пружины длиной около восьми дюймов. Хью заметил ее в куче какого-то хлама в слесарной мастерской, незаметно подобрал и почти тут же, извинившись, прошел в туалет. Надежно привязав ее к руке, он вышел.

Второе приобретение было еще более ценным: отпечатанный план самого нижнего уровня, на котором были обозначены как все инженерные объекты, так и все проходы и двери – включая и женскую половину.

Хью стал восхищаться планом.

– Дядя! Какой великолепный чертеж! Собственного изготовления?

Инженер смущенно подтвердил это. Мол, сами понимаете, в основе чертежа лежит, конечно, исходный архитектурный план, но пришлось внести довольно много изменений и дополнений.

– Великолепно! – повторил Хью. – И как обидно, что он в единственном экземпляре.

– О, нет! Экземпляров сколько угодно, ведь они быстро изнашиваются. Не угодно ли один?

– С величайшим удовольствием! Особенно, если на нем будет дарственная надпись автора. – Видя, что инженер колеблется, добавил: – Позвольте мне предложить текст? Я вот здесь набросаю его, а вы перепишите.

И уходя, Хью уносил с собой план, на котором было написано: "Моему дорогому кузену Хью, собрату по ремеслу, который умеет ценить искусную работу".

Вечером он показал его Киске. Девушка была поражена. Она и понятия не имела о том, что такое карта и никак не могла представить себе, что на листе бумаги возможно было изобразить длинные коридоры и запутанные переходы привычного ей мира. Тогда Хью продемонстрировал ей путь из его апартаментов в столовую для старших слуг, местоположение центральной столовой для простых слуг и каким путем можно выйти в сад. Она медленно подтвердила, что он правильно объясняет дорогу, хмурясь от непривычных умственных усилий.

– А ты, скорее всего, живешь где-нибудь здесь, Киска. Вот это помещения прислуги.

– Да неужели?

– Да. Теперь, давай посмотрим, сможешь ли ты сама определить, где ты живешь. Теперь без подсказки, ты сама должна уже разбираться. Я буду просто сидеть и смотреть.

– О, помоги мне Дядя! Давайте посмотрим… – Она запнулась, обдумывая что-то, в то время как Хью продолжал сидеть с совершенно бесстрастным лицом. Она подтвердила то, что Хью уже почти перестал подозревать: малютка была заслана к нему, чтобы шпионить.

– Затем… вот в эту дверь. Да?

– Правильно.

– Затем я иду прямо мимо кабинета начальницы, до самого конца, поворачиваю и… кажется, я живу вот тут! – Она в восторге захлопала в ладоши и рассмеялась.

– Ваша комната расположена напротив столовой, да?

– Да.

– Тогда ты права, хоть и впервые. Просто удивительно! Давай посмотрим, на что ты еще способна.

И на протяжении следующей четверти часа она показывала ему подробно где и что находится на женской половине – комнаты младших и старших, столовые, спальни девственниц, спальня согревательниц постелей, ясли, палата для лежачих больных, детская комната, служебные помещения, бани, игровая площадка, двери в сад, кабинеты, апартаменты старшей надзирательницы – в общем все-все-все – и Хью, кстати, узнал, что Барбара больше не находится в палате для лежачих. Киска сама сказала об этом.

– Барба, знаете, та дикарка, которой вы все время пишите – раньше она лежала здесь, а теперь она вот тут.

– Откуда ты знаешь? Ведь эти комнаты выглядят совершенно одинаково.

– Уж я-то знаю! Ведь она вторая из комнат для матерей с грудными детьми, по этой стороне коридора, если идти из бани.

Хью с глубоким интересом отметил, что подсобный туннель, служащий для ремонта бани, проходит как раз под комнатой Барбары и даже имеет люк – а затем – с еще более глубоким интересом – то, что этот туннель соединится с другим, который проходит под всем зданием дворца. Неужели существует широкий, никем не охраняемый путь, соединяющий все помещения для слуг? Невероятно, так как из чертежа следовало, что любой мало-мальски соображающий жеребец мог, проползя всего с сотню футов, преспокойно оказаться в помещениях прислуги.

И все же это было похоже на правду – ведь откуда бы жеребцу знать, что туннель ведет именно в женские помещения?

И чего ради жеребец станет рисковать, даже если и предположит, что это так? При том, что он имеет возможность наслаждаться женщинами практически сколько угодно, как бык в коровьем стаде. Да и отсутствие больших пальцев на руках помешало бы ему справиться с запорами.

Кстати, интересно, можно ли открыть люки снизу?

– Ты быстро усваиваешь знания, Киска. Теперь давай попробуем помещения, которые тебе не так хорошо знакомы. Попробуй по чертежу узнать, как пройти из этой комнаты в мой кабинет. А если ты справишься с этой задачей, то я задам тебе еще более трудную. Куда и как тебе следует отправиться, если я тебя пошлю с запиской к Главному Управляющему?

Над первым заданием ей пришлось немного помучиться, зато второе она выполнила без малейших колебаний.

На следующее утро за ленчем, сидя бок-о-бок с Мемтоком, Хью через весь стол обратился к инженеру:

– Пайпс, старина! Я насчет того замечательного чертежа, который вы подарили мне вчера… Как вы думаете, не смог бы один из ваших работников изготовить для него раму? Мне хотелось бы повесить его над моим рабочим столом, чтобы им могли восхищаться и другие.

Инженер вспыхнул и широко улыбнулся:

– Конечно, кузен Хью! Красное дерево вас устроит?

– Замечательно, – Хью повернулся к Мемтоку и сказал: – Кузен Мемток, наш кузен просто хоронит свой талант среди канализационных труб. Ведь он настоящий художник. Как только я повешу его чертеж, приходите и полюбуйтесь на него.

– Буду рад, кузен. Как только выберу время.

Прошло уже более недели, а ни о Джо, ни об Их Милости не было ни слуху ни духу. Целая неделя без бриджа, без Барбары. Наконец, как-то за завтраком, Мемток сказал ему:

– Кстати, все собираюсь тебе сказать. Вернулся молодой Избранный. Ты все еще хочешь увидеться с ним?

– Конечно. А Их Милость тоже вернулись?

– Нет. Их Милосерднейшая сестра полагают, что он вообще может не вернуться сюда до самого переезда. Ах, если бы видели, что это такое, кузен! Какой дворец. Не то, что эта хибара. День и ночь суета – и ваш покорный слуга будет рад, если за целую зиму ему хоть раза три дадут спокойно поесть. Все беготня, беспокойство, проблемы, суета, суета, суета… – сказал он с затаенной гордостью. – Радуйся, что ты ученый.

Через пару часов стало известно, что Джо ожидает Хью. Хью знал дорогу наверх, в покои Джо, так как не раз ходил туда учить Избранных играть в бридж. Поэтому он отправился один.

Джо радостно приветствовал его.

– Входи, Хью! Присаживайся. Никакого протокола, потому что здесь кроме нас, старых приятелей, никого нет. Ты только послушай, что мне удалось сделать. Если б ты знал, как я был занят! Одна мастерская уже готова к действию в качестве опытного предприятия и начнет выпускать продукцию еще до того, как Их Милость выхлопочет покровительство. Все организовано на высшем уровне. Причем организовано так, чтобы мы могли начать массовый выпуск в тот же день, когда будет выхлопотано покровительство. Причем условия его довольно неплохие. Их Превосходительство получает половину, Их Милость – вторую половину, но полностью финансирует предприятие, я получаю десять процентов Их Милости и управляю делами. Конечно, когда дело начнет развиваться по другим линиям а, кстати, все предприятие названо: "Игры, ниспосланные свыше" и хартия составлена так, что покрывает почти любое развлечение, кроме, разве что, постельных утех – так вот, когда дело начнет развиваться по другим направлениям, мне понадобится помощь – и для меня это настоящая проблема. Боюсь, что Понс решит взять в долю кого-нибудь из своих недалеких родственников. Надеюсь, правда, что он этого не сделает, потому что родственные чувства неуместны, когда стараешься сбить цены. Возможно, лучший вариант – это обучить специально отобранных слуг – по крайней мере дешевле, особенно, если попадутся толковые ребята. Как ты считаешь, Хью? А как ты насчет того, чтобы управиться с фабрикой? Дело очень большое: у меня работает уже сто семь человек.

– Почему бы и нет? Раньше под моим началом бывало и в три раза больше народу, а в Сибизе я как-то руководил двумя тысячами человек. Но, видишь ли, Джо, я пришел сюда совсем по другому поводу.

– Ну, конечно, конечно, выкладывай. А потом я покажу тебе чертежи.

– Джо, ты знаешь насчет Дьюка?

– А что с ним такое?

– Он оскоплен. Разве ты не знал?

– Ах, да! Знал. Это случилось как раз перед моим отъездом. Но, надеюсь, с ним все в порядке? Осложнений не было?

– В порядке? Джо, ты наверное не понял меня… Его оскопили. А ты ведешь себя так, как будто ему вырвали зуб. Так ты, значит, знал? А ты пытался помешать этому?

– Нет…

– Но ради бога, почему?

– Позволь мне кончить, ладно? Я ведь тоже что-то не припоминаю, чтобы ты, со своей стороны, пытался воспрепятствовать этому.

– Но я просто не имел возможности. Я ничего об этом не знал.

– И я тоже. Именно это я и пытаюсь втолковать тебе, а ты все норовишь вцепиться мне в глотку. Я узнал обо всем только после того, как это случилось.

– О, тогда прости. А мне показалось, что ты хочешь сказать, что хотя и знал, но не пошевелил и пальцем, чтобы помешать этому.

– Нет, это не так. Но если бы я даже и знал, то не представляю, чем бы я мог быть полезен. Разве что попросил бы Понса сначала поговорить с тобой. Но еще неизвестно, как закончился бы такой разговор. Так что, может быть и к лучшему, что мы остались в стороне. Ну, а теперь насчет чертежей… Взгляни вот на эту схему…

– Джо!

– Что?

– Ты разве не видишь, что я не в настроении говорить сейчас о фабриках игральных карт? Ведь Дьюк – мой сын.

Джо свернул чертежи.

– Прости, Хью. Давай тогда просто поболтаем, если это облегчит твое горе. Постарайся не думать об этом – я ведь представляю, как тебе сейчас тяжело. С отцовской точки зрения.

Джо слушал, Хью говорил. Наконец, Джо покачал головой.

– Хью, в одном пункте ты можешь быть совершенно спокоен. Дьюк никогда не встречался с Лордом Протектором. Так что твой совет Дьюку – хороший на мой взгляд совет – не имеет ничего общего с тем, что его оскопили.

– Надеюсь, что ты прав. Если бы я был уверен, что это моя вина, я бы наверное перерезал себе глотку.

– Но, поскольку это не так, тебе нечего травить себя.

– Постараюсь, Джо, но что могло заставить Понса сделать такое? Ведь он отлично знал, как мы к этому относимся с тех пор, как по недоразумению нас чуть не кастрировали. Так зачем ему это понадобилось? Ведь я считал его своим другом.

Джо выглядел расстроенным.

– Ты в самом деле хочешь знать правду?

– Я ее должен знать.

– Так вот… сейчас ты ее узнаешь. Это дело рук Грейс.

– ЧТО? Джо, ты наверное, ошибаешься. Конечно, не спорю, у Грейс есть свои недостатки. Но она никогда бы не сделала ТАКОГО… да еще своему собственному сыну.

– Нет, конечно нет. Я даже сомневаюсь, чтобы она знала о происшедшем заранее. Но все равно, она явилась инициатором. Почти с самого дня нашего прибытия сюда, она не переставая ныла Понсу, как она хочет, чтобы ее Дьюки был с ней, как она одинока без него. "Понс, я так одинока! Понси, ты совсем не любишь свою Грейни! Понси, я не отстану от тебя до тех пор, пока ты не скажешь "Да". Понси, ну почему ты не хочешь?" – И все это таким, знаешь, детским плачущим голоском. Ты, Хью, наверное почти не видел всего этого…

– Ни разу не видел.

– Мне, наверное, следовало свернуть ей шею. Понс почти не обращал на нее внимания, если только она не начинала щипать его. Тогда он разражался хохотом, валил ее на ковер и некоторое время они возились на полу. Потом он обычно приказывал ей замолкнуть и некоторое время она сидела тихо. В общем, он обращался с ней, как с одним из котов. Честно говоря, я не думал, что он хоть раз… Я хочу сказать, что из того, что я видел, трудно заключить, что он хоть в малейшей степени интересовался ею как…

– Я тоже не интересуюсь. А кто-нибудь предупреждал ее, что повлечет за собой воссоединение с сыном?

– Не думаю. Понсу и в голову никогда бы не пришло, что такие вещи нужно объяснять… а я уж, само собой, никогда не стал бы обсуждать с ней такие вещи. Да она и не любит меня – ведь я слишком часто отнимаю у нее ее милого Понси. – Джо потер переносицу. – Так что я сомневаюсь в том, что ей это было известно. Конечно, она и сама могла бы догадаться, это элементарно. Но, извини – ведь это твоя жена – мне кажется, что она глуповата.

– Да еще и упивается Счастьем – по крайней мере я ни разу не видел ее трезвой. Конечно, она недалекого ума. Да и не жена она мне. Моя жена – Барбара.

– Ну… с формальной точки зрения, слуга не может иметь жену.

– А я не с формальной. Я говорю то, что есть на самом деле. Но даже, хотя Грейс мне больше не жена, я все же в какой-то мере рад, что она возможно не знала, чего это будет стоить Дьюку.

Джо задумался.

– Хью, она, конечно, не знала… но боюсь, что ее это просто мало заботит… и к тому же, вряд ли правильно было бы сказать, что это чего-то стоило Дьюку.

– Не понимаю. Объясни, может я немного поглупел.

– Ну если Грейс и огорчена тем, что Дьюка оскопили, она никак этого не проявила. Она довольна донельзя. Он тоже, кажется, ничего не имеет против.

– А ты видел их? После всего этого?

– О, да! Я завтракал вместе с Их Милостью, и они оба тоже присутствовали. Это было не далее, как вчера.

– А я думал, что Понса нет.

– Он ненадолго вернулся, и снова уехал. Теперь уже на Западное Побережье. Дела. Мы буквально вгрызлись в этот бизнес. Он пробыл здесь всего пару дней. Но успел преподнести Грейс подарок на день рождения. Я имею в виду Дьюка. Да, конечно, я знаю, что у нее не было никакого дня рождения, да и тем более теперь дни рождения ничего уже не значат. Справляются именины. Но она заявила Понсу, что собирается устраивать день рождения и приставала к нему все время – а ведь ты знаешь Понса: он снисходителен к животным и к детям. Поэтому он решил сделать ей сюрприз. И тотчас же как вернулся, он подарил ей Дьюка. Черт возьми, они даже отхватили комнату в личных покоях Понса. Теперь они совсем не спускаются вниз, а даже ночуют здесь.

– Ладно, мне безразлично где они ночуют. Ты начал рассказывать мне, как отнеслась к этому Грейс. И сам Дьюк.

– Ах, да! Не могу точно сказать, когда именно она узнала о том, что с ним сделали. Единственное, что я знаю, это то, что она сердечно поговорила даже со мной, настолько она была рада. Рассказывала мне, что Понси все устроил и убеждала меня, что Дьюки просто великолепно. В своих новых одеждах. и все такое. Она разодела его в ливрею, вроде тех, которые носят слуги здесь, наверху. Ведь здесь не носят рубищ, вроде твоего. Она даже нацепила на него украшения. Понс на все согласен. Дьюк сущий подарок. У него слуга из прислуги Понса. Не думаю, чтобы он хоть палец о палец ударил. Он просто любимая игрушка Грейс. И ей это все очень нравится.

– А самому Дьюку?

– Вот об этом-то я и хотел рассказать, Хью. Дьюк ничуть не огорчен тем, что с ним произошло. Ведь он теперь как сыр в масле катается. Он чуть ли не покровительствует мне. Можно подумать, что я, а не он ношу ливрею. Имея такую защиту, как Грейс, которая по его мнению крутит боссом как хочет, Дьюк решил, что устроен капитально. И это действительно так, Хью. Но я ничего не имею против. Я понимаю, что он уже привык к этому транквилизатору, который принимают слуги.

– Так ты, значит, считаешь, что это очень хороший способ устроиться капитально – когда тебя хватают, опаивают, кастрируют, а потом держат в постоянном опьянении так, что тебя больше ничего не волнует? Джо, ты удивляешь меня.

– Конечно, это так! Хью, постарайся отбросить свои предрассудки и взгляни на вещи трезво. Дьюк счастлив. Если не веришь, я провожу тебя к ним и ты сам сможешь поговорить с Дьюком. Или с обоими. Как хочешь.

– Нет, боюсь, что это будет слишком тяжелым зрелищем. Я согласен, что Дьюк счастлив. Но ведь если напоить человека этим чертовым Счастьем, он будет счастлив и тогда, когда ему отрежут руки-ноги и начнут перепиливать горло. Но того же эффекта можно добиться и с помощью морфина. Или героина. Или опиума. В этом нет ничего хорошего. Это настоящая трагедия.

– О, не надо устраивать мелодраму, Хью. Все это относительно. Дьюка все равно рано или поздно кастрировали бы. Ведь держать слугу такого роста в качестве жеребца просто противозаконно, и ты сам об этом знаешь. Поэтому практически нет никакой разницы – случись это на прошлой неделе, или на будущий год, или после смерти Понса. Единственная разница – в том, что он счастлив, живя в обстановке роскоши, а не надрываясь в шахте или на рисовом болоте или еще где-нибудь, поднявшись повыше. Среди слуг, конечно.

– Джо, а ты знаешь, как ты стал разговаривать? Как какой-нибудь белый апологет рабства, рассуждающий о том, как здорово живется черненьким: сиди себе на завалинке, пощипывай свое банджо, да распевай гимн.

Джо заморгал.

– Неправда!

Хью Фарнхэм почувствовал, что его разбирает злоба, и слова его были без жалости:

– Давай, давай! Утверждай, что это не правда! Ведь я не могу перечить тебе. Ты ведь теперь – Избранный. А я – ничтожный слуга. Масса Джо, позвольте я поправлю ваш балахон. А в каком часу сегодня собирается Клан?

– Молчать!

Хью Фарнхэм замолчал. Джо тихо продолжал:

– Я не собираюсь пикироваться с тобой. Возможно, что тебе все действительно представляется в таком свете. Но если это так, то неужели ты ждешь, что я буду соболезновать? Просто все радикально переменилось – и как раз вовремя. Раньше я был слугой – теперь я уважаемый бизнесмен, причем у меня есть все шансы стать благодаря браку племянником в какой-нибудь благородной семье. Неужели ты думаешь, что я теперь брошу все это? Я не смог бы пойти на попятную, даже если бы захотел. Да еще ради Дьюка! Я бы не сделал этого ни ради кого, не буду лицемерить. Когда-то я был слугой, теперь слуга – ты. Так в чем же дело?

– Джо, но ведь ты всегда был просто наемным работником, с которым всегда хорошо обращались. Ты же не был рабом.

Глаза молодого человека вдруг заблестели, а лицо напряглось и приняло такое выражение непреклонности и суровости, которого Хью никогда раньше не видел.

– Хью, – мягко сказал он, – тебе никогда не приходилось проезжать на автобусе через Алабаму? В качестве "ниггера"?

– Нет.

– Тогда лучше помолчи. Ты просто не знаешь, о чем говоришь. – И помолчав, продолжал: – Ну, ладно, хватит об этом. Давай поговорим о деле. Я хочу, чтобы ты узнал, что я уже сделал и что я собираюсь делать. Эта идея насчет игр – самая лучшая из когда-либо приходивших мне в голову.

Хью не стал спорить насчет того, чья это была идея. Он продолжал слушать, в то время как молодой человек говорил, все больше распаляясь. В конце концов, Джо отложил перо и откинулся назад.

– Ну и как тебе все это? Есть какие-нибудь предложения. Помню, когда я предложил это дело Понсу, ты внес кое-какие ценные дополнения. Так что, если ты будешь продолжать оставаться полезным, для тебя в этом деле всегда найдется теплое местечко.

Хью колебался. Ему казалось, что планы Джо слишком обширны для рынка, который был всего лишь потенциальным и спрос на котором еще нужно было породить. Но сказал он только:

– Может быть, стоило бы с каждой колодой продавать, не повышая цены, книжку с правилами.

– О, нет. Их мы будем продавать отдельно и тоже заработаем на этом.

– Я не говорю о полном Хойле. Просто брошюрку с некоторыми из самых простых игр. Криббедж. Парочка солитеров. И еще одна или две игры. Если сделать так, то покупатели сразу же смогут начать играть. И продажа сразу станет больше.

– Хмм… надо подумать, – Джо сложил бумаги, отодвинул их в сторону. – Хью, ты так вышел из себя только что, что я не сказал тебе одну вещь, которая у меня на уме.

– Слушаю.

– Понс, конечно, великий старикан, но не может же он жить вечно. Поэтому я намерен к тому времени, как он прикажет долго жить, иметь свои собственные дела, независимо от его дел. Таким образом, чтобы стать финансово независимым от него. Попробую вкладывать куда-нибудь доходы, или что-нибудь в этом роде. Я думаю, тебе не нужно говорить, что я не очень-то горю желанием иметь своим боссом Мрику – я тебе этого не говорил, поэтому никому ничего не рассказывай. и я что-нибудь обязательно придумаю, так что сам стану когда-нибудь номером первым. – Он усмехнулся. – И когда Мрика станет Лордом Протектором, меня здесь уже не будет. У меня будет собственное имение, конечно скромное, и мне понадобятся слуги. Догадываешься, кого я собираюсь взять туда с собой?

– Нет, не догадываюсь.

– Не тебя… хотя ты вполне бы мог стать моим слугой, ведающим бизнесом. Если конечно, окажется, что ты действительно справляешься с делом. Нет, я имею в виду Дьюка и Грейс.

– Что???

– Ты удивлен? Мрике они не будут нужны, это ясно. Он ненавидит Грейс из-за того влияния, которое она имеет на его дядю, и, ясное дело, Дьюка он жалует не больше. Оба они ничему не обучены, поэтому и стоить будут совсем недорого, если только я не покажу, что заинтересован в них. Но они будут для меня очень полезны. Во-первых, потому, что они говорят по-английски и я смогу разговаривать с ними на языке, которого никто больше не понимает. А это может быть очень важно, когда кругом будут другие слуги. Но самое лучшее… В общем, пища здесь неплохая, но иногда мне хочется попробовать какое-нибудь простое американское блюдо, а ведь Грейс когда захочет, может отлично готовить. Вот я и сделаю ее поварихой. Дьюк готовить не умеет, но он может научиться прислуживать за столом, открывать дверь и все такое прочее. Лакей, одним словом. Как тебе моя идея?

Хью медленно сказал:

– Джо, а ведь они нужны тебе не потому, что Грейс умеет готовить.

Джо нагло улыбнулся.

– Да, не только поэтому. Мне кажется, что Грейс будет отлично выглядеть в качестве моей кухарки, а Дьюк – моего лакея. То на это. О, я буду хорошо обращаться с ними, Хью, можешь не беспокоиться. Если они будут хорошо работать и хорошо вести себя, никто их не накажет. Хотя, мне кажется, что пару раз наказать их все-таки придется, чтобы они знали свое место. – Он покрутил свой жезл. – И должен признаться, что мне будет довольно приятно немного поучить их уму-разуму. Я им кое-что должен. Три года, Хью. Три года бесконечных придирок Грейс, которая никогда ничем не бывала довольна… и три года этакого покровительственно-презрительного отношения со стороны Дьюка, когда он бывал дома.

Хью ничего не сказал. Джо продолжал:

– Ну? Так как тебе нравится мой план?

– Я был о тебе лучшего мнения, Джо. Я всегда считал тебя джентльменом. Но, похоже, я ошибался.

– Вот как? – Джо слегка сжал свой жезл. – Ладно, малыш, мы отпускаем тебя. Все.

*


Содержание:
 0  Свободное владение Фарнхэма : Роберт Хайнлайн  1  Глава первая. : Роберт Хайнлайн
 2  Глава вторая. : Роберт Хайнлайн  3  Глава третья. : Роберт Хайнлайн
 4  Глава четвертая. : Роберт Хайнлайн  5  Глава пятая. : Роберт Хайнлайн
 6  Глава шестая. : Роберт Хайнлайн  7  Глава седьмая. : Роберт Хайнлайн
 8  Глава восьмая. : Роберт Хайнлайн  9  Глава девятая. : Роберт Хайнлайн
 10  Глава десятая. : Роберт Хайнлайн  11  Глава одиннадцатая. : Роберт Хайнлайн
 12  Глава двенадцатая. : Роберт Хайнлайн  13  Глава тринадцатая. : Роберт Хайнлайн
 14  Глава четырнадцатая. : Роберт Хайнлайн  15  Глава пятнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 16  Глава шестнадцатая. : Роберт Хайнлайн  17  вы читаете: Глава семнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 18  Глава восемнадцатая. : Роберт Хайнлайн  19  Глава девятнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 20  Глава двадцатая. : Роберт Хайнлайн  21  Глава двадцать первая. : Роберт Хайнлайн
 22  Глава двадцать вторая. : Роберт Хайнлайн    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap