Фантастика : Социальная фантастика : Глава третья. : Роберт Хайнлайн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу

Глава третья.

Глава третья.

Погас свет. Грейс Фарнхэм вскрикнула, доктор Ливингстон завизжал, Барбару швырнуло на баллоны с кислородом, да так, что она в темноте потеряла всякую ориентацию.

Оправившись немного, она пошарила возле себя руками, нащупала ногу, затем нащупала Хью, являющегося продолжением этой ноги. Он не шевелился. Она попыталась прослушать его сердце, но не смогла.

– Она закричала:

– Эй! Эй! Кто-нибудь!

Дьюк ответил:

– Барбара?

– Да, да!

– Вы в порядке?

– Я-то в порядке, да с Хью плохо. По-моему, он мертв.

– Спокойно. Как только я найду свои брюки, я зажгу спичку – если конечно мне удастся перевернуться с головы на ноги. Я стою на ней.

– Хьюберт! ХЬЮБЕРТ!

– Да, мамочка! Подожди. – Грейс продолжала вскрикивать. Дьюк как мог пытался успокоить ее, одновременно проклиная темноту. Барбара немного освоилась со своим положением, попыталась слезть с груды баллонов, ударилась обо что-то подбородком и, наконец, ощутила под собой ровную поверхность. Что это такое она понять не могла. Поверхность была наклонной.

Дьюк воскликнул:

– Наконец-то! Вот они! – вспыхнула спичка. Пламя было ярким, так как воздух перенасытился кислородом.

– Голос Джо произнес:

– Лучше ее погасить. А то может случиться пожар. – Тьму прорезал луч фонарика.

Барбара позвала:

– Джо! Помоги мне с Хью!

– Сейчас. Только сначала попробую наладить свет.

– Может быть, он умирает.

– Все равно без света ничего не сделаешь.

Барбара замолчала и снова попыталась прослушать сердцебиение – наконец-то нашла его и всхлипывая, обхватила голову Хью.

В мужском отсеке вспыхнул свет. Но и до Барбары его доходило столько, что она, наконец, получила возможность оглядеться. Пол убежища теперь находился под углом градусов в тридцать. Она, Хью, стальные баллоны, бак с водой и все остальное громоздилось бесформенной кучей в нижнем углу. Бак дал течь и теперь вода залила весь туалет. Если бы пол наклонился в другую сторону, они с Хью были бы похоронены под кучей железных баллонов и затоплены водой.

Через несколько минут до нее добрались Джо и Дьюк, с трудом преодолев перекосившуюся дверь. В руке у Джо была переносная лампа. Дьюк сказал Джо:

– Как же мы его понесем?

– Его нельзя трогать. Вдруг поврежден позвоночник!

– Все равно, нужно его отсюда унести.

– Никуда мы его не понесем, – твердо сказал Джо. – Барбара, вы передвигали его?

– Только клала его голову себе на колени.

– В таком случае, больше его не шевелите, – Джо принялся осматривать своего пациента, касаясь его мягкими движениями рук. – Больших повреждений как будто нет, – наконец решил он. – Барбара, если можете, посидите в том же положении до тех пор, пока он не придет в себя. После этого я смогу проверить его глазные яблоки, чтобы определить; сильно он контужен или нет, как у него с координацией движений и все такое прочее.

– Конечно, я посижу. Еще кто-нибудь пострадал?

– Ничего заслуживающего внимания, – уверил ее Дьюк. – Джо считает, что сломал пару ребер, а я немного повредил плечо. Мать просто откатилась к стене. Сестричка сейчас ее успокаивает. Сестра тоже в полном порядке, если не считать синяка на голове. На нее свалилась консервная банка. А вы сами-то как?

– Только ушибы. Мы с Хью как раз играли в солитер для двоих и пытались не растаять от жары, когда нас накрыло. – Она попыталась представить, как долго протянет эта ложь. Но Дьюк, кажется, принял ее очень спокойно. Джо был в одних трусах. Она добавила:

– А как кот? С ним ничего не случилось?

– Если не ошибаюсь, доктор Ливингстон, – серьезно ответил Джо, – избежал повреждений. Но он очень расстроен тем, что его тазик с песком перевернулся. Так что в настоящее время он чистится и проклинает все на свете.

– Я рада, что он не пострадал.

– А вы заметили что-либо необычного в этом взрыве?

– Чего именно, Джо? Мне только показалось, что он был самым сильным из всех. Намного сильнее предыдущих.

– Да. Но не было никакого грохота. Просто один большой, огромный взрыв, а потом… ничего.

– И что это значит?

– Не знаю, Барбара. Так вы можете еще немного посидеть? Я хочу попытаться восстановить освещение и определить ущерб. Заодно и посмотрим, что можно привести в божеский вид.

– Я буду сидеть, как каменная. – Ей показалось, что Хью задышал спокойнее. В тишине она услышала биение его сердца. Тогда она решила, что ей больше не от чего быть несчастной. К ней пробралась Карен с фонариком, осторожно передвигаясь по наклонному полу.

– Как там отец?

– Все так же.

– Скорее всего, ушиб голову, как и я. А ты как? – Она фонариком осветила Барбару.

– Все хорошо.

– Слава богу! Я рада, что ты тоже в чем мать родила. Никак не могла найти свои трусики. Джо так старается не смотреть в мою сторону, что на него просто больно глядеть. Все-таки странный он какой-то!

– Я совершенно не представляю, где моя одежда.

– Одним словом, единственный из нас обладатель трусов – это Джо. А что с тобой случилось? Ты спала?

– Нет. Я была здесь. Мы разговаривали.

– Х-м-м… Обвинение утверждает обратное. Не волнуйся, я никому не открою твою страшную тайну. Мама ничего не узнает – я сделала ей еще один укол.

– А тебе не кажется, что твои выводы слишком поспешны?

– Делать выводы – мое любимое развлечение. И я уверена, что мои непристойные предположения верны. Очень жаль, что я спала этой ночью. Тем более, что эта ночь, скорее всего наша последняя. – Она придвинулась к Барбаре и чмокнула ее. – Я тебя очень люблю.

– Спасибо, Карен. Я тоже люблю тебя.

– Прекрасно. Тогда давай не будем хоронить себя заживо, а порадуемся лучше тому, какими мы оказались отважными ребятами. Ты сумела осчастливить отца тем, что дала возможность разыграть шлем. И если ты смогла сделать его еще счастливее, то я этому только рада. – Она поморщилась. – Ну, ладно. Пойду разбирать припасы. Если папочка очнется, позови. – Она вышла.

– Барбара!

– Да, Хью? Да!

– Не так громко. Я слышал, что говорила моя дочь.

– Слышал?

– Да. Она джентльмен по натуре. Барбара? Я люблю тебя. Может быть у меня не будет другой возможности сказать тебе это.

– Я тоже люблю тебя.

– Милая.

– Позвать остальных?

– Подожди немного. Тебе так удобно.

– Очень!

– Тогда позволь мне немного отдохнуть. А то я совсем ошалел.

– Отдыхай, сколько хочешь. Кстати, попробуй пошевелить пальцами ног. У тебя где-нибудь болит?

– О, болит у меня много где, но к счастью, не слишком сильно. Подожди-ка… Да, вроде все мои конечности в порядке. Теперь можешь звать Джо.

– Особенно спешить некуда.

– Но лучше все-таки позови его. Кое-что нужно сделать.

Вскоре мистер Фарнхэм полностью оправился. Джо потребовал, чтобы он продемонстрировал свою невредимость: оказалось, что и в самом деле кроме большого количества синяков мистер Фарнхэм во время взрыва не получил ничего более серьезного – ни переломов, ни сотрясения мозга. Барбара втайне от всех пришла к заключению, что Хью приземлился на кучу баллонов, а она упала на него сверху. Впрочем, обсуждать это предположение она ни с кем не стала.

Первое, что сделал Хью – это перетянул ребра Джо эластичным бинтом. Пока его перевязывали, Джо то и дело вскрикивал, но после перевязки ему явно стало удобнее. Затем был произведен осмотр головы Карен. Хью решил, что здесь он бессилен.

– Пусть кто-нибудь посмотрит на термометр! – сказал он. – Дьюк?

– Термометр разбит.

– Не может этого быть. Он ведь целиком сделан из металла. Ударопрочная вещь.

– Я уже смотрел на него, – объяснил Дьюк, – пока ты тут эскулапствовал. Но мне кажется, что стало прохладнее. Может он, конечно, и ударопрочен, но два баллона раздавили его, как яйцо.

– Ах, вот оно что. Ну ладно, невелика потеря.

– Папа? А может нам хоть теперь попробовать запасное радио? Учти, я просто предлагаю.

– Понятно, но… жаль тебя огорчать, Дьюк, но оно скорее всего тоже разбито. Мы уже пытались включать его. Ни ответа, ни привета. – Он взглянул на часы. – Полтора часа назад. В два часа. Еще у кого-нибудь есть часы?

Часы Дьюка показывали то же самое время.

– Что ж, кажется, с нами в основном все в порядке, – заключил Хью, – если не считать запаса воды. Здесь есть несколько пластиковых бутылей с водой, но воду из бака придется экономить – она может пригодиться для питья – будем обеззараживать ее таблетками. Джо, нам понадобится всякая посуда, чтобы каждый мог черпать воду из бака. Старайтесь соблюдать чистоту. – Затем он добавил. – Карен, когда освободишься, приготовь что-нибудь на завтрак. Пусть это даже Армагеддон, но есть все равно необходимо.

– И даже если это такой Армагеддон, от которого тошнит, – добавила Карен.

Отец передернулся.

– Девочка моя, придется тебе на доске тысячу раз написать: "Никогда больше перед завтраком не буду говорить нехорошие вещи".

– Хью, но, по-моему, она не сказала ничего неприличного.

– Не надо поддерживать ее, Барбара. Довольно, покончим с этим.

Карен вскоре вернулась, неся Дока Ливингстона.

– Плохая из меня помощница, – сообщила она. – Мне все время приходится держать проклятого кота. Он так и рвется помогать.

– Мя-я-я-у!

– Тихо! Придется видно дать ему рыбки и приняться за приготовление завтрака. Чего изволите, Босс Папа Хью? Креп-сюзе?

– С удовольствием.

– Единственное, на что вы можете рассчитывать – это джем и крекеры.

– Ну и прекрасно, как там идет вычерпывание?

– Папочка, я отказываюсь пить эту воду, даже с обеззараживающими таблетками. – Она состроила гримасу. – Ты же сам знаешь, что это такое.

– Может быть больше нечего будет пить.

– Ну… разве что разбавить ее виски…

– М-м-м… у нас вообще острый дефицит жидкостей. В тех двух бутылках, которые я открывал, осталось не более чем по одной пятой.

– Папа, не порть настроение перед завтраком.

– Вопрос в том, правильно ли я распределил виски? Может, лучше приберечь его для Грейс?

– О, – лицо Карен исказилось в гримасе мучительного раздумья. – Пусть она получает мою долю. Но остальных обделять только потому, что бедняжка Грейс совсем плоха, не следует.

– Карен, в нашем положении грешно издеваться над матерью. Ведь ты прекрасно знаешь, что для нее это в какой-то мере лекарство.

– О, да, конечно. А для меня лучшее лекарство – это бриллиантовые браслеты и собольи шубы.

– Доченька, не стоит винить ее. Может быть, это я виноват. Так, например, считает Дьюк. Когда ты будешь в моем возрасте, ты научишься принимать людей такими, какие они есть.

– Погоди, я пробую завтрак. Ну вот… может быть я и излишне несправедлива к ней, но я устала от того, что каждый раз, как я ни привожу домой своих приятелей, мамуля обязательно отключается уже к обеду. Или пытается облапить их на кухне и поцеловать.

– Неужели такое бывало?

– А ты что, никогда не замечал? Хотя, впрочем, в это время ты почти никогда не бывал дома. Прости.

– Ты тоже прости меня. Но только за то, что я высказал в твой адрес. Мы оба погорячились. А в остальном, как я уже сказал, когда ты доживешь до моих лет…

– Папа, я вряд ли доживу до твоих лет – и ты прекрасно понимаешь это. И если у нас осталось всего две пятых бутылки виски, то почему бы просто не отдать их тому, кто больше других нуждается в нем?

Он помрачнел.

– Карен, я вовсе не собираюсь сложа руки ждать смерти. Действительно стало намного прохладнее. Мы еще можем выкарабкаться.

– Что ж… наверное ты поступаешь правильно. Кстати о лекарствах – не запасся ли ты при строительстве этого монстра некоторым количеством антабуса?

– Карен, антабус не отбивает желания выпить; просто, если человек, принявший таблетку, выпьет, он почувствует себя очень плохо. И если твое мнение о нашей печальной судьбе верно, то стоит ли омрачать Грейс последние часы жизни? Ведь я не судья ей, я ее супруг.

Карен вздохнула.

– Папочка, у тебя есть одна отвратительная привычка – ты всегда прав. Ладно, так и быть, пусть пользуется моей долей.

– Я просто хотел знать твое мнение. И ты в некотором роде помогла мне принять решение.

– Что же ты решил?

– Это не твое дело, заинька. Займись завтраком.

– Так и хочется плеснуть тебе в завтрак керосина. Ладно, поцелуй меня, папа.

Он чмокнул ее в щеку.

– А теперь поостынь и принимайся за дело.

В конце концов, пятеро собрались к завтраку. Сидеть им пришлось на полу, так как стулья упорно не хотели стоять. Миссис Фарнхэм находилась в почти летаргическом забытьи от сильной дозы успокоительного. Остальные обитатели убежища по-братски разделили меж собой консервированное мясо, крекеры, холодный растворимый кофе и банку персикового компота. Согревало завтрак лишь теплое чувство товарищества. На сей раз все были одеты. Мужчины напялили шорты, Карен одела шорты и бюстгальтер, а Барбара облачилась в просторное платье гавайского типа, позаимствованное у Карен. Ее собственное белье насквозь промокло, а воздух в убежище был слишком влажный, чтобы высушить что-либо.

– Теперь мы должны кое-что обсудить, – возвестил Хью. – Желающие могут вносить предложения. – Он взглянул на сына.

– Отец… то есть Хью, я хотел сказать вот о чем, – отозвался Дьюк. – Здорово пострадала уборная. Я немного привел ее в порядок и соорудил какой-никакой насест из дощечек упаковки кислородных баллонов. Хочу предупредить… – он повернулся к сестре, – вам, женщины, нужно быть особенно осторожными. Насестик довольно шаткий.

– Это ты будь поосторожнее. Сам, небось, любил позаседать. Папа свидетель.

– Помолчи, Карен. Молодец, Дьюк. Но нас здесь шестеро и, боюсь, придется заняться уборной дополнительно. Как, Джо, верно я говорю?

– Да, конечно, но…

– Что "но"?

– Вам известно, сколько осталось кислорода?

– Да. Наверное, скоро нам придется перейти на воздушный насос и фильтр. А у нас не осталось действующего счетчика радиоактивности. Поэтому, мы не узнаем, насколько заражен воздух, которым мы дышим. Но, тем не менее, дышать нам необходимо…

– А вы проверяли насос?

– С виду он совершенно невредим.

– Это не так. И боюсь, что отремонтировать его мне не под силу.

Мистер Фарнхэм вздохнул.

– Видно все-таки нужно было соглашаться на второй с рассрочкой на шесть месяцев. Ладно, потом взгляну, нельзя ли что-нибудь сделать. Дьюк, ты тоже осмотри его, вдруг ты сможешь чем-нибудь помочь.

– О'кей.

– Положим, что мы не сумеем починить его. В этом случае, будем использовать оставшийся кислород как можно более экономно. Когда он кончится, еще некоторое время мы сможем дышать тем воздухом, который в убежище. Но, в конце концов, настанет время, когда нам придется открыть дверь.

Все молчали.

– Ну, улыбнитесь же кто-нибудь, – воскликнул Хью, затем продолжил. – С нами еще не покончено. Дверь мы затянем фильтром, сделанным из простыней – это все же лучше, чем ничего – он будет задерживать радиоактивную пыль. У нас есть еще один радиоприемник – Барбара, помнишь, ты еще приняла его за слуховой аппарат. Я хорошенько завернул его и убрал подальше – он невредим. Я выберусь наружу и установлю антенну. Тогда мы сможем слушать его; может быть, это спасет нам жизнь. Над убежищем мы можем поставить шест и поднять флаг – любую тряпку. Впрочем, нет, лучше поднять американский флаг – у меня один припасен. В этом случае, если мы даже и не выживем, то пойдем ко дну с высоко поднятым флагом.

Карен принялась аплодировать.

– Карен, перестань паясничать.

– Я вовсе не паясничаю, папа! Я плачу.


"Багрянец ракет возвещает войну,
Бомбы с ревом рвут тишину,
Но, повторяю еще раз, друзья,
Что нашему флагу падать нельзя!"

Голос ее прервался и она закрыла лицо ладонями.

Барбара обняла ее за плечи. Хью Фарнхэм, между тем продолжал, как будто ничего не произошло.

– Но ко дну мы не пойдем. Очень скоро этот район наверняка начнут обследовать с целью найти уцелевших. Они заметят наш флаг и заберут нас отсюда – возможно на вертолете.

Поэтому, наша задача – продержаться до их прихода. – Задумавшись, он на мгновение смолк. – Никакой ненужной работы, минимум физических усилий. Каждый должен принимать снотворное и по возможности спать по двенадцать часов в сутки. Остальное время лежать неподвижно. Таким путем мы сможем протянуть дольше всего. Единственное, что требуется сделать – это отремонтировать насос, а если не сможем, то наплевать на него. Смотрим дальше: вода должна быть строго нормирована. Дьюк, я назначаю тебя старшим хранителем воды, годной для питья и разработай график ее выдачи с таким расчетом, чтобы хватило на возможно более продолжительное время. Где-то в аптечке есть одноунцевый стаканчик – воду дели с его помощью. Ну вот, кажется и все: починить насос, минимум усилий, максимум сна, нормирование выдачи воды. Ах, да! Пот – это тоже нерациональная трата воды. Здесь у нас все еще жарко, и ваш балахон, Барбара, насквозь промок от пота. Снимите его.

– Можно выйти?

– Разумеется.

Она вышла, осторожно ступая по наклонному полу, прошла в подсобное помещение, переоделась в свой мокрый купальник.

– Вот так-то лучше, – одобрил Хью. – Теперь…

– Хьберт! Хьюберт! Где ты? Воды.

– Дьюк, выдай ей одну унцию. Только тщательно отмерь.

– Да, сэр.

– И не забудь, что кот тоже имеет право на свою порцию.

– Может быть, для него сойдет и грязная вода?

– Хм-м-м. Честность по отношению к нашему гостю вряд ли особенно повредит нам. Зато мы будем знать, что оставались честными до конца.

– Но он уже пил ее.

– Э-э-э… Впрочем, ты распоряжаешься водой, тебе и решать. Кто-нибудь хочет сказать что-нибудь еще? Джо, тебя устраивает такой план?

– Видите ли… Нет, сэр.

– Вот как?

– Конечно, то что минимум физических усилий сохранит нам много кислорода – это верно. Но, когда нам придется открывать дверь, у нас может не хватить на это сил.

– Положимся на удачу.

– А вправе ли мы полагаться на случай? Когда мы начнем задыхаться, мучиться от жажды, заболеем… я предпочел бы быть твердо уверенным в том, что любой из нас – даже Карен со сломанной рукой, сможет справиться с дверью.

– Понимаю.

– Лучше бы было сначала опробовать все три двери. Бронированную дверь вообще нужно оставить отпертой. У девушек не хватит сил совладать с ней. Я готов сам заняться внешней дверью.

– Извини, но это моя привилегия. С остальным я согласен. Именно поэтому я и предложил высказать свои мнения. Я устал Джо, в голове все мешается.

– А что, если двери вышли из строя? Вдруг внешнюю дверь завалило…

– На этот случай у нас есть домкрат.

– Но, если двери не открываются, то мы должны убедиться в сохранности аварийного туннеля. Лично мне плечо Дьюка внушает опасения. Да и у меня самого ноют ребра. Но сегодня я еще в состоянии работать. Завтра мы с Дьюком будем лежать пластом, и боль будет раза в два сильнее. А, между тем, люк завален металлическими баллонами, а сам проход завален всяким хламом. Расчистка потребуется основательная. Босс, говорю вам, что мы должны быть уверены в том, что сможем выбраться наверняка – и побеспокоиться об этом мы должны именно сейчас, пока сохранили силы.

– Ненавижу посылать людей на тяжелые работы. Но ты вынудил меня к этому. – Хью встал, подавляя зевоту. – Давайте займемся делом.

– У меня есть еще одно предложение.

– Вот как?

– Да. Вы должны отдохнуть и выспаться. Толком вы за все это время так и не отдыхали, а помяло вас довольно здорово.

– Со мной все в порядке. У Дьюка здорово повреждено плечо, у тебя сломаны ребра, а сделать предстоит еще очень многое.

– Думаю, что лучше всего оттащить в сторону эти баллоны с помощью блока и тросов. Барбара может помочь. Хоть она и женщина, но довольно сильная.

– Конечно, – согласилась Барбара. – К тому же, я выше Джо. Прошу прощения, Джо.

– Не стоит. Босс, Хью. Мне не хотелось бы еще раз упоминать об этом, но я считаю, что отдохнуть вам просто необходимо. Я уже думал об этом. Ведь то, что вы устали – несомненно. Да и неудивительно – ведь вы на ногах уже сутки. И, с вашего позволения, я считаю, что вы успешнее справитесь со всеми подстерегающими нас опасностями, если как следует отдохнете.

– Он прав, Хью.

– Барбара, вы ведь тоже глаз не сомкнули.

– Но мне и не требуется принимать решений. Но, в принципе, я могу прилечь, а Джо позовет меня, когда будет нужда. О'кей, Джо?

– Отлично, Барбара.

Хью улыбнулся.

– Объединяетесь против меня. Ладно, так и быть, пойду вздремну.

Через несколько минут он уже лежал в мужской спальне. Он закрыл глаза и сон охватил его раньше, чем он успел о чем-нибудь подумать.


***


Дьюк и Джо обнаружили, что пять замков на внутренней двери заклинило.

– Пусть так и остаются, – решил Джо. – Мы всегда можем взломать их. Давай пока выправим бронированную дверь.

Бронированная дверь, располагавшаяся за запирающейся, была рассчитана на то, чтобы выдержать возможный взрыв не хуже стен. Она открывалась и закрывалась с помощью рычажного устройства.

Джо не смог справиться с ним. Дьюк, который был тяжелее на сорок фунтов, также не смог сдвинуть ее с места. Тогда они навалились на рычаг вдвоем.

– Ни с места.

– Ага.

– Джо, а как насчет того, чтобы попробовать молотом?

Молодой негр нахмурился.

– Дьюк, я бы предпочел, чтобы твой отец сам сделал это. Ведь мы можем сломать рычаг или обломать зубцы на шестерне.

– Вся беда в том, что мы пытаемся приподнять с помощью этого рычага груз весом примерно в тонну, вместо того, чтобы двигать его, как положено, в горизонтальной плоскости.

– Да, но эта дверь всегда была довольно тугой.

– Так что же нам делать?

– Может, попробовать аварийный выход?

К крюку в потолке подсоединили трос и блок: с их помощью гигантские баллоны были аккуратно расставлены по своим местам. Барбара и Карен тянули конец троса, а мужчины передвигали баллоны, устанавливая их на место. Когда середина помещения была освобождена, стал возможен доступ к люку, ведущему в аварийный туннель. Крышка люка была очень тяжелой и массивной. Чтобы поднять ее, также пришлось использовать блок и трос.

Крышка со скрипом подалась и вдруг отвалилась вбок, так как пол был наклонен на 30 градусов. Падая, она успела ободрать голень Дьюку и чуть не ушибла Джо. Дьюк выругался.

В туннеле также хранились кое-какие припасы. Девушки стали вытаскивать их наверх. Карен, так как она была миниатюрнее всех, подавала их наверх, а Барбара укладывала их рядом с отверстием.

Вдруг Карен высунулась из люка.

– Эй! Хранитель воды! Здесь есть вода в банках.

– Замечательно!

Джо сказал:

– Совсем забыл. Ведь сюда не заглядывали с тех пор, как убежище было оборудовано и снабжено припасами.

– Джо, а что делать с распорками?

– Я сам займусь ими. Ты только вытащи припасы. Дьюк, туннель не защищен броней, как двери. Эти распорки удерживают на месте металлическую крышку, за ней расположены припасы, а потом идет крышка люка, которую мы только что сняли. В самом туннеле с интервалом в три метра – перегородки из мешков с песком, а выход из туннеля защищен слоем грунта. Твой отец считает, что должно было получиться что-то вроде кессона, преграждающего путь взрывной волне. Пусть она врывается сюда – кессон замедлит ее продвижение, а потом и вовсе сведет на нет.

– Боюсь, что мешки снаружи завалили крышку.

– В таком случае придется прокапываться сквозь песок.

– А почему он не использовал настоящую броню?

– Он считает, что так безопаснее. Ты же видел, что произошло с дверью. Не хотел бы я пробиваться через стальную преграду в этой узенькой норе.

– Тогда все ясно, Джо. Напрасно я видно называл презрительно норой это мудрое сооружение.

– Да, это верно. Теперь можно назвать все это убежище машиной – машиной для выживания.

– Больше ничего нет, – возвестила Карен. – Не могли бы джентльмены помочь мне вылезти? Например ты, Дьюк?

– А может лучше положить крышку на место, оставив тебя внизу? – Дьюк помог сестре выбраться из отверстия.

Джо спустился вниз, морщась от боли в груди. Доктор Ливингстон внимательно наблюдал за происходящим с прыгнул вслед за своим товарищем, использовав его плечи в качестве посадочной площадки.

– Дьюк, будь добр, передай мне молоток… не мешай, Док. Нечего тут распускать хвост.

– Может лучше забрать его? – спросила Карен.

– Нет, не нужно. Он обожает находиться в гуще событий. Пусть кто-нибудь посветит мне.

Распорки вскоре были извлечены и аккуратно уложены рядом с люком.

– Дьюк, теперь мне понадобится такелаж. Я не хочу совсем убирать крышку. Мы просто натянем трос так, чтобы он принимал на себя всю ее тяжесть и тогда я смогу немного отодвинуть ее и посмотреть, как там, дальше. Она очень тяжелая.

– Вот конец троса.

– Отлично. Док!!! Чтоб тебя… Док!!! Не путайся под ногами! Дьюк, просто постоянное натяжение. Пусть мне кто-нибудь посветит. Я немного отодвину ее и выгляну.

– И получишь порцию радиоактивных изотопов в лицо.

– Придется рискнуть. Еще немного… Она поддается… она высвободилась.

Потом Джо замолк. Наконец, Дьюк спросил:

– Ну, что ты там видишь?

– Я что-то не уверен. Дай-ка я поставлю ее на место. Передайте мне одну распорку.

– Вот она, прямо над твоей головой. Джо, что ты там увидел?

Негр, устанавливая крышку на место, вдруг заорал:

– Док! Док, назад! Маленький паршивец! Он проскочил у меня между ног и выскочил в туннель. Док!

– Далеко он не убежит.

– Ладно… Карен, ты не могла бы пойти и разбудить отца?

– Черт побери, Джо! Что ты там видел?

– Дьюк, я и сам не знаю. Потому-то мне и нужен Хью.

– Иду, иду.

– Здесь очень тесно двоим. Сейчас я выберусь наверх, тогда Хью сможет спуститься сюда.

Хью появился, как только Джо выбрался наверх.

– Джо, что у тебя?

– Хью, лучше бы ты сам посмотрел.

– Хорошо… Надо мне было установить в люке лестницу. Дай руку. – Хью спустился вниз, убрал распорку и отодвинул крышку.

Он смотрел еще дольше чем Джо, затем позвал:

– Дьюк! Вытащи-ка эту крышку совсем.

– Что там, папа?

Крышка была извлечена, отец и сын поменялись местами. Дьюк довольно долго смотрел в туннель.

– Достаточно, Дьюк. Выбирайся оттуда.

Когда Дьюк присоединился к остальным, его отец спросил:

– Ну, и какое мнение у тебя на этот счет?

– Это невероятно.

– Папа, – с напряжением в голосе произнесла Карен, – так расскажет нам кто-нибудь что-нибудь в конце концов или нет? А то мне очень хочется попробовать этот молоток на одном из ваших черепов.

– Да, детка. Впрочем, там вполне достаточно места для вас обоих.

Дьюк и Хью помогли спуститься Барбаре, а та в свою очередь помогла слезть вниз Карен. Обе девушки приникли к отверстию.

– Лопни мои глаза, – мягко выругалась Карен, и полезла в туннель.

– Детка! Вернись! – крикнул ей Хью, но Карен не ответила. Тогда он спросил:

– Барбара, скажи, что ты там видишь?

– Я вижу, медленно произнесла Барбара, – очаровательный поросший лесом холм, зеленые деревья, кусты и чудесный солнечный день.

– Да, и мы видели то же самое.

– Но это невозможно.

– Да.

– Карен уже выбралась наружу. Туннель никак не длиннее восьми футов. Она держит на руках доктора Ливингстона. Она зовет нас выходить!

– Скажи ей, пусть отойдет подальше от устья туннеля – возможно, оно радиоактивно.

– Карен! Отойди от туннеля подальше! Хью, сколько сейчас времени?

– Начало восьмого.

– А снаружи больше похоже на полдень. На мой взгляд, конечно.

– Не знаю, что и думать.

– Хью, я хочу выйти.

– Э-э… А, черт с ним! Только не задерживайся у выхода и будь осторожна.

– Хорошо. – И она поползла в туннель.

*


Содержание:
 0  Свободное владение Фарнхэма : Роберт Хайнлайн  1  Глава первая. : Роберт Хайнлайн
 2  Глава вторая. : Роберт Хайнлайн  3  вы читаете: Глава третья. : Роберт Хайнлайн
 4  Глава четвертая. : Роберт Хайнлайн  5  Глава пятая. : Роберт Хайнлайн
 6  Глава шестая. : Роберт Хайнлайн  7  Глава седьмая. : Роберт Хайнлайн
 8  Глава восьмая. : Роберт Хайнлайн  9  Глава девятая. : Роберт Хайнлайн
 10  Глава десятая. : Роберт Хайнлайн  11  Глава одиннадцатая. : Роберт Хайнлайн
 12  Глава двенадцатая. : Роберт Хайнлайн  13  Глава тринадцатая. : Роберт Хайнлайн
 14  Глава четырнадцатая. : Роберт Хайнлайн  15  Глава пятнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 16  Глава шестнадцатая. : Роберт Хайнлайн  17  Глава семнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 18  Глава восемнадцатая. : Роберт Хайнлайн  19  Глава девятнадцатая. : Роберт Хайнлайн
 20  Глава двадцатая. : Роберт Хайнлайн  21  Глава двадцать первая. : Роберт Хайнлайн
 22  Глава двадцать вторая. : Роберт Хайнлайн    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap