Фантастика : Социальная фантастика : Глава двадцать первая Стирлинг Левиафант : Фиона Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47

вы читаете книгу




Глава двадцать первая

Стирлинг Левиафант


Время шло, и все больше местных жителей извлекали пользу не только из дневных посещений Джо Заббиду, получая щедрую плату за свои заклады, но и из ночных сделок с ростовщиком. Хотя никто не говорил вслух о том, что разбогател, самый дух деревни изменился. Джо принес в Пагус-Парвус перемены, которых здесь давно ждали. Казалось, в деревне стало светлее, а дома словно вздохнули с облегчением и охотнее впускали свет в окна. А как-то утром неизменные тяжелые тучи в небе вдруг разошлись и в прорехе на минутку проглянуло синее небо, отчего все, кому случилось это увидеть, замерли как вкопанные.

— Чудо! Чудо! — объявила Руби Корк, жена булочника.

Тучи, разумеется, вскоре сомкнулись и скрыли небесную синеву, однако жителям деревни достаточно было знать, что где-то там, в вышине, она существует.

Чудом была синяя прореха или нет, но единственный обитатель деревни, который по чину своему мог бы с уверенностью ответить на этот вопрос, в то утро еще спал и историческое событие пропустил.

Речь идет о преподобном Стирлинге Левиафанте.

В течение двадцати лет подряд преподобный Левиафант смотрелся по утрам в зеркало (сказать по чести, утро у него наступало около полудня) и благодарил небо за то, что ему дали приход именно в Пагус-Парвусе. Человеку его склада ничего более подходящего и желать не оставалось. Преподобный был ленив, неопрятен и неотесан, а вера в могущество высших сил, каковой, в силу своего сана, Стирлинг Левиафант вроде бы обладал, обеспечила ему безбедное существование. Двадцать лет назад, приехав в Пагус-Парвус, преподобный встал в воротах церкви и оглядел расстилавшуюся перед ним деревушку заплывшими глазками из-под мохнатых бровей.

«Вот о чем я мечтал, — подумал Левиафант. — Крутенек холм, только что не отвесный».

В те далекие времена местные жители, к великому огорчению преподобного, проявляли поначалу нешуточную тягу к слову Божьему, и потому Левиафанту приходилось отправлять службу каждое воскресенье. Но монотонный голос преподобного и однообразие избираемых им тем для проповеди (дьявол, геенна огненная, грех, адские муки и все, что к этому прилагается) сделали свое дело, и число слушателей начало неуклонно убывать. Наконец, чего и добивался преподобный, слушателей не стало совсем. С тех пор Левиафант проводил дни свои в упоительной праздности, теша свою утробу тонкими винами и вкусной едой за счет церкви, а также делая что пожелает — а желал он по возможности ничего не делать. В Бога преподобный все еще верил. Бог непременно должен быть, иначе как же вышло, что ему, Левиафанту, перепала такая удача?

Однако теперь преподобный Левиафант пребывал в некотором замешательстве, а все из-за событий, происшедших в деревне за последнее время. Поскольку преподобный жил на вершине холма, ему сверху было видно все или почти все, и он не мог не заметить, что на главной и единственной деревенской улице воцарилось небывалое оживление. Местные жители прямо-таки повадились гулять туда-сюда. Сначала преподобный испугался, что они нацелились в церковь и, чего доброго, захотят от него какой-нибудь проповеди, но, уяснив, что поток посетителей тянется к Джо Заббиду, Левиафант вздохнул с облегчением.

Преподобный уже привык к праздному существованию и к тому, что паства его не тревожит. Когда Иеремия Гадсон посвятил Левиафанта в свой план по выкапыванию трупов на кладбище, преподобный не нашелся, что ему возразить, и впоследствии бывал регулярно вознаграждаем за свою сговорчивость тонкими винами из погреба Иеремии. Возможно, читатель удивился такой щедрости, не свойственной Гадсону, но спешим заверить его, что большую часть вина Иеремия выпивал сам, когда приходил к преподобному в гости по четвергам.

Преподобный, как помнит читатель, видел Джо Заббиду и его юного помощника в самое утро их прибытия, когда проходил по кладбищу, однако официально поздороваться или тем более благословить пополнение своей паствы и не подумал. Позже служанка Полли, которая по приказу Иеремии ежедневно приходила к преподобному готовить и прибираться, сообщила, что у бывшей шляпной мастерской теперь новый хозяин.

— Шляпник? — резонно поинтересовался преподобный.

— Нет, ростовщик.

— Ростовщик? — переспросил Левиафант.

Полли не ответила. За преподобным водилась привычка переспрашивать — очень удобная привычка, когда не знаешь, что ответить. Левиафант приобрел ее в том приходе, где служил раньше, поскольку тамошняя паства отличалась крайней любознательностью по части богословских вопросов, обожала заводить такие разговоры и полагала, что преподобный неизменно должен с готовностью поддерживать подобную беседу.

— Так, значит, ростовщик? — повторил преподобный.

Он поспешно прикинул, как отразится появление ростовщика на его, Левиафанта, положении в деревне, и с облегчением решил, что никак не отразится. Более того, преподобный подумал, что и на остальных местных жителей это не повлияет. Однако, узнав, какой ненавистью воспылал к ростовщику Иеремия Гадсон, преподобный Левиафант очень удивился.

Узнал он об этом как-то вечером, когда от приятной дремы в кресле его разбудил яростный стук в дверь. Полли кинулась отворять, но вошедший грубо отпихнул ее локтем и влетел прямиком в гостиную. Это был Гадсон.

— Иеремия? — спросил преподобный. — Рад, рад. А что, уже четверг?

— Четверг-то он четверг, но я к вам по важному делу, — пропыхтел Гадсон.

— Это насчет Обадии и трупов?

— Нет, насчет этого треклятого ростовщика!

Преподобный подобрался в кресле.

— А, вы про мистера Собби… как его там? Да он ведь безвредное создание?

— Безвредное? Как бы не так! — вспылил Иеремия. — Ничего себе безвредное! Да он сущий дьявол во плоти!

Запыхавшийся от подъема в гору и обессиленный сказанным, Иеремия плюхнулся на стул напротив священника. Полли тут же подала ему выпить, долила стакан преподобного и поспешно ускользнула. Нечего торчать в комнате с этой парочкой, решила она, себе дороже выйдет. А подслушивать удобнее за дверью.

Иеремия осушил стакан одним жадным глотком, потянулся к столу, вернее, к полному графину на столе и переставил его на каминную полку поближе к себе.

— Стерлинг, — отчеканил он, — этот ростовщик погубит нам все дело. То есть мне. Он заставил витрину отборным хламом, но за этот хлам он платит звонкой монетой.

— Так в чем загвоздка? — Преподобный попытался придать голосу заинтересованность, что удалось ему с трудом: у него побаливала голова и клонило в сон.

— Как в чем?! Он платит за хлам несусветные деньги! Если так пойдет, скоро все местные рассчитаются с долгами! — воскликнул Гадсон.

— Понятно, — сказал преподобный.

— А если они перестанут быть моими должниками, откуда же я буду брать деньги? — продолжал Иеремия и, будто стараясь подчеркнуть важность своих слов, подался вперед и ткнул преподобного толстым указательным пальцем. — Вы должны принять меры. От этого зависит вся моя жизнь.

Тут уж преподобный проснулся окончательно.

— Я? Меры? Какие меры? Что я могу? — залепетал он.

— А вот какие. Убедите свою паству, что Заббиду — приспешник самого Сатаны. И исчадие ада.

— Приспешник Сатаны? — по привычке переспросил Левиафант. — А это вправду так?

Ему никогда раньше не случалось сталкиваться с приспешниками Сатаны и исчадиями ада.

— Правда, кривда, какая разница! — прорычал Иеремия, раздражаясь все больше. — При чем тут правда, если речь идет о делах и деньгах? О коммерции! Мне нужно, чтобы местные под страхом смерти не смели больше соваться к ростовщику.

— Не знаю, получится ли… — осторожно протянул преподобный.

— Делайте что сказано, и все! — отрезал Гадсон.



Содержание:
 0  Черная книга секретов The Black Book of Secrets : Фиона Хиггинс  1  Глава первая : Фиона Хиггинс
 2  Глава вторая : Фиона Хиггинс  3  Глава третья Прибытие : Фиона Хиггинс
 4  Глава четвертая Ростовщики и поэзия : Фиона Хиггинс  5  Глава пятая : Фиона Хиггинс
 6  Глава шестая Лавка открывается : Фиона Хиггинс  7  Глава седьмая Утро Гадсона : Фиона Хиггинс
 8  Глава восьмая : Фиона Хиггинс  9  Глава девятая Обадия Доск : Фиона Хиггинс
 10  Глава десятая : Фиона Хиггинс  11  Глава одиннадцатая Полночный посетитель : Фиона Хиггинс
 12  Глава двенадцатая : Фиона Хиггинс  13  Глава тринадцатая : Фиона Хиггинс
 14  Глава четырнадцатая О ногах и лягушках : Фиона Хиггинс  15  Глава пятнадцатая Болтливые языки : Фиона Хиггинс
 16  Глава шестнадцатая : Фиона Хиггинс  17  Глава семнадцатая Горацио Ливер : Фиона Хиггинс
 18  Глава восемнадцатая : Фиона Хиггинс  19  Глава девятнадцатая Беспокойная ночь : Фиона Хиггинс
 20  Глава двадцатая : Фиона Хиггинс  21  вы читаете: Глава двадцать первая Стирлинг Левиафант : Фиона Хиггинс
 22  Глава двадцать вторая Преподобный выступает на битву : Фиона Хиггинс  23  Глава двадцать третья : Фиона Хиггинс
 24  Глава двадцать четвертая Иеремия замышляет план : Фиона Хиггинс  25  Глава двадцать пятая Кот из дому, мыши в пляс : Фиона Хиггинс
 26  Глава двадцать шестая : Фиона Хиггинс  27  Глава двадцать седьмая : Фиона Хиггинс
 28  Глава двадцать восьмая Периджи Лист : Фиона Хиггинс  29  Глава двадцать девятая : Фиона Хиггинс
 30  Глава тридцатая : Фиона Хиггинс  31  Глава тридцать первая Робкая вестница : Фиона Хиггинс
 32  Глава тридцать вторая : Фиона Хиггинс  33  Глава тридцать третья : Фиона Хиггинс
 34  Глава тридцать четвертая Отбытие : Фиона Хиггинс  35  Глава тридцать пятая : Фиона Хиггинс
 36  Глава тридцать шестая : Фиона Хиггинс  37  Глава тридцать седьмая Остатки : Фиона Хиггинс
 38  Глава тридцать восьмая Диагноз : Фиона Хиггинс  39  Глава тридцать девятая : Фиона Хиггинс
 40  Глава сороковая : Фиона Хиггинс  41  Глава сорок первая : Фиона Хиггинс
 42  Глава сорок вторая : Фиона Хиггинс  43  Глава сорок третья : Фиона Хиггинс
 44  Глава сорок шестая Недостающие кусочки картинки : Фиона Хиггинс  45  ПРИМЕЧАНИЯ Ф. Э. ХИГГИНС : Фиона Хиггинс
 46  ПРИЛОЖЕНИЕ : Фиона Хиггинс  47  Использовалась литература : Черная книга секретов The Black Book of Secrets



 




sitemap