Фантастика : Социальная фантастика : Глава тридцатая : Фиона Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47

вы читаете книгу




Глава тридцатая

Из мемуаров Ладлоу Хоркинса

Исповедь миссис Лист была последней записью, которую я внес в черную книгу. Наутро после визита Периджи хозяин послал меня за хлебом. Придя к булочнику, я, как обычно, поздоровался, но Корк и его жена встретили меня холодно. Сам булочник отпустил мне товар молча, а глаза его метали молнии. Старший из братьев Корк, помогавший за прилавком, даже смотреть на меня избегал. Я вежливо простился, взял покупки и вышел, недоумевая, чем же обидел их всех. На другой стороне улицы я увидел среднего и младшего братьев Корк. Раньше они всегда здоровались и мы шли рядом, болтая обо всем понемножку, но сегодня, завидев меня, они припустили в противоположную сторону. Потом средний обернулся и прицельно бросил в меня снежком — и попал прямо по голове! Боль была адская, я прижал руку к виску, а когда отнял, на пальцах алела кровь. Я поднял снежок и обнаружил, что в него втиснут камешек.

В этот самый миг надо мной распахнулось окно и меня окатило потоком ледяных вонючих помоев.

— Так его, так его! — злорадно заорала сверху жена булочника. — Катись обратно к своему хромоногому исчадью, бесенок! Нечего тебе тут околачиваться!

Я кинулся наутек и добрался до лавки, запыхавшись. Поспешно запер дверь и задвинул засов.

— Что стряслось? — спросил Джо, заметив ссадину.

— Сам толком не пойму, — ответил я, — но Элиас не желает со мной и слова сказать, а Руби облила меня помоями.

Джо удивился:

— С чего это вдруг?

— А я откуда знаю? — взвился я. — Ничего себе, сходил за хлебом!

С отвращением выпутавшись из мокрого плаща, я повесил его сушиться перед очагом. Джо сидел у стола, положив подбородок на сплетенные руки. Я затряс мокрой головой, и брызги воды зашипели на горящих поленьях.

— Вы знали, что так случится? — спросил я. — Это они из-за Иеремии на нас взъелись?

— Насчет Иеремии не знаю, но чего-то подобного я ожидал, — задумчиво протянул Джо.

— Почему?

— Потому что от благодарности до ненависти один шаг, маленький шажок, Ладлоу. Все охотно принимают от меня деньги, кланяются и благодарят, а потом возвращаются восвояси и быстро забывают, как худо им было до моего появления. А затем начинают хотеть большего.

Горечь в голосе хозяина поразила меня. Это был какой-то новый, непривычный Джо, — прежнего хозяина было ничем не пронять, он не огорчался и не обижался. Такой новый Джо меня встревожил.

— Вы говорите так, будто с вами подобное не впервой, — осторожно предположил я.

— Да, но обычно я знаю, в чем причина.

— Ну, какова бы ни была причина, одно скажу: несправедливо они с нами обходятся! — возмутился я, но продолжить не успел — в ту же минуту за стеной громко заквакала Салюки, и мирную утреннюю тишину грубо нарушили яростные вопли, донесшиеся с улицы. Похоже, где-то посреди деревни разразился скандал, грозивший перейти в потасовку.

Джо вскочил и метнулся к двери, я за ним, мы оба пулей вылетели из лавки и побежали вниз по склону холма. Зрелище, представшее нашему взору, было бы смешным и даже отчасти смахивало бы на театральный фарс, не будь само происшествие столь серьезным.

Свара возникла между Иеремией Гадсоном и Горацио Ливером. Каждый орал во всю глотку, и оба уже хватали друг друга за грудки. Их окружала толпа взбудораженных зрителей. Что же, как вы думаете, послужило причиной? Тушка индейки. Ссорящиеся яростно тянули ее каждый на себя.

— Началось! — воскликнул хозяин, и глаза его блеснули.

Подойдя поближе, мы поняли, что происходит.

— Нет уж, больше тебе не грабить мою лавку, жадное ты брюхо, прорва ты ненасытная! — выкрикивал мясник под одобрительные возгласы местных.

Здесь собралась чуть ли не вся деревня — семейство булочника в полном составе, Периджи, старик могильщик, Бенджамин Туп, Джоб Молт, Лили Иглсон, доктор Моргс, Полли и вдобавок еще какие-то незнакомые мне люди.

Гадсон ничего не ответил, лишь расставил ноги для упора и изо всех сил дернул тушку к себе — он держал индейку за ноги, а мясник за голову, так что бедная мертвая птица готова была вот-вот разорваться пополам. Соперники побагровели от гнева и натуги.

Надо сказать, в исходе поединка я засомневался, поскольку силы соперников были равны. Горацио, правда, слегка превосходил Гадсона ростом, но сложением оба отличались крепким, и к тому же коренастый Иеремия устойчивее держался на обледенелом склоне. Соперники изрыгали брань и брызгали слюной, а в морозном воздухе вокруг них клубился пар.

— Моя индейка! — пропыхтел Гадсон. — За тобой должок, Горацио!

Он рванул вновь, мясник покачнулся и, чтобы не упасть, выпустил тушку. А вот Гадсон, конечно, шлепнулся, и его радость от победы и добычи омрачилась тем, что он трижды крутанулся на льду самым несолидным образом, прежде чем ему удалось подняться.

Толпа заулюлюкала, загоготала, зааплодировала, потешаясь над попытками Гадсона встать на ноги. Нашелся лишь один человек, который протянул Иеремии руку, и это был мой хозяин, однако Гадсон сделал вид, что не заметил его, и заковылял домой, прижимая к себе обмякшую добычу.

— Скатертью дорога! — крикнул ему вслед булочник.

Иеремия ускорил шаг, но не обернулся. Вот так дела, удивился я. Как непохоже на Иеремию Гадсона — оставить последнее слово не за собой.

Мясник подошел к Джо, все еще тяжело дыша и весь дрожа после поединка. Никогда я не видел этого тихого заику таким взбудораженным.

— Видали, а, Джо? — торжествующе спросил он. — Я не дал ему спуску! Сказал — хватит брать у меня лучший товар. Взбунтовался. Все, как вы советовали.

Похоже, Горацио забыл, что индейка-то досталась Иеремии.

Мясник ожидал, что Джо поздравит, ободрит, похвалит его, может, похлопает по плечу, но хозяин молчал. Более того, он побледнел, а в глазах на миг сверкнул гнев.

— Ничего подобного я вам не советовал, — буркнул он. — Ничего подобного.

Тут выступил вперед кузнец Джоб Молт, насмешливо ухмыляясь, и с ядом в голосе сказал:

— А, так вы изволили пожаловать к нам на помощь!

— Срок Гадсона еще придет, — просто сказал Джо. — Вам нужно лишь подождать. Неужели пока вы не в состоянии довольствоваться тем, что вам стало полегче жить?

— Сколько можно ждать? — хрипло спросил Обадия. — Вы обещали мне, что Иеремия еще поплатится за все, что сделал, что вы с ним, дескать, расправитесь по справедливости.

Мясник оглядел толпу:

— А мне обещал, что рассчитается с Гадсоном по заслугам.

Подала голос и Периджи.

— И мне, и мне обещал! — как можно громче воскликнула она. — Обещал, что Гадсон заплатит!

— И мне! — раздался чей-то еще голос.

— И мне тоже! — крикнул кто-то из толпы. — А я думал, я один такой!

— Это ты о чем? — спросил его сосед, стоявший рядом, и кричавший (он тоже недавно продал Джо свой секрет) принялся объяснять, что такое «Черная книга секретов» и зачем к Джо ходят по ночам.

Толпа загудела, все заговорили одновременно, перебивая друг друга. Лишь сейчас жители деревни осознали, что едва ли не каждый из них был в числе ночных посетителей ростовщика, что почти у всех за душой были страшные тайны, которые эти люди приходили продать, когда било полночь. И каждый из побывавших у Джо чувствовал себя оскорбленным, ибо полагал, что такое доверие оказано было ему одному. О да, Джо Заббиду был обходителен, и каждый его клиент считал себя особенным. А те немногие, кто не ходил к Джо исповедоваться, тоже обиделись, поскольку решили, что ими пренебрегли как существами неинтересными. Так или иначе, но толпа забурлила, и вот уже те же самые люди, которые еще минуту назад хохотали над Иеремией, надвинулись на Джо Заббиду и устремили на него самые враждебные взгляды. Я обвел глазами эти озлобленные и обветренные лица и покрылся холодным потом от страха. Да они вот-вот нас растерзают!

Впереди всех стоял, сложив на груди могучие руки, кузнец Джоб. Поскольку других добровольцев не сыскалось, он по собственному почину взял на себя роль вождя.

— Ну так что вы нам на это скажете, мистер Заббиду? — прогудел он.

Гул толпы мгновенно стих. Наступила тишина, и чем больше она тянулась, тем ощутимее было напряжение в воздухе. Казалось, вот-вот разразится гроза. На лице у Джо ходуном заходили желваки, и он проговорил сквозь зубы:

— Повторяю, я ничего подобного не обещал. Вы извратили мои слова — слова утешения.

— А что ж вы тогда говорили в точности? — язвительно спросил кузнец.

— Я призвал вас набраться терпения, подождать. — Джо оглядел толпу, и взгляд его остановился на сбившихся в кучку Горацио, Периджи и Обадию. — Так или не так?

Сначала никто не отвечал.

Потом мясник побагровел еще больше, теперь уже от стыда, и кивнул.

— Да, вроде п-п-про терпение говорили… — еле слышно, запинаясь, выдавил он.

Периджи и Обадия тоже покраснели и закивали, но кузнеца было не так-то просто сбить с толку.

— Что вы крутите? — зарычал он, шмякая кулаком в ладонь. — Сначала наобещали помочь, а теперь, как мы пришли за помощью, так на попятный и в кусты? Да вы ничуть не лучше Гадсона, вот что я вам скажу, господин хороший. Вы даже и похуже. Он-то хоть и подлец из подлецов, а слову своему верен!

Кузнец повернулся к толпе — его слушали как зачарованные, ловили каждое его слово; о таких слушателях преподобному Стерлингу Левиафанту впору было только мечтать. Я глазам своим не верил — кузнеца было не узнать. Джоб ведь тоже побывал у нас как-то ночью, подобно большинству односельчан, и исповедался, и получил деньги, и ушел с легким сердцем, но теперь, похоже, он открыто настраивал деревню против нас.

— Иеремия Гадсон должен понести наказание за то, что вытворял с нами! — провозгласил кузнец. — Мы слишком долго ждем. Мы начали без Джо Заббиду и обойдемся без него!

— Верно! Правильно! — выкрикнул кто-то из задних рядом, и по толпе пронесся одобрительный гул.

— Как вы не понимаете, — начал Джо, пытаясь перекричать гам, но куда там — толпа бурлила и не обращала на него внимания. Все так и ели глазами Джоба.

Тут я уж совсем испугался, и за себя, и за хозяина. Местные так разозлились, что им теперь все нипочем. Я хотел было обратиться к толпе, но у меня в горле пересохло.

А кузнец повернулся к Джо.

— Вы приехали сюда, — враждебно проговорил он, — вынюхали все наши секреты и надавали пустых обещаний. А ну, скажите, что вы намерены делать с нашими секретами? Сколько народу у вас в долгу?

— За все секреты вам уплачено, — напомнил Джо. — Я со своей стороны условия сделки соблюл.

— Ага, так все дело в деньгах! — напустился на него кузнец. — А разве вы не заплатили каждому так много, что, пожелай мы выкупить секреты обратно, это будет нам не по карману?

— Сделка была честная, — стоял на своем мой хозяин. — Я и не рассчитывал получить деньги обратно, — устало добавил он осипшим голосом. — Таково мое ремесло, вы же знаете. Мое дело.

Но никто его не слушал.

Кузнец надвинулся на него, подошел вплотную, дыша Джо в лицо.

— Ремесло? Дело? Вот оно как, наконец-то правда выплыла! — рассмеялся он. — Гадсон тоже именует себя дельцом. Видно, вы одного поля ягоды.

Он вновь обратился к гудящей толпе:

— Сдается мне, мы охотимся не на ту дичь. Может, Иеремия Гадсон и Джо Заббиду давно спелись, а мы и не знали? Может, они заодно?

Со всех сторон на нас с Джо смотрели разъяренные лица. Неужели эти же люди совсем недавно готовы были кланяться Джо в землю? Посыпались выкрики «вор» и «лжец», я вздрогнул как ужаленный и даже хотел шагнуть вперед — возразить, заступиться за хозяина, но Джо удержал меня.

— Вы неправы, вы ошибаетесь, — ответил он всем сразу, — я не лгал вам и никогда не обещал ниче…

Но дальнейшие его слова потонули в улюлюканье и угрожающих криках.

Джо застыл, будто во власти каких-то чар, бессильно опустив руки. А толпа не теряла времени, и в нас полетели снежки, песок, камни — все, что попадалось под руку местным. Я схватил хозяина за рукав и потащил прочь, поскорее домой, — понимал, что на улице нас, как пить дать, разорвут в клочки. Оглянулся я лишь раз и увидел, что Гадсон с довольным видом стоит у себя на крыльце; поймав мой взгляд, он разинул пасть и шумно захохотал.



В лавке я запер дверь на засов и закрыл ставни. Остаток дня мы просидели, никуда не выходя. Случившееся не укладывалось у меня в голове, и я беспокойно метался туда-сюда, повторяя одно и то же:

— Ну как, как они могли? Вы для них столько сделали, а эти…

Хозяин неподвижно сидел у пылающего очага. На мои вопросы он не отвечал, да и сам со мной не заговаривал, но видно было, что ум его лихорадочно работает. Что-то он замышлял? Отомстить местным жителям или лично Гадсону? Гадая об этом, я тем не менее нутром чуял: мстить Джо никому не намерен. Месть была не по его части.

Нельзя сказать, что хозяин молчал — он разговаривал, но вроде как сам с собой; похоже было, будто он убеждает себя, что все сделал правильно.

— Я всегда платил достойно, — вполголоса повторял он. — Если сделка совершена, обратно пути нет и никто никому не должен, мы квиты. Однако же им и этого мало. Люди, люди… Винят меня в пустых посулах…

— Они вас неверно поняли, — встрял я.

Хозяин наконец-то поднял на меня глаза.

— Я ничего не обещал. Гадсон надо мной не властен, но не потому я не волен с ним рассчитаться. — Брови его сошлись на переносице, он нахмурился. — Просто существуют правила, которые я обязан соблюдать, и я их не нарушаю.

— Правила? Какие такие правила? — заинтересовался я.

Но хозяин вновь забормотал себе под нос:

— Я платил им куда щедрее, чем они заслуживали, и твердил: наберитесь терпения. Вот и все. Разве это назовешь обещаниями? И вот теперь они накинулись на меня как на предателя. Отчего люди так устроены, что им говоришь одно, а они слышат совсем другое, да еще и убеждены в своей правоте?

— Наверно, потому что все они хотят жить лучше, — предположил я. — Иначе бы люди давно померли с горя.

Хозяин прикрыл глаза.

— Да-да, dum spiro, spero, — произнес он и перевел: — Пока дышу, надеюсь.



Содержание:
 0  Черная книга секретов The Black Book of Secrets : Фиона Хиггинс  1  Глава первая : Фиона Хиггинс
 2  Глава вторая : Фиона Хиггинс  3  Глава третья Прибытие : Фиона Хиггинс
 4  Глава четвертая Ростовщики и поэзия : Фиона Хиггинс  5  Глава пятая : Фиона Хиггинс
 6  Глава шестая Лавка открывается : Фиона Хиггинс  7  Глава седьмая Утро Гадсона : Фиона Хиггинс
 8  Глава восьмая : Фиона Хиггинс  9  Глава девятая Обадия Доск : Фиона Хиггинс
 10  Глава десятая : Фиона Хиггинс  11  Глава одиннадцатая Полночный посетитель : Фиона Хиггинс
 12  Глава двенадцатая : Фиона Хиггинс  13  Глава тринадцатая : Фиона Хиггинс
 14  Глава четырнадцатая О ногах и лягушках : Фиона Хиггинс  15  Глава пятнадцатая Болтливые языки : Фиона Хиггинс
 16  Глава шестнадцатая : Фиона Хиггинс  17  Глава семнадцатая Горацио Ливер : Фиона Хиггинс
 18  Глава восемнадцатая : Фиона Хиггинс  19  Глава девятнадцатая Беспокойная ночь : Фиона Хиггинс
 20  Глава двадцатая : Фиона Хиггинс  21  Глава двадцать первая Стирлинг Левиафант : Фиона Хиггинс
 22  Глава двадцать вторая Преподобный выступает на битву : Фиона Хиггинс  23  Глава двадцать третья : Фиона Хиггинс
 24  Глава двадцать четвертая Иеремия замышляет план : Фиона Хиггинс  25  Глава двадцать пятая Кот из дому, мыши в пляс : Фиона Хиггинс
 26  Глава двадцать шестая : Фиона Хиггинс  27  Глава двадцать седьмая : Фиона Хиггинс
 28  Глава двадцать восьмая Периджи Лист : Фиона Хиггинс  29  Глава двадцать девятая : Фиона Хиггинс
 30  вы читаете: Глава тридцатая : Фиона Хиггинс  31  Глава тридцать первая Робкая вестница : Фиона Хиггинс
 32  Глава тридцать вторая : Фиона Хиггинс  33  Глава тридцать третья : Фиона Хиггинс
 34  Глава тридцать четвертая Отбытие : Фиона Хиггинс  35  Глава тридцать пятая : Фиона Хиггинс
 36  Глава тридцать шестая : Фиона Хиггинс  37  Глава тридцать седьмая Остатки : Фиона Хиггинс
 38  Глава тридцать восьмая Диагноз : Фиона Хиггинс  39  Глава тридцать девятая : Фиона Хиггинс
 40  Глава сороковая : Фиона Хиггинс  41  Глава сорок первая : Фиона Хиггинс
 42  Глава сорок вторая : Фиона Хиггинс  43  Глава сорок третья : Фиона Хиггинс
 44  Глава сорок шестая Недостающие кусочки картинки : Фиона Хиггинс  45  ПРИМЕЧАНИЯ Ф. Э. ХИГГИНС : Фиона Хиггинс
 46  ПРИЛОЖЕНИЕ : Фиона Хиггинс  47  Использовалась литература : Черная книга секретов The Black Book of Secrets



 




sitemap