Фантастика : Социальная фантастика : Когда внутри закипит Inner Huff : Мэтью Хьюз

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Сколько усилий, работы ума и самоотречения требуется порой, чтобы быть человеком, а не свиньей…

Плотно прикрывая ладонями уши, Гут Бандар мог выслушивать напевы Лорелей при любой Ситуации без опаски поддаться чарам. И это радовало, потому что увлечься душераздирающе прелестными голосами означало навеки угодить в ловушку несметных малоизученных Областей коллективного бессознательного, или Общего, как выражались в Институте исторических исследований, адъюнкт-профессором которого недавно сделался Бандар. На сей раз он охотился уже за седьмой песней сирен — в одной из редко посещаемых Областей, там, где красавицы скрывались за пеленой прототипичного водопада. Прозрачный, искристый поток бил из расщелины в скале, вздымающейся над безмолвным дремучим лесом, и падал в ясный, как небо, пруд. Над брызгами пены играла солнечная радуга. Голоса невидимых Лорелей без единой зацепки вплетались в мелодичное журчание струй. Сочетание звуков, рожденных природой и волшебством, придавало песне особую, неповторимую красоту: ее-то и вознамерился запечатлеть и воссоздать Бандар.

В Области он появился неподалеку от водопада, соединительный узел выпустил профессора под сень раскидистого каштана. Сразу по прибытии пришлось напеть определенный мотив, ограждающий гостя от глаз (и прочих органов чувств) местных обитателей.

Любопытно, какие иные существа помимо Лорелей могут водиться в этом уголке Общего? Наверняка печальный Герой, обреченный на гибель обворожительными певуньями; вероятно, в компании незадачливого Помощника или Верного Зверя. Бандар обшарил ближайшие лесные дебри, но никого подобного не встретил. Стало быть, Ситуация, уже достигла той точки своего цикла, когда околдованные жертвы благополучно увлечены в пруд и романтически утоплены.

Оградительная мелодия умолкла на губах, и тут же сквозь чашу долетели женские голоса и звонкий плеск воды. Даже на таком расстоянии в еле различимой песне ощущался мощный призыв; не успев опомниться, Бандар невольно шагнул в сторону ее источника и снова занес ногу.

Гут зажал уши ладонями, и звук прекратился. Ботинок замер в воздухе на полпути. Бандар медленно опустил ногу и недвижно застыл, потом с великой осторожностью расслабил сведенные судорогой пальцы. Через тончайшие щели донесся чуть слышный напев; исследователя вновь потянуло вперед, но далеко не так сильно.

Он и шагнул — правда, уже осознанно. Заставил себя остановиться, еще немного раздвинул пальцы. Все отчетливее звенели-журчали потоки воды и заманчивых женских голосов. Бандар медленно отступил и двинулся в сторону. Теперь между ним и гибельной прогалиной высился твердый, надежный бук. Гут прижался лбом к прохладной, гладкой коре и наконец-то убрал руки от ушей.

Мелодия просочилась в разум, приятно защекотала изнутри. Припомнив технику, усвоенную в институте, охотник за песнями раздробил свое сознание на части: пока одна из них впитывала каждую ноту, другая без устали повторяла защитное заклинание. Бандар будто бы отделился от собственного «я», которое так и пылало страстным желанием оторваться от бука, исступленно ринуться навстречу страшному року.


Напев повторялся каждые три минуты, не чаще: голоса умолкали на несколько сердечных ударов и возрождались опять. Строго сосредоточившись на монотонном воспроизведении слогов, Бандар одновременно записывал мелодию в память. Главное, не сравнивать новый образец с уже полученными, иначе легко запутаться.

Еще одно прослушивание… Достаточно. Гут повернулся и, напевая оградительный мотив, углубился в лес. На безопасном расстоянии от водопада исследователь восстановил перед глазами красу и гордость своей памяти — великую карту-глобус Общего, сверился с затейливой сетью цветных линий и точек пересечения и уверенно тронулся влево.

В условном месте Бандар вывел губами три коротких восходящих тона, а в конце — один долгий, нисходящий. Воздух словно подернулся рябью, и впереди раскрылась узкая вертикальная щель. Шагнув сквозь нее, Гут оказался на каменистом берегу между волнами винно-черного моря и старой оливковой рощей. Неподалеку располагалась просека, поросшая диким виноградом и ягодами.

Бандар бывал здесь несколько дней назад: Область явно относилась к разновидности Необитаемых Островов. Удаленные, безлюдные подобия Эдема пользовались поразительной популярностью в мире Общего, обнаруживая извечную тягу человека скрыться от себе подобных и от несметных обязательств перед ними.

Однако тихий уголок привлекал не только возможностью спокойно предаться раздумьям, ибо, кроме прочего, находился всего лишь в одном узле от восьмой и последней Области Лорелей — каменистого островка, окруженного грохочущими бурунами, того самого, где обычная для прельщенных героев гибель среди волн собирала роковой урожай целыми лодками.

Исследователь прошелся по берегу и углубился в рощу, не переставая бормотать под нос оградительный напев. Как знать: и в самые глухие места порой наведывались нежданные гости вроде случайного людоеда, чье присутствие раскрывало архетипичный страх человека перед Чужаками. Сколько Бандар ни бродил под зелеными кронами, он так и не обнаружил следов обитания — разве что парочку коз и свиней, которые жадно поедали опавшие плоды древних олив.

Вернувшись на пляж, Гут присел на плоский валун и погрузил ноги в прохладную воду. На время он оставил защитные ноты и снова взялся повторять определенный набор слогов, чтобы освежить в памяти подслушанную у водопада песню. Даже несмотря на предосторожности, два или три раза Бандар едва не утратил бдительность, чуть было не поддался призывной красоте мелодии, но боязнь навсегда прирасти к месту и вечно слушать одни и те же чарующие звуки, пока Область окончательно не поглотит его, помогала сохранять благоразумие.

Исследователь трезво оценил свое приобретение и остался доволен. В сущности, седьмой экземпляр коллекции явно вторил прежним шести: веский довод в пользу утверждения Бандара о том, что мелодия сама по себе архетипична, что любая ария или рапсодия родились из единого источника, некоей Песни песней человечества.

Если восьмой и последний образец опять совпадет по звучанию с остальными, можно будет смело готовить доклад для ежегодного Великого Коллоквиума, до которого, кстати, остались считанные дни. Гут упорно станет сражаться за признание Песни как первого нового архетипа, обнаруженного за многие и многие века.

Разумеется, Дидрик Гэбрис, этот заклятый академический противник Бандара, не преминет вставить палки ему в колеса. Начнет, пожалуй, цепляться за древнюю, точно мир, избитую фразу: дескать, все, что можно было открыть, ученые давным-давно установили, опознали, обсудили, аккуратно снабдили примечаниями и по большей части забыли напрочь. Но только не Песнь песней, уж в этом Гут не сомневался. После долгих и кропотливых исследований он верил, что сможет вписать в анналы института нечто новое и неслыханное (славный каламбурчик!).

И пусть себе Дидрик бессильно скрежещет зубами от злости. Бандар вообразил сладостную картину… Ему это понравилось, и он воскресил ее перед внутренним взором еще раз — правда, слегка дополнив и приукрасив.

Приятные размышления прервал тоненький звук, еле слышное «щелк» прибрежного камешка о другой камешек. Гут вскочил с места и обернулся. По пляжу, распустив иссиня-черные локоны по плечам и маленькой груди, кралась обнаженная гибкая дева со сверкающими, как изумруды, очами. Ее черты дышали одним лишь глубоким коварством, в руке же покоился длинный оливковый жезл, увенчанный резной головой сатира.

Бандар отшатнулся. Спина уперлась в плоскую скалу. Отступать было некуда. Исследователь разлепил пересохшие губы для особой защитной мелодии, но не успел напеть и первые четыре такта, как потемневшее от старости дерево коснулось его плеча.

Сначала ему почудилось, будто дева внезапно увеличилась в размерах, да так, что глаза ученого очутились на уровне вздымающихся бедер. Шею вдруг свело от жуткого напряжения. Гуту пришлось изогнуть ее, чтобы посмотреть даме в лицо. Оказалось, он упал на четвереньки. В тот же миг Бандар обнаружил, что запахи, которые прежде ощущались очень смутно — слабый аромат моря, высушенных водорослей на берегу, плесени под оливами, благоухание тела нимфы, — заметно обострились и стали намного крепче.

Исследователь опустил больную шею и посмотрел на свои руки. Ладоней больше не было. Пальцы срослись двумя неуклюжими группами, ногти вытянулись и потемнели. «Копыта, — подумал Бандар. — Причем свиные».

Над головой раздался довольный смешок, будто бы озорная девчонка сыграла с ним удачную шутку. Ягодицы пронзила острая боль. Это нимфа огрела ученого тяжелым жезлом. Несчастный бросился под сень оливковой рощи. Новый удар, пришедшийся на то же самое пострадавшее место, заставил его бежать еще быстрее.

— Поторапливайся, свинья, — промолвил мелодичный, но беспощадный голос. — Смешная, аппетитная свинка.

На ляжки обрушился третий удар. Гут завизжал и припустил к роще.


Ноосфера, как, выражаясь научным языком, называли в институте коллективное бессознательное, размещалась в глубинных слоях любой человеческой души. Этот подлинный лабиринт взаимосвязанных Пейзажей, Событий и Ситуаций, лежащих в самом сердце любого мифа, легенды, вымысла или шутки, населяли архетипические образы, непременная принадлежность людских грез — Мудрец и Дурень, Герой и Разрушитель, Девица, Мать и Старуха, Искусительница, Утешительница и целая уйма других.

Наиболее часто встречались Чародейки, воплощенные во множестве различных мотивов: злобной Лесной Колдуньи, которая делала из заплутавших охотников прислугу в сизой волчьей шкуре; Эльфийской Принцессы, способной услаждать влюбленного обожателя все утро, которое тянулось бы земные десятилетия; дразнящей Кокетки, чье волшебство превращало мужчин в животных; ну и островной Нимфы с ее «свинскими» заклинаниями.

Ноонавты вроде Гута Бандара без труда спасались от любой ворожбы под защитой нескольких условленных нот, известных еще мифическому Поэту, спускавшемуся в Преисподнюю во время оно. Мотив окутывал гостя особым покровом невидимости — вот только напевать его требовалось беспрестанно, а не предаваться беспечности всякий раз, когда одержана воображаемая победа над противником.

Пока Нимфа гнала его к бессловесному стаду свиней, Бандар тужился вывести необходимые такты. Ничего не выходило. В институте, и кабинете для медитаций, материальное тело исследователя тщетно ждало очередного оживления. Сознание, перемещенное в хряка, заранее подсказывало ученому, что нечеловечий речевой аппарат не сумеет издать ни единого приличного звука. Гигантские уши, шлепающие на бегу по жирным щекам, мучительно восприняли нестройный писк, визг и скрежет — и ничего более. Жалкое подражание оградительному напеву не впечатлило колдунью; разве только дало ей повод еще больнее стукнуть жертву жезлом и предостеречь:

— Потише, хрюшка, иначе я не стану ждать, пока ты разжиреешь. Завтра же закопчу твое брюхо, а голову сварю в котле!

Оливковая роща стремительно надвигалась. Животные ноздри Бандара втягивали незнакомые, новые волны: благоухание перегноя, и давленых перезрелых плодов под ногами перекрывал резкий запах коз и — внезапно такой притягательный — аромат других свиней. Нимфа загнала добычу в самую гущу стада; скотина потеснилась, недовольно хрюкая и повизгивая, но в то же время глядя на товарища по несчастью печальными, всепонимающими глазами. Впрочем, на новую жертву довольно скоро перестали обращать внимание. Едва лишь хозяйка ударила жезлом по стволу крупного дерева и трясущиеся ветви осыпали землю дождем из тяжелых маслин, как свиньи: с алчным фырканьем устремились к еде.

Правда, один особенно тучный хряк даже не смотрел на угощение. Вместо аппетита его морда выражала дикий страх — не оттого ли, что Нимфа одарила громадину оценивающим взглядом? Чародейка потыкала пальцем в пегий, упругий от жира бок и хмыкнула. Решение было принято. Волшебный жезл обрушился на спину откормленного животного, и хряк покорно потрусил по тропинке, которая уводила от рощи куда-то в глубь острова. При этом он так душераздирающе визжал, что только глухой не распознал бы в его истошном вопле нотки подлинно человеческого отчаяния.

Бандар подавил прилив ужаса. Потом напрягся, чтобы унять растущий интерес к сочным оливкам, усеивавшим землю, хотя новый инстинкт кричал ему: «Расталкивай всех, лезь вперед, хватай самые лакомые плоды!».

Сознанию, которое слишком долго оставалось в пределах Общего, грозила прямая опасность раствориться. Даже оградительный напев не помешал бы мифической Области одолеть путешественника, навсегда вписать его в Матрицу События или Ситуации.

Сколько исследователей, изучая ноосферу, а также составляя необходимые карты, шли на этот риск — и оказывались безвозвратно поглощенными! Личности ученых вырождались в почти не осознающие себя идиоматические существа, а то и вовсе погибали: случалось, виртуальную плот» пронзали рыцарские копья, испепеляло дыхание драконов…

Преображение грозило разрушить целостность внутреннего «я» путешественника. Если он не выберется отсюда, то вскоре перестанет ощущать себя человеком. Главное — не забывать, кто ты на самом деле, иначе и впрямь станешь свиньей, жиреющей на маслинах в унылом ожидании ножа и мясницкой колоды.

Внезапно Бандар заметил, что съел немало плодов, обдумывая свою горькую судьбину. К тому же одна молоденькая самочка испускала весьма соблазнительное благоухание, которое все сильнее кружило ему голову. Правда, здоровенный хряк с огромными клыками следовал за нею, как тень. «Любопытно, а у меня большие клыки?» — подумал Гут, ощутив неодолимое желание ударить копытами о землю и гортанным криком вызвать соперника на бой.

«Соберись, Бандар! И выбрось из головы эту свиноматку, пока совсем не оскотинился». Ученому стоило немалых усилий отвернуться от обольстительного аромата и глотнуть не столь приятного, но свежего воздуха. Под ноги подвернулась тропинка, по которой не так давно Нимфа угнала несчастную жертву. «Вот куда ни одна свинья по собственной воле не сунется», — мысленно хмыкнул Гут, отправляясь в опасное путешествие, и сразу почувствовал себя лучше.

Какое-то время тропа бежала по лесистому склону, затем по длинному, просторному лугу, где овцы жевали низенькую траву. Интересно, неужели все четвероногие на этом острове были когда-то людьми? А если да, по своему ли капризу Чародейка превращала странника в то или иное животное? Может, главную роль играло некое внутреннее сходство? При всем желании Бандар не находил у себя предрасположенности к свинству, кроме страстной привычки рыться в академических загадках, откапывая редкие лакомые трюфели вроде песни Лорелей. «А думы-то у меня совсем человеческие», — приободрился Гут.

Как выяснилось, на четырех ногах с копытами легко развить недурную скорость. Луг уже почти закончился, проторенный путь уводил под сень величавых деревьев. Там, за густыми кронами, виднелось внушительное беломраморное здание с изящными колоннами, пилястрами и множеством изваяний. У самых деревьев Бандар покинул тропинку и осторожно тронулся в обход. Вскоре перед ним оказался раскидистый сад с открытым бассейном и фонтаном. Мощеная дорожка спускалась по зеленому склону в пещеру.

Туда и потрусил заколдованный исследователь, еле слышно ступая копытами по камням. Под каменными сводами располагалось уютное ложе из пахучих трав, прикрытых мягкими шерстяными коврами. На постели восседал коренастый мужчина средних лет, рыжеволосый и рыжебородый, лениво созерцая золотую чашу, прежде чем поднести ее к губам. Багровая капля вина скатилась с кончика рта и стекла в бороду, однако он ничего не заметил. Ярко-синие как небо глаза по-прежнему задумчиво смотрели в никуда.

«Одураченный Герой, — прикинул Бандар, внимательно приглядываясь к идиомату. Ни рельефной мускулатуры, ни странных знаков, указывающих на божественное происхождение, разве что шрамы на руках и обнаженной груди. — Устаревший тип, — заключил Гут. — При надобности управляется и с мечом, но чаще наверняка хитрит и изворачивается».

Надо бы вспомнить, чем отличается эта разновидность, и как-нибудь сыграть на ее известных качествах, чтобы снова стать человеком. В ту же минуту, напевая защитный мотив, ученый укроется пеленой невидимости от Нимфы и ее Героя, пока не унесет ноги подальше от легендарной парочки. После чего еще семь особых нот раскроют аварийные ворота, прыжок — и Бандар вернется в недвижное тело, оставленное в кабинете для медитаций.

В крайнем случае — к примеру, если Чародейка бросится на него с ножом — можно попытаться вызвать ворота, так и не превратившись в человека. Хотя, конечно, лучше не рисковать. Малоприятно будет обнаружить, что большей частью его душа сохранила свинские замашки. На Старой Земле и без того полно полулюдей-полускотов: возьмем хотя бы Дидрика Гэбриса…

Однако человек на ложе что-то сказал? Кажется, он обратился к незваному гостю в животном обличье?

— Я говорю, чего уставилась, хрюшка? — пожав плечами, идиомат отхлебнул еще вина. — С другой стороны, почему бы нет. Свиньям не запрещено глазеть на Короля.

Бандар постарался скорчить самую что ни на есть умную мину — или рыло? — и произнес:

— Гм-м?

Из-за большой носоглотки междометие получилось определенно похожим на гусиный гогот, но в общем-то прозвучало довольно разумно. По крайней мере, для бессловесного хряка.

— У меня и своих свиней хватает, — промолвил мужчина. — Знаешь, я ведь король целого острова.

Бандар издал тот же звук, слегка изменив интонацию, чтобы вышло нечто вроде: «Неужели?».

— Представь себе, — кивнул Герой. — Да только, веришь ли, я бы с радостью отдал корону и всю свою жизнь прослужил у кого-нибудь свинопасом, лишь бы еще раз увидеть жену и сына.

— Гм-м, — отозвался хряк с ноткой сочувствия в голосе.

— Нет, с этим надо что-то делать, оживился идиомат. — Пора бы уже построить корабль или еще что.

Ученый повторил свое «Гм-м», на сей раз с оттенком ободрения, побуждения к действию.

Так постепенно между ними завязался разговор — в основном односторонний. Король отпускал замечания, Бандар кивал, крутил хвостом и хрюкал в ответ. Ноонавт был просто потрясен, узнав, как много можно сказать и передать собеседнику, обладая столь убогим запасом средств.

— А ты определенно умное существо, хоть и свинья, — похвалил Герой. — Знавал я принцев крови, которым не мешало бы у тебя поучиться… — тут он допил из чаши последние капли и потянулся к золотому кувшину, стоящему на столике у ложа. — Но они только и знают, что дуться на весь свет, прохлаждаясь в роскошных шатрах, да воровать наложниц.

Идиомат плеснул себе еще вина, поднял чашу и замер, не донеся ее до влажных губ.

— Люблю хорошую беседу. Кажется, я ни с кем как следует не общался вот уже… — мужчина сморщил лоб, пробуя свериться с внутренним календарем, который, будто назло, не поддавался внятному прочтению. — Очень и очень давно, — закончил Герой.

— Гм-м, — откликнулся хряк.

Участие в разумном разговоре, несмотря на все неудобства, все же помогало удерживать новоприобретенную свинскую сущность на расстоянии. А в голове меж тем крутилось главное: как бы обернуть эту встречу себе на пользу? Может, Герой убедит Нимфу отменить заклятие? Да, но как этого добиться? Нелегкая задача для животных мозгов! Бандар настолько увлекся, что пропустил очередной вопрос.

К счастью, идиомат, похоже, обзавелся на острове привычкой повторяться.

— Я говорю: по-моему, мы приплыли сюда с товарищами. Что-то их нигде не видно. Тебе здесь никто не попадался?

Страдальческий визг, раздавшийся неподалеку, заставил собеседников разом встрепенуться. Минуту спустя по дорожке легким шагом спустилась Нимфа, держа в руках золотое блюдо с парой тяжелых кусков сырого мяса. Подойдя к жаровне, установленной на треножнике, дама разворошила угли ножом и раздула яркое пламя. Бандар попятился в подлесок, не в силах оторвать завороженного взгляда, пока она пристраивала блюдо на огне. Острые уши свиньи уловили тихое шипение, а чуткие ноздри немедленно втянули струйку аппетитного дыма, что возносился от жаркого.

— Я принесла угощение, милый, — промолвила Нимфа, не оборачиваясь. — Кое-что вкусненькое. Это восстановит твои силы.

Гут, конечно же, понял, что именно печется там, на углях, и откуда оно взялось. Тот печальный, откормленный хряк… Теперь уже не осталось сомнений и том, какая судьба постигла несчастную команду Короля. Ученый невольно ахнул и содрогнулся.

На беду, умеющая ахать и содрогаться скотина не могла не завладеть вниманием Чародейки. Та повернулась и смерила хряка пристальным взглядом. Ниточки бровей сошлись над острым носом, зеленые глаза полыхнули огнем и недобро сощурились. Бандар припомнил, что все идиоматы, включая безраздельных Областных Правителей, достаточно просто и незамысловато устроены. Они ведь не настоящие, не совсем люди — так, остатки мифов и легенд, из которых, собственно, и возникли. Там, где нормальный человек помедлит и задумается, идиомат мгновенно бросится действовать.

— Какая занятная свинья, правда? — произнес Король, однако Нимфа его не услышала.

Она уже мчалась по лугу с ножом в руке и свирепым выражением на лице, которое однозначно указывало на ее намерения. Бандар повернулся и бросился наутек.

В подлинной жизни исследователь был молодым и здоровым человеком, поэтому превратился в молодого и сильного хряка. Вскоре он выяснил, как перейти от быстрой трусцы к стремительному галопу, хотя по-прежнему не был уверен, созданы ли свиньи для последнего. Разумеется, ноонавту не пришло на ум остановиться и поразмышлять над этим весьма любопытным вопросом. Когда тебя настигает волшебница, нужно удирать и побыстрее.

Бандар буквально взлетел вверх по склону, продрался через живую изгородь из красиво подстриженных кустов и выскочил на другой просторный луг, где спокойно паслись ослы. Ушастые звери шарахнулись врассыпную; перепуганный хряк прорезал стадо, как нож масло, и ринулся к деревьям, густо растущим не то на высоком холме, не то на низкой горе посередине острова.

Шаги преследовательницы звучали все ближе. Ученый прибавил прыти, но вскоре обнаружил, что ноги свиней годятся больше для спринта, чем для марафонского забега, тогда как нимфы, по-видимому, не ведают усталости.

Позади слышались уже не только шаги, но и жаркое дыхание, когда ноонавт домчался до рощи и заметался между деревьями. Неподалеку оказались плотные заросли терна и ежевики, и Гут без раздумий нырнул туда. Острые сучья впивались в бока, однако царапины причиняли толстой свиной шкуре гораздо меньше беспокойства, чем уязвимой человечьей коже. К тому же вытянутая, приземистая и весьма обтекаемая форма тела позволяла, не снижая скорости, ловко уворачиваться от веток.

Нимфа быстро отстала. Где-то вдали понемногу затихали ее проклятья — к счастью, бессильные до тех пор, пока Чародейка не взяла в руку оливковый жезл.

Бандар углубился в дебри и наконец остановился на крохотной поляне под сводом из крон, увитых колючими лозами. Хряк навострил уши, повел головой из стороны в сторону: не раздастся ли где-нибудь подозрительный шум. Затем широко раздул ноздри. Кажется, никакой непосредственной опасности.

Гут опустил заднюю часть туши на землю. Надо бы пораскинуть мозгами. Зря он надеялся склонить Короля на свою сторону. Рыжебородый идиомат — это же лакомая добыча зеленоглазой Чародейки; можно сказать, ее власть над ним и составляет костяк Ситуации. Кого-кого, а уж Героя Нимфа из рук не выпустит.

Может, схорониться где-нибудь на острове и попытаться вернуть прежнее обличье своими силами? Бесполезно. Во-первых, техника восстановления требовала полностью успокоиться и сосредоточиться — а где уж тут, в таких условиях… И кроме того, в тот единственный раз, когда Гут пытался сделать нечто подобное, он только изуродовал себя до неузнаваемости. Нет, пора признаться: превращение обратно из хряка в ученого ему почти наверняка не под силу.

Лучше добраться до ближайших ворот и перенестись куда-нибудь, где не так опасно. Оттуда найти дорогу в какую-нибудь Область, Хозяин которой владеет доброй магией и согласится отменить проклятие Нимфы. Правда, подобных мест и героев маловато: кошмары встречались в Общем гораздо чаще благостных грез…

Но Гут Бандар имел все средства, чтобы отыскать подобные места. Собравшись с мыслями, он вызвал перед собой виртуальную карту ноосферы. Нелегко всматриваться в затейливую паутину из нитей и пестрых точек, когда взгляд утратил способность воспринимать объемные предметы на близком расстоянии. В конце концов ученый вывернул шею, уставился на глобус одним глазом и принялся составлять план спасения.

Итак, на острове оставались два узла, соединяющих его с другими Областями. Простые однонаправленные ворота в город ночных ужасов, кишащую злом и развратом урбаническую дистопию, смутное подобие порядка в которой поддерживало тесное братство наемных убийц. «Не самое подходящее место для безобидной хрюшки, — решил Бандар. — Те, кому не по вкусу четвероногая пища, охотно потренируются в стрельбе по живой мишени».

Зато второй путь открывался сразу в пять различных Областей, в зависимости от напева, использованного ноонавтом. В том числе и в очень милое королевство странствующих трубадуров и бродячих сказочников. Лучше того: оттуда всего лишь один короткий прыжок до Ситуации, созданной детским воображением — к счастью, не какой-нибудь очередной страшилки, а зимней мечты с веселым Хозяином-Волшебником, которого хлебом не корми, дай наделить послушных ребятишек подарками и конфетами. Что ему стоит исполнить желание воспитанной маленькой свинки?

Многонаправленный узел располагался на лугу с ослами. Широкое, открытое поле — прямая угроза, особенно если разгневанная Чародейка бродит поблизости. Да и глупо надеяться вывести нужные ноты с первой попытки.

Гут решился пойти на риск, но только с наступлением ночи. А пока можно было «распеться» где-нибудь в глухой чаще.


Полная луна плыла высоко по темно-синему небу, озаряя землю серебристыми лучами. Замерев у края деревьев, Бандар осматривал пустое пространство. Ночное зрение у свиней развито ничуть не лучше человеческого, зато уши и ноздри доставляли море чувственных впечатлений. Ушастые стояли, сгрудившись в кучу, и негромко переговаривались между собой по-ослиному. Нимфы не было видно.

Гут осторожно ступил на ощипанную траву, сделал несколько шагов и остановился. Ни звука. Подкорку защекотала близость соединительного узла. Когда исследователь двинулся в подсказанном направлении, чувство усилилось. Бандар прошел еще немного и снова застыл, присмотрелся, прислушался: опять ничего.

Ворота находились где-то поблизости. Заколдованный ученый потрусил вперед, повторяя про себя условные ноты.

На середине луга он уловил какое-то движение в ослином стаде и обернулся. В гуще животных появилась знакомая стройная фигура. Нимфа! И к тому же с оливковым жезлом.

Резная голова сатира стремительно опускалась на серые спины. Ушастые тут же меняли вид, вытягивались и пригибались к земле. Возбужденный ослиный рев делался все больше похожим на вой, глубокий и протяжный хищный призыв к охоте.

Коснувшись последнего оборотня, Чародейка протянула жезл и прокричала:

— За ним! Разорвать его!

Не дожидаясь, пока превращение завершится, Бандар стрелой помчался к условному месту, где несколько нот могли вызвать ворота прямо из воздуха. Вот только стая мчалась быстрее самого прыткого хряка — она неслась по лугу прямо за ним.

Наконец ученый почуял близость узла и, не успев отдышаться, промычал напев.

Ничего не произошло. Видимо, выводить музыкальные такты на бегу, особенно учитывая, как мало практиковался исследователь в свином вокале, все же не стоило: тембр и интонация непоправимо изменялись.

Бандар застыл, ожидая, когда воздух, наполненный лунным сиянием, подернется знакомой зыбью. Это должно было случиться прямо под носом у ученого. Но ничего не происходило.

Тем временем хищники приближались. Гут уже мог различить ощерившиеся темные морды и пену на острых клыках. От алчного, кровожадного рыка по телу хряка прошла дрожь.

Бандар прерывисто перевел дух и снова запел. Волки почти настигли жертву. Вожак припал к земле и мощно прянул; его худое тело описало в полете дугу, конец которой приходился на мягкое горло свиньи.

Воздух поплыл и закачался. Гут метнулся в образовавшийся проход, и хищные зубы звонко щелкнули, упустив добычу. Ноонавт ушел от погони.


Десятки тысяч лет ученые методично исследовали Общее как первоисточник любой легенды или сказания. Поразительное дело: несмотря на то, что каждое его чудо или ужас давным-давно получило ярлык с подробным описанием и заняло свое место в каталоге, среди молодежи ноосфера стала мифом сама по себе. Как будто бы коллективное бессознательное человечества непостижимым образом чуяло присутствие чужаков и сердилось, когда они совали нос в разные События и Ситуации.

В самом деле, чем еще можно было бы объяснить столь частые невзгоды, которые обрушивались на путешественников по идиоматическим мирам? Исследователям прошлых лет приходилось перемещаться среди неизученных Областей вслепую, искать дорогу на ощупь, рискуя угодить на обед какому-нибудь великану-антропофагу или червю-убийце. Их бедствия были понятны, но сейчас, во времена подробных карт и расцвета техники безопасности, ноонавты продолжали попадать в смертельные ловушки, если не прямо в зубы чудовищам. Почему Общее очевидно и безжалостно карало за любую ошибку?

В юности Бандар и сам покрывался гусиной кожей, слушая байки институтских товарищей. Годы научили его быть серьезнее. Буквально накануне Гут оборвал неоперившегося второкурсника по имени Чундлмарс, который вздумал потчевать одногруппников подобной ересью.

— Общее, — перебил его профессор, — есть не что иное, как сумма противодействующих сил. Отсутствие всякой цельности — вот его главная черта. Дурень борется с Мудрецом, Герой сражается с Негодяем, Анима бьется с Анимусом: По-вашему, эти разрозненные обрывки человеческого вымысла в состоянии сплотиться во имя единого смысла?

— А как же толпа? — осмелился возразить студент. — Каждый в отдельности не согласен с остальными, но стоит замаячить какой-либо внешней угрозе…

— Поймите же, — вмешался Бандар, — бессознательное, пусть даже трижды коллективное, потому и бессознательное, что не способно ощутить само себя, а тем более почувствовать чье-то там вмешательство. Откуда взяться сознанию в бессознательном? Это невозможно по определению.

— Невозможно или невероятно? — заартачился Чундлмарс, впрочем, явно теряя позиции перед несокрушимой логикой преподавателя. — А вдруг мы закрываем глаза на его попытки привлечь внимание просто потому, что не замечаем связи между ними?

Гут презрительно фыркнул и довольно грубым жестом отослал зеленую молодежь куда подальше.

И вот теперь, проникнув через ворота, Бандар ошалело уставился на раскинувшийся перед ним пейзаж; от недобрых предчувствий по спине пробежал холодок. По всем правилам исследователь ожидал попасть в солнечное королевство бардов и трубадуров, но тогда его взору предстал бы Замок с башенками и коническими крышами, на вершинах которых весело, полоскались бы на ветру гербовые вымпелы с хоругвями, а зеленые лужайки с прозрачными журчащими фонтанами окружали бы деревья, круглые и симметричные, как на детских рисунках.

Вместо этого ноонавта встретили дремучие дебри. Узкая тропка петляла между корявых, спутавшихся корней, уводя сквозь редкие просеки, где темнели убогие хижины с огородами. Вдали виднелся дом покрепче, со стенами из красного кирпича, шиферной крышей и трубой, над которой лениво струился сизый дымок.

Ни тебе романтических развалин, ни тенистых беседок. Хряк прислушался: где же лютни, флейты, цимбалы? Только две потрепанные вороны каркали на ветке. Чуткий пятачок уловил не ароматы цветов и плодовых деревьев, ко слабый запах падали.

«Что за бред?» — удивился Бандар. И опять воспроизвел перед собой карту. Странно: узел оказался еще более многонаправленным, чем он предполагал. Желтый семиугольник посередине круга символизировал ворота, ведущие в семь различных Областей, если спеть условную мелодию в одном ключе, и к семи другим — если опустить голос на целый тон.

Меж тем ноонавт готов был поклясться, что прежде на карте стоял иной знак — зеленый пятиугольник в желтом круге. Как же так? Бандар еще не забыл, насколько тщательно изучал все выходы. Сейчас ему надлежало без боязни пересекать землю сказок и песен, направляясь к детскому зимнему раю. И вот, как ни крути треклятую карту, совершенно не ясно, куда его занесло. Ученый попробовал отыскать все символы, относящиеся к подобным воротам, но линии путались и расплывались, а точки двоились перед глазами, словно увиденные сквозь лживый туман.

Понятно одно: места вокруг заброшенные. Так себе, забытое ответвление, приток глухой речушки подсознания. А это означало скудное количество выходов. Возможно, всего лишь один. И никакого выбора.

Неужели он ошибся? Это случалось, но ведь Гут рассчитал каждый шаг с предельной точностью. Позабытый младенческий страх увязнуть в злобных, капризных тенетах Общего выполз на свет из чулана. Усилием воли Бандар загнал его обратно и мысленно захлопнул дверь. Может статься, свиные зрачки воспринимают графические символы не так, как человеческие. В следующий раз надо быть повнимательнее.

Навострив уши, Бандар медленно покрутился на вершине холма. Сквозь хриплые вопли птиц послышались голоса. Рядом на просеке кто-то оживленно спорил.

Это хорошо: голоса помогут распознать, где же он оказался. Если тихонько подкрасться и понаблюдать за здешними идиоматами, легко будет определить их Ситуацию или Событие. А там уже, отыскав свой узел на карте, можно строить дальнейшие планы спасения.

Лес, в котором оказался ученый, относился к разряду Наивно-Приблизительных: скорее нечто «лесоподобное», как выражались в институте, чем реалистичная картина живых деревьев, кустарника и травы. Внешние характеристики пейзажа прозрачно намекали на Ситуацию Класса Четыре: какую-нибудь архетипическую шутку или сказочку для малышей, вероятно, настолько древнюю, что на протяжении многих эпох сюжет неузнаваемо изменился. Хотя здесь, в Общем, ничто не исчезало без следа. Подобно тому, как геноплазма Бандара хранила инструкции по сотворению видов, пропавших с лица Старой Земли миллиарды лет тому назад, коллективное бессознательное тщательно сберегало всякую форму и тип, которые когда-либо воображал человеческий мозг.

Кстати, ноонавту все же повезло, что он угодил в Ситуацию Класса Четыре. По крайней мере, в таких местах материальное окружение не столь важно, ведь цикл событий вертится вокруг обязательных и непреложных взаимодействий между идиоматическими обитателями.

Хорошо бы история касалась, ну, скажем, свидания между веселой женушкой фермера и наемным работником. Увлеченные друг другом персонажи вряд ли заметят пробежавшую мимо свинью. А вот если

Бандара занесло в историю о мерзком тролле, пожирающем чужую скотину, — тут недолго и до беды: не успеешь оглянуться, как станешь ходячим обедом. Рассудив таким образом, Гут опасливо тронулся вперед, на звук голосов.

Все-таки герои явно о чем-то спорили; слов было не разобрать, но разговор шел на повышенных тонах. К счастью, без враждебности — а значит, почти наверняка без оружия. Бандар подкрался ближе, искусно лавируя в примитивном подлеске. Персонажи называли друг друга «братьями» и, Как выяснилось, горячо обсуждали достоинства и, недостатки разных методов зодчества. «Парочка ремесленников», — прикинул исследователь, осторожно пробираясь между кустами, взятыми будто из мультфильма.

Острые копытца беззвучно ступали по мягкой, усыпанной листьями земле. Голоса раздавались все отчетливее. Речь шла о крепости какой-то стены. Очевидно, ветер играл в здешнем климате серьезную роль: один Из спорщиков доказывал, что стена развалится при первом же дуновении. Другой возражал: дескать, переплетение повышает предел прочности его конструкции. И еще прибавлял: «Где ветла пригнется, там дуб сломается».

Теперь ученого отделяла от героев только листва, сквозь которую проглядывало что-то голубое. Просунув рыло вперед, заколдованный хряк рассмотрел грубую ткань с ярко-желтыми стежками. Так и есть: перед ним рабочие штаны мастерового или крестьянина. Ниже красовался потертый ботинок из кожи.

«Недурно», — успокоился Бандар. Выходит, он забрался в Мудрую Притчу, что-нибудь вроде упрощенного варианта знаменитой дихотомии «Гибкость или Твердость?», где персонажам полагается увлеченно спорить, пока не налетит сильный ветер и не докажет чьей-либо правоты. А до тех пор исследователю надо бы отыскать ворота и унести ноги; что, впрочем, не так уж сложно при скромных размерах Области.

Гут потерял интерес к идиоматам и начал отступать. Но тут возникла непредвиденная трудность. Ноонавт запоздало сообразил, что свиные уши, с которыми так удобно пробираться даже через самую Приблизительную чащу, не созданы для того, чтобы пятиться назад. Одно из них тут же зацепилось за сук. Ветка закачалась, задела вторую, третью, и вскоре затрепетал весь куст, громко шелестя простыми широкими листьями.

— Что это было? — спросил приверженец гибких стен.

— Там кто-то есть, — отозвался защитник прочной кладки.

Первый голос понизился до шепота:

— А если там спрятался Сам-Знаешь-Кто? Тяжелый посох раздвинул ветви над головой ученого. — Нет, это гнусное чудовище! — с отвращением воскликнул второй.

— Какая гадость! — ужаснулся его товарищ.

«Бежать!» — пронеслось в голове хряка. Однако Бандар не удержался и поднял глаза. Над ним склонились перекошенные от страха получеловеческие-полусвиные образины.

— Прикончим его! — решительно, как и полагается идиомату, произнес мистер Гибкость.

Мистер Твердость замахнулся палкой, собираясь исполнить слова брата. Завизжав и вырвавшись из кустов, ученый кинулся наутек. Свинолюди с треском топали следом; оказалось, человеческие ноги способны развивать приличную скорость, особенно когда их хозяев обуревает жажда убийства.

Гут петлял между стволами и скакал через упавшие колоды. Позади неумолимо грохотали шаги. Вскоре враги обескуражили ноонавта неожиданно проявленной смекалкой. Они разделились: первый поспешил отрезать дорогу к отступлению и погнал добычу на второго. При этом оба размахивали увесистыми дубинками.

Увернувшись от удара, который грозил раздробить ему спину, хряк юркнул между ногами нападавшего и вылетел сквозь кусты на залитую солнцем просеку. Путь преградила хижина со стенами из ивовых прутьев и тростника, обвязанного грубой бечевой, и с плотной камышовой крышей. Бандар обогнул угол, чтобы броситься через открытое пространство. Преследователи настигали, беглец уже слышал их сиплое дыхание.

Короткие ноги хряка дрожали, в легких пылал огонь. Может быть, впереди отыщется кустарник погуще? Лучше ежевика: шипы задержат идиоматов, а ноонавта пропустят без труда. Бандар с надеждой завертел головой, однако ничего подходящего не увидел. Свинолюдям оставалось лишь…

Тут на поляну из чащи выбежал третий. Он как две капли воды походил на своих братьев, только и без того уродливую физиономию искажал дикий испуг. Не обратив никакого внимания на Гута, новичок прокричал товарищам:

— Он мчится за мной! Мой домик развалился от первого дуновения!

С этими словами он припустил через просеку в лес. Преследователи тут же прекратили погоню и бросились следом, разразившись криками ужаса.

Бандар затормозил копытами и встал, тяжело дыша. Ноги подгибались, словно были сделаны из вареного сельдерея. Где-то позади понемногу затихали торопливые шаги и жалобные вопли удирающих горе-строителей. Но вот послышался новый звук — словно за деревьями все громче пыхтел мотор.

Свинолюди толковали о каком-то ветре. И домик того, третьего, разрушило одно лишь дуновение. Все ясно. Близится архетипическая Буря — стихия, наделенная силой разрушать некрепкие постройки. В общем, никакой опасности для случайного свидетеля с копытами. Успокоенный ноонавт перевел дух. Тем временем шум ветра нарастал.

Неподалеку от Бандара, прямо из тени между деревьями возникла странная фигура в черном рабочем комбинезоне, красной рубашке и высокой, изогнутой шляпе. Идиомат сильно задирал колени и проворно работал на бегу локтями. Ученый чуть не поперхнулся, разглядев его физиономию — длинную морду с клочьями пены, вывалившимся красным языком и хищными, отточенными клыками.

«О, нет! — промелькнуло в голове Гута. — Это не Ветер, но самый настоящий Едок. Точнее, вечно голодный Пожиратель».

Огромные золотистые глаза обратились на хряка, и персонаж, почти не снижая скорости, метнулся за новой жертвой. «Худший подвид, — смекнул нооцавт. — Это Тот-Кто-Сожрет-И-Не-Подавится».

Бандар хотел было кинуться назад, но исходящий голодной слюной преследователь двигался еще расторопнее свиночеловеков, а просека не изобиловала преградами, которые укрыли бы виртуальную плоть от алчущего Пожирателя.

Разве что хижина из тростника?.. У стены высилась груда неиспользованного стройматериала. Ноонавт запрыгнул на этот ворох. Ветки полетели из-под копыт, одна из них удачно угодила Пожирателю по черному набалдашнику носа; идиомат замешкался, потряс головой и тут же снова ринулся в погоню.

Выигранных секунд Бандару хватило, чтобы залезть на плетеную крышу, перемахнуть через конек и скатиться на другую сторону домика. Было слышно, как враг шумно карабкается следом. «Просека слишком широкая, — прикинул Гут. — В лес не успею, догонит».

Ученый оглянулся: дверь хижины оказалась открытой нараспашку. К счастью, не тростниковая, а надежная, из плотно подогнанных бревен. Вот и спасение! Беглец ворвался внутрь и пятачком закрыл тяжелую щеколду. В тот же миг Пожиратель с разбега врезался в дверь снаружи, да так, что косяк затрещал от натуги. Раздался второй удар, но и его могучие бревна выдержали с честью.

Настала мертвая тишина. Приблизив глаз к узенькой щели в плетеной стене, Бандар увидел, что Пожиратель отошел подальше, присел на корточки и пристально рассматривает убежище хряка. Спустя мгновения хищника, судя по его виду, осенило простое решение.

Грудная клетка персонажа принялась раздуваться и сокращаться с невероятной силой, втягивая воздух непомерными глотками. Бандар уже понял, что случится дальше. Не может быть! Значит, перед ним идиомат, немыслимым образом совместивший основные качества Пожирателя и стихийной Бури. Какому безумному творцу мифов, в каком бреду пришла затея сплавить их воедино? А впрочем, не время гадать. Убежище обернулось гибельной ловушкой, нужно срочно искать выход.

Сообразив, что свиные копыта должны без труда прокопать утоптанную грязь пола, ученый отошел от стены, за которой усердно раздувался Ветер-Пожиратель, и рьяно взялся рыть землю.

Все-таки ему здорово повезло попасть в Ситуацию Класса Четыре: здешняя почва представляла собой однородную массу без камешков, булыжников и прочих помех. Из-под копыт фонтаном брызнула грязь, и вскоре позади хряка выросла приличная куча, в то время как ямка у стены быстро превращалась в подкоп. Тяжело дыша, ноонавт услышал, как враг за стеной нараспев повелел:

— Впусти меня!

Голос донесся с порывом бурного ветра.

Пожиратель затих и подождал ответа, после чего хижина затряслась, а дверь запрыгала, готовая сорваться с петель. Послышался хруст веток и треск бечевок. Бандар обернулся, опустив голову между ног. И дверь, и толстые брусья опор угрожающе кренились вовнутрь, а стену и вовсе перекосило.

Снаружи опять зафыркало, загудело — это Пожиратель набирал в грудь воздуха для новой бури. Второго дуновения хижине точно не выдержать. Бандар копал все резвее, все отчаяннее, подземный ход рос все быстрее. Вот уже нора увеличилась до размеров хряка, и Гут, извиваясь, пролез туда. Удобные узкие копытца живо скребли землю.

Спустя секунду над головой забрезжил проблеск дневного света. Тонкий луч превратился в пятно и наконец — в полноценную дыру. Стоило Бандару вырваться на волю, как буря разнесла переднюю стену домика в мелкие щепки. Бревенчатая дверь с грохотом повалилась на пол. Боковые стены рухнули наружу, а та, под которой минуту назад корчился ноонавт, сложилась вместе с крышей вовнутрь.

Однако заколдованный ученый уже удирал по солнечной просеке. Позади обманутый враг рылся в развалинах, что-то бормоча под нос и облизывая влажные губы. Не теряя времени, Бандар нырнул в подлесок и с трепетом залег в густом кустарнике.

Пожиратель продолжал расшвыривать обломки в поисках добычи. Но вот он углядел туннель, вырытый копытами беглеца. Хищник припал к земле и обнюхал колею своим длинным носом. Потом, задрав морду, внимательно огляделся. Ноонавт едва не зарылся поглубже в кусты, но, к счастью, одумался; шорох и качающиеся ветки только укажут путь разъяренному хищнику.

Взгляд Пожирателя скользнул мимо Бандара, ничего не заметив. Прошла, казалось, целая вечность. Внезапно персонаж повернул морду в том направлении, куда убежала троица свинобратьев, подпрыгнул и бросился за ними. Подождав, когда враг исчезнет из вида, ученый выбрался из укрытия.

Если он правильно угадал историю, в которую впутался, никто из идиоматов не захочет вернуться в эту часть Области до тех пор, пока цикл Ситуации не завершится, чтобы возродиться в следующий раз.

Бандар вызвал карту Общего, потом со всей тщательностью изучил ее каждым глазом по очереди. Здесь, на залитой ярким солнцем поляне, это было проще, чем в глухих дебрях острова Нимфы. Наконец отыскались ворота, через которые ноонавт сбежал от Чародейки (на них по-прежнему стоял пятиугольник желтого цвета в зеленом круге), и Гут вычислил, где находится. Прищурившись, хряк разглядел розовато-лиловый символ в форме бриллианта, пересеченного диагональной белой полосой. Похоже, выход недалеко, прямо за домом из кирпича, где хищник, без сомнения, уже взял свинолюдей в осаду.

Ученый свернул карту и задумался над Ситуацией, в которой оказался. Ясно, что это поучительная история для детей, а не противопоставление гибкости/твердости, как ему казалось раньше, очень древний вариант мотива Трех Путников, который, видоизменяясь бессчетное число раз, то и дело возникал в коллективном бессознательном. В конце концов один из братьев, а скорее, даже все трое, станут обедом ненасытного Едока. Хотя, припомнив, как подействовала буря на хижину из тростника, Бандар усомнился, что хищник сумеет разрушить кирпичную постройку. Так сказать, стихийных силенок не хватит. Тогда, вероятно, свинолюди изловчатся поймать и растерзать чудовище.

Мудрее всего будет понаблюдать за исходом Ситуации, дождаться неизбежной Паузы и, прежде чем начнется новый цикл, добраться до ворот, которые перенесут его в первобытную прерию. Потребуется, конечно, проявить ловкость, чтобы избежать встречи с несметными стадами жвачных животных, и особенно с теми, кто на них охотится. А может, все обойдется, и Гут в одиночку пересечет бескрайнюю равнину, похожую на волнующееся зеленое море. Из прерии легко перебраться в Область никогда не стареющих горцев, а уже оттуда в обход — в заснеженную долину, чей радушный Хозяин оделяет гостей щедрыми дарами.

Ученый пустился вниз по тропинке и вскоре увидел перед собой надежный кирпичный дом. Тихонько, под прикрытием подлеска, ноонавт шаг за шагом приблизился к самому краю поляны. Пожирателя нигде не было видно, зато вывеска из крашеного дерева с надписью «Поросенок А», выполненной курсивом, оказалась уже сорвана с двери и отброшена в сторону, на узкую полосу черной земли, откуда торчали цветочные стебли, начисто лишенные лепестков.

«Понятно, — подумал Бандар. — Пожиратель исчерпал свои силы; должно быть, братья уже приканчивают его». Гут осторожно подкрался к закрытому окну и заглянул сквозь щель между ставнями. Троица собралась перед очагом, на котором кипел глубокий черный котел. При этом каменщик держал наготове поднятую крышку, и все смотрели с явным ожиданием куда-то под потолок.

«Ну, разумеется, — осенило ноонавта. — Потерпев поражение, враг полезет в дом через трубу, свалится в котел, окажется под крышкой и в итоге — на столе у Поросят». Пожиратель будет съеден теми, кого собирался слопать. Общее изобиловало примерами подобной иронии.

Ученый спокойно наблюдал, зная, что развязка уже близка. Но вот на его глазах прямо за спинами братьев часть пола вздыбилась и провалилась вовнутрь. Из земли появилась темная когтистая лапа, за ней другая. Поросята по-прежнему ничего не замечали. В комнате показалась морда Пожирателя, потом и все тело. Чудовище облизнулось и Щелкнуло зубами. Братья запоздало обернулись, чтобы в ужасе воззриться на хищника, возникшего из пола, — ну да, ведь почва здесь была такой же рыхлой, как и в тростниковой хижине.

Поросята заметались по тесной комнате, визжа от страха. Но дверь оставалась за спиной Пожирателя, и тот продемонстрировал жуткую целеустремленность. Пожалуй, дальнейшее не стоило подробно рассматривать. Бандар отвернулся и ринулся со всех ног — ног усталого хряка — к заветному выходу.

Нет, ученый не опасался погони, ведь Пожирателю и без того хватало забот. Ноонавта пугало другое. Он ни капли не сомневался, что история должна была завершиться как-то иначе. Нечаянно показав чудовищу легкую дорогу в поросячий домик, Бандар вмешался в Ситуацию и сбил персонажей с накатанного веками пути.

В институте подобное вторжение обозначали словами «создать дисгармонию». Заставить идиомата повести себя неподобающим образом — то же самое, что бросить увесистый камень в гладкий, точно зеркало, пруд. Исказив исход любой, даже самой невзрачной Ситуации, нарушитель как бы запаливал фитиль огромной пороховой бочки. Сложно предугадать, какими последствиями грозил его легкомысленный поступок здешним обитателям (да никто и не горел желанием это выяснить), только заблудшему одинокому хряку ближайшие минуты не сулили ничего хорошего.

Чутье ноонавта подсказывало: выход рядом, Немного вперед по лесной тропинке, потом через луг… Близость ворот все отчетливее щекотала сознание. Ученый последовал за этим ощущением и вскоре очутился среди мягкой травы и примитивных цветочков. Наконец Бандар нашел место, замер, торопливо вывел условный напев и… ничего. Большие изощренные уши не могли не подметить, как исковеркали каждый звук животная гортань и преувеличенная носоглотка.

Позади раздался какой-то шум. Гут обернулся. В небесах над кирпичным домиком закручивалась темная воронка. Над крышей словно вырос маленький смерч. Едва они соприкоснулись, как в воздух полетели, бешено вращаясь, обломки шифера. Треск и скрежет нарастали. Вот уже ураган разворотил тяжелые перекладины крыши, разметав балки и стропила.

А вот он вонзился еще глубже… Бандар повернулся обратно к воротам и снова напел мелодию. Опять не в тему, сплошная фальшь. Область наполнили рокот и оглушительный стук. Казалось, каждый кирпич поросячьего домика содрогался и бил по другим кирпичам. А смерч завывал и свистел все громче. Лишаясь веток, повсюду стонали деревья, и земля под копытами тряслась, будто загнанный зверь.

Свиная природа — которая, как заметил ученый, усиливалась в нем с каждым приступом страха — не желала думать ни о чем, кроме бегства. Ноонавт заставил себя дышать ровнее, а главное — больше не смотреть назад и постараться не слушать безумный грохот, терзающий чуткие уши.

Что теперь? Надуть толстые щеки… вот так. Поставить язык… вот сюда… И еще попытка. Три нисходящих тона, потом на октаву выше. Даже Чундлмарс управился бы с первого раза! Человеческая сущность исследователя начала по-настоящему злиться, и гнев, казалось, придал ему сил. Воздух послушно задрожал и покрылся рябью.

Прежде чем шагнуть за ворота, Бандар обернулся в последний раз. В конце концов, ни одному из ноонавтов, живущих в его дни, не доводилось наблюдать гибель целой Ситуации, хотя бы и Четвертого Класса. Жаль, не придется похвастать редчайшим опытом — то-то бы Гэбрис облез! — но разве можно лишить себя подобного зрелища?

В ту же секунду Гут раскаялся в своем любопытстве. Гигантские деревья, с которых сорвало всю листву, пригибались к самой земле. Домик вдруг завертелся юлой, ряды кирпичей заходили волнами, а в Щелях засверкали лиловые и голубые молнии.

Ужасная сила вращала здание быстрее и быстрее; нестерпимые вспышки все чаще резали глаз. Ноонавт разглядел Пожирателя и свинолюдей: их швыряло и крутило в самом сердце смерча, точно тряпичных кукол с мотающимися как попало руками и ногами. Разряды пронизывали тела несчастных, нещадно высвечивая рваные раны и раздробленные Кости. Сквозь рев урагана Бандару почудился гул безумной динамо-машины. Гудение превратилось в жалобный стон, потом в душераздирающий визг и продолжало набирать высоту, пока даже свиные уши не отказались воспринимать его.

«Нехорошо», — помрачнел ученый. И кинулся к воротам. Однако, промедление оказалось роковым. Взрыва он так и не услышал. Воздушная волна сбила хряка с копыт, подбросила, швырнула через трещину в пространстве и, кувыркая, покатила по зелёной прерии. В открытые настежь ворота со свистом врывались вихри, били в упор лучи антисвета.

С трудом поднявшись на ноги, ноонавт побрел против ветра обратно к узлу. Мелкие осколки сыпались градом, нанося, однако, не очень чувствительные удары, хотя над головой пролетали с гулом и куски потяжелее.

Ворота по-прежнему не закрывались. «Так не бывает!» — ужаснулся Бандар. Потребовалось повторить напев дважды, пока щель между мирами окончательно не сомкнулась, отрезав ураган и вспышки. Никогда раньше ученому не доводилось видеть подобного. Выход захлопывался автоматически. Затворяющие мелодии были придуманы на тот крайний случай, если ноонавт распахнет ворота и вдруг передумает ими пользоваться.

Оглядевшись, Гут заметил множество предметов, перенесшихся следом за ним. Кирпичи, деревянные обломки, клочья обгорелого мяса и осколки костей, живописно разбросанные вокруг, стремительно таяли в мягкой траве, и земля поглощала их, словно губка воду.

«Невероятно!» — округлил глаза Бандар. Как инертная, так и «живая» материя никогда не покидали своих Областей, и бесчисленные эксперименты прошлого подтверждали незыблемость этого правила. То, что наблюдал перед собой ноонавт, переворачивало давние представления с ног на голову. Вот бы составить подробный отчет — все рты разинут! Да только как признаться в увиденном, а главное — в содеянном? И потом, неплохо бы для начала выбраться из ловушки Общего подобру-поздорову.

Ученый окинул равнину взглядом и перевел дух. Кажется, никакой опасности. Небосклон был чист, лишь далеко на востоке клубилась мрачная туча, озаряя горизонт короткими вспышками молний. Там же, на потемневшей линии окоема, белели крохотные точки. «Жвачное стадо, не иначе». Бандару припомнились миллионы косматых существ с рогами, неотъемлемая часть таких ландшафтов.

Нимало не тревожась по поводу зверей и надвигающейся бури, Гут развернул карту и внимательно изучил ее. В долине располагалось сразу несколько ворот, словно Область изначальнб была задумана как перевалочный пункт для путешественников. В Общем нередко встречались крупные скопления узлов, что было весьма удобно, и кое-кто в институте считал само их существование доказательством того, будто бы ноосфера — творение разума. Прочие возражали, дескать, нагромозди любые величины в случайном порядке — вот и будет где густо, где пусто. И вообще: что значит плод разума? Чьего, интересно? Вопрос уводил в головоломные сферы сознательного бессознательного, а уж этот узел ученые предпочитали вовсе не трогать.

Как и Гут Бандар. Итак, примерно четверть дня пути на восток — и перед ним окажутся ворота к вечно счастливым горцам. Оттуда можно перепрыгнуть в снежное королевство и выпросить у доброго Хозяина свой прежний вид. А там уже через аварийный выход обратно, в кабинет для медитаций и в собственное тело.

Измученный, но воспрянувший духом ноонавт потрусил в установленном направлении, размышляя над тем, как бы исхитриться написать монографию о гибели Ситуации Класса Четыре, не уточняя истинных причин чуда. Что если прикинуться: знать, мол, не знаю, отчего так получилось, а только говорю о том, что видел. В самом деле, любой желающий навестить Область обнаружит цикл невредимым, идиоматы, естественно; и не вспомнят о печальных событиях прошлой жизни, а значит, улики против Бандара начисто уничтожены…

Чем больше он думал, тем явственнее вырисовывался будущий научный труд: основные положения, доводы, выводы… Главное — доказать саму возможность переноса виртуальной материи из одной Обла-

сти в другую. Возможно, такие вещи случались не так уж редко. Может быть, даже в конце каждого цикла, когда, любой здравомыслящий ноонавт предпочтет убраться поскорее, дабы Область не поглотила его.

«Вот оно! — осенило Бандара. — Скажу, что я отважно остался, чтобы своими глазами увидеть, как обновляется Ситуация, и поэтому стал свидетелем переноса материи». Неплохая затея: обратить собственную оплошность в героический поступок, достойный всяческих похвал. Пусть некоторые, вроде Гэбриса, кусают локти от зависти.

Ученый приободрился и на ходу принялся сочинять начальные строчки будущего эссе. Увлекшись, он не замечал ничего вокруг, пока не почувствовал первые порывы сильного ветра и содрогание почвы под копытами.

Нарастающий вихрь с востока клонил высокую траву к земле. Впереди тянулся плавный склон; Гут забрался на вершину и осмотрелся.

Справа и слева, насколько он мог видеть при быстро меркнущем свете, мир превратился в грохочущий океан из горбатых теней. Несметные тысячи животных стремительно перемещались по прерии — причем не куда-нибудь, а навстречу Бандару.

Над стадом чернели грозовые тучи. Небосвод нависал над самой землей. Узкий просвет между ними прорезали струи дождя и рваная пелена тяжелого града; жвачные с рёвом, почти вслепую неслись по прерии, перепуганные вспышками молний и раскатами грома.

Ноонавт заозирался. Позади — одна лишь голая равнина, укрыться негде. Ничто не остановит эту безумную скачку. Глупо надеяться убежать от миллионов копыт на куцых, усталых ножках. По бокам расстилалась трава. Зато впереди, пока еще между хряком и стадом, у подножия склона бежала невзрачная речка, почти ручей. Струи причудливо извивались по прерии, будто след захмелевшей змеи. Ливневые паводки кое-где глубоко размыли рыхлую почву и глинистый слой, так что речка бежала между довольно крутыми берегами. Одна из подобных рытвин располагалась неподалеку.

Ученый со всех копыт ринулся с холма. Вихри больно били в морду хряка, а земля с непрерывным рокотом сотрясалась, будто желала сдвинуться с места. Гут не смотрел на животных. Его глаза сосредоточились на цели — точнее, на том месте, где она была, поскольку поток пропал из вида, как только Бандар покинул вершину.

Оглушительный топот неисчислимых ног уже заглушал ворчание грома. Еще немного — и стадо раздавит несчастного копытами. Где же речка? Что если он отклонился от верного пути, что если мчится параллельно потоку, и надежда на избавление тщетна? Но не успел Гут об этом подумать, как почва с чавканьем обрушилась, и ноги сами заскользили вниз, в глубокую канаву, где ноонавт без усилий укрылся бы даже в человеческом обличье, выпрямившись во весь рост.

Передние копыта подняли кучу брызг. Бандар немедленно бросился по мелководью к противоположному берегу и, дрожа, прижался к нему. Прохладная глина остудила вздымающиеся бока. Гут надрывно дышал, но еле слышал себя сквозь усиливающийся грохот копыт.

Над головой пролетела крупная тень: это первое жвачное перемахнуло через речку. За ним еще одно, и еще, потом сразу пять силуэтов перескочили канаву в ритме барабанной дроби. И вот уже настигнутое бурей стадо накрыло собой узкий овражек. Вокруг совсем померкло, а впрочем, ученому и не хотелось ничего видеть. Ноонавт зажмурился, страстно надеясь про себя, что берег не обрушится, не погребет его под центнерами земли, дерна и мохнатыми тушами.

Топот не замолкал, однако почву держали переплетенные корни крепких степных трав. Со временем подземные толчки вроде бы ослабли, гром покатился дальше по равнине. Бандар приоткрыл глаза. Животные по-прежнему скакали над его головой, хотя уже не сплошной тучей; сквозь просветы между ними проглядывало небо, сменившее черный гнев на простую хмурую серость.

Еще несколько жвачных одолели канаву, следом пролетела пара, затем отставший одиночка, и наконец поток иссяк. Гут осторожно вышел из укрытия, гадая, как ему взобраться по чуть ли не отвесному скользкому берегу, чтобы продолжить путешествие. Оказалось, умчавшееся стадо оставило после себя лестницу: неподалеку высился труп животного, которое упало в узкое ущелье и сломало шею. Зверь лежал на боку. Бандар не сомневался, что сумеет вскарабкаться по ребрам и перепрыгнуть на восточную сторону.

Ученый приблизился к огромной туше, заранее высматривая удобную точку, чтобы начать восхождение, и потому не сразу обратил внимание на некоторые странности. Неожиданно его взгляд упал на хвост животного. На месте обычного, длинного и толстого отростка, увенчанного кисточкой из грубой шерсти, красовался куцый безволосый крючок. Грудную клетку и плечи зверя покрывала не плотная волосатая шкура, но чистая кожа. Гут обошел тушу кругом. Толстощекая морда в морщинах, невидящие глазки, тупое рыло… Вылитый свиночеловек — тот, который собирался раздробить ноонавту спину дубинкой.

«Что-то здесь неправильно», — нахмурился Бандар. Чуть поодаль в канаву свалился другой зверь. Тот сломал о камни хребет, но был еще жив и гортанно похрюкивал. Гут не мог не узнать этот звук: точно так же общались между собой заколдованные бедолаги на острове Нимфы. «Нет, что-то здесь совсем неправильно».

Ученый еще раз внимательно изучил труп. Свинья не свинья, хотя и очень похоже. Только вот эти рога… И крупный, зараза, как четыре самых откормленных кабана. Да и цвет неподходящий. Ни дать ни взять уродец, плод безумного генного эксперимента.

Ну, Конечно! Области смешались, взаимно проникли друг в друга. В этом все дело. «Прелюбопытнейший вырисовывается доклад!» — ахнул про себя ноонавт. С другой стороны, его вина представлялась теперь гораздо более тяжкой, практически неизгладимой. Стоит кому-нибудь узнать о роли Бандара во всей этой истории… Мало того, что заклеймят как вандала, придется забыть о коллективном бессознательном и странствовать по его мирам, как простые смертные — в одних лишь мечтах.

Забравшись на холодную тушу, хряк перепрыгнул на восточный берег. Небосвод потихоньку расчищался, между сизыми клочьями туч уже проклюнулась ясная синева. Ученый в очередной раз вызвал карту Общего. Оказалось, ворота уже рядом: примерно в часе неспешной трусцы. По пути ноонавта раздирали противоречивые чувства. Радость от близкого избавления отравлял образ несчастных уродцев-идиоматов: мертвеца и умирающего, которых беглец бросил там, на дне беспросветной канавы.

Очень скоро встречный ветер ослаб и совсем затих. Бандар поднял голову и потянул пятачком свежий, омытый дождем воздух. Не терпелось, конечно, вернуть себе человеческий облик, а все-таки ему будет недоставать восхитительного, бесконечно разнообразного мира тонких ароматов, доступного свиньям.

И Гут не спеша бежал дальше, думая о том о сем, вдыхая запахи примятой ливнем травы и сладкое благоухание неказистых цветочков, которыми пестрела прерия. Ветер переменил направление, на мясистые окорока ощутимо повеяло свежестью, однако задумчивый хряк ничего не заметил. И вдруг холодный шквал ужалил его градом ударов.

Ученый остановился и посмотрел через плечо. Буря едва успела уйти на запад, но черные тучи двигались обратно, прямо на Бандара, перестраиваясь на лету. «Вот чудно», — удивился ноонавт.

Клубящийся пар пронзали яркие вспышки, окрашенные почему-то в синий и даже пурпурный цвета вместо слепящей актинической белизны.

Пару мгновений ученый ошарашенно глядел перед собой — и вдруг его затрясло, причем вовсе не от озноба. Редкая щетина на шее поднялась дыбом, ослабевшие ноги задрожали, а спину резко передернуло. Свиная челюсть отвисла до земли. Глазные яблоки чуть не вылезли из орбит при виде того, во что превращались грозные, хмурые тучи.

А те все больше и больше походили на великанскую, неслыханных размеров голову. Гут без труда узнал вытянутую морду с длинными рядами зубов, принюхивающийся нос, острые настороженные уши, расплывчатое подобие изогнутой шляпы, уходящей высоко к поднебесью, и страшные глаза, в которых сверкали молнии. Огромные хищные глаза пристально смотрели на Бандара.

Так значит, не только обломки домика и останки Поросят перебросило взрывом из Ситуации Класса Четыре через ворота. Пожиратель-Ураган перенесся следом, а главное — не забыл виновного.

Пронизывающий ветер и струи дождя погнали гигантскую голову прямо на хряка. Ноонавт пустился в бегство.


«Коллективное бессознательное использует личное подсознание каждого отдельного человека, чтобы вступить в диалог со всяким из нас, — такими словами знаменитый Афрани открывал вступительную суру «Объяснения и изучения ноосферы» — первого текста, с которым встречались студенты в Институте исторических исследований. — Насколько бы четко и определенно ни звучали наши вопросы, мысли, мечты и ожидания, оно всегда ответит намеком и якобы случайным совпадением».

Бандар вызубрил книгу от корки до корки. С этого начинает любой новичок! Во-первых, содержание действительно полезно и поучительно, а во-вторых, нужно же как-то укреплять и подчинять себе память.

«Намек и совпадение», — гудело эхом в голове ученого, пока тот удирал по зеленой прерии от грозного Ветра-Пожирателя. Общее никогда не говорит с нами прямо, это он хорошо помнил. Даже те, кто сломал преграды между сознанием и подсознанием, то есть оракулы и душевнобольные, изъяснялись не иначе как притчами и загадками.

А ведь совпадения преследовали Гута с тех самых пор, как он покинул водопад Лорелей. Первым делом ноонавта наградили свиной шкурой, потом его занесло в Ситуацию с человекообразными Поросятами в роли главных героев. Сначала Нимфа превратила ослиное стадо в волков — спрашивается, зачем, если копыта ушастых мало уступают клыкам? — после чего Бандар едва унес ноги от Пожирателя с явно хищными повадками. И вот он спасается бегством от весьма похожего на волка идиомата — неважно, что последний намерен испепелить ноонавта небесными вспышками, а не растерзать клыками, это уже детали.

В том, обычном мире стечение обстоятельств — игра случая (никто, например, не предскажет, упадет ли монетка орлом вверх десять раз кряду), но здесь, в Общем, оно испокон веков означало нечто большее. Совпадения — извечный язык ноосферы. Ученый чувствовал в происходящем некое осмысленное, но зашифрованное послание.

«Однако что бы это могло быть за послание?» — напрягал извилины Гут, уворачиваясь от пламенных зигзагов, которые обрушивались на плавные холмы уже не только позади, но и повсюду вокруг него; «Какой же я задал вопрос?» — гадал на бегу ноонавт.

Вообще-то, ему хотелось разгадать секрет Песни песней, отыскать заложенную в человеческом разуме прамелодию. Бандар обдумал задачу и так и сяк, рассмотрел под всеми возможными углами, но сколько ни бился, не сумел уловить даже отдаленной связи со своими злоключениями.

«А если не Песнь песней, то что?..» Слепящая вспышка полоснула бритвой мрачный пейзаж, и хряк еле успел обогнуть дымящуюся яму, выжженную среди высоких трав прерии. Разумеется, Общее никогда не отвечает на прямые вопросы ясно. Чтобы найти ключ к загадке, следует подумать о чем-нибудь еще. Только тогда подсознание прокрадется сквозь потайную дверцу и оставит подношения, нечто вроде подарка добрых фей, которые тяжко трудились ночью, покуда их любимец мирно храпел на постели, не подозревая о своей удаче.

Итак, чем же отвлечь мысли? Трудно искать тему среди гибельных молний. Хотя иногда опасность может и подстегнуть. Ради собственной жизни человек готов на многое. И Гут Бандар приказал рассудку, пусть и временно втиснутому в поросячьи мозги, работать на себя. Для начала надо бы вспомнить, чем он занимался перед тем, как отправиться в Общее. Пообедал с заместителем декана с кафедры прикладной метафизики, оформил заказ на потусторонние красители и фиксаторы для одного давнего клиента (будучи в институте простым адъюнкт-профессором, ноонавт вел дела на семейной торговой фирме), отчитал Чундлмарса, набросал план доклада о Лорелеях…

И тут до него дошло. Конечно, речевой аппарат хряка не в состоянии выговаривать слова, зато на кое-какие иные звуки он способен.

«Хм-м!» — воскликнул ученый с интонацией человека, увидевшего яркий свет. И снова: «Ум-м хм-м», — дескать, вот оно, озарение.

Полыхнула новая вспышка, и ноонавт не поверил своим глазам. Прямо перед ним невысокий холм принялся менять очертания. За считанные мгновения из земли вырос добротный кирпичный домик с гостеприимно распахнутой дверью.

Одолев порог одним прыжком, Бандар прокрутился на копытах и уперся в дверь, чтобы закрыть ее. Ветер налег на дверь, но Гут не сдавался. Наконец, когда тяжелая створка сомкнулась с косяком, запор защелкнулся; и вихрю осталось только бушевать на улице.

Единственная комната в доме была начисто лишена обстановки, не считая трех картин в рамах на задней стене. Портреты изображали полулюдей-полусвиней в темных костюмах и рубашках с крахмальными воротничками. Под картинами располагался просторный, жарко растопленный очаг, на котором кипел черный котел. Гут подошел ближе. Крышка оказалась устроена особым образом, и явно не для человеческих пальцев. Ноонавт утвердился в своей догадке.

С трудом балансируя на задних ногах, он просунул копыто под ручку. Крышка поднялась легко и почти бесшумно. В тот же миг из трубы потянуло холодом. Пламя взвилось и осыпало комнату искрами. У хряка заслезились глаза, потом зачесался пятачок, и дом огласило оглушительное: «Апчхи!».

Но даже ничего не видя вокруг, Гут отлично расслышал громкий всплеск; что-то большое и очень тяжелое упало в кипящую воду. Хряк немедленно захлопнул крышку и налег на нее всем телом. Котел ревел, подпрыгивал, содрогался, однако Бандар не уступал. И вот наконец все стихло.

Тут же улеглась и буря. Сквозь окна пробились косые лучи солнца, зажгли золотым сиянием пропитанный дымом воздух. «И как быть дальше?» — подумал ученый, а сам уже заметил кое-что, чего не видел прежде.

На стене рядом с трубой висел здоровенный ковш, ручка которого опять-таки безупречно удерживалась копытом. Ноонавт ухватил его и сдвинул крышку. Над темным бульоном клубился густой пар. Пахло весьма заманчиво. Гут зачерпнул ковшом и попробовал.

На вкус оказалось тоже неплохо, наваристо. Вот только сделать больше одного глотка Бандару не пришлось. Стоило супу согреть живот, как свиное копыто сделалось настоящей человеческой кистью. Передние конечности стали руками, спина распрямилась, а ноги как-то сами собой удобно пристроились внизу, в подобающем им положении. Кирпичный домик растаял на глазах, будто не бывало, и хряк, превратившийся обратно в человека, увидел себя на зеленом пригорке.

Не теряя ни секунды, ноонавт вызвал запасные ворота. Появился портал, и хотя сердце рвалось в родные пенаты, Гут помедлил еще самую малость — только чтобы пообещать, обращаясь к ясному голубому небу:

— Они у меня попляшут!


Мгновение спустя он уже смотрел на потертую мебель в институтском кабинете для медитаций. Ученый с наслаждением потянулся, так, что хрустнули суставы, и сделал обычную разминку. Когда тело снова начало слушаться; Бандар открыл дверь на форум, где студенты чаще всего собирались в перерывах между занятиями, огляделся и твердым шагом направился к висячему дереву, под Которым сидела на траве группа второкурсников.

Кое-кто удивленно заморгал при появлении профессора, а один студент поперхнулся под его пристальным взором, втянул голову в плечи и с виноватым видом поднялся на ноги.

— Чундлмарс, — промолвил Бандар, — попрошу вас пройти со мной.

Парень сглотнул, потом выпалил:

— Учитель, я обдумал свой высказывания по поводу разумной ноосферы. Беру свои слова обратно.

— Обратно? — Гут поднял брови. — Еще чего! Нет уж, теперь вы мне все изложите как можно подробнее. С этого дня вы будете моим ассистентом.

Студент захлопал глазами. Его подбородок отвалился до самой груди, да там и остался.

— Так и будем ворон считать? — Бандар ухватил парня за оттопыренное ухо и подтолкнул к двери своего кабинета. — Общее не спит! Оно что-то замышляет и требует нашего внимания! Пора за работу!

— Что будем делать? — выдавил Чундлмарс.

— Как это — что делать? Мальчик мой, мы с вами ученые или нет? А между тем через неделю Великий Коллоквиум. Надо спешить с докладом, если мы собираемся растереть этого Дидрика Гэбриса в горстку вонючего порошка!


Перевела с английского Юлия МОИСЕЕНКО


© Matthew Hughes. Inner Huff. 2005. Печатается с разрешения журнала «Fantasy & Science Fiction».


Содержание:
 0  вы читаете: Когда внутри закипит Inner Huff : Мэтью Хьюз    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap