Фантастика : Социальная фантастика : Бог из машины : Владимир Ильин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Спасение культурных ценностей человечества от уничтожения в войнах и прочих социальных потрясениях прошлых веков – вот чем занимаются герои повести. Используя достижения научно-технического прогресса – в том числе, и возможность перемещений во времени, они организуют доставку из прошлого гениальных произведений искусства в будущее, чтобы сделать их достоянием людей двадцать какого-то века. В целях неукоснительного выполнения этой задачи используются не люди, а андроиды-«супермены». Одного не учли гуманисты будущего: ведь даже робот путем логических, «машинных» умозаключений способен придти к выводу о страшной, нечеловеческой сущности фашизма, и тогда он начинает действовать не по заданной программе, а как Человек…

И прославил я мертвых, что умерли давно, Более, чем живых, что живут поныне; Но больше, чем тем и другим, Благо тому, кто совсем не жил. Экклезиаст (в переводе И.Дьяконова)

И прославил я мертвых, что умерли давно,

Более, чем живых, что живут поныне;

Но больше, чем тем и другим,

Благо тому, кто совсем не жил.

Экклезиаст (в переводе И.Дьяконова)

Серая лента шоссе монотонно тянулась навстречу. Шелестел мелкий скучный дождь, и лобовое стекло, несмотря на все старания "дворников", упрямо покрывалось водяной пеленой.

Длительная езда, особенно вне населенных пунктов, всегда наводит человека, сидящего за рулем, на размышления или воспоминания. Но тот, кто сидел сейчас за рулем тяжелой бронированной машины-сейфа, – человек высокого роста в серой форме с погонами обер-лейтенанта германского вермахта, с невыразительным лицом и словно остановившимся взглядом – не мог бы сказать про себя, что он о чем-то думает или что-то вспоминает. Он просто четко и безупречно выполнял действия, связанные с вождением машины. Одновременно он мысленно составлял план-схему окружающей местности, причем не знал, для чего это ему нужно. Он просто собирал информацию. Если бы кто-нибудь спросил его, он мог бы выдать сведения о чем угодно. Например, о количестве столбов, которые промелькнули мимо машины на долгом пути из Берлина. Он мог бы, если бы понадобилось, с точностью до метра в секунду определить скорость своего движения. Но этого у него никто не спрашивал, и он молчал.

Они ехали уже второй день. Всего их было шесть человек: обер-лейтенант Харман (старший курьерской группы), ефрейтор Яцке (водитель машины-сейфа) и четыре охранника на мотоциклах.

Сейчас обер-лейтенант сам сидел за рулем, чтобы дать отдохнуть водителю. Яцке спал на соседнем сиденье, и сон его был очень неспокоен. Время от времени ефрейтор тяжко вздыхал во сне, скулил и дрыгал ногой, ставя под угрозу свое равновесие. За всю дорогу Харман слышал его голос лишь несколько раз: когда Яцке клянчил у него сигареты да когда безбожно бранился по поводу скверных дорог или остолопов-водителей встречных машин, ослепляющих ночью фарами или не уступающих дорогу на однополосных шоссе. Что касается мотоциклистов, то Харман знал их лишь по именам, поскольку эти солдаты менялись от одной фельдкомендатуры к другой.

Из-за пасмурной погоды начинало темнеть раньше обычного, и Харман увеличил скорость, чтобы попасть в Харвиц до темноты. Окрестности лагеря были буквально наводнены партизанами – об этом всякий раз предупреждали дорожные посты СС и фельджандармерии. Судя по аккуратной надписи на грязной стрелке дорожного указателя, до конечного пункта маршрута оставалось около двадцати километров.

Харман притормозил, переключил скорости и, следуя в направлении стрелки, свернул с шоссе на грунтовую дорогу, уводившую в мрачный лес смешанного типа.

Впереди возникла очередная развилка дорог, показался полосатый шлагбаум, такая же полосатая будка и кучка солдат в форме полевой жандармерии. Шлагбаум был недвусмысленно закрыт, и один из патрульных махал рукой, явно требуя остановиться. Харман нажал на педаль тормоза и выругался сквозь зубы, словно бесконечные проверки на дорогах ему надоели. Собственно, в душе ему было все равно, но нечто, засевшее у него внутри, заставило его чертыхнуться.

Яцке проснулся от толчка, напоследок дрыгнув ногой, и сразу принялся шарить по карманам. Сигарет там он, конечно же, не обнаружил, сделал вид, что удивился и, озираясь, что-то буркнул.

На подножку машины со стороны Хармана вскарабкался дюжий фельдфебель и, вяло козырнув, заглянул в кабину. Мотоциклисты остановились так, как ехали: двое спереди, двое позади машины – и безучастно ожидали окончания процедуры.

– Ваши документы, господин обер-лейтенант, – казенным голосом произнес фельдфебель.

Странное произношение, отметил про себя Харман. Этот человек – не немец. Может быть, "фольксдойч"?..

Вслух Харман равнодушно сказал:

– Семь километров назад, на шоссе, нас уже проверял другой пост. Почему вы хотите проверять наши документы? Разве вам не сообщили по рации о нашем следовании?

– Служба есть служба, господин обер-лейтенант, – отвечал жандарм.

Харман не стал препираться и протянул фельдфебелю свое командировочное предписание и удостоверение личности.

Несколько постовых с автоматами наперевес стояли позади фельдфебеля, еще двое обосновались напротив мотоциклистов. Фельдфебель тщательно изучал документы, подсвечивая себе фонариком из-за сумерек.

Яцке вдруг вновь беспокойно задвигался, потом открыл дверцу и вылез из машины. Подойдя к одному из патрульных, панибратски хлопнул его по плечу и воскликнул:

– – He завидую я все-таки вам, парни! Торчите здесь под дождем как проклятые… Давно тянешь лямку, приятель?

Патрульный как-то странно замешкался, словно нe знал, что ответить.

– А сигарета у тебя найдется? – продолжал, не смущаясь, Яцке.

– He разговаривать с часовым! – тревожно возопил фельдфебель.

И тут Харман почувствовал, что в придорожных кустах кто-то есть. Когда фельдфебель сунул документы за отворот мундира и, что-то крикнув, взмахнул рукой, стало ясно: засада. Харман резко открыл дверцу, и фельдфебель слетел с подножки. В ту же секунду обер-лейтенант боком упал на сиденье, и автоматная очередь прошла пo тому месту, где какие-то доли секунды назад находилась его голова. Тотчас справа, из кустов, по машине и по мотоциклистам хлестнули огненные струи: тaм, видимо, у нападавших был припрятан пулемет.

Через несколько мгновений все было кончено. Пулеметные очереди далеко отбросили тела мотоциклистов, а в шее у незадачливого Яцке торчал нож. Каким-то внутренним зрением Харману удавалось видеть все, что происходило вокруг.

Из множества вариантов его мозг мгновенно выбрал один. Обер-лейтенант прикинулся мертвым. Он свесился из кабины наружу, безвольно раскинув руки. Стало совсем темно, и "поле боя" освещалось лишь фарой одного из перевернувшихся мотоциклов. Возле машины бегали лучи карманныx фонарей и слышалась шепелявая речь. Поляки, определил Харман. Партизаны…

Мотор машины-сейфа по-прежнему урчал на холостых оборотах. Это было хорошо. Партизан было человек шесть вместе с пулеметчиком. Они обыскивали трупы мотоциклистов и шофера, собирали оружие, кто-то из них готовился поджигать мотоциклы, кто-то пытался открыть заднюю дверь кузова машины. Я могу справиться с ними со всеми сразу, подумал Харман. Но я могу их при этом покалечить или убить. А убивать кого бы то ни было тут я нe имею права, хотя сам нe знаю, почему…

Задняя дверь машины все не поддавалась, и те двое, что ее взламывали, вызвали на подмогу своих товарищей. Когда партизаны столпились позади грузовика и принялись торопливо бить чем-то тяжелым no броне, к Харману подошел тот, у кого Яцке пытался стрельнуть сигарету. В руке у него был девятимиллиметровый "шмайсер". На вид парню было лет шестнадцать, не больше. Он с натугой вытянул тело Хармана из кабины на землю и лениво пнул его пару раз под ребра. И тут Харман вскочил, словно распрямившаяся пружина. Всего один молниеносный удар средней силы. Партизан еще падал, а его автомат уже перекочевал в руки Хармана.

Теперь можно было бы вскочить в кабину и уехать, но обер-лейтенанта заботили документы, оставшиеся у "фельдфебеля". Без них дело осложнялось.

Обойдя машину, Харман оказался за спиной у партизан.

– Руки вверх! – скомандовал он и сделал красноречивый жест стволом автомата. – Бросайте оружие на землю, только перед собой.

Секунду все медлили, но Харман знал, что они его прекрасно поняли. У каждого из партизан в руках было оружие. Но каждый из них нe сомневался, что, если он шевельнется, ствол "шмайсера" изрыгнет смертоносное пламя… Когда человек молод, умирать особенно нe хочется, подумал Харман.

Он терпеливо ждал. Наконец партизаны побросали оружие к его ногам. Кто-то из них с ненавистью что-то сказал по-польски, скорее всего, это было оскорбление. Харман пропустил это мимо ушей и сказал повелительно "фельдфебелю":

– Я требую вернуть мне мои документы. Без документов я нe могу продолжить мой путь. Всем людям нужны документы, особенно в военное время…

Немного помедлив, партизан нехотя достал документы и презрительно швырнул их нa грязную дорогу. Харман наклонился и сразу увидел, что всё на месте. Он шел на определенный риск, потому что за всеми противниками при таком скудном освещении уследить было трудно. Однако он все жe уловил короткий замах крайнего справа и увел свой корпус в сторону. Что-то просвистело рядом с ним и со звоном улетело в темноту. Нож…

Харман вскинул "шмайсер" и дал короткую очередь поверх машины. Партизаны дружно бросились на землю. Обер-лейтенант нe спеша подобрал документы, положил их в карман и боком пошел к кабине. Кто-то позади опять выругался по-польски.

Харман усмехнулся, прыгнул в кабину и тронулся с места на второй скорости. Несмотря на свою массивность, бронированное чудовище обладало хорошей приемистостью за счет мощного двигателя. Для ее бампера шлагбаум оказался чисто символической преградой.

Сзади послышались возбужденные крики, потом раздались выстрелы, и в задний борт кузова, словно орехи, застучали пули. Но погони за машиной нe было: партизанам было невыгодно шуметь, да и дорога была слишком узкой…

Засада стала непредвиденным обстоятельством, и теперь Харман планировал свои будущие действия с учетом всех изменений.

Вскоре лес кончился, и дорога пошла no полю. Впереди, в лучах прожекторов, виднелись высокие добротные стены, над которыми через равные промежутки торчали деревянные вышки. Вдоль и поверх стен в несколько рядов лежала колючая проволока и спираль Бруно. Отчетливо слышался лай собак. Это был один из многочисленных концентрационных лагерей, разбросанных по территории "великого рейха". Называли его Харвиц – по названию близлежащего городка. Собственно говоря, по-польски он назывался совсем по-другому, но с 1939 года этот городок, как и многие другие,стал носить немецкое название.

После многочисленных объяснений и препирательств с личным составом контрольнопропускного пункта Харману было позволено въехать в ворота, оставить машину нa специальной стоянке и в сопровождении дежурного по лагерю отправиться к коменданту.

Пока они шли, Харман фиксировал окружающую обстановку. Ha пригорке располагались бревенчатые бараки-казармы – очевидно, для внутренней охраны – и аккуратные, с цветниками и газонами, одно- и двухэтажные домики – видимо, для начальствующего состава.

Они подошли к одному из домиков, окруженному живой изгородью и имевшему террасу. Дверь им открыл некто в эсэсовской форме и проводил в кабинет коменданта.

Кабинет был уставлен массивными старинными книжными шкафами, скульптурами и статуэтками из ценного мрамора, пол устлан роскошным персидским ковром. He хватало еще только фонтана в центре кабинета. Ha стенах красовались репродукции с портретов Бисмарка, Фридриха II и Мольтке.

Уютно расположившись в мягких креслах у пылающего камина, под мощные органные аккорды Баха, лившиеся из патефона, сидели с рюмками два человека. Один из них был в домашнем, но элегантном халате, другой – в мундире СС, в звании штурмбанфюрера.

Обер-лейтенант представился:

– Обер-лейтенант Харман прибыл из Берлина со специальным заданием. Прошу прощения за внешний вид… Мы попали в засаду, и все мои люди были убиты. Нужно срочно…

– Садитесь, господин Харман, – бесцветным голосом прервал его человек в халате. – Mы не в Берлине, поэтому не будем суетиться. Можете курить.

– He курю, господин оберштурмбанфюрер, – ответствовал Харман, садясь в кресло. В том, что перед ним был сам комендант Харвица, он нe сомневался. Откуда-то он уже знал это бледное лицо, надменные серые глаза, узкий ироничный рот и даже непременный шрам нa щеке – след дуэли нa шпагах, которые были столь модны у немецких аристократов. Харману также было известно, что комендант – Ханс фон Риббель – был выходцем из аристократической семьи, одно время занимал достаточно высокий пост в ведомстве Риббентропа, затем работал в штабе у генералполковника Фромма, но попал, как и многие аристократы, в опалу и был направлен два года назад в Харвиц.

Пауза затягивалась. Фон Риббель сосредоточенно вслушивался в музыку. Лишь когда она затихла, он все тем же бесцветным голосом сказал:

– Да, в местных лесах бродят разные банды, которые нападают на наши обозы, громят полицейские участки, закладывают мины на дорогах и вообще стреляют во всех, кто попадет им на мушку. К сожалению, карательные подразделения не справляются со своими функциями. Где это произошло?

– Партизаны были переодеты в форму полевой жандармерии, господин оберштурмбанфюрер, – отвечал Харман. – Они устроили засаду в пятнадцати километрах от вашего лагеря. На развилке дорог. Они остановили нас якобы для проверки документов, а потом открыли огонь из пулеметов и автоматов. Шансов спастись было мало. Все мои подчиненные погибли.

– Но вы чудом спаслись, – констатировал фон Риббель с непонятной интонацией в голосе и добавил: – Просто герой да и только!

Штурмбанфюрер, до этого молчавший, хмыкнул. Не обращая на него внимания, фон Риббель поднялся из кресла, подошел к столу, снял трубку телефона и стал отдавать какие-то распоряжения.

В это время штурмбанфюрер налил Хармaнy дорогого коньяка и сказал, поднимая свою рюмку:

– Меня зовут Фельдер, Карл Фельдер. Можнo просто – Карл. Заведую лагерной канцелярией.

Они выпили, и Фельдер спросил:

– Надолго к нам?

– Это будет зависеть от вас, – сказал Харман.

– Как там Берлин? Что нового слышно в верхах? – напирал штурмбанфюрер.

Харман не успел ответить, потому что вернувшийся комендант поинтересовался целью прибытия обер-лейтенанта в Харвиц.

Вместо ответа Харман предъявил свои документы. У него имелось командировочное предписание, выписка из приказа рейхслейтера Розенберга о вьвозе материальных ценностей и, наконец, удостоверение личности офицера вермахта.

Он мог бы сказать, что прибыл в Харвиц, представляя своей скромной персоной оперативный штаб Розенберга по оккупированным областям рейха. Этот штаб был создан два года назад, после того, как фюреру стало известно, что различные художественные и материальные ценности, конфискованные эсэсовцами в России и Польше, беспощадно грабятся и уничтожаются. Узнав, что многие произведения искусства оцениваются миллионными цифрами, Гитлер пришел в ярость. Результатом этого явилось его "Распоряжение о полномочиях Розенберга по конфискации и использованию культурных, научных и материальных ценностей в оккупированных восточных областях". Оперативный штаб Розенберга, расположенный в Берлине, ведал доставкой вышеупомянутых ценностей на запад. Часть произведений искусства направлялась непосредственно в Берлин, другая часть – в знаменитую "Янтарную комнату" в Кенигсберге, а кое-что оседало в многочисленных концлагерях, причем в последнем случае материальный фонд непрерывно пополнялся за счет конфискации у заключенных золотых изделий и прочих ценностей. Сейчас, когда русские неудержимо наступали на фронте, чиновники из оперативного штаба решили немедленно сосредоточить все ценности в столице. В концентрационные лагеря и другие места скопления сокровищ были посланы специальные команды на машинах-сейфах и в сопровождении охраны. Так Харман попал сюда, в Харвиц. Но он не стал рассказывать это фон Риббелю, потому что тот и так все знал.

Внимательно изучив документы, фон Риббель аккуратно сложил их, вопросов больше задавать не стал, зевнул и протянул бумаги обер-лейтенанту. Тут Фельдер, уже порядком захмелевший, встрепенулся и заявил, что, пока он – начальник канцелярии, все документы должны проходить через него. С этими словами он выхватил у Хармана предписание, пробежал его глазами, чуть было не прожег сигаретой и, сообщив, что подпись рейхслейтера – фальшивая, захихикал.

– Не обращайте внимания… – начал было фон Риббель, но тут же вынужден был замолчать, так как в кабинет ввалилась какая-то чудовищная личность. У личности было лицо первобытного человека, возраста она была пожилого, и на нее был напялен неопрятный мундир ротенфюрера СС.

– А это господин Шарц, – пояснил со вздохом фон Риббель Харману, – начальник подразделения СС, выполняющего охранные и… э-э… карательные функции… Ганс, – обратился он к личности, – познакомься: господин Харман прибыл к нам с особым заданием из Берлина.

Исполнитель охранных и карательных функций почесал в затылке рукоятью тяжелой плети, болтавшейся у него на запястье, и из его чрева исторглись странные звуки, видимо, долженствовавшие продемонстрировать еro почтение к Харману. Ко всему прочему он был в состоянии тяжелого и, скорее всего, хронического опьянения.

Фон Риббель заверил Хармана, что весь персонал лагеря готов всячески содействовать той миссии, с которой обер-лейтенант сюда прибыл. В частности, непосредственную помощь в отборе ценностей ему окажет Карл Фельдер, а рабочую силу и решение прочих, вспомогательных, вопросов обеспечит Шарц (личность что-то буркнула и вновь почесала в могучем затылке). Затем оберштурмбанфюрер попросил Хармана представить ему утром подробный рапорт о стычке с партизанами и пожелал приятного отдыха, добавив, что размещением его распорядится опять-таки ротенфюрер.

В свою очередь, Фельдер поднял помутневший взгляд и объявил заплетающимся языком, что у солдат фюрера не может быть отдыха, пока идет война.

– Это преувеличение, – сказал невозмутимо Харман. – Любой человек нуждается в отдыхе. Отдых позволяет человеку восстановить силы.

Потом он встал, поднял руку и произнес:

"Хайль Гитлер!" Все молча глядели на него…


Он уснул, будто провалился в темноту, хотя еще секунду назад не испытывал никакого желания спать. И не было у него ни слов, ни мыслей, словно чья-то невидимая рука щелкнула выключателем, ведавшим его сознанием…

Проснулся он так же внезапно. За окном хлопали отрывистые выстрелы, потом затрещали автоматные и пулеметные очереди. Слышались чьи-то возбужденные крики и надрывный лай собак. Харман вскочил и выглянул в окно. Лучи прожекторов метались, пытаясь пробить не то густой туман, не то дым, и ничего нельзя было разглядеть. Вдобавок ко всему взвыла сирена, заглушая пальбу.

Совсем рядом раздался тяжелый топот, и силуэты в военной форме метнулись куда-то за угол.

Харман бросился к двери, но что-то остановило его на полпути. Он вспомнил, что ему нельзя ни во что вмешиваться… Стрельба и лай стихали, удаляясь, но сирена выла, не переставая. Помимо своей воли, Харман подошел к кровати, лег и опять перестал существовать.

Когда он вновь открыл глаза, было уже утро. Он лежал на мягкой кровати, рядом с которой, на тумбочке, чернела Библия небольшого формата. Харман взял ее и быстро пролистал страницы в обратном порядке. Затем отбросил одеяло, аккуратно и быстро оделся (одежда его уже была вычищена и даже проглажена) и подошел к окну.

Домик для приезжих, где его разместили накануне, стоял на пригорке, и из окна открывался панорамный вид на лагерь. Харман долго разглядывал его…

Ровные ряды деревянных бараков без окон и с потемневшими от времени стенами. Колючая проволока вдоль бетонных плит в два ряда, предупредительные знаки: ток высокого напряжения. Посередине лагеря – пустынный песчаный аппельплац…

В дверь постучали, вошел солдат, на котором поверх мундира был надет белый передник. Солдат доложил, что готов сопроводить господина обер-лейтенанта на завтрак.

В небольшой, но опрятной офицерской столовой было пусто. Солдат доложил, что господа офицеры уже откушали и отправились выполнять свой долг на благо фюрера и великой Германии, а посему завтракать Харману пришлось в одиночестве.

После завтрака Харман вернулся в свою комнату, и через несколько минут его рапорт коменданту был готов.

Несмотря на довольно поздний час комендант лагеря занимался физзарядкой на специальной площадке у своей виллы. На нем был тренировочный костюм. Фигура у него была почти идеальная, если сделать скидку на возраст.

– Приходится держать себя в форме, – сказал он Харману после того, как они обменялись приветствиями. – Иначе нельзя: на износ работаем. А гимнастика имеет свойство успокаивать нервишки. Как вам спалось?

– Я спал отлично, – ответил Харман.

– Надеюсь, та суматоха, которая имела место ночью, не нарушила ваш покой? – поинтересовался фон Риббель, энергично выполняя приседания.

– Что это было, господин оберштурмбанфюрер?

– Побег, -- сказал комендант. – Группа заключенных пыталась бежать. Подкоп под стену, сняли одного часового. Ну и так далее… К счастью, далеко они не ушли.

– Побег? – переспросил Харман. – Но зачем? Куда они могли бежать?

– Вы правы, – ответил фон Риббель, начиная методичный бег на месте. – Бежать им отсюда некуда, разве что в лес, но они и там подохли бы с голоду. Но это понимаем вы и я как люди разумные. К сожалению, существам этой расы бог не дал ни логики, ни разума. А после нескольких лет пребывания в Харвице они вообще становятся психически неполноценными. Унтерменши, что вы хотите! – Он стал махать руками. – Поэтому от них всегда можно ожидать чего угодно. Кстати, знаете, как они преодолели проволочные заграждения? Двое из них были ранены, они легли на проволоку и приказали остальным перебираться на другую сторону по их телам…

– Поразительно, – сказал Харман, хотя на его лице не было и тени каких-либо эмоций. - Невероятно.

– Стадо фанатиков, – с убеждением сказал комендант. – Кстати, в полдень мы будем публично казнить тех, кого отловили. Если хотите, можете прийти посмотреть. Зрелище обещает быть поучительным.

– Я хотел бы вручить вам мой рапорт, господин обер-штурмбанфюрер,- произнес Харман. -И мне предписано как можно скорее начать работу с ценностями.

В это время денщик коменданта вынес из дома тазик с горячей, благоухающей одеколоном водой и полотенце.

– Переходим к водным процедурам, – довольно сообщил фон Риббель и после паузы добавил: – Да не торопитесь вы с работой, обер-лейтенант. Отдыхайте сегодня, осмотрите лагерь, восстановите силы после дороги, а завтра и приступите.

– Вы не доверяете мне, господин оберштурмбанфюрер? – спросил Харман.

Фон Риббель выдержал паузу и сказал:


Сегодня на рассвете привезли тела ваших солдат. Разумеется, оружия при них не оказалось. Мотоциклы были сожжены. Не беспокойтесь, в соответствующие инстанции мною уже доложено… Извините, я должен поплескаться… Вон в том здании находится наша канцелярия. От моего имени попросите Фельдера показать вам лагерь, если вы этого хотите, конечно. И еще. В двадцать ноль-ноль приглашаю вас к себе на небольшое торжество. Будут присутствовать все офицеры лагеря. Честь имею.


В лагерной канцелярий ходил, без особой нужды покрикивая на подчиненных писарей, штурмбанфюрер Карл Фельдер. Увидев Хармана, он сразу оживился и потащил обер-лейтенанта к себе в кабинет – мрачную, затхлую комнатушку.

– Коньяку, извините, не держим, но шнапс имеется, – заявил Фельдер, когда они расположились в креслах. – Вы как насчет этого дела? Впрочем, давай-ка я буду называть тебя на "ты", ты не против?

– Мне все равно, – ответил Харман.

– А насчет "этого дела"? – не отставал Фепьдер.

– Мне все равно, – повторил Харман. – Mогу пить. А могу и не пить.


Бывает, – добродушно согласился штурмбанфюрер. – Помню, в Гартвейме был у нас один непьющий… То ли Ганс, то ли Фриц его звали… забыл. Плохая у меня память на фамилии и имена стала. Да и откуда ей взяться? Тут кругом одни номера… Заключенный номер триста двенадцать дробь шестьсот двадцать? Вот он! Заключенный пятьсот тридцать дробь двести два? А вот он, на левом фланге… стервец. Все – как на ладони! О чем это я?.. Ладно, давай выпьем!


Они опрокинули в себя мутный шнапс.

– Ты говорил о Гартвейме, – напомнил Харман. – Что это?

– Ах, да… В Гартвейме – это бывший замок в Австрии – готовили мастеров заплечных дел для таких воспитательных заведений, как наш Харвиц. С чувством, основательно готовили. Лекции там всякие или, скажем, практические занятия. Вот ты кем был до войны?

– Я был студентом, – повинуясь подсказке внутреннего голоса, сказал Харман. – Студентом искусствоведческого факультета в университете…

– Очень хорошо, – сказал Фельдер. – Ну а я учился на медика, недоучился только. Война помешала. И вот те занятия по анатомированию трупов в подметки не годятся занятиям в Гартвейме. Блевали мы первое время, что было – то было. Проблюешься, бывало, зальешь отвращение и страх шнапсом – и по бабам, в самоволку. Ничего, потом привыкли… Так вот этот самый то ли Фриц, то ли Ганс не пил совсем, понимаешь, язва у него была, наверное, и что ты думаешь? Через месяц повесился на кальсонах в уборной!

Они опять выпили.

– Сам-то ты откуда родом? – полюбопытствовал Фельдер.

– Я родом из Берлина, – сказал Харман.

– Земляки, значит. – Фельдер хлопнул обер-лейтенанта по плечу. – Позволь мне называть тебя по имени, а? Извини только, не помню, как тебя зовут.

– Зови меня просто Харман. Я так привык.

– Харман так Харман, – проворчал Фельдер.

После третьей рюмки он показал обер-лейтенанту фотографию, на которой миловидная голодая женщина держала на коленях белобрысого карапуза с сачком в руках.


Это моя Инга, – с неожиданной нежностью сказал Фельдер. – А это – Фридрих, отпрыcк мой. Теперь уже в школу ходит. Они сейчас в Берлине. Будешь уезжать, захватишь им от меня посылочку небольшую?


– Конечно, – сказал Харман.

Затем штурмбанфюрер безуспешно попытался выудить из Хармана свежие анекдоты и без всякого перехода сообщил, что фон Риббель – аристократический болван, а Шарц – дремучий громила, но, впрочем, слова о коменданте он берет обратно, и не потому, что тот – начальник, а просто потому, что фон Риббель устраивает сегодня пирушку, бог знает, под каким предлогом…

Фельдер еще выпил и чуть заплетающимся языком осведомился, каковы планы Хармана на этот день. Не дожидаясь ответа, вскричал:

– Давай-ка, дружище Харман, я покажу тебе наши владения! Небольшая экскурсия, а? Правда, это не Берлин, но и у нас посмотреть есть на что. Весьма поучительно. Как в зоопарке. Давно ты был в последний раз в зверинце?

Что они ко мне пристали, думал Харман. Зачем мне нужен этот осмотр Харвица?

Что-то в нем упорно сопротивлялось "экскурсии" по лагерю. Он то ли думал, то ли чей-то голос звучал у него в мозгу: "Ты не должен допускать никаких отклонений от плана, а эта "экскурсия" в план не входит… Ценности, эвакуация ценностей – вот твоя цель…"

– Нет-нет, – запротестовал он вслух. -Не надо, прошу тебя. Карл. Мне… мне не хочется никуда идти…

– Э, да ты слабак, братец! – добродушно вскричал Фельдер. – Ничего, ничего, это будет тебе полезно!

Не слушая более протестов Хармана, он нахлобучил фуражку, схватил обер-лейтенанта под локоть и мощно повлек за собой.

– Может быть, еще выпьем? -- сопротивлялся Харман.

– Потом, после экскурсии выпьем, – отмахнулся штурмбанфюрер.

И Харману ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться неожиданному напору своего собеседника. Конечно, у него был целый арсенал различных средств воздействия, но это неизбежно вызвало бы подозрения. Кроме того он вдруг почувствовал, что его внутреннее сопротивление начинает ослабевать, а вскоре и совсем исчезло.

Он уже окончательно пришел в себя, но, осматривая клетки загонов, на которые была разделил проволокой территория лагеря, низкие барачные блоки, испытывал странное ощущение, будто все это он уже видел раньше. Однако, как он ни пытался вспомнить, где и когда он мог видеть нечто подобное, ему это не удавалось.

Между тем, они уже шли по ровному и пыльному плацу, который подметали люди в полосатых рубищах. За людьми надзирали трое дюжих эсэсовцев, которые то и дело покрикивали и деловито выбивали зубы своим "подопечным". Чуть подальше группа изможденных военнопленных таскала за угол барака тяжелые булыжники, сваленные зачем-то в кучу в углу плаца. Один из таскавших на глазаx Хармана и Фельдера упал, придавив себе камнем ногу. Охранник неторопливо подошел к нему, взмахнул плетью, но заключенный не сумел встать. Послышалась сухая, отрывистая автоматная очередь, и через несколько секунд, когда товарищи погибшего уволокли его труп куда-то за бараки, переноска камней продолжалась, словно ничего особенного не произошло…

За полтора часа Харман и Фельдер успели осмотреть лишь первый сектор, где размещались столярная мастерская, кузница, сапожники и портные. Заключенные, которые там трудились, были в основном из стран Восточной Европы. Как пояснил Фельдер, военнопленные использовались лишь на самых тяжелых работах. В этот день они рыли котлованы для фундаментов двух больших зданий новых блоков, почти возле самых проволочных заграждений. Охранники с плетьми из кусков многожильного кабеля в руках и с овчарками на поводках не давали работающим ни минуты передышки. Видно, им было скучно, охранникам, и время от времени они устраивали себе развлечение: спускали собак с поводка, и те гонялись за заключенными, хватая их за ноги и за руки под хохот и улюлюканье охранников.

В этот момент Фельдер сказал Харману, кивнув на людей в полосатых робах:

– Посмотри, как они глядят на нас… Они ненавидят нас, и только дай им возможность, как они тут же набросятся на нас и задушат голыми руками!.. В школе СС нам внушали, что здесь царит образцовый порядок, а на месте оказалось, что порядок этот – только внешний… В душе у этих ублюдков – если она у них имеется – лишь ненависть и бессмысленная враждебность! Они не умеют подчиняться силе… Поэтому мы все очень плохо спим по ночам.

– - А кто содержится в вашем лагере?- спросил Харман.


Разный сброд, – махнув рукой, ответил штурмбанфюрер. – У нас все же не Освенцим и не Дахау… Есть и пленные красноармейцы, и евреи из польских гетто, есть члены большевистских семей – в основном, они все помогали партизанам. – Штурмбанфюрер посмотрел на часы. – Однако, дружище Харман, нам пора выдвигаться в "лазарет".


– В лазарет? – удивился обер-лейтенант. – Зачем?

– Я забыл, что ты не знаешь нашей терминологии, – засмеялся Фельдер. – "Лазаретом" мы называем то место, где происходит ликвидация этих скотов. Сейчас там состоится занятный спектакль: будут расстреливать подонков, которые пытались дать деру этой ночью!

"Лазарет" находился в редкой березовой роще в самом дальнем углу лагеря и представлял собой довольно вместительный котлован, окруженный оградой из колючей проволоки. На краю котлована была вырублена в глине крутая лестница, которая вела на дно.

Все уже были в сборе. Чуть поодаль от котлована стояла длинная скамья, на которой, словно король со своей свитой, восседал фон Риббель в окружении офицеров СС. Заключенные, которых должны были расстреливать, были выстроены в шеренгу на краю котлована, спиной к нему. Их было около двадцати, и стояли они спокойно и молча, хотя ни на одном из них не было живого места – очевидно, от огнестрельных ран, собачьих укусов и побоев. Сколько ни вглядывался в их лица Харман, ни на одном из них он не смог заметить и тени страха,

– Они не боятся, – констатировал он.

Фельдер хмыкнул:

– Они просто отупели от страха!

– А почему ты сказал, что будет спектакль?

– Потому что есть зрители, – хихикнув, ответил штурмбанфюрер, ткнув пальцем в направлении так же молча стоявшей толпы людей в полосатом, которую охраняли автоматчики. – Обычно все это проделывается быстро и без китайских церемоний. Осужденных ставят на колени на краю ямы и стреляют в затылок. А теперь зрелище обещает быть намного интереснее!

Перед шеренгой заключенных выстроился взвод СС с автоматическими карабинами, под командованием уже известного Харману ротенфюрера Шарца.

– Шарц, начинайте, – отрывисто приказал фон Риббель.

Офицер что-то рявкнул солдатам, указывая на грузовик, который стоял за строем взвода. В его кузове был укреплен на турели пулемет.

– Что он говорит? – спросил Харман Фельдера. – Я не расслышал.

– Кто? Шарц? А, – штурмбанфюрер пренебрежительно махнул рукой, – он хочет, чтобы для верности кто-то из солдат стрелял из пулемета. К нам недавно прибыло пополнение, так что это будет для новичков крещение огнем. Заодно лишний раз потренируются в стрельбе на меткость, ха-ха!..

Шарц повторил выкрик, и Харман уловил звуки, похожие на команду: "Добровольцы, шаг вперед!".

По-прежнему никто не шелохнулся. Все колебались. Война шла четвертый год. Позади Ленинград, сражение на Волге, русские приближаются к Польше. Кому хочется пачкать руки в крови, да еще при свидетелях?

Харман вдруг подумал: а что, если кто-нибудь из солдат вообще откажется стрелять в людей? Да нет, вряд ли. Каждый понимает, что это бессмысленно: количество приговоренных к смерти просто увеличится на одного, вот и все.

Но он ошибся. Когда Шарц все-таки вызвал из строя некоего Верке, тщедушного молодого солдата, тот отказался занять место за пулеметом. Секунду ротенфюрер таращил на него глаза, а потом медленно потащил из кобуры "вальтер". Глаза его налились кровью, и это не предвещало ничего хорошего для солдата. Верке побледнел, но не сдвинулся с места.

Мертвую тишину нарушил надменный голос фон Риббеля:

– Оставьте, Шарц. Он пойдет под трибунал, но вначале им займется гестапо.

Шарц нехотя убрал руку с кобуры и, тяжело дыша, шагнул к Верке.

– Чистюля! – процедил он сквозь зубы. – Трус! Ты больше не солдат фюрера!

С этими словами он сорвал с юноши погоны и повернулся к строю взвода.

– Кто еще хочет последовать его примеру? – прорычал он.

Никто не шелохнулся, и уже следующий солдат, вызванный Шарцем, послушно полез в кузов грузовика.

Через несколько минут все было кончено. Залп из карабинов и длинная очередь из пулемета сделали свое дело. Крупнокалиберные пули сбрасывали приговоренных прямо в котлован, буквально разрезая их пополам. Недаром в войсках такие пулеметы называли "пилами фюрера"…

Потом все так же ярко светило полуденное солнце, солдаты деловито засыпали трупы в котловане гашеной известью и землей, а охранники погнали остальных заключенных в лагерь.

– Ну и выдержка у тебя, Харман! -- удивленно сказал Фельдер. -- А я-то, грешным делом, подумал, что ты – слабак. Я-то сам, когда прибыл сюда, был не лучше, после каждой экзекуции чуть в истерику не впадал… А ты – признаться, я наблюдал за тобой – даже лицом не дрогнул!

– Пойдем побыстрее отсюда, – сказал Харман. – Здесь очень сильный и неприятный запах.

– Неприятный, говоришь? – хохотнул Фельдер. – Еще бы, ведь в этом котловане до конца сорок второго трупы просто засыпали хлорной известью и тонким слоем земли. Сейчас-то у нас есть специальные печи, а вот когда я приехал сюда, здесь каждый кубический сантиметр воздуха был пропитан такой вонью!..

Штурмбанфюрер опять посмотрел на часы:

– Ну что ж, пора обедать. Дела делами, а обед – по распорядку!

В столовой было чисто и уютно, из большого граммофона звучала песня "Стража на Рейне".

– Эх, – сказал Фельдер, когда они уселись за столик в углу столовой, – пивка бы сейчас!.. Есть еще пиво в нашей старушке Германии, и наверняка остались уютные пивные, не правда ли? Но чтобы вернуться в них, нам надо побыстрее побеждать в этой проклятой войне, а она почему-то затягивается…

Судя по вступлению, разговор обещал перейти на довольно скользкую тему – политика и положение на фронтах. В принципе Харман мог бы со всеми подробностями довести до местного офицерства самые свежие и объективные данные о ходе боевых действий в любой точке земного шара, но он предполагал, что такая информация не порадовала бы доблестных слуг фюрера.

Однако его опасения оказались напрасными. Штурмбанфюрер болтал, не умолкая, но исключительно на светские темы, правда, при этом он приправлял свою речь казарменными остротами и сам же смеялся над ними.

После обеда они продолжили осмотр лагеря. Во втором секторе располагались склады одежды и драгоценностей. Работали здесь женщины. Впрочем, их было трудно отличить от мужчин: та же полосатая одежда на истощенных – кожа да кости – телах, те же сумрачные глаза, ничего не выражающие, кроме покорного, привычного отчаяния; так же коротко остриженные волосы.

В сопровождении оберштурмбанфюрера СС, начальника вещевого сектора, Харман и Фельдер шли по складу, где рабочие – то ли женщины, то ли мужчины – сортировали какое-то барахло. В дальнем конце барака трое заключенных разбирали груду человеческих волос, судя по всему, раскладывая их по цвету.

– Что это? -спросил Харман у своих спутников.

Те, переглянувшись, хмыкнули.

– Как видишь, волосы, – насмешливо сказал Фельдер. – За сутки наш лагерь выдает до пятидесяти килограммов женских волос. Раньше мы стригли только женщин, но сейчас нашли способ использовать и мужские волосы. Так что, стрижем всех подряд, как овец, ха-ха!..

– Но зачем вам волосы? – удивился Харман.

– "Зачем, зачем", – проворчал Фельдер. – Не будь наивным, Харман! Вещи еще могут послужить немцам, а этим, – он указал подбородком на заключенных, – они уже не понадобятся. Так же и волосы: из них получаются отличные парики и шиньоны для берлинских модниц. Натуральное всегда ценится больше, чем искусственное, уж тебе-то как искусствоведу лучше знать!..

Но самое страшное, невероятное и поразительное было еще впереди, и, может быть, не случайно Фельдер, будто заправский "экскурсовод", оставил это "на закуску".

Они пришли в детский блок, который находился в самом конце лагеря, у колючей проволоки. По дороге туда Фельдеру и Харману попалась небольшая колонна детей --тоже в полосатых робах, – которую вели несколько эсэсовцев с автоматами.

– Куда ведут этих детей? – спросил Хартман.

– К доктору Кетцелю, – кратко ответил штурмбанфюрер.

– К доктору? – переспросил обер-лейтенант.

Фельдер поморщился:

– Ну да, к начальнику медицинского блока. Доктор Кетцель берет у заключенных донорскую кровь и вообще ставит на них всякие медицинские опыты. В интересах развития германской науки…

– А вот этих – в "санблок". – Штурмбанфюрер показал на большую деревянную тачку, полную истощенных детей. Тачку катили два солдата. Дети лежали без движения, раскинув безвольно руки – видно, у них уже не было сил от голода – и только по их открытым, мигающим глазам можно было определить, что они еще живы.

– В "санблок"? Тоже к доктору Кетцелю?

Фельдер усмехнулся:

– "Санблок" по-нашему – газовая камера. Мы посмотрим ее потом.

– Детей – в газовую камеру? – Харман даже остановился. – Но за что?

– "Естественный отбор", – ухмыльнулся Фельдер и объяснил, что раз в неделю для отправки в газовую камеру отбирают не меньше двадцати детей – сначала больных, потом чрезмерно истощенных, а если больных и истощенных не хватает "для комплекта", берут русских и еврейских детей.

– Знаешь, они постоянно ждут смерти, – добавил Фельдер, – и даже воспринимают ее как избавление от голода.

Они вошли в один барак, из которого дети вытаскивали трупы других детей – как объяснил штурмбанфюрер, тех, что умерли после утреннего развода. Дети работали бесстрастно, словно выполняя уже привычную процедуру.

Барак представлял собой широкое низкое и сумрачное помещение, посередине которого шел проход, а по бокам были сооружены сплошные двухъярусные нары. На нарах лежали грязные соломенные тюфяки, испачканные кровью и испражнениями, и по ним ползали вши и тараканы. Дети сидели на нарах и хлебали какую-то мутную жидкость из консервных банок, служивших им, видимо, подобием посуды.

Увидев офицеров, они соскочили и заученно построились в две шеренги. Стояла мертвая тишина, и это было неестественно – то, что дети молчали и только их глаза тревожно глядели из глубоко запавших глазниц. Их худые лица были туго обтянуты шелушашейся кожей серого цвета. Это зрелище сильно подействовало на обер-лейтенанта.

Из строя вышел мальчик – старший по бараку, как он представился, – и на ломаном немецком доложил Фельдеру, что происходит прием пищи.

– Вольно, вольно, – махнул рукой Фельдер. – Продолжайте.

Но команде дети разошлись, переговариваясь на разных языках, и Харман догадался, что они обсуждают: пришел ли их черед идти в газовую камеру или в медицинский блок. При этом лица их оставались неподвижными и недетскими. Глаза у них были огромные, но они не могли уже ни смеяться, ни плакать, а только смотреть страшным взглядом смертника..,

Харман молча смотрел на этих детей-стариков и внутри у него все переворачивалось. У него вдруг появилось желание что-то сделать, но он мог только смотреть и запоминать. Нечеловеческим усилием воли он взял себя в руки, но чувствовал, что с ним что-то случилось.

– Тоска, – пробормотал рядом с ним Фельдер,- этот блок обладает странной силой нагонять тоску. Хорошо бы напиться и все забыть,.. К черту все! В конце концов, мы за это не отвечаем. Нам приказывают – мы исполняем!

Однако, когда они вышли из барака, штурмбанфюрер, глядя на детей, грузивших трупы других детей в тачку-телегу, задумчиво процитировал:

– "Жалость – это зараза… Германцы не должны испытывать жалости"… Знаешь, Харман, кто это сказал?

– "Чувство справедливости, логики и возмездия – вот что достойно великой расы",- процитировал в ответ Харман. – Рейхслейтер Альфред Розенберг, "Миф двадцатого века"…

– Верно, – согласился штурмбанфюрер и добавил: – Но почему-то все равно хочется напиться!


Гостиная в доме коменданта была ярко освещена. Из патефона на этот раз звучала музыка Моцарта. За исключением хозяина, все уже были в сборе. На мужчинах были надеты черные парадные мундиры, дамы блистали роскошными вечерними платьями и настоящими, а не под-дельными драгоценностями.

В ожидании виновника торжества велись оживленные беседы. Официанты из офицерской столовой накрывали монументальный праздничный стол.

Войдя в зал, Харман огляделся. Никто не обращал на него внимания, и это его устраивало. Следуя примеру прочих, он взял со стола большой фужер с коктейлем и отошел к окну. До него доносились обрывки бесед:

– … По какому случаю торжество?

– Вы, как всегда, не в курсе, Франц. Сорок пять лет назад изволил появиться на свет наш комендант…

– … опять мы не выполняем квартальный план! Нужно уничтожить сорок тысяч голов, а мы с грехом пополам идем на двадцатой тысяче…

– Вы правы, если бы нам не были предписаны столь примитивные способы, как газ, например, мы бы не только выполняли, но и перевыполняли бы план!..

– А что вы, собственно, предлагаете, милейший?

– Я бы предложил хоронить их заживо. Согласитесь, это было бы и экономно, и гигиенично…

– … третью неделю нет писем от брата с фронта. Он у меня служит во Франции.

– Ну, ему еще повезло. В России воевать намного хуже…

– … беру, значит, я, строю этих сволочей в ряд, кладу руку с пистолетом на плечо последнего и – бац-бац! Кто повыше – тому разносит лопатку, а кто не держит строй – тому башку!..

– … говорю я ему: плетью-то лучше по лицу, а не по спине, а он мне: крови, мол, много будет. "Ну и что?", говорю. А он опять: не переношу я вида крови. А? Как вам это нравится? Ха-ха-ха!..

– Это точно, Фриц, в нашем деле нужны крепкие парни, а всех прочих – на фронт!..

– … господа, господа, довольно о работе! Давайте лучше поговорим о…

– О чем же, фрейлен Магда?

– Ну, например, о любви, господин штурмбанфюрер!

– Кстати, о любви. Приходит солдат в публичный дом…

Всех наконец пригласили к столу. Едва гости расселись, дверь гостиной открылась, и в зал вступил затянутый в безукоризненно отглаженный мундир, с моноклем в правом глазу и с кортиком на поясе, фон Риббель. Он был встречен дружными аплодисментами, все встали.

Последовали поздравительные речи, тосты и здравицы в честь именинника, великой Германии и фюрера, зазвенели вилки, ножи и рюмки. Гвалт несколько приутих, потом возобновился с еще большей силой.

Тосты чередовались один за другим, и гости быстро хмелели. Кто-то уже лил дорогой коньяк на скатерть, кто-то испачкал мундир в салате, дамы то и дело взвизгивали и томно обмахивались кружевными платочками.

Пластинка с произведениями Моцарта была удалена с патефона, на ее место поставили другую, с вальсами Штрауса. Некоторые офицеры, опрокидывая стулья, уже тащили своих дам танцевать.

Потом как-то резко все смешалось. Фон Риббель свысока взирал на разгулявшихся подчиненных в монокль. Официанты торжественно внесли горообразный торт со множеством зажженных свечей. Гости дружно взревели: "Хайль!" Свет был потушен, зажгли свечи в канделябрах на стенах.

Шарц, перекрывая голоса и музыку Штрауса, затянул "Хорста Весселя", в углу доктор Кетцель мрачным, гнусавым голосом декламировал стихи о прекрасной Лорелее двум надзирательницам с мужскими ухватками из женского сектора.

В уши Хармана лезли со всех сторон взбудораженные спиртным голоса:

– … германцы… ик… не должны испытывать жалости к низшим… ик… расам! Мы их победили, и теперь можем с ними делать все, что хотим!..

– … а я вам говорю, что вы – болван! В других лагерях уже давно используют детей для работ, а у нас, кроме как жрать и спать, они ни на что не годны!..

– … до отпуска осталось двадцать дней. Конечно, война, особо не разгуляешься, но можешь мне поверить, Карл, я-то найду, где и как поразвлечься!.. Посидим со старыми дружками, споем, а потом завалимся к бабам!..

– … а комендант-то наш – парень не промах! В буквальном смысле слова! Тренируется в стрельбе через день… В "лазарете". Предпочитает по детям: они маленькие – в них стрелять труднее…

– … люблю вкусно, с чувством и, с расстановкой поесть!..

– … девочки, не дайте погибнуть от любви одинокому офицеру!

– … а вы – шалун, доктор! Зачем вы берете меня за руку?..

Начинало сильно пахнуть смесью пота и французских духов. Харман встал и вышел на веранду. Там, уперевшись лбом в деревянный столбик навеса, не видя никого и ничего вокруг себя, с бокалом в руке горько плакал пьяный штурмбанфюрер Фельдер.

– Что случилось, Карл? Почему ты плачешь? – спросил Харман, положив руку на плечо штурмбанфюрера.

– Инга… Инги и Фридриха больше нет, – с трудом выговорил Фельдер.

– Как – нет? – тупо переспросил Харман.

– Я получил сейчас письмо от нашей соседки, фрау Майбах. Во время последней бомбежки фугаска угодила прямо в наш дом… А мои не пошли в бомбоубежище…

Он вытер глаза рукой, опрокинул в рот содержимое бокала и, шатаясь, ушел куда-то в темноту. Харман еще немного постоял на веранде, глядя на цветник, разбитый перед террасой. Перед его мысленным взором, как мгновенные фотоснимки, пронеслись, сменяя друг друга, образы хозяев этого странного мирка.

… Вот доктор Кетцель, в резиновом фартуке и резиновых окровавленных перчатках, склоняется над хирургическим столом, на котором распростерто истощенное тельце ребенка… Вот он же, в темном костюме и полосатом галстуке, съехавшем набок, с аппетитом разгрызает куриную ножку…

… Обершарфюрер Отто Майер, старший надзиратель женского сектора, хохоча, наблюдает, как его овчарка хватает за ягодицы женщин в полосатых робах… Он же, галантно расшаркивающийся перед фрейлейн Магдой…

… Ганс Лесовски, заведующий штрафным блоком, злобно оскалившись, бьет человека в полосатом железным прутом по спине и по голове… Ганс Лесовски, поднимающий тост за благородную миссию арийской расы…

Потом Харман вновь увидел перед собой множество огромных детских глаз, неотрывно глядящих на него исподлобья, с печалью и упреком.

Он очнулся от своих видений. Судя по звукам, доносившимся из темноты, за одним углом дома кого-то сильно рвало, а за другим углом кто-то, облегченно крякая и пьяно икая, обильно мочился на стену…

Дверь на веранду открылась, пропустив наружу взрывы хохота и обрывки пьяных песен, и вновь закрылась. Рядом с Харманом остановился фон Риббель и, заложив руки за спину и глядя в темноту, стал покачиваться с каблука на носок.

– "Я сказал себе: "дай испытаю весельем, – познакомься со благом!" – неожиданно нараспев стал говорить он. – "Но вот – это тоже тщета – о смехе промолвил я: вздор"…

– "И о веселии: что оно творит?", – подхватил Харман.

– Ого, – сказал фон Риббель и с любопытством взглянул на обер-лейтенанта, – похвальное знание Экклезиаста! Изучали богословие?

– Никак нет, господин оберштурмбанфюрер, – щелкнул каблуками Харман. – Но у меня хорошая память…

– Вольно, – разрешил фон Риббель. -- Как ваши дела?

– У меня еще не было дел, господин оберштурмбанфюрер.

– Ах, да… Кстати, завтра, с утра, можете начинать работу на складе, я дам соответствующие указания Фельдеру и Шарцу.

– Благодарю, господин оберштурмбанфюрер.

Они немного помолчали. Затем Харман вежливо спросил разрешения идти отдыхать. Фон Риббель покосился на него и усмехнулся:

– Чувствуете себя чужим в нашей компании? Ну что же, иногда и мне самому кажется, что мы все – не к месту в этом мире… Не смею вас задерживать, обер-лейтенант, спите спокойно.

Харман отдал честь и пошел в темноту. На полпути он остановился:

– Извините, господин оберштурмбанфюрер, я совсем забыл… – сказал он через плечо. – Поздравляю вас с днем рождения.

Он обернулся, но на веранде уже никого не было.


На следующий день, с утра, они пришли с Фельдером к складу ценностей, который оказался большим каменным зданием. У добротных дверей здания расхаживал угрюмый часовой. Начальник канцелярии по-приятельски хлопнул часового по плечу и попросил отворить "Сезам", по его выражению. Дверь заскрипела на несмазанных петлях, и офицеры проникли внутрь. Вскоре, откуда ни возьмись, появился хмельной Шарц с двумя солдатами. Пробурчав что-то часовому о несоблюдении инструкции о караульной службе, он прошел мимо.

Харман огляделся. Бетонный пол склада был заставлен ящиками и тюками. В сущности, все уже было подготовлено к отправке, оставалось только сверить имущество со списком.

– Вот, дружище Харман, – усмехнулся штурмбанфюрер, – валяй, забирай свои сокровища.

– Неужели все это поместится в мою машину? – спросил Харман.

– То, что не поместится, оставишь на следующий раз. Это как в том анекдоте…

Харман, не слушая анекдот, приступил к работе. Видно, подобное времяпрепровождение было не по душе Фельдеру, потому что он сразу вспомнил о неких служебных обязанностях и поспешил ретироваться,

По просьбе обер-лейтенанта Шарц и солдаты принялись помогать ему. После того, как солдаты по знаку Хармана распаковывали очередной ящик или тюк, он отмечал их содержимое в списке, и солдаты вновь упаковывали ценности. Шарц исполнял функции наблюдателя. Он поминутно чесал затылок плетью, крякал, восхищенно сопел и испускал многочисленные междометия. Воспользовавшись очередным перекуром, он спросил Хармана, действительно ли так ценны все эти вещи.

– Конечно, – позволил себе усмехнуться обер-лейтенант. – Не будем говорить о золотых изделиях, возьмем одни произведения живописи. Тут есть картины знаменитых голландских и итальянских мастеров XVI и XVII веков, а также работы лучших русских художников восемнадцатого и девятнадцатого столетий. А какую огромную ценность представляют православные иконы?! В общем, стоимость всего этого, даже по самой поверхностной оценке, составляет много миллионов…

– Рейхсмарок? – скептически переспросил ротенфюрер. – Не знаю, не знаю… Лично я бы… это… взял бы себе золотишко там, камушки, а не картинки… Вещь всегда есть вещь… Пальтецо, к примеру. Взял и носи… это… на здоровье. А вот эту мазню, – он ткнул плетью в одну из картин, -на себя не наденешь!

– Эти ценности, – медленно сказал Харман, не спуская взгляда с ротенфюрера, – нужны, в первую очередь, для блага великой германской нации.

– А я что? – смешался Шарц. -Я и говорю, значит… ну… великому рейху там… Так точно!

Они провозились в хранилище до вечера.

Да, в Харвице было сосредоточено большое и очень ценное собрание предметов искусства, картин и золотых изделий, вывезенных из России и Польши. Харман подумал, что его не зря послали сюда. Среди ценностей, "конфискованных" эсэсовцами на оккупированных территориях, были ценнейшие полотна разных веков, вазы, изделия из золота и мрамора, часы, драгоценная старинная посуда ручной работы, редкие экспонаты из всевозможных музеев и частных коллекций, гравюры на дереве и меди, ковры и гобелены. Все это был антиквариат, практически не имеющий цены…

Наконец все было отобрано, проверено и вновь упаковано. Харман посмотрел на часы.

– Разрешите… это… отбыть на ужин, господин обер-лейтенант? -спросил, переминаясь с ноги на ногу, Шарц.

– Можете быть свободны до завтрашнего утра. Машина готова?

– Так точно! Находится на стоянке… Может, прислать после ужина солдат, чтобы… это… грузить?

Харман на мгновение задумался.

– Не стоит, Шарц, – наконец медленно проговорил он. – Погрузим утром.

Уже дойдя до двери, он вдруг обернулся и, сам не зная зачем, спросил:

– Кстати, а где сейчас находится рядовой Верке?

– В карцере, господин обер-лейтенант, – осклабился Шарц. – Завтра его… это… в гестапо отправят, и поделом! Таким – не место в армии…

– А кто он по профессии?

– Не могу знать, господин обер-лейтенант. Вообще-то он сам – из студентов, но военная… это… специальность – водитель.

– Вот как, - сказал Харман. – Мне как раз нужен водитель на обратный путь.

– Не отдадут его вам, – буркнул Шарц. - Под трибунал положено таких, а я бы вообще кокнул его на месте. Ученый! Философ! – Он презрительно сплюнул. – Какой-то вонючий студентишка.. это… будет всякие идеи разводить!.. Развелось умников-то! Вот чем их воспитывать надо! – Он покосился на свой кулак и гневно засопел.

Когда Харман вышел со склада, на него накатило какое-то странное чувство, и он сразу вспомнил детские глаза, с болью смотревшие на него. С ним действительно что-то случилось, но он не мог никак понять, что именно. Он вдруг увидел себя как бы со стороны – молодого, здорового немецкого офицера со спокойным лицом и в безукоризненно сидевшей на нем форме мышиного цвета. Нахлобучив на лоб фуражку с высокой тульей и не видя перед ничего, кроме прозрачных детских глаз, он брел пo лагерю.

Потом оказалось, что он уже лежит одетый на кровати в своей комнатушке. Мозг его лихорадочно работал.

Понять и объяснить можно все, думал он. Даже расстрелы военнопленных. В конце концов, война есть война, хотя это не оправдание негуманности. Но как объяснить и понять то, что они делают с детьми? При чем тут дети?

И вообще, думал Харман, враг, конечно, есть враг. Но даже над врагом нельзя так издеваться, потому что враг – тоже человек. Правда, здесь существуют какие-то странные понятия. Людей здесь не считают людьми, вот в чем все дело. Но ведь и к животным нельзя относиться так жестоко!

Анализируя поступки и образ мыслей персонала Харвица, Харман пришел к однозначному выводу: они возомнили себя сверхлюдьми, но на самом деле это не люди. Это мерзкие, равнодушные ко всему на свете, кроме желания удовлетворить свои простейшие инстинкты, твари. Даже такие как фон Риббель… Они извлекают выгоду из мук и страданий других людей.

Ему вдруг пришла в голову мысль: а чем я лучше их, если я прибыл сюда за ценностями, собранными за счет насилия и убийств? Кто меня послал за ними?

Он не знал ответа на этот вопрос, как не знал, кому и зачем понадобились произведения искусства, хранившиеся в Харвице. Он почему-то знал, что управление Розенберга тут ни при чем.

Еще совсем недавно он слепо подчинялся целевой установке: нужно вывезти ценности из лагеря. Но теперь она рухнула, как взорванная стена, и на ее место встала совсем другая цель. В нем медленно созревало решение проблемы, связанной с достижением этой цели. И вдруг он услышал внутренний голос:

'Не делай глупостей! Забудь то, что ты увидел здесь. Это не относится к твоей задаче".

"Не могу, – тоже мысленно возразил Харман. – Такое не забывается. Что же касается задачи, то у меня теперь другая задача".

"Опомнись, слышишь, опомнись! Мы наблюдаем за каждым твоим шагом и контролируем каждое твое движение. Когда мы захотим, мы сможем заставить тебя действовать так, как нам нужно!"

"Нет, решение принято мною окончательно и бесповоротно. Назад пути уже нет…"

"Ты не можешь вмешиваться! – настаивал голос. – Не должен! Это бессмысленно, подумай об этом! В конце концов, ты же -- не человек!"

– А кто же я? – уже вслух спросил Харман, но голос, словно испугавшись, что выдал некую тайну, замолчал.

Время раздумий кончилось, настала пора действовать. Харман попытался встать, но неведомая сила сковала все его тело и бросила опять на кровать. В мозгу, сменяя друг друга, проносились обрывки мыслей и образов, никак не связанных между собой, j

Он попытался соредоточиться. После долгих усилий ему это удалось. Постепенно беспорядок в сознании отступал, только в голове что-то гудело и пищало. ‹

Харман заставил себя встать. Как ребенок, который учится ходить, сделал несколько шагов…

Сколько времени длилось сопротивление противоборствующей силы, он не знал. Когда наконец оно совсем ослабло и контроль над телом был восстановлен, была уже глубокая ночь.

Перед особняком фон Риббеля не было видно ни души. Лагерь, окутанный промозглым, воняющим гнилью туманом, казался вымершим. Мертвенный свет прожекторов клубился вместе с туманом. И ощущение нереальности окружающего мира опять охватило Хармана, но только на миг. |

Дверь на веранду оказалась запертой, но это не смутило обер-лейтенанта. Он умел открывать любые замки с помощью подручных средств.

Из-под двери кабинета фон Риббеля сочился слабый свет. К удовлетворению Хармана, дверь эта оказалась открытой.

Комендант, видимо, привык засиживаться допоздна. Уютно расположившись в мягком кресле со стаканом глинтвейна, при свете настольной лампы он листал какую-то пухлую книгу.

Увидев перед собой Хармана, фон Риббель опешил и некоторое время изумленно взирал на него. Потом пришел в себя и расслабился.

– "Идет народ многочисленный и сильный, какого еще не было от века… Перед ним была земля, как сад Эдемский, а после него"… – нараспев прочитал он в книге.

– "Унылая пустыня", – вежливо закончил Харман, усаживаясь в кресло напротив коменданта.

– Что-нибудь стряслось? – спросил фон Риббель, аккуратно закладывая страницу в книге. – Слушаю вас.

– Я должен возвращаться, -- сказал обер-лейтенант.

– Именно сейчас? – удивился фон Риббель. – Среди ночи?

– Именно так, господин оберштурмбанфюрер.

– А почему такая спешка? – закуривая, осведомился комендант. – Может быть, завтра сюда нагрянут русские танки? Или настанет конец света?

– Я не могу вам всего объяснить, но я должен еще до рассвета покинуть лагерь.

– А разве ваша машина уже готова к отправке? Насколько мне известно, еще не все ценности…

– Я не беру ценности, – прервал Харман своего собеседника. – Я оставляю их в лагере.

– Не понял, – протянул фон Риббель. – Что это значит, Харман?

– Вопросы потом. Выслушайте меня. У меня мало времени. В мире все относительно, – начал объяснять Харман ("Что я теряю время? – мелькнуло у него в голове. – Он же все равно не поймет"). – Для вас наибольшую ценность представляют деньги, золото, власть над людьми. Для нас же наивысшей ценностью был, есть и будет человек.

– Один момент. Для кого это – для вас? Кто вас сюда прислал? И с какой целью?

– Я не буду вам ничего объяснять, – сказал Харман. – Я буду краток. Вместо ценностей я заберу с собой пятьдесят детей и солдата Верке. t

Фон Риббель ошарашенно воззрился на Хармана. Потом его правая рука напряглась и дернулась куда-то под стол.

–  Сидеть! – спокойно приказал Харман. – Не осложняйте ситуацию. Я все равно выстрелю первым.

– Зачем вам дети? -- после паузы спросил комендант.

– Я хочу их спасти. 1

– Ax вот как! – издевательски осклабился фон Риббель. – Значит, в вас пробудился гуманист? Прекрасно. Но позвольте задать вам один вопрос. Что вы будете с ними делать? Куда вы их повезете? Вокруг идет война. Уж не говоря о том, что на первом же дорожном посту вас остановят и арестуют как лицо, передвигающееся без сопроводительных документов. Может быть, у вас есть возможность переправить детей через линию фронта? Очень и очень в этом сомневаюсь. И вообще, я считал вас более умным человеком… И потом, вы не учитываете еще одного фактора. Видите ли, пребывание в нашем заведении неизбежно накладывает определенный отпечаток не только на внешность, но и на память, на психику ребенка. Уже сейчас у них нет памяти. Следовательно, у них нет прошлого, а раз так, то нет и будущего. Вы даруете им жизнь, но подумайте, каким мучением она для них обернется, потому что они никогда не забудут Харвица. Они просто обречены на смерть, Харман. Кроме того, здесь же содержатся их родители, и, увозя детей, вы лишаете их отца и матери.

– Прекратите, фон Риббель, – устало сказал Харман. – Вы изложили мне формально-логические доводы, чтобы убедить меня, что я не прав. Но формальная логика часто оказывается демагогией, и меня вы не переубедите. Берите бумагу и пишите распоряжение на выдачу мне детей и Верке.

– А если я откажусь? – поинтересовался комендант.

– У меня достаточно возможностей, чтобы добиться желаемого результата, но я не хотел бы их использовать. 11

По лицу фон Риббеля Харман понял, что тот не верит ему. Тогда обер-лейтенант сосредоточился и сказал вдруг непреклонным голосом: Т|

– Поднимите вашу правую руку. Не можете? А теперь? – Он опять бросил пристальный взгляд на правую руку коменданта, продолжая говорить: – Теперь ваша рука поднимается независимо от вашей воли, она берет ручку и начинает писать: "Распоряжение"…

Когда текст документа был полностью написан под диктовку Хармана и рука фон Риббеля поставила подпись, обер-лейтенант взял бумагу и сказал: I

– А теперь я освобождаю вас.

Фон Риббель сидел, окаменев. По его бледному лицу ползли, словно капли дождя, крупные горошины пота. Он с шумом выдохнул воздух и воскликнул:

– Невероятно! Фантастика! Кто же вы, Харман? Гипнотизер? J

– А вы? – спросил Харман. – Как могло получиться, что вы, образованный, культурный человек, ценящий достижения человеческого духа, подчинились фашистам? Вы же стали преступником! |

Фон Риббель криво усмехнулся.

– "И возненавидел я жизнь, Ибо злом показалось мне то, что делается под солнцем, Ибо всё – суета и погоня за ветром!" – процитировал на память он. – Я не знаю, откуда вы и как обстоит дело у вас, а в нашем мире царит культ силы. Тот, кто слабее, всегда подчиняется сильным и, в свою очередь, начинает подчинять себе тех, кто слабее его. Если же он выпадает из этой схемы, его попросту раздавят, уничтожат. Возьмем, к примеру, вашего Верке. Наверное, вы считаете его героем, а, по-моему, он – самый обыкновенный дурак…

– Герой не может быть дураком, – возразил Харман. – Но умный может быть трусом, как вы, оберштурмбанфюрер…

Он пристально посмотрел на коменданта, и тот, словно не замечая Хармана, стал бесцельно листать взад-вперед свой талмуд. Он мог бы двигаться, ходить и разговаривать, но на самом деле его сознание было мертво…


Автостоянку охранял солдат. Харман дал ему возможность изучить бумагу фон Риббеля, потом сел в кабину машины-сейфа, прогрел мотор и потихоньку тронулся в детский сектор. У караульного помещения он затормозил.

За дощатым столом охранники, которые ждали своей очереди идти на дежурство, развлекались картами и губными гармошками. На стенах висели автоматы, сумки с гранатами, кнуты со свинцовыми наконечниками, плетки и прочие принадлежности.

Харман осведомился, кто тут цугвахман, и протянул бумагу вытянувшемуся по стойке "смирно" унтершарфюреру. Тот прочитал приказание коменданта и выразил готовность помочь обер-лейтенанту.

Они вместе отправились в детские блоки.

Около двух часов ушло на то, чтобы отобрать необходимое количество детей. При этом Харман старался выбирать наиболее слабых, истощенных и измученных, зная, что не сегодня-завтра их все равно отправят либо к доктору Кетцелю, либо в "лазарет".

Унтершарфюрер равнодушно наблюдал за тем, как Харман отбирает детей, потом равнодушно построил их и равнодушно повел к караулке. Его равнодушие было равнодушием хладнокровного палача. Впрочем, дети тоже равнодушно относились к тому, что их куда-то среди ночи ведут два немецких офицера. Но это уже было равнодушие жертв.

Вероятно, они думали, что их ведут на смерть, потому что Харман, шедший позади этой ужасной колонны живых скелетиков, слышал, как старшие дети уговаривали младших не бояться.

Харман хотел тоже успокоить их, но потом понял, что они все равно ему не поверят.

До машины дошли молча. Харман открыл ключом заднюю дверь кузова и стал по одному подсаживать детей в фургон. Там было душно – машина быстро нагревалась – и он стал опасаться, как бы дети не задохнулись внутри стальной коробки в дороге. Но потом он вспомнил о вентиляции.

Его расчет на пятьдесят детей оказался верным: последних пришлось буквально втискивать в кузов фургона. Потом Харман отпустил унтершарфюрера и, выждав, пока он отойдет на достаточное расстояние, быстро залез под машину. Он не знал, зачем он это делает. Он инстинктивно ощущал, что к днищу прикреплено большое устройство, рычажок которого надо повернуть ровно на три оборота против часовой стрелки. Харман действовал как автомат, но теперь он знал, что максимум через два часа эта машина должна находиться на лесной дороге, на которую можно свернуть с шоссе после моста, в пяти километрах от него…

Через несколько минут Харман уже сидел в кабине и нажимал ногой на стартер. Нужно было еще забрать Верке. Обер-лейтенант поехал к штрафному блоку.

Однако с Верке все оказалось гораздо сложнее. Начальник штрафного блока с сомнением повертел в руках "распоряжение" фон Риббеля, а потом заявил, что на арестованного нужно оформлять кучу сопроводительных документов, а канцелярия откроется только в девять утра; что расписка Хармана его никак не удовлетворит, поскольку отвечать в случае чего все равно придется ему, а времена сейчас, сами знаете, какие; что вся эта затея везти арестованного в кабине грузовика, без охраны, ему, честно говоря, вообще не нравится…

Словом, Харман понял, что легальными средствами здесь ничего не добьешься, а посему опять использовал прием воздействия на чужую волю. Когда штурмфюрер лично открыл ему карцер, он увидел Верке неподвижно лежащим на бетонном грязном полу, без сознания, жестоко избитым.

Харман отнес его в кабину (штурмфюрер стоял столбом, уставившись в одну точку), затем вернулся, ввел штурмфюрера в состояние "фиксация" и закрыл его в карцере, а ключ положил себе в карман – на всякий случай. Другой бы на его месте при этом улыбнулся, но улыбаться Харман не умел. Он мог лишь изображать улыбку, да и то тогда, когда это было нужно.

Он подъехал к стальным воротам лагеря и притормозил, не выключая фар. Из помещения контрольно-пропускного пункта, на ходу надевая фуражку, вышел дежурный офицер. Харман вылез из кабины, доставая бумагу фон Риббеля.

Дежурный мельком глянул на бумагу, потом неожиданно сказал:

– Прошу прощения, господин обер-лейтенант, но я не могу вас выпустить ночью одного, без сопровождения охраны.

– Я очень спешу, оберштурмфюрер, – резко сказал Харман. – Прикажите открыть ворота.

Секунду эсэсовец глядел на него. Харман напрягся и впился в него своим взглядом. Но почему-то сейчас это не дало никакого эффекта. Не хватало энергии, и Харман это почувствовал.

Тщательно подбирая слова и крутя головой, дежурный офицер произнес:

– Извините, но я должен позвонить оберштурмбанфюреру фон Риббелю или ротенфюреру Шарцу.

И он направился к КПП.

Тогда Харман, вытянув из кобуры свой пистолет, в два прыжка настиг его и ударил рукояткой по голове.

Вдруг откуда-то сбоку набежали смутно различимые в темноте силуэты в касках, заклацали передергиваемые затворы. Харман на мгновение застыл, потом превратился в сплошное мелькание рук и ног. Некоторое время слышались звуки смачных ударов, вскрики, стоны, силуэты солдат разметало в разные стороны. Неподалеку панически взвыла сирена, застрочили автоматные очереди.

Харман подобрал с земли пару автоматов, двумя гигантскими прыжками вспрыгнул за руль машины-сейфа, дал задний ход, потом разогнался на полном газу и снес ворота вместе с петлями, на которых они держались на столбах.

Машина вырвалась из лагеря и понеслась по дороге, по коридору из колючей проволоки. И тотчас, с обеих сторон, наверное, из тех самых скрытых бункеров, о которых Харману говорил фон Риббель, к кузову протянулись трассы пулеметных очередей.

Харман выключил фары и прибавил скорость, интуитивно угадывая дорогу. Пули с визгом отлетали от брони, потом начался лес, стрельба позади стала затихать, но еще долго слышался надрывный вой сирены…

Машину на кочках подбрасывало и мотало, и Харман с тревогой подумал, как себя чувствуют дети в стальном кузове. Но они молчали, словно их там вообще не было. И все-таки он поехал потише.

Через несколько минут очнулся Верке и слабо застонал. Боковым зрением Харман заметил, что солдат наблюдает за ним сквозь щелочки в веках.

– Не притворяйтесь, что вы без сознания, – сказал обер-лейтенант. – Вы уже очнулись, Верке.

Верке вдруг глубоко вздохнул и рывком открыл дверцу кабины со своей стороны. Дорога бешено неслась им навстречу в свете фар. Харман мгновенно правой рукой схватил солдата за полу кителя и резко дернул на себя. Верке забился, пытаясь вырваться. Когда он понял, что это бесполезно, то опять захлопнул дверцу, откинулся на спинку сиденья и беззвучно заплакал.

– Зачем вы хотели выпрыгнуть? – спросил Харман. – На такой скорости это было бы равноосильно самоубийству.

– Я знаю, что меня ждет в гестапо, – сквозь слезы выдавил Верке. – Я знаю, как они умеют пытать и мучить людей. Я там не выдержу, слышите, не выдержу! Я слабый человек, а они сильные. Они делают историю, а я не могу! Мне обидно, но я не могу убивать людей!

– Почему вы решили, что я вас везу в гестапо? – хладнокровно осведомился Харман.

– А куда же еще? Не в гости же к вам мы едем!

– В определенном смысле, вы правы. В гости. Я не могу пока сказать вам, куда именно мы направляемся, но я могу гарантировать, что там вы будете на свободе и в безопасности.

Некоторое время солдат пристально смотрел на Хармана, потом спросил:

– Кто же вы, господин обер-лейтенант?

– Если бы я знал, – сказал Харман. – К сожалению, я и сам этого не знаю.

– Куда мы все-таки едем? – опять спросил Верке.

Харман вместо ответа спросил, сможет ли солдат вести эту машину. К его облегчению, Верке утвердительно кивнул.

– Хорошо, – сказал Харман. – Дело в том, что я забрал вас и детей – они у нас в кузове – против воли начальства Харвица. И сейчас за нами в погоню из лагеря выезжает моторизованное подразделение СС. Я там наделал шуму, и теперь они хотят догнать и убить нас.

– Откуда вы знаете про погоню, господин обер-лейтенант? – спросил Верке удивленно. – Сзади никого не видно.

– Знаю, – спокойно сказал Харман. – Причем мы не сможем от них уйти. Все дорожные посты уже предупреждены. Ближайший из постов будет у въезда на мост. Там они и нагонят нас.

Только теперь Харман почувствовал – сумел наконец почувствовать, – как безмерно устал. Он глянул на часы. До срабатывания штуки, закрепленной под днищем машины, оставалось еще около часа.

Когда в алом свете восходящего солнца вдали перед ними показался мост, а сзади, на шоссе, стали появляться черные точки, Харман остановил машину. По его указанию Верке сел за руль и осторожно тронул машину с места.

– Теперь держите скорость не меньше шестидесяти и внимательно слушайте меня, – сказал Харман.


Въезд на мост был перегорожен шлагбаумом, из-за небольшой баррикады в виде мешков с опилками торчал в сторону машины ствол скорострельного пулемета. Мишина стала замедлять ход: вопросительно покосившись на Хармана, Верке притормаживал.

– Не бойся, – сказал ему Харман. – Maшина снесет шлагбаум, как спичку. Остальное я беру себя. Насчет того, что я тебе объяснял, всё понял?

Верке кивнул, не отрывая глаз от дороги. Нервы у пулеметчика, видно, не выдержали, и он ударил по машине длинной очередью. Пули зацокали по асфальту перед машиной. Верке на миг сбросил скорость, и в это мгновение Харман, схватив автомат и сумку с гранатами, выпрыгнул прямо на шоссе и перекатился на обочину. Едва за ним захлопнулась дверца, Верке снова рванул машину вперед, припав к рулю.

Все получилось так, как рассчитывал Харман. Эсэсовцы, вопя, палили по машине, стараясь попасть в лобовое стекло, шлагбаум от удара бронированным бампером разлетелся на куски, и машина понеслась по мосту.

С немыслимой быстротой Харман швырнул за баррикаду пару гранат, а потом, в несколько прыжков оказавшись у мешков, дал две длинные очереди из автомата.

Вдруг сзади к нему метнулась тень. Харман повернулся. Чудом уцелевший жандарм прыгнул на него, держа наперевес карабин с примкнутым плоским штыком-ножом, и этот штык шел прямо в горло Харману. Мышцы обер-лейтенанта среагировали мгновенно. В то время, пока мозг оценивал сложившуюся ситуацию, тело само отклонилось вбок – не на много, но ровно настолько, чтобы уйти из-под удара – правая рука схватила ствол карабина и дернула на себя так, чтобы солдат потерял равновесие, а левая коротко, без размаха, ударила противника снизу под челюсть. Жандарм весь обмяк и рухнул. Ноги его еще дергались, но он был уже мертв.

За это время погоня приблизилась настолько, что Харман мог разглядеть преследователей. Эсэсовцы были на мотоциклах с колясками, а за ними катил бронетранспортер.

К счастью, пулемет на баррикаде нисколько не пострадал от взрывов гранат. Харман подпустил мотоциклы на дистанцию прицельного выстрела и одной очередью срезал передних. Эсэсовцы остановились, спешились и залегли в кювете. Прошло некоторое время, прежде чем они опомнились и под прикрытием бронетранспортера, который бил из пулемета, пошли в атаку.

Нужно было уничтожить бронетранспортер. Харман подпустил его метров на сто и швырнул ему под колеса гранату. Бронетранспортер скрылся в дыму, съехал в кювет и смачно зачадил. Из его люков во все стороны посыпался экипаж, но Харман спокойно расстрелял солдат из пулемета. Цепочка эсэсовцев дрогнула и залегла. Перед ней кто-то метался, размахивая пистолетом и рыча неразборчивые команды. "Это Шарц. Он мне уже надоел", подумал Харман и снял ротенфюрера прицельным выстрелом.

Однако вскоре эсэсовцы окружили Хармана с трех сторон и, строча из автоматов, ринулись на штурм баррикады. После длинной пулеметной очереди снова залегли. Потом опять пошли. И опять залегли.

С каждым броском их ряды все больше редели, но они неуклонно приближались к Харману, и ему приходилось быть очень внимательным, чтобы не подпустить противников на расстояние, достаточное для броска гранаты.

Он знал, что долго не продержится, но ему нужно было продержаться еще как минимум четверть часа. Каким-то вторым, внутренним зрением он видел, что в этот момент Верке сворачивает машину в лес и медленно едет по ухабистой просеке.

Некоторое время он не давал поднять головы залегшим эсэсовцам непрерывным огнем из пулемета. Потом лента кончилась, а заправлять новую было уже некогда.

Отстреливаясь из автомата, Харман стал перебежками отступать по мосту на другой берег. Вдруг что-то тяжелое ударило в ногу и в спину, он упал и оглянулся. С другого конца моста ехали мотоциклисты, и от них к нему тянулись красивые светящиеся трассы. Это было подкрепление противнику. Харман оказался в окружении.

И тогда он выдернул зубами чеки из двух гранат, сжав их в кулаках, и стал ждать, когда эсэсовцы приблизятся к нему вплотную. И время впервые показалось ему длинным-длинным…


* * *

Когда погас голографический экран и в зале зажегся свет, какое-то время они сидели молча, не шевелясь. И хотя это был уже не первый просмотр, их и на этот раз постиг невольный шок от увиденного.

Александр Семенович Крондо молча сидел перед четырьмя людьми и пытался угадать то, что они сейчас думают, но лица этих четверых были непроницаемы.

Жан Сонгаль, инженер-роботехник, сжимал в руке какую-то книгу, и выражение его лица было озабоченным. Альберт Какучая, программист, толстый великан, раскуривал трубку, и казалось, что в этот момент для него это было самым важным. Бернард Рошальски, психолог, нахмурив брови, разглядывал кончик зажженной сигареты. Лингвист Том Рончак, небрежно развалившись в кресле, глядел то ли в окно, то ли в пространство.

Сколько работы, думал Крондо, сколько лет подготовки!.. Создание андроидов, которые были точной копией человека. Многие годы копания в древних архивах, тайного наблюдения и сбора информации. Невероятные усилия по материально-техническому обеспечению подобных операций в прошлом…

Все теперь летело к чертям,

– Опять "бог из машины", – наконец, сказал он. – Уже в четвертый раз. И снова из-за отклонения андроида от заданной программы. В чем дело? Может быть, слаба программа?

– Лично я ничего не могу понять, – прогудел бас Какучаи. -- После первой неудачи мы стали вводить в программу жесткие ограничения на определенные действия. Например, не осматривать вообще лагерь. Но их тянет туда какая-то непреодолимая сила. А дальше все идет по одной схеме. Они вырабатывают себе другую установку: спасать людей. И тогда на них нельзя повлиять даже с помощью экстренного программного управления. Замкнутый круг какой-то!..

– Ладно, – сказал Крондо. – А что скажете вы, Сонгаль?

– Что я могу сказать? – вздохнул инженер. – С технической точки зрения андроид действовал просто безукоризненно. Ведь никому там, в прошлом, даже и в голову не пришло, что они имеют дело не с человеком, В конце, правда, у него гипноблок отказал – но это можно объяснить нештатной величиной нагрузки на координирующие контуры…

– Александр Семенович, – вмешался в разговор Рошальски, – мне кажется, все дело в том, что наш андроид попал в экстремальную ситуацию. Хотя понятий "Добро" и '"Зло" в их чистом виде мы в них не закладывали, но эти категории неизбежно вырабатываются в сознании андроида через цепочку логических умозаключений.

– Ну и что? – спросил Крондо. – К чему вы клоните, не понимаю.

Психолог с досадой ткнул погасшую сигарету в пепельницу.

– Да к тому, – воскликнул он, – что андроид имеет дело с фашистами! С фа-ши-ста-ми! А фашистов трудно назвать людьми. Скорее, это нелюди, садисты и маньяки. И мы просто не сможем запрограммировать нашего Хармана адекватно психологии фашистов, потому что для этого… – Он внезапно умолк.

– Ну-ну, договаривайте, – добродушно сказал Крондо. – Что – для этого?

– Для этого нам самим нужно быть фашистами! – с вызовом закончил свою мысль Рошальски, не глядя ни на кого из присутствующих.

– Это все эмоции, – по-прежнему хладнокровно сказал Крондо.

– Эмоции? – переспросил психолог. – Но ведь именно эмоции и ведут к превращению анд-роида в "бога из машины"!

Он опять закурил.

– Да не нервничайте вы так, Бернард, – неожиданно сказал Рончак. – Если разобраться, откуда у андроида эмоции? Это же мыслящая машина, вот и все.

– В том-то и дело, что мыслящая, – стоял на своем психолог. – Раз он мыслит, значит, в альтернативных ситуациях ему волей-неволей приходится делать выбор. А прежде чем сделать выбор, необходимо оценить ситуацию, и вот тогда, во время такой оценки, неизбежно появляется если не эмоция, то ее подобие!..

Некоторое время все молчали.

– Мистика какая-то, – пробормотали почти одновременно Какучая и Сонгаль.

– Другими словами, – задумчиво произнес Крондо, – вы хотите сказать, Бернард, что они… становятся людьми?

– Ну это слишком сильно сказано, – возразил психолог. – Но, во всяком случае, внешних отличий становится совсем мало. В принципе наш Харман совершил то, что раньше называли подвигом. Он сознательно пошел на смерть ради спасения детей. А подвиг – чисто человеческий поступок. С этой точки зрения Харман стал человеком.

– Может быть, вы и правы, – согласился Александр Семенович. – Но что теперь нам-то делать? Как руководитель всех операций во времени я заявляю, что, как бы там ни было, мы не можем прекратить нашу деятельность. Историки, искусствоведы, миллионы людей Земли, в конце концов, ждут от нас новых экспонатов из прошлого. Мы затратили колоссальные средства – ради чего? Ради спасения нашей культуры, нашей с вами общей истории. Там, в прошлом, эти бесценные для нас произведения искусства погибли или были безвозвратно утеряны. Перенося их в будущее, мы спасаем их для наших современников и будущих поколений землян. Да, мы могли бы таким же способом спасать и людей, и подобные… э-э… прецеденты уже были, но вы не хуже меня знаете, чем они закончились! Слишком большой шок для психики любого человека. К тому же в таких случаях трудно избежать вмешательства в историю, в естественный ход событий. Харман, конечно, молодец и герой, но кашу он заварил крутую, и это неизбежно отразилось бы на эволюции исторических процессов…

Он встал, подошел к окну и раздвинул тяжелые черные шторы. Он ждал возражений от своих помощников, но они молчали. За окном простирались зеленые холмы, и на самом горизонте виднелась ровная стена соснового бора.

Внизу по лужайке шли дети. Они шагали неестественно правильной колонной по два, и было их ровно пятьдесят. Крондо на миг даже почудилось, будто на детях – не яркая одежда, а полосатые робы узников. Детей сопровождала молоденькая воспитательница, на ходу что-то оживленно объяснявшая им. Потом они остановились перед памятником Первопроходцам во времени, дети встали перед воспитательницей полукругом, а она все продолжала им что-то рассказывать. Увлекшись, женщина резко взмахнула правой рукой, в которой держала зеленую ветку, и дети, стоящие впереди, испугавшись, резко отшатнулись назад.

Крондо скрипнул зубами. Это невыносимое безумие, подумал он. Мы все равно не сможем задержать их здесь. Когда мы пошлем в прошлое пятого Хармана и если с пятой попытки все пройдет так, как надо, предыдущий вариант развития событий автоматически ликвидируется. Парадоксы перемещений во времени… И не попадут к нам эти дети, и не попадет к нам Верке, а будут у нас вместо них ящики с картинами и прочими ценностями. Все разумно и логично. Но от этого нам ничуть не легче. Больно смотреть на этих детей, зная, что им все равно суждено погибнуть три века назад…

– Кстати, – нарушил молчание инженер, – почему мы называем таких, как Харман, "богом из машины"?

– В глубокой древности в театральных представлениях так называли персонажей, активно вмешивающихся в ход событий, – пояснил Рончак. – На древней латыни это звучит как "деус экс машина".

– Красиво, – усмехнулся Какучая, раскуривая потухшую трубку. – Только в нашем случае их лучше называть "андроид из машины".

– Ты имеешь в виду машину-сейф? – пошутил Рончак.

Программист не успел ничего сказать, потому что Крондо вдруг резко повернулся и бросил:

– Не будет больше ни андроида, ни "бога из машины"! Отныне мы будем посылать на такие задания человека!

Рончак вздрогнул, Сонгаль чуть не выронил книгу, а Какучая поперхнулся табачным дымом. Лишь Рошальски остался сидеть как ни в чем не бывало.

– Я предполагал, что вы придете к этому решению, Александр Семенович, – спокойно проговорил он. – Но ведь существует закон, запрещающий подвергать людей смертельному риску. Насколько я знаю, даже на киносъемках в опасных трюках людей теперь дублируют андроиды.

– Другого выхода у нас нет, – сказал Крондо. – В следующий раз мы пошлем человека. А в закон, который вы упомянули, придется внести соответствующую поправку. Я подам рапорт во Всемирный Совет,

– Думаете, человеку ТАМ будет легче, чем андроиду? – скептически спросил психолог.

– Думаю, что ему будет тяжелее. Но он – человек, черт возьми! А человек должен, обязан выдержать!

– Значит, все было напрасно! – с горечью сказал Сонгаль. – "Андроиды"!.. "Почти как люди"!.. "Совершеннее людей"!.. Столько лет, подумать только, столько лет!.. – Он стал яростно тереть ладонями лицо.

– Андроиды нам еще пригодятся, – невозмутимо сказал Крондо. – Они будут помогать нам. Но не более того…

В коридоре вдруг раздался приближающийся топот ног. Кто-то бежал сюда. Потом дверь без стука распахнулась, и в зал влетел запыхавшийся молодой человек. Это был Верке, бывший солдат вермахта.

– Харман! – хрипло крикнул он. – Где Харман? Я хочу его видеть!

Ответом ему было долгое молчание. Минута молчания…


Содержание:
 0  вы читаете: Бог из машины : Владимир Ильин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap