Фантастика : Социальная фантастика : 3. РАЗВЛЕЧЕНИЯ В ВЫХОДНОЙ ДЕНЬ : Михаил Кагарлицкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу




3. РАЗВЛЕЧЕНИЯ В ВЫХОДНОЙ ДЕНЬ

Проснувшись, Ан-Мари быстро убрала в комнате, несколько минут постояла под холодным душем, оделась и, прихватив с собой конусообразную сумку, на дне которой покоились цилиндрики, отправилась на прогулку.

В кафе напротив ее ждал обычный завтрак, предлагаемый по воскресным дням клиентам со средним достатком. Знакомый седоватый официант встретил ее традиционной фразой:

— Все в порядке, барышня?

— Абсолютно, — улыбнулась Ан-Мари, усаживаясь за столик.

Через десять минут она прошла в комнату для отдыха, заперла дверь и, открыв сумочку, достала тюбик с раствором сиринатовой жидкости. Несколько мазков кисточкой, и на лице не осталось и следа от пудры, помады и велиновой туши. Тонкой резинкой стянуты в пучок волосы на затылке. Юбку и блузку сменили узкие брюки и пестрая рубашка с засученными рукавами. Ан-Мари придирчиво осмотрела себя в зеркале: перед ней стояла девчонка-подросток четырнадцати-пятнадцати лет. Забавное существо с еще несложившимся характером и не представляющее особой опасности для окружающего общества. Теперь можно было приступать к главному.

Ан-Мари втиснула свои вещи в сумку, открыла запасной выход, исключающий лишних свидетелей, и оказалась на соседней улице. Забежав в ближайший подъезд, она поднялась на пятый этаж и, вынув из сумки цилиндрик, прикрепила его на стене, у самого края лестницы. Там он был менее заметен. Осталось только надавить на тыловую часть аппарата и быстро спуститься вниз.

Спустя пять минут видеожучок начинал работать. При сравнительно небольшом радиусе передачи он активно вторгался в программу видеосферы. Видовой фон резко менялся, цветовые гаммы отходили на задний план, и на картинке высвечивали слова: «Свобода, Равенство, Братство». Далее следовала сжатая информация о произволе в обществе, о преступлениях строевиков, о дискриминации по цветовым признакам, а также подлинная статистика по всем направлениям. К последнему Ан-Мари имела самое прямое отношение.

Сотни людей одновременно могли узнать неожиданные для себя новости. И хотя передвижные точки Службы Спокойствия сразу же выходили на передающее устройство, видеожучки успевали наделить зрителей большей частью своих знаний. Блоки питания, крошечные лиловые шарики, позволяли заряжать до сотни цилиндриков самыми новыми данными. Видеоборьба была одним из наиболее эффективных действий Сопротивления.

Ан-Мари умело расставляла видеожучки по ближайшему кварталу. Самые темные закоулки, самые невзрачные лестничные площадки, неказистые и грязные простенки привлекали ее внимание. Лучше внизу, чем вверху, лучше слева, чем справа, — эти немудреные правила верно служили ей уже не один месяц. Даже несколько лишних секунд трансляции имели большое значение.

Сегодня все шло благополучно. Выпустив на волю всех своих подопечных, Ан-Мари приладила последний видеожучок на чердаке огромного четырехэтажного особняка и быстро сбегала вниз по широким мраморным ступеням.

— Ты кто? — коренастый юнец в оранжевом комбинезоне преградил ей дорогу. — Что-то раньше я тебя у нас не видел?

— А тебе какое дело! — Ан-Мари закинула за плечо сумку. — Мешаю?

— Да нет! — слегка смутился паренек. — Ты в какую группу ходишь? В девятую?

— Положим, — ответила Ан-Мари.

— Смотаем в Желтый парк? Гонки на сквейболлерах!

Приняв молчание Ан-Мари за согласие, он забежал в ближайшую открытую дверь, предупредив:

— Минута! Переоденусь.

Столько же хватило Ан-Мари для того, чтобы на ходу принять свой прежний облик и спрятать брюки и рубашку в сумку.

Она вышла из подъезда и тут же, вслед за ней, выскочил запыхавшийся юнец в белоснежном полузастегнутом костюмчике. Он растерянно посмотрел по сторонам и заметил Ан-Мари.

— Синьорита! Мимо вас девочка не пробегала?

— Нет, — еле сдерживая смех, ответила Ан-Мари. — Я только что подошла.

Юнец вздохнул и вернулся в подъезд. Надо было спешить — с минуты на минуту мог появиться уловитель Службы Спокойствия. Ан-Мари торопливо зашагала по тротуару, но сзади прозвучал резкий, призывный гудок.

По сигналу «Внимание!» любой лояльный член общества обязан приостановить движение и обернуться в сторону подачи сигнала.

«Неужели конец?» — подумала Ан-Мари. И самый никудышный эксперт сумел бы найти на дне сумочки следы хранения цилиндриков.

Возле обочины замер черный пневмобиль. Из полураскрытой дверцы выглядывал Лякург.

— С утра катаюсь по городу, — сообщил он. — Могу подвезти…

Ан-Мари, немного помедлив, села на заднее сидение.

— Вперед! — сказал Лякург и надавил на клавиши дистанции. Пневмобиль, качнувшись, заскользил по улице. — Какие новости?

— Пока на свободе, — ответила Ан-Мари.

Инспектор поморщился и перевел движение на автономный режим.

— Знаешь, я никогда ничего не имел против рыжих… — Лякург уловил легкую гримасу Ан-Мари. — Ну если тебя это коробит, против светловолосых. Я очень добрый человек, и вообще во мне масса положительных качеств.

Ан-Мари засмеялась.

— Серьезно, — обиделся Лякург. Он поднял рычаг звукового канала и спросил: — Бен, как там бандиты? еще держитесь?

— Держимся, инспектор, — бодро ответил заглушаемый выстрелами голос. — Но они наседают.

— Продолжайте, — успокоил Лякург. — К вечеру, может быть, и я подъеду. Посражаемся вместе.

— Скажите, — спросила Ан-Мари, — вы слышали о том, что произошло с тетушкой Кюнце?

— Понимаю, что тебя волнует, — вздохнул Лякург. — Семибашье — мой район. Я был там с самого начала.

Он помолчал, всматриваясь в мелькавшие вдоль дороги контуры зданий.

— В руке у тетушки Кюнце был зажат клок рыжей шерсти…

— Шерсти? — переспросила Ан-Мари.

— Шерсти. Помнишь, несколько лет назад были в моде лигоневые пояса с собачьей шерстью наружу. Какие-то чудаки утверждали, что симбиоз лигони с собачьей шерстью позволяет уменьшить силу гравитации. Пустая затея. Сейчас лигоневый пояс носит только Зудер из банды Глеттера. Это их работа.

— Но как же тогда…

— Я подал рапорт, в котором описал все. Что было дальше, меня не касается. Я не могу указывать органам информации, как и что им сообщать. Дальнейший ход расследования взяла на себя Служба Спокойствия.

Пневмобиль остановился перед домом Ан-Мари.

— Поднимемся к тебе? — Инспектор положил на ее тонкие пальцы свою широкую ладонь. — Продолжим беседу.

Ан-Мари осторожно высвободила руку.

— Вы собираетесь меня шантажировать?

— Да!.. Вы ловко надеваете на меня ярмо подлеца. Разумеется… воспользоваться обстоятельствами… принудить… заставить… Скажите, может быть, вам просто доставляет удовольствие унижать окружающих?

— А вы не думаете, что это один из способов самозащиты? — нашлась Ан-Мари.

Лякург беспомощно развел руками.


Только Ан-Мари прикоснулась к двери подъезда, как ее окликнули.

— Эй — прозвучал сзади тоненький голосок.

В нескольких шагах от нее стоял парнишка с огромной кепкой, надвинутой на самые глаза.

— Ты живешь на двенадцатом этаже? — поинтересовался он.

— Да, — Ан-Мари удивленно посмотрела на мальчишку. — Я — Ан-Мари.

— Обманываешь? — кепка медленно съехала на затылок.

— А зачем? — спросила Ан-Мари.

Парнишка привстал на цыпочки и с подозрением заглянул ей в глаза.

— А кто из полицейской машины выходил?

— Я, — созналась Ан-Мари, — один знакомый подвез.

— Наши в таких машинах не ездят, — нравоучительно произнес мальчик.

— Ты от Барбары? — догадалась Ан-Мари.

Какая-то тень сомнения все еще блуждала по румяному личику, и наконец юный посланец решился.

— Она ждет тебя во второй день недели. Место прежнее. 9 часов.

— Спасибо, — Ан-Мари улыбнулась. — Буду.

— Смотри, не опаздывай, — строго предупредил парнишка, и Ан-Мари не удержалась от веселого смешка.

Посланец нахмурился и, с достоинством наклонив голову, поспешил прочь.

«Обо мне помнят, — подумала Ан-Мари. — Меня ждут. Я нужна для борьбы — что еще требуется человеку?»


Содержание:
 0  Чужой цвет : Михаил Кагарлицкий  1  1. ДОРОГА БЕЗ КОНЦА : Михаил Кагарлицкий
 2  2. ИНСПЕКТОР ЛЯКУРГ : Михаил Кагарлицкий  3  вы читаете: 3. РАЗВЛЕЧЕНИЯ В ВЫХОДНОЙ ДЕНЬ : Михаил Кагарлицкий
 4  4. ПОТЕРИ И ОБРЕТЕНИЯ : Михаил Кагарлицкий  5  5. НОВАЯ ДОЛЖНОСТЬ : Михаил Кагарлицкий
 6  6. ПРОВАЛ : Михаил Кагарлицкий    



 




sitemap