Фантастика : Социальная фантастика : Хозяева Прерии : Сергей Калашников

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу

Это продолжение книги "Аборигены Прерии" и финал повествования о Прерии.

Читать её отдельно от первой книги - непонятно будет. Чтобы усилить это утверждение, нумерация начата не с первой главы, а с той, на которой прервана предыдущая книга.

Глава 29

В трёх соснах

Надувной матрас, поставленный в просторной подземной пустоте позади шатра с оборудованием (если смотреть от входа), немного травил, отчего Делла скатилась в Стёпкины объятия, пригрелась и заснула, словно в гнёздышке. Они сегодня весь день, исключая два часовых перерыва на перекусь, просидели в парапланных стропах. Километров шестьсот покрыли за светлое время – чудовищное расстояние для этого вида транспорта.

Разбудили их голоса Ярновых воспитанников. Ссорясь и переругиваясь, эти бандиты спорили о подобии треугольников где-то словно над самым ухом. Бледный свет пробивался сквозь ткань занавеси, за которой, когда заглянули, обнаружили рядок парт, доску и группу подростков с мелом и тряпкой разбирающих пример из потрёпанного учебника, водруженного на учительский стол.

– Ярн не допускает к завтраку, если не ответишь задание, – объяснила Татьянка, знакомая Степану по острову Полигон. – А объяснять отказывается, говорит, что элементарные вещи мы и сами способны понять.

– Так он что, сразу, как вы умоетесь, опрашивает всех? – Степа чувствует себя озадаченным.

– Да. И только потом разрешает начинать готовить кашу. Сегодня – рисовая, – шумно вздыхает Димон, тоже раньше встречавшийся на том же острове. Он, кстати, один из младших.

Пока муж разговаривал с воспитанниками, жена его нырнула в просторный балаган, где установлено оборудование. Вот не представляла она себе, что может так соскучиться по этим бакам, подёрнутым радужной плёнкой плесени. По тонкому пению индукционки, по шелесту воздуха, уходящего от электроэрозионной установки в короб вентсистемы. Мельтешению цифр на терминалах и ровному горению контрольных светодиодов.

Однако пора выбираться наверх. Взяла мужа под руку и... а денёк-то нынче пасмурный. Нижняя кромка облачности, кажется, на расстоянии вытянутой руки. Над каньоном можно в туман угодить. Не стоит торопиться.


***

Воспоминания о волшебных грушах наполнили сердце Степана невосполнимой грустью, когда он понял, что ферма Краснова осталась слева в полусотне километров. Они сегодня припозднились с вылетом, а потом ещё диспетчерская попросила уменьшить скорость перед входом в седловину Плесецкого перевала. Одним словом, на то, чтобы добраться от жилища Ярна до Ново-Плесецка светлого времени им еле-еле хватало. Тем более что опять же диспетчерская попросила отклониться к югу от кратчайшего маршрута, что в сумме "съело" ещё около получаса.

То, что Делла направилась к домику Саньков, торчавшему в одиночестве южнее промышленного района посреди ровного незастроенного места, Стёпу не удивило. Ему тоже не хотелось сразу "врываться" в городские кварталы, о которых все, кого он пытался расспросить, отзывались неопределённо. А тут как-то спокойнее, что ли.

Дом оказался пуст, но не заброшен. Кое-какие следы говорили о том, что люди здесь бывают, но отстегнувшаяся с краю занавеска на окне, некоторое количество невымытой посуды в раковине и заметный слой пыли в местах не слишком часто посещаемых указывали на то, что хозяйка давненько не обращает внимания на атрибутику уюта. В холодильнике и кухонных шкафчиках тоже изобилия не наблюдалось – мороженая рыба, несколько пакетов круп. Ни молочного ни мясного Делла в съестных припасах не обнаружила, о чём и сообщила, заставив Стёпу очередной раз ощутить свою ущербность рядом с этой непостижимой юной женщиной. Он бы даже и не подумал о таких мелочах. А ведь они в разведке!

Нет, экскурсия по миру аборигенов определённо его несколько перегрузила – впечатления последних дней всё ещё не улеглись в голове. Пора переключаться на новую задачу, а не удивляться увиденному.

Когда каша сварилась, а рыба пожарилась, к крыльцу подкатили Саньки на самых простеньких скутерах, какие обычно покупают детишкам, чтобы могли гонять со сверстниками по своим делам, или пожилые люди ещё пользуются ими на городских улицах. Примитивные, как табуретки тихоходные и дешёвые, они обычно вызывали презрительное отношение к своим владельцам среди учеников их школы.

Шурочка обрадовалась, что всё уже состряпано и тут уж – не зевай. Усевшись кружком, молодёжь в два счёта отдала должное мастерству повара. Мыть посуду поручили тоже Степану, что он воспринял поистине с ангельским смирением.

– Где ты сейчас работаешь, Саня! – Делла зашла издалека, потому что знакомство у неё с этим ребятами самое краткое. Они тут всего-то разок переночевали ещё в самом начале лета.

– Ты знаешь, я этого и сам не понимаю. Что-то вроде торговли, только... нет, не знаю, как сказать. Давай, я лучше подряд расскажу, а то вы ничего не поймёте, – Шурочка, тем временем, достала пару бутылок вина, показала их Делле и, обменявшись с ней взглядами, подсунула одну мужу вместе со штопором.

– Так вот, – Санька посмотрел на просвет рубиновую жидкость в пузатом бокале, – когда вы смылись в ваше увеселительное турне, то вскоре местные законодатели ввели налог с продаж на продукты питания. Цены сразу подскочили и все потребовали увеличить им заработную плату. Кто-то немного бастовал, кто-то начал просто придерживать товары, журналисты шумели, но как-то ничего особенного некоторое время не происходило. Уж не знаю, как там что вышло, а только продукты с прилавков начали пропадать, когда рыбаки попытались торговать рыбой прямо с лодок у набережной, полиция их прогнала, рынки позакрывали, хотя и было-то их всего пара крошечных блошиных.

Говаривали, что открылся какой-то новый, Черный, но где он расположен, выяснить мне не удалось. Представитель Президента высказался в смысле необходимости наведения порядка и произвёл срочный набор в подразделения поддержания правопорядка, которые шерстили каждую лодку, приходящую в порт, каждый борт, садящийся на аэродроме или грузовик, прибывающий по суше. Съестное изымали и свозили на склады, сохранившиеся от военных, и ещё у каких-то фирм конфисковали помещения.

Что удивительно, цены от этого не падали, а с прилавков начали пропадать даже крупы и макаронные изделия. Лихие ребята устраивали натуральные налёты на провиантские склады – до перестрелок доходило. Кто и зачем такое безобразие учинил – ума не приложу, а только случаи, когда у женщин прямо на улице отбирали сумку с продуктами стали происходить всё чаще и чаще. И главное, что бы ни делала местная власть, или органы центральной – положение только усугублялось.

Я старался работать в порту на разгрузке. Сам видел десятки тонн жратвы, что привозили каботажные суда или сейнеры с промысла. Мы это затаскивали в склады и рефрижераторы. А потом оно нигде не появлялось. На улицах стало беспокойно, бывало, даже постреливали, поговаривали о введении комендантского часа, а потом я вдруг заметил, что работники с судоремонтного вроде как в числе уменьшаться стали. Ещё хотел подработать на погрузке оборудования, что из старых цехов начали куда-то вывозить, но меня не взяли – сказали – нет у тебя, парень нужной квалификации. И на очередь на отъезд записаться тоже не удалось – они и своих-то не успевали увозить.

В общем, чем дальше, тем дела шли хуже. Куча предприятий просто остановилась, и даже заработать на кусок хлеба стало негде. Вот тогда-то я и отправился на рыбалку, чтобы хоть ушицу сварить. Сделал удочку, как смог, и отправился вдоль столбов по тропе, что в сторону рыбацкого посёлка идёт.

Тут оказалось недалеко, за час дотопал. Стоит на песчаной косе десяток домиков и никого нет. Кричу: "Люди, есть тут кто?", а откуда-то выходит бабуля и отвечает: "Я тут есть, а остальные в море. Чего тебе, касатик?"

"Спросить, – говорю, – хочу, где тут рыбка хорошо ловится?"

А бабка и отвечает: "А вот на леднике бери, а то с твоей снастью ничего ты тут не поймаешь". И на дверь показывает.

Захожу. Холодрыга там знатная и мороженая рыба в ящиках. Я – отковыривать, а она ни в какую. Уже зуб на зуб не попадает. Схватил я ящик и бегом на улицу, чтобы там отломать себе тушку. А бабка мне:

"Не ленись, ещё два доставай, да вот в эту тележку ставь", – а сама мне подкатывает ящичек на колёсах с толстыми стенками. Ну я по-быстрому загрузил туда три ящичка и крышкой закрыл. Сам-то думаю, она сейчас меня запряжет куда-то этот груз доставить, а в уплату рыбку даст – как раз всё по-честному у нас и выйдет. А старая глянула на меня кривенько так, да и говорит: "Тележку вернуть не забудь, только перекуси на дорожку, кулеш у меня поспел"

Спрашиваю у неё, сколько должен, а она мне ещё поварёшку своего варева в миску кладёт и смотрит, как на малохольного. В общем, оттащил я тележку домой, набил холодильник и сперва своим предкам оттаранил немного, потом Шуркиным, потом Генке, а он глянул на это дело, да и мопед свой мне отдал, а то говорит, ты уже на ногах не держишься. А с ящиком рыбы или с тележкой в городе появляться не будешь – боязно. Приходилось понемногу носит в сумке, а то ведь отнять могут

А вечером я прицепил тележку к скутеру и оттарабанил её обратно в рыбачий посёлок. Там мужики улов с лодки сгружали и меня не прогнали, приняли помощь. Они в годах все, да и самих только трое осталось. С устатку, не скрою, приняли мы по глоточку и дядька Климентий серьёзно так спросил, сколько рыбки я смогу у них забирать и в город отвозить. А то им, понимаешь, скучно без дела, а в город везти – так отбирают всё власти и гонят взашей.

Я ведь сперва от бабкиных заездов прифигел конкретно, а потом от этих стариканов совсем головой вбок побежал, когда понял, что деньги им даром не нужны, а вот если рыбка ихняя к едокам попадет, так это одно сплошное вознаграждение за труды.

Вот так и сделались мы с Шуркой главными контрабандистами. Надёжных ребят нашлось немного, да и люди, которые в провизии нуждаются и нигде языками не треплют, что им тут приносят иногда, то рыбки, то мучицы, то крупы. А ещё семьи многодетные вывозим через тот же посёлок рыбаков. Аборигены туда подгоняют каботажное корытце с сыром или с картофелем, а обратно людей забирают.

Они сумасшедшие, да? – Санька не пьян, он из своего бокала и не пригубил.

– Делл, мы сумасшедшие, да? – Стёпка уже пригубил изрядно и немного куражится.

– Хочешь сказать, что ты абориген? – Шурочка смотрит на гостя недоверчиво.

– Стараюсь. Кстати, вы с твоим благоверным тоже. Чай зарплаты за труды-то никакой не берёте?

– Какая зарплата, Стив, – хозяйка невольно использовала школьную кличку, – тут ведь речь идёт о выживании людей!

– Тут у нас на Прерии так оно и есть. И пока вы нуждающимся жратву таскаете, а самим им помогаете выйти из-под удара, ничем вы ребята от того же Климентия не отличаетесь.

– Из-под какого удара? – Санька в недоумении.

– Ты мне только что рассказал об успешной попытке создания в городе дефицита продовольствия. Такие случая были зафиксированы на Земле не менее двух раз в 1917 и в 1991 годах, как раз в той самой стране, откуда направлен сюда Представитель Президента, – Стёпа ведь читает время от времени файлы, присланные ему из Академии Управления, и немало разных аналогий возникает у него, когда он всматривается в события с тех точек зрения, которые рекомендованы методическими материалами учебного курса.

– Против кого-то кто-то применил один из достаточно расхожих приёмов, не редких в борьбе за власть. Мы с тобой просто не знаем деталей, но обеспечить голод там, где еды сколько угодно – это верный признак начала серьёзной комбинации с далеко идущими последствиями.

– А что, аборигены не могут этому ничего противопоставить?

– Сань, они боролись с объективными проблемами. У них нет ни металлургии, ни большой химии, даже целлюлозно-бумажного производства нет, – вступила Делла. – Пять сортов мыла – вот, пожалуй, единственное серьёзное их технологическое достижение, хотя вру. Ещё два сорта зубной пасты и полдюжины типоразмеров зубных щёток. Это то, чем Прерия может себя надёжно обеспечить в отрыве от метрополии.

Потом, с восстановлением связей с материнской планетой местные жители, конечно, смогли подтянуть многие направления первой степени срочности, но поверь мне, никаких возможностей ни предугадать, ни предотвратить такое развитие событий мы просто не могли. Не скрою, предчувствие неладного возникало у многих, но ничего кроме того, чтобы вывести как можно больше людей из-под удара мы просто не придумали. Стёпка вообще первый из нас, кого мы пытаемся выучить на политика. Вот видишь, доставили его к месту событий, а даже задачу ему поставить никто не может.


***

Ночь. Делла лежит тихо, но не спит. И как-то она необычно напряжена.

– Что с тобой, маленькая.

– Боюсь.

– Не трусь, я с тобой.

– Я не трушу, я боюсь, что ты подумаешь, будто я тебя специально завербовала.

Стёпка чуток полежал, размышляя над чудесными завихрениями, иногда проносящимися через женский мозг. Погладил тёплую макушку любимой, вздохнул и взял с тумбочки визоры. Фиг с ним, со сном, всё равно он куда-то девался. А вот выяснить всё, что только можно о том, что представляет собой город, который он давно считает своим, надо. Ему требуются не впечатления путешественников или восторженные вопли журналистов. Управленец оперирует данными, которые могут быть выражены сухими цифрами. Пусть и считается, что статистика способна ввести в заблуждение, но ознакомиться с ней необходимо. А то уж как-то слишком шокирующее выглядит нарисованная Санькой картина событий.

Был у них тихий чистый городок, населённый доброжелательными людьми, и за несколько месяцев он вдруг превратился в сущий... нет, ещё не кошмар, но дело явно идёт к чему-то безрадостному.

Жена расслабилась, видимо поняв, что испуг её оказался безосновательным. Она умничка, и всегда чувствует его настроение. Впрочем, он тоже хорошо к ней относится.

Итак – состав населения и динамика его прироста – вот с чего он должен начать.


Содержание:
 0  вы читаете: Хозяева Прерии : Сергей Калашников  1  Глава 30 Абориген теперь не самый младший : Сергей Калашников
 2  Глава 31 Город в осаде : Сергей Калашников  3  Глава 32 Перед бурей : Сергей Калашников
 4  Глава 33 Массовые мероприятия : Сергей Калашников  5  Глава 34 В заслоне : Сергей Калашников
 6  Глава 35 Прерия начинает кусаться : Сергей Калашников  7  Глава 36 Прерия продолжает кусаться : Сергей Калашников
 8  Глава 37 Военный городок : Сергей Калашников  9  Глава 38 Тэрник : Сергей Калашников
 10  Глава 39 Там-там радио : Сергей Калашников  11  Глава 40 Степан I : Сергей Калашников
 12  Глава 41 Схлынул угар : Сергей Калашников  13  Глава 42 Как правильно вить гнездо : Сергей Калашников
 14  Глава 43 Время строить гнездо : Сергей Калашников  15  Глава 44 Ещё одна тайна : Сергей Калашников
 16  Глава 45 Плоды публичности : Сергей Калашников  17  Глава 46 Ошибка или обман? : Сергей Калашников
 18  Глава 47 Без никакого жульства : Сергей Калашников  19  Глава 48 Первые телодвижения : Сергей Калашников
 20  Глава 49 Вторые телодвижения : Сергей Калашников  21  Глава 50 Сугубые и нарочитые : Сергей Калашников
 22  Глава 51 Жизнь пятнистая : Сергей Калашников  23  Глава 52 Диктатура : Сергей Калашников
 24  Глава 53 Хозяин : Сергей Калашников  25  Глава 54 Хозяйка : Сергей Калашников
 26  Глава 55 Калейдоскоп : Сергей Калашников  27  Глава 56 Печаль познания : Сергей Калашников
 28  Эпилог : Сергей Калашников    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap