Фантастика : Социальная фантастика : Глава 10 : Елена Колесник

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава 10

Высказывание о том, что повернута какая-то октава, могло означать, что некое дело, которое было начато для достижения определенного результата, сейчас развивается таким образом, что результат, если таковой будет достигнут, окажется обратным задуманному. Дед Георгий придерживался в своей философии концепции, что все в природе развивается по закону октав, и учил пользоваться этим законом Киру и Сандро. Кира не пользовалась. И никогда серьезно об этом не задумывалась. То, что она делала, давалось ей легко, без каких бы то ни было усилий. Но теорию знала хорошо. И поэтому она сразу поняла, что дед предупреждает о том, что что-то идет не так, возможно, развивается опасно для Киры, но что именно понять невозможно. Кириллу закон октав был неизвестен, и он попросил Киру рассказать ему, в чем суть. Не вопрос. Но, глядя, как Кирилл округляет глаза и раздувает щеки во время ее короткой лекции, решила дать почитать ему свои записи, сделанные со слов деда Георгия много лет назад. По поводу единства было более-менее понятно. Дед Георгий говорил Кире, что в ней живет Сила, обладающая собственным сознанием. Эта Сила защищает Киру от всех напастей, но действует согласно своей логике. И чтобы Сила в стремлении сохранить Кирину жизнь не навредила Кире, нужно ее все время чувствовать, держать с ней связь, быть с ней одним целым. Что дальше в записке речь идет о Кирилле, для нее было очевидно. Но откуда дед знает про Кирилла? Вопрос. Может, он в курсе ее жизни, как та старая гадалка с вулканического острова Тенерифе?

Когда Кира была на Тенерифе в последний раз, она спасла от полиции негра, который делал отдыхающим массаж на пляже. Тенерифе находится близко к берегам Северо-Западной Африки, и оттуда приплывают на заработки негры без виз и каких-либо документов, ну и, естественно, скрываются от местной полиции – своеобразное развлечение для туристов. Полиция на мотоциклах гоняется за неграми, а остальные помогают либо полиции, либо чернокожим. Кира помогала чернокожим.

Спасенный негр так расчувствовался, что отвел Киру к слепой негритянской гадалке. А гадалка эта сообщила Кире, что если она хочет жить, то должна найти мужчину (негритянка называла его воином), который защитит Киру. Для этого Кира должна была совершить последовательность неких действий, которые Кира, вернувшись в Москву почему-то, недолго думая, совершила, хотя нисколько не поверила этой подозрительной негритянке. Результатом этих действий явился Кирилл. Самым удивительным и обескураживающим было то, что гадалка сообщила, что именно Кирилл должен сказать при первой встрече, и он это сказал – слово в слово. Кира старалась не думать об этом и не делать никаких выводов, а если получится, то вообще забыть – к жизненным странностям она привыкла и по мере возможности не обращала на них внимания. Но сейчас записка деда Георгия заставила ее вспомнить этот эпизод и задуматься. Но думала Кира недолго – вывалила всю информацию на Кирилла – раз он воин, который ее защищает, да еще и такой известный в определенных узких кругах – пусть он и думает.

И Кирилл задумался. Вообще все происходящее заметно влияло на Кирилла. Он изменялся, что Киру чрезвычайно радовало. Уже не говоря о том, что он становился нежнее и заботливее, менялись его взгляды, мысли и то, что внутри. Очень глубоко внутри. Изменения были едва заметны, но то, что они были, не вызывало никаких сомнений. Кира любила изменения. Сама она менялась постоянно, впитывая все новое, необычное, не концентрируясь на нем и не делая оценок, а просто принимая и впуская в себя, по необходимости видоизменяясь, чтобы вместить; она все время училась и развивалась, и за время своего пути успела так измениться, что стала похожа на себя прежнюю меньше, чем были на нее похожи другие.

Выйдя из задумчивости, Кирилл попросил Киру узнать у мамы, остались ли в живых друзья ее деда и деда Георгия, что опять зародило в Кириной душе сомнение, что Кирилл знает больше, чем говорит. «Значит так надо. Просто не хочет меня расстраивать», – промелькнуло в голове и сразу успокоило. Друг нашелся только один. Жив он или нет, мама не знала – дала телефон и е-mail, сообщила, что живет где-то в Калифорнии, зовется Муслимом.

Звонить Муслиму Кирилл не решился, но написал письмо, и вскоре получил ответ. У них завязалась переписка, в подробности которой Кирилл не вдавался в разговорах с Кирой, а она и не настаивала. Общение Муслима и Кирилла приобрело настолько доверительные нотки, что спустя какое-то время Кирилл сказал Кире, что летит к Муслиму. В Калифорнию. Один. Без Киры. Так надо.

Надо так надо. Кира уже научилась принимать все решения Кирилла, сильно не заводясь, не выплескиваясь и не выворачиваясь наизнанку непониманием и недоверием. Ее жизнь – теперь его жизнь.

Кроме того, внутри у Киры начинались какие-то новые процессы. Она чувствовала движение, что-то либо зарождалось, либо умирало, рвалось наружу, или боролось со своим собственным прошлым. На физиологическом уровне Кира теряла сознание, на нее накатывала тупая слабость и нежелание что-либо делать. Иногда ей казалось, что в глубине ее существа кто-то шевелится, кого-то зовут, о чем-то просят, в общем, кто-то живет своей жизнью. Кира обычно отмахивалась от этих странных ощущений, пыталась не обращать внимания, абстрагироваться и думать о хорошем. Порой получалось… Но когда о хорошем думать не было никакой возможности, дыхание перехватывало, тело разрывалось, а сознание кипело, – она погружалась в себя, так глубоко в себя, куда ныряют, и откуда не возвращаются, в надежде встретить, увидеть, понять и, может быть, и принять того, кто там сидит и уже основательно мешает ей жить. Но каждый раз, когда она, казалось, натыкалась на что-то и начинала чувствовать присутствие, какая-то сила мешала ей, и прогоняла ее, переключая ее внимание, давя и опрокидывая сознание. Однажды Кире даже как будто удалось увидеть ее лицо… Лицо было Кирино. Только не такое, как сейчас, а такое, какое у Киры было в детстве, лет в шесть, шкодливое и любопытное. Причем лицо это было закреплено на длинной извивающейся шее или ноге, постоянно изменялось, надевая свои детские гримасы, и просило Киру не соваться и не переживать, что оно само справится, а Кира только мешает. Жуть! Недолго мучаясь, Кира решила, что ей все это привиделось из-за плохого самочувствия. А потом и вовсе она решила, что просто заснула и сон увидела. В тему.

– Проходи, проходи, Кирочка, – засуетился дед Георгий, когда Кира показалась в дверях. – Вот, знакомься – Владимир Вольтерович…

Навстречу Кире поднялся худой, высокий и совершенно лысый мужчина с добрыми глазами под очками, полными губами и все время меняющимся выражением лица. Создавалось впечатление, что лицо двигалось само по себе и даже как будто меняло свой цвет в такт этому движению.

– Можно просто дядя Володя, – бодро сказал он, протягивая Кире руку.

– Ну какой же ты дядя, посмотри на себя… Джинсы нацепил… – он махнул рукой. – Вы с Киркой, как близнецы – оба в джинсах, оба в майках… Это что, сейчас мода такая – в майках по улицам ходить?

– Это не майка, дядя Георгий, это футболка, – Кира снисходительно хихикнула.

– Ну правильно, футболка. В ней надо в футбол играть, а не по улицам бегать. Вы бы еще голыми ходили… Так что ты Володя, до дяди еще не дорос, даром, что лысый.

– Я бритый…

– Ну, я и говорю, что лысый… А Кира у нас, между прочим, уже взрослая. Какой ты ей дядька? Она в этом году школу заканчивает.

– А… Ту, что за решеткой? – живое лицо ожило еще больше.

– Типун тебе на язык. Что ты такое говоришь? Очень хороший интернат. И делают они там, что хотят. Любой позавидует.

– Ну да, конечно, что хотят… Я слышал, у них там даже есть секта… – Лицо, живущее свой жизнью, смеялось.

– Какая там секта, Володька? Что ты несешь? Группа там, они ушу занимаются… Кира, а ты чего молчишь? Расскажи этому невежде про вашу школу.

– А что рассказывать? – Кира пожала плечами. – Школа как школа. Интернат. Там хорошо. Мне нравится.

– Ты ему про секцию ушу расскажи.

– Ну, есть секция. Ушу там занимаются. Но принимают не всех. Туда что-то типа экзамена сдать надо… Только правильно Владимир… Вольтерович говорит. Секта она и есть секта. Под видом секции ушу…

– Кирочка, и ты туда же…

– Ну да. Сами просили рассказывать, – Кира надула губы. – Я занималась там ушу, медитацией, поисками пути и истины, ну и иже с ними. Давно, правда, уже… Меня выгнали. Я не подходила. Я им там все перебаламутила. Они перепугались и на дверь мне указали. – Кира посмотрела на деда. – А Сандро до сих пор туда ходит. Вы у него спросите. – Она хитро прищурилась.

– Ладно, спросим, – дед оскалился. – Вот, Володька, видишь, какая она у нас сложная девушка. Говорит – не думает. Может, ты ей объяснишь, что можно говорить, а что нельзя.

– Да ладно, Георгий, все она прекрасно понимает и знает, кому и что говорить. Правда, Кира?

– Ну да.

– И хорошо, раз «ну да», – дед поднялся и направился к двери. – Общайтесь. Ты просил тебя с Киркой познакомить, получи. Только смотри, чтобы она тебя ненароком не проглотила.

– А может?

– Запросто. И не заметит… – Дед вышел и плотно закрыл за собой дверь.

– Ну, будем знакомы, зови меня Владимиром. – Он еще раз протянул Кире руку.

– Зачем? – Кира плюхнулась в кресло.

– Что зачем?

– Зачем звать? Мне и без вас неплохо. Было. И, надеюсь, будет всегда. Так что мне вас звать не придется. А вот если я вам нужна… Вот тогда вы можете попробовать звать меня Кирой.

– Ладно, идет.

– Ну, и зачем я вам понадобилась?

– Много слышал о тебе, хотел познакомиться.

– Познакомились?

– Ну да.

– Теперь все? Я могу идти?

– Можешь. Но можешь и остаться.

– Зачем?

– Чтобы послушать, что я тебе скажу. Я завтра уезжаю. И у тебя не будет больше возможности со мной поговорить. В ближайшее время, по крайней мере.

– Ну и не надо, – она встала и направилась к двери. Но что-то внутри повернулось, дернулось и заставило Киру остановиться. Она обернулась. – А куда уезжаете?

– В Штаты. Я живу там, где ты провела детство. Не помнишь меня?

– Нет, не помню.

– Хотя, ты и не должна. Я тогда в университете учился и приезжал редко. Я племянник Гоги. Гогу помнишь?

Гогу Кира помнила. Она вспомнила и долговязого молодого человека, который приезжал иногда к ним погостить. Они ходили на рыбалку, и Кира отпускала назад в воду рыбу, которую он ловил…

– Помню.

– Ну вот, – Владимир облегченно вздохнул. – Тебе привет от Гоги, от Артема и от Муслима. Они все живы, здоровы и очень просили повидать тебя. Это друзья твоего деда Ивана.

– Я его никогда не видела, – спрятав иголки, сказала Кира. – Он умер, когда я родилась. А друзей его помню, правда плохо. Я тогда маленькая была. Но все равно спасибо, – уже совсем добродушно сказала Кира. – И им всем привет.

– Передам обязательно. Как тебе здесь живется? Никто не обижает?

Кира стрельнула в него глазами.

– Ну да, обижать тебя себе дороже… Как учеба, как родители? Ну и вообще…

– С учебой нормально. Заканчиваю с медалью, – сказала Кира и почему-то сама застеснялась того, что сказала. Как-то это не модно и не современно – учиться на отлично. Ну, вылетело, так вылетело… – У родителей вроде тоже все нормально. По крайней мере, когда я их видела в последний раз, они цвели и пахли.

– Хорошо пахли?

– Наверно, я не очень разбираюсь в запахах… Сильно пахли… Дорого…

– А когда был последний раз?

– Летом. Мы с папой летали на Кубу, а потом с мамой отдыхали в Сочи.

– Понятно… И с тех пор не виделись?

– Нет, по телефону только…

– А как Георгий? Не очень тебя напрягает?

– Нет. Он хороший и добрый. Я его люблю… Он меня учит всему. Учит держаться границ, не выходить за рамки… Главное – поймать баланс. Это очень интересно. Еще учит побеждать страх. Но у меня пока не получается.

– Это хорошо, что учит. Научишься не боятся, научишься всему. Но знаешь, и здесь нужно поймать баланс, как ты говоришь. Хотя страх и является врагом, он единственное, что способно закалить дух.

– Как же так?

– Все так. И об этом нужно всегда помнить. Все состоит из противоречий. Все будет так, как будет, и мы ничего не можем с этим поделать, но с другой стороны, если мы хотим, чтобы так было, нужно все делать для этого. Ты очень сильна и находишься под защитой. Но чтобы эта защиты работала, а сила твоя тебе помогала, а не доставляла одни неприятности, ты сама должна быть активной в этом направлении, постоянно работать над собой и быть предельно внимательной.

– И вы туда же. Да заберите вы вашу силу. Не нужна она мне, – зашипела Кира. – Не хочу так. Хочу, как все. Просто жить…

– Во-первых, успокойся. А во-вторых, поверь мне, просто жить не очень интересно.

– То есть быть здоровым и счастливым не интересно. А быть больным, и постоянно контролировать свою болезнь, не имея шансов выздороветь – интересно?

– Именно. Хотя я не называл бы это болезнью… Это… Это движение, если хочешь, – активное состояние. Сила – это то, что прямо или косвенно сообщает движение нам самим или другим телам, то есть обнаруживает в себе активное состояние, ту самую жизнь, к которой ты так стремишься. А материя, ведь счастье твое – это тоже определенное состояние материи, так вот, она оказывает сопротивление движению, обнаруживая, таким образом, пассивное состояние, то есть застой, смерть.

– Тогда я выбираю смерть.

– Смерть сама выбирает. Тебе придется подождать. Только будь готова, что это ожидание может стать вечностью…

– А если я все-таки умру, я смогу победить вечность?

– Не знаю, только я на твоем бы месте занялся чем-нибудь более интересным, чем поисками смерти.

– Тогда я именно этим и займусь. Я же не вы. Ура! Я нашла себе занятие. Быть счастливой не получается. Что ж, попробую стать мертвой.

– А ты, действительно, противная девчонка, – он засмеялся. – Думаю, ты все же способна сделать правильные выводы из нашего разговора. Потом, когда я уйду и тебе не перед кем будет выпендриваться. Мне пора, к сожалению. Рад был с тобой познакомиться.

Дверь бесшумно отрылась.

– Такси у подъезда, – сказал дед Георгий, протягивая Владимиру небольшую спортивную сумку. – Вижу, она тебя не съела. Прими мои поздравления.

– Даже и не пыталась, – Владимир подмигнул Кире, которая с трудом сдерживала слезы.

«Доброго дня, Part.

Это мое последнее письмо, но об этом ниже.

Я полностью разочарован, но и об этом ниже. Сначала комментарии к письму.

Реальность есть вокруг нас, независимо ни от чего. А иллюзии – у нас в голове.

Посланник – он что, чистильщик мозгов? Ну да ладно, это схоластика. Вы меня запутать хотите или сами полностью запутались в элементарных вещах.

Кира для вас трофеи? Вы шутите. Здесь никто, кроме вас, не воюет. К тому же теперь она вами так запугана, что умрет, но вам не сдастся. Учитель не хочет переговоров? Ну и ладно. Фиг с ним. Воюйте дальше. Я не до конца уверен, но думаю, что договориться о совместных действиях (вместе с Кирой) можно было бы за полчаса. А не затевать театрализованные представления, слежку, прослушивания с большим отрицательным результатом. И это вместо получасовых переговоров (приятных). Если бы Давид сразу мне рассказал о ваших целях (о которых я и теперь только частично догадываюсь), а не три месяца мы переписывались бы за гранью абсурда, возможно, я бы привез ее к вам добровольно и с интересом с ее стороны. Если сейчас у нее забрать ту силу, которая что-то там может быть и закрывает, Кира, скорее всего, умрет и если внутри у нее есть Давид (я уверен, что это не так), то они умрут вместе.

Я разочарован в вашей закрытости. Из-за этого не вижу смысла в нашей дальнейшей переписке. Благодарю за предоставленную информацию. Жаль.

Я сильно расстроен из-за идиотизма ситуации. Вы не хотите союзников, ну что ж, воюйте с друзьями. Тем не менее, удачи. С уважением, Кирилл».

«Я оценил твой порыв. Да и ты прав, наверно. Только зря ты думаешь, что Давида послал Учитель. Учитель был против любых контактов с ней. Он хотел, чтобы она оказалась в клинике, но когда она там оказалась, навещая меня, произошла какая-то роковая цепь случайностей, которые не позволили ее задержать, а дальше, как во сне – она все время уходила из расставленных ловушек. А Давид действительно был в нее безумно влюблен, и он ненавидел то, что в ней, и все время пытался активизировать Силу, чтобы она уже наверняка убила посланника. Он называл его чудовищем, и от нее бы тогда отстали все искатели „счастья“, на которое ему было наплевать. Он просто хотел быть с ней, злился и пребывал в отчаянии из-за ее безразличия и из-за того, что она была нужна Учителю, которого он боготворил. Я тоже ее люблю, но как-то отрешенно, знаешь, как произведение искусства, я точно знаю, что она никогда не будет со мной, но мне все равно, моя любовь абсолютно бескорыстна. А Давид хотел ее всю и ужасно ревновал ко всем, и особенно к тебе. И он действительно хотел ее убить, причем убить ритуально и изощренно, чтобы она не досталась никому, в том числе и Учителю. Он действительно потерял рассудок из-за этой любви, которая перешла за десять лет в болезнь. Ему даже стало наплевать на Учителя. Последнее время он нес полную отсебятину. Так что я думаю, что если бы его убила не она, это сделал бы Учитель. Давид был обречен по-любому. Я даже рад, что это сделала она. Давиду это было, наверно, приятнее. Я прекрасно пониманию, что это был единственный выход. Когда я приезжал к нему, я понял, что это конец – он был абсолютно невменяем. Кроме того, последнее время он сильно злоупотреблял различными стимуляторами, освобождающими сознание. А они хуже наркотиков. Я говорю сумбурно и, наверно, не очень убедительно. Но, знаешь, что я понял, наблюдая за всей этой ситуацией? Судя по всему, все, кто гоняются за посланником, входя с ней в контакт, теряют голову от нее чисто по-человечески, и посланник становится уже не так интересен, как она сама. Вот механизм действия Силы. Все очень просто. Я, конечно, могу ошибаться. А что касается нашей встречи, то я имел в виду, что не принадлежу себе и для меня сложно, почти невозможно войти с тобой в контакт, чтобы этого не заметил Учитель. Вот и все. Извини и удачи тебе. Part».

Хотя мы и отбились, я не сомневался, что можно действовать более эффективно. «Обратная сторона» усиливала свое влияние, а мои методы защиты стояли на месте и могли оказаться несостоятельными в любой момент. Кира раньше уже говорила мне (но я не слушал), что пустота должна действовать особенно, а не так, как другие. Тогда я не придал значения ее словам, потому что не ощущал себя пустотой. Сегодня вечером, ужиная в кафе, я еще раз попросил Киру вернуться к этому вопросу.

– Пустота, а ты являешься активной пустотой, должна действовать исходя из своих качеств, – Кира отложила вилку с ножом. – С одной стороны, пустота – это вроде как пустое место, с другой – она бесконечна и все время накапливается за счет непустоты. При этом, оставаясь пустотой, начинает приобретать массу – особенную пустотную массу, почти как черная дыра, с коэффициентом корня квадратного из минус единицы… – Кира недоверчиво на меня посмотрела. – Впрочем, не бери в голову, это не важно, как получается… Важно, что из этого следует, а следует то, что пустота убивает поглощением. Она не может наносить удары силой, у нее нет силы, у нее ничего нет, кроме ее самой. Она засасывает. Как болото. И продолжает оставаться все той же пустотой, только уже чуть большей массы. В общем, ей это на пользу. – Она вопросительно и немного с издевкой посмотрела на меня. – Между прочим, я это уже тебе говорила…

– Хорошо, хорошо. – Я задумался. Кажется, до меня начало доходить, что я делал неправильно. – Я буду думать.

– Поздно. Все уже хорошо.

– Хорошо, если хорошо. – Я был уверен в обратном, но не хотел об этом говорить. – Кстати, ты не спрашивала у мамы о старых знакомых, адрес кого-нибудь нашелся?

– Совсем забыла тебе сказать. Мама отыскала телефон и адрес какого-то Муслима. Он с дедом моим химичил. Но только он в Америке живет… В Калифорнии. Даже e-mail есть, но неизвестно, действующий ли… – внутреннее ликование отобразилось на моем лице. – Особенно не надейся… – она попыталась меня охладить.

Ночью я сам атаковал зеленую звездочку. И серую рядом с ней. Внешне это выглядело так, как будто бы я просто лег спать. Разделся, плотно задернул шторы, поправил простыню, выключил свет и прыгнул в кровать. Расслабил все тело. Начал, как обычно, со стопы правой ноги, представляя, что по ней не проходят нервные импульсы, потом голень, бедро, вторая нога. Я делал это привычно и быстро. Когда все тело было расслабленно, я начал действовать по своему плану, сначала больше для пробы, а потом увлекся. Не хотите переговоров, их и не будет. Я поглощал. Если что-то не хотело поглощаться, я менял уровень зрения и видел его как комплекс из множества мелких вихрей. Я поглощал один маленький вихрь за другим. Часа через два зеленая звезда погасла. Я перешел к серой. Серая не давала раскручивать свои вихри, сопротивлялась, но понемногу дело двигалось. Все же я не доделал начатое. Меня затошнило. Внимание ослабло. Серая звездочка потемнела, сделалась почти невидимой, я часто терял ее из виду. Я и так плохо вижу во внутреннем пространстве, как будто у меня зрение плюс или минус десять, а тут еще нужно было находить черное на черном.

Утром состояние было тяжелым, но на тренировку я все же поехал. Легко потренировался через тошноту и слабость, завтракать не стал, и сразу отправился в офис, где, вспоминая все правила грамматики, – хотелось блеснуть знаниями – написал письмо Муслиму в Америку. Несколько раз перечитал его и остался доволен. В письме я указал телефон Киры, на всякий случай, не знаю точно, зачем.

Когда на следующий день получил ответ, меня от радости даже на полчаса тошнить перестало.

«Милый мой мальчик!

Ты ведь русский, а пишешь на языке (которым, между нами, владеешь не очень) этой никчемной страны. Думаешь, я забыл русский? Я с удовольствием пообщаюсь на языке, на котором здесь со мной не говорит ни одна собака. Так что излагай. Я раньше ждал чего-либо в таком духе, но сейчас отошел от дел и давно перестал трахать мозги себе и окружающим.

Предпочитаю трахать девочек, пока трахается.

Кирочку помню очень хорошо. Бедный ребенок. Думаю, все бесполезно… Но готов помочь, чем смогу. Информация? Легко. Если ответишь на пару вопросов. Боюсь, только информация не сильно поможет. Скажи мне, мой милый друг, как Кирочку звали в детстве, не прозвище, а имя, и почему. И вышли мне, пожалуйста, фотографическое изображение, где ты вместе с ней, и ее фоточку где-то между тремя и семью годами. Ну и тогда задавай любые вопросы.

И еще. По телефону позвонил. Услышал Кирочкин голос. Похоже… Нетерпение. Напор. Презрение. Сила. Только вот поговорить не смог. У меня, видишь ли, проблемы с речью. Нет, не думай, я не дряхлый старик, тебе еще фору дам. Просто недавно приземлился неудачно, парашют не раскрылся, в смысле раскрылся поздно, вернее я раскрыл поздно. Играю с жизнью в свои игры… В общем, был парализован, а сейчас мышцы лица не очень слушаются. Ну да хрен с ними. Девушки и такого любят. Или что там они любят? Деньги, положение, подарки? Ну и черт с ними. Пусть. Мне все равно. Только вот говорю с трудом, понимают только близкие. Да и то больше по губам. Мычу, шепчу, губки вытягиваю трубочкой… Вот так, милый мальчик.

Привет Кирочке. Муслим».

Хотя уже было поздно, набрал Кире.

– У меня для тебя хорошая новость.

– А у меня две. Одна хорошая, а вторая ужасная. С какой начинать?

– С ужасной, – внутри похолодело.

– Мне недавно кто-то звонил. И шипел. Жутко шипел и завывал. И мне даже показалось, что он или оно старалось шипеть мое имя. Я чуть не умерла… Ты чего ржешь, как лошадь, знаешь, как страшно? Кирилл, ты может быть серьезным? Это было что-то жуткое.

– Ладно, ладно извини. Я только что получил письмо от Муслима, это он звонил. Просто он разбился на парашюте и теперь может только так разговаривать.

– Ничего себе разговаривать, – и Кира начала нежно ворчать.

– Хорошо, хорошо. С ужасной новостью разобрались, какая вторая?

– Звонил Данил. Сказал, что у них что-то ночью произошло. Кто-то умер, учитель еле живой уполз в горы, непонятно, то ли умирать, то ли лечиться. Вот так, пусть знают, что нас лучше не трогать. Видишь, все само собой решается.

– Да, пусть знают, – сказал я, понимая теперь, почему меня тошнит. – У тебя есть твоя детская фотка, хоть одна?

– Да, есть. Но на бумаге в альбоме.

– Очень хорошо. Отсканируй срочно и пришли мне. Кстати, а как тебя звали в детстве?

«Доброго дня, Муслим.

Я очень рад, что вы откликнулись.

Да, мой английский хромает. Кира учит меня по мере сил, возможно, через какое-то время будет немного лучше.

В детстве Киру звали Киа, поскольку американцы «Р» не выговаривали.

Фотографии в приложении. Надеюсь, они удовлетворят вас. Если нет, сегодня же заеду к Кире и сделаю другие. (Я немного спешу из-за критичности нашего положения).

Дед Киры, Иван, что-то сделал с Кирой до ее рождения. После, как вам известно, его больше не видели. Очень нужна информация, «что» и «зачем»?

У нас ситуация развивается стремительно. Группа людей, обладающих оккультными знаниями и большими финансовыми возможностями, делает попытки забрать Киру к себе, не совсем понятно для чего. Было несколько попыток похищения. Кроме этого, они воздействуют на расстоянии, пытаясь то сделать ей хуже, то оторвать то, что, судя по всему, дал ей дед Иван. Кира играла в свои игры с жизнью (каталась на сноуборде по горам) и теперь у нее сломан позвоночный столб. Думали, что она не выживет, но сейчас бегает, как новая. Похоже, сила от деда Ивана держит ее в этой жизни. Как только силу хоть на немного отщепляют от нее, Кира становится полностью больной. Во-вторых, что-то внутри нее проснулось и, похоже, началась борьба между частями внутри Киры.

Таким образом, у нас здесь в Москве свои развлечения, которые не дают нам скучать.

Буду благодарен за любую информацию.

Передал Кире от вас привет. Она очень обрадовалась. Вы близки по духу в своих экстремальных проявлениях. Кирилл».

«А вот я не очень рад. У меня, к сожалению (или к счастью, хрен его разберет), нет той силы, которая защищает. Так что в моих интересах рассказать вам, ребятки, что знаю, вернее, что помню, и у каждого своя дорога. Я пожить бы еще не отказался.

Ладно, не кисни. Возможно, все не так плохо. Вещать буду тезисно, а ты уточняй, что нужно. Иначе будем двигаться долго. Ведь ты спешишь? Кстати, в таком деле нет ничего хуже спешки. А если учесть что времени этого, будь оно вашу маму трижды, нет как такового, то спешка, милый мальчик, вообще абсурдна. Но поскольку у нас-то, у невежд, время все-таки есть (припрятали сукины дети), то придется спешить.

Итак,

1. Кира – результат многовекового, но неудавшегося эксперимента различных гуру от парапсихологии. Это с одной стороны.

2. С другой, в ней находится сущность, будь она неладна (большой вопрос, на самом деле, находится ли), которая, выпусти ее наружу, эту бомбу для убогих, разнесет здесь все к чертовой матери (мало не покажется), но сама вероятность, подтвержденная, кстати, некоторыми фактами, является настолько нежелательной, что в свое время были приняты меры для безопасной работы этого ядерного реактора, который, насколько я понимаю, дымит сейчас у тебя под носом, милый друг.

3. Иван отдал ей всю силу, копившуюся многими поколениями посвященных, для сдерживания и управления этой сущностью. Когда Киа была маленькой, сущность, наверное, бездействовала в ней (если она вообще там есть), поскольку видна была только ее бьющая неуправляемым фонтаном глупая детская сила, которой, судя по всему, нечем было заняться. Стоило ей рассердиться или заплакать, вокруг поднималась буря. Очень смешно, как в ужастике. Отец ее так вообще мечтал от нее избавится. Говорил, что в ней дьявол.

4. Кроме того, Иван сбил дату ее рождения, что– бы сложнее было ее найти. Более того, он просил нас после ее рождения удалить ей родинки на теле. Но это бесполезно. Они проявляются снова.

5. Сущность и сила должны находится в постоянном противодействии и не проявляться по отдельности, как в детстве. Пока внутри у Киры все уравновешено, проблем быть не должно.

6. И сущность, и сила являются сами по себе и вместе взятые невероятным лакомым куском для определенных лиц и обществ, которые, вероятно, уже вычислили их местонахождение, как Иван не шифровался.

7. По этой причине Киа была еще к тому же и метазапрограмированна по судьбе, т. е. на человеческом языке это значит, что ей должно чертовски везти, если что-то будет угрожать ее жизни. А именно, она притягивает к себе все, что способствует ее выживанию, будь то люди или обстоятельства. Если сильно рушатся причинно-следственные связи, то за счет выживания Киы, люди вокруг могут дохнуть, как мухи (хороша моя перспективка), если, конечно, они сами не запрограммированны. Как это все работает, и работает ли в Киином случае, не знаю. Скорей всего, работает, если она до сих пор жива.

8. Силу можно лишить сущности – получится сверхчеловек, или типа того, ну точно, конечно, не знаю, что получится. Сила обостряет понимание, способности, видение и проч.

9. Сущность нельзя оставлять без силы. Она из другого мира. Она сначала убьет Киу, чтобы проявиться или полностью завладеет ей. А потом… Никто не знает, что потом. Те, кто хотят получить Киу, или не знают, какая бомба у нее внутри, или знают больше меня и Ивана (что вряд ли), или сильно заблуждаются. Возможно, они (чисто теоретически) и могут получить то, что ищут, но только если останутся живы.

10. Я далеко не уверен, что дело обстоит именно так. Но так считал Иван. Но он тоже мог ошибаться. Никто точно не знает, что там у нее внутри. Может, там что-то зашибенной красоты и смысла. А Киа совсем не изменилась. Я очень хорошо ее помню, этакий бесенок, метающий молнии. Расскажи мне о ней. Если она живет, радуется и печалится, чем-то увлекается, а не крушит и рушит все вокруг, значит внутри у нее равновесие и все нормально. Поведай мне, старому дурню, про это чудо природы.

А если сейчас создается впечатление, что что-то проснулось, это может быть только из-за того, что кто-то или что-то стало сдерживать или забирать силу. Это очень плохо. В такие моменты, по идее, должна включаться программа выживания по судьбе Киы и силы. Сила должна защищаться. А там кто знает.

Пока все.

Не кашляй. Муслим». «Доброго дня, Муслим.

Опасность ситуации, в которой мы находимся, не смогла помешать мне насладиться стилем и слогом вашего письма. Браво и спасибо.

Ниже мои вопросы и комментарии к вашему письму.

1. В чем смысл эксперимента с Киой? Когда эксперимент будет закончен? Со смертью Киы, или это тоже будет еще не конец?

2. В Кие есть какая-то сущность. Сравнительно недавно она или сама проснулась, или ее разбудили.

Ее попытки вылезти наружу нас несколько озадачивают. Наши оппоненты, по косвенным данным от них, считают эту сущность посланником с Сириуса.

3. —

4. Надо было предупредить каким-то образом Кирочку или вложить в ее детскую голову не болтать лишнего. Она сама по достижению половозрелости бросилась делиться знаниями (которые сама  не знает, откуда у нее) и наставлять на путь кого попало. По родинках ее кстати (вернее, некстати – тоже вычислили). Кого с этими родинками ждут? Что за мессию?

5. Проблемы появились со стороны.

6. Иван шифровался, а Кира наоборот.

7. Да, похоже, сила Киы работает. Теперь я начинаю понимать, откуда эти невероятные совпадения, происходящие в последнее время с ней (или с нами). Я, который никогда не верил во всю эту чепуху, приютил Киу, как котенка, за которым гонятся собаки, и теперь у меня руль, а Кирюша расслабленно гуляет у меня по квартире и трется об ноги. Она очень беспечно ведет себя. После каждого нового события (чуть ли не катастрофы), она уже на следующий день заявляет, что можно бросить быть внимательным и зажить дальше разгильдяйской жизнью.

8. Каким образом это можно сделать?

9. Они, собственно, пытаются отделить одно от другого, такие-сякие. Но что они ищут? Для меня этот вопрос ключевой.

10. То, что я видел, это типа розового растения с длинным стеблем и единственным цветком, а на цветке глаз. Это показывает свою головку, когда сила сдвигается с Киры. Отбиваться от врагов это полбеды, может быть, и выживем, хотя с каждым днем все сложнее. Но что делать с этим внутренним строением ребенка (она право ребенок во многих смыслах)? Давать цветку (?) раскрыться или наоборот? Задачка, однако.

Чуду природы надоело быть чудом. Захотелось стать обычной. Дала мне руль своей жизни. Говорит – рули, что скажешь, то я и буду делать. А сама отдыхает. Я понимаю, что это уловка, до поры до времени, ну да ладно, пусть отдыхает. Учу (а что делать, раз просит, никогда не хотел быть учителем) общаться, вести себя. Познакомил ее с альтернативной музыкой, теперь ходим на концерты (ей ближе всего авангард). Она много и хорошо рисовала сама, теперь начал приобщать Киру к фотографии. Пока толком ничего не получается, но ей интересно. Начала тренироваться с тренером по фитнесу. Временами капризничает очень сильно, с топаньем ногами, со слезами, с выкриками. Мне становится страшно за людей, кто в этом повинен. Учит меня английскому с удивительным терпением. Не хочет больше слышать об оккультизме и иже с ним. Но приходится, так как «друзья» вздохнуть не дают. Кирилл».

«Не подлизывайся, я и так весь ваш. Спасибо за фотографии. Получил удовольствие. Кирочка великолепно выглядит. Выражение лица ничуть не изменилось. Да и вообще она, надо признать, совсем не поменялась. Ребенок ребенком. Хулиганка? Береги ее. Будь с ней помягче. Нелегко в себе носить то, что она носит, да еще при этом оставаться такой хорошенькой. А ты, как будто, еще чем-то недоволен. Шучу, старый хрен. Сквозит в твоей речи что-то… Понять не могу что. Сдержанный ты. Я, наверное, сума сошел бы от счастья, от осознания этой бесконечности, которая моя (она ведь сейчас твоя?), в моих руках, да еще и рулить дала. Что с тобой, милый мальчик? Чему быть. А пока живи, наслаждайся, пользуйся моментом, пока он твой. Об ноги, говоришь, трется? Так что может быть желаннее?

Ладно, ваше дело молодое. Влезать не буду.

Теперь по сути. Смотри по пунктам.

1. Суть – сверхчеловек, в котором активизирована работа правого полушария со всеми вытекающими. Эксперимент был закончен еще до рождения Киры, когда поняли, что она станет вместилищем  сущности, и еще поняли, что сверхчеловек – это бред, на нашем этапе развития. Но он (эксперимент), судя по всему, самопродолжается…

2. Назвать эту сущность можно как угодно, в том числе и посланником с Сириуса, дери его маму, сущность сущности при этом не поменяет (как завернул, старый хрен). Названия не несут никакого смысла. Что есть Сириус, и что есть посланник? Ищи суть, а не форму. 

3. —

4. Ну да, тебя среди нас явно не хватало. Не сомневаюсь, ты бы вложил в ее голову все, что надо.

Так оно и должно было случиться. Этому тяжело помешать. Сверхчеловек хочет осчастливить все человечество! А на фига это счастье ему нужно, если оно за тысячи лет так и осталось стадом баранов. Киа, при всей ошибочности своего создания – человечек, так сказать, будущего. С родинками ждут именно его. Посланника, мессию – того, кто укажет путь к освобождению из ада неосознанности, принесет послание посвященным.

5. Это нормально. Если сила работает, она вас выведет.

6. А ты попробуй, поноси в себе бомбу.

7. Хорошо, что работает. Тогда у вас есть шансы. Главное – не мешать. Киина сила обладает самостоятельным сознанием. Ей нужно доверять.

Главное, не дать Кирочке попасть в руки общества или секты. Они аккумулируют силу. Кирина сила огромна, но не бесконечна. И конечно, можно противопоставить ей большую, генерированную группой людей. Вот это будет конец. Или почти конец (всегда есть место чуду).

8. Вопрос интересный, но ответа я, мой милый мальчик, боюсь, не знаю. Я имел в виду, что Кира при этом выживет, да еще и всех нас переживет, а не техническую сторону проблемы. Практически же, сущность, вероятно, можно срыгнуть в энергетическую дыру.

9. Да козлы они. Так такие дела не делаются. А ищут они, так сказать, волшебную палочку, откровение чистого знания, ключ к собственному сознанию, дверь в квантовую многомерную вселенную, что было якобы обещано (черт знает сколько лет тому назад) цивилизацией Сириуса.

10. Цветок, говоришь? Очень интересно. Может, и впрямь там чего путное. В любом случае, люди не готовы это принять. Они извратят все, даже самое прекрасное. Пристроят и приладят это в своих гнусных интересах. Так что пусть он там и дальше остается (у них с силой неплохая компания, поверь мне, вечная борьба, это не самое отстойное развлечение). Когда-нибудь настанет его время, цветочка этого. Можно, однако, попытаться заглянуть в его розовый глаз. Пока не знаю как.

В любом случае, будьте внимательны. Искатели истины так просто не сдадутся. Но!

Кира должна уметь смещать и совмещать реальности. По крайней мере, у нее все для этого есть внутри. Можно попытаться сместить понятие о посланнике. Думаю, сила уже сама работает в этом направлении. Нужно тянуть время и выживать на физическом уровне. Не заводить новых знакомых, не пускать ее одну в многолюдные места, если, как ты говоришь, она такая беспечная, и вообще старайся по возможности находиться рядом с ней. Кстати, если не секрет, как вы познакомились? Можешь не отвечать на этот вопрос. Только если это произошло в тот момент, когда за ней стали охотится, или чуть раньше, или чуть позже, и при не совсем обычных обстоятельствах, знаешь, как бывает, кожей чувствуешь, что-то не так, едрену вошь, а все равно, идешь на поводу, вроде не хочешь, но все с тобой вдруг начинает случаться, возможно (но не более того) ты запрограммирован, т. е. ее сила тебя нашла сама сознательно. В этом случае у вас еще больше шансов на успех. Но если это так, что-то должно быть в тебе, что привлекло силу. Расскажи немного о себе. Особенно о своих самоощущениях. Если ты к тому же и госэ*, т. е. вместилище, и взаимно привлек силу и можешь ее при определенных обстоятельствах вместить, то я вас поздравлю… Но об этом позже. Это слишком было бы хорошо, чтобы быть правдой.

А пока расскажи о себе (самоощущении) и своем отношении (ощущениях) к Кие, и, возможно, я скажу тебе, что нужно делать.

Спеши. Скоро ложусь в клинику на операцию. Боюсь, хрень такую, ужасно. Муслим.

P.S. И развлекайтесь, развлекайтесь, развлекайтесь. Концерты, выставки, творчество, секс до упаду (или до взлету) – это то, что нужно. Разгружайте силу. Чтобы она не парилась над жизненными проблемами, а работала, работала, работала на себя».

Я подумал, что неплохо бы съездить к Муслиму. Вроде и возможность представилась. Необходимо было по работе слетать в Калифорнию. Не столько необходимо, сколько возможно. Это был только повод, вполне можно было решить все по телефону. Тем более, что поездку приходилось оплачивать самому. Стоило подумать о сроках. Да и с визой тоже как-то надо решать. Стоять в очередях в посольстве, собирать документы не хотелось.

«Доброго дня, Муслим.

Я с малолетства тянулся к паранормальным явлениям. Читал, что-то сам пробовал, но все не очень активно. Шизофреником не был. Лет в двадцать прочел о дзэне и как камень с души… Все уже написано, и все стало понятно. «Мир не познаваем. Все наши образы только для бытового пользования. Понятия а-ля душа, развитие и прочая чепуха – на помойку». Так и жил до последнего времени. Чувствовал, что нужно держать внимание, держал, насколько удавалось, а больше ничего не делал.

Мы с Кирой познакомились в интернете. Отдыхая на Канарских островах, Кира оказала услугу африканцу, который в знак благодарности отвел ее туда, куда вход простым смертным, в особенности белым, воспрещен, к их жрице. В комнате со свечами, обвешанной соответствующей атрибутикой, женщина на никудышном английском рассказала, что Кире, для того чтобы выжить, надо найти воина, отличить которого нужно по тому, что он скажет при первой встрече: «… Готов помочь, вместить, и разделить, и защитить». Так оно и случилось. Правда произнесено это было по телефону. Причем я совершенно не понимаю, к чему я это сказал. Как будто кто-то меня заставил. Кто-то, кто внутри меня. Встретились, однако, мы не сразу. Какое-то время переписывались и перезванивались. Она то в больнице лежала, то в горах на доске каталась… Весной, с помощью везения и с моей помощью ей удалось вернуться. С той поры мы более-менее вместе (у Киры есть муж или друг, но они живут в разным местах). Она утверждает, что я кладезь пустоты, что у меня ее туча. Я не особо в этом разбираюсь, но постепенно приходится вникать, чтобы выжить. Я много времени уделяю работе, остальное время – Кире. Она вязкая как мед, в ней тонешь постепенно, двумя словами – мистика и чепуха. Ну а любовь-морковь, присутствует, конечно.

Желаем удачной операции. Мужайтесь.

Вопрос с этим розовым цветком нужно как-то решить. Я не уверен и очень не уверен, что раз он цветок, то он не кровожадный. От него идет дух – не от мира сего, фиг знает, что у него на уме. Для начала хотя бы теоретически решить. Он постепенно просыпается. То ли его держать силой. То ли наоборот – силу отщепить на какое-то время, пускай растение живет снаружи и делает свои дела. То ли действительно его скинуть куда-нибудь (в пустоту, наверное). Тогда Кира станет сверхчеловеком. Но мы не будем просвещать человечество, а поступим мудро: поедем купаться, в горы в экспедицию, будем пить вино и дышать полной грудью и прыгать с обрывов на велосипедах, и читать стихи, и фотографировать небо, и плевать на все. Вопрос, однако.

Она меня меняет, сама этого не замечая. Меня крутит и выворачивает. И это не только просто любовь-морковь.

Спасибо за помощь, Кирилл».

Вечером позвонила Кира. Запыхавшаяся, но вполне веселая. Только что на улице люди в штатском попытались проверить у нее документы. Документов у Киры, конечно же не оказалось, и они пригласили проехать с ними в отделение милиции, до выяснения. Она убежала.

– Как же ты убежала от мужчин? Они что, старые и немощные?

– Нет, Кирюша. Они были обычные, лет тридцать-сорок, наверное. Ты меня с этой стороны еще не знаешь, я очень быстро бегаю.

Я не представлял, что и думать. Может, это случайность? Или ждать новых неожиданностей? То, что за Кирой время от времени ходил какой-то человек, мы уже более-менее привыкли. Я рассматривал такую слежку, как своеобразный вид охраны. Единственное, чего мне очень не хотелось, так это чтобы они составили распорядок жизни Киры. Поэтому она по моей просьбе ходила в спортклуб разными дорогами, пускай даже самыми замысловато-длинными, и к тому же в разное время. Тем более я убежден, что так нужно поступать и тогда, когда никто за тобой и не идет по пятам.

«Да, Кирилл, это не просто любовь-морковь. Все что ты рассказал – более, чем любопытно. И очень обнадеживает. Во-первых, ты однозначно госе*, как Кира говорит, пустота, я называю это вместилищем. Во-вторых, пустота активная, (обстоятельства вашего знакомства, и твой дзен говорят об этом с полной определенностью). Вы с Кирочкой созданы друг для друга. Вот такая, милый мой мальчик, загогулина у вас получилась. Ты с ней обретешь смысл, а она найдет суть. Вместе вы непобедимы, будь я неладен. Ни при каких обстоятельствах не расставайтесь. Терпите друг от друга все – ложь, измену, непонимание. Все это житейское, приходит и уходит. Будьте выше этого. Вы можете ссориться и расставаться на какое-то время, но должны понимать, что друг без друга вам никак нельзя, и возвращаться снова. И никаких обид. Ее обиды будут разрушать тебя, твои – лишать ее силы.

А теперь о том, что делать – программа максимум (на тот случай, если я покину этот чертовски занимательный мир).

«Отщепить растение и дать жить», как ты говоришь, нельзя. Без Киры оно не может существовать, поскольку проявиться может только через нее, и не имеет в себе «физики нашего мира». Так что об этом забудь.

«Скинуть в твою пустоту» можно, но пока чисто теоретически. Во-первых, ты должен научиться управлять своей пустотой. Во-вторых, сущность проявит сильное противодействие. В-третьих, неизвестно как поведет себя мгновенно высвободившаяся сила, которая только тем и умеет пока заниматься, что сдерживать сущность. Это надо делать очень постепенно, чтобы высвобождаемая сила успевала себя осознавать.

Но сейчас перед вами стоят проблемы далекие от чистого искусства. Нужно выжить. И поэтому первое, что вы должны сделать, это – освободиться от преследования, мать их в засос. (Ты, к сожалению, не написал мне, умеет ли она смещать реальности, или мой вопрос не прозвучал вопросом). Поэтому для начала нужно спрятать ее в себе. Ту часть ее, которая выдает в ней ее особенность. Твоя пустота легко справится с этим. (Вообще, ее сила сама договорилась бы с твоей пустотой, и все могло бы произойти и без вашего участия, как ни унизительно это признать, но это процесс длительный в нашем измерении, лет тридцать они друг друга искали, теперь лет пятьдесят будут договариваться). Здесь только один подводный камень, будь он неладен. В момент сокрытия в пустоте ее «выпирающей» энергетики не засосать ее жизненные силы, а то она обессилит раньше, чем ты сумеешь осознать это.

Все это можно делать, входя в состояния транса, медитации и т. д. Но, возможно, ты, если действительно любишь, сможешь забрать силу и во время ее сна. Выключи внутренний диалог и со вдохом забирай ее силу, на выдохе ничего не делай, почувствуй, как она аккумулируется в тебе. Когда заберешь все, или больше не способен будешь забирать, только после этого начинай на выдохе заполнять Киру своей пустотой. Не спеши, делай все спокойно и толково. С первого раза может не получиться. Но не сдавайся и результат не заставит себя ждать. Только Кирочке не говори. А то будет думать не о том, и мешать своими мыслями процессу – женщина есть женщина, хоть и сверх, будет хотеть сделать как лучше, а в итоге обязательно помешает. Если все получится, она на мгновение должна потерять сознание или почувствовать головокружение или что-то в этом роде. Со стороны это будет выглядеть так, что она стала обычным человеком – без силы и без посланника. Не мешайте преследователям, хрень их, горе посвященным, в этом убедиться – она будет чувствовать влияние и постороннее присутствие в голове – пусть терпит. Ты при этом останешься прежним, пустота твоя тем и хороша, что бездонна – что туда ни попадает, уже никак себя не проявляет. Тебя тоже могут попытаться прощупать – не бойся, они ничего не найдут. Если ты все сделаешь правильно, от вас отстанут – им некогда размениваться, они начнут искать в другом месте и строить новые теории. Носить тебе все это (что засосал) в себе постоянно нельзя – для тебя опасно, для нее смертельно. Нужно время от времени возвращать ей это назад, ненадолго, как получится. Ну, а когда вы будете в безопасности, нужно вернуть ей все это хозяйство и забыть.

И еще. Точно так же можешь попробовать уничтожить сущность (я не брал бы такой грех на душу). Но только тогда, когда вы будете уже в безопасности, когда ей все вернешь и изрядно натренируешься. Процесс более сложный. Нужно представить, что эта сущность состоит из множества малых – цветок со множеством лепестков, и каждый раз отщеплять и засасывать только по одному. Лепестки при этом могут не отрываться, в смысле, сопротивляться. Что ж, каждый раз с новой силой… Лепесток должен просто исчезать в тебе. После каждого такого раза Кирочка, возможно, будет буянить, или… Не знаю. Но готовься к самому худшему. И силу нужно сразу чем-то занимать.

Но лично мое мнение – сущность убивать не надо. Пусть Киа живет как жила – с борьбой внутри. Так она уже, по крайней мере, жила, и, как я понял, неплохо, а что будет, если вмешаться, никто не знает. Решайте сами.

Кирочке привет. Пока дома. Спасибо за поддержку. Все равно боюсь, хер старый. Наверно, просто жить хочу. Но конец чувствую. Ну и… Надеюсь, там тоже неплохо.

Удачи. Муслим».

Я регулярно передавал Кире приветы от Муслима и частично рассказывал о нашей переписке. Но она относилась к Муслиму не так хорошо, как я. Была сильно на него обижена, ворчала, что Муслим ее бросил на произвол судьбы еще в детстве, она чуть не погибла, а теперь, когда мы сами его нашли, видите ли, воспылал желанием помочь. Возразить было не просто. Действительно, странной была эта история.

Один– два раза в неделю у Киры отнималась левая рука. Онемение начиналось ночью с пальцев, переходило на кисть, поднималось к плечу. Нашими стараниями или само, точно сказать невозможно, онемение проходило к вечеру или к утру следующего дня. Хорошо, что пока этот процесс не развивался дальше плеча, ведь недалеко сердце. С чем связано онемение? Возможно, это снова учитель взялся за старое, но по-новому, или это цветок так себя проявляет, хочет выйти, пробует силы. Глядя на Киру в бесконечности, я видел, какие немыслимые кульбиты выделывает розовый цветок внутри саркофага. Чем он там занимается? Чего хочет? В чем его цель? Кто подскажет? Никто, наверное. Надо самому что-то решать. Спасибо Муслиму, немало туману разогнал. Но решать что-то надо самому и тянуть, я чувствую, не стоит. В бесконечности была и еще одна сила, белая масляная звезда, которая появилась уже более месяца назад, и до поры у меня не было никаких соображений, кто это или что это и зачем это она тут висит. Я пытался прочувствовать звезду. Мне казалось, но я не был уверен на сто процентов, что это человек с огромной личной силой. Однако этой информации было недостаточно для моего спокойствия. Я подбирался к проблеме и так и этак, но, увы, безрезультатно.

Обзвонил знакомых спортсменов: может, кто собирается на соревнования в Америку? Оказалось, как раз вовремя – народ улетал на коммерческие турниры. Отдал менеджеру паспорт и бутылку коньяка. Пришлось, правда, еще поболтать о том о сем, повспоминать, поностальгировать, даже чего-то пообещать…

Пожалуй, пришло время спросить у Муслима разрешения приехать в гости. Наверное, стоило сделать это раньше, но я почему-то не решался. Возможно, из-за туманов и моросящих дождей в Москве этой осенью, которые нагоняли состояние неопределенности и нерешительности.

«Большое спасибо за советы. Начинаю (ем) пробовать.

Терпеть – друг от друга – будем, это не сложно. Но проблем с изменами не должно быть из-за моего приветствия свингерства, о чем красавица в курсе, но сама пока на эту стезею не встала. Да, к сексу Ки-рочка относится без предубеждений (почти).

Да, Киа умеет смещать реальности.

Ситуация с внутренним строением Киы выходит из-под контроля силы. С цветком этим нужно что-то делать. Поэтому был бы рад любой информации об этом чуде. Откуда он там? Буду рад всему, что есть по этому поводу.

Кирочка помнит трех человек, которые опекали ее лет до восьми, один из них вы. Очень хотелось бы взглянуть на вас сейчас. Вы не могли бы прислать свое фото?

Что за операция вам предстоит? Возможно, мы сможем чем-либо помочь. Были бы рады.

Вероятно, у меня будет возможность слетать в Америку, в Калифорнию. Необходимо кое с кем встретиться и обсудить ряд вопросов, уладить дела где-то недалеко от Лос-Анджелеса. Если вы не против, я был бы рад вас навестить.

С уважением, Кирилл».

Несмотря на недомогания Киры и мою занятость, мы не пропускали интересных концертов и выставок. В Москве – большой выбор разнообразных мероприятий. Нужно только узнать что, где, когда – и отправиться туда. Я старался отвлекать и развлекать Киру, как мог. Мы ходили в театры, в кино, на концерты, на всевозможные выставки, в том числе и на выставки фотографий. Там, однако, хотя и было интересно, моя надежда приобщить Киру к серьезной профессиональной фотографии умирала вместе с моими рассказами о том, как делаются по-настоящему хорошие фотографии и как выглядят аксессуары. Кира не могла понять и принять фотоаппарат, который не помещался в кармане, хотя карманным цифрови-ком фотографировала очень неплохо – видение мира у нее было оригинальным и сильно отличалось от других.

Сделал попытку приобщить ее к творчеству Гребенщикова. Не буду описывать свое отношение к БГ – оно крайне неоднозначно. Скажу лишь, что я стараюсь следить за его работой и сравнительно часто хожу послушать Аквариум живьем. В один из дождливых вечеров поехали в «Б-2» на концерт. Наблюдая за Кирой, я понял, что это не для нее. Хотя она ничего плохого о концерте и не сказала, было очень заметно, что скучала и делала заинтересованное лицо только ради меня. Ее ухо, судя по всему, не радовали достаточно простые и однообразные гармонии музыки Аквариума. К тому же музыканты нередко фальшивили. Кажется, больше всех удовольствие от концерта получал сам БГ. Но, тем не менее, нам было интересно. И если, как считают многие посвященные, человек питается, прежде всего, впечатлениями, наш рацион был богат и разнообразен.

«Я буду рад, если ты сможешь навестить меня. Тем более, что у меня к тебе есть дело, которое можно и нужно решать только с глазу на глаз. Мой дом в Сан-Диего. Это совсем рядом с Лос-Анджелесом.

Так ты, мой милый мальчик, еще и свингер? Типичный госэ. Я тоже свингер. Был когда-то свингером. Правда, когда я им был, слова такого еще не было. Тебе очень повезло, что Кира это терпит. Вообще, такие, как она (бандитские и сильные натуры) не терпят конкуренции и уничтожают на своем пути каждого, кто им мешает. Видать, сильно любит…

Значит так. Если она работает с реальностями, пусть попробует сбить след. Ничего объяснять не буду. Ей виднее, что она может сделать. Возможно, что и ничего. Но это и необязательно, если ты ее накроешь.

Далее немного теории (из практики). Я надеюсь, ты не думаешь, что если ты проделаешь процедуру перекачки, о которой я писал в прошлый раз, то в нашем физическом пространстве твоя пустота и ее сила поменяются местами? Каждый останется при своих. Для таких понятий не существует пространства и времени. Они находятся над. Просто ее сила перестанет выпирать. Неважно, как и почему. Абстрагируйся. Это не нужно понимать, это нужно принять. То же самое относится и к сущности. Мы говорим, что сущность – внутри Киы только потому, что она (сущность) может проявиться через Киу и ищет выход (или вход) через Киу в силу Кириных особенностей, которые были созданы или развились сами. А сила, которая проявляется через Киу, ей (сущности) мешает. Вот и все. Если ты госэ, то это значит, что пустота (просто термин такой, указывающий на определенное проявление недоступного нашему пониманию мира) в силу твоих особенностей проявляется через тебя. И это вовсе не значит, что внутри у тебя пусто, а значит, что в сознании твоем есть дверь в недоступное, бездонное и бесконечное. А все вытекающее – лишь побочные явления. И если ты видел внутри Киы цветок, так это реакция нашего физического мира на проявление другого (мира) под воздействием силы. С прекращением действия силы, ты увидишь совсем другую картину (или никакой), которая будет являться тоже лишь реакцией, потому что наше сознание отображает лишь реакцию, а не сам объект. Но главное, нам это все равно ничего не даст, потому что мы не сможем этим воспользоваться в силу своей ограниченности.

Так что твой вопрос «Откуда он там?», ответа не имеет, потому что его там нет, пока его не начать оттуда доставать. Вдумайся в эту фразу, и ты сразу все поймешь. И с силой, в общем, так же. Она никак себя не проявляет, пока Киа спокойна, здорова и счастлива, и никто на нее не нападает. Правда, Киа может ей пользоваться, если сознательно ее привлекает и знает, как это делать (точно так же, как ты можешь использовать свою пустоту), но это уже совсем другая история. И здесь нужно учитывать, что речь уже пойдет не о силе и пустоте, как таковых, а об их реакциях, т. е. проявлениях, способствующих расширению сознания, едрена мама.

Хрен старый, совсем задурил тебе голову. Извини, мой милый мальчик, как могу. Голова моя тупая, уже ни на что не годится. Боюсь, что только запутал тебя в конец. Ни черта, небось, не понять. Но ты попробуй прочувствовать. Ты же госэ. Просто прочувствуй, вмести и раскройся. Правильное решение придет само. Ты его притянешь.

И еще. Совет. Избавитесь от врагов – забудьте все это как страшный сон. Живите, дышите полной грудью. Наслаждайтесь друг другом и миром вокруг, и не забивайте себе голову. У вас будет все, что надо, пока вы вместе.

А что касается операции, вы мне можете помочь только добрым словом и чистой мыслью. Не хочу говорить о болезнях, ну их к дьяволу. Только в моем возрасте любая операция опасна. Продержали три дня в клинике и выпустили. Говорят, не выдержу я операции. Это я с виду, как свежий огурец, а внутри уже почти сгнил.

Фоты высылаю. Любуйтесь. Муслим».

«Доброго дня, Муслим.

Большое спасибо, за то понимание (хотя и недостаточное), которое теперь есть у меня.

Есть два вопроса, которые не имеют даже приблизительных ответов. Возможно, Вы поможете пролить немного света в темную мою душу.

Первый, почему подавляющее большинство людей, которые занимались самопознанием и саморазвитием (в том числе и Вы) на какой-то стадии забивают на все эти благие намерения и предаются радостям жизни на полную катушку.

Второй. Если я правильно Вас понял между строк, Вы также госэ. Я еще несколько месяцев не знал о пустоте. О госэ я узнал только из Ваших писем. Вопрос, собственно, в том, что это за качество? Есть ли какие-либо рекомендации, что делать госэ, и чего делать не стоит, какие это качество дает возможности и какие ограничения?

В первых письмах Ваше настроение было намного более бодрым, чем в последних, после посещения больницы. Мой не столь уж малый опыт показывает, что врачам сильно доверять не стоит. (Можно себя очень замечательно чувствовать и при их запугиваниях и кислых минах).

Желаю чувствовать себя лучше всех врачей, Кирилл».


Содержание:
 0  Тени : Елена Колесник  1  Глава 1 : Елена Колесник
 2  Глава 2 : Елена Колесник  3  Глава 3 : Елена Колесник
 4  Глава 4 : Елена Колесник  5  Глава 5 : Елена Колесник
 6  Глава 6 : Елена Колесник  7  Глава 7 : Елена Колесник
 8  Глава 8 : Елена Колесник  9  Глава 9 : Елена Колесник
 10  вы читаете: Глава 10 : Елена Колесник  11  Глава 11 : Елена Колесник
 12  Глава 12 : Елена Колесник  13  Глава 13 : Елена Колесник
 14  Глава 14 : Елена Колесник  15  Глава 15 : Елена Колесник
 16  Глава 16 : Елена Колесник  17  Использовалась литература : Тени



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.