Фантастика : Социальная фантастика : Кострецкий Игорь Игоревич : София Кульбицкая

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Кострецкий Игорь Игоревич

Тут, ребята, в моём стройном и чётком повествовании появляется огорчительный пробел.

Как я ни старался, мне не удалось выискать в Сети ни единой вкусненькой подробности… да что там — вообще никакой «левой» информации ни о молодых годах и становлении нынешнего главы ИБР, ни даже об истории создания перевернувшего Россию альянса. (Что лишний раз говорит об удивительной расторопности, прозорливости и уме этого — не побоюсь сказать — великого человека.)

Итак, в нашем распоряжении только официальная фактология — выдержки из глянцевых интервью да идеально-безликая биография, чьи данные любой из вас может и сам оттарабанить чуть не с пелёнок.

Зацепимся же за кое-какие из дозволенных фактов.

Партия Здоровья России (ПЗР) была основана в 2028 году. В общем и целом её нехитрая программа скорее стелилась под, нежели предугадывала и формировала наиболее живучие в тогдашнем обществе мыслеформы («экологичность бытия», «культ здоровья и привлекательности», «укрепление генофонда нации» и проч.) Увы, даже такая предприимчивость — вкупе с фантастической (уже тогда) харизмой юного, но прыткого организатора — неспособна была забросить начинающую партию слаболиберального толка на достаточную для её амбиций высоту.

Жёсткий реалист Кострецкий хорошо это понимал — и отсиживался пока в оппозиционном тенёчке, обтираясь возле настоящей власти, как хмель вокруг могучего ствола (и с удовольствием пользуясь привилегиями, которые даёт такое положение).

Это, однако, не значит, что достигнутое его удовлетворяло.

«Мы пойдём другим путём» — любил цитировать он старых мастеров. Что под этим подразумевалось, он до поры до времени держал при себе. Благо время работало на него. Его политический и человеческий расцвет пришёлся ровнёхонько на т. н. «крах Института Преемничества» (тема предыдущей лекции), а, стало быть — все светофоры пригласительно горели зелёным. У него было всё — могучая работоспособность, стальная воля и мозг шахматиста в сочетании с непрошибаемым обаянием. Не хватало самой малости: нужен был какой-то неожиданный ход, нечаянное и одновременно хорошо подготовленное чудо, что-то вроде пружины, встроенной в подошвы кроссовок опытного прыгуна, — словом, то, что сам Кострецкий, сокрушительный патриот в гостиных, обозначал про себя ёмким иностранным словом «шокинг».

Как должен выглядеть этот «шокинг» и где его ловить, он пока не знал. Но опыт всей его двадцатитрёхлетней жизни говорил, что удобная возможность непременно появится — надо только не проглядеть её. К моменту «Х» всё давно было подготовлено, оставалось только вставить в картинку недостающую деталь.

С появлением Гнездозора пазл сошёлся.

Случайно познакомившись с ним на какой-то закрытой, но уютной вечеринке, Кострецкий, подобно пушкинской Татьяне, сразу понял: «Вот он». Эту удивительную фигуру как будто Бог создавал специально и эксклюзивно для ПЗР. Так и не разгаданный наукой феномен смотрелся живой иллюстрацией к программе партии, которую ему вскоре предстояло возглавить, — что, как мы знаем, бывает крайне редко, а, лучше сказать, никогда не бывает. Плюс его бешеная популярность у народа — что-то в этом роде Кострецкому и блазнилось в его потаённых мечтах.

Оставалось только, как в известном анекдоте, уговорить самого кандидата. Но тут всё получилось на удивление легко. Занятная, но несколько однообразная светская жизнь к тому времени начала уже всерьёз поднадоедать Гнездозору-Бессмертному, даром что он, в отличие от прочих, мог пользоваться её радостями без малейшего ущерба для здоровья. Поразмыслив (Игорь дал ему на размышление три дня), он здраво рассудил, что, пожалуй, политика способна доставить ему куда более острое и утончённое удовольствие.

На том и порешили.

Не стоит, однако, думать, что Александр готовился стать эдаким шахматным королём, фиктивным администратором, бабой на чайник. Всё-таки он был куда старше, чем выглядел, а, значит, и мудрее. Не будем умалять его заслуг. С самого начала своей политической карьеры он очень активно участвовал в работе Думы — и уже тогда многие с уважением отметили, что Бессмертный Гнездозор, оказывается, не только патологически здоров телом, но и рассуждать умеет на редкость оригинально.

Вспомним хотя бы зловещий «антитабачный» 30-й, когда кривая смертности среди граждан репродуктивного возраста резко пошла вверх. (Я не говорю о серии сенсационных самоубийств крупных табачных магнатов, не успевших вовремя сориентироваться. Но что есть, то есть — многие заядлые курильщики не выдержали столь резкого перехода к здоровому образу жизни и прямиком отправились на тот свет. «Лес рубят, щепки летят», как шутил по этому поводу один мой знакомый, историк-эксцентрик. Я-то, сам куряка отменный, не скопытился только в силу профессии (избавление от зависимостей — мой конёк). У наркодилеров, конечно, можно всё что угодно достать. Но как-то не хочется на старости лет связываться с криминалом. Да и попросту денег жалко — запрещённое-то, сами знаете, нынче ой как недёшево. Да и здоровья тоже, кто его знает, что они там пихают в свою загадочную «продукцию».)

Так вот, ребята, тот шокирующий (но всё же принятый, принятый в десятом чтении!) законопроект был одним из первых заметных шагов будущего президента на политическом поприще.

Словом, этот алмаз ещё требовалось огранить. К счастью, Александр, даром что ему перевалило за полтинник, оказался очень прилежным и понятливым учеником. Уже к началу предвыборной кампании он:

— научился выражать свои мысли чётко, быстро и уверенно, не сбиваясь на «э-э-эээ»;

— снял увесистые роговые очки (лёгкая близорукость была, пожалуй, единственной брешью в несокрушимом здоровье Бессмертного); после нехитрой процедуры лазерной коррекции во взгляде нового лидера ПЗР появилась несвойственная ему прежде твёрдость и проницательность;

— сменил свою фирменную застенчивую улыбку (милую, но давно отработавшую своё) на другую — загадочно-лукавую и чуточку дерзкую, гарантированно прошибающую сердца как женской, так и мужской части электората;

— перестал навязывать россиянам шокирующие законопроекты, несомненно полезные, но никак не способствующие его популярности — их время ещё не пришло;

— и многое, многое другое. Итак, Кострецкий лепил своего хозяина жёсткими, аккуратными и опытными руками, благодаря чему тот постепенно сумел присоединить к своей сомнительной славе нечто куда более ценное — доверие народа — и, когда пришло время баллотироваться в президенты от Партии Здоровья, лишь чуть-чуть не добрал до заветного большинства.

Спустя 35 месяцев установленного МСГГ стандарта — в самый разгар очередной предвыборной кампании — некто изобрёл, а затем искусно довёл до сведения масс следующий не лишённый смысла слоган: «Посмотрите на ваших кандидатов. Полистайте их медицинские карты. Вот во что они превратили себя. Вы хотите, чтобы то же самое они сделали и с Россией?» Упомянутые карты без труда можно было раздобыть в Сети — отличная хакерская работа. Впрочем, все хворобы власть имущих и без того прекрасно отражались на их серых, усталых, морщинистых лицах с тусклыми, воспалёнными глазами.

Кто стоял за этой гнусной акцией? Пусть это останется на его совести. Как бы там ни было, на сей раз хорошо подготовленное чудо действительно свершилось — кандидат от Партии Здоровья Александр Гнездозор наконец-то возглавил наше с вами, ребята, государство, ну, а Кострецкий, соответственно, получил вожделенный портфель министра государственной безопасности.

Не будем останавливаться на первом сроке их правления — там не происходило ничего, достойного связного рассказа. Перейдём сразу к главному.

5 мая 2036 года — запишите, ребята, эту роковую дату — страну сотрясло неожиданное и страшное событие, при мысли о котором даже и теперь, по прошествии пятнадцати лет, волосы встают дыбом. Именно с этого дня мы начинаем (устный, вы понимаете) отсчёт новой эры.

В народной же памяти он, видимо, навсегда останется «Днём Семи Смертей» — днём траура.

Итак — в эту чёрную пятницу сразу семеро известнейших персон России были обнаружены мёртвыми в их дорогих, роскошно обставленных квартирах. Назовём имена этих мучеников истории — людей, которые (пусть и вовсе не желая того) отдали жизни за вашу счастливую юность:

— Виталий Щукин, лидер крайне левых;

— Эндрю Невский, лидер крайне правых;

— Амёба, эстрадный певец;

— Ольга Федотова, патриотическая поэтесса;

— Пётр Иванович Сидоров, олигарх;

— Лика Рыбина, телеведущая;

— Гарик Образец, мистер Россия-2036.

Все семеро — красивые, богатые и одарённые, здоровые и молодые. Были… Огромная потеря для нашей культуры, экономики и политической оппозиции. Торжественную, пышную гражданскую панихиду, состоявшуюся, как положено, на третий день, сочла своим долгом посетить вся московская интеллигенция, а более камерные поминки — весь столичный бомонд. Отметился там, естественно, и Кострецкий (одновременно интеллигенция и бомонд). Гневно потрясая перед камерами добела сжатым кулаком, с которого посвёркивал крупный бриллиант, он на всю Россию поклялся найти убийцу или убийц и страшно отомстить. (В том, что это — именно убийство, никто не сомневался: уж больно странно выглядело в одночасье потухшее созвездие. И что с того, что ни на одном из тел не обнаружилось ни единого следа насильственной смерти, а знаменитые на всю Россию телефейсы были разочаровывающе спокойны и даже, можно сказать, умиротворены. Всё это только сильнее подогревало общий ужас, гнев и любопытство).

Выступление президента Александра Гнездозора было куда более сухим и сдержанным — он всего-навсего пообещал россиянам принять самые решительные меры к оздоровлению нации. И принял. Несколько дней спустя был смещён с поста министра здравоохранения и отправлен на пенсию Илья Иванович Мазурин — тихий благостный старичок, которому, судя по счастливому выражению лица на первых полосах центральных газет, и в эротических снах не снилось отделаться так дёшево. На его место был назначен новый, молодой и бойкий, с модельной брюнетистой стрижкой и длинными накладными ресницами — что сразу выдавало в нём протеже Кострецкого. Неумеренно красуясь перед камерами, он выразил жгучую готовность в ближайшее же время заняться этим делом вплотную — и устроить самое тщательное расследование… то есть, конечно, исследование, какое только доступно современным жрецам науки с их скромными, ограниченными госбюджетом возможностями.

Несколько дней спустя в прессе снова выступил Игорь Кострецкий — уже не в качестве популярного богемного персонажа — но как официальное лицо, чьего ведомства случившееся, может, и не касается напрямую, а всё-таки отбрасывает на него неприятную тень. Он призвал российскую и зарубежную общественность не поддаваться панике — и не придавать особенного значения прискорбной случайности, заставившей несчастных звёзд в один и тот же день скончаться то ли от сердечного приступа, то ли ещё непонятно от чего. При этом он поминутно прикрывал рот ладонью, скрещивал ноги, заводил шальные глаза куда-то влево и вверх — в общем, старательно делал всё то, что и должен делать нагло врущий человек, если, конечно, верить познавательной статье «Язык мимики и жестов», ссылку на которую — по ещё одной странной случайности — как раз в то утро обнаружили в своих почтовых ящиках перепуганные москвичи.

Что за рассылка?.. Кто-то по привычке сразу отправил полученное в «спам» вместе с другим рекламным мусором, — а кто-то от нечего делать и просмотрел. Эти-то умники, видимо, и распространяли странноватые слухи, которые очень скоро просочились за пределы столицы — и расползлись по самым тихим и укромным закоулочкам России.

Дескать:

— Кострецкий-то недаром юлит. Мотивы этого циничного убийства, которое он сам и спланировал, ему хорошо известны;

— … равно как и его способы, а также то, каким образом столичным властям удалось так быстро и дёшево очистить город от бомжей (достижение, которое тоже ставили Гнездозору в заслугу), и сколько их сгинуло в жутких катакомбах Института, в недрах секретной лаборатории, где огромный штат медиков, химиков и генетиков под руководством самого И.И. «обкатывал» то ли новый страшный вирус, то ли яд, то ли по спецзаказу вывезенную с неких необитаемых островов бактерию, убивающую в течение часа (в народе её тут же окрестили кострециллой);

— Это было хорошо замаскированное, но радикальное средство обезглавить оппозицию;

— Нет, это был громкий акт устрашения свободного российского народа.

Несмотря на явную фантастичность и глупость всех этих сплетен, очень скоро они начали казаться правдой — особенно после того, как скандально известный NN, скандальный журналист, сделавший себе скандальное имя на скандальных разоблачениях скандальных персон, попытался порассуждать на эту скандальную тему на первой полосе своего скандальнейшего издания. По многократному опыту он был полностью уверен в своей скандальной безнаказанности. И действительно, скандальная статья вышла в свет без каких-либо скандальных помех. Однако в утро её выхода несчастного скандалиста — а вместе с ним и главреда скандальной газеты — нашли мёртвыми в их кабинетах (от внезапной остановки сердца, как выяснилось в дальнейшем).

К чести нашей прессы, понадобилось не менее пяти-шести аналогичных случаев, чтобы та, наконец, перестала вылезать с ненужными и никому неинтересными разоблачениями.

Таким было детство нашей счастливой эпохи.

Затем начался её пубертатный период — когда смертей вдруг стало слишком много. Едва ли не каждый день кого-то находили умершим в постели, в кресле перед ноутбуком, за обеденным столом, — причём, что самое неприятное, теперь это были уже никакие не знаменитости, а самые обычные, никому, кроме самих себя, не нужные россияне. Владельцы ритуальных агентств до сих пор вспоминают то время со светлой ностальгией. На неудобные вопросы зарубежных журналистов (ничего не знающих о кострецилле, а потому бесстрашных) глава ИБР Игорь Кострецкий без тени смущения снова и снова повторял, что, мол, им лучше обратиться за разъяснениями в Минздрав — или хотя бы к начальнику московской санитарно-эпидемиологической службы.

С другой стороны, оставить вопрос совсем без комментариев было бы тоже как-то неловко. Едва дождавшись окончания официального траура, телеканал «333» (ныне — Первый Государственный) запустил очередной широкомасштабный проект — цикл научно-популярных передач, куда согнали учёных всех видов и мастей, от радикально-лысых физиков до сплошь заросших седой волоснёй астрологов, чтобы они подробно и доступно — каждый со своей колокольни — обосновали причины «чумы 21 века». Было там и вправду много чего любопытного и познавательного, особенно версия генетиков о «новой расе» и заложенном в её ДНК механизме самоустранения «человеческого брака», — а также выступление одного маститого богослова, объяснившего телезрителям, что, дескать, ввиду наступления новой (счастливой!) эры Всевышний попросту очищает землю от накопившегося за тысячелетие с лишним хлама, — вот так же, как мы, готовясь к весенне-летнему сезону, устраиваем в квартире генеральную уборку.

Кстати о богословии. Сегодня любой первоклашка, разбуди его хоть в четыре часа утра, оттарабанит вам, что Бессмертный Лидер (или, если угодно, Александр Последний) имеет божественное происхождение — то есть, проще говоря, является сыном Господа от земной женщины. История знавала схожие примеры. Правда, стоит заметить, что предшественнику Александра повезло куда меньше — у него не было под рукой Игоря Кострецкого, который наглядно и доступно растолковал бы людям истину. Ведь и теперь не всё шло гладко — некоторые особо закоснелые в своём упорстве ортодоксы поначалу даже пытались устраивать в храмах акции протеста вплоть до групповых самосожжений. Однако с тех пор, как новый религиозный догмат официально подтвердил сам Патриарх Всея Руси Мельхиседек II (сменивший на своём посту несчастного Мельхиседека I, в один прекрасный день рухнувшего замертво прямо посреди воскресной службы), ничто уже не мешает ему (догмату) уютно гнездиться в сознании российского народа, за долгие демократические десятилетия истосковавшегося по надёжной и по-настоящему крепкой власти.

Да и вообще мы довольно быстро привыкли к новому порядку вещей. Привыкли щепетильничать и не выдумывать лишнего. Привыкли не верить официальным новостям — но чуть не из воздуха конденсировать и активно распространять повсюду свежие статьи УК (Устной Конституции). Привыкли к тому, что палачом-ибээровцем с крохотным шприцем в складке рукава может оказаться любой — твой сослуживец или лучший друг, ребёнок или жена. Кстати, именно это нововведение оказалось для многих тяжелее всего. (Для многих, но не для меня. Я человек одинокий, замкнутый, и, если мне и грозит что-то подобное, то только на научных симпозиумах и конференциях, — а я всегда считал такую смерть (на рабочем месте, да ещё на виду!) почётной и завидной).

А теперь вопрос к аудитории:

Для чего понадобился Гнездозору — Кострецкому такой хитроумный, сложный и запутанный способ захвата власти — при том, что все силовые рычаги и так уже были на тот момент полностью сосредоточены в руках всемогущего Игоря Игоревича?

Ну-ка? Кто хочет ответить? Может, вы, молодой человек со стразом в языке?

(С третьего ряда нехотя поднимается настоящее дитя своего времени — здоровый лобешник с длинными, красиво уложенными белыми локонами до плеч, синими ресницами и чётко очерченными ярко-алыми губами — и, лениво ворочая язычищем, которым он только что шерудил куда быстрее, невербально дразня скромную соседку, тихую отличницу с большим коричневым бантом на маковке, отвечает:

— С 2029 года наше государство входит в МСГГ — мировое содружество гуманистических государств…)

— Браво, молодой человек! Садитесь, ставлю вам плюс!..

Да, ребята. Думаю, всем вам ясно, что новая власть очутилась в очень и очень непростом положении. Перед нею стояла сложная, почти неосуществимая задача — создать тоталитарный режим, так сказать, для внутреннего пользования, сохранив при этом невинный вид гуманистической страны в глазах МСГГ — а, точнее, его генерального секретаря, шестидесятипятилетней, но очень живой и мозговитой ирландки Скарлетт О*Мумбы…

Ох уж эта Скарлетт!.. Огромная, как гора, эбеново-чёрная, страшная, с отвисшими до плеч ушными мочками и здоровущим винтом в нижней губе, она зарекомендовала себя воистину железной леди, в сравнении с которой даже сам Кострецкий показался бы либеральным душкой. Каждый новый выпуск Конституции членов Содружества она прочитывает от файлика до файлика, — и можете не сомневаться: от её крохотных, но зорких глаз-угольков не укроется ни одно даже самое малюсенькое нарушение принципов гуманизма.

Чтением она, конечно, не ограничивается. Не реже раза в год в той или иной точке планеты проходит Большой Саммит МСГГ (не путать с виртуальной «летучкой»!), на котором главы государств лично отчитываются Скарлетт о проделанной работе, как школьники — строгой учительнице после летних каникул. И трясутся, полагаю, не меньше. Ещё бы! Заподозри она что-нибудь неладное, проштрафившемуся государству, — а, стало быть, и его ни в чём не повинным гражданам — ой-ой-ой как не поздоровится!..

До какого-то момента Кострецкий ухитрялся ловко прятать концы в воду. С помощью двух-трёх нехитрых политических приёмов — уж это-то он умел! — ему удалось соорудить вокруг нашего государства что-то вроде… ну, не то что железного, а, скорее, голографического занавеса в модном стиле «сикреттэк». Вроде ничего ниоткуда не торчало. Но, как известно, тайное всегда становится явным. И вот как-то раз на очередной встрече «в реале» госпожа О*Мумба (и без того давно точившая зуб на Гнездозора за его полную невосприимчивость к вуду) предъявила российскому президенту… ну, ещё не прямое обвинение в конституционных нарушениях, но две-три тихих претензии, из которых стало предельно ясно, что до неё дошли какие-то сплетни — или, выражаясь более изысканно, некоторые статьи Устной Конституции России.

Нескольким пронырливым папарацци повезло запечатлеть нашего Лидера в обеденный перерыв — ничего не замечая вокруг, он мчался в туалет с растрёпанными кудрями и зеленовато-бледным, перекошенным в панике лицом. Это было странно — все привыкли, что российский глава — едва ли не единственный человек на планете, который никогда и ничего не боится. А сейчас любой, кто удосужился заглянуть на эти несколько секунд в Сеть, мог бы поклясться, что не сегодня-завтра наш президент подаст в отставку.

Но горе-пророки, как всегда, остались не у дел. В назначенное время Бессмертный вернулся в Тронный Зал в полном порядке, застёгнутый на все пуговицы, с розовыми щёчками и корректной политической улыбкой на глянцевых губах — и вполне твёрдым голосом заявил, что, дескать, до глубины души оскорблён агрессивным выступлением О*Мумбы, что Россия не потерпит голословных… ну, пусть ещё не обвинений, но весьма оскорбительных подозрений и намёков, порочащих её репутацию в глазах мировой общественности, — и, в общем, что он, лично Александр Гнездозор, требует назначить независимую и беспристрастную комиссию по расследованию этой спорной ситуации.

Что ж, а-ля герр ком а-ля герр. Выразительно подняв над стильными золотыми очками контрастно-седые кустистые брови и надменно выпятив огромную нижнюю губу (этот впечатляющий кадр ещё не раз обойдёт видеоновости!), мисс О*Мумба столь же чинно пообещала, что просьба России будет удовлетворена незамедлительно.

О ходе этого глобального расследования нам, простому народу, естественно, поведали сущие крохи, — так что мы с вами, ребята, можем только с трепетом догадываться, какие тёмные рычаги своего влияния и обаяния на сей раз задействовал Кострецкий, чтобы спасти Землю от надвигающейся на неё страшной катастрофы — казалось бы, неминуемой. Но факт остается фактом — ему снова удалось невозможное. Члены КпРПГП (комиссии по расследованию противогуманистических преступлений) не только остались очень довольны результатами проверки, но и — как бы в знак межконтинентальной дружбы — обещали позаимствовать у нас несколько полезных нововведений — например, запрет на табачную продукцию и русскую водку, а также ежегодную принудительную диспансеризацию и налог на инфекционно-простудные заболевания, очень хорошо влияющий на экономику.

Больше того! Сама железная «мамочка Му», ознакомившись с их пространным отчётом, официально, перед всем Содружеством принесла личные извинения президенту Гнездозору, которого с тех пор зауважала, как всегда мы уважаем тех, кто силой, умом либо хитростью заставил нас переменить первоначальное мнение о себе. Кстати, сама она, дочь когда-то весьма уважаемого в своём племени шамана, в обход всех норм мирового гуманизма единогласно избиралась генсеком МСГГ уже в пятый раз.

Итак, угроза конфликта благополучно миновала, — после чего в России и наступил окончательно тот золотой век, в котором нам с вами, ребята, посчастливилось жить. «Золотой» — говорю без малейшего преувеличения или иронии, так свойственной моему несерьёзному поколению, ибо факт есть факт: годы правления Александра Гнездозора (под чутким руководством Игоря Кострецкого), несомненно, оздоровили нацию. Он практически покончил с пьянством, табакокурением и наркоманией (эти попросту в одночасье вымерли, как и многие хронические и безнадёжные больные). Мы давно уже не самая пьющая страна земного шара — напротив, в мировом рейтинге уверенно култыхаемся где-то в пределах «трезвой семёрки». По статистике Минздрава, за последнее десятилетие в России на несколько порядков сократилось количество заболеваний дыхательных путей, пищеварительной, нервной и сердечно-сосудистой системы и проч.

Окупает ли это всё тот факт, что мы чувствуем себя при нынешнем строе… как бы это сказать… не совсем свободно? Не знаю. Пусть судят потомки. Я — человек, далёкий от политики, и не желаю даже задавать себе подобные вопросы — тем более теперь, когда я так нежданно-негаданно оказался чуть ли не закадычным другом властей предержащих.

Напоследок хочется заявить (ибо ИБР не так уж редко вербует своих агентов в рядах учащейся молодёжи), что я никогда ничего не предпринимал против Бессмертного Лидера и ничего не имею против его бессмертия. Даже наоборот. Кострецкий прав — в моём возрасте я уже и сам кажусь кое-кому бессмертным, и мне весьма приятно иметь, так сказать, товарища по несчастью. Исходя из вышесказанного, я делаю вывод, что мне — по крайней мере, в ближайшем будущем — ничего неприятного не грозит. Во всяком случае, я на это надеюсь. Ну вот, пожалуй, и всё. Спасибо за внимание. Все свободны.

(Студенты захлопывают ноуты, с шумом поднимаются из-за столов — и, весело галдя и пихая друг друга локтями, гурьбой идут на лестницу курить и пить пиво. То есть… о чём это я, какое пиво, какое курить, старый дурак снова всё перепутал. Это было моё время, моя юность. Боже мой, какая ностальгия).


Содержание:
 0  Каникулы совести : София Кульбицкая  1  1 : София Кульбицкая
 2  2 : София Кульбицкая  3  Случай с Альбертом : София Кульбицкая
 4  3 : София Кульбицкая  5  4 : София Кульбицкая
 6  вы читаете: Кострецкий Игорь Игоревич : София Кульбицкая  7  5 : София Кульбицкая
 8  6 : София Кульбицкая  9  Часть II : София Кульбицкая
 10  2 : София Кульбицкая  11  3 : София Кульбицкая
 12  4 : София Кульбицкая  13  5 : София Кульбицкая
 14  6 : София Кульбицкая  15  7 : София Кульбицкая
 16  8 : София Кульбицкая  17  * * * : София Кульбицкая
 18  * * * : София Кульбицкая  19  1 : София Кульбицкая
 20  2 : София Кульбицкая  21  3 : София Кульбицкая
 22  4 : София Кульбицкая  23  5 : София Кульбицкая
 24  6 : София Кульбицкая  25  7 : София Кульбицкая
 26  8 : София Кульбицкая  27  * * * : София Кульбицкая
 28  * * * : София Кульбицкая    



 




sitemap