Фантастика : Социальная фантастика : Древо жизни. Книга 1 : Владимир Кузьменко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

«Древо жизни» – философски-приключенческая фантастика. Роман интересен, в первую очередь, не героями или поворотами сюжета, а идеями, авторской концепцией социально-общественного бытия. В основе этой философской концепции – нетрадиционное осмысление будущего человечества, подчеркнуто неполитизированное, ориентированное на интеграцию мира природы и мира человека в единую самоорганизующуюся систему Земли. В создании всеобъемлющего искусственного интеллекта – Сверхразума, состоящего из Разумов всех «живущих в нем», автор видит возможность достижения человеком «бессмертия». «Если человечество живет только для себя, целесообразно ли оно? Мы существуем в Великой Самоорганизующейся Системе, именуемой Космосом… Кто мы, носители разума, в этой огромной системе? Никому ненужные паразиты, живущие только для себя, или же этап и часть развития этой системы?» Попытку дать в художественной форме ответы на все эти вопросы и представляет собою роман «Древо жизни». При этом автор остается в первую очередь ученым, пытающимся облечь в художественную форму научные идеи о катастрофичности будущего и возможных путях выхода из грядущего кризиса.

Издание второе, исправленное и дополненное.

«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» (Первая книга Моисея «БЫТИЕ», стих 22)

Часть I

ОСТРОВИТЯНИН

200 ЛЕТ СПУСТЯ

Его разбудил шум прибоя. Он лежал на песке у самой воды, совершенно голый. Волны разбивались о прибрежные скалы, и остатки их, пенясь и шурша о гальку, плескались у самых его ног, не доставая их каких-нибудь полтора-два метра. Сергей поднял голову, присел и осмотрелся. По обе стороны белел песчаный пляж, образуя справа равномерную дугу, заканчивающуюся мысом. Слева, вдали, громоздились скалы, закрывая дальнейшее продолжение берега. Метрах в ста от него берег поднимался, переходя в холмы, поросшие буйной растительностью. Его глаза стали различать породы деревьев. Километрах в десяти возвышалась гора, конус которой блестел на солнце, казалось, покрытый снегом. Он перевёл взгляд на свои голые ноги и вдруг заметил (он готов был поклясться, что минутой назад здесь ничего не было) свою одежду. Это была та же самая одежда, которую он надевал за год до вылета, когда они с Ольгой ездили отдыхать в Крым: белые парусиновые брюки, сандалии и голубая тенниска. Он быстро оделся. Сзади послышались шаги. Обернулся. К нему приближалась Ольга. Сергей бросился к ней, и уже через секунду они сжимали друг друга в объятиях.

– Вернулся, – шептали губы жены. – Милый мой…

Она, прильнув к нему всем телом, страстно целовала его в губы, затем, уткнув лицо в его плечо, заплакала счастливыми слезами.

– Постой, – наконец сказал он, – никак не соображу. Где мы с тобой находимся? И потом… – он боялся произнести это, – прошло 200 лет по земному времени…

Она молчала, только счастливо всхлипывала.

– Понял! – закричал он. – Ты тоже летала в космос! Но когда? – Сергей вспомнил, что последняя радиограмма, полученная с Земли звездолётом, сообщала о готовящейся экспедиции в созвездие Стрельца, но он и не представлял, что в её состав может войти его жена. Потом, такая невероятная случайность – вернуться назад в одно и то же время.

– Да, мы стартовали через два года за вами в созвездие Стрельца, – сказала Ольга. – И вернулись недавно.

– А что это за местность?

– Я не знаю, – она засмеялась. – Я знаю только, что ты здесь и это наш дом. Я ничего не помню. – Ольга снова счастливо засмеялась.

– Пойдём, – она потянула его за руку.

– Куда?

– Все равно.

«Дом…» – подумал он. Когда-то ему хотелось вот так пожить на берегу моря, лучше всего на острове, вдвоём с Ольгой. В детстве он много раз перечитывал «Таинственный остров», и долго потом этот остров был его затаённой мечтой, мечтой, которая, он знал, никогда не осуществится, но всегда бывшей для него какой-то второй реальностью, которая, впрочем, не мешала ему.

Они медленно подымались по склону холма. Могучие стволы кедров и сосен постепенно окружали их со всех сторон, под ногами хрустели сухие ветки. Послышалось тихое журчание, и они вышли к ручью, который, извиваясь, бежал между деревьями. Вода в ручье была холодной и прозрачной. Захотелось пить.

«Там дальше должно быть озеро», – подумал он. И действительно, вскоре стволы поредели, и они вышли на опушку, за которой расстилалось большое озеро. Ручей вытекал из него с высоты около пяти метров. У самого берега стоял деревянный двухэтажный коттедж, именно такой, какой ему хотелось когда-то иметь.

Они подошли к дому и поднялись на крыльцо. Дверь была открыта. Они вошли и очутились в просторном холле.

– Есть кто-нибудь! – крикнул он, не надеясь почему-то получить ответ. Он уже знал, что дом принадлежит ему.

Осмотр дома занял полчаса. Здесь было все, что только можно желать. Библиотека, заставленная дубовыми шкафами с книгами, кабинет, спальня, ванная, современная кухня. Обставлен дом был со вкусом, старинной, XIX века мебелью, причём вещи казались чем-то давно знакомым, во всяком случае они отвечали его представлению об удобстве и красоте. В холле стоял большой холодильник. Открыв его, он обнаружил бутылку шампанского, банку икры и много другой снеди. Все было в таком виде, как-будто только что туда положено.

Позавтракав (это можно было назвать завтраком, так как было около восьми часов утра), Сергей с Ольгой хотели было пойти на берег озера, но в это время стена холла, не имевшая дверей и не заставленная мебелью, засветилась, и на ней появилось объёмное, изображение человека. Это был мужчина лет пятидесяти в сером, спортивного покроя костюме. Он приветливо улыбнулся Сергею, не замечая почему-то Ольги.

– Доброе утро, профессор, – обратился он к Сергею. – Как вы себя чувствуете? Добро пожаловать на Землю!

– Спасибо, – ответил Сергеи. – С кем я говорю, кто вы?

– Николай Владимирович Кравцов. Я старший научный сотрудник института сверхсложных систем. Но это не важно. У вас, конечно, масса вопросов. Давайте их, но не спешите, все постепенно. Сначала разрешите передать вам благодарность Академии наук за ценные результаты вашей экспедиции. Академия поручила вам передать, что в ближайшем будущем на открытую вами планету будет послана специальная экспедиция.

– Каким образом? Ведь материалы экспедиции почти полностью погибли во время катастрофы.

– Мы сняли мнемофильм с вашей памяти. Если хотите, я вам продемонстрирую.

На экране появилось изображение первой высадки на Счастливую. Затем его сменили другие кадры разведки в пурпурных скалах, возвращения, наконец, момента катастрофы. Сергей видел своих товарищей, погруженных в анабиозные ванны, когда он помогал капитану корабля отнести почти недвижимые их тела в анабиозный пункт. Затем над ним склонилось лицо капитана, и все исчезло. На экране снова появился Кравцов.

– Сергей, к сожалению, больше, кроме вас, никого не удалось спасти. Доза излучения вызвала распад нервной ткани, они были мертвы уже тогда, когда вы их поместили в камеры. Вам повезло. Доза излучения, полученная вами, не превышала 20000 рентген. Капитан, по-видимому, получил меньше, но он задержался со входом в анабиоз, проверяя курс корабля. И последнее. Сейчас 2280 год. Население Земли превышает 20 миллиардов человек. Теперь задавайте вопросы.

– Во-первых, где мы находимся? Я имею в виду себя и Ольгу, мою жену.

– А ваша жена здесь? – Кравцов оглядел комнату, не замечая стоящую рядом с Сергеем Ольгу. – Хорошо! Прекрасно! – вдруг как-то странно обрадовался он. – Здравствуйте, Ольга!

– Здравствуйте! – ответила Ольга. – Где мы находимся? – повторила Она вопрос Сергея.

– Вы не удивляйтесь, но я сам пока ещё не знаю, где вы находитесь, – сказал Кравцов. – Автомат перенёс вас, согласно вашему скрытому желанию, в место, которое мне пока неизвестно.

– ??

– Я же вас просил не удивляться, – Кравцов отвёл глаза в сторону. – Мы наладили с вами контакт, ну, а место, в котором вы находитесь, оно что, вам не нравится?

– Нет, нравится, конечно, но как это вы не можете знать, где я нахожусь? Я этого никак понять не могу. Допустим, мне понадобится срочная помощь. Вы ведь мне сказали, что доза, которую я получил, где-то около 20 тысяч рентген. В моё время она в 20 раз превышала абсолютно смертельную дозу.

– Не забывайте, что прошло 200 лет. За это время наука далеко продвинулась вперёд. Я вам гарантирую, что медицинская помощь вам никогда, т.е. я хотел сказать, что долго не понадобится. Ведь вы чувствуете себя превосходно, не так ли?

– Да! У меня такое впечатление, что я даже помолодел.

– Вот именно. В данном случае все зависит от вашего психологического состояния. Если вы хотите, то можете ещё помолодеть, скажем, лет до 20, но смотрите, не превратитесь в младенца, – пошутил он. – Одним словом, вы должны желать быть здоровым. Что касается места вашего пребывания, то не могли бы вы описать его мне.

– Охотно. Это, по-видимому, остров, довольно большой, в субтропиках.

– Понятно! Вы находитесь на одном из островов Тихого океана. Все необходимое вам будет доставляться немедленно. Достаточно только мысленно пожелать этого. На острове много, по-видимому, дичи. Вы не охотник?

– Почему же?

– Тогда в вашем кабинете вы найдёте превосходное ружьё. Стреляйте на здоровье.

– Но, может быть, это запрещено?

– Нисколько. Вы можете охотиться на оленей, если они там есть, на медведей, на фазанов и даже на павлинов. Сколько хотите и когда хотите. Этим вас никто не будет ограничивать.

– Спасибо, но мне непонятно, каким образом при населении 20 миллиардов вы смогли мне выделить целый остров, который по размерам с хороший район, если не область.

– Сергей, пусть вас это не беспокоит. Со временем вы все поймёте. А пока позвольте проститься. Мы встретимся с вами через несколько дней. Пока отдыхайте.

– Когда я могу вернуться к работе?

– Не думайте пока об этом. Вы заслужили отдых. Во всяком случае месяц—другой ни о чем, кроме отдыха, не думайте.

Экран погас.

Прошло три года. Жизнь на острове нравилась Сергею, но его начинало тяготить бездействие. Охота, рыбная ловля приносили много азартного удовлетворения, прогулки по морю на яхте вместе с Ольгой – все это вроде бы и заполняло время, но не заполняло жизни. Рождение маленькой Оленьки не внесло больших забот. Девочка была идеально здоровой и быстро развивалась.

Тяготило отсутствие связи с большим миром. Ни телевизора, ни радиоприёмника в доме не оказалось. Он много раз пытался постичь тайну экрана, но безуспешно. На вид это была обычная стена, покрытая гладким непрозрачным пластиком серого цвета. Ни выключателя, ни кнопок, ни малейшего намёка на управление. В тот день первой и последней встречи этот пластик как бы превратился в экран телевизора, но с тех пор, как этого Сергей ни ждал, связь не включалась.

В доме было много книг. Большая часть их была художественной литературой, но было также много по математике, биологии и системотехнике. Книг по истории, касающейся последних ста пятидесяти лет, он не обнаружил, хотя тщательно пересмотрел всю библиотеку. Не было также художественных произведений последнего столетия.

Читая, Сергей заметил в себе некоторую странность. Содержание прочитанного легко запоминалось. Он и раньше обладал прекрасной, почти феноменальной памятью, иначе он бы просто не попал в отряд космонавтов. Но та, прошлая память не шла ни в какое сравнение с этой. При желании он мог теперь без всякого затруднения, почти мгновенно, вспомнить любое место в прочитанной книге, процитировать целые страницы текста. Необходимая информация в нужный момент как бы всплывала у него перед глазами, но в то же время не была навязчивой, т.е. заявляла о себе только в нужный момент. В остальное же время она хранила скромное молчание, ничем не напоминая о себе.

Как ни странно, Ольга не проявляла никакого интереса к чтению, что за ней ранее не замечалось. Она была всегда рядом, всегда внимательная, заботливая и ласковая. Характер её, если и претерпел изменения, то только в лучшую сторону. Ранее она часто не соглашалась с мужем, была язвительной в споре. Эта язвительность одновременно нравилась и приводила в раздражение его, тем более, что он сам обладал сходными чертами характера, а такое сходство, как правило, приводит к размолвкам и ссорам. За год до отлёта столкновение характеров чуть было не привело к полному разрыву.

Теперь Ольга всегда и во всем соглашалась с мужем, часто развивала его мысль, как бы предугадывая её. Странно было, что, почти ничего не читая, она прекрасно разбиралась в сложных вопросах и научных положениях, которые ещё вчера для самого Сергея были откровениями. Наконец, случилось то, чего так долго ждал Сергей.

Как-то вечером, когда все семейство, отужинав копчёным окороком убитого несколько дней назад оленя, сидело на веранде и любовалось красочным закатом солнца, из-за приоткрытой двери холла послышался шум работающего экрана видеосвязи. Сергей быстро встал и вошёл в холл.

Экран светился бледно-голубым светом, но на нем ничего не было. Минуты через три на экране возник Николай Кравцов.

– Доброе утро, – лицо его расплылось в улыбке.

– Добрый вечер, – поправил его Сергей.

– Простите, вечер, – смутился Николай, – я забыл разницу во времени. У нас сейчас утро.

– Послушайте, – начал Сергей, – как это понимать? Три года! Вы что, забыли про меня?

– Простите нас, Сергей Владимирович. Дело в том, что мы просто хотели дать вам хорошенько отдохнуть и поэтому не беспокоили. Поздравляем с рождением дочки!

– Спасибо… Но…

– Во-вторых, – перебил Николай, – двусторонняя связь несколько затруднена…

– Не понимаю…

– Пока это все, что я могу вам сказать. Если вы испытываете в чем-либо потребность – говорите! Мы все исполним.

– Дело не в этом. Меня интересует, сколько мне, вернее, нам, торчать на этом острове?

– Боюсь, что долго. Но разве он вам не нравится?

– Опять не то! Место прекрасное, лучшего не пожелаешь. Меня тяготит безделье. Я хочу работать! – Сергей начал злиться. – Работать, работать! Вы это понимаете?

– Вот об этом я и хотел бы с вами поговорить, – обрадовался Николай.

– Слушаю.

– Вы, насколько я знаю, полевик?

– Да, это моя основная специальность. Смежная – биология.

– Нам известно, что ещё в студенческие годы вы увлекались проблемой времени.

– Да, я даже опубликовал работу о фазности времени, но меня тогда не поддержали.

– Знаю. За прошедшие двести лет ваша идея, высказанная ещё студентом, нашла подтверждение в ряде косвенных феноменов, и нам бы хотелось, чтобы вы вернулись к этой проблеме.

– Я очень рад, но я давно уже этим не занимаюсь.

– Не беда. В вашей библиотеке вы найдёте весь материал, касающийся этого вопроса.

– Странно, я ничего подобного не встречал.

– Поищите получше. Это на второй полке сверху, в четвёртом шкафу от двери.

– Но там только художественная литература. Кажется, Кервуд, – удивился Сергей.

– Да? Но вы все-таки посмотрите.

– Хорошо! Что я должен делать?

– Ознакомьтесь с состоянием вопроса и, если у вас появятся идеи, проработайте их.

– Хорошо! Как я вам сообщу результат?

– Пусть это вас не беспокоит. Не спешите. Времени у вас более чем достаточно, не забывайте об отдыхе и развлечениях.

– Не понял?

– Ну, например, если у вас появятся какие-то особые желания, даже странные, пожалуйста, не стесняйтесь. Мы можем многое!

– Меня тяготит отсутствие связи. Хотя бы телевизор…

– Пожалуйста! Экран будет включаться по вашему мысленному желанию. Вы будете смотреть фильмы, развлекательные программы, но пока это все, что мы можем вам обещать в этом отношении.

– Странно, что при такой технике…

– Увы! Есть обстоятельства, которые даже наша техника не может пока преодолеть. До свидания.

– Опять через три года, – горько усмехнулся Сергей.

Но экран уже погас.

Сергей полностью погрузился в работу. Несколько дней он читал найденные в шкафу книги. «Странно, – думал он, – как я их раньше не заметил».

Необыкновенные, никогда раньше не испытанные приливы сил и энергии, воображения привели к какому-то особому состоянию его организма. Сознание было предельно ясное и в то же время как бы затуманенное. Время исчезло, оно скрутилось в клубок и одновременно было растянуто до бесконечности. Работа доставляла то крайнее наслаждение, знакомое только немногим, в сравнении с которым все другие, известные человеку наслаждения представляются мелкими, не заслуживающими внимания. Строки уравнений, выводов, казалось, сами ложились на бумагу. В статье профессора Сытникова он нашёл ссылку на свою студенческую работу и с удивлением узнал, что его считают основоположником современной теории времени. Идея, пришедшая ему в юности, казалась теперь наивной, но продолжала будить воображение.

Что, если идти дальше? Волнообразность… Да, конечно… Переход в противофазу… Но если это так, то пульсация Вселенной – только отражение этой волнообразности… Тогда в точке экстремума… постой… А если, если все другие измерения тоже имеют волнообразную функцию… Совпадение экстремумов… Ну, конечно. Тогда вся Вселенная вмещается в размеры атома… и никакого нарушения… второго начала…

Выходит, мы не можем знать, в какой фазе времени мы находимся и расширяется ли Вселенная или сужается. Для наших чувств и наших приборов она только расширяется. В любом случае мы видим только рост энтропии… Так, если пойти дальше… Нет, этого быть не может, потому что быть не может… Многомерность времени! Бред!

Сергей встал из-за стола, сложил разбросанные на нем листки бумаги и вышел на веранду, забыв выключить компьютер.

– Доброе утро, – Ольга шла к нему с дымящейся чашкой кофе.

Сергей только сейчас заметил, что наступило утро. Лёгкий туман окутывал стволы деревьев. Воздух был свеж и прохладен. Машинально выпив кофе и поцеловав Ольгу, все ещё во власти возбуждения, Сергей спустился с крыльца и подошёл к берегу озера. Туман клубился на его гладкой поверхности. На противоположном берегу стволы сосен были не видны, и только их вершины чётко обозначались на фоне голубого неба.

Сергей постоял немного на берегу, всматриваясь зачем-то в противоположный берег. Сзади послышались лёгкие шажки. К берегу спускалась Оленька. В руках она несла удочки и банку с червями.

– Папа, поедем на рыбалку. Я уже вчера червей накопала. Посмотри, какие жирные! – она протянула ему банку с червями.

– Поздновато вроде!

– Ну, немножко. Пожалуйста, – стала просить Оленька.

Ей шёл третий год, но по своему развитию она не уступала пяти—шестилетней девочке. Сергей в этом году впервые взял её с собой на лодку. Девчушке так понравилась рыбалка, что она с нетерпением ждала, когда отец возьмёт её снова.

К ним подошла Ольга. Она несла тёплые куртки дочери и Сергею.

– Оденьтесь, – категорически потребовала она. – На озере прохладно. Ещё простудитесь. Возись с вами потом! – это уже звучало притворно-сердито.

Они покорно натянули куртки. Сергей взял у дочери короткие зимние удочки с катушками лески, на конце каждой была небольшая пружинка – сторожок. При клёве эта пружинка сгибалась, каждый раз по-своему, в зависимости от того, какая рыба сидела на крючке. В озере водилось много лещей и угрей.

Сергей оттолкнул лодку, на корме которой уже сидела Оленька и хлопала от радости в ладошки, и направил её к прикормленному месту, обозначенному белым буйком из пенопласта.

Бросив якоря, он установил удочки и стал ждать. Вскоре сторожок на одной из них медленно стал сгибаться, затем выпрямился. Сергей резко подсёк и почувствовал знакомую вибрирующую тяжесть – источник вечного рыбацкого волнения, когда чувствуешь, что там, в глубине, на крючке сидит крупная рыба. Сергей отбросил удочку, и перебирая руками леску, сбрасывая её в воду, осторожно, но достаточно быстро стал вытягивать рыбу. Вскоре сквозь прозрачную воду можно было увидеть идущего громадного, килограммов на пять, леща. Когда лещ уже был почти на поверхности, Сергей перебросил леску в левую руку, взяв правой подсак и дождавшись, когда лещ, выйдя на поверхность, глотнёт воздуха и, одурев от него, начнёт ложиться на бок, быстрым движением подвёл подсак и вбросил рыбу в лодку.

– С приездом! – подражая отцу, крикнула Оленька. Так всегда почему-то говорил Сергей, вытягивая крупную рыбу.

Лещ, придя в себя, начал буянить в лодке и весь покрылся слизью. Сергей затолкал его в рюкзак. Слизь леща, знал Сергей, попадая в воду, является сигналом тревоги для других в стае, и уже тогда клёва не жди.

– Не вытирай руки о штаны. Мама будет ругаться, – назидательно сказала Оленька. – На, – протянула ему полотенце, – возьми.

«Почему маленькие девочки такие глубокомысленные? – подумал Сергей. – Может быть, потому, что весь запас расходуется в детском возрасте?» – внутренне усмехнулся он. Однако послушно вытер руки протянутым дочерью полотенцем.

Поймав ещё двух лещей, затратив на это около часа, Сергей вытащил якоря и направил лодку к берегу. Туман уже давно рассеялся, и яркое солнце, ещё не поднявшись над верхушками сосен, плясало рассеянными лучами по глади озера.

Только сейчас Сергей почувствовал, как он проголодался, так как со вчерашнего обеда, кроме кофе и бутерброда с икрой, ничего не ел.

– Как дела, рыбаки? – встретила их Ольга. На ней был ситцевый фартук, руки в муке. Она почесала тыльной стороной кисти правый глаз и вопросительно посмотрела на Сергея.

– Вот! – Сергей протянул было ей рыбу, но, видя, что руки её в муке, положил лещей на цемент крыльца.

– Значит, на второе будет жареная рыба.

– А что на обед вообще? – спросил Сергей. – Учти, что мы голодные, как черти.

– Я это давно учла. Грибной суп, вареники с черникой и теперь – жареная рыба. Вы пока погуляйте и переоденьтесь. Через полчаса я вас позову. Да, – она замолчала в нерешительности, но потом продолжила. – Я там прибрала у тебя на столе. Ты забыл выключить компьютер. Я немного подсчитала. У тебя там в уравнении 7/15 небольшая ошибка. А так все верно! Если учесть ошибку, то выходит, что любое измерение многомерно!

Сергей, ничего не понимая, ошалело смотрел на жену.

– А что такое, – пожала она плечами. – Пока вы там рыбачили, я немного посчитала. Мне хотелось тебе помочь. Ты страшно устал. Сегодня уже не работай!

Сергей бросился в. кабинет. Да, ошибка была! Как он её раньше не заметил. Но выводы… выводы. Они были ошеломляющие!

– Немедленно иди отдыхай! – потребовала вошедшая Ольга. – Иначе я с тобой разведусь! – полушутя-полусерьёзно пригрозила Ольга. – Такой муж мне не нужен. Ты совсем перестал замечать меня. Не считаешь меня женщиной!

– Олька! Милая, ты – гений! – восхищённо вскричал Сергей, заключая её в объятия и покрывая поцелуями её перепачканное мукой лицо.

– Но как ты додумалась?

– Обыкновенно. Все! Разговор на эту тему считаю законченным, и если ты не пойдёшь отдыхать, то…

– То мы разведёмся, – продолжил Сергей. – Мне, конечно, не хочется терять такую жену и поэтому иду.

– Папа! Я тоже с тобой разведусь, – Оленька стояла в дверях и внимательно слушала разговор родителей, – если ты не будешь слушаться маму, – добавила она, смягчая угрозу.

Весь оставшийся день, выполняя обещание, данное жене, Сергей не подходил к письменному столу. До обеда он сходил на огород и нарвал свежей зелени. Как никогда, в этом году удались помидоры. Ярко-красные, сочные, они на разрезе отливали белым сахаристым отливом. Особенно они были хороши маринованные. По части кулинарии Ольга была непревзойдённым мастером. Маринованные подосиновики, солёные рыжики, мочёная брусника – вся эта продукция её тонких, ловких и красивых рук была каждодневным украшением обеденного стола.

– Куда нам столько, – говорил Сергей, наблюдая, как она ловким движением закручивала очередную банку разносолов жестяной крышкой.

– Мне это просто нравится, – отвечала она. – Нравится смотреть, как ты ешь с аппетитом. Для женщины, – продолжала она, – большое удовольствие наблюдать, как мужчина насыщается. Тебе этого не понять!

Сергей любил в такие часы сидеть рядом, украдкой любуясь стройной фигурой жены. Одновременно в её хрупкости и стройности чувствовалась, и Сергей это точно знал, скрытая сила.

«Как заблуждаются те, – думал Сергей, – кто считает, что красивая женщина, как правило, глупа. Красивая не может быть глупой, как не может быть глупой красота. Природа либо щедра, либо скупа, и если она дарит, так дарит щедро и обильно. Красота – это носитель какой-то высшей, непонятной нам мудрости, которую можно постичь чувством, но не разумом». В такие минуты его буквально захлёстывала волна нежности к жене, и ему страстно хотелось сделать ей что-то особенно приятное, увидеть на её лице радостную улыбку.

– Да ты растёшь! – воскликнул Сергей, пристально вглядываясь в Ольгу. Они лежали на прибрежном песке. Было время отлива. Море ушло, обнажив поросшие водорослями камни, среди которых копошились крабы. Их дочь пыталась оседлать медленно ползущую к берегу гигантскую черепаху, достойную представительницу своего рода, стада которого заселяли всю прибрежную зону.

– Я это заметила, – спокойно отозвалась жена. – Месяц назад, – продолжала она, – когда мы с тобой поехали ловить рыбу, я, не имея ничего другого подходящего, надела твои парусиновые брюки. Помнишь, те, в которых ты был в первые дни нашего пребывания на острове. И ты знаешь, – она смущённо улыбнулась, – они мне оказались почти впору. По длине, конечно! – ещё более смущаясь, добавила она.

– В таком случае твой рост более ста восьмидесяти сантиметров. Почему же я этого не замечал?!

– Потому, что ты растёшь сам, – ответила Ольга. – В тебе сейчас чуть больше двух метров!

– Тогда наша дочь…

– Да, она по росту соответствует семилетней. Ты заметил, как она быстро развивается! Я тебе не говорила, но она уже умеет читать! Причём, овладела чтением поразительно быстро!

– Интересно, интересно. Сколько это будет продолжаться?

– Ты имеешь в виду рост?

– Не только рост, но и его тоже. В таком возрасте расти?

– Ну, твой биологический, вернее, земной возраст 42 года, а биологический трудно определить. Здесь все не так. Я думаю, что нам, судя по состоянию организма (учитывая мою вторую специальность врача, я могу это утверждать), где-то 25—27 лет. В этом возрасте иногда бывает вторая вспышка роста, но мне кажется, что дело не в этом. Рост, я думаю, скоро прекратится. Скажу тебе другое. У меня было два запломбированных зуба. Я тебе об этом не говорила, стеснялась. Зубы что-то за два года до твоего отлёта на Счастливую начали портиться. Здесь они меня не беспокоили, и я о них почти забыла. Три дня назад я вдруг обнаружила, что все зубы здоровые, без всяких признаков пломбирования.

– Двести лет – немалый срок, – сказал Сергей. – Может быть, они продвинулись в биологии настолько, что могут возвращать молодость? Хотя, – продолжал он, – этот Кравцов не выглядит молодым человеком. Он седой, и на лице морщины. Ты вылетела через два года после меня и не можешь тоже ничего пояснить. Кстати, ты никогда не рассказывала мне о своём полёте.

– Я ничего не помню. Странно, я все помню до твоего отлёта, а дальше – ничего, вплоть до нашей встречи на этом острове.

– Да, странностей хоть отбавляй, – поддержал Сергей. – Я не говорю о том, как мы здесь очутились. Почему меня оставили лежать голым на песке, бросив рядом мою старую одежду. Это ещё можно как-то объяснить. Но, скажи мне, откуда берутся продукты в кладовой? Сахар, мука, одежда и все прочее? Как появился в доме компьютер, которого раньше не было? Почему я, я только сейчас об этом подумал, не зная его принципа действия, я не мог этого знать, до моего отлёта таких компьютеров и в помине не было, почему я, не задумываясь, смог ввести в него программу?

– Вполне возможно, если они смогли снять с тебя мнемофильм, то и могли ввести необходимую для работы с компьютером информацию.

– Все равно здесь много странностей!

– Не будем пока об этом думать! Все со временем разрешится!

– Но я не хочу быть подопытным кроликом, – возмутился Сергей.

– А что ты сделаешь? А потом, согласись, что клетка, я имею в виду этот остров, для кролика просто шикарна!

– Да! Ты права. Остров поистине прекрасен. Если хочешь, мы как-нибудь пойдём на его южный берег. Помнишь то фантастическое нагромождение скал, гротов?

– Лучше взойдём на гору, – предложила Ольга, – нам не мешало бы осмотреть сверху все его окрестности.

– Хорошо! Мы это сделаем в ближайшие дни. А тебе не хотелось бы вернуться в большой мир, снова быть среди людей?

– Зачем… Мой мир здесь… рядом с тобой и дочкой. Оля, Оленька! – внезапно закричала она, поднявшись, – вернись сейчас же!

Голова ребёнка виднелась среди обнажённых отливом валунов метрах уже в тридцати от берега. Сергей вскочил и, проваливаясь ногами между скользкими камнями, побежал к ребёнку.

Дочь, визжа и смеясь, пыталась увернуться, но он быстро поймал её, взял на руки и отнёс к матери.

На второй день Сергей с утра принялся за работу. Что-то не получалось. Сергеи встал, походил по комнате, зачем-то вышел на веранду. Начало светать. Лес ещё стоял тёмный. С озера доносились всплески играющей на рассвете рыбы. Снежная вершина горы Франклина, так назвал её Сергей в память о своей любимой и детстве книге, уже была озарена лучами невидимого пока солнца.

Сергей вернулся в кабинет и стал перечитывать вчерашние записи. Постепенно он почувствовал знакомую волну возбуждения. Итак, многомерность времени. Пусть это пока бред! Интересно, к чему он приведёт… Расчёты Ольги верны… Следовательно, точка в одном измерении может вмещать в себя… Время может суживаться до бесконечности и одновременно существовать в бесконечно большой размерности… и в этом бесконечно малом интервале взрывающейся Вселенной образуются звезды и планеты, развивается разум, чтобы погибнуть в новом взрыве и возродиться вновь… и так до бесконечности… и эта бесконечность – мгновение…

Сергей встал из-за стола. Выключил компьютер. Солнце стояло уже высоко над лесом. Слышно было, как на кухне Ольга готовила завтрак. Сергей вышел из дому и углубился в лес. Возле опалённой солнцем сосны стоял гигантский муравейник. Десяток красных больших муравьёв тащили по его склону жирную зеленую гусеницу. Сергей взял тонкий прутик и тронул гусеницу. Сейчас же два муравья, присев, приняли угрожающую позу, остальные побежали по прутику. Сергей осторожно положил прутик и пошёл дальше.

«Древние, – думал он, – как мудры они. Уран – пространство, Гея – материя, Хронос – время. Уран и Гея, материя и пространство породили Хронос – время. Великий Крон оплодотворяет Гею-материю, порождает племя титанов и богов, звезды и планеты, жизнь и разум… Как могли они это знать?! Как могла эта догадка родиться в их детском сознании? Хотя… что мы знаем о разуме? Какие тайны хранит он в себе о нас самих? Нет ли там, в мозге, скрытого аппарата сверхразума, работающего по совершенно другим законам логики, закрытого от сознания? И прорывы этого сверхразума в наше сознание создают гениальные озарения? Сократ, Христос, Будда, Лобачевский, Менделеев, Эйнштейн – не были ли они людьми, у которых, выражаясь техническим языком, перегорел защитный экран? А если найти способ снимать этот экран?..

…Но будет ли счастливо от этого само человечество? Созрело ли оно для того, чтобы стать сверхразумным… Не таится ли в этом смертельная опасность?»

Лес, чем дальше, становился гуще. Толстые стволы деревьев, переплетённые лианами, преграждали путь. Лучи солнца едва проникали сквозь гущу листвы и ложились на землю лёгкими бликами.

Сзади послышался шорох. Сергей быстро обернулся. На тропинке стояла девушка. Длинные золотистые волосы спадали ей на плечи, закрывая обнажённую грудь. Широкая косая повязка едва прикрывала её стан, почти полностью обнажая правую ногу. Стройные, с золотистым загаром ноги были обуты в лёгкие сандалии, закреплённые на голенях кожаными ремешками. Её зеленоватые, широко раскрытые глаза со страхом и любопытством смотрели на Сергея.

Сергей от неожиданности зажмурился и невольно покрутил головой, как бы стряхивая с себя наваждение. Когда он открыл глаза, тропинка была пуста.

Прошло три месяца. Чувство странного возбуждения, охватившее Сергея после встречи с незнакомкой, постепенно улеглось. Сергею стало казаться, и он вскоре почти убедил себя в этом, что юная лесная нимфа с зелёными глазами, встретившаяся ему на тропинке леса, – плод его воображения и усталого мозга. Он был доволен собой, что ни слова о случившемся не сказал Ольге. Постепенно насторожённость покинула его. Если вначале присутствие, как он подумал, людей на острове его обрадовало, то потом он стал опасаться неожиданностей, связанных с этим, тем более что наряд лесной нимфы был более чем странен. Испытывая двойственное чувство желания встречи и одновременно опасения её, он часто углублялся в лес, держа наготове заряженный карабин, но, кроме диких кабанов и оленей, не встречал никого в своих лесных прогулках.

Ещё раз проверив свои записи и расчёты, он переписал их все начисто, пронумеровав, как положено, последовательно уравнения, и стал ждать связи с Кравцовым.

И все же встреча, если это была встреча, а не плод воображения, взволновала Сергея, и это волнение каким-то образом передалось Ольге. Сергей замечал на себе украдкой брошенные, тревожно-вопросительные взгляды жены. Ольга стала раздражительной, но эта раздражительность проявлялась только на дочери и имела естественное объяснение. Девочка поразительно быстро развивалась. Она уже самостоятельно читала детские книжки, найденные в библиотеке, но была страшно непоседливой и вечно куда-то пропадала. Её можно было найти в самом неожиданном и неподходящем месте: то на чердаке дома с неизвестно откуда появившейся кошкой, то на дереве, и было страшно смотреть, как она, по требованию матери, слезала с высокого ствола росшего возле самого крыльца развесистого дуба.

– Девочке нужна сестричка или братик, – категорически заявила наконец Ольга Сергею, стоявшему на крыльце и наблюдавшему, как дочь тщетно пытается одеть кошку в платье куклы. Платье явно было меньше требуемого размера. Кошка отчаянно мотала головой и пыталась лапами сорвать предлагаемую одежду.

Сергей, продолжая наблюдать за дочерью, молча обнял правой рукой плечи Ольги, привлёк её к себе и прижался губами к её виску. Только сейчас он заметил, что волосы Ольги, ранее светло-пепельного цвета, приобрели золотистый оттенок.

– Мы, кажется, покрасились? – шутливо, с лёгкой иронией спросил он.

– Мне показалось, что тебе так больше понравится, – ответила Ольга.

Сергей покраснел.

– С чего ты это взяла? – спросил он.

– Сама не знаю, скорее, чувствую…

– Что же ты чувствуешь? – шутливо, но с внутренней насторожённостью спросил Сергей.

– Чувствую, что ты стал как-то дальше… Ты перестал замечать меня, – продолжала она. – Тебя что-то постоянно беспокоит.

– Ну, естественно, беспокоит длительное отсутствие связи с Кравцовым. Я хочу передать ему расчёты, а он не появляется…

– Нет, милый, это не то беспокойство. Это совсем другое. Я, не забывай, женщина и чувствую, какого рода беспокойство у мужчины, особенно у мужчины любимого и единственного.

– Ты моя любимая и ты моя единственная, – Сергей крепче обнял плечи жены.

Ольга повернула к нему лицо и, глядя снизу вверх, в самую глубину глаз, сказала:

– Достаточно быть любимой… а единственной… это не так важно… Что бы ни случилось, – продолжала она, – я хочу иметь от тебя ещё ребёнка…

– Милая, но что может случиться? Все, что могло с нами случиться, уже случилось. Мы побывали на далёких планетах и встретились вновь, как ни невероятна была эта встреча. Там, на Счастливой, и ещё на одной планете, – Сергей внезапно остановился. – Странно, – задумчиво сказал он. – Очень странно! Я вдруг вспомнил, что Счастливая была не одной-единственной планетой, где побывала наша экспедиция… Но я больше ничего не помню… Постой, постой… Не может быть!

– Что?

– На Земле ли мы?

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вся эта странность. Длительное отсутствие связи, Кравцов. Может быть, это не Кравцов, может быть, мы…

– Какая чепуха, – возмутилась Ольга. – Ты посмотри на небо! Наши звезды…

– Действительно, – облегчённо вздохнул Сергей. – Как я… да что там, – он махнул рукой. – Вспомнил, вспомнил! – закричал он вдруг, отпуская Ольгу.

– Что же ты вспомнил?

– Вспомнил, как называлась та планета! Перун!

– Перун, кажется, древнее божество славян.

– Да, это бог молнии и огня. В этом названии что-то есть… Пытаюсь вспомнить, но не могу. Почему мы дали ей такое название? Счастливую мы назвали так потому, что она как бы родная сестра Земли. Зеленые долины, прохладные реки, океаны, чистый воздух. Перун, почему Перун? Не помню!

– Я тоже ничего не помню о своём полёте, – вздохнула Ольга. – Ну, ладно. Пойдём обедать. Оля! – закричала она дочери, которая бросила кошку и гоняла по двору большого белого петуха. Петух боком отскакивал в сторону и, наклонив голову, волоча крыло по земле, описывал вокруг ребёнка воинственные круги. – Сейчас же иди домой и мой руки!

Обед прошёл в молчании. Только, когда после черепахового супа Ольга подала на стол великолепный заячий паштет с уложенными вокруг жареными трюфелями, Сергей оживился и вопросительно посмотрел на жену.

– Тебе надо сегодня набраться сил, – шутливо сказала она, но в её глазах Сергей подметил едва уловимую грусть.

Утром следующего дня случилось то, что вызвало у Сергея крайнее возмущение и раздражение. Войдя к себе в кабинет, он обнаружил на столе записку, подписанную «Кравцов». В записке Кравцов благодарил Сергея за расчёты и поздравлял его с избранием в члены Всемирной Академии наук. Записи, которые лежали в правом углу стола, исчезли. Сергей поделился новостью с Ольгой, выразив при этом своё возмущение бестактностью Кравцова и глупой таинственностью появления записки.

– Если уж он был здесь, а об этом свидетельствует записка, то почему не дал о себе знать. Черт знает что! – негодовал он. – Пробраться подобно ночному вору…

– Ну, не преувеличивай, – ответила Ольга. – Он мог и не быть здесь!

– А как же записка? Она что, с неба свалилась?

– Записка появилась здесь таким же способом, как появляется одежда, еда в холодильнике, куклы для Оленьки, наконец.

– Ты права, – согласился Сергей, – но, – продолжал он, – проще было бы выйти на связь.

– Кто знает, может быть, и сложнее. Ведь он предупреждал тебя.

Прошло ещё три года. Население острова увеличилось. Появился Вовка, названный так в честь отца Сергея, которого Сергей помнил только по рассказан матери, так как тот умер, когда Сергею не было ещё года. Оленьке шёл уже шестой год. Она сильно выросла и обещала быть очень красивой девушкой. Рождение брата для неё было большой радостью. Целыми днями они проводили вместе. Все заботы по уходу за малышом она взяла на себя.

Сергей много работал. В доме появился новый, более совершённый компьютер. Сергей этому уже не удивлялся, как и не удивлялся тому, что его законченные работы таинственно исчезают со стола и вместо них появляются записки с выражением признательности. Это уже стало привычным.

Время от времени они с Ольгой предпринимали многодневные экскурсии по острову. Оленька в таких случаях оставалась дома и присматривала за малышом. В одной из таких экскурсии Сергей в южном склоне горы Франклина обнаружил большую, разветвлённую пещеру. Два дня они при свете факелов обследовали её. Пещера оказалась большой и тянулась куда-то вглубь горы. Летучие мыши были единственными её обитателями.

На юго-восток от пещеры, почти в центре острова, они обнаружили обширное болото. На болоте водилась масса дичи: серых уток, казарок, водяных курочек. Рай для охотника. Но, к сожалению, у них не было собаки. И однажды Сергей чуть было не поплатился жизнью, пытаясь достать убитую утку. Он провалился в так называемое окно. Ольга, которая на этот раз сопровождала его, рискуя жизнью, вытащила его из трясины при помощи длинной жерди.

За шесть лет, проведённых на острове, они обследовали его вдоль и поперёк. На север от болота, километров на пять, тянулся огромный крутой овраг, вернее, каньон, происхождение которого было непонятно. Его склоны в центре были настолько высоки и круты, что думать о том, чтобы его преодолеть, не приходилось. На запад и восток овраг мелел. С другой стороны, он представлял собой довольно удобную дорогу от дома по направлению к горе. Недалеко от озера в него можно было войти без особого труда, так же, как и выйти из него километрах в четырех от подножия горы. Идти по его дну значительно легче, чем по лесу, поросшему густым, подчас непроходимым, подлеском. Из болота вытекала довольно полноводная река. Весной в реку заходили на нерест стаи лосося. Рыба шла так густо, что её можно было ловить руками.

Весь юго-запад был покрыт холмами, поросшими великолепными кедрами и соснами, между которыми струились бесчисленные прозрачные ручьи. Деревья здесь стояли реже, чем в центре острова, и лес изобиловал дичью. Из птиц встречался дикий американский индюк, мясо которого часто украшало стол островитян.

Северная часть острова была лесиста. Здесь часто встречались старые, давно заросшие болота. Болота чередовались с обширными участками песчаной почвы, поросшей дубом и соснами. На болотах росло много черники и брусники. Тут же можно было найти целые поляны белых грибов, а в ельниках – рыжики.

Казалось, ничто не угрожало счастью невольных робинзонов. Они ни в чем не нуждались, все необходимое, что не мог дать им сам остров, появлялось незамедлительно, словно кто-то следил за их желаниями и, угадывая их, немедленно выполнял. Климат на острове был ровным. Лето сменялось золотой осенью, за которой сразу же, минуя зиму, наступала весна.

И тем не менее беда пришла. Она пришла не откуда-то извне. Источником беды был сам Сергей. Все чаще и чаще его охватывало смутное беспокойство и раздражительность. Все реже он садился за письменный стол и включал компьютер. Ольга, которой он ещё недавно в часы отдыха любовался и восхищался, стала его раздражать. Особенно её неизменная покладистость. Казалось, она угадывала его желания и это угадывание и следующие за ним поступки вместо радости вызывали все усиливающееся раздражение. В таких случаях Ольга терялась, жалобно смотрела на него, тщетно стараясь понять причину. Нет, Сергей внешне никак не проявлял своё состояние, он был по-прежнему ровен и спокоен, но она неизменно, каким-то шестым чувством, угадывала его недовольство.

Однажды, проснувшись ночью, Сергей заметил, что она плачет. Раньше это взволновало бы его, обеспокоило, во всяком случае он постарался бы выяснить причину, но теперь лишь с досадой повернулся на другой бок и сделал вид, что спит. Это не укрылось от жены, и она весь следующий день была грустной и старалась не попадаться ему на глаза.

В последний год такое случалось все чаще. Сергей стал теперь уходить надолго в лес, возвращаясь только к вечеру, а иногда и на следующий день.

Особенно его тянуло на холмы юго-западной части острова. Он давно уже привык спать под открытым небом. На острове не встречались крупные хищники и ядовитые змеи. Однажды, правда, он обнаружил следы, судя по признакам, кошачей породы, но не мог определить его вида.

Сидя во время одной из таких прогулок у костра и наблюдая, как его отблески пляшут в окружающей тьме ночи, Сергей задумался, стараясь разобраться в самом себе. Его чувства к жене не вызывали у него никакого сомнения. Он любил её и твёрдо знал это. Он тяготился своей раздражительностью, приносящей жене огорчения. Часто засыпая и вспоминая прошедший день, Сергей давал себе слово завтра быть предельно внимательным к Ольге, но наступало утро, и все оставалось по-прежнему. Приступы беспричинной раздражительности учащались. Хуже было то, что его уже не тянуло к работе. Не было того всеохватывающего волнения, когда под его рукой рождались новые уравнения и формулы. Все сделанное им ранее представлялось ненужным. «Может быть, я дичаю, – с горькой усмешкой думал Сергей. – Я даже перестал бриться». Он провёл рукой по щеке. «Отпустить, что ли, бороду и стать настоящим дикарём с всклокоченной бородой и крепкими длинными когтями. Нет, с этим пора кончать». Ему вдруг захотелось искупаться.

До побережья по прямой было недалеко. Он быстро поел поджарившееся уже мясо, взял карабин и сумку и пошёл к берегу, намереваясь провести ночь на берегу моря.

Он шёл мимо холмов, вершины которых темнели на фоне неба. Погруженный в свои мысли, Сергей не заметил, что прошёл уже порядочно, а берега, который должен был быть рядом, все не чувствовалось.

«По-видимому, я несколько завернул к северу», – подумал он и сменил направление. Прошёл ещё час, но берег так и не показывался. «Что за черт! – выругался Сергей. – Придётся дождаться утра». Он огляделся. Холмы исчезли. Поверхность была ровной. Деревья росли очень редко. Под ногами – высокая трава. Сергей положил под голову сумку и лёг, но сейчас же вскочил. Небо!.. Оно было чужое…

ПОД НОВОЙ ЛУНОЙ

Постепенно стало светать. Сергей остановился. Охвативший его вначале страх прошёл. Возможно, необычности ситуаций за последние шесть лет жизни приучили его не удивляться внезапности перемен. Скорее не разумом, а подсознанием он уже давно ощутил странность реальности, если эта реальность была действительно реальностью, а не искусственным созданием развившейся за двести лет его отсутствия на Земле цивилизации. Поэтому чужое небо, поразившее его, могло бы вызвать у кого-то другого психологический шок, у него же это после вполне естественного испуга теперь вызывало скорее чувство любопытства. Поэтому он спокойно воспринял восход огромной луны, диаметр которой превышал раз в пять диаметр земного спутника. Стало почти светло. Серебристый свет ночного светила искажал краски, но Сергею казалось, что листва деревьев, так же, как и трава, окрашена в привычный зелёный цвет. Это его совсем успокоило.

Он ждал, что наваждение скоро кончится, и он снова будет у себя дома и увидит жену и детей. Чтобы не сидеть на месте, Сергей пошёл, выбрав себе для ориентира холм, видневшийся на горизонте. Горизонт ему показался несколько суженным. «Если это другая планета, – подумал он, – то её радиус уступает земному». Лёгкость в членах подтверждала догадку.

Теоретически он вполне допускал подобные смещения пространства и времени, тем более что его собственные расчёты доказывали их возможность, но это только теоретически. Что касается практики, тем более практики, где он сам оказался действующим лицом, то это как-то не укладывалось в сознании.

Так, мы часто теоретически понимаем вероятность катастроф, крушения поездов, самолётов, но не можем себе представить, вернее, не хотим представить себя их участниками. Мы все знаем, что умрём, но стараемся не думать об этом; планируем свои действия на время, превышающее подчас тот отрезок, который нам остаётся пройти в этой жизни. Наша душа окружена коконом иллюзии своей собственной исключительности и нашёптывает нам из этого кокона: «Спокойно, с тобой ничего не случится, а если и случится, то не с тобой, а с твоим соседом». Как хорошо, как это удобно и как это необходимо!

Тысячи и тысячи людей на нашей планете ежедневно попадают под машины. Мы это спокойно воспринимаем как вынужденную дань развитию техники и цивилизации. Но узнай кто-нибудь из нас, что через три года он попадёт под колёса автомобиля и его бездыханное тело увезут в морг, оставшиеся три года покажутся мучительнейшей пыткой. Разве не это чувствует раковый больной, когда ему со скорбным, приличествующим ситуации выражением лица сообщают диагноз.

«По-видимому, – решил Сергей, – со мной производят эксперимент, в котором я пока ничего не понимаю, но и ничего изменить не могу. Надо быть спокойным! Посмотрим, что будет дальше».

Поэтому Сергей совсем не удивился, когда перед ним внезапно выросли три низкорослые фигуры, одетые в нечто подобное скафандрам. Он остановился и даже приветливо помахал им рукой.

– Привет, мальчики.

«Мальчики» подошли поближе. Ростом они не достигали даже плеча Сергея. «Метр шестьдесят, не больше», – определил он. Однако в руках «мальчиков» Сергей заметил то, что заставило его быть настороже. Это были бластеры, во всяком случае нечто, очень на них похожее. Судя по тому, что эти штуки висели у них на шее и все трое многозначительно направили их на Сергея, он решил, что не ошибся в их назначении.

– Но-но, – произнёс он, стараясь придать голосу как можно больше спокойствия и дружелюбия. – Нам нечего с вами делить, и, если я вам чем-то не нравлюсь, я могу спокойно удалиться.

Тот, что стоял посредине и, очевидно, был старшим, отступил в сторону и протянул руку, приглашая Сергея пройти в указанном направлении. При этом он повёл бластером, явно подчёркивая категорический характер предложения. Сергею ничего не оставалось, как подчиниться. Один из низкорослых вышел вперёд, показывая дорогу, остальные пошли сзади на расстоянии метров шести—семи.

«Опытные», – подумал Сергей. Происходящее ему все меньше и меньше нравилось. Он задержал шаг и остановился. Сейчас же послышался свистящий окрик. Сергей продолжал стоять. Мгновенная вспышка, и земля у его ног оплавилась.

«Ого, – подумал Сергей, немедленно двигаясь с места. – Эти коротышки шутить не любят. Выходит, я пленник!»

Вскоре они подошли к забору, поверх которого тянулась колючая проволока. По углам забора стояли вышки. «Вот и концлагерь, – подумал Сергей. – Странно, бластеры и концлагерь… Что-то не вяжется».

Они подошли к воротам. У ворот расхаживал часовой. Конвоиры свистнули ему. Часовой что-то просвистел в ответ и открыл ворота. Сергей шагнул внутрь. Вокруг широкого двора стояли бараки. Судя по отблескам – луна уже высоко взошла – они были сделаны из металла. Прошли через плац и направились к расположенному поодаль приземистому строению. У крыльца его тоже стоял часовой. Последовал обмен свистом, и Сергея втолкнули внутрь дома. В комнате за обычным столом сидело подобие человека в голубом мундире с ярко-жёлтыми нашивками. Увидев входящего Сергея, он вскочил и что-то, как показалось, возбуждённо засвистел. Последовал длительный обмен свистящими звуками, в которых трудно было различить подобие слов.

Человечек вскочил, подбежал, семеня короткими ножками, к Сергею и, протянув руку, попытался достать до его головы. Тут только Сергей обратил внимание, что пальцев у него шесть. Руки, как, впрочем, и лицо, покрыты густой шерстью, и только ладони и пальцы были от неё свободными. Рассматривая вблизи, при свете плафона, канцеляриста, как окрестил его про себя Сергей, он не мог не содрогнуться от отвращения. Человек был уродлив в прямом смысле этого слова. Из-под волос головы торчали остроконечные собачьи уши, нос был как бы вывернут и смотрел вперёд ноздрями, из которых свешивались клочья шерсти. От человека неприятно пахло чем-то вроде псины, и Сергей невольно поморщился.

Канцелярист вернулся к столу и, наклонившись над ним, что-то снопа просвистел. Оттуда послышался ответный свист.

Конвоир ткнул его бластером в спину, приказывая выходить. Теперь с Сергеем шли четверо. Поодаль находилось ещё строение, но больше по размерам и значительно выше. Они вошли туда.

Сергея втолкнули в отделанную пластиком комнату и знаками велели раздеться. Затем совершенно голого повели через коридор в другую комнату, где уже сидело несколько обезьян, так теперь возмущённый Сергей решил называть их. Его, видимо, ждали, и сейчас же окружили. Его измеряли, щупали, заглядывали в рот, трогали органы и что-то возбуждённо свистели. Затем повели куда-то ещё и усадили в кресло. На голову надели шлем, а перед ним поставили большой экран и знаками предложили смотреть. На экране появился треугольник, затем шар. Сергей, уже понимая, в чем дело, вообразил неэвклидову поверхность. Её изображение сразу же появилось на экране. Обезьяны возбуждённо засвистели. Одна из них, по-видимому, самая эмоциональная, забегала по комнате, свистя и размахивая руками.

Затем на экране появились какие-то знаки. Сергей понял и изобразил азбуку. Затем «стёр» её и изобразил слова «Пошли вы все на…». «Стёр» и снова изобразил азбуку. Возбуждение среди обезьян росло.

На экране появилось изображение звёздного неба. Две звёздочки мигали при этом. Сколько ни пытался Сергей понять звёздную карту, но не мог ничего припомнить. Расположение их было незнакомым. На всякий случай он по памяти разместил на экране знакомые созвездия и затем изменил их расположение и показал небо таким, каким оно выглядело с Марса. Землю он обозначил мигающей точкой. Обезьяны были чем-то ошеломлены. Снова появилась карта неба. Сергей перечеркнул её жирной чертой и снова изобразил свою. Затем – ему это уже надоело – изобразил одетого человека, потом голого и снова одетого, давая им знать, что он хочет, чтобы ему вернули одежду. Сейчас же на экране появился одетый Сергей, перечёркнутый чертой, и затем он же голый. Сергей возмутился и хотел встать. Но конвоирующие обезьяны направили на него бластеры. Снова появилось изображение. Сергей покорился и стал отвечать на вопросы.

Самым интересным было изображение разреза мозга с контурами черт обезьян-хозяев. Сергей обратил внимание на сильно развитые височные доли. Что касается лобных, то они были значительно меньше. Сергей изобразил мозг человека. Это у обезьян вызвало, как показалось Сергею, разочарование. Тогда Сергей изобразил атомный взрыв. Это произвело на обезьян шоковое впечатление. Они вдруг притихли. Минут пять они тихо между собой пересвистывались. На экране вдруг появилось изображение космического корабля. Обезьяны вопросительно посмотрели на пленника. Сергею вдруг смертельно все надоело. Хотелось пить. Он дал знак, но обезьяны продолжали показывать ему на экран. Сергей изобразил стакан с водой, потом человека, пьющего воду. Они поняли. Одна из обезьян вышла и скоро вернулась, неся грязную миску, в которой было что-то напоминающее воду, но с гнилостным запахом. Сергей с отвращением отвернулся. Охранник ткнул бластером в плечо и указал на экран. Сергей окончательно разозлился. Он изобразил телегу и лошадь. Обезьяны ошеломлённо переглянулись, потом схватились за бока и, раскачиваясь, залились свистом. Одна из них подскочила к Сергею и покровительственно похлопала по плечу. Сергей злился все больше.

Вдруг обезьяна что-то возбуждённо засвистела, показывая на Сергея и охранников. На экране появилось изображение бластера. Сергей послал на экран изображение зонтика. Потом человека, стоящего под проливным дождём под зонтом. Это изображение привело обезьян в ещё большее веселье. Одна из них подбежала к охраннику и, весело свистя, схватила бластер и, подняв над головой, заплясала по комнате. Общее веселье возросло.

Затем они оставили его в покое и стали совещаться. Очевидно, единство во мнениях не было достигнуто. Особенно горячился один из них, в расшитом золотом мундире. Он несколько раз вскакивал, стучал себя кулаком по лбу. Затем, захватив со стола предмет, который оказался циркулем, подобно применяемым в акушерстве, стал мерить череп Сергея, что-то возбуждённо свистя. Другие, по-видимому, с ним не соглашались, так как тот злился все больше.

Сергей от нечего делать послал на экран изображение обезьяны, одетой в мундир с эполетами, но без штанов и с циркулем в руках. Обезьяны покатились со смеху, а тот, чьё изображение светилось на экране, выбежал вон, возбуждённо размахивая руками. У двери он ещё раз остановился, повернулся к другим и несколько раз постучал себе по голове. Очевидно, его точка зрения не одержала верх.

Оставшиеся снова подошли к Сергею, что-то посвистывая и ещё тщательнее разглядывая его. Затем одна из них протянула Сергею предмет, в котором он узнал обыкновенный динамометр. Сергей сжал его, послышался треск лопнувшей пружины. Принесли побольше, с ним случилось то же самое. Обезьяны возбуждённо засвистели.

Ему снова показали на экран. Сергей вздрогнул. На экране стояла его лесная нимфа. Та или крайне похожая на неё, что внезапно встретилась ему три года назад в лесу у дома. Сам не зная почему, он тут же послал на экран своё изображение, которое стало рядом. В это время дверь открылась, и вошли две обезьяны. В первой он узнал обезьяну с циркулем. Вторая обезьяна была одета в такой же голубой мундир, но с большим количеством нашивок. По тому, как остальные обезьяны встали и почтительно вытянулись, Сергей понял, что вошедший является их начальником.

Начальник что-то просвистел, и конвоиры велели Сергею встать. Его повели по длинному коридору, затем поднялись на второй этаж и вошли в большую комнату, в которой Сергей безошибочно узнал операционную. Он весь напрягся. Намерения обезьян уже не вызывали сомнения. На одном из столов лежал человек. Он был такой же, как и Сергей, но значительно ниже ростом. Череп его был подготовлен к операции.

Сергей скосил глаза. Охранники стояли рядом. «Это хорошо. Вырвать бластер не представит труда», – подумал он. За секунду до прыжка его вдруг остановил засветившийся большой экран на противоположной стороне операционной. На нем появилось изображение обезьяны в красном мундире. Она сердито, как показалось, засвистела, обращаясь к начальнику, который стоял по стойке смирно и что-то отрывисто просвистел в ответ. Красный мундир взглянул на Сергея и отдал отрывистое приказание. Сейчас же охранники дёрнули Сергея за руку и кивком головы показали. на выход. «Ага, операция откладывается, – понял Сергей, – что ж, это к лучшему. Надо осмотреться».

Осматриваться долго не пришлось. Если у Сергея и были какие-то сомнения, то скоро рассеялись.

Он находился в самом обычном концлагере, знакомом ему до сих пор только по книгам исторического содержания. Когда-то, ещё задолго до рождения Сергея, такие лагеря покрывали планету. Облечённые властью загоняли в эти лагеря недовольных. Впрочем, считал Сергей, это была только замена скрытого рабства, прикрытого хламидой законов, при которых любой человек мог быть жертвой произвола властей, на рабство, при котором носителем этой неограниченной власти мог быть любой охранник. Менялись только форма и условия существования, а сущность оставалась той же.


«Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой…»

– пришли в голову строки Пушкина…

Сергей горько усмехнулся. Казалось, что космические корабли, бластеры, психоэкраны, управляемые мыслью, – вещи несовместимые с концлагерями и опытами над людьми. Сергей вспомнил операционную. Фашисты, в литературе так назывались экстремисты конца XX века, могут носить не только коричневые рубашки и автоматы, но и космические скафандры и бластеры. На смену танкам приходят космические корабли, и фашизм выходит в космос, захватывает планеты и звёздные системы, насаждая везде концлагеря с колючей проволокой и вышками с прожекторами.

Какой-то слюнтяй, вспомнил Сергей с раздражением прочитанную когда-то книгу по социологии, – разглагольствовал о том, что технический прогресс неизбежно приведёт к демократии, социальной справедливости и всеобщему равенству. Нет, чем больше развивается техника, тем большей опасности подвергается человечество, ибо на смену автоматам и пулемётам приходят нейропаралитические газы, новейшая вычислительная техника, химические препараты, один укол которых делает человека безвольным; нейрохирургия, услужливые психиатры, угодливо превращающие каждого инакомыслящего в шизофреника. «Какое счастье, – подумал Сергей, – что человечество избежало подобной участи».

Утром каждого дня барак просыпался от воя сирены. Надо было быстро вскакивать и бежать на плац. Заключённые выстраивались в шеренги. Появлялись надзиратели в голубых мундирах с жёлтыми полосами на груди. Помимо бластеров, у надзирателей были короткие, около метра в длину, жезлы, окрашенные в чёрную краску с белыми полосами. Это были и дубинки, и электроразрядники одновременно. Ими можно было подстёгивать электроударами замешкавшихся заключённых, а можно было и убить, если дать разряд больше. Заключённых строем вели к воротам, там приходилось проходить по двое. Каждому совали в руки пластмассовый пакет с едой, которую ели уже в дороге. Их грузили на платформы, которые с воем неслись в двух метрах от земли по направлению к строящемуся космодрому. Что это космодром, можно было не сомневаться. Сергей был специалистом и прекрасно знал все атрибуты подобных сооружений. Вдобавок несколько вдали от строительства высилась чёрная громада космического корабля.

Работали весь день до заката жёлтого, удивительно похожего на земное, солнца. Оно дольше держалось на небе. Сутки здесь продолжались тридцать часов, а не двадцать четыре, как на Земле. Второй раз кормили только после заката. Затем работали ещё три часа, и заключённых отвозили в бараки.

Так прошли две первые недели заключения.

За это время Сергей успел уже познакомиться со своими новыми товарищами. Это были самые настоящие люди, ничем не отличающиеся от Сергея, разве что отсутствием растительности на лице и несколько меньшим ростом. Самый высокий из них достигал макушкой до уровня глаз Сергея. Их несколько хрупкое, даже изящное строение тела больше напоминало строение тела подростка, чем взрослого мужчины. Вообще, они были очень красивы с человеческой точки зрения. Правильные черты лица, большие глаза и несколько мягкая, округлая линия подбородка, пожалуй, подходили бы женщине. Ноги, это были ноги прирождённых бегунов, отличались длинными голенями и высоким подъёмом ступни. Ясно было, что им недоставало физической силы землян. Мощный атлетический торс Сергея, его широкие плечи вызывали у его новых товарищей восхищение, граничащее со страхом и каким-то, как потом выяснилось, обожествлением. Некоторых он уже знал по имени. Особенно он сблизился с Высоким, его имя, как он узнал позже, было Гор. Их язык, певучий, но твёрдый, по своим чередованиям гласных и согласных ничем не отличался от земных языков и даже, пожалуй, был ближе к родному языку Сергея, чем, например, китайский или арабский. Вскоре Сергей научился объясняться со своими новыми знакомыми. Они тоже усвоили много слов русского языка и, как показалось Сергею, со значительно большей лёгкостью, чем он сам усваивал незнакомые слова их певучего наречия. Потом Сергей узнал секрет этого. Он вскоре сдружился с Гором, и тот перебрался к нему на нары. Нары, металлические полки из дюраля в четыре этажа, поднимались по бокам и в центре каждого барака. Подстилкой служила сухая трава, которую меняли раз в три месяца. Сверху травы каждому был дан кусок синтетического материала, чем-то напоминающий Сергею обыкновенный полиэтилен, но гораздо прочнее.

По мере того как языковой барьер снижался, Сергей узнавал все больше и больше о жителях этой планеты. Обезьяны, он упорно продолжал так называть своих первых знакомцев и хозяев концлагеря, были пришельцами, появившимися здесь сравнительно недавно. Коренное население планеты жило отдельными небольшими племенами. Что такое государство, они не знали. Поражала их беспомощность в отношении техники. Обезьяны, или свистуны, как их называли туземцы, доверяли последним самые примитивные орудия труда: лопаты, кирки, носилки, бульдозерами и кранами управляли сами свистуны. Сергей как-то предложил свои услуги свистуну, работающему на бульдозере, когда заметил, что тот, по-видимому, устал. Тот недоверчиво покачал головой, но пропустил Сергея в кабину. Кабина была страшно тесна, но он все-таки смог в неё залезть, и вскоре бульдозер заработал не хуже, чем в руках свистуна. Посмотреть на это чудо сбежались другие. Они покатывались со смеху, показывая пальцами на Сергея. По-видимому, они относили Сергея, как и его товарищей, к низшим существам, которым недоступно управление техникой. Их веселье в этом случае было понятно, как было бы понятно веселье людей, если бы за рычагами управлении сидела обезьяна или бурый медведь.

С тех пор то одна, то другая обезьяна из работающих на бульдозерах свистом подзывала Сергея и, показывая рукой на машину, предлагала, вернее, приказывала приступить к работе.

После этого случая новые товарищи Сергея начали было сторониться его, но именно тогда и произошло знакомство Сергея с Гором, которое вскоре переросло в крепкую дружбу.

Однажды Гор, это было в самом начале их знакомства, приблизился к нему и, заметив, что охранник смотрит в другую сторону – разговоры во время работы строго запрещались, за что следовало немедленное наказание в виде удара током, – сказал:

– Я тебя знаю, – он продолжил что-то на своём наречии, но Сергей не понял, что.

Ночью, когда уже все спали, Гор снова начал разговор.

– Ты с Прохода, – утвердительно сказал он и добавил: – Тебя видела Стелла.

Поразительное сходство с земным именем заставило Сергея вздрогнуть.

– Стелла-стрела, – сказал он.

Гор что-то сказал, и в его голосе послышалось удивление. Сергей кратко объяснил ему, что такое стрела. Гор обрадовался:

– Да! Стелла стройная, как стрела, – произнёс он по-русски. – Она мне сестра, – добавил он на своём языке, но Сергей его понял.

Он понял также и то, что таинственная лесная незнакомка была сестрой Гора. Но что такое Проход и как Стелла очутилась на острове, этого Сергей не мог понять. Лишь потом, когда запас его слов, вернее, запас слов Гора, который явно опережал Сергея в этом отношении, увеличился, он узнал то, что пробудило в нем надежду на скорое избавление.

Проход, как он понял, составлял великую тайну племени, к которому принадлежал Гор. Это было скрытое место между двумя холмами в нескольких километрах от лагеря, пройдя которое можно очутиться в новом мире.

– Звезды этого мира другие, – сказал Гор. – Луна маленькая и иногда умирает вся, не как у нас.

Только старейший племени Дук знал тайну Прохода. Гор был посвящён в неё, так как должен был после смерти Дука стать во главе племени. Он же как-то показал Проход сестре.

– Время там течёт не так, – загадочно сказал Гор. – Год назад, – продолжал Гор, – прилетели свистуны и стали ловить наших женщин и мужчин. Племя ушло далеко на юг, чтобы не встречаться с врагами, но они прилетели на платформах, многих убили, а многих поймали в плен. Я не знаю, удалось ли Дуку и Стелле избежать этой участи. Если да, то они, наверное, в долине двух рек, далеко отсюда, на юге. Ночи не проходит, чтобы я не думал о побеге. Несколько наших пытались бежать, но были убиты неведомой силой, когда перелезали через забор.

– Забор они, видимо, держат под током, – сказал Сергей.

Что такое ток, Гору было непонятно, и он покачал печально головой.

– Ничего, мы это как-нибудь разрешим, – пообещал Сергей. – Но ты должен показать мне путь к Проходу. Там, понимаешь, остались моя жена и дети.

Гор кивнул головой в знак согласия.

Надежда на скорое возвращение оживила Сергея. Он даже пропустил мимо ушей замечание Гора о времени. В голове зародился план освобождения.

– Хорошо, что у свистунов нет собак, – сказал он.

– Что такое собак? – спросил Гор.

Сергей объяснил.

– Плохо, что нет, – покачал головой Гор. – Раньше были, но их всех свистуны поубивали.

– Почему же плохо, – удивился Сергей. – Ведь собака почует человека и подымет тревогу, тогда тайно нельзя будет бежать.

– Я немного могу приказывать собаке, – загадочно ответил Гор. – Они меня слушают, я им приказываю, они бросаются на охранников, и мы бежим, – пояснил он. – Так было, когда они явились к нам в первый раз. Мы тогда убили много свистунов, так как нам помогли их собаки.

Позже, прожив известное время с людьми племени Гора, Сергей понял, что цивилизация планеты Элиа, так она звучала на языке Гора, отличалась от цивилизации Земли своим направлением развития. Это была не техническая, а биологическая цивилизация. Элиане составляли единое целое с природой и получали от неё все, что хотели, не прибегая к насилию над её недрами и живым миром. Он видел их стада и поля, сады и огороды и не уставал поражаться гармонии и совершенству народа Элии и той щедрости, с какой природа одаривала своих любимых детей. Это были действительно любимые дети природы. Они понимали языки животных и растений. Да, именно растений, хотя это не могло уложиться в голову. На его глазах, дерево сгибалось и протягивало свои плоды прекрасной элианке. На его глазах свирепый хищник, чем-то напоминающий нашего тигра, покорно ложился у ног человека. «Может быть, – думал Сергей, – это и есть тот забытый и потерянный сад библейского Эдема, в котором обитали наши прародители до грехопадения».

Но это все в будущем. Сейчас же над ним был дюралевый свод барака, нестерпимо нагревшийся на солнце, отчего духота держалась до середины ночи. Надо было думать о том, как скорее выбраться.

НЕНАВИСТЬ

Каждое утро, когда заключённые выстраивались на плацу, надсмотрщики отбирали шесть элиан и отводили в сторону. Что с ними было дальше – никто не знал. Они больше не появлялись в бараке. Смутная догадка беспокоила Сергея. Вскоре произошло событие, которое её подтвердило.

В лагере от каждого барака по двенадцать человек работала команда заключённых, которых использовали на внутренних работах. Их кормили немного лучше остальных, и им доставалась часть пайков умерших в этот день элиан. Обычно таких было не больше тридцати человек. Элиане, как уже говорилось, от природы не были физически крепкими людьми. Тяжёлый физический труд на космодроме и скудная еда быстро подтачивали силы, многие не выдерживали и двух месяцев лагерной жизни. Останавливаться на работе, отдыхать, а тем более разговаривать строго запрещалось. На глазах остальных в первый же день пребывания в лагере были забиты охранниками двое только за то, что присели отдохнуть на край котлована.

Убыль в рабочей силе время от времени пополнялась новыми партиями заключённых. Их обычно привозили на платформах. Это были пленники регулярных набегов свистунов на те селения, которые ещё не успели откочевать на юг страны. Обычно это были мужчины, но однажды привезли и женщин. Их быстро отделили от остальных, погрузили на платформу, и та с воем умчалась.

Элиане, используемые на внутренних работах, держались особняком. Может быть, потому, что остальные заключённые относились к ним с каким-то презрением и брезгливостью. Эта враждебность к ним подкреплялась ещё тем, что рабочим зондеркоманды, как её окрестил Сергей, позволялось спать ещё час после подъёма и ещё час до отбоя. Во всяком случае, когда заключённые возвращались в бараки, те уже спали на своих привилегированных местах у самого выхода из барака. Здесь воздух был чище и не наполнен так испарениями немытых человеческих тел. Это была лагерная аристократия и лагерные парии одновременно.

Думая постоянно о побеге, Сергей старался в то немногое время, которое оставалось от утренней проверки до погрузки, когда колонна заключённых шла к воротам, разобраться в строении лагеря, расположении бараков и наиболее удобных подходов к забору. Это ему пока не удалось. Сделать же такую разведку перед сном не представлялось никакой возможности. Сразу же после прибытия в лагерь заключённых загоняли в барак, ворота которого запирались снаружи.

Единственно, от кого он мог получить необходимые сведения, – были люди из зондеркоманды.

От его внимания не ускользнуло то подчёркнутое уважение, которое заключённые оказывали Гору. Поэтому он решил действовать через него. Когда он изложил свой план Гору, тот вначале недовольно поморщился. Вступать в разговор с людьми из зондеркоманды ему явно не хотелось.

– Что ты имеешь против них? Это такие же, как и ты, несчастные пленники. Не их вина, что на них пал выбор. С таким же успехом могли выбрать и тебя.

– Никогда, – гордо ответил Гор. – Никогда Гор не унизится до роли предателя!

– Ну какие же они предатели? – сказал Сергей. – Их заставили. Если бы кто-нибудь из них не подчинился, то ты знаешь, что с ним бы сделали.

Подумав ещё немного, Гор согласился. Этой ночью он не спал рядом с Сергеем.

В следующую ночь, когда все уже, казалось, спали, Гор толкнул локтем Сергея.

– Есть тут один, – прошептал он. – Он из моего селения, и ему можно верить. Он поговорит с другими.

– Только осторожно, – предупредил Сергей.

– Если кто-то задумает предательство, мы будем знать заранее, – пообещал Гор. – У нас нельзя хранить тайну, – загадочно добавил он. – Если у человека чёрные мысли, то у него чёрное лицо.

– А какое лицо у меня? – шутливо спросил Сергей. Его борода и волосы на голове настолько отросли за это время, что закрывали почти все лицо, оставляя свободное место только для глаз и носа.

– У тебя лицо, как чистое небо! – серьёзно сказал Гор, и в его голосе послышалась теплота.

Прошло ещё три дня. Ночью Сергей уже знал во всех подробностях план лагеря, но, увы, ничего не мог путного придумать. Подступы к забору хорошо просматривались с вышек. Обнаружить провод, подающий электроток к забору, так и не удалось. «Что, если спрыгнуть с платформы во время её полёта?» – подумал Сергеи, но тут же отбросил глупую мысль. Платформа мчалась со скоростью не меньше двухсот пятидесяти километров в час. Прыгать на такой скорости с высоты четырех-пяти метров было равносильно самоубийству. Кроме того, на каждой платформе находилось по четыре охранника, вооружённых бластерами. Даже если удастся не разбиться при прыжке, то укрыться от луча бластера на открытой каменистой местности невозможно.

Было ясно, что свистуны предусмотрели все возможности побега. По-видимому, они располагали в этом отношении немалым опытом как у себя, на своей планете, так и, возможно, на других. «Но все же должно быть слабое звено! – думал землянин. – Нет такой системы, которая бы не имела уязвимого места!» Это он точно знал. Неуязвимую систему просто теоретически создать нельзя. Об этом свидетельствовал весь его опыт. «И не только мой, – подумал он, – но и опыт всего человечества. Сколько раз создавались, как утверждалось, незыблемые системы в его истории, создавались тысячелетние рейхи, империи, где, казалось, все было предусмотрено, где каждый шаг человека был заранее предопределён и рассчитан, где все население чуть ли не с грудного возраста подвергалось тотальной обработке гигантским пропагандистским аппаратом, где первое слово, которое читал ребёнок, было имя фюрера, вождя нации, вождя страны, гения всех времён и народов! Где сейчас эти империи? Память о них – только на свалках истории».

Прикосновение Гора заставило его очнуться от своих дум.

– Здесь один, – прошептал Гор, – хочет говорить с тобой.

Сергей кивнул в знак согласия. У края нар показалась голова человека. Сергею показалось, что он его видел раньше. «Да, конечно, это он», – решил Сергей. Он вспомнил, что при возвращении в барак этот элианин, спавший среди других из зондеркоманды у входа, каждый раз, когда мимо проходил Сергей, приподнимал голову, как-будто хотел что-то сказать, но не решался.

То, что узнал Сергей, было страшным.

Элианин работал в группе зондеркоманды, которая была занята подсобными работами и уборкой помещений в большом корпусе лагеря. В том корпусе, куда поначалу привели Сергея и усадили перед экраном. Ежедневно он и два его напарника выносили из операционной тела прооперированных и бросали их в лифт. Что потом делали с этими телами, он не знает, но точно знает, что у каждого прооперированного была спилена крышка черепа и удалён мозг. Однажды он увидел, замешкавшись с погрузкой трупов, как мимо него провезли тележку с большими стеклянными банками, наполненными прозрачной жидкостью. В каждой банке лежал живой мозг. Он пульсировал. Тележку поставили в лифт, не тот, куда грузят трупы, а в другой, в противоположной стороне коридора, и лифт пошёл вниз. Этим лифтом, сообщил он, пользуются часто. На нем, он видел однажды, спускался даже свистун в красном мундире. Раньше он его никогда в лагере не видел.

– Как тебя зовут? – спросил Сергей.

– Ларт, – ответил тот и добавил: – Я из племени Гора.

– Ему можно верить. – подтвердил Гор.

– Слушай, Ларт, – тихо проговорил Сергей. – Надо попытаться пробраться в то помещение, куда они свозят мозг. Это очень важно! От этого зависит судьба твоего народа!

Сергею стало все ясно. Ещё до его отлёта на Счастливую на Земле в науке существовала трудная проблема, которая получила название сначала магнитной несовместимости электронных систем, а затем общее название как несовместимость больших вычислительных систем. Развитие радиоэлектроники, начавшееся в конце XX века, вскоре столкнулось с трудной проблемой. По мере роста электронных систем, соединения их в сверхбольшие системы в их работе появились непреодолимые помехи, источником которых были сами составляющие её подсистемы. Нельзя было добиться слаженности в ритме их работы. Такие системы иногда принимали ошибочные решения. Однажды это чуть ли не закончилось тотальной катастрофой. Выведенная на орбиту спутника Земли система дала команду подводным лодкам начать обстрел якобы баллистических ракет противника. Лодки дали залп. Только сдержанность и экстренные меры другой стороны предотвратили тогда всеобщую ядерную катастрофу. Человечество стояло на пороге всеобщего уничтожения.

Тогда-то и было высказано предположение, что ключ к решению проблемы несовместимости лежит в изучении функциональной структуры мозга. Это послужило большим толчком в развитии нейрофизиологии и нейробионики. Проблема была решена, и её решение позволило развиваться дальше электронике, без чего развитие человечества было бы немыслимо.

Сергей вспомнил, что где-то предлагалось сращивание мозга человека с электронной системой. Но это предложение было отвергнуто как негуманное, к тому же для такой системы нужен был ещё живой мозг, т.е. взятый у живого человека. Замена же мозга человека мозгом животного не дала ожидаемых результатов.

Сергей понял, что свистуны используют мозг элиан именно в этих целях, создавая гигантскую вычислительную систему, может быть, даже искусственный интеллект.

– Я воспользуюсь тем, что нас не запирают в бараке до вашего возвращения, и постараюсь незаметно выскользнуть из него и пробраться в корпус. Я не умею управлять лифтом, – продолжал он, – и спущусь по его клетке. Кроме того, движение лифта сразу заметят.

– Там, в корпусе, свистуны не носят защитных сеток, – заметил Гор. – Постарайся поэтому узнать побольше.

– Что за защитные сетки? – спросил Сергей.

– Мы можем знать, что человек думает, если на нем нет железа, – ответил Гор. – Железо нам мешает. Когда свистуны догадались об этом, они начали носить на теле железо.

– Как плохо, что вы, элиане, совсем ничего не смыслите в технике! – с сожалением сказал Сергей и вдруг замолк, поражённый мыслью, которая буквально его обожгла.

– Постой, – вдруг сказал Гор, обращаясь к Ларту. – Как ты вернёшься назад? Ведь ночью бараки заперты.

– Я не буду возвращаться, – сказал он. Я останусь на всю ночь там, а утром, когда вас выведут и погрузят на платформы, проскользну в барак. Он будет открыт.

Риск был велик. За каждого недосчитанного при проверке человека, если тот не умер от истощения и труп его не найден в бараке, немедленно казнили двадцать четыре элианина. У свистунов была шестиричная система исчисления. Это Сергей отметил про себя уже давно. В том плане, который он задумал, это могло сыграть свою роль.

– Может быть, – начал Сергей, испытывая некоторое колебание, – подождать два—три дня и подготовиться получше.

– Нельзя! – жёстко отрезал Гор. – Через три дня восход луны будет сразу же за заходом солнца. У нас не будет тёмного промежутка времени.

– Надо достать труп, – оживился вдруг Ларт.

Действительно, если подсунуть охранникам труп, который они, наверно, не будут рассматривать, то отсутствие одного из заключённых можно объяснить его смертью.

– Наши это сделают, – успокоил Ларт.

– Тогда, – оживился Сергей, – если с трупом все выйдет, то постарайся затаиться в корпусе. Наверное, там найдётся укромное место. Все, что увидишь, передашь со своими. Я через них укажу тебе, что надо будет делать.

Гор вдруг замер. Видно, у него появилась новая идея.

– Ты что-то хочешь предложить? – тихо спросил Сергей.

– Не знаю, как получится. У нас некоторые умеют это делать.

– Что? – не понял Сергей.

– Сейчас… Что свистуны делают с телами умерших? – обратился он к Ларту.

– Этим занимается другая группа, – ответил тот. – Если трупов мало, то их держат в сарае у северной части забора. Когда наберётся больше ста, грузят на платформу и с четырьмя охранниками везут к вырытому ещё в прошлом году рву. Это не так далеко. Там их сбрасывают и присыпают землёй.

– Сильно засыпают?

– Нет, только, чтобы присыпать. Свистуны обычно торопятся назад.

– Тогда скажи своим, чтобы на этот раз присыпали только слегка.

Гор тихо соскользнул с нар.

– Ждите меня здесь, – прошептал он и растворился во мраке барака.

Ждать пришлось долго. Сергей начал смутно догадываться, в чем дело. Действительно, если план Гора осуществится, то затруднения, связанные с отсутствием в бараке Ларта, исчезнут. Кроме того, это можно будет использовать и в дальнейшем.

Наконец Гор вернулся.

– В нашем бараке есть пять таких, что умеют, – сообщил он.

– Становиться временно «мёртвыми»? – проверил свою догадку Сергей.

Гор кивнул.

– У нас это тоже умеют некоторые, но их очень мало.

– У нас их тоже мало. В моем племени это умели делать только человек тридцать. Это вообще не нужно нам. Так просто…

– Постой, постой! А сколько таких людей наберётся во всех бараках?

– Не знаю. Может, сто, может, меньше… Зачем это?

– Попробуй разузнать, – попросил Сергей. – Это очень важно!

Его план начал обрисовываться чётче.

– Есть два варианта. Можно использовать один или оба вместе.

«Посмотрим, что даст завтрашний эксперимент», – подумал он, но пока ничего не сказал Гору и Ларту.

Утром следующего дня, когда заключённых разместили на платформе, Сергей постарался протиснуться ближе к переднему её краю и стал за спиной охранника, стоящего в правом углу платформы. Он единственный стоял спиной к заключённым, остальные три всегда стояли лицом к ним, держа их под прицелом бластеров. Этот же смотрел вперёд, и платформа, повинуясь его взгляду, как заметил Сергей, двигалась в указанном направлении.

Когда они отлетели уже на порядочное расстояние и лагерь скрылся за горизонтом, Сергей приступил к эксперименту. Сначала у него ничего не получалось. Он все не мог избавиться от словесного отображения мысли. Но вот платформа чуть-чуть стала отставать от впереди идущей. Охранник это вскоре заметил, и платформа понеслась быстрее. Теперь Сергей стал мысленно подгонять её. Расстояние между платформами стало быстро сокращаться. Сергей прекратил опыты. Он знал уже достаточно! Продолжать дальше бессмысленно и могло вызвать подозрения.

Вся следующая неделя ушла на подготовку задуманного. В лагере была образована подпольная группа руководства восстанием. Гор связался с другими бараками, и все ждали сигнала.

Элиане были все прирождёнными экстрасенсами, как понял Сергей. В общении между собой они могли обходиться почти без слов, понимая настроение и намерения друг друга. Конечно, такое общение не заменяло словесного и уступало ему в точности определения, но значительно в данном случае облегчало организацию заговора.

Каждую ночь Сергей получал вести от Ларта, который нашёл скрытое убежище в подвале центрального корпуса. Сведения, переданные Лартом, касались главного назначения концлагеря. Свистуны строили ракетодром для принятия большого десанта. В подземных помещениях главного корпуса концлагеря усиленными темпами оборудовался вычислительный центр. Фактически это был искусственный интеллект. В качестве составной части согласования огромной электронной системы использовался живой мозг человека, вернее, множество вырезанного живого мозга элиан. Ритмы их работы согласовывали ритмы электронной части искусственного интеллекта, подавляя, вернее, не позволяя развиться явлениям магнитной несовместимости его составных частей. Всего этого Ларт, конечно, не понимал. Но его сообщения и описания позволили Сергею точнее понять происходящее. Врождённые свойства элианина позволяли ему избежать роковой для него встречи с дежурными в помещениях центра.

В назначенный час Ларт должен был перекрыть подачу кислорода к сосудам с питательной жидкостью, в которых находился человеческий мозг. Шести минут такого удушья было бы достаточно, чтобы вывести органическую часть искусственного интеллекта из строя и вызвать общее рассогласование всей системы. Сергей подозревал, что все внутренние службы концлагеря также подключены к системе искусственного интеллекта, хотя и не был уверен в этом. Одно он знал наверняка, что готовящийся на Элию десант не может быть осуществлён без помощи искусственного интеллекта. Сергей, как мог, объяснил это Гору, чтобы элианин чётко себе представлял, что от успеха задуманного восстания зависит судьба всей его планеты.

Создание системы искусственного интеллекта, по-видимому, шло к завершению, так как число ежедневно отбираемых для этого элиан увеличивалось с каждым днём. Операционная работала полным ходом.

В утро дня восстания в бараках было обнаружено больше умерших, чем в обычный день. Так как перевозка трупов в ров была сделана накануне, то новых поместили пока в сараи. После захода солнца к прибытию платформ часть умерших должна была «ожить» и обеспечить успех восстания ударом с тыла. В их задачу входило вывести из строя щит распределения подачи электроэнергии, обнаружить который удалось недавно с помощью людей из зондеркоманды. В их же задачу входило открыть ночью бараки и выпустить заключённых, если решающий эксперимент, намеченный на сегодня Сергеем, будет неудачен. От этого эксперимента зависело, будет ли у восставших оружие или его придётся добывать голыми руками. Эксперимент был очень рискованным.

Как и предполагал Сергей, хорошо продуманная система охраны заключённых имела слабое место. Это слабое место заключалось в глубоком презрении свистунов к элианам. Элиане, как уже говорилось, совершенно не понимали техники, так как их развитие шло в другом направлении. Это направление сделало элиан повелителями всей органической природы планеты, но одновременно не развило в них агрессивности и, следовательно, инициативы. Врождённые качества экстрасенсов наложили свой отпечаток на мораль их общества, сочетающую в себе непосредственность с исключительной тактичностью во взаимоотношениях между людьми. В их эволюции действовал особый естественный отбор, до некоторой степени противоположный естественному отбору землян. Непорядочный человек в обществе элиан не мог от других скрыть своей непорядочности, нечестности и вскоре оказывался в изоляции. Ни одна женщина, читающая его мысли, как свои собственные, не захотела бы иметь от него детей. Элиане называли таких людей людьми с чёрными лицами и всячески избегали их. Подобно тому, как на Земле человек с отталкивающим физическим уродством не смог бы скрыть своего уродства от окружающих, так и у элиан люди с уродством душевным были у всех на виду, Элиане не знали ни войн, ни насилия. Поэтому агрессия свистунов не вызвала эффективного отпора. Появление в обществе элиан землянина с присущей этой расе агрессивной инициативой внесло необходимое дополнение к организации сопротивления.

– Помните, – инструктировал Сергей Гора и его товарищей, – как только я подам знак, сразу же образно представьте себе резкую остановку платформы. Но не раньше поданного сигнала.

Он рассчитывал, что свистуны примут такую остановку за ошибку «водителя», поэтому планировал произвести её в конце пути, на территории ракетодрома, когда платформа начинала плавно снижать скорость.

Эксперимент удался полностью. Платформа так резко остановилась, что стоящие в ней люди попадали, а охранников, место которых было впереди платформы, буквально выбросило за борт.

Как и предполагал Сергей, вся вина за случившееся легла на «водителя», его долго распекал свистун в жёлто-голубом мундире с золотыми нашивками на рукавах. «Водитель» стоял вытянувшись, не смея шелохнуться. Под конец начальник стукнул кулаком по лбу провинившегося и отошёл. «Водитель» с досады избил электродубинкой двух попавшихся под руку элиан. Одного настолько сильно, что тот остался лежать на бетонной полосе. Подошёл охранник и хладнокровно прикончил его электроразрядом. Начальник, стоя неподалёку, наблюдал за экзекуцией и, когда все было кончено, спокойно повернулся и пошёл прочь. Все остальные, включая и элиан, настолько привыкли к этим ежедневно повторяющимся сценам, что не обратили на происходящее особого внимания. Сергей же, хотя тоже «привык», да и не мог не привыкнуть, если у него на глазах ежедневно несколько элиан становились жертвами произвола, а иногда и просто развлечения охраны, внутренне кипел от негодования и ненависти.

Обычным развлечением охраны была такая сцена. Два охранника становились поодаль друг от друга и знаками и свистом начинали подзывать к себе одного из элиан. Когда тот направлялся к первому, второй начинал делать вид, что страшно рассержен. Элианин бросался к нему. Первый тогда, в свою очередь, показывал своё негодование. Несчастный кидался от одного к другому. Зрители хохотали, упёршись лапами в животы. Наконец жертва делала выбор и подходила к одному из двух, тот давал ей «поручение» что-то принести. Когда несчастный кидался выполнять поручение, второй убивал его электроразрядом в наказание за непослушание. После этого артисты и зрители, продолжая хохотать, шли пить пиво.

Другим развлечением была игра, носящая название «Съесть лягушку». Охранник подходил к элианину и, дружески похлопывая его по плечу, угощал глотком пива. Отказаться – значит оскорбить охранника, что каралось смертью. Когда элианин подчинялся и выпивал предложенное пиво, свистун начинал делать вид, что ищет закуску, но не находит её. Он огорчённо разводит руками и вроде бы извиняется перед элианином. В это время другой свистун подбрасывает им под ноги отвратительное существо, похожее на лягушку. Первый «вдруг» замечает её и указывает несчастному. Тот должен был встать на четвереньки и, поймав её ртом, съесть живьём. Чтобы он ловил проворнее, его подгоняют лёгкими разрядами тока. Об отказе не может быть и речи. Наконец элианин ловит лягушку и под хохот зрителей ест её. Элиане на редкость брезгливые и чистоплотные люди. Съесть живьём отвратительную тварь для элианина смертельная мука. Его начинает выворачивать наизнанку. Это уже серьёзное преступление, за что следует наказание смертью.

Такие развлечения на ракетодроме происходили ежедневно по несколько раз в день и поощрялись начальством.

Два описанных развлечения были самыми невинными. Были и другие, более грубые, одно воспоминание о которых вызывало у Сергея приступ тошноты даже спустя много времени.

Вдруг Сергеи с ужасом заметил, что один из охранников направляется, неся в руке кружку пива, к Гору. Гор был связующим звеном между Сергеем и остальными. Он один владел хорошо русским языком, и, случись что-нибудь с ним, восстание могло бы закончиться неудачей. Кроме того, Сергеи искренне полюбил этого высокого, стройного юношу.

Решение ещё не пришло, но, нарушая все правила, Сергей быстро, наперерез, направился к идущему к Гору охраннику. Тот остановился недоуменно и направил на Сергея бластер. Сергей показал на него, затем на себя. Охранник подумал, что Сергей хочет пива, рассмеялся и показал знаком, что «ты его получишь в другой раз, а сейчас» – он посмотрел в сторону Гора. Сергей энергично закачал головой и снова показал на себя. Собрались другие свистуны и с любопытством стали ждать, что будет. Охранник пожал плечами и протянул Сергею пиво. Сергей снова отрицательно покачал головой. Затем, не давая никому опомниться, высоко подпрыгнул и сделал сальто. Свистуны возбуждённо засвистели. Сергеи чуть разогнался, подпрыгнул ещё выше и сделал двойное сальто, затем, отталкиваясь от грунта, целый их каскад. Свистуны пришли в восторг. Они начали хлопать в ладоши, окружили Сергея, щупали его мышцы, возбуждённо пересвистываясь. Гор тем временем затерялся в толпе заключённых.

Прибежал начальник. Охранники объяснили ему, в чем дело. Тому захотелось посмотреть это чудо, и Сергею пришлось все повторить сначала. Начальник остался очень доволен. Он даже покровительственно похлопал Сергея по животу и о чем-то распорядился относительно него. О чем – Сергей так и не узнал. Во всяком случае до самой отправки в концлагерь развлечений больше не было.

Перед самой погрузкой на платформы Сергей увидел устремлённые на него влажные глаза Гора.

– Скоро «развлекаться» будем мы, – шепнул он ему.

Вскоре огни космодрома потухли за горизонтом. По знаку, поданному Сергеем, платформы начали вдруг ускоряться. Охранники, естественно, заметив это, стали их тормозить. Когда напряжение взаимного противодействия мысленных приказов дошло до предела, последовал новый сигнал, и платформы почти мгновенно остановились. Наклонившись, они упали на землю. Через минуту все было кончено. В распоряжении восставших было 48 бластеров, по четыре с каждой платформы.

Полчаса ушло на то, чтобы обучить ударный отряд обращению с оружием.

– По платформам! – скомандовал Сергей.

Он и ударная группа поместились на первой платформе. По бокам каждой из платформ стояли низкорослые элиане, одетые в форму свистунов.

Вскоре на горизонте показались огни концлагеря. Сергей встревожился. Вдруг, как бы успокаивая его, огни погасли, и концлагерь погрузился во тьму.

– Молодцы «покойнички»!

В этот момент передняя платформа опустилась у ворот лагеря. Все остальное происходило быстро. В каждом восстании, как и в военной операции, бывают моменты, когда уже нет никакого управления. Восстание летит, как стрела, направленная в цель, и, когда тетива уже спущена, изменить направление её полёта нельзя. Цель поражается или стрела летит мимо.

Когда все было кончено и «покойники» включили освещение, весь двор концлагеря был завален трупами. Элиане лежали вперемешку со свистунами. Пылали, подожжённые бластерами, сторожевые вышки. Сергей из-за осторожности немедленно послал команду потушить пожары. Он боялся, что зарево пожара привлечёт внимание свистунов на космодроме, хотя расстояние было достаточно велико.

Из десяти тысяч заключённых в живых осталось только пятьсот человек. Такова цена победы. Все четыреста свистунов охраны и гарнизона были уничтожены. В живых остался только один «хирург», который спрятался в лифте. Его спасло то, что в момент выключения тока он застрял между этажами. Обнаружил его Ларт.

Подталкивая его бластером, он подвёл «хирурга» к Сергею. Обезьяна ней покрылась потом, и от неё страшно воняло псиной. Сергей хотел было его прикончить, но передумал, вспомнив свой допрос перед экраном.

Комнату с экраном вскоре нашли и дрожащего свистуна усадили в кресло. Сергей стал задавать вопросы.

Допрос много не дал в сравнении с тем, о чем Сергей уже имел догадку. Однако он узнал много необходимого. На космодроме оставалось ещё триста свистунов. Космический корабль имел на вооружении ядерное оружие и снаряды с бинарным газом. Последнего Сергей больше всего, опасался. В концлагере не удалось обнаружить ни одного противогаза.

Когда свистуна прикончили тут же в кресле, Сергей с тремя элианами и Лартом спустился в подземные помещения. Ларт выполнил своё задание. В прозрачных сосудах, где находился мозг погибших элиан, плавали бесформенные сгустки распавшейся ткани.

Залпы бластеров довершили остальное. Лопались защитные экраны, корежились в огне плазмы стены, напичканные микроэлектроникой.

Пора было уходить.

Когда они вышли во двор, Гор уже построил оставшихся в живых и ждал распоряжений Сергея. Почти у всех на груди висели захваченные бластеры.

– Теперь быстро поджигайте все и на платформы! – распорядился Сергей.

Когда зарево лагеря уже скрылось за горизонтом, он дал знак остановки. Надо было решать, что делать дальше. Сергей сейчас понял, что успех восстания висел на волоске. Свистуны оказались хорошими солдатами. Несмотря на неожиданность, которая сыграла решающую роль, они не растерялись и быстро организовали сопротивление. Каждый из них сражался, надо быть справедливым, стойко и упорно. Сергей отдавал себе отчёт, что движение платформ уже фиксируется на экранах звездолёта. Было бы наивно думать, что свистуны не позаботились о размещении на орбите Элии искусственных спутников, приборы которых фиксируют сейчас движение и расположение платформ. Кроме того, на звездолёте есть другие транспортные средства, при помощи которых им ничего не стоит догнать и уничтожить элиан. «Платформы придётся бросить, – решил Сергей, – но не сейчас. Сейчас надо выиграть немного времени».

– Есть ли здесь поблизости леса? – спросил он Гора.

– Здесь, почти рядом, – был ответ.

– Как далеко они тянутся?

– Дальше на юг до самого трехречья, где обитает сейчас моё племя. Но платформы не пройдут. Они не смогут подняться выше деревьев.

– Нам этого и не надо.

Вскоре платформы подошли к опушке леса.

– Здесь мы их оставим, – сказал Сергей.

– А сами пойдём лесом?

– Не сейчас, – ответил он, ища глазами подходящие убежища в местности на краю леса. Местность была покрыта высокой, в рост человека, травой и кустарником.

– Оставим платформы здесь, а сами заляжем в траве и кустарниках, – распорядился Сергей. – Сейчас к нам пожалуют гости.

Действительно, не успели повстанцы занять указанные их предводителем места и получить точные инструкции, как послышался нарастающий гул реактивных двигателей.

Вертолёты зависли над брошенными платформами, потом развернулись и пошли над лесом, обстреливая его снарядами с отравляющим газом.

– Они думают, что мы в лесу, – прошептал Гор.

Обстрел продолжался около получаса. Затем, видимо, решив, что с беглецами покончено, вертолёты вернулись и опустились на траву рядом с брошенными платформами.

– Двух – обязательно живыми, – строго предупредил Сергей.

Из вертолёта вышли по двое свистунов, подошли к платформам и осмотрели внимательно каждую. Очевидно, проверяя их пригодность. Затем что-то просигналили остальным, и из вертолётов посыпались свистуны. Их было не меньше сорока.

Скоро все было кончено. На этот раз нападение было настолько неожиданным, что противник не оказал никакого сопротивления. Подвели двух захваченных.

– Ты сможешь их допросить? – спросил Сергей Гора.

– Да, если их раздеть догола, чтобы у них не было этих штучек, что глушат мои мысли, – ответил он.

Свистунов раздели. Сергей с омерзением смотрел на их волосатые колченогие фигуры. Грудная клетка каждого имела бочкообразный вид. Голова была почти лишена шеи и сидела прямо на плечах, как будто вдавленная. «Интересно, – подумал Сергей, – возможно, и мой вид вызывает у них физическое отвращение. По-видимому, все дело в привычке».

Гор между тем что-то искал на опушке леса. Наконец, видимо, нашёл и знаком попросил подойти. Пленников, подталкивая бластерами, погнали к ожидающему их Гору.

Гор стоял рядом с огромным, доходящим почти до его роста муравейником, в котором копошились здоровенные муравьи, каждый размером с палец взрослого человека.

Гор внимательно осмотрел пленников и вдруг протянул руку и вытащил, вернее, выдрал, с груди одного из них маленькую металлическую пластинку на присоске и подал Сергею.

– Вот их штука, – сказал он.

– По-видимому, это генератор каких-то волн, – сказал Сергей.

У второго тоже была обнаружена подобная пластинка. Сергей распорядился отнести их подальше.

Гор посмотрел на пленников и кивнул головой на одного из них.

– Это старший, – сказал он.

Начался допрос. Он был странен для Сергея, который ещё не совсем привык к экстрасенсным способностям своего друга. Гор и пленник молчали, затем Гор переводил ответ пленника Сергею.

Начало допроса было характерным:

– Ты знаешь, что я читаю твои мысли? – спросил Гор.

– Да, господин, – отвечал пленник.

– Ты хочешь жить?

– Хочу.

– Ты будешь жить, если выполнишь все то, что мы тебе прикажем, но если попытаешься обмануть… Посмотри на муравейник Эти муравьи могут очистить кости от мяса за день, а может быть, и раньше. Но ты долго ещё будешь жить, пока муравьи будут обегать твоим мясом. Ты меня понял?

– Да!

– Тогда отвечай, – и Гор повернулся к Сергею за вопросами.

– Спроси его, есть ли ещё на космодроме такие вертолёты и каким ещё транспортом располагают они.

– Вертолётов было вначале четыре. Но два повреждены ещё при посадке. Есть бронетранспортёры с ракетами ближнего действия. Два. Это все.

– Он не врёт?

– Он не может врать. Я это сразу почувствую, и он это знает.

Допрос продолжался ещё минут сорок. Затем стали допрашивать второго, проверяя показания первого. Уже совсем рассвело.

Вдруг Гор насторожился:

– Он ещё что-то скрывает. Не пойму… – Он внимательно посмотрел на пленника. – Какие-то строения. Женщины…

– Спроси, нет ли ещё одного концлагеря? – догадался Сергей.

– Он отвечает, что есть. Неподалёку, полчаса на вертолёте. Женский концлагерь. Там делают опыты на людях.

Сергей мгновенно принял решение.

– Спроси, умеет ли он водить вертолёт.

– Он отвечает, что это обязаны уметь все, так же, как и работать с радиопередатчиком.

– Тогда вот что. Ты, – Сергей посмотрел на свистуна, – передашь на базу, что у вас на борту есть раненые и вы направляетесь сначала к женскому концлагерю за медицинской помощью. И только посмей что-то схитрить. Сразу же очутишься в муравейнике!

Свистун, выслушав «перевод» Гора, энергично закивал головой.

– Далее, – продолжал Сергей, – ты и твой приятель поведёте два вертолёта вслед за моим. Я разберусь в его управлении, а если что не так, ты мне подскажешь! Какая охрана в женском концлагере?

– Там десять мужчин и сто женщин. Но наши женщины такие же храбрые солдаты, как и мужчины! – ответил свистун.

Операция по захвату женского концлагеря прошла как нельзя лучше. Заключённые были под замком, и охранницы расхаживали безоружные по двору, ожидая прибытия «раненых». Тут же находились и их немногочисленные мужчины. Четырех сторожевых на вышках сняли в первые же секунды. Остальных перебили на площади. Трех охранниц захватили живьём. Приказав их бдительно охранять, Сергей с Гором и остальными направились к баракам. Бараки эти отличались от их собственных меньшими размерами и тем, что вместо металла в строительстве были использованы камень и дерево. Они были значительно благоустроеннее. Вскоре эта «гуманность» нашла своё логическое объяснение. По своему назначению эти бараки были «родильными» отделениями. Более половины всех женщин были беременны на различных сроках. Лишь небольшая часть пленниц, человек сто, находилась в так называемом карантинном отделении.

Возмущению элиан и Сергея не было предела. Тут же, в небольшом бараке, под замком сидели десять мужчин-элиан. В лагере практиковалось искусственное осеменение, подобно тому, как это делается на скотофермах. Сергей еле удержал своих подчинённых от немедленной расправы над пленниками, которые нужны были ему ещё для допроса.

Как выяснилось, «осемененным» элианкам вводились какие-то химические препараты. Затем, когда беременность достигала известного срока, плод вырезался и помещался в особую камеру. Все это выяснилось на допросе оставшихся в живых охранниц. Ещё через месяц у младенца извлекался мозг и помещался в камеру с искусственным питанием. Мозг, не стеснённый черепной коробкой, вырастал до огромных размеров. Сергей видел все это.

– Зачем вводились химические препараты? – спросил он охранницу.

– Больше половины закладываемых в эмбриональном развитии нейронов головного мозга гибнет в результате того, что межнейронные связи не успевают у них прорасти. Не происходит необходимой деполяризации мембраны нейронов, и они гибнут в результате нарушения дыхания и обмена веществ. Вводимые препараты усиливают процесс образования межнейронных связей. Поэтому все нервные клетки сохраняют жизнеспособность. Однако мозг растёт тогда слишком быстро, и, чтобы он не повредился в результате внутриутробного давления, мы вырезали плод, а когда рост черепной коробки настолько отставал, что мешал развитию мозга, мы пересаживали его в инкубатор, где он продолжал расти.

Для получения этого ответа Сергею пришлось потратить не меньше часа. Сказывалось то, что некоторые физиологические понятия для Гора были новы.

– С какой целью это все делалось? – продолжил Сергей допрос.

– Мы ждали прилёта десанта на планету. К этому времени нам выло поручено приготовить большое количество препаратов. Много были отходов.

По-видимому, свистуны готовились создать какую-то сверхмощную интеллектуальную систему, назначение которой выходило за рамки покорения Элии. Что это? Бросок дальше в космос?

Первый раз в своей жизни Сергей не сдержал слова, но никогда потом об этом не жалел и не раскаивался.

Сергей подозвал к себе Гора:

– Через час выступаем. Все в лагере уничтожить.

– Что делать с этими? – спросил Гор, указывая на охранниц.

– А, делайте, что хотите, – устало отмахнулся Сергей.

Его занимало другое. Звездолёт пришельцев, как он понял из допросов пленных, не мог покинуть планету, так как электронный мозг, управляющий выходом корабля в гиперпространство, вышел из строя. Вынужденно очутившись на планете, которая, видимо, им понравилась, они решили сделать два дела. Исправить электронный мозг корабля и создать одновременно гиперсистему наведения и приёмки десанта со своей планеты или одной из их многочисленных баз в космосе. Для этого они строили ракетодром и усиленно занимались сборкой гиперсистемы наведения, используя для синхронизации её работы живой мозг туземцев. По-видимому, в этом они располагали большим опытом, так как в их действиях чувствовались отработанный план и большие практические навыки. Восстание все это сорвало, и теперь они, если не захотят смириться с перспективой вечной стоянки на планете с враждебным населением и неминуемой гибелью, то попытаются закончить восстановление электронного мозга управления кораблём. По-видимому, у них нет другого технического решения, как использовать в качестве синхронизатора магнитной совместимости живой мозг человека. Поэтому, – продолжал рассуждать Сергей, – они попытаются захватить в плен побольше аборигенов. Для этого у них ещё остались транспортные средства – бронетранспортёры. Они менее пригодны для этих целей, чем вертолёты и платформы, но все же представляют реальную опасность. Ясно, что атака звездолёта, даже после такого ощутимого урона, нанесённого его команде, представляет собой авантюру. Этот вариант надо отбросить сразу. Но выпускать пришельцев с планеты нельзя. Они вернутся. Это – как дважды два! Следовательно, необходимо лишить их оставшихся наземных средств передвижения. Но как?! Бронетранспортёру не противопоставишь бластер… На вертолётах есть ракетные установки. Но бронетранспортёр немедленно собьёт вертолёт, так как противник использует спутник в качестве системы наведения и поразит его ракетой задолго до того, как можно будет сблизиться с бронетранспортёром для пуска ракеты. Остаётся одно. Снять ракеты с пусковой установкой и использовать их в наземном бою.

Надо было торопиться. Ум землянина, впитавший в себя многовековой опыт воинственных предков, хорошо понимал, что недооценка противника ведёт всегда к поражению. Необходимо было как можно скорее вывести людей из лагеря, так как с минуты на минуту можно ожидать ракетного удара со стороны корабля. Наивно думать, что за прошедший час там не догадались о случившемся. Корабль уже, наверное, несколько раз запрашивал лагерь, и его молчание могло быть истолковано только как захват его повстанцами.

Самое трудное – провести людей из лагеря к началу леса. Любое движение фиксируется спутником и передаётся на корабль. Немедленно последовал бы ракетный удар. У них был часовой промежуток времени, когда спутник будет находиться на противоположной стороне планеты. Это время должно вот-вот наступить, судя по данным, которые удалось получить у пленных. За час необходимо достигнуть леса и рассредоточиться в нем отдельными группами. Это был единственный шанс на спасение.

Гор сообщил, что все уже готово. Люди размещены на платформах и ждут. Человек двадцать, вооружённых бластерами, стояли наготове, ожидая сигнала.

– Поджигайте! – распорядился Сергей.

Те принялись полосовать лучами бластеров по строениям лагеря, которые мгновенно запылали.

– Теперь быстро!

Платформы взмыли и понеслись на максимально возможной скорости.

Сергей сидел на каких-то ящиках.

– Что здесь? – спросил он Гора.

Вместо ответа Гор протянул ему продолговатый предмет, который чем-то напоминал его охотничий карабин. Сходство завершало наличие оптического прицельного устройства. Но это был явно не бластер. Сергей повертел его в руках и, обнаружив нечто вроде обоймы, вытащил её. Там были обыкновенные патроны, но со странными пулями. Пули были игольчатые и мягкие на ощупь. Его осенила догадка.

– Ты рассказывал, что тебя взяли в плен в бессознательном состоянии. Ты думал, что ранен, но не обнаружил потом раны. Так?

– Так, – согласился Гор.

– Остальных тоже так брали в плен?

– Да, большинство именно так.

– Так вот, тебя ранили этой пулей. У нас, на моей планете, такие пули применялись раньше для отлова диких зверей. Пуля содержит быстродействующее наркотическое вещество. Ранка получается совсем незаметной и не кровоточит. Но зверь сразу же засыпает, и его спокойно помещают в клетку. Понял?

– Так, может быть, их выбросить? – огорчился Гор.

– Напротив! Они нам могут здорово пригодиться. Меня вот что заинтересовало. Как мы узнали, свистуны попали на вашу планету случайно. Это очень хорошо. Связи с базой у них нет, и поэтому подкрепления они не получат. Но наличие таких ружей говорит о том, что их экспедиция заранее была рассчитана на то, чтобы отлавливать людей для известных нам уже целей. Понимаешь, их ни за что нельзя выпускать отсюда! Оставить их живыми – значит совершить тягчайшее преступление! Тебе трудно понять, но постарайся! Таких планет, как твоя, в космосе сотни тысяч! И, наверное, на тысячах из них стоят концлагеря, идёт охота за людьми… Если бы я мог, я не задумываясь, с чистой совестью уничтожил бы их логово вместе с их планетой-матерью, родившей таких ублюдков. Да что там планету, всю Галактику, если бы это было возможно! Это страшная зараза космоса! Что, если они придут и на мою планету?

Платформы начали тормозить. Лес был рядом.

Сергей посмотрел на часы. Эти часы вместе с его старой одеждой, охотничьим ножом и карабином он нашёл на складе концлагеря. До восхода спутника оставалось десять минут. Успели, но надо было торопиться.

Уничтожив платформы, люди углубились в лес. Впереди шёл отряд проводников, за ним цепочкой – остальные.

Прошло часа два. Двигаться было трудно, особенно впередиидущим и женщинам. Наконец деревья стали редеть, и беглецы выступили на обширную поляну, где решено было сделать первый привал. С момента захвата женского лагеря прошло всего четыре часа. Сергей мысленно поздравил себя с оперативностью.

Где-то вдали, заглушённые пространством, послышались взрывы. Это свистуны запоздало обстреливали лагерь и окружающую его местность.

Только сейчас Сергей почувствовал, как он устал. Он опустился на траву и лёг на спину, положив голову на руки. Пока Гор и его помощники раздавали людям прихваченные в лагере пакеты с пищей, он решил немного отдохнуть. Только сейчас, когда напряжение спало, он подумал о возвращении домой через известный Гору Проход, но тут же отогнал от себя эту мысль. Пока не будет уничтожена команда космического корабля, он не имеет морального права покидать своих новых друзей, даже, если эта борьба займёт годы. Ольгу можно будет поставить в известность, послав через Проход к ней кого-нибудь из элиан. Надо настраивать себя, решил он, на длительное пребывание здесь. А вдруг Проход исчезнет? Ему стало не по себе. Сколько он ни пытался найти научное объяснение возникновению Прохода, ему это не удавалось. Напряжённая психически атмосфера лагерной жизни как-то приглушила в нем все остальное, что не было связано с планами побега и восстания. Теперь мысли, волна за волной, нахлынули на него. Невероятность случившегося с ним приключения только сейчас полностью дошла до его сознания. «Такое могло случиться, – думал он, – только на страницах научно-фантастического романа конца XX столетия, когда писатели-фантасты обращались с пространством и временем как им заблагорассудится».

Он забывал, что его чёткие теоретические выводы по многомерности времени и многомерности каждого измерения привели бы в замешательство любого самого смелого фантаста того времени. Имея все качества лидера, он никогда не стремился к этому, а если становился им, то вынужденно, под давлением обстоятельств. Когда же вынудившая его к этому обстановка менялась, он отходил в сторону, охотно уступая лидерство другому. Будучи великодушным и по сути добрым, он становился жестоким, когда видел явное зло, и не успокаивался до тех пор, пока не уничтожал это зло и его источник, ни на минуту не колеблясь в выборе самых действенных средств, проявляя при этом исключительную быстроту действия и холодную рациональность. В других же случаях он охотно шёл на компромисс и уступки, ничуть не заботясь о своей личной выгоде или интересах.

Эти свойства его характера нравились женщинам. Женщина каким-то шестым чувством безошибочно угадывает в человеке настоящего мужчину. Повелительный зов инстинкта, отработанный тысячелетиями эволюции, бросает её в его объятия, руководствуясь какой-то высшей рациональностью, необъяснимой обычной человеческой логикой. Эта вечная загадка чувства будет всегда удивлять, восхищать, но никогда и никем не сможет быть объяснена, ибо разум человека недостаточно совершенен, чтобы понять и объяснить её своими обычными категориями. Всякий рационализм в этом отношении, а тем более попытки анализа неизбежно приводят к драматизму, можно сказать, к поломке тонкого механизма чувств при помощи вмешательства грубого инструмента.

Сергей это понимал. И может быть, именно это так нравилось в нем женщинам. Что касается его самого, то его восхищение прекрасным никогда не сопровождалось элементами драматизма, который был чужд ему по самой своей природе, поскольку содержал в себе элементы насилия. А насилие, как ничто другое, вызывало у него чувство отвращения и ненависти.

Его отношения с женщинами были всегда светлыми и радостными, лишёнными навязчивости, зависти и ревности.

Находясь на острове и не видя других женщин, кроме своей жены, Сергей как-то и не думал о них. Никогда ему в голову не приходила мысль о том, что, кроме Ольги, его жены, у него может быть другая женщина. Он любил Ольгу и продолжал её любить сейчас. В то же время он не мог не признаться самому себе, что восхищается стройными точёными телами юных элианок, освобождённых сегодня из карантинного отделения женского концлагеря. Особенно привлекала его внимание высокая темноволосая девушка с большими тёмными, чуть продолговатыми глазами. Её слегка вьющиеся волосы, перехваченные на лбу белой лентой, свободно спадали на спину. Одета она, как и все её подруги, в короткую, не доходящую до колен тунику. Длинные стройные ноги перехвачены ремешками лёгких сандалий. По земным меркам она была удивительно красива, но и здесь, среди своих подруг, таких же юных и прекрасных, как и весь народ Элии, несколько выделялась утончённым благородством черт лица и линий тела.

Солнце постепенно приближалось к зениту. Люди уже достаточно отдохнули, и многие из них рассыпались по поляне и лесу в поисках ягод, грибов и другой пищи. Сергею вскоре принесли несколько пригоршней ярко-красной, сочной и душистой ягоды, напоминающей по вкусу и запаху землянику. Он с большим удовольствием поел. После длительного периода пресной лагерной пищи ягоды показались ему просто божественными.

Он поискал глазами Гора и увидел его в окружении целой толпы прекрасных элианок, которые ему что-то возбуждённо доказывали. Гор пожимал плечами, разводил руками, бросая временами взгляд на Сергея. Тот сделал вид, что полностью поглощён земляникой, но с интересом украдкой стал наблюдать за своим другом и толпою девушек. Среди них Сергей заметил стоящую несколько поодаль свою темноволосую незнакомку. Она не принимала участия в общем споре и, казалось, была чем-то смущена.

Гор, видимо, не соглашался. Тогда одна из элианок, покинув своих подруг, подбежала к группе стоящих в стороне мужчин и что-то им сказала. Те подошли к спорящим и вмешались в разговор. По-видимому, они приняли сторону женщин, так как Гор махнул рукой, как бы говоря: делайте, что хотите. Я своё мнение высказал. И отошёл с явно недовольным видом.

Женщины радостно зашумели и стали совещаться.

В это время Сергея отвлёк от наблюдения вернувшийся с группой проводников Ларт.

ЛЮБИМЫЕ ДЕТИ ПРИРОДЫ

Ларт сообщил, что в двух часах перехода они нашли удобное место для ночлега. Место, по его словам, представляло собой узкую плодородную долину небольшой речки, текущей из горного ущелья. Это ущелье было единственной дорогой, открывающей путь через горный перевал в широкую долину по ту сторону гор, где теперь обитало их племя.

Горный перевал труден для перехода, предупредил Ларт. Люди должны хорошо перед этим отдохнуть и набраться, сил. В долине много дичи и съедобных растении.

Решено было двигаться немедленно. Снова узкой цепочкой сквозь подчас почти непролазные чащи и овраги беглецы углубились в дремучий лес. Толстые гладкие стволы деревьев, похожих на земные буки, чередовались с гигантскими соснами и елями. Кое-где под ногами земля начинала пружинить. Значит, когда-то здесь простирались болота. Почва была покрыта метровым слоем полуперепревших листьев, в которых ноги тонули по щиколотки. Идти становилось все труднее. Начался подъем. В лесу было почти темно. Ни один луч не пробивался сквозь густую листву многоярусного леса. Где-то там, наверху, пели птицы и сияло яркое солнце. Иногда тишину леса прорезывал резкий, неприятный скрип, и нельзя было понять, то ли это скрип сухого дерева, то ли крик какой-то неизвестной птицы.

Но вот постепенно деревья стали редеть, посветлело. Вскоре они вышли на край глинистого обрыва, поросшего редкой травой, и перед глазами открылась картина, невольно вызвавшая возглас восхищения.

Там, глубоко внизу, среди редких групп исполинских деревьев извивалась по узкой долине небольшая река. Долина, шириною не больше трех километров, ограничивалась с двух сторон крутыми отрогами гор, поросших лесом, с которых каскадами небольших водопадов спускались многочисленные ручьи, несущие свои воды в реку. На полянах вблизи реки видны были пасущиеся стада диких копытных животных, чем-то напоминающих земных европейских оленей. Далее река делала поворот и скрывалась за выступами горных отрогов.

Когда спуск наконец был закончен и отряд вышел к берегу реки, Сергей первым делом решил искупаться. Все остальные последовали его примеру, и скоро река огласилась весёлыми криками…

Женщины отошли несколько дальше и, раздевшись под прикрытием кустов и деревьев, тоже вошли в воду.

За три месяца заключения Сергей впервые смог помыться. Один из элиан протянул ему пучок каких-то мягких и толстых растений и показал знаками, что ими можно вымыть голову. Сергей натёр этим пучком голову и сразу под его руками выступила обильная душистая пена. Он весь намылился и нырнул в воду. Глубина была небольшая. На самой середине реки она не превышала двух с половиной метров, но все же можно было немного поплавать, если не в ширину реки, то, по крайней мере, в её длину. Нырнув, он поплыл против течения, почти над самым дном. Мелкие зеленые рыбки, похожие на окуней, метнулись стайкой в сторону и замерли среди водорослей, как бы наблюдая с интересом за плывущим мимо них человеком. По каменистому дну ползали большие сине-зеленые раки.

Вдруг перед глазами Сергея появился неожиданный предмет. Это был совершенно обнажённый стан молодой элианки. Сергей не заметил, как заплыл на женскую половину «купальни».

Воздуха уже почти не хватало. С трудом подавляя желание вынырнуть на поверхность и глотн


Содержание:
 0  вы читаете: Древо жизни. Книга 1 : Владимир Кузьменко  1  200 ЛЕТ СПУСТЯ : Владимир Кузьменко
 2  ПОД НОВОЙ ЛУНОЙ : Владимир Кузьменко  3  НЕНАВИСТЬ : Владимир Кузьменко
 4  ЛЮБИМЫЕ ДЕТИ ПРИРОДЫ : Владимир Кузьменко  5  НЕПОНЯТНОЕ ВСЕГДА СТРАННО : Владимир Кузьменко
 6  СРАЖЕНИЕ : Владимир Кузьменко  7  ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЁТЕ : Владимир Кузьменко
 8  ЭЛИАНКИ : Владимир Кузьменко  9  СЕРГЕЙ ИЛИ ЭРИК? : Владимир Кузьменко
 10  ОТЧУЖДЕНИЕ : Владимир Кузьменко  11  КАТАСТРОФА : Владимир Кузьменко
 12  СТРЕЛЫ ТАУРЫ : Владимир Кузьменко  13  В СОБСТВЕННОМ СОКУ : Владимир Кузьменко
 14  ЭПИЛОГ : Владимир Кузьменко  15  Часть II ЗЕМЛЯ : Владимир Кузьменко
 16  ГОСТИ НА ОСТРОВЕ : Владимир Кузьменко  17  ЭЛЬГА : Владимир Кузьменко
 18  ИСПЫТАНИЕ : Владимир Кузьменко  19  ВОЗВРАЩЕНИЕ : Владимир Кузьменко
 20  РЕАЛЬНОСТЬ : Владимир Кузьменко  21  ЗАГОВОРЩИКИ : Владимир Кузьменко
 22  ОЛЬГА : Владимир Кузьменко  23  НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ : Владимир Кузьменко
 24  ГОСТИ НА ОСТРОВЕ : Владимир Кузьменко  25  ЭЛЬГА : Владимир Кузьменко
 26  ИСПЫТАНИЕ : Владимир Кузьменко  27  ВОЗВРАЩЕНИЕ : Владимир Кузьменко
 28  РЕАЛЬНОСТЬ : Владимир Кузьменко  29  ЗАГОВОРЩИКИ : Владимир Кузьменко
 30  ОЛЬГА : Владимир Кузьменко    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap