Фантастика : Социальная фантастика : ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ, в которой Томазо Магараф знакомится с Усовершенствованным курортным приютом для круглых сирот : Лазарь Лагин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73  74  75  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ, в которой Томазо Магараф знакомится с Усовершенствованным курортным приютом для круглых сирот

Утром следующего дня Магараф был всесторонне освидетельствован старшим врачом приюта в присутствии господина Вандерхунта, после чего он был официально допущен к исполнению своих обязанностей. Так как до начала занятий еще оставалось довольно много времени, господин Вандерхунт предложил новому инструктору использовать свободное время для ознакомления с устройством и расположением приюта.

В проводники Магарафу был дан все тот же молодой человек в золотых очках, надевший сейчас поверх своего изящного костюма белоснежный халат.

Приют занимал обширную территорию площадью около одиннадцати с половиной гектаров, окруженную высокой железной изгородью, выкрашенной масляной краской в ярко-зеленый цвет. После унылого степного пейзажа Пелепа и Ломма глаз здесь приятно отдыхал на тенистых купах вечнозеленых деревьев, образовывавших густой парк, в котором скрывались от нескромных узоров проезжих десятка полтора зданий. Многочисленные клумбы, щедро разбитые на всех лужайках, и огромный пруд, площадью в семь с лишним гектаров, делали из этого тщательно огороженного куска земли подлинный курортный островок, затерянный в безграничном море холмистой степи.

У берега пруда высился искусно изготовленный из фанеры большой, в четверть натуральной величины, макет крейсера. При помощи весьма простого приспособления он мог передвигаться вдоль берега со скоростью до пяти миль в час. Молодой человек любезно продемонстрировал Магарафу движение макета. Для этого ему потребовалось только нажать кнопку на фанерной рубке корабля.

— Отличная игрушка! — восхищенно заметил Магарафу

Теперь все стало на место: если для нескольких десятков кретинов могут изготовлять такие игрушки, то, конечно, положенную ему зарплату никак нельзя было считать чрезмерной.

«Сколько же, однако, кретинов рождается у богачей!» — подумал он с веселым злорадством.

После пруда они посетили довольно просторную мастерскую, круглую, как манеж. Вдоль ее стен сплошным кольцом замыкался конвейер.

— Пожалуй, не стоит вам объяснять, как это используется для лечения пациентов, — сказал молодой человек. — Через полчаса вы сможете увидеть конвейер в действии и поймете все без объяснений.

Они вышли на залитую нежарким солнцем лужайку. Посыпанная мелким гравием аллея привела их к просторному двухэтажному дому, где расположены были палаты.

Воспитанники только что ушли на завтрак, и палаты были пусты. Ничего необычного Магараф в этих помещениях не заметил. Заурядные больничные палаты. Светлые, чистые, с настежь открытыми большими одностворчатыми окнами. Магараф подумал, что для таких зажиточных кретинов комнатки могли бы быть более богато обставлены. А, впрочем, его это никак не касается.

Уже покидая палаты, он обратил внимание на какие-то стоявшие вдоль стен предметы, покрытые, очевидно от пыли, голубоватыми, под цвет обоев, чехлами.

— Ах да, господин Магараф, чуть не забыл! — с готовностью промолвил молодой человек, заметив его вопросительный взгляд. — Это довольно занятные приспособления. Ими мы пользуемся на самых первых этапах лечения.

Он приказал молча сопровождавшему их мрачноватому служителю снять ближайший чехол, и глазам Магарафа представилось нечто напоминающее станину небольшого станка. Никаких сверлящих, режущих или шлифовальных приспособлений на нем, однако, не было. Только сбоку поблескивал небольшой никелированный штурвальчик с торчавшей наружу рукояткой, как у ручных швейных машин.

— Видите ли, — объяснил молодой человек, — мы начинаем с того, что приучаем наших пациентов к простейшим трудовым процессам, а для начала приучаем к связи между трудом и удовлетворением голода. Они должны вертеть эту ручку. Десять оборотов — открывается окошечко в стене, и оттуда по лифту подается первое блюдо. Двадцать оборотов — и появляется второе. Еще десять — сладкое. Пациент в несколько дней привыкает к связи между верчением ручки и появлением пищи. Заодно он приучается и к счету, так как он не только вертит ручку, но и вслух считает под руководством служителя. Первое время ему разрешается сбиваться со счета. Потом пациент, перепутавший в счете, должен начинать сначала, потому что служитель в каждом таком случае переводит счетчик на ноль. Голод и жадность (у наших пациентов завидный аппетит) быстро приводят к желаемым результатам, и тогда наступает следующий этап лечения — конвейер.

Затем молодой человек повел Магарафа в столовую.

— Прелюбопытное зрелище, сударь! — сказал он.

Столовая помещалась в приземистом доме, выкрашенном в веселый голубой цвет. Сквозь раскрытые окна еще издали слышен был веселый гул мужских и женских голосов. Изредка доносился чей-то повелительный окрик, призывавший, очевидно, к порядку, потому что после него шум на несколько мгновений прекращался, чтобы потом вспыхнуть с новой силой.

Магараф вошел в помещение столовой. Открывшаяся его взору картина заставила его вмиг забыть все предыдущие впечатления сегодняшнего утра.

За двумя длинными столами, покрытыми белой клеенкой, сидели под наблюдением четырех дюжих надзирателей шестьдесят два странно одетых и еще необычнее выглядевших человека, мужчин и женщин, примерно одинакового возраста — на первый взгляд, от двадцати до двадцати двух лет. Их здоровые, краснощекие физиономии были вымазаны манной кашей, которую они с необыкновенным азартом уписывали из стоявших перед ними глубоких суповых тарелок. Очевидно, для того чтобы каша не пачкала их одежду, на всех завтракавших было нечто вроде крахмальных манишек. Однако, присмотревшись, Магараф убедился, что это — непомерно большие детские слюнявчики, испачканные манной кашей.

Удивительные воспитанники Усовершенствованного приюта успевали одновременно есть, обмениваться репликами, смеяться, болтать ногами, плакать, толкаться.

Вообразите себе крепких молодых людей, одетых в комбинезоны, застегивающиеся сзади, как у маленьких мальчиков, взрослых девушек, облаченных в коротенькие платьица детских фасонов, — и вы получите некоторое представление о том, как были одеты будущие ученики Магарафа.

Но самое странное впечатление производило выражение их лиц. Это не были лица нормальных взрослых людей, но и не тупые, неподвижные, полуживотные лица кретинов, которых ожидал встретить здесь новый инструктор приюта. Он видел склоненные над тарелками неправдоподобно укрупненные, но все же совсем детские лица: веселые и грустные, подвижные или флегматичные, но детские, совсем детские.

Шестьдесят две пары глаз, уставившиеся на только что вошедшего Магарафа, выражали умилительное, совершенно ребячье наивное любопытство. Кое-кто при этом широко улыбался, кое-кто смотрел с опаской, исподлобья, или препотешно сморщился, готовый вот-вот разреветься.

Громкие рыданья заставили Магарафа обратить внимание на долговязую фигуру, застывшую в непонятной позе в дальнем углу столовой.

— Это Педро Гарго, сударь, — громко, с расчетом, чтобы его услышали все завтракавшие, объяснил ближайший надзиратель. — Этот непослушный Гарго не стал дожидаться, пока ему подадут кашу, и отобрал тарелку у своего соседа. За это он будет стоять в углу на коленях, пока все не позавтракают.

— Я больше не буду! — еще пуще разрыдался наказанный преступник. — Ой, я больше не буду! Я больше не бу-у-уду!..

Было странно слышать громкие мужские рыдания по такому нелепому поводу, Магарафу стало как-то не по себе. Он поспешил покинуть столовую, и долго еще вслед ему доносились зычные, басовитые рыдания:

— Ой, мама, мама! Ой, дяденька, я больше не буду!..

Потом раздался громкий вопль, и голос замолк. Это надзиратель тычком в зубы заставил Педро Гарго уважать дисциплину.


Содержание:
 0  Патент АВ : Лазарь Лагин  1  ГЛАВА ВТОРАЯ, доктор Стифен Попф прибывает в Бакбук : Лазарь Лагин
 2  j2.html  4  ГЛАВА ПЯТАЯ, из которой как будто следует, что приметы не всегда обманывают : Лазарь Лагин
 6  j6.html  8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой описывается, как Томазо Магарафа судили за то, что он вырос : Лазарь Лагин
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, о том, как Томазо Магараф убедился, что жить можно : Лазарь Лагин  12  j12.html
 14  j14.html  16  j16.html
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ, о первом сюрпризе Аврелия Падреле : Лазарь Лагин  20  j20.html
 22  j22.html  24  ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой читатель знакомится с акционерным обществом Тормоз : Лазарь Лагин
 26  j26.html  28  j28.html
 30  ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой описывается, что произошло в сквере, около собора : Лазарь Лагин  32  j32.html
 34  j34.html  36  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, целиком посвящается делам судебным : Лазарь Лагин
 38  j38.html  40  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ, в которой Буко Сус делает важное заявление : Лазарь Лагин
 42  j42.html  44  j44.html
 46  j46.html  48  j48.html
 50  j50.html  52  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ, и последняя : Лазарь Лагин
 54  ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой читатель знакомится с акционерным обществом Тормоз : Лазарь Лагин  56  j56.html
 58  j58.html  60  ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой описывается, что произошло в сквере, около собора : Лазарь Лагин
 62  j62.html  64  j64.html
 66  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, целиком посвящается делам судебным : Лазарь Лагин  68  j68.html
 70  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ, в которой Буко Сус делает важное заявление : Лазарь Лагин  72  j72.html
 73  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ, о неожиданных последствиях стрельбы в тире : Лазарь Лагин  74  вы читаете: j74.html
 75  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, в которой читатель знакомится с доктором Симом Мидрубом : Лазарь Лагин  76  j76.html
 78  j78.html  80  j80.html
 81  j81.html  82  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ, и последняя : Лазарь Лагин



 




sitemap