Фантастика : Социальная фантастика : Горящее небо : Дмитрий Леонтьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Моё время подходит к концу. Я стар. И теперь, стоя перед концом одного пути и началом нового, я уже могу разобраться в том, что истинно в моих желаниях и сомнениях, а что — ложно. Тридцать лет, с тех самых пор, как попали в мои руки эти удивительные и страшные свитки папируса, я мучился мыслью: стоит ли открывать тайну их существования или уничтожить, не донося до людей и не открывая то, что было сокрыто от нас две тысячи лет? Я взвешивал — чего больше принесут они: разногласий, несчастий и смятения, или утвердят уже известное ещё одним, страшным, откровенным и верным свидетельством? Когда описываются события, известные лишь двоим, и один из них не мог написать эти строки, не надо быть мудрецом, чтобы понять, кто был автором этого манускрипта. Но именно личность этого «второго» и удерживала меня столь долго от желания рассказать об этой поразительной находке. Но теперь, используя свой печальный жизненный опыт и результаты многолетних мучительных раздумий, уже могу сказать: «Да, я должен открыть то, что было отдано в мои руки тридцать лет назад». Если б Провидению было угодно оставить во тьме небытия эти желтые, истерзанные временем свитки, они не дошли бы и до моих рук. И тем не менее, я понимаю и осознаю всю ответственность, ложащуюся на меня в тот миг, когда я начертал первую строку этой истории. Я предвижу, что последует за моим решением, как предвижу и те личные невзгоды, которые будут уготованы мне по окончании этой работы. Провидению было угодно удостоить этой ноши именно меня. Я слишком стар и, видимо, не успею ответить на все обвинения, которые обрушатся на меня, поэтому хочу заранее сказать главное. Если меня обвинят в мошенничестве, корысти, сумасшествии, легковерии — я приму это и не обижусь. Я не потерплю лишь одного обвинения — обвинения в злых помыслах. Они имели бы место лишь в одном случае — если б я решился утаить открывшееся мне…

Это произошло почти тридцать лет назад. Политические поиски путей распространения учения Маркса и Ленина толкали в те годы правительство России подчас на самые экстравагантные и необычные меры, способные хоть немного заинтересовать народы и страны результатами широкомасштабного построения социализма. Демонстрация этого учения находила своё применение в самых разных областях, начиная от гуманитарной помощи странам со слаборазвитой экономикой, подкупов правительств, строго дозируемой информации и кончая военной помощью. В той «попытке», в которой принимал участие и я, слились воедино как военное вмешательство, так и самое мирное строительство школ, больниц и даже попытка возвести гидроэлектростанцию. Человек, знакомый с историей России, поймет, о какой стране идёт речь. Одним из специалистов, откомандированных в эту страну, был я. До этого назначения я служил в одном из многочисленных военных гарнизонов, окружавших великий город на Неве, и, признаться, не считал себя ни выдающимся архитектором, ни сколь-нибудь перспективным военным. Я был обычным военным инженером, честно и не слишком обременительно зарабатывающим себе на хлеб строительством новых казарм, полигонов и прочих армейских сооружений, требующих инженерных расчетов. Единственной причиной моего назначения послужила «чистая» анкета, соответствующая всем «стандартам», предъявляемым к «среднему советскому человеку»: «не состоял, не привлекался, не замечен, не был, не участвовал…» Не жил… Я не успел привлечь внимания «контролирующих органов», как не вызывал раздражения и у партийного руководства. Это теперь, спустя много лет, мне тяжело сознавать, какой серой и заболоченной была моя юность, но тогда именно это обстоятельство и послужило причиной моего назначения. Не стану отвлекать внимание описанием всех соответствующих моему назначению процедур, скажу просто: осенью того памятного года я оказался в числе «ограниченного контингента», направляемого в эту далекую страну.

Мы дислоцировались вдалеке от густонаселенных мест и имели возможность наблюдать никем не приукрашенный быт жителей этой экзотической и древней страны. Жили они более чем бедно. Видимо, это и подтолкнуло правительство страны принимать любую помощь из любых рук, которую только захотят им дать. Когда находишься за гранью нищеты, национальность, пол и политическая окраска дающего роли уже не играют. Выбирать можно только тогда, когда в доме есть запас хлеба хотя бы на неделю. У них не было запасов даже на день. Я описываю это, чтобы объяснить причины, которые привлекли к нашему городку худого босоногого мальчишку, одетого в грязные, ветхие лохмотья, надеющегося обменять у русских солдат на хлеб найденные им в потаённых пещерах свитки. С помощью переводчика я узнал, что, бродя в поисках пропавшей овцы, парнишка наткнулся на высеченный в скале древний тайник, разграбленный кем-то много лет назад, но всё ещё хранящий в себе остатки глиняных кувшинов и разбросанных по полу свитков папируса. Отказавшись от приобретения свитков, мы накормили паренька и отправили домой. На следующий день он пришёл вновь. Посовещавшись с переводчиком, мы решили, что приобретение этих рукописей не только бесполезно для нас, но даже более того — может привести к осложнениям в общении с жителями местных поселений, для которых эти свитки могут представлять какую-нибудь религиозную или историческую ценность. Откупившись обедом и парой безделушек от упрямого «коммивояжёра», мы объяснили ему, что покупка папирусов нас не интересует и мы занимаемся здесь делом, далеким от изучения исторических ценностей, посоветовали отдать находку старейшине и отправили домой. Когда он пришёл на третий день, мы пошли на хитрость. Сфотографировав в присутствии паренька пятиметровые свитки, наградили его очередным обедом, парой монет и, клятвенно заверив, что теперь все наши запросы в изучении каракуль на пергаменте удовлетворены, отправили восвояси… Через неделю его каждодневных посещений мы сдались. Заплатив требуемую сумму, мы получили от него свитки и запихнули надоевшие нам рукописи в самый дальний угол, подальше от глаз. Мы вспомнили о них, только когда пришёл приказ о прекращении работ и возвращении в Россию. В том месте, где мы оставили свитки, мы обнаружили только небольшой кусочек одного из манускриптов, но, признаться, не особенно расстроились по поводу пропажи. Этот небольшой обрывок я и взял себе на память о поездке в ту далекую страну. Проявляя дома привезенные из командировки фотоплёнки, я наткнулся на кассету, в которой мы запечатлели развернутые на земле ленты папируса. Из чистого любопытства я проявил плёнку, а оставшийся у меня кусок пергамента отдал знакомому эксперту, попросив хотя бы примерно датировать время его изготовления. Результаты превзошли все мои ожидания. Взволнованный эксперт позвонил мне в три часа ночи и сообщил, что он более чем убежден в том, что этому обрывку не менее двух тысяч лет, и если у меня имеются куски более значительные, то я на всю жизнь смогу считать себя обеспеченным человеком. Разочаровав его сообщением об «отсутствии других кусков», я лёг спать, но наутро всё же отправился искать переводчика для расшифровки запечатленных на снимках столбцов. Это оказалось не так легко. Манускрипты были написаны квадратными еврейскими письменами и, несмотря на стойкие чернила, всё же подверглись влиянию времени. Но после долгих поисков мне всё же удалось разыскать человека, который из личной заинтересованности в переводе подобных реликвий взялся за этот огромный и кропотливый труд… Этот человек давно умер, унесенный потоком не ведающего жалости времени, но я до сих пор помню выражение суеверного ужаса на его лице, когда он вручал мне переводы манускриптов. В долгих беседах с ним, в спорах и размышлениях и рождалось моё понимание истинной ценности этой находки, не менее древней, чем египетский папирус «Наш», и куда более значительной, чем Кумранские свитки. Этот человек, ставший моим ближайшим другом и учителем, дал мне очень многое. Он не только привил мне свою любовь, трепетность и любознательность к изучению истории, он раскрыл мне ту великую, но обычно не замечаемую нами мудрость и духовность мира, которая и правит всеми нашими лучшими помыслами и поступками. Память о нём была одной из причин, по которой я всё же решился опубликовать историю находки этих рукописей и авторизованный перевод запечатленных на них событий. К сожалению, у меня не осталось доказательств их подлинности: фотоплёнки и кусочек папируса, которые я отдал переводчику, исчезли после его смерти. Я так и не смог отыскать их следов. Хранящийся у меня перевод носит отрывочный характер — принесённые мне мальчишкой рукописи составляли когда-то одно, единое повествование, но какая-то их часть затерялась среди песков и времени, может быть, безвозвратно утерянная для нас. Тем не менее, остатки рукописи позволяют проследить основную нить повествования и дать эмоциональную и логическую завершенность дошедшей до нас истории. Более того — те места, которые отсутствуют, в общих чертах известны каждому образованному человеку, а те части, которые сохранились только в этих свитках, история раскрывает перед нами впервые… Такова история их находки. Отлично понимая, что, лишенный доказательств их подлинности, я буду обвинен в мошенничестве и лжи, я решился на несколько необычный ход. Я авторизовал имеющиеся у меня рукописи, переложив их на язык более современный, и придал им вид живого художественного повествования. Теперь они уже не будут восприниматься как исторический факт, но та же участь грозила им в связи с отсутствием доказательств их подлинности, зато несоизмерим выигрыш в облегчении восприятия. Суть истории не изменится от того, что я заменил древнееврейское вежливое «ты сказал» современным и однозначным утверждением «да». Это всего лишь идиоматический эквивалент, не меняющий смысла, но облегчающий понимание. Может быть, это несколько уменьшит глубину и переливчатую многозначительность интонаций, но зато позволит приблизить к нашему недвоякому и — увы! — закостенелому восприятию событий тех далеких дней. Ибо я давно понял, что люди принимают только то, что им привычно и понятно, и отвергают то, что доброжелательно и мудро, но труднодоступно. Это я говорю от себя. А теперь настал черед раскрыть то, что дошло до нашего времени из глубины веков, сохранив и воссоздав удивительные события тех далеких, но по-прежнему ярких дней…

* * *

…мраморные стены храма Соломона. Весеннее солнце стекало почти осязаемым светом с величественных башен и, переливаясь огненными бликами, застывало на золотых воротах. Видны были отсюда и великолепные в своём застывшем совершенстве дворцы Иерусалима, и его неприступные, массивные стены со сторожащими их бастионами и башнями. Город мечты, возведенный освобожденным народом среди зелёных холмов. Город, который они видели в своих снах, уходя к нему из египетского плена. Город, мечта о котором помогла им выжить, воспрянуть и возвести его. Город, в котором вершили свои дела великий Давид и мудрый Соломон. Город-сердце образованного и мудрого народа. Сотни и тысячи иудеев любовались в этот день его величием, собираясь к его стенам со всех концов страны, чтобы встретить и отпраздновать великий праздник Пасхи, праздник выхода евреев из Египта.

Но тот, кто смотрел на город с вершины Елеонской горы, не видел его торжества и радости. Сквозь слезы, застилавшие его глаза, смотрел он сквозь десятилетия на страх и смерть, входящие вместе с войсками Тита в город по павшим стенам. Как в этот день, так и много лет спустя город был полон миллионов иудеев, пришедших праздновать Пасху. Но не праздник встретили они в стенах города, а голод, отчаяние и смерть. Вся долина Иосафата была покрыта лесом из грубо сколоченных крестов с распятыми на них сынами Израилевыми. На устрашение защитникам города перед стенами бичевали, пытали и распинали сотни пленённых иудеев. Вопреки увещеваниям, город не сдавался. И тогда он пал. В ярости пожара и ненависти римских солдат рушились дома и дворцы. Кровавая ярость не оставляла своим вниманием ни детей, ни женщин, ни стариков. Свыше миллиона сынов и дочерей Иакова погибли в тот день в охватившей город ненависти Рима на святой горе Сиона. Остатки их были развеяны ветрами истории по миру, подобно листьям, оторванным от родной ветви, чтобы лететь туда, куда несёт их воля урагана, и умереть там, где он бросит их. Камня не осталось на камне, а земля, на которой стоял великий храм, была вспахана, как поле…

Он смотрел сквозь зеленеющие сады и виноградники на выжженную, пропитанную кровью землю будущего и плакал. Плакал о городе и о народе. О том народе, который насмехался над Ним, поносил Его, пренебрег Им и теперь готовился убить Его. Он не мог спасти их. Они отвергали спасение, отвергая Его. И Он оплакивал каждого из них. О, если б Он мог спасти каждого из них…

— Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков камнями и отвергающий руку спасающего. Ты, как ослепший глупец, идешь к бездне, не внемля предостерегающему крику. Я не в силах больше удерживать ношу полыхающего гневом неба. Я могу предотвратить, исцелить и воскресить, но я не могу удержать безумца, бросающегося по своей воле на меч. Ты не хочешь прийти ко Мне, ты не хочешь принять Меня, ты не хочешь слушать Меня…

— Все зависит от организации дела, — послышался за Его спиной глубокий, грудной голос.

Стоящий на краю обернулся и посмотрел на говорившего. Незнакомец сидел на большом плоском камне, выраставшем изо мха на самом краю поляны, и задумчиво ковырял веточкой землю у своих ног. На вид ему можно было дать чуть больше тридцати. Одежда и чисто выбритое лицо выдавали в нём римлянина, а манера держаться и хрусткий, рубленый шрам на щеке говорили о том, что он не только близко знаком с военным искусством, но и достиг в нём немалых успехов. Последнее подтверждало и выражение надменного достоинства, печатью лежащее на его правильном и приятном взгляду лице. Атлетически сложенный, он тем не менее казался скорее стройным, чем массивным.

— Да, все дело в организации, — повторил незнакомец и поднял голову. Ироничные и насмешливые глаза в упор уставились на стоящего перед ним человека.

— Кто ты и почему подкрадываешься тайно, не давая знать о себе? — спросил стоящий над обрывом.

— А какой смысл подкрадываться явно? — усмехнулся незнакомец. — Я давно сижу здесь. Ты не заметил моего прихода, погруженный в свои мысли, а я не стал тебе мешать… И какая разница, как меня называть? Можно называть Петронием, можно Марком, а можно и Павлом. Дело не в этом. Дело в том, что я пришёл к тебе с предложением. У меня есть разговор к тебе, который может быть полезен нам обоим. Но если угодно, называй меня… ну, скажем, Петронием.

— Я не спрашивал, как зовут тебя. Я спросил: кто ты?

— Ах, это… Я все время забываю о многослойности ваших, еврейских речей. Каждая фраза служит у вас личным мыслям и стремлениям говорящего, в отличие от нас, римлян, у которых фразы однозначны и зависят от происходящего. Сложно отойти от привычного и принять незнакомое… Кто я? Это будет зависеть от исхода разговора… Надеюсь, что стану другом.

— Так не бывает. Человек не может быть другом «по обстоятельствам». Если его расположение зависит от обстоятельств, значит, он только притворяется другом, но никогда не будет им искренне.

— Даже суть может меняться в зависимости от формулировки. Кто-то захотел «так» понять, а кто-то захотел, чтоб именно «так» поняли…

— Это уже не суть. Это уже трактовка.

— Не будем начинать разговор со спора. Каждый из нас привык к своему образу жизни и своему образу мысли. Плохо, когда серьёзная беседа начинается с непонимания и спора… Разумеется, если стороны хотят прийти к положительному результату. Готов ли ты выслушать моё предложение?

— Как я могу говорить с тобой, если не знаю, кто ты?

— Друг. Пускай пока будет так… Хотя прежде всего я — человек, который пришёл к тебе поговорить о деле. Какая разница, с кем говорить, когда речь идёт о деньгах и о власти? Такую щепетильность может позволить себе только очень богатый и влиятельный человек… Ты ведь не слишком богат, проповедник?

— Я не ищу земных благ.

— Да-да, я слышал о твоём учении. Именно оно и привело меня к тебе. Я пришёл поговорить о твоём учении и о его возможностях.

— Это нужно тебе?

— Это нужно нам.

— Я всё знаю о том, что несу людям. Если это нужно тебе — спрашивай.

— Хорошо, я опять уступлю. Пусть это нужно мне… Приходится пристраиваться к твоим желаниям, чтобы получить возможность открыть тебе глаза на упущенные тобой возможности… Невероятно сложно говорить с человеком иного рода, иного образа мысли и жизни. Чтобы изложить хорошую идею, обрисовать замечательные перспективы и получить в ответ вполне естественное согласие, приходится проходить через сложнейший ритуал «вопросов-ответов»… К чему эта игра? Мы же взрослые, образованные люди, вполне понимающие, в чём смысл этой жизни. Это же условности… Нет, я, конечно, понимаю недоверие иудеев к нам, римлянам, но идея, приносящая деньги, стоит выше всех национальностей. В этом мире вообще ничто не объединяет людей так, как деньги… Вот только не надо мне возражать. Я уже вижу, что ты хочешь ответить мне, исходя из своего учения. Давай-ка я лучше быстро перейду к делу, все объясню и расскажу, тогда и отпадет надобность впустую тревожить воздух языками и прикрываться друг от друга своими идеями и убеждениями. Уже больше трёх лет я вынужден торчать в этой прок… Я вынужден нести службу на этой благословенной земле. И последние два… Нет, пожалуй, даже два с половиной года до меня доходят слухи о тебе, твоём учении и совершаемых тобой чудесах. Наблюдал я, как приветствовал тебя народ при твоём вхождении в город. Слава твоя идёт впереди тебя. Это хорошо. Почва для посева моей идеи уже подготовлена. За то время, пока я торчу здесь, мне приходилось слышать о сотнях людей, называющих себя «проповедниками» и «учителями», но лишь дюжине из них удалось получить какое-то признание народа. Ты же стоишь выше любого из этой дюжины. Я расспрашивал о твоём учении и о творимых тобой чудесах… В чудеса я, естественно, не верю. Это мы оставим для доверчивых и неграмотных. А вот учение твоё мне понравилось. Хорошо то, что оно просто и понятно всем. Сложные учения, доступные пониманию лишь немногих, никогда не найдут такого распространения, как то, которое понятно всем и каждому. Сейчас весьма благоприятный момент для того, чтобы добиться огромных успехов. После смерти Иоанна Крестителя никто ещё не заявил о своём праве на место пророка такого масштаба. А ведь иудеи готовы принять нового пророка. Они всегда готовы его принять. Им с детства твердили, что они — Богом избранный народ, что они — самые лучшие и что именно к ним придет Мессия, который устроит для них рай на земле. Стоит только убедить людей в том, что они — «избранные и лучшие», пообещать им «светлое будущее» и объявить, что только ты можешь привести их к этому «царству небесному на земле», и они — твои. Твои, с потрохами. Старый, добрый, испытанный трюк. По всей земле именно этот трюк применяют все мудрые правители. Это ещё ни разу не подводило. Они ждут этого, и мы дадим им это. В противовес власти мирской мы поставим власть религиозную, куда более сильную и надёжную. Я слышал, что говорят о тебе священники и богачи. Они боятся тебя. Боятся, что ты можешь отнять у них власть. Значит, им есть чего бояться. Значит, есть в твоём учении что-то, что вызывает у них этот страх. Это хорошо. Мы возьмем у них эти деньги на служение нашим целям. Ведь нам потребуется очень много денег. Строительство храмов, открытие школ нового учения, отправление миссионеров в разные страны для подготовки почвы, в которую мы будем бросать зёрна нашей религии, подарки правителям этих стран, подкуп… Да, грязное дело, но от этого никуда не денешься. Такова правда жизни. Я не хочу так далеко забегать вперёд, но… Твоё учение не делает различия между странами и народами. Это тоже хорошо. Раз уж так получилось, что мы начинаем отсюда, то пусть евреи останутся «избранным народом», но повернуть-то можно так, что «избранным» может стать каждый, кто примкнет к основанной нами общине. Какие возможности это открывает, какие перспективы! Все имеют шанс стать «избранными», только слушайтесь нас и наших законов. Это — власть! А там, где власть, там всегда звенят монеты. Богатство жиреет только рядом с кормушкой власти… Но это не пустые разговоры. Неужели бы я пришёл к тебе только с пустой идеей? Нужен был бы я тебе тогда… У тебя и сейчас есть почти всё для этой возможности. Почти всё. У тебя нет столь ценной вещи, как время. А у меня оно есть. То, что в одиночку растянешь на десятилетия, с моей помощью ты одолеешь в считанные годы. Деньги, необходимые для развития движения и придания ему масштабов, поддержка заинтересованных людей, с которыми я связан… Это не составит особых проблем. Нужна только центровая фигура. «Стержень», соединяющий все это воедино, образ… Работа твоя останется прежней, но цели… Изменившись, цели принесут реальные, вполне ощутимые плоды. Это в общих чертах. Подробно и последовательно, со сроками и расчетами мы обсудим всё, когда ты дашь свой ответ на моё предложение в целом… Что ты так смотришь на меня?

— Не друг ты, а враг. И враг страшнее многих. Страшнее тех, кто не принимает Меня, и тех, кто встает против Меня. Ты хочешь осквернить то, что на благо людям, служением тебе одному. Я пришёл не для того, чтоб служили Мне, а чтоб служить людям и отдать им и жизнь, и силы мои. Беззаконие и жестокость воцарились на земле. Люди сами губят себя, не ведая путей спасения… Видишь этот город? Он — прообраз мира, и судьба его может стать судьбой всех городов мира. То, что должно случиться — последнее предупреждение для потерявших дорогу во мгле… И начало нового мира, мира уверовавшего и получившего шанс на спасение… Ты хочешь лишить их этого шанса?

— Это хорошо, что ты отказался, — улыбнулся Петроний. — Не обижайся на меня. Я должен был тебя проверить. Если б ты хотя бы заинтересовался моим предложением, нам не о чем было бы говорить. Предложение такого «грубого помола» могло заинтересовать разве что глупца и сребролюбца, а с таким человеком мне не по пути. Конечно, это была ничем не прикрытая глупость. Извини. Но моя миссия столь важна, что я не имею права рисковать, доверяя её в руки глупца и невежды. Твоё учение превосходно, но оно могло исходить не от тебя, или же, имея совсем иные цели, лишь «внешним видом» напоминать ожидаемое… Ты — философ, я — воин, и наши пути столь различны, что даже сравнивать их было бы глупостью. Но здесь наши дороги пересекаются. Волею судеб нашим народам суждено было слиться и идти бок о бок. Хорошо это или плохо, хотим мы этого или нет, но так есть. Ты видишь, что нет между нами ожидаемого мира и согласия. А нам они необходимы не меньше, чем вам. Войны закончены, пришло время мира. Мы многое можем дать друг другу. Или же потерять и то, что имеем. Ты — философ, я — стратег войны, но теперь пришло время нам объединиться, чтобы дать людям наибольшую пользу от нашего сотрудничества, отлить законы, дать надежду на стабильное и прочное будущее. Те, кто по слали меня, не могут найти общий язык с недальновидными, зажиревшими и развращенными правителями Иудеи. Мозги ваших правителей слишком жирны, чтобы осознать, что время противостояния кончилось. Мы хотим мира. Мы хотим сотрудничества и процветания наших государств. Они же всеми делами своими толкают народы к новой войне. Наше терпение не бесконечно. Если нынешнее положение дел не изменится, может случиться страшное. Нам силой придется менять то, что пока ещё мы хотим изменить политикой. И эта сила уже не ограничится демонстрацией, она выжжет калёным железом всё то, что мешает, пройдется гребнем по разбросанным в стороны умам, соединяя их и укладывая так, как хочется нам. Народ Иудеи не спасут ни мощные стены города, ни слабые попытки сопротивления ваших изнеженных вождей, ни вмешательство ваших богов… Но мы не хотим этого. Ни ты, ни я. Ты утверждаешь, что несешь мир и любовь своим учением, так начни же с ощутимой, реальной помощи своим собратьям. Люди этого не забудут. Ты сам говорил, что вера должна подкрепляться делами. Так неужели это дурное дело: принести мир и счастье своему народу?! Ты умён, ты хочешь добра этим людям, а вожди слишком долго набивали свои кошельки и храмы золотом и камнями, чтобы помнить обо всех, забывая о себе. Мы долго все взвешивали и просчитывали. Твоё учение может встать на место нынешней власти, и во главе своего учения, разумеется, можешь быть только ты. Ты, тот, кто открыл его, сформулировал и несёт. Иерусалим полон множества мелких, конфликтующих партий. За видимостью спокойствия в стране начинаются смута и брожение умов. Объедини их всех под своим началом, возглавь, уводя с дороги в никуда на дорогу жизни. А мы поможем тебе. Деньги, политическая помощь, люди… В самом крайнем случае возможно военное вмешательство. Но только в самом крайнем случае. Ты должен стать их избранником, а не нашим ставленником. Сыны Иакова — люди гордые и вспыльчивые, и могут не принять то, что навязывают им силой, даже если это идёт из лучших побуждений. Таких людей нужно либо уничтожать полностью, рассеивая по всей земле так, чтоб они уже никогда не смогли собраться больше двух человек в одном месте, либо жить с ними в мире. Мы предлагаем мир. Мы хотим мира. Замени собой власть нынешнюю, и плоды нашей дружбы порадуют и тебя, и нас. Это нужно не тебе и не мне. Это нужно нашим народам. Разумеется, власть императора Тиберия по-прежнему будет вести народ иудейский в завтрашний день, но эта власть уже не будет такой двоякой и противоречивой, как сейчас. Во взаимном недоверии правители ставят народ иудейский меж двух огней. Объедини все это в себе и возглавь народ иудейский. Мы действительно сможем помочь тебе в этом. Я не хочу называть имена заинтересованных в этом людей, но поверь — они обладают достаточной для этого властью. Нам необходимо мирное сотрудничество, и мы надеемся найти его в твоём лице. Ты поможешь нам, мы — тебе, и, объединившись, мы поможем нашим народам… Что скажешь, проповедник?

— Что могу ответить тебе Я, если речью своей ты сам ответил себе. Ты заботишься о проходящем. О богатстве, о власти, о дне завтрашнем… Не в этом спасение людей. Как бы крепко ни утверждалась власть на земле, какие бы ни избирала она пути, она всегда будет поставлена на службу избранным от людей. Меньшинство будет навязывать свою волю большинству, не важно под каким предлогом это будет сделано. Всегда они будут стяжать и копить, унижать, насиловать и грабить. И как бы ни была она крепка, но рано или поздно рухнет под потоком новой, более совершенной, более лживой, более хитрой и жадной. Всегда будут развращаться во власти души правящих и страдать души порабощенных. Всегда они будут вставать друг на друга, затевая смуты, восстания и войны. Потому что это — проходяще. Но есть другая власть, способная сплотить и спасти людей. Это власть свыше. Не правители и их законы объединяют и спасают людей, а их любовь к Богу и друг к другу.

— Только сейчас об этом не надо, — поморщился римлянин. — Я говорю о деле, о реальной помощи, а ты о мистериях. Проповедуй ты что угодно и как угодно. Вы служите своим богам, мы — своим, но я говорю не об учениях, а об их пользе для народа. Я предлагаю приблизить ту помощь, которую может дать твоё учение, из отдаленных времен в наши дни.

— Ты не хочешь Меня понять. Нет смысла строить новый дом на песке вместо рухнувшего старого. Он тоже будет разрушен. Я принес весть о спасении не на минуту, а на века. И Моё учение — камень, на котором будет построен дом новой жизни, а ты предлагаешь вновь строить на песке. Где смысл заменять ложное — ложным и временное — временным, даже если они выглядят иначе? Спасение людей лежит и глубже и ближе. Не в избытке хлеба и не в красивых одеждах, не в спокойствии, которое люди используют для того, чтобы пить, есть и, ни о чем не заботясь, жиреть в праздности. Спасение в Любви, в Вере… Дай ребенку много еды, много игрушек, беззаботности и бездумья, и что вырастет из него? Начало лежит в воспитании человека, в вере его, в милосердии. Прежде чем окружать его благами материальными, нужно открыть ему блага духовные. Без любви в сердце не пойдут в прок ни дворцы, ни богатства. Потому как, получив это, захотят большего. И захотят развлечений, и рабов, и женщин. Нет, начинать новую жизнь надо с заботы о душе, а не о теле. Как никакой слуга не сможет одинаково служить двум господам, так невозможно одинаково служить духовному и богатству…

— Все правильно, все хорошо, — нетерпеливо перебил Петроний. — Но когда для этого есть время. А у нас его нет. Когда начнутся смуты, бунты и войны, поздно будет думать о спасении души. Действовать надо сейчас. Открой глаза и переведи взгляд с неба на землю. Неужели ты не видишь, что творится?! У нас тоже есть боги, и они тоже учат нас, охраняют и помогают, но если мы сейчас сядем с тобой на землю и просидим три дня, проводя время в разговорах о душе и спасении, не заботясь о теле, то через три дня мы предстанем перед своими богами во всем блеске своей глупости. Потому что даже им куда выгоднее, чтоб мы жили на благо себе, на пользу другим и прославляли их на земле, утверждая их заповеди, и трудились им на славу. Как же можно не заботиться о дне завтрашнем?! Не готовить запасов? Не менять одежду?! Это возможно одному, решившему скитаться по земле и болтать о своих мыслях и догадках. А если все послушаются тебя?! Если все бросят поля, виноградники, прялки, стада, строительство домов и пойдут скитаться по земле как вольные птахи, не зная заботы и труда?! Прости за «низменное», но что кушать-то будем?! А спать где? А носить что? Ведь уже некому будет подать, потому что все бродят по свету и размышляют о вечной жизни и небесной каре… Впрочем, это твоё дело, у нас разные религии, и искать недостатки друг у друга в богах так же глупо, как превозносить своего над всеми остальными. По меньшей мере это оскорбляет, по большей вызывает гнев и ярость, способные бросить людей в смертельную схватку, не находя доводов, «чей бог лучше». Я говорю о реальной пользе, а не об основах учений. Что мешает тебе принять моё предложение?

— Ты ходишь по кругу. Я уже говорил тебе, что Я несу людям весть…

— Хватит! — римлянин вскочил на ноги и гневно при двинулся к проповеднику. — Я понял! Ты — один из тех, кто хочет лишь говорить. Да, это легко. Это куда легче, чем преодолевать те трудности, которые возникают, когда занимаешься по-настоящему полезным делом. Только ходишь и проповедуешь. Прогнали в одном месте — пришёл в другое. А если и там прогнали — что ж, мест на земле много, где-нибудь найдутся откликнувшиеся и поверившие… Слова, слова, слова!.. Ты говорил, что только ты несешь слово Бога?! Что ты — Сын Бога, и Бог в тебе?! Где подтверждение этому?! Я могу согласиться, что твоя задача тысячекратно полезней предложенного мной, если то, что ты говоришь, — правда. Но ведь твоё учение находит столько же последователей и столько же откликов в сердцах, сколько и учения прочих проповедников. Ждать, пока сбудется реченное тобой?! Это долго. Остается одно свидетельство твоей правоты.

— Вера строится не на свидетельствах. Даже когда Я говорю о земном, ты не хочешь понять и принять, так как же ты поверишь, когда Я расскажу тебе о небесном? Тебе нужны свидетельства? Я могу свидетельствовать о Себе, но ты не ищешь Моего свидетельства, тебе нужны иные… Обо Мне свидетельствовал Иоанн, но есть и куда более понятные для тебя свидетельства — дела Мои. И ещё большее свидетельство — Отца Моего. Но ты не хочешь его услышать, потому что нет отклика в твоём сердце на Слово Его и Дело Его, как нет и веры в твоей душе.

— Пусть будет так. Нет так нет. Остаются лишь дела твои. Я надеюсь, ты имеешь в виду нечто конкретное, а не всю миссию, несомую тобой? Её-то проверить как раз и нельзя. Правнуки наши, может, ещё и смогут сказать истинна она была или ложна, а мы — увы! — можем только верить или не верить. Остаются иные дела, чудесные и удивительные. Я слышал о них. О хождении по воде, воскрешении из мёртвых, об исцелениях, об умножении хлебов… Покажи мне, глупому, недалекому и неверующему, что-нибудь из них, и я поверю. Разве, согласно твоему учению, это не будет огромное благо — приобщение к вере нового человека?.. Спаси меня от вечной гибели… Прыгни с обрыва. Прыгни и полетай. Если ты и вправду Сын Божий, то ничего тебе не станется, и ни один волос не упадет с твоей головы. Покажи мне данные тебе твоим Богом возможности? Покажи, и я скажу, что ты — Самый Великий из всех, когда-либо ступавших на землю… И знаешь, что? Я даже отрекусь от своих богов и приму твоё учение, целуя твои ноги, потому что это будет великая радость для меня. Радость того, что мир не погибнет в войнах и лжи, мерзости и глупости. Что у него есть шанс на спасение. Что есть Тот, кто любит и заботиться о нас… Неужели это столь незначительно, чтобы потратить на меня пару мгновений и показать данную тебе власть? Вот обрыв — прыгни. Если ты — Сын Бога, тебе ничего не станется, но если ты обманщик… Если ты обманщик, то тебе лучше и не жить. Не жить и не вселять надежду в обреченных, ибо реченное тобой — несбыточно, и только увеличит страдание и горе в народе…

— Сказано: «Не искушай Бога», и Я соблюдаю заповеди, ибо они обязательны и значительны для всех, как для богатых, так и для нищих, как для властных, так и для неимущих. Это здесь, на земле, один человек стремится получить власть над другими, а для Бога все равны.

— Вот и вся цена словам твоим. Слов люди придумали много, их можно говорить годами, а вот дел под этой горой из речей не видно. Ты обычный обманщик, отвергающий моё предложение только потому, что надеешься получить всю власть себе. Или потому, что нет в тебе любви к этим людям, а есть лишь лень и нежелание работать. Или потому, что ты одержимый. Или сумасшедший. Делами своими человек славит себя, а ты пытаешься прославить себя словами. Сам возвышаешь себя и сам себя хвалишь.

— Я служу Отцу Своему и исполняю Его волю. И Я буду служить Ему всегда и везде. За что же Ты бесчестишь меня? Ведь Я не ищу личной славы. Я несу людям жизнь, и не собираюсь сойти с этого пути, как бы сладки и заманчивы ни были твои предложения. У Меня свой путь, и Мне предначертано пройти его до конца. Если Я не открою людям правду, то кто же её откроет? Если Я не искуплю первородный грех, кто искупит его? Если Я отойду от дел Моих, то кто же продолжит их? Ты хочешь, чтоб истина осталась погребённой под ошибками и заблуждениями? Ты хочешь, чтоб погиб род людской? Так кто же ты? Дела твои говорят за тебя. С первого взгляда они добры и заботливы, а на поверку оказываются чернее сажи. Ты жертвуешь большим ради малого. Разве есть благо в такой жертве? Воистину, человек познается по делам его. Не может худое дерево приносить добрые плоды. Ты — человек неверящий, значит, ты — человек мёртвый. Но если ты — человек, желающий лишить веры других, значит, ты — разрушитель. Ты просишь чудес? Ты говоришь, что поверишь только тогда, когда увидишь чудо? Разве в этом истинное добро? Фокусник производит видимость чуда, — будешь ли ты целовать его ноги? Да. Потому что прельстить неверующих легко. Потому так много лжепророков и так много ложных учений. И будет ещё больше. А потом придет «самый большой фокусник» и покажет такие чудеса, что прельстит огромное количество народа… Но что будет за его чудесами? Что будет нести он людям в сердце своём? Что захочет дать им? Боюсь, что, когда они поймут это, время для многих уже истечёт. И ты будешь в их рядах… Нет, я не могу свернуть с этого пути. Я должен пройти его до конца. Я должен успеть дать им то, в чем они нуждаются. Даже ценой собственной жизни. И Я не отступлю с этого пути.

— Я пришёл к тебе с угодным твоему народу делом, — глухо сказал римлянин, с ненавистью и презрением глядя на стоящего перед ним проповедника. — Ты не только отказался помочь им, ты оскорбил ещё и меня, потому что, по твоему разумению, я не укладываюсь в избранное тобой учение… Это было бы правильно, если б было истинно. И даже я — я! — пал бы к твоим ногам, если б увидел тому подтверждение, а я ещё ни перед кем не выказывал таких почестей — ни перед богами, ни перед людьми… А теперь я вижу, что ты просто лжец, мечтающий влезть в число праведников, пока ваши разжиревшие священнослужители увлечены междоусобицами и накоплением богатств. Я приходил к тебе как друг, а ухожу врагом. Но нам ещё предстоит встретиться, проповедник. И будет очень плохо, если ты окажешься по другую сторону в этот миг… Тогда тебе не помогут даже творимые тобой чудеса.

— Мне нечего бояться. Пока не пришёл Мой час, Я буду нести Его слово, лечить больных и утешать страждущих. Ты не имеешь власти надо Мной. И Я не боюсь твоих угроз.

— Ты не первый, от кого я слышу подобное… Что ж, ты сам избрал свой путь. Но врагам вместе не идти одной дорогой. Кому-то придется остаться на ней навек, а кому-то следовать дальше. Наши пути пересеклись, и ты стал мне врагом. Посмотрим, насколько далеко пройдём мы вместе. От сюда и до конца…

* * *

…делай то, что должен…

Ученик только крепче сжал зубы и, завороженно глядя на Учителя, молчал.

— Иди и делай своё дело! — повторил Учитель, твердо глядя в его глаза.

Под этим взглядом ученик поднялся и, пошатываясь словно под тяжестью непосильной ноши, вышел на улицу.

— Куда он его послал? — спросил Пётр Марка.

— Не знаю. Наверное, купить что-нибудь к празднику. Я бы ему не доверил и лепты, а учитель доверяет ему все наши деньги. Он слишком добр, забывая о его прошлом.

— Иуда видит, что ему доверяют, и это позволяет ему удерживать себя от себя же самого. К тому же он предан учителю. Никто никогда не говорил ему доброго слова, а среди нас он как равный.

— И всё же я не доверяю ему. Прошлое — это как печать, его уже не смоешь. Рано или поздно он себя покажет в истинном свете.

— Учитель говорит, что никогда не поздно измениться, свернув с неправедного пути, может быть, и Иуда…

Под шум голосов спорящих и болтающих учеников Учитель долго смотрел вслед Иуде, потом глубоко, словно через силу, вздохнул и прошептал:

— Горе тебе, Иуда, Симонов из Кариота… Ныне прославится Сын человеческий, и свершится начертанное. И хоть иду Я по собственной воле, но горе тому, кем Я предаюсь. Во веки веков будет лежать на тебе печать предателя…

— О чем ты говоришь, учитель? — спросил сидящий рядом Пётр.

— Это последняя чаша вина, которую Я пью вместе с вами. Следующую чашу вместе с вами Мне пить в царстве Отца моего… Недолго Мне осталось быть с вами…

— Куда же ты уходишь? — удивился Пётр. — Я хочу пойти с тобой.

— Сейчас ты не можешь идти со Мной. Твой час ещё не пришёл. Когда придет ваше время, пойдёте и вы этой дорогой. И встретимся мы в конце пути, и отдохнём, и порадуемся делам нашим…

— Почему?! — отшатнулся осознавший смысл его слов Пётр. — Почему Ты так говоришь? Я не отступлю от Тебя ни на шаг. Если нам и предстоит умереть, то умрём вместе. Мне не жить без Тебя. Я душу свою положу за Тебя!

— Душу свою за меня положишь? — тихо переспросил проповедник. — Все вы отречетесь от меня в эту ночь, в страхе за свои жизни бежав прочь. Сказано: «Поражу пастыря, и овцы рассеются». Но Я вернусь. Я не брошу вас, вам ещё предстоит окрепнуть духом… Сейчас вам тоже требуются доказательства, чтобы поверить, — вот в чём беда… Вам тоже нужны доказательства того, что Я несу порученное Мне Отцом Моим…

— Не надо нам доказательств, — сказал Филипп. — Не надо, мы верим… Покажи нам Отца, и довольно с нас…

— Сколько времени Я с вами, Филипп? И ты не видишь Меня? Видевший Меня, видел и Отца. Пройдёт совсем немного времени, и вы поверите. Поверите и укрепитесь. А Я не оставлю вас. Не бойтесь.

— Я не боюсь, — сказал Пётр. — Если все и предадут Тебя, то я не предам. Если все и сбегут, то я не сбегу…

— А ты, Пётр, отречешься от Меня трижды за эту ночь… Но не смущайся. Твоё время и твоя сила ещё впереди. Ты сможешь победить себя, Я знаю. Я буду беречь вас. И Я буду просить за вас у Отца Моего. Сейчас Я уйду, но не печальтесь. В этом нет ужаса. Я иду к Тому, кто любит Меня. Я иду подготовить место и для вас. После ваших трудов мы соединимся, и Он возлюбит и вас…

— Вот теперь мы верим, — воскликнул Иоанн. — Теперь мы слышим, что Ты говоришь прямо и понятно, без притч, потому и понимаем Тебя…

— Верите? — грустно улыбнулся проповедник. — Скоро наступит час… Он уже настал, и вы рассеетесь, оставив меня одного… Но Я буду не один. Отец Мой не оставит Меня в сей час. Этот час ужасен, но он велик! И в скорби, и в горе мужайтесь: в этот час Я победил мир. Пока ещё вы ищете в учении Моем для себя. Вы хотите ловить помногу рыбы и ходить по воде, как и Я, хотите знать будущее, творить чудеса, проповедовать, ходить из селения в селение и искать любви большей, чем людская. Вы хотите, чтоб вас уважали и слушали, хотите быть здоровыми и жить долго и не бояться сильных мира сего… Даже Меня вы любите за то, что Я учу вас, любите за что-то, а не просто так… Но придет время, и вы будете искать в учении Моем для других. И в сердце своём вы будете искать для других, и жизнь свою положите за тех, кого никогда не видели. И будете раздавать любовь свою более себя, и к престолу Отца Моего уже не вернется лишь искра Его, данная вам. Чем больше вы отдаёте людям, тем больше к вам возвращается. Даже Я имею жизнь вечную не оттого, что Мессия, а оттого, что — Любовь… А сейчас то, что предназначено Мне, подходит к концу…

— У нас есть два меча… — начал было Пётр, но Учитель резко поднялся и вскинул вперёд руку:

— Довольно!.. Теперь Мне нужно побыть одному. Ждите, пока Я буду молиться за вас и за Себя…

Он вышел в ночь и побрёл, погруженный в свои мысли. И каждый шаг давался Ему нелегко, потому что каждый Его шаг был шагом ожидания. Он шел и вдыхал наполненный ароматами смол и хвои воздух. Он гладил ладонями стволы деревьев и нежился щекой о мягкие, душистые листья. Он смотрел на звёзды и улыбался им, прощаясь. А потом Он остановился, опустился на колени и коснулся руками холодной земли, словно пытаясь навек запомнить нежность покрывавшей её травы.

— Отец! — прошептал он. — Отец, душа Моя скорбит смертельно… О, если б возможно было выбрать иной путь. Если б Ты пронес эту чашу мимо Меня!.. Впрочем, важно не то, что хочу Я, а то, что хочешь Ты. Тебе ведомы все пути, и раз Ты даешь именно этот, значит, он — единственный… Но молю Тебя: укрепи Меня, потому что тоска и ужас завладели сердцем Моим. Я один среди них. Я донёс до них то, что Ты поручил Мне, теперь они остаются в мире, а Я должен вернуться к Тебе… Но неужели это — единственная дорога?.. Я верю в Тебя и в любовь Твою, но Я тоскую и плачу, стоя перед началом дороги к Тебе. Я оставляю их, а ведь они ещё слабы и неразумны, они ещё не осознали, что им дано. Но они уже не такие, как все. Мир возненавидит их, потому что они не от мира сего, как и Я… За них Я отдаю Себя, чтобы увидели они истину и уверовали… Молю Тебя — храни их. Открой им Свою любовь, и пусть войдет она в их сердца…

— Так вот что ты задумал! — раздался за его спиной насмешливый голос. Римлянин стоял, привалившись плечом к дереву, и с улыбкой наблюдал за коленопреклоненным пророком.

— Это опять ты, подкрадывающийся со спины и выступающий из мрака? — горько спросил проповедник. — Ты опять пришёл хулить Меня и издеваться надо Мной?.. Отойди. Твой час ещё не настал. Дай Мне побыть одному. Я должен побыть один сейчас…

— Да, тебе стоит помолиться. Потому что, чтобы свершилось то, что ты задумал, требуется воистину чудо… Так вот, значит, почему ты отклонил моё предложение… Ты хочешь осуществить пророчество вашего Писания, говорящего о приходе и гибели Мессии? Я читал эти строки. У тебя ничего не получится — слишком сложно. Но признаюсь: задумано неплохо. Ты только что отправил своего ученика — как его? — Иуду из Кариота к первосвященникам. Да, они с удовольствием примут его донос на тебя и начнут судебное разбирательство. Но ведь этого недостаточно. Я плохо разбираюсь в вашем Писании, но я прочитал в нём столько пророчеств, столько необходимых условий, что… Неужели ты всерьёз рассчитываешь на это? Не забывай: смертную казнь может утвердить лишь римская власть. А её-то и представляют те, кто послал меня к тебе. Ты опозоришься. А я помогу тебе в этом. Жертва Иуды будет напрасна. Он навсегда останется лишь жалким предателем и сребролюбцем, а цель не будет достигнута, и предсказание не исполнится.

— Что тебе надо? Зачем ты пришёл насмехаться надо Мной в этот день? Откуда столько зла в тебе?..

— Откуда?! Я ненавижу лжецов, обманом поднимающихся на вершину славы, по головам своего народа и своих друзей. Ты убеждаешь всех, что ты — праведник?! Но мы-то с тобой знаем истину! Ты знаешь, и я знаю. Все, что ты говоришь о себе, — ложь! Ложь от первого до последнего слова! Где ты видел непорочное зачатие? Поверь моему опыту — так не бывает. Какие чудеса ты творил?! Где они?! Они прошли, и нет среди воскрешённых тобой и излеченных тобой заступников за тебя. А новые чудеса ты совершать не хочешь… Почему? Я отвечу: потому что не можешь. Я думал, что это не столь уж и важно, раз твоё учение может послужить для пользы людей, но оказалось, что не люди тебя заботят, а только личная слава. И знаешь, что я делаю? Я не стану мешать тебе покончить жизнь самоубийством. Отнюдь. Я помогу тебе. Но только знай — жертва твоя будет напрасна. Ты умрешь как лжец, а не как Мессия. Я даже позабочусь для утверждения тебе смертного приговора, но я же и приложу все силы, чтобы не дать тебе осуществить слова пророчества. А требований к его исполнению много. И если не будет выполнено хоть одно-единственное, ты умрёшь как лжец… Как ты думаешь, неужели мне не удастся воспрепятствовать исполнению хоть одного пророчества?

— Где ты видел человека, идущего на смерть ради личной выгоды? Ты глуп в своей злобе.

— Интересная мысль. Над ней стоит подумать… Признаюсь, этот факт смущал поначалу и меня. Но потом я вспомнил все те хитроумные интриги, которые творятся при дворе нашего любимого императора, и твой план стал для меня прост, как… как этот камень, на котором ты стоишь. Ты не собираешься умирать. Ты собираешься инсценировать смерть, а потом чудодейственно «воскреснуть». Как это сделать? Тебе видней. Я, в отличие от тебя, не пророк, я могу строить только логические выводы. Но предположить я всё же могу. Во-первых, ты можешь попытаться подкупить кого-нибудь из солдат или врачей, определяющих смерть. Во-вторых, ты можешь опробовать один из тех хитроумных напитков, которые дарят человеку сон, схожий со смертью и неотличимый со стороны. А после, когда все уйдут, к тебе придут твои ученики и приведут тебя в чувство. Ты залечишь раны, немножко помучаешься, но зато «воскреснешь» в славе и почестях, уже не человеком, а Мессией. При точном расчете и определенных обстоятельствах это могло бы сработать… Но этого не произойдёт! Высокая дисциплина римских солдат не позволит им принять деньги, потому что наказание за невыполнение приказа одно — смерть. Нет таких денег, которые согласились бы они принять, чтобы умереть! И чудодейственный напиток не спасет тебя. Тела обычно досматриваются с пристрастием. А чтобы избежать ненужных споров о твоём «мученичестве», солдаты, перед тем как снять тебя с креста, просто перебьют тебе голени, согласно традиции, и уже тем самым пророчество будет нарушено… Да мало ли их будет нарушено?! Я насчитал свыше шестидесяти условий для исполнения пророчества! Свыше шестидесяти! И если хоть одно — хоть одно! — не исполнится… А они просто физически не могут исполниться в одном человеке. Я очень постараюсь, чтобы они не исполнились. Я знаю, где искать и что делать. Твоя смерть будет смертью лжеца и обманщика. Народ будет смеяться над тобой и презирать тебя. Твой план увенчается провалом, и ты получишь по заслугам… У тебя есть два выхода: бежать, пока не поздно, или же согласиться на моё предложение.

— Каждый видит то, что хочет видеть. Ты жаждешь видеть во Мне обманщика и ищешь во Мне лжеца. Ты не найдёшь, чего ищешь. Время срывает все ложное и оставляет лишь истинное. Правду нельзя скрыть безвозвратно, рано или поздно она вырывается наружу, и все тайное становится явным. Станет ясно и то, кто из нас лжец, а кто — праведен… Нет Мне нужды спорить с тобой, от тебя исходит лишь хула и злоба. Злоба без причины. Злоба, порождённая твоей душой. Ты ненавидишь не только Меня, ты ненавидишь весь народ иудейский… И может быть, ты ненавидишь всех людей на земле. Ты ищешь в них дурное. Зачем? Если человек стремится дать доброе, зачем искать в его стремлениях тайный, злой умысел? Как же надо быть обиженным на всех, кто тебя окружает, чтобы отодвигаться от доброго, как от прокажённого, и смеяться над этим?.. Кто обидел тебя так? За что обидели? Разберись в своей душе. Прими это зло грудью, пропусти его через себя и найди в себе силы не ожесточиться. Прими это как опыт, как данность, позволяющую понять себя, очиститься и…

— Нет, всё же ты не обманщик. Ты — безумец. Я даже могу предположить, что ты и впрямь хочешь повиснуть на этом кресте, как и было предсказано. Я уже встречался с такими людьми. Они одержимы религиозным фанатизмом. Кто-то искренне верит в это, возомнив себя посланником Бога, кто-то фанатично приносит себя в жертву, сам не веря, но желая доказать всем остальным свою правоту, а кто-то просто желает прославиться, как Герострат… Может быть, ты надеешься, что после твоей смерти ученики выкрадут твоё тело и возвестят народу о твоём воскресении? Оставь эту мысль. Об этом я также позабочусь. Гробница, в которую тебя положат, будет опечатана и поставлена под круглосуточную охрану. А потом твои кости, разлагающиеся и смердящие, будут предъявлены народу. Не будет торжества твоего учения ни с тобой, ни без тебя!..

— Отойди от Меня, — тихо попросил Проповедник. — Отойди… У Меня остались лишь эти, последние минуты, не отнимай их у Меня. Вся Моя жизнь принадлежит людям и Богу, но лишь эти, считанные секунды Я хочу оставить Себе. Я хочу побыть наедине с собой и запомнить этот мир, его красоту и величие… Мне нужно всего несколько минут, чтоб укрепиться и собраться. Мне предстоит очень тяжелый путь. Прошу — оставь Меня…

— Нет, я не оставлю тебя ни сейчас, ни потом. Каждую секунду, до самой твоей смерти, я буду рядом, чтоб видеть твои глаза в тот миг, когда ты поймешь, что твои планы рухнули. Чтобы не пропустить момент отчаяния. Чтобы впитать каждую каплю твоей боли и твоего раскаяния… Нам нужен мир и добрые отношения с правителями Иерусалима, и дашь нам их именно ты. По своей воле или вопреки ей. Не захочешь по своей — мы отдадим тебя первосвященникам. Они давно заготовили для тебя камень, который до поры скрывали за пазухой. Вот мы и сделаем и приятное, и полезное разом. Итак, я уже говорил тебе: у тебя немного выборов. Бежать прямо сейчас и кануть в вечность, не оставив следа, согласиться и принять моё предложение, оставшись в вечности как благодетель своего народа, или идти назад и погибнуть как глупец, оставшись в вечности как святотатец, безумец и лжец. Так что же ты выбираешь?

— Даже эти, последние минуты ты не дал Мне, — грустно сказал Проповедник. — Видимо, уже поднесена эта чаша к Моим губам, и делаю Я свой первый глоток… Отец Мой Небесный, если не может миновать Меня чаша сия, чтоб Мне не пить её, то да будет воля Твоя… Я готов принять всё, что предначертано.

— Понятно, — холодно усмехнулся римлянин. — Значит, быть посему… Где должно начаться? За Кедроном, в садах? Туда сейчас должен прийти Ты, и туда Иуда должен привести стражников? Время подходит, и я хочу быть свидетелем. Идем.

— Не по пути нам с тобой, потому что теперь Я узнал тебя, знающий тайное, ненавидящий людей и насмехающийся над святым. Узнал Я тебя и говорю тебе: не быть по-твоему. Бессилен ты изменить начертанное, потому что…

* * *

…они не могут войти, — сказал Петроний. — По их представлению, мы — язычники, и вход в любое жилище язычника требует очищения. Они хотят вовремя съесть свою пасху. На очищение требуется время, а им очень хочется побыстрее проглотить свой пресный хлебец во время ритуала.

— Ах, вот как, — брови Пилата сошлись над переносицей, и его и без того суровое лицо потемнело от едва сдерживаемой ярости. — Мы их «оскверняем»? Ну-ну… До чего же я ненавижу эту страну! Страна лжецов и лицемеров… убивать человека и думать о благочестии одновременно. Да и кто не ненавидит их, узнав?! Кто этот несчастный, на которого они так ополчились? Я уже заранее подозреваю, что раз уж они настолько ненавидят его, он должен быть неплохим человеком, — усмехнулся Пилат. — У меня давно возникло ощущение, что распинать надо тех, кого они любят… Кто он? Что сделал?

— Проповедник. Странствует по стране, учит заповедям своего Бога, если верить слухам, исцеляет и даже воскрешает… ерунда, конечно. Но для первосвященников он стал опасен. Его слава растет, его учение находит в людях отклик. Он опасен для них тем, что может подорвать их власть и лишить возможности тихо жиреть и набивать свои кошельки. Они ждут утверждения приговора.

— Подождут, — медленно, растягивая слова, сказал Пилат. — Они так торопятся, что им стоит подождать… Продолжай.

— Его учение утверждает, что все равны перед Богом, не позволяя никому возвыситься над другими, и запрещает собирать богатства на земле, совершенствуясь духовно…

— Недурно, — одобрил Пилат, — очень недурно. Не всем приятно, и лично я не хотел бы стать последователем такой религии, но если судить непредвзято…

— Это им и не нравится. Что они станут делать, если потеряют власть? Кроме как грабить народ и трепать языками, они ничего не умеют и не хотят. К тому же он обвиняет их в нарушении закона, предписанного их Богом.

— Я же говорил, что этот человек уже нравится мне, — широко улыбнулся Пилат. — Подогреть их жирные бока так, чтобы с них стекло немного сала, не так уж и плохо… Но раз уж они пришли за утверждением смертного приговора, значит, его обвиняют в чем-то другом?

— В святотатстве и смуте. Его учение подрывает власть священнослужителей. Он объявляет себя сыном Бога, а это для них самое страшное святотатство.

— Ну и что здесь такого? — пожал плечами Пилат. — Учит, наставляет, проповедует… Не вижу я причины для казни. Нет, мне явно не хочется его казнить. Не потому, что у меня хорошее настроение, или потому, что я добрый. Нет, я не хочу утверждать этот приговор именно потому, что они хотят, чтоб я его утвердил. Я убивал и за меньшее. Но я убиваю тех, кто, по моему мнению, виноват. Может, это немного подгорчит им хлеб, который они так торопятся съесть. Раз они не верят, что он послан от Бога, пусть докажут это, разоблачат его, а казнить… Вот ответь мне ты, Петроний: если б тебя послали наши боги с каким-то известием, что, по-твоему, я должен был бы делать с тобой? Я бы либо возрадовался, либо назвал тебя сумасшедшим. Нет, если б ты призывал к восстанию или пытался совершить переворот, вот тогда… Не обижайся, я размышляю вслух. Мне хочется найти вескую причину или хотя бы повод, чтобы от казать им.

— Но они обвиняют его и в смуте. Например, в призвании разрушить храм Соломона.

— Это уже плохо. Это прямой призыв к восстанию и бунту против существующих законов и порядков. Это надо карать. У меня и без того излишне сложные и противоречивые отношения с первосвященниками, чтобы ещё в это время начинались какие-то проблемы в городе.

— Они его неправильно поняли… Или захотели неправильно понять. Он обычно говорит притчами, чтобы на примере как можно ясней и понятней донести до простых людей своё учение. Говоря: «Я разрушу храм старой веры и возведу новый», он говорил образно. Он имел в виду подмену своим учением устаревших взглядов и обычаев. Он считает, что люди неправильно воспитываются в старой вере, это ведёт их не по той дороге.

— Понятно. Но все равно плохо. Он взял на себя слишком большую ответственность. Такие вещи может говорить только тот, кто имеет немалую власть. С его стороны делать подобные заявления и выдвигать подобные учения крайне неосмотрительно… Обвинения в подстрекательстве к мятежу — это серьёзно. Они утверждают это, он опровергает, свидетели… Что говорят свидетели?

— Двух одинаково свидетельствующих против него не нашлось. Они сами нарушили все свои законы, запутались и теперь явно пытаются подставить нас. Но дело в ином. Он сам не только не опровергает их обвинения. Он ещё и свидетельствует против себя. Преимущественно молчит, но, когда речь заходит о его учении, подтверждает своё право передавать то, что идёт от Бога.

— Он что, самоубийца? При отсутствии свидетелей?! Петроний, это не может быть провокацией? Те, кто ненавидят нас и желают нашего ухода, могут толкать нас к тому, чтобы мы, желая угодить Синедриону, рассмотрели дело поверхностно, утвердили приговор и казнили его. А он окажется каким-нибудь особо почитаемым у народа пророком, или же, по их представлениям, казнью этого пророка мы разгневаем какое-либо божество… Может быть, нас подталкивают к действиям, которые вызовут недовольство, а затем и бунт в народе? Как думаешь, сотник?

— То, что они хотят убить его нашими руками — это понятно, — задумчиво отозвался Петроний. — Но и народ не ополчится на нас из-за этого проповедника. Во-первых, народ — это нечто неконкретное. Во-вторых, народ тоже не питает к нему настолько пылкой любви, чтоб рисковать из-за него. Тех, кого не понимают, обычно не любят. Он говорит непонятное и неприятное для них, тревожит их души, заставляет заглянуть в себя, требует перемен и переосмысления. Даже его ученики разбежались, словно стадо перепуганных овец. Они испугались, что вместе с учителем придётся расплачиваться и им, и бежали, скрываясь от своей участи. Но это и была их участь…

— Ничего хорошего я и не ожидал от этого народа. Они ставят себя надо всеми, требуют к себе особенного отношения, а на деле… Трусы, все трусы! От лучших до худших, и от первых до последних. И как ведет себя этот проповедник?

— Боюсь, что мужественно и достойно. Мне кажется, он не боится смерти. Он идёт на это сознательно, искренне считая себя Мессией… Пусть даже это и так… Но ведь и другие должны признать это, чтобы поверить в него и жить по принесённым им законам. А для этого… Я полагаю, что он хочет исполнить старое пророчество о пришествии к людям Мессии, которого они не приняли и убили.

— Не понял? По собственной воле желать себе смерти? Ради чего?

— Для него это единственный выход. Он считает, что жить так, как живут люди сейчас, — нельзя. Это дорога, ведущая к гибели и распаду. Своим учением он хочет изменить мир, сделать его иным, лучше прежнего. И у него нет иного пути, как подтверждение своей правоты — смертью.

— Странный человек, — нахмурился Пилат. — Очень странный… Погибнуть самому, чтобы дать возможность жить лучше тем, которых он даже не знает? Я могу отдать свою жизнь за императора, могу пожертвовать собой в битве ради победы… Но ради тех, кого не знаешь?.. Ты смог бы умереть ради какого-нибудь Авраама или Марка, которых никогда не видел?

— Свою жизнь я не променял бы даже на тысячу иудеев. Нет, не смог… Но у него все равно ничего не получится. Слишком низка вероятность исполнения пророчеств. Я не стану перечислять все условия, но выглядит это так же, как если засыпать всю Иудею зернами, чтоб они покрыли землю толщиной в ладонь, затем пометить одно зерно краской, все это перемешать, завязать глаза и попытаться вытянуть именно это зерно с первого раза… Это невозможно. Вот потому они и считают, что проповедник не просто безумен или болен. Как я понял, они даже не слишком боятся его как бунтовщика и смутьяна. Они считают, что в него вселился Вельзевул, который и хулит установившиеся и удобные для них традиции устами проповедника.

— Все так перемешалось… Я уже потерял мысль, кто он — смутьян или желающий принести облегчение и мир народу? Впрочем, для меня это одно и то же… Вельзевул — это их злой бог?

— Дословно это переводится как «владыка навоза». Под «навозом» они подразумевают язычников, что, по их разумению, одно и то же.

— Как же я их ненавижу, Петроний! За их себялюбие, за их презрение к другим… Язычники и навоз?! Значит, мы — «навоз», а они — Богом избранный народ?! Мы — грязь, ничего не значащая и отвратительная, а они самые лучшие… самые умные, самые добрые, самые достойные, самые красивые, самые сильные, самые изобретательные, самые талантливые, самые работящие… Петроний, может вся нация быть безумной? Ты говоришь, этот проповедник хочет своим учением объединить всех, независимо от национальностей, рода, и даже «Богом избранный народ» с «навозом»? И это им очень не нравится? Настолько, что они готовы убить его?

— Да, в целом так. Но дело тут ещё глубже. Он хочет объединить всех не только в своём учении, но и в любви. В любви друг к другу. Он хочет, чтоб каждый любил ближних своих, как самого себя. Чтоб каждый любил всех и все — каждого. Любовь к людям и любовь к Богу. Вот главная цель его учения. Он считает, что если человечество не остановится, то оно уничтожит само себя… Тех, кто останется, уничтожит гнев небес. Старая сказка, существующая во всех учениях: небо обрушится на землю, если вы не послушаетесь меня, и все погибнут.

— И всё же я постараюсь испортить им настроение, показав им несостоятельность выносимых ими судов перед мощью власти Рима. Я не стану утверждать приговор их суда, а без этого они ничего не смогут сделать, иначе это будет расцениваться как неповиновение власти императора… И вот тогда я им испорчу праздник. И как испорчу!

Грубые черты властного и мужественного лица Пилата привычно составили маску презрительной надменности и высокомерия. Прокуратор поднялся со своего места и твёрдым шагом вышел во внутренний двор.

Через открытую дверь до Петрония доносился раздраженный гул толпы, который словно мечом разрубал властный бас прокуратора:

— Что хотите вы?

— Утверждения приговора, — послышались голоса. — Утверждения приговора, вынесенного сегодня утром.

— В чем вы обвиняете этого человека? — Пилат всё так же рубил слова, заставляя морщиться чувствующих его властное презрение первосвященников.

— Если б он не был злодеем, мы бы не передавали его тебе. Он развращает наш народ, называя себя Царем Иудейским. Он возмущает народ, уча по всей стране нашей. Он поднял руку на наши святыни и подрывает наши устои и обычаи. Он святотатствует и хочет, чтоб народ признал в нём Бога! Учение его несёт смуту, он опасен для спокойствия нашего народа. Мы требуем для него смерти!

— Что ответишь на эти обвинения ты, проповедник? — спросил Пилат. — Ты слышишь, сколько обвинений против тебя? Почему ты молчишь?

— Он молчит, молчит, — послышались голоса. — Он молчит. Он боится говорить, он признаёт себя виновным…

— Он просто молчит, — подчеркнул Пилат. — Если б он признавал себя виновным, он сказал бы это… Иди за мной, человек из Галилеи, я сам учиню над тобой следствие. Следствие незаинтересованное и бесстрастное. А вам, кричащие у моих ворот, я дам ответ позже… Много позже. Ждите.

Пилат вернулся во внутренний двор и, подступив к избитому и окровавленному пророку, шатаясь стоявшему перед ним, спросил:

— Почему ты молчишь, проповедник? Ты знаешь, чем это может кончиться для тебя? В чём кроется причина твоего молчания?

Искусанные от боли губы шевельнулись, и тихо, словно их беседа была доверительной, Проповедник ответил:

— Сказанного Мной для них достаточно. Они не захотели принять и понять то, что Я говорил им не раз. Зачем повторять снова и снова тем, кто не хочет слышать? Они оглохли по своему желанию.

— Но мне-то ты можешь сказать? Я ещё ничего не слышал из твоих речей… Или ты тоже считаешь, что разговор с «язычником» ниже твоего достоинства и оскверняет тебя?.. Ты — Царь Иудейский?

— Ты спрашиваешь Меня как правитель, понимая под этим званием власть земную, или как иудеи, понимающие под этим званием Мессию?

— Разве я — иудей? Твой народ обвинил тебя и передал в мои руки, по их обвинению я и спрашиваю тебя: что ты сделал?

— Я пришёл добиваться не земной власти. Если б Я был царем, владеющим телами людей, разве не нашлось бы у Меня верных людей, которые заступились бы за меня и не отдали на посмеяние и смерть? Да, Я — Царь, но Царство Моё не здесь.

— Итак, всё же ты — царь?

— Да, на то и родился Я, и пришёл в этот мир, чтобы свидетельствовать об истине, о том, что открыл Мне Отец… Истину хочу открыть Я людям.

— Истина, — вздохнул Пилат. — Что есть истина? Кто сможет найти её? Если б ты нашёл ту, единственную, которая поможет обелить этот мир, сделать его лучше, чище, умнее… Да, тот, кто нашёл бы эту истину, мог бы называться и царем, и богом, и… Сотни гениев искали истину… Многие погибли за неё… В том-то и беда, что у каждого — своя истина, она и бросает человека из войны в злобу, из злобы — в глупость. Пока наберешься опыта, пока поймешь, где правда, а где ложь, пока отличишь то, чего хочется, от того, что по-настоящему необходимо… Значит, ты хочешь дать всем одну, единственную на всех истину?.. Зачем? С какой целью?

— Ты сам сказал — зачем. Загляни в сердце своё, и ты найдёшь там истину. Ты уже готов принять её. Как может называться «язычником» тот, кто душой близок к Богу? И как может называться «праведным» тот, кто носит в сердце зло, притесняя и издеваясь над тварями Божьими?

— Не язычник, — усмехнулся Пилат добродушно. — Надо же, я удостоился похвалы от иудея… Если только это можно назвать похвалой. Странный ты человек, проповедник из Галилеи… Скажу и я тебе похвалу в ответ. Ты тоже не похож на тех иудеев, которых я видел… Ты вообще не похож на тех, кого я видел. Надо же было придумать: сделать равными всех людей… Не знаю, царь ты или не царь, но то, что не от мира сего — это точно… Подожди меня здесь, носитель истины.

Он вышел к ожидавшим у ворот людям и, глядя исподлобья на собравшихся, объявил:

— Я, Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, говорю вам: я не нахожу в нём вины… Есть же у вас обычай, по которому одного из осужденных я могу отпустить в праздник Пасхи? Хотите, я отпущу вам Царя Иудейского?

— Нет! — послышались голоса. — Лучше уж убийцу Варраву, но не его!.. Да, лучше отпусти к нам убийцу, чем пророка из Галилеи!.. Убийцу отпусти, а Царя распни!

— Из Галилеи, — задумался Пилат. — Да, вот в чем тут дело — Галилея… Раз он из Галилеи, а это область Ирода Антипы, то пусть Ирод и определит, есть ли вина в этом человеке. Ирод в эти праздники тоже находится в Иерусалиме, я отошлю обвиняемого к нему, и пусть он сам скажет — виновен этот человек или нет. Мы с вами разошлись в суждениях. Видимо, наши суды разные… Так пусть Ирод поставит своё мнение на чашу судьбы этого пророка. Что скажете?

— Если он признает его виновным — мы согласны! Веди его к Ироду! Ирод Антипа — сын Ирода Великого, желавшего уничтожить того, чье рождение предрекли волхвы. Он-то не будет принимать сторону пророка! Веди его к Ироду! Пусть Ирод подтвердит его вину! Мы знаем, что Ирод — враг тебе. Он найдёт его виновным. Мы тоже пойдём к Ироду и будем просить его об этом. Мы будем обвинять его! Веди его к Ироду! Он найдёт в нём вину!

— А если не найдёт?..

* * *

— …Они продолжают злобствовать, — раздражённо сказал Пилат, быстрыми шагами меряя зал. — Что же за сердца у них? Что за помыслы, если они действуют вопреки логике и милосердию?! Крепко же они возненавидели его, раз не угомонятся даже после того, как Ирод не нашёл в нём вины… Что он сказал?

— Что не находит в нём вины, — в который раз повторил Петроний. — Он давно слышал об этом пророке и хотел поговорить с ним, и когда я привел ему проповедника, обрадовался предоставившейся возможности. Он пытался задавать ему вопросы, но пророк молчал. Ирод просил показать ему какое-нибудь чудо, но он не показал. Пришедшие вслед за мной иудеи злословили и вопили, как стадо голодных котов, моля и даже требуя у Ирода Антипы признать вину за пророком. А пророк заговорил лишь тогда, когда Ирод спросил его об учении, которое он проповедует. Он говорил недолго, но Ирод заинтересовался. Потом он приказал избить проповедника, переодеть в чистую и светлую одежду и отвести обратно. Он решил, что это достаточное наказание, а вины, достойной смертной казни, он в проповеднике не нашёл. Так он сказал и храмовым служителям… Надо было слышать, какой визг они подняли! Подобного наказания показалось им недостаточно. Они требуют смертной казни.

— Странно… Я полагал, что Ирод без малейшего колебания предаст этого мудреца смерти. Он оказался несколько лучше, чем я о нём думал. По крайней мере, у него остались кусок мозгов и огрызок сердца… В отличие от этих горлопанов, что вопят перед моими воротами…

— То же самое Ирод сказал и о тебе.

— Да?.. Поистине, сегодня день чудес. Я нашёл сразу два исключения из правил. Что ж, Ирод дал мне неплохой совет… Вот что, Петроний. Возьми своих солдат, и накажите этого проповедника плетьми. Потом одень его во что-нибудь посмешнее… скажем, терновый венец вместо короны. У них ведь корона в виде такой маленькой круглой шапочки? Прикажи солдатам сплести именно такую. И надень на него багряницу. После наказания я выведу его к народу и покажу. Они увидят его, униженного, избитого, и жалость вползет даже в их сердца. Наказание он понёс вполне достаточное. Они увидят это и довольствуются этим.

— У меня нет профессиональных бичевателей. Бичуя наказуемого, иной ликтор подчас вырывает у него куски мяса и выворачивает сухожилия наружу, так что сделают солдаты, к которым в руки попадет флагрум с вплетёнными в него кусками кости и металла? Проповедник и так был избит дважды — первосвященниками, а затем людьми Ирода. Вряд ли он выдержит третье избиение. Это может убить его куда раньше утверждения приговора.

— Лучше быть битому, чем мёртвому, — сказал Пилат. — Вылечиться он всегда сможет, а вот воскреснуть будет куда трудней… Неужели он и впрямь уверен в воскрешении?

Петроний утвердительно кивнул.

— Тогда он и впрямь не боится смерти, — задумчиво сказал Пилат. — В этом случае для него страшнее все эти муки, которые он испытывает сейчас. Петроний, мы с тобой старые воины, повидавшие на своём веку всякого. Видел ли ты хоть раз, чтоб мёртвый человек воскресал? Нет уж, лучше нам спасти этого несчастного от самого себя… Что-то я говорю странное… Это может показаться тебе удивительным, но мне почему-то искренне хочется спасти этому странному иудею жизнь. И уже не потому, что я хочу досадить этим толстобрюхим, а просто сохранить ему жизнь. Странное чувство… Ты часто видел меня добрым, Петроний?

— Нет, — отозвался сотник. — Не видел. Умен ты и справедлив, но сколько знаю тебя — милосердия не нахожу. Но я слышал, твоя жена приходила к тебе просить за этого пророка, потому что она видела из-за него дурные сны? Сны, в которых она узнала о страшных бедах для всех, кто будет виновен в его смерти?

— Если б ты не был мне верным другом во всех странствиях и походах, если б я не верил тебе, как самому себе, я решил бы, что ты сейчас смеёшься надо мной. Женские сны… Чего они стоят? Это пустое. Да и были ли они? Я узнал, что к моей жене приходила одна из тех, кто пришёл в город в числе учеников пророка из Галилеи. Женщина по имени Мария из города Магдалы. Не знаю уж, кто она этому проповеднику, но, судя по ней, любит она его не только «возвышенной» любовью. Просила она мою жену поговорить со мной об этом несчастном. Вот отсюда и «пророческие сны». Мы взрослые, образованные люди, Петроний. Не допускай в свою голову нелогичное…

— А если всё же… Если только на одну минуту, на одну секунду предположить, что он тот, за кого себя выдаёт…

— Ты думай, что говоришь!

— И всё же?.. Вспомни его, вспомни все, что он говорил, вспомни глаза его и то, что творилось в твоём сердце, и скажи: что делать, если тот, кого мы обречём на смерть, окажется их Богом?

— Слышал бы ты нас со стороны… Странные разговоры мы ведём… Я даже представить не могу такой возможности…

Откашлявшись, он искоса взглянул на ожидающего ответа сотника, ещё раз откашлялся, и с удивлением Петроний увидел, что прокуратор смущен.

— Мы же взрослые люди, — повторил прокуратор неуверенно. — Представить… Ну, предположим… Только не всерьёз, а в шутку… Какая-то странная игра, честное слово… Кх-м…

— Вот и я думаю об этом, — тихо признался Петроний, глядя поверх головы правителя. — Очень не хочется верить… «Не хочется» — это потому, что тогда мы вынуждены будем сами увидеть свои ошибки. И признать его — странного, непонятного, тщедушного и униженного людьми — выше себя. А я ведь его ненавижу. И ненавижу сильно. Тому есть много причин. Одна из них в том, что он объявляет себя Сыном Бога. А я не мог это принять. Каким должен быть Бог, который отдал Сына Своего на погибель, искупая грехи человечества? Строя новую веру, новые заповеди… Мог бы просто явить Свою мощь и Свою ярость, так нет, нисходит к душам людей, к совести их, к их рассудку… Пытаться спасти их такой ценой?! Вот тут-то мне и становится страшно. Если Он настолько любит людей, значит, Он действительно истинный Отец и Создатель. А как же наши боги?.. А если мы убьем того, кого Он послал? На свете много непознанного и скрытого от нас. Это фарисеям злоба закрыла глаза, но мы-то находимся в здравом рассудке… Почему же мы стали сомневаться?.. Нет, я не могу поверить, чтоб Бог отдал Своего Сына ради спасения людей… А если это всё же так?..

— Скажу и я, — через силу промолвил прокуратор. — Скажу… Я никогда не был трусом, а сейчас боюсь это сказать… Но именно поэтому и скажу. Не как верному мне воину, а как одному из немногих, кого я считаю в числе своих друзей… И у меня неспокойно на сердце. Ты понимаешь, почему это странно: я — солдат, я повидал такого, что на десятерых хватит. И я уже давно не сомневаюсь. Если я вижу белое, я говорю: «белое», если вижу чёрное, говорю — «чёрное». А сейчас я вижу то, чему боюсь дать название… Я скажу тебе так: я хотел бы отпустить его… И я скажу тебе больше: если он — Сын Бога и он воскреснет, то первое же, что я сделаю — запрещу чеканить моё изображение на монетах, пока я жив.

— Откажешься от столь великой чести?

— Я сказал тебе: изображения моего не будет… Всё, не докучай мне вопросами. И без того этот день принёс мне сомнений и растерянности больше, чем за всю мою жизнь… Иди и делай своё дело.

— Что?

— Я сказал: иди и делай своё дело. Что тебя смутило? Выполняй приказ, сотник!

Когда Петроний удалился, Пилат долго стоял неподвижно, глядя вперёд невидящим взглядом, потом, словно в забытьи, прошептал:

— Если это окажется правдой… Тогда я хотел бы, чтоб не только изображение моё исчезло с монет… Тогда лучше бы и памяти обо мне исчезнуть из летописей. Потому что и моё имя будет покрыто позором наравне со всеми, кто предавал его мучениям и смерти. И никто не узнает, что… Но и это не самое главное. Важно то, что я сам…

* * *

—…Осталось совсем немного времени, — сказал Петроний, склоняясь над лежащим на земле претории телом Проповедника. — Пилат совсем обезумел. Он разрывается между обязанностями прокуратора и личными желаниями. Именно это и послужило причиной того, что на тебе не осталось живого места. Он пытается убедить себя в безразличии к тебе и одновременно вызвать жалость у Синода… Глупец — они не знают жалости! Когда есть опасность потерять власть, все остальные желания не имеют значения… Богом избранный народ, — усмехнулся он. — Это может стать началом хорошей традиции: избранный распинает своих избирателей… Да, это нужно запомнить, когда-нибудь это мне пригодится. Ты плохо влияешь на людей, проповедник. Не знающий жалости Пилат в смятении. Ты посеял зёрна сомнения в его душе. Теперь ему трудно будет жить на этом свете. Ирод поставил под сомнение бесспорность мудрости Синода и правильность выносимых им приговоров. Но они всё равно ненавидят тебя. А из-за того, что я перечислил, они и тебя ещё больше… Признаюсь, проповедник, и мне жаль тебя. Жаль как человека… У тебя ещё есть шанс спастись. Сейчас Пилат выведет тебя к первосвященникам и фарисеям, чтобы показать, что ты уже достаточно наказан и высмеян. Проси у них о снисхождении. Тебе стоит только заговорить с ними, смириться, и я знаю, что ты останешься жить… Что скажешь?

Окровавленное тело зашевелилось, с невольно вырвавшимся стоном боли Проповедник повернул к римлянину голову и прошептал:

— Не могу… Если выживу Я, то погибнут миллионы… Я выполнил свою миссию… Настал черед новой эры… Новых людей… Если Я отступлюсь, род людской погибнет в злобе и распрях… Я свидетельствовал людям о Боге, а теперь должен уйти к Богу, чтобы свидетельствовать Ему о людях… Они спасены… Я оставил после Себя тех, кто разнесёт весть об этом по свету… Я не боюсь смерти. Там ждёт Меня Отец, который встретит Меня с любовью и утешит… Но Я ещё вернусь. Даже после всего этого Я вернусь… Чтобы укрепить их… Ещё раз подтвердить… Дать ещё одно свидетельство… Они слишком долго жили во тьме, чтобы сразу привыкнуть к свету… Он ослепил их, им больно и непривычно… Поэтому они бранятся и пытаются убрать ослепляющий их источник… Но как можно погасить солнце? Оно уже взошло… С Моей смертью весть останется до конца дней… Я не могу отступиться… Я не имею права отступить…

— Твои мучения напрасны, — покачал головой Петроний. — Ты не понимаешь этого. Или не хочешь этого понять… Ты знаешь, что такое — смерть на кресте? Это самая мучительная казнь из всех, что придумали люди за это время. Тебя ожидает немыслимая жажда, чувство позора от выставления напоказ твоих мучений, боль неухоженных и терзаемых ран. Люди будут смотреть на твои муки и на твоё диковинное представление, наблюдать за каждым твоим стоном, с радостью ожидать каждой твоей гримасы. Раны твои будут разрываться гвоздями, опаливаться солнцем, тысячи мух слетятся, чтобы ужесточить твои мучения… Ты знаешь, что это такое, когда гвоздь входит в твоё тело и скрипит о кость? А потом, когда ты будешь извиваться от боли, забывшись в горячке беспамятства, метаться на кресте, они будут точить твои кости, тереться о них, разрывать твои раны… Ты представил все это? Нет, ты представь хорошо… Это долгая смерть. Слабые, которых смерть милует, висят на кресте не меньше суток, более сильные выдерживают до трёх суток… А стоящие у креста солдаты будут время от времени подносить к твоим губам губку с напитком, чтобы ты не умер раньше времени от жажды… Но самое страшное то, что все это будет напрасно. Ты помнишь, какой завтра день? Завтра особенный, высокий день: второй день Пасхи, когда приносится жертва снопа. По вашим законам тебя снимут с креста, предварительно перебив голени… Понимаешь, о чем я говорю? Это нарушение пророчества, в котором говорится: «Ни одна его кость не сокрушится». А если не снимут и оставят на ночь, то опять же, согласно вашим законам, ты будешь осквернён. Остаться на ночь на дереве — по вашим законам означает быть отданным во власть сатаны и навсегда потерять душу для Бога. Чтобы этого не случилось, ты должен быть захоронен до захода солнца. Так что уже не сходится одно с другим… И одежд делить твоих не станут. Я их вполне могу выкупить у солдат. А если и не стану выкупать, то жребий о твоих одеждах они бросать не будут. Разделят поровну — и всё. Четыре солдата — на четыре части… И это будет происходить у тебя на глазах. И ты уже перед смертью будешь знать, что все, оставленное в Писании, не про тебя. И это удвоит твои мучения мыслью о бесполезности гибели… Но самое важное, что и ты, и я, и мы оба знаем, что ты не воскреснешь. Это невозможно… Но у тебя нет необходимости страдать. Ты сам свидетельствовал против себя на суде. И теперь ты сам же можешь спасти себя от позорной и ненужной смерти. Одно-единственное слово — и всё кончится… Я понимаю, что ты знал о своей смерти, предсказывал её, готовился к ней… Но подумай о том, что все ещё можно изменить. Посмотри, как прекрасна жизнь. Ты ещё молод, у тебя всё впереди — и слава, и богатство, и уважение. Оглянись назад: ты же ничего не оставляешь после себя. Ты вырос в деревне, в бедной семье, работал плотником, потом странствовал по миру. У тебя не было семьи, не было дома, ты не занимал значительных должностей и не писал мудрых книг. У тебя даже образования нет. Ты ещё не видел мира, не ездил в дальние страны смотреть на творящиеся там чудеса и не восхищался обычаями и традициями живущих там народов. Что хорошего было в твоей жизни? Даже те, кто называл себя твоими учениками и братьями и утверждал, что любят тебя, — бежали, бросив тебя на поругание. Все отвернулись от тебя. Более того: тебя ненавидят и желают твоей смерти. Вот всё, чего ты добился. Люди не хотят видеть тебя в своём числе. У тебя нет собственности, нет денег, нет будущего. У тебя даже дома своего нет. Ты умрешь среди разбойников и лжецов, как разбойник и лжец. Неужели ты думаешь, что после этого люди будут любить тебя, почитать и слушаться оставленных тобой заповедей? А ведь всё ещё не поздно отменить. Ты останешься жить и сможешь начать всё сначала. Смотри сам: даже могущественный Пилат расположен к тебе. Ты знаешь, что это значит — иметь другом такого человека, как прокуратор Иудеи? Это — возможности, власть, богатство, милости… Ирод интересуется тобой. У тебя появятся возможности отправиться путешествовать в дальние страны, в диковинные земли. Посмотреть удивительных зверей, диковинные строения, говорить с лучшими мудрецами мира. Ты будешь стоять на борту корабля, а ласковый ветер странствий будет ласкать твоё лицо, и солнце будет звать тебя вперёд — к приключениям, знаниям и радости… А женщины? О, эти ласковые и нежные женщины! Они будут радовать тебя своей заботой, услаждать твой взор, любить тебя. Что скажешь на это, проповедник?

— Отойди от меня, — попросил Он. — Ты же знаешь Мой ответ… Я не могу оставить этих людей тебе. Ты будешь жесток с ними так же, как жесток сейчас ко Мне. И каждый раз ты будешь находить для этого весомые причины… А после Моей смерти ты уже не будешь иметь власти над ними. Твоя власть кончается. Оттого ты и злишься…

— Моя власть кончается?! — рассмеялся Петроний. — Нет, проповедник, и сейчас и после я буду иметь огромную власть, уверяю тебя. И знаешь, что заставляет меня усомниться в твоей искренности?.. Хочешь это знать? Хорошо, я скажу тебе правду. Скажу, чтоб ты понял и устрашился. Я хочу, чтоб ты осознал до конца: я знаю, что ты — лжец, потому и ненавижу тебя! Ты правильно угадал, проповедник, да, я — Князь Мира Сего, князь демонов и язычников, карающий род людской за его грехи по своему усмотрению и дающий людям то, что считаю достойным их низости и глупости… Так что ты можешь знать обо мне?! Это я знаю о мире — все! И я знаю, что Бог не может отправить Своего Сына на растерзание убийц и палачей, чтобы донести до людей весть о прощении! О каком прощении идёт речь?! Как можно их прощать?! Нет, это невозможно! Он — Судья, я — палач. А ты кто? Какая твоя роль? Для тебя нет места в этом мире! Ты говоришь, что лишаешь меня власти?! Какой?! Ты уходишь, а я остаюсь карать их. Я остаюсь пытать палачей, предавать предателей и убивать убийц! Так чем ты мне опасен?!

— Те, кто поверят в Меня, уже не будут ни палачами, ни предателями, ни убийцами… Кого же ты станешь карать? У тебя нет власти над чистыми и любящими. Сейчас людей разъединяют деньги, национальности и роды, власть и разные законы. Сейчас они разобщены и пребывают в ненависти и зависти друг к другу… Их можно объединить не деньгами, не законами, не властью даже самых мудрых правителей, а лишь любовью. Любовью друг к другу и к Богу. Она сравняет и сплотит всех. И не будет войн, и не будет ненависти. Это закон, который идёт от Того, Кто стоит над всеми царями… Ты переступаешь черту в своей ненависти к людям. Ты пытаешь палачей? За что же ты пытаешь Меня? Неужели нужно убить, чтобы понять, что убитый был невиновен?.. Теперь Я изменил этот мир. Так не могло продолжаться дальше. Они бы уничтожили себя… Теперь этот мир станет немножко лучше. И цена этому — Моя жизнь, и Я согласен заплатить её. Добровольно.

— Это невозможно! Я знаю всё об этом мире! Да, я не могу уничтожить тебя сию же минуту, потому что пророчество есть, и пока ты сам не отступишься, я не волен нарушать предначертанное. И тем мне больнее. Я знаю, что ты лжец, но пока не могу уничтожить тебя. Ты глумишься над правдой и говоришь непонятное, но я вынужден терпеть… Но я могу создавать ситуации и предоставлять возможности. И ты не сможешь устоять, потому что ты — человек!.. Но если ты прав… Значит, я не знаю всего об этом мире… А раз знаешь все ты, то ты — Бог и послан от Бога… Кто-то из нас ошибается, и кому-то придется заплатить за эту ошибку. Если ты — Бог, то поплачусь я, но если ты — лжец, то платить тебе! Но я не могу ошибиться! Ты не дал мне ни одного подтверждения своей Божественности. Ты не показал мне ни одного чуда! Нет-нет, это невозможно!.. Я знаю всё об этом мире…

— Ты не можешь знать всего, — слабо улыбнулся Он. — Ты не Бог.

— Вот это точно. Я об этом знаю и не скрываю этого. А ты говоришь что-то нелепое и богохульное… И платишь за это. Именно за это, а не за «грехи людские». Ты совершаешь святотатство и платишь за него. Вот потому я и ненавижу тебя. Ты не просто лжец, ты — лжец, вселяющий беспочвенную надежду. Тебе нет места в этом мире! Ты говоришь, что ты знаешь всё? Тогда загляни в будущее! А если не можешь, то я сам расскажу тебе. Ты хочешь, чтоб твоё учение принесло людям свет?! Не будет так! На протяжении веков — веков! — твоим именем и под видом твоего учения будут пытать и убивать неугодных и непонятных. Люди не смогут понять этого учения и будут извращать так, как видят и понимают, и так, как хотят видеть и понимать… Они будут толковать его по-своему и драться между собой за правильность именно своей версии. И одни твои последователи будут убивать других твоих последователей. Сжигать, распинать, расстреливать… А для начала те, кто не верит в твоё учение, будут убивать тех, кто в него верит. Все смешается в одной кровавой бойне, которая затянется на много столетий… Ты видишь это сквозь века? Нравится ли тебе это? Но это, наверное, слишком далеко для тебя. Вернемся ближе, к тем, кто получил эти знания непосредственно от тебя. Что они получат от этого лично? Благо? Добро? Любовь? Нет! Они все погибнут! Все, до единого! Хочешь узнать — как? С кого бы начать?.. Вот!.. Иуда из Кариота, тот, кто был отвержен людьми с детства и воспитывался как трус и ненавистный. Ты дал ему немного тепла, и он привязался к тебе, как собачонка. Ещё бы: его никто никогда не любил и даже доброго слова не молвил в его сторону. Он был слаб душой, но он готов был на всё ради тебя… Так что же он вынужден был сделать? Он вынужден был исполнить слова Писания и предать тебя на мучения и смерть! А ведь даже этот недалёкий человек понимал, что будут говорить о нём в веках, как будут смотреть на него и враги, и друзья… Друзья… Они, твои ученики, не любят друг друга, спорят, боятся, пытаются занять возле тебя место получше и не понимают тебя… Они первые осудят его. Осудят со злостью людей виноватых, бежавших от тебя в минуты беды, отрёкшихся от тебя. Злость на себя они обратят в злость на него и, не умея смотреть в корень исполнения пророчеств, с удовольствием очернят его имя, увековечив его в своих легендах. А ведь понять его поступок, сравнив с пророчеством, которое ты хочешь исполнить, не так уж и сложно. Раз там написано: «Даже человек мирный со мной, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту», так что он должен был сделать? Сказано: «за тридцать сребреников», так сколько он должен был взять у них? Или он никогда не читал вашу главную книгу, сделав это по незнанию? Да, он продолжит то, что должно осуществиться и дальше. Он бросит эти деньги в лицо первосвященникам, в храме, но там не сказано, что он сделает дальше. Он не сможет больше нести эту ношу, не сможет больше жить среди тех, кто ненавидит его и не понимает. Он повесится! Пойдет и удавится!.. Хорошенькая плата за исполнение того, что должно свершиться! А мать твоя? Ты не оставил ей никакого будущего. Подумал ты о ней? О той, что заботилась о тебе, пока ты был мал? О той, которая поверила тебе и следовала за тобой? На кого ты оставил её?! На какое существование обрёк?! Кто будет заботиться о ней, когда тебя не станет? Об этом ты подумал?! А остальные твои ученики?.. Их тоже ждёт страшная участь. Симеон, именованный Петром, будет распят вниз головой, Андрей — распят на кресте, как и Симон, по прозвищу Кананит, «сыны Громовы» — Иаков и Иоанн… Иаков будет обезглавлен Иродом, а твоему любимому ученику Иоанну зальют горло расплавленным свинцом. Иаков будет сброшен с крыла храма Соломона, Иуда, по именованию Леввей, будет предан мученической смерти в Персии. С Варфоломея сдерут кожу. Фому убьют стрелой из лука… Да и других ждёт не лучшая участь, нет смысла все перечислять… Нет, есть! Я забыл ещё одного персонажа этой истории. Та, которая любит тебя не только «возвышенной», но и «простой» земной любовью. Мария из Магдалы, по прозвищу Магдалина. Та, которая сейчас плачет о тебе за этой стеной, та, которая, в отличие от твоих учеников, не побоится пойти за тобой и на Голгофу, и к гробнице… Что будет с ней? Её побьют камнями. Насмерть… Вот и всё, что принесет твоё учение. Потом пройдут века, и из памяти людей сотрутся эти дни. Вся эта история будет казаться не больше, чем красивой сказкой, и даже в самом твоём существовании будут сомневаться… Нет, я плохо сказал. Они будут уверены, что ты — миф, фантазия, легенда. Что тебя — не было. В существовании Сократа сомневаться не будут, в существовании Платона — не будут, Гомера запомнят, а ты… Ты — миф, быль… В тебя перестанут верить…

— Я предупреждал Своих учеников обо всём, что ты говорил. — Он с трудом приподнялся и сел, привалившись спиной к стене, но тут же сморщился от боли и отодвинулся. — Они знают это и, когда укрепятся духом, пойдут и на это, чтобы нести людям истину… Знаю Я и о распрях, и о жестокостях, и о войнах, и о гонениях. Я говорил обо всём этом… Но те, кто поверит в Меня, поверят в то, что я принес истину, — спасутся. Не весь мир погибнет, а только палачи, убийцы и прочие враги рода человеческого… Они останутся во власти твоей, и ты уничтожишь их… А тебя Я хочу попросить… Потом, когда-нибудь… Напиши то, что было сокрыто от всех остальных… Пусть кто-нибудь найдёт это и раз несет по свету. Пилат и Иуда… Они не так уж виноваты… Я не могу ненавидеть их. И не хочу, чтоб люди воспылали злобой к ним… Я вообще не хочу, чтоб в людских сердцах жила злоба… Они ведь просто не знают, не понимают, не ведают, что творят… Ты напиши, и пусть найдут…

— Ты понимаешь, кого ты просишь?! Ты, наверное, сошел с ума от боли и страха?! Я?! Ты просишь меня это сделать?! Меня?!

— Так будет, — тихо сказал Он. — Ты напишешь… И ещё… Не суди ты их только по закону. Закон изменился, наполнившись любовью… Отец может наказать ребенка во вразумление, но делает он это по любви, а не по закону… Так и с людьми… Это тяжело, я знаю… Все уходят к Отцу, а ты остаешься… Годы, столетия, века… Но ты — князь этого мира… Не дай ему погибнуть… Убереги его от последнего, рокового шага самоуничтожения… А Я принесу им любовь… Через войны и мор, через голод и распри, через жестоких правителей и лживых проповедников будет светить им и Вера, и Надежда, и Любовь… Их не уничтожить. Нет такой силы. Нет и не будет. Любовь сильнее всего.

— Ты — безумец, — с каким-то странным страхом прошептал Петроний. — Ты — безумец… Безумец…

— Ты знаешь, что это не так, — струйка крови стекла из уголка Его разбитого рта и запеклась в бороде. — Не будь жесток… Будь справедлив…

— Я всегда справедлив, — с горечью и достоинством ответил Петроний. — Я лишь меч… Меч, наделенный волей и разумом. А они — яд, лишенный и воли, и разума. Они проливают его на себя самих, живут в этом и злословят о тех, о ком не знают ничего, но считают виновными в своих бедах… И всё же я не верю тебе, проповедник. Мне даже жаль тебя… Жаль как человека… Ты лучший из них. Может быть, таких никогда ещё не рождалось, и никогда больше не родится. По мужеству своему, доброте своей и мудрости своей ты стоишь целого мира… Мир не стоит тебя… Но то, что ты хочешь — невозможно! Ты не можешь быть Сыном Бога! Я-то это знаю… Знаю…

— Петроний, — окликнул его выходящий из дворца Пилат. — Прикажи солдатам поднять проповедника и вести его в башню Антионии, на Каменный помост. Я ещё раз попытаюсь убедить этих глупцов… Проповедник, ты должен помочь в этом мне и себе… Ответь им! Не молчи, когда тебя будут спрашивать. Ты понимаешь, что своим молчанием ты заставляешь меня отдать тебя на распятие? Только я имею власть спасти тебя, и я имею власть предать тебя смерти. Только я — твоё спасение. Помоги мне, сейчас должно решиться многое… Поверь: я искренне хочу спасти тебя и ищу возможность отпустить тебя… Я хочу этого, слышишь, странный человек?!

— Ты не имел бы надо Мной такой власти, если б это не было предопределено свыше… Не мучайся. Куда больше вины на тех, кто передал Меня тебе… Не защищай Меня, этим ты поднимаешь против себя имеющих власть в этом городе… Так должно случиться, и так случится.

— Никто не имеет власти больше меня! — повысил голос Пилат. — Я… О чем ты говоришь?! Мы жизнь твою решаем! Мы судим тебя, и вопрос стоит о жизни и смерти твоей, а ты заботишься о моей совести… Кто же ты, странный человек, который поселяет в душах смятение и сомнения? Кто ты, тревожащий совесть, когда делаешь то, что кажется привычным и правильным, но под обличением голоса твоего, отзывающегося в сердцах, оказывается ложно? Кто ты, который…

* * *

…Царь ваш!

— Распни его!

— Я слышу это от тебя? Гамалиил?! Ты, наиболее богобоязненный и уважаемый в своём народе человек, хочешь, чтоб я отдал на распятие Царя вашего? Ты просишь меня об этом?! К чему вы стремитесь и чего хотите?! Загляните через вашу совесть в будущее и ужаснитесь!..

— Нет у нас царя, кроме кесаря, — хрипло ответил Гамалиил. — И не тебе взывать к нашей совести, как не тебе рассуждать и о нашем Боге. Мне в душу начинает вкрадываться сомнение, что ты не друг нашему кесарю. Всякий, кто хочет сделать себя царем, противник кесарю, а ты оправдываешь его в этом безумном желании… Так что же нам думать, прокуратор?

— И это говоришь ты?! — впился в него яростным взглядом Пилат. — Ты, сын столь гордого народа, который не признает ничьей власти, кроме власти вашего Бога?! В своей же религии святотатствуешь! На вас будет смерть его… Одумайтесь! Царя ли вашего хотите распять?!

— Распни его! Распни!

Пилат сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, и невольно сделал шаг вперёд. Под его безумным от беспомощной ярости взглядом стоящие впереди попятились, но напиравшие сзади стеной стояли перед судилищем, и крики волнами катились по рядам людей:

— Распни его! Распни! Мы требуем распять!

— Нет у меня больше сил бороться с вами, — сквозь зубы сказал Пилат. — Не нахожу я ни совести в вас, ни поддержки в нём… Один я пытаюсь вас образумить. Но не под силу это, когда и палач и жертва идут к одному… Неужели я один среди вас?! Безумцы, вы сами решили свою судьбу… Петроний! Принеси таз с водой!.. Быстро!

Когда сотник принес требуемое и поднес наполненный водой таз прокуратору, Пилат медленно, словно совершая какой-то обряд, окунул в него руки и, с ненавистью глядя на толпу, сказал:

— Невиновен я в крови этого человека. Этой водой, в которой крестился он и которой пытался крестить вас, я омываю свои руки. Нет на них его крови… На вас она. На ваших сердцах и языках. Моё же сердце чисто, а руки, которыми вы пытаетесь убить его, я сумею отмыть… Руки отмыть можно, а вот как вы собираетесь отмыть ваши сердца?!

— Пусть его кровь будет на нас, — согласился Гамалиил. — Я согласен принять на себя кровь этого лжеца… Ты утверди наш приговор, а кровь мы примем на себя. Кровь этого человека не страшна ни нам, ни детям нашим, ни делам нашим, ни вере нашей. Никогда наш народ не примет его и его веру! Распни его!

— Мы принимаем его кровь на себя! Распни его!..

— Пусть его кровь будет на нас и детях наших! Мы не боимся! Распни!

— Мы согласны! Распни его! Распни!

Лицо Пилата застыло, словно вырезанное из мрамора. Неловко обернувшись к сотнику и избегая смотреть на поддерживаемого с двух сторон солдатами Проповедника, прокуратор приказал:

— Петроний… Я повелеваю… Отпусти в честь великого праздника Пасхи… преступника Варраву, разбойника, смутьяна и убийцу… А проповедника, называющего себя Царём и Сыном Бога… предать смерти…

Рёв радости прокатился над толпой. Пилат медленно обвел взглядом ликующие ряды и властным голосом, перекрывая крики толпы, добавил:

— А над крестом, согласно обычаю, прибей табличку с указанием вины его… Пусть на еврейском, греческом и римском языках будет пояснено всем, за что предан смерти этот человек. Вину его напиши: «Царь Иудейский»!

— Нет! — возмущенно крикнул первосвященник Анна. — Не «Царь Иудейский», а «Он называл себя царём иудейским»!

— Ты слышал меня, Петроний?! — громогласно переспросил Пилат. — «Царь Иудейский»!

— Я слышал, — также громко ответил сотник. — Над его головой будет написана причина его распятия: «Царь Иудейский»…

* * *

Когда все приготовления были закончены, Пилат призвал к себе сотника.

— Я ничего не мог сделать, — хмуро сказал он. — Ты видел?.. Я ничего не мог…

— Я видел, — сказал Петроний. — Не мог…

— Я не мог, — повторил прокуратор. — Я имел власть, а сделать ничего не мог… Проклятый город! Проклятый день и час! Как же я хочу, чтоб озлобившийся город был стерт с лица земли до основания! Чтоб даже место, на котором он стоит, было перепахано! Чтоб даже следа от него не осталось!.. Как же я устал! Устал… У меня не хватило сил убедить их… я не нашёл нужные слова… Он бы смог найти, но он не захотел… Мне чудится, что он пошел не на смерть, а куда-то, куда нам с тобой нет пути… Здесь мы кончаемся, и начинается он. Мы остаемся, а он уходит… Ненормальное ощущение… Ты знаешь, скольких я убил. Были среди них и виновные, и безвинные… а на сердце у меня никогда не было такой… Такой… Я бы хотел поговорить с ним…

— Не стоит, — покачал головой сотник. — Они стоят кругом нас… они ждут и наслаждаются каждым моментом…

— Откуда в них это? Откуда в нас это?.. Я пойду… Пойду к себе… Но перед этим я хочу тебя просить об одном одолжении лично для меня. Мы с тобой иногда понимаем друг друга, потому я и позволяю себе говорить тебе то, что не сказал бы никому… В себе держать нет сил, а сказать могу только тебе…

— Я чувствую то же, прокуратор, — тихо ответил сот ник. — И даже более того… И поверь — мне это так же мучительно. И всё же я надеюсь, что мы убиваем невинного безумца. Доброго, непонятного, мудрого… безумца… Нет! Он — несчастный, виновный только в том, что безумен…

— Я хочу попросить тебя вот о чём… Нет нужды мучить несчастного столь долгой и мучительной казнью… Не буду скрывать: он понравился мне. Я ещё не встречал таких людей. Я ничего не смог для него сделать… Это тоже не искупит, но… Вот, возьми. В этом перстне — яд. Мой яд. Когда-то давно я приказал изготовить для себя хороший, быстродействующий и безболезненный яд. На тот случай, если… Отдай ему. Нет, он не примет… Плесни его в воду и дай ему незаметно… Это всё, что я могу для него сделать…

— Не надо, — сказал Петроний отрешенно. — Он хотел умереть на кресте… Этот скиталец, ничего не имевший в своей жизни… ничего, кроме своего счастья и своей любви… Он даже умереть должен там, где предназначено…

— Он и умрёт на кресте, — ответил Пилат, вкладывая в руки сотника тяжелый перстень. — А о его похоронах я позабочусь. У меня есть человек, который обязан мне… Я прикажу, и он все устроит. Он достаточно богат, чтобы оказать ему достойные почести… А я даже своё отношение к нему не могу выразить открыто! Проклятый город! Проклятый день!.. Все смешалось… как все смешалось… Иди же! Иди!.. Я буду ждать твоих известий… Иди…

* * *

…основание креста бороздило землю. Истерзанное, разорванное тело Проповедника прикрывали подаренные Иродом одежды, а босые ступни оставляли на камнях кровавые следы. Идущие спереди и сзади солдаты щитами отталкивали людей, желавших бросить камень или плюнуть в осуждённого. Особо ретивых, бросающих камни из-за спин зевак, воины доставали концами длинных, двухметровых копий… Но и это не было милосердием. Осуждённого требовалось предать смерти через распятие, доведя его до места казни живым. Точно брошенный камень, способный убить проповедника, грозил смертью и солдатам, не выполнившим приказ. Римская военная дисциплина отличалась особой суровостью, и смертью карались проступки куда менее значительные, чем невыполнение приказа, будь то смерть осуждённого от случайно попавшего в него камня, его бегство, или похищение его тела.

С каждым шагом все больше сгибался под тяжестью креста измученный Проповедник. С каждым шагом все больше бледнело и запекалось маской лицо следовавшего рядом с ним сотника. Казалось, эти двое уже не видят, куда идут, и не слышат гула окружающей их толпы. Пронзительный и горящий взгляд сотника застыл на покрытой ссадинами и кровоподтёками руке Проповедника. Он словно впитывал в себя каждый шаг, каждый вздох, каждое движение на этом последнем пути. Невольно клонился он к земле вместе с Ним, и такие же крупные капли пота скатывались по его вискам на землю. Только его пот не был окрашен в пурпур кровью…

Они вздрогнули одновременно, когда брошенный чьей-то точной рукой камень попал в кровоточащий бок Пророка. И словно исчез кем-то заданный ритм трагично-завораживающего шествия. Прежде чем зашатавшийся Проповедник опустился на колени, давимый своей многопудовой ношей, сотник уже бросился в толпу, расталкивая зазевавшихся ударами локтей. Острый взгляд воина безошибочно отыскал перепуганное лицо, и мощные, привыкшие к физическим упражнениям руки сдавили плечи землепашца.

— Ты… Ты… — прохрипел сотник, встряхивая трясущегося от ужаса человека словно соломенную куклу. — Ты… Иди!

Не обращая внимания на недовольный рокот толпы, он выволок землепашца в составленный солдатами круг и толкнул к лежавшему на плечах Проповедника кресту так, что тот едва не растянулся на острых камнях рядом с осуждённым.

— Бери! — сказал сотник, и в глазах его была такая ненависть, что шум толпы стал затухать, словно дотлевающая головешка. — Бери и неси!..

Землепашец затравленно огляделся, но встречающиеся с ним взглядом отворачивались так же поспешно, как и злорадно. Им было всё равно, на что смотреть. Главное, чтоб происходящее не касалось их лично. Судорожно сглотнув, землепашец обхватил крест мускулистыми руками посредине, прижал к груди и покорно посмотрел на сотника.

— Неси, — повторил Петроний, и, словно завороженный его взглядом, землепашец мелко закивал и сделал первый шаг.

Сотник прерывисто вздохнул и, наклонившись, рывком поднял Проповедника с земли.

— Не надо, — пробормотал Он, — не надо… Я сам… Я сам донесу… Это Моя ноша… Сам… Он не виноват… Он не понимает… Не ведает, что творит… Зачем карать… неведающего…

— Ладно уж, «неведающего», — буркнул сотник, перекидывая руку Проповедника себе через плечо и обхватывая Его за талию. — Ему не помешает немножко физической работы. Страх — хорошее продолжение глупости, ты не находишь? Пусть донесёт. Это запомнится и ему, и тем, кто вокруг… Видишь — камней больше не бросают, значит, урок воспринят.

— Они боятся попасть в тебя, — сказал Проповедник, с трудом передвигая ногами.

— Они боятся попасть в себя, — с мрачной усмешкой возразил сотник. — Камни иногда отскакивают в тех, кто их бросает… Посмотри на него, — кивнул он на землепашца. — И ради вот таких ты идёшь на смерть?.. Он так преданно и с такой показной готовностью выполняет своё наказание, что кажется собакой, которая лижет кнут… Несет с радующей меня исполнительностью… Нет, проповедник, сдаётся мне, что ты один будешь тащить свой крест. Остальные будут его носить. Так всегда бывает: кто-то тащит свой крест, а кто-то его носит…

— Отпусти Меня… Я должен идти сам. Это Моя дорога, и Я хочу пройти её сам, до последнего шага… До последнего шага…

— Не дергайся, так ты своей кровью мне плащ измажешь… Думаешь, я добрый? Нет. Считай, что я не помогаю тебе идти, а тащу тебя на казнь. Разница небольшая, но… но существенная…

— Скажи… Никого из учеников Моих… никто из них не попал в беду? Не схватили ли кого-нибудь из них?

— Нет, они попрятались по углам так ловко, что их не нашли бы, даже если б искали… Правда, я видел двоих… Идут вслед за нами, в отдалении. Делают вид, что они — часть толпы… Мать твоя здесь. И Мария…

— Хорошо… Хорошо, что никто не пострадал… Они ещё не набрались таких сил, чтобы умереть за людей. Им ещё предстоит укрепиться и поверить. Их бегство сейчас позволит им сохранить себя для людей… Я вернусь к ним… Я не оставлю их в страхе и растерянности…

— Да, я начинаю верить, что такого упрямца не удержит и могила, — нарочито бодрым голосом отозвался сотник. — Видимо, чтобы заставить людей поверить во что-то, нужно как минимум умереть… Человек, идущий на мучительную смерть ради того, чтоб те, кто остается жить, были счастливы… Я начинаю уважать тебя, проповедник.

— А верить?

— Верить… Я не видел ни чудес, творимых тобой, ни иных доказательств… Даже те, кто так долго были с тобой — братья твои, близкие твои, ученики твои, — и те не верят… Да, я знаю, что будет дальше, но и это ничего не доказывает. И через тысячу, и через две тысячи лет люди тоже будут знать, что все, предсказанное тобой, сбылось, но даже тогда по поводу твоей личности найдётся немало сомневающихся. Какая разница между ними и мной?.. Я уважаю тебя, восхищаюсь твоим мужеством и скорблю вместе с тобой, но…

— Значит, ещё не окончилась старая эпоха. Она ещё долго будет бороться за существование и уходить корнями в будущее. Каждый раз, когда свет разума будет слепить людей, они будут с ностальгией вспоминать былые, сытые и тихие, времена, ругаться, проклинать и злословить… Но это время наступит, сотник… Оно обязательно наступит, и люди станут чуть-чуть лучше…

— Не знаю, чего мне хочется больше: чтоб ты оказался человеком или был Сыном Божьим… Будь ты человеком, я бы смог, наверное, полюбить род людской, в котором рождаются такие, как ты… А если б ты был Сыном Бога, я поверил бы в то, что род человеческий спасётся, и ради него стоит жить и стоит умирать.

— Я — Сын Человеческий, и Я — Сын Божий.

— Этого я не знаю. Но в любом случае, если ты дойдёшь до конца, ты будешь куда выше любого из людей… В любом случае твоя жертва не будет напрасна. Кто-то всё равно поверит тебе, даже если пророчество не исполнится.

— Оно исполнится, сотник… Исполнится… И ты сам начинаешь понимать это…

— Это уже не так важно. Пока существуют люди, способные жертвовать собой ради других, пока существует весть о Таком Боге, который способен отдать ради человечества самое дорогое, — миру нечего бояться… Ты уже идёшь в вечность. И ты останешься в ней памятью о самом лучшем, что было у человечества. Конечно, они будут сомневаться, но каждый, отвечая на вопрос: «Кем же он был на самом деле?», будет отвечать на него в соответствии со своим сердцем. Сердце лжеца скажет ему: «лжец», сердце обманщика ответит: «обманщик», сердце сомневающегося скажет: «не знаю», и лишь то сердце, в котором есть Бог и есть Любовь, ответит соответственно… Но ведь именно к таким сердцам ты и обращаешься… Ты уже идешь в историю, человеколюбец. И враги и друзья навеки высекут и в камне, и в бумаге свидетельства о том, кто пожертвовал собой ради других… И свидетельство врагов будет надёжней свидетельств друзей. Весть о тебе разнесут по миру. Все узнают, что ты говорил и чего хотел… Конечно, и после будут сомневаться — «кто ты был», но в том, что ты сделал, не будет сомневаться никто… А сомневающиеся и в этом… Что ж, тем хуже для них… Но не обижайся на них. Нелегко слабому и трусливому поверить, что бывают на земле те, кто готов умереть за людей. Ведь люди обычно судят о других по себе и меряют их своей меркой… В конце концов не так уж и важно, кто ты: человек или Бог…

— Важно, Петроний, важно… Они должны знать, что есть Тот, Кто любит их, заботится о них и не оставляет их дела без внимания… Виновный будет бояться, а честный — радоваться. Эта справедливость, в отличие от земной, — истинная… Я несу великую весть… И если нет другого пути, то этот крест Моя трибуна, сотник… А умирать Я не боюсь… Это великая привилегия — умереть за людей…

— А по мне, так передохни они все прямо сейчас — пальцем не пошевелю. Недостойны.

— Ты увидишь, как преобразятся они совсем через короткий промежуток времени. Они уже никогда не смогут быть такими, как прежде… Даже если б и захотели — не смогут…

— Хотел бы я поговорить с тобой ещё… Мы бы могли о многом поспорить… Я бы многое послушал… И кто знает, может быть… Но у нас нет больше времени. Мы пришли. Голгофа…

* * *

—…Жалко. Хитон не шитый, а весь тканый сверху. Что делать? Или всё же рвать?

Петроний оторвал взгляд от искаженного болью лица распятого и обернулся к спорящим солдатам:

— Что вы мучаетесь, как недоумки, нашедшие на дороге лепту? У каждого из вас припрятаны игральные кости, вот ими и постучите себя по глупым лбам, да бросьте на землю. Кому выпадет жребий, того и хитон… Это единственная хорошая вещь, которая была у него… Незачем её портить. Разыграйте, я разрешаю… Немного же ты нажил добра на этом свете, — обратился он к проповеднику. — Одна рубашка… И ту отдал, уходя…

Наполненные мукой глаза словно вопрошали его о том, о чём не было сил спросить словами.

— Зачем? — одними губами усмехнулся сотник. — А почему бы и нет? Какая разница? От меня ли пришла эта идея или от них… Не важно, как исполняется предписанное, важно, что оно исполняется…

Сухие губы шевельнулись, и сотник скорее угадал, чем услышал:

— Нет нужды… Предписанное исполнится… Так или иначе…

— Вот и пусть будет «так», — кивнул Петроний, окуная губку в ведро с уксусом и насаживая её на острие копья. — Раз «не важно», то пусть будет «так», а не «иначе»… Возьми, эта смесь облегчит твои страдания. Испивший её впадает в сон наяву. Это притупит твои мучения, сделает их далекими и чужими…

— Нет нужды, — повторил Проповедник. — Нет в этом нужды. Я должен успеть ещё немного… Должен… Я ничего не вижу… Пот заливает глаза… Ты говорил, что здесь Моя мать и Мои ученики… Где они?

Петроний кивнул стоящим в отдалении людям, и они приблизились. Распятый повернул голову на женский плач и сквозь пелену боли посмотрел на одного из своих учеников.

— Возьми её к себе… Заботься о ней… Теперь это мать твоя… Будь ей сыном… Заботься о ней…

— Эй, ты, называющий себя царём, — послышался чей-то веселый голос из толпы. — Ты не о других заботься, а о себе! Если ты Царь, то спаси себя! Сойди с креста!.. Что, не можешь?!

Толпа с радостным визгом подхватила шутку, и уже десятки голосов изощрялись в остроумии:

— Эй, разрушающий храм и в три дня создающий! Сойди к нам! Разрушь хотя бы этот крест! Ну, сойди к нам!..

— Да, если ты спасал других, то почему себя спасти не можешь?.. Или не хочешь?.. Он не хочет сойти с креста! Ему там лучше!

— Ему на кресте лучше, чем среди нас! Мы же недостойны такого царя, чтоб он находился среди нас… Он хотел возвыситься над нами… Вот и возвысился!

— Покажи нам чудо, пророк! Покажи! Сойди с креста, чтоб мы увидели! Мы поверим в тебя!.. Да! Если ты сойдешь с креста, мы поверим!..

И даже тот, кто был распят по левую руку от него, скрежетал гнилыми зубами:

— Если ты — Мессия, почему ты не хочешь снять себя с креста? Заодно бы и меня стащил… Я бы стал главным твоим учеником. Я готов называть святым хоть сатану, лишь бы он снял меня с креста… Ну что же ты, обманщик?.. Я хоть за дело страдаю, а ты за что?!

— Оставь его, — простонал второй разбойник. — Ведь мы и впрямь за дело приговорены, а он за что? Он ничего худого не сделал… Если тебе плохо, то какая радость тебе будет оттого, что кому-то станет ещё хуже?..

— Сойди с креста! — орали из толпы. — Сойди к нам, царь! Или мы недостойны тебя?! А-а, он не хочет! Не хочет!

— Боже мой… Боже мой! Почему ты оставил Меня? — прошептал Проповедник. — Не оставляй Меня, Отец Мой!..

— Что он там стонет? — донеслось из толпы.

— Он своего Бога на помощь зовет! Сейчас мы посмотрим, как Он будет его спасать! Посмотрим, как придет Бог, чтобы снять проповедника…

— Да, если он угоден Богу, то Бог снимет его с креста… Посмотрим! Что же Он не идёт?! Проповедник, почему твой Бог не хочет спасать тебя? Нужен ты Ему! Не идёт! Не спасает!..

Сотник стоял неподвижно, словно окаменев. Жили лишь его глаза. Карие, они словно стали багряными от наполняющей их ярости и боли. Долгим, повелительным взглядом смотрел он вдаль. И в глазах его отражались поднимающиеся над горизонтом пепельно-черные тучи. Немыслимо быстро вставали они над городом, заполняя собой небо и словно желая поскорее добраться до враз стихшей толпы. Что-то застонало в недрах земли, тяжело и печально. И неожиданно сильный толчок, ударивший из глубин, повалил всех стоящих на землю. Земля дрожала, пересыпая песок и камни, и ветер гневным воем перекрывал испуганные вопли удирающих прочь людей. Через минуту толпа рассеялась, и лишь несколько человек остались лежать ниц, истово молясь и зарываясь лицом в песок. Сотник вздрогнул, словно очнувшись, и провел пятерней по взмокшему лицу. И тотчас стих ветер, и исчезло тревожное гудение в недрах земли. Лишь тучи, застилавшие небо, светились изнутри, словно раскалённые докрасна. И наливавшие их краски становились всё ярче, всё пронзительнее и глубже. Наполненный печалью и скорбью взгляд проповедника вновь встретился с гордым и торжественным взглядом сотника.

— Не делай им дурного, — прошептал Распятый. — Они не ведают, что творят… Я буду молить Отца Моего за них. Ибо до этого дня они были неведающие… Их новая жизнь начинается… Новая жизнь…

— Я знаю, — ответил сотник, и голос его звучал горько и торжественно. — В этот полдень кончается день старый и начинается век новый. Твой век, Человеколюбец! Ты это знаешь, и я это знаю… С этого креста ты восходишь на свой престол. Теперь тебе быть повелителем земли. И не напрасны твои мучения, ты, объединивший в себе Сына Человеческого и Сына Божьего. Твоё учение принесет людям больше пользы, чем все правители, все мудрецы и все полководцы, вместе взятые. На протяжении веков ты будешь наполнять сердца людей любовью, объединяя их этой любовью независимо от рода, возраста и пола. Тебе выпало стать примером для людей. И хоть не будет на земле подобного тебе, твоя жизнь послужит образцом для многих. Нет для тебя преград, времени и расстояний. С этого креста, вознесшего тебя над всеми, твоя любовь к людям и твоя жертва им воссияют таким светом, что не будет на земле уголка, куда бы он не проник. Великих будет много, но ты останешься Единственным… Ты победил, Человеколюбец. Ты победил этот мир.

Немногие, оставшиеся возле места казни, с ужасом и смятением смотрели на две освещенные пламенем неба фигуры — Распятого на кресте и стоящего возле Его ног. Распростёртые руки, пронзённые в запястьях, словно желали обнять весь мир, а наполненные слезами и любовью глаза смотрели вдаль, сквозь стены Иерусалима, сквозь расстояние и время. Смотрели в вечность.

— Я выполню твою волю, Человеколюбец, — сказал сотник. — Пусть смерть твоя будет спокойна. Тебе ещё предстоит встретиться с Тем, Кто ждёт тебя. И предстоит возвращение… Но в эти минуты пусть ничто не тревожит тебя. Я выполню твою волю.

— Знаю! — теперь голос Проповедника был спокоен и величествен. — Я вернусь.

— Ничуть не сомневаюсь в твоём… упрямстве, — вздохнул сотник.

— Прощай и ты, тот, кто остается… Пить… Дай мне пить…

Петроний ещё раз наполнил из ведра губку и поднес к губам Проповедника. Капли влаги стекли на обнажённую грудь Распятого, и он глубоко вздохнул.

— Прощай, сотник, — сказал Проповедник, последний раз поднимая лицо. — Свершилось то, что предначертано… Отец Мой! Тебе передаю Я дух Мой. Я иду к Тебе…

Глаза его закрылись, и голова безвольно упала на грудь. Сотник положил копьё и сделал ещё один шаг вперёд. Нежно и покорно он поцеловал окровавленные пальцы ног Распятого и прошептал:

— Прощай и Ты. Мучения Твои кончились, начинается Твоё величие… Ты всё же показал мне чудо, о котором я просил… Ты показал мне самое большое чудо, которое я видел. Никакие чудеса не сравнятся с тем чудом, которое произошло этим весенним днём… В мире наступает весна, Человеколюбец. Ты ушёл, оставив на земле весну. Ты окончил Свое служение на земле, и начал его там, куда мы все придём… Мы ещё встретимся, Проповедник. В тот великий день, когда итоги будут подведены и настанет время платить по счетам, мы встретимся вновь. И Ты опять будешь защищать от меня палачей, просить за убийц и жалеть не знающих жалости. Ты будешь жалеть их всех и просить за них, а я… я… Мне предстоит долгий путь. Они выбрали между нами, предпочтя остаться со мной наедине. Что ж… Тем хуже для них. Ведь я — не Ты. Я не могу быть таким милосердным и любящим. Я просто этого не умею. Я не умею любить, прости…

Он поднял голову и посмотрел на хранящее величие и печаль лицо Распятого, склоненное к нему.

— Ты заплатил за них огромную жертву. И я буду помнить об этом… Твоей смертью оплачена новая жизнь. Мой гнев на них растворяется в печали… Но нет, я не печалюсь. Я знаю, что там, где Ты теперь, Тебе куда лучше, чем здесь. Там Тебя любят и понимают. Ты не принадлежишь этому миру, Ты не от мира сего. Твоё место там. Ты достоин его. И всё же спасибо, что Ты приходил… Ты мне напомнил о Начале… О тех днях, когда и я был рядом с Ним… Прощай. Прощай, Человеколюбец… Прощай и здравствуй…

Он стоял и смотрел на Распятого. И ему показалось, что раскаленное докрасна, горящее яростью и гневом небо опускается все ниже и ниже, готовясь обрушиться на погрязшую в жестокости и бездуховности землю, выжигая и давя всё живое. Вот оно нависло совсем низко, удерживаемое лишь хрупкими, иссеченными плечами Распятого. Качнулось, словно желая сломать последнюю преграду, навалилось на вершину креста, и… остановилось, удерживаемое раскинутыми руками Проповедника. Казалось невозможным, чтоб столь ненадёжная, хрупкая преграда, как грубо сколоченный крест с распятым на нём истерзанным, изломанным телом, смогла удержать всю силу гнева, наполняющую полыхающее небо. Оно выгибалось, стараясь опуститься все ниже, и не могло продвинуться ни на пядь дальше Того, Кто встал на своём кресте насмерть…

Он встал между небом и землёй, распахнув свою грудь навстречу людям, и подобно титану упирался раскинутыми руками в пламенеющие облака, удерживая над головами столь любимого Им человечества весь гнев небес. И горящее небо покорно отступало, не смея ложиться всей своей мощью на истерзанные плечи Одного-Единственного Препятствия к великому уничтожению. С мудрой улыбкой всепрощения Он стоял на своём кресте, замерев навечно, чтобы навсегда хранить тех, кого Любит…

* * *

Осталось сказать лишь немногое. Долгие годы после перевода таинственных манускриптов я следил за происходящими на территории Палестины и Египта раскопками, надеясь, что успею застать обнаружение подтверждений попавшего мне в руки признания. Но, к моему удивлению, весть пришла не оттуда. На юге Франции, в местечке под названием Ренн-ле-Шато, священник по имени Соньер во время ремонта небольшой церквушки обнаружил высеченный в тумбе жертвенника тайник с хранившимися в нём свитками. Прочитав попавшие в его руки манускрипты, Соньер в спешном порядке выехал в Рим, где был принят главой католической церкви. Что за свитки он передал папе римскому и что говорилось в них — останется тайной. Но после возвращения в свой приход Соньер неожиданно разбогател. Его богатство и его власть поднялись до необычайных высот. Говорят, что сам папа римский побаивался этого неприметного доселе священника. Церковь, в которой были найдены свитки, реконструировали с необычайной помпезностью и роскошью… В мире таится ещё много сокрытого до поры…

Иных подтверждений имеющихся у меня переводов пока нет. Раскопки в Египте и Палестине пополняют наши знания всё новыми и новыми удивительными находками, рассказывающими о событиях тех далёких дней. То, что раньше уверенно объявляли вымышленным, находит теперь весомые подтверждения. Факт существования Иисуса из Назарета подтверждают в своих сочинениях десятки его современников, среди которых есть и враги, и друзья Проповедника. Археологические раскопки всё больше и больше подтверждают необычайную точность описания тогдашнего Иерусалима авторами Евангелий, доселе неизвестную учёным. Существование Христа — столь же очевидный факт, как существование Александра Македонского, Петра Первого или Чингисхана… Остаётся понять, кем же он был: обманщиком, безумцем или Сыном Бога? Ответ на этот вопрос каждый может найти для себя только сам… Я сказал все. Прощайте…

С.-Петербург


Содержание:
 0  вы читаете: Горящее небо : Дмитрий Леонтьев    



 




sitemap