Фантастика : Социальная фантастика : Глава 9. Евангелие от Тихони: …ибо путь не окончен : Александр Лукьянов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 9. Евангелие от Тихони: «…ибо путь не окончен»

Зона

Стена, КПП № 1

22 часа 31 декабря 2047 г.

До наступления нового 2048 года оставалось два часа. Белоснежка внимательно глядела себя в зеркало и осталась довольна: белое шёлковое платье выглядело великолепно, она и Апельсинка только что смастерили друг другу умопомрачительные причёски.

— Готова? — спросила Апельсинка.

— Да, можно идти.

Белоснежка, Апельсинка, Игла и Молния вышли из учебного класса «детского сада», который послужил им комнатой для переодевания: не добираться же в лёгких праздничных платьях до КПП № 1 по Стене по декабрьскому пронизывающему ветерку. Несомненно, соседний класс мужчины использовали в тех же целях: оттуда вывалила дюжина оживлённо беседующих ряженых. В толпе клоунов, кровососов, богатырей и привидений выделялся атлетического сложения зайчик с покачивающимися на макушке ушками. Он оглянулся в их сторону, и Апельсинка прыснула: в трогательный плюшевый костюмчик с куцым хвостиком был упакован лучший искатель Зоны — Малыш. Его загорелая грубоватая физиономия в овале длинноухого капюшона выглядела настолько комично, что Апельсинка рассмеялась в голос.

— Здорово! — искренне одобрила она. — Именно то, что надо! Просто неотразим!

— А я? — с надеждой спросил Морж, поправляя полосатый халат и чалму.

— Ты тоже. А танцевать в этом будет удобно?

— Только бы ты согласилась. — вздохнул Морж.

Малыш приблизился, церемонно склонил голову, колыхнув заячьими ушами, отчего женщины еще раз засмеялись. Смутившись и покраснев, Белоснежка взяла его под руку. Пара проследовала в актовый зал.

— Кажется, у них налаживается. — вполголоса отметила Молния. — Замечательно! Малыш, конечно, парень непоседливый, но в остальном отличный во всех смыслах. Надёжный, отзывчивый, порядочный.

— Рада за них. — сказала Апельсинка. — Лишь бы Снежку не увёл из «детского сада». Еще немного и она у нас будет лучшей наставницей.

— Не хочу лезть в твои личные дела, — осторожно начала Молния, — но Морж…

— Самый добрый приятель. — твёрдо ответила Апельсинка. — Отношения на-и-за-ме-ча-тель-ней-шие!

— Ясно. — вздохнула Молния. — Перевожу с женского языка на русский: бедолаге ничего не светит. Смотри, подруга, не просчитайся. Лучше меня знаешь — на каждую из нас четырёх — три мужика.

— Знаю, конечно. На этот счёт у меня особые соображения. Подала заявку Старику на дочку.

— Ну да?! И что же он? Вот когда мы с мужем попросили сына, Старик немедленно ответил, что в середине января Зигзагу будет нужно сдать микрообразцы тканей: — «Готовьтесь в сентябре принять ребёнка». Но с тобой-то получается дело другое…

— Ну разумеется. Старик меня обрабатывал два дня без передышки, всё доказывал, что неполная семья — плохо, что негоже воспитывать дочь без отца. Даже в сердцах посоветовал вообще к амазонкам податься и рожать без всякого клонирования. Но потом, кажется, смягчился.

— Ну и новости! Ладно, удачи тебе, пойду к своему поросёнку, видишь, уже рукой машет. Да куда смотришь, во-он же, с пятачком и в штанишках с лямочками! Иду, иду!

Молния помахала Зигзагу в ответ и устремилась к нему.

— Ну а мы с тобой? — спросила Игла. — Устроимся рядом за холостяцким столиком?

— Почему нет? — ответила Апельсинка.

— Правда, отчего нет? Идём!

Когда-то, еще до Переселения Старика и присоединения Стены в этом большом помещении был клуб для военнослужащих и учёных. Потом ряды привинченных к полу казённых кресел убрали, покрыли пол паркетной плиткой, отделали стены мрамором и зеркалами. Здесь отмечали праздники, в том числе и новогодние, жители близлежащих секторов Стены. Здесь проводили важнейшие общие собрания, смотрели любительские спектакли и фильмы. Сейчас посреди зала красовалась пышная сосна, убранная игрушками и гирляндами. Электрики постарались на славу: разноцветная подсветка, мерцающие огоньки многочисленных гирлянд, тихая музыка. На сцене желтел тщательно вырисованный эмалью круг непонятного предназначения.

— Как тебе первый Новый год в Нашем Мире? — гордо спросил Малыш.

— Никогда не было такого хорошего настроения. — ответила Белоснежка. — Разве что в детстве, когда еще были живы родители. Тогда всё казалось таким же лёгким и радостным, как сейчас. И подарки…

— Кгрхм… — откашлялся Малыш и неловко запустил руку куда-то за пазуху заячьего наряда. — Насчёт подарков… Видишь ли, тут у нас со всякими ювелирными изделиями не особенно-то возятся. И колец девушкам не преподносят, потому что на репликаторах можно тоннами производить самые-самые дорогие украшения со всякими там бриллиантами. Их никто и не носит. Чаще всего вместо них дарят вот такие браслеты здоровья…

Он осторожно положил на столик обруч белого матового металла.

— Это вроде бы как в знак… Ну, в общем, что-то вроде помолвки…

— Я подумаю. — тихо сказала Белоснежка.

— Долго?

— До следующего года.

— Тогда не страшно.


Зона

Стена, КПП № 1

23 часа 50 минут 31 декабря 2047 г.

К микрофону, установленному на подставке в углу сцены, подошёл Морж.

— Друзья! — обратился он к присутствующим. — Как ведущий нашего вечера требую внимания! До наступления Нового Года по нашему времени остаются считанные минуты. Сюрприз! Перед тем, как зазвучит наша традиционная песня, мне хотелось бы выполнить просьбу одного из присутствующих здесь. Нет, не так, не «присутствующего», а постоянно находящегося среди нас и рядом с каждым. Предоставляю слово сами-знаете-кому. Внимание!

Зал ахнул: на сцене коротко мигнуло и возник… Старик. Он стоял в привычных всем белоснежной льняной рубахе и штанах, но на этот раз с золотистой вышивкой на рукавах и вороте и с бокалом шампанского в руке.

— Кое-кто гадал, зачем жёлтый круг на полу сцены? — улыбнулся он. — Я по секрету попросил Моржа нарисовать и проследить, чтобы при появлении изображения никто не оказался на этом месте. Всё-таки — первая проба, вдруг чего-то не учёл. Но, кажется, эксперимент удался и скоро не только я, но и каждый Переселившийся таким образом сможет изредка появляться среди вас. Если пригласите, конечно…

Сейчас я стою одновременно в пятидесяти двух местах, где вы собрались, чтобы отметить приход нового года. Однако, несмотря на это, обращаюсь и ко всем, и к каждому. А самое главное, что хочу сказать…

Старик опустил голову. Наступила короткая пауза. Наступила такая тишина, что шелест кондиционера полез в уши наждачной бумагой. Старик вновь посмотрел в зал.

— Кое-кто из вас считает, что Переселившиеся превращаются в бездушные компьютерные программы. В бестелесные, лишенные эмоций сознания. Не так. Совсем не так. Да, мы не можем многого переживать, как раньше, когда наши разумы находились в живых телах. Но находящиеся здесь, в Мозге Зоны, вовсе не лишены чувств. Хотите знать, что чувствует Старик? Ну, да, разумеется, — то, что ощущает каждый из вас… Но вот в целом, в сумме, так сказать? Так знайте же — главное моё чувство — безмерное счастье. Отчего? Потому, что есть ты, ты, ты и ты… Все, кто сидят здесь за столиками и слушает. Те, кто решили встретить Новый Год в тишине и одиночестве и сейчас, стоя на Стене, смотрят на звёздное небо. Разговорчивые и молчаливые, решительные оптимисты и сомневающиеся скептики, непоседы и флегматики, одетые зелёные, фиолетовые и оранжевые комбинезоны. Бесконечно дорогие мне! Спасибо за то, что вы есть, за то, что слова «Наш Мир» для вас — не пустой звук. Спасибо за работу и досуг, за радости и даже за ссоры. Спасибо за жизнь!

Старик улыбнулся.

— Прошлый год выдался богатым на события, даже быть может излишне беспокойным. — продолжал он. — Многое произошло. Один только марафон по приёмке и разгрузке поездов чего стоил! Ничего подобного в прошлом не было. Умывание «по-кошачьи», сон в спальных мешках, питание второпях утомили донельзя, знаю. Но теперь всё позади. Вы отнеслись ко всему с пониманием и в итоге сделали великое дело: на некоторое время обеспечили себя сырьём и эталонами для репликации.

Началась новая пора нашего развития — для экзогенов успешно решена проблема обзаведения детьми. Об этом можно было бы говорить долго, но к чему слова, важность прорыва очевидна. У меня уже больше тысячи заявок на ребятню. Правда, почему-то большинство хотят сыновей… О девчонках не забывайте, друзья!

Пополнился Марьинский зоопарк. Биологи успешно приспособили к Зоне несколько видов новых животных и растений. Вот-вот будет постигнута «кошачья тайна» и в ваших домах в ближайшее время появятся Мурзики и Мурки. В теплицах всеной взойдут новые растения.

Могут заслуженно гордиться своими делами транспортники и репликаторщики, строители и чистильщики, повары и швеи, фермеры и погонщики титанов, связисты и компьютерщики. Низкий благодарный поклон делающим жизнь благоустроенной и поддерживающим её такой.

«Звёздные» и служба безопасности порою ворчат, что для них нет настоящего дела, а я постоянно отвечаю, что как раз это и хорошо. Главное, что мы убедились: они всегда готовы к «настоящему делу».

В общем, можно уверенно сказать, что Наш Мир вполне может существовать в автономном от внешнего окружения режиме, сам в себе и для себя. И это очень важно. Почему? Не буду скрывать друзья: по всей видимости, наступающий год окажется для планеты крайне непростым. Возможны любые, самые неприятные события. Но как бы всё там, за Стеной, не обернулось, мы постарались защититься и обезопаситься. Не думаю, что нам есть о чём тревожиться в новогоднюю ночь. Будем уверенно ждать только хорошего! Поэтому давайте выпьем за наше будущее! За всех нас! С наступающим!

Зал оживлённо зашумел, зашипело шампанское, зазвенело тонкое стекло бокалов. Изображение Старика незаметно исчезло, наряженная сосна брызнула разноцветными огоньками гирлянд, послышалась старинная песня: —«Пять минут, пять минут…»

— Вот это да! Здорово получилось! — уважительно признал Малыш. — Молодец, Старик, словно настоящий.

— Пойдём танцевать. — предложила Белоснежка.

— Не умею. — испугался Малыш. — Совсем.

— Научу.

Белоснежка надела браслет и потянула Малыша за руку в зал.

Старик не упомянул про эндогенов и амазонок, отметил про себя Электроник. Ничего странного тут не было. Эндогены просто-напросто не понимали смысла праздников и неизменно уклонялись от участия в них, равнодушно-деликатно и решительно. Поздравляли отцов и матерей с днём рождения и Новым Годом, выражая уважение и благодарность родителям, но не более того. Сам смысл весёлых посиделок оставался для эндогенов чем-то непостижимым. Вероятно, сейчас обитатели Мариино в большинстве своём просто спали. У амазонок же, по слухам были какие-то свои ритуалы и знаменательные дни, связанные с природными циклами Зоны, но это никак не было связано с празднованиями экзогенов.

— Попробуй салата. — заботливо предложил Молнии Зигзаг. — Ты теперь у нас будущая мама, нуждаешься в сбалансированном питании.

Молния поперхнулась шампанским и, прижимая салфетку к губам, укоризненно посмотрела на мужа.


— «Но пока я песню пела,
Пять мнут уж пролетело!
Новый Год!
Часы двенадцать бьют!»

Зона

Стена, КПП № 1

11 часов 05 минут 11 января 2048 г.

— Боюсь. — созналась Молния, откладывая в сторону размноженную на репликаторе копию книги «Молодая мама и её дитя» (Москва, Детгиз, 1988). — Пока читаю, вроде бы всё в порядке, а как представлю себе, что в сентябре у нас будет сын … Боюсь!

— Утешайся тем, что твоя виртуальная беременность началась нормально. — хмыкнул Зигзаг. — А токсикация случится только если книжек перечитаешь сверх меры, так что тошнить начнёт.

— Ну, как не понимаешь! А питание малыша, а режим дня, а закаливание, а…

— Да успокойся! Лучше поговори с Лаской и Слитком. Не откажут в совете, своих двоих экспериментальных выкормили-вырастили и воспитали.

— Сравнил! Им Старик помогал.

— А нам не будет? — резонно возразил Зигзаг. Молния длинно вздохнула и потянулась к брошюре «Искусственное вскармливание».


Зона

Берег оз. Хлебное

15 часов 14 января 2048 г.

— Вон там течёт зелёнка[35], видишь? — показывал Малыш. — Это крематорка горит. А в трёх метрах от нас спит маленькая электра. Сейчас я в неё брошу камешек. О, как растрещалась-то, как заискрила.

Он вывез Белоснежку на экскурсионную поездку по Малой Диаметральной дороге Зоны. Кучера приглашать не стали, Малыш сам правил дрезиной.

— Зимой здесь тоже красиво. — оживлённо говорил искатель. — Но летом мне всё равно нравится больше.

Он уже рассказывал Белоснежке о том, как были построены знаменитые дороги Нашего Мира — Диаметры.

После освоения Стены со временем наладилось движение электромобилей по ее крыше-дороге. Однако их скорость по очевидным причинам была очень низкой. Добираться до противоположной стороны Стены приходилось за четыре- пять часов. А если еще требовалось сразу же возвратиться…

Тогда Ташкент весной 2014 года предложил Старику проложить дороги с севера на юг и с запада на восток, которые пересеклись бы в центре Зоны.

— Большой и Малый Диаметры? — уточнил Старик.

— Чего? — оторопел второй «министр экономики» Зоны. — В смысле — а, ну, да. Их самые.

Старик в ближайшем же заказе затребовал от внешних поставщиков гранитный монолит. Отшлифованный рыже-коричневый параллелепипед длиной в три метра, шириной — в полтора и высотой в тридцать сантиметров доставили к строительному репликатору № 2 близ хутора Близнецы. — «Дорогой камень. — подчеркнул Старик. — Сорт называется „Джупарано Дорато“, Италия». — «Свыкайтесь с папо-римской роскошью, босяки» — прокомментировал Ушастый, руководивший строительством Большого Диаметра. Размноженные на репликаторе каменные глыбы титаны укладывали на дрезины усиленной конструкции и доставляли на место укладки. Там другая бригада титанов под руководством инженеров из депо выравнивала полотно будущей дороги, насыпала подушку из щебня и укладывала плиты. Старик убирал с маршрута аномалии и предупреждал о возможных неожиданностях. Неспешное, плановое строительство затянулось на одиннадцать лет и только в ноябре 2025 года Диаметры упёрлись в противолежащие точки Стены.

— Всем шоссе хороши. — говорил Малыш. — Четыре с половиной метра в ширину, гладенькие и ровненькие. Ни одной аномалии ближе метра к обочины. Одна заковыка: зверьё мгновенно сообразило, что Диаметры совершенно безопасны и повадилось по ним мигрировать. Представь себе: едешь-едешь, а навстречу — семейство кабанов, Ну, свинство еще ладно, оно хотя бы дорогу дисциплинированно уступает. А вот когда навстречу орда ополоумевших крысюков прёт, это скажу тебе, зрелище не для слабонервных. Даже титаны волноваться начинают, хотя дрезине никакая тварь ничего не сделает. Смотри, смотри, только помянули, а зверь тут как тут! Во-он динго куда-то галопом несётся. Ну что, Снежка, поехали дальше?


Зона

Стена, КПП № 3

Штаб «звёздных»

15 часов 45 минут 22 января 2048 г.

— Теперь — о нормативах по физподготовке. — драконьим голосом начал майор Буран. — Если вы думаете, что…

Подчинённые виновато потупились. В то же мгновение вспыхнула лампочка тревожной сигнализации, замяукала сирена, а стоящий на столике ноутбук включился и приятным баритоном сообщил, что Старик требует связи.

КПК командующего вооружёнными силами Зоны истошно заверещал в его нагрудном кармане: «Старик вызывает! Старик вызывает!». Вопль портативного компьютера мог бы поднять спящего мертвецким сном, а майор вовсе не спал. Имел место плановый разнос майором подчинённых, посвященный недостаточно высоким, по мнению Бурана показателям боевой подготовки.

— Слушаю! — рявкнул Буран, держа КПК левой рукой у уха, а правой включая режим громкоговорящей связи. — У меня всё сработало одновременно, просто бедлам какой-то… Что случилось?

— Майор, пришло ваше время. — скрежетнул Старик в потолочных динамиках. — Сначала выслушай, а ваши вопросы и мои разъяснения — потом. Поднимай всех «звёздных» до последнего. Это не учебная тревога и не проверка, а готовность номер ноль, «катастрофа». Времени мало, не более сорока пяти минут. Занимайте места по росписи чрезвычайного положения и ждите дальнейших распоряжений.

— Есть!

Майора словно катапультой выкинуло из кресла.

— Слышали? — свирепо осведомился он у командиров подразделений. — Ноль! А всё еще сидите?! Марш по местам! Живо!

Те с топотом вылетели в коридор, капитан Динамит на ходу крикнул дневальному: —Готовность ноль! Всеобщий сбор!

Дневальный на секунду замер, потом заученным движением выбил стекло в маленьком ящичке на кафельной стене и вдавил кнопку. Взвыла и тут же замолкла сирена, из динамиков послышалось монотонное: «Готовность номер ноль, ситуация — „катастрофа“! Готовность номер ноль, ситуация — „катастрофа“!»

Всё в казармах пришло в сосредоточенное движение. «Звёздные», бледные и сосредоточенные мчались в оружейные комнаты, облачались в сьютелуны, получали оружие, по лестницам и в лифтах поднимались на Стену, занимали места в электромобилях и быстро отбывали в заранее определенные места. Суеты не было, хотя всё делалось быстро. «Молодцы, ребята!» — мысленно одобрил майор Буран.

Сержант Фугас расставлял бойцов своего отделения в переходах «детского сада» на КПП № 1.

Айсберг с автоматом наперевес перегородил лестницу с первого этажа на второй. К нему приближалась взволнованная Апельсинка. Белоснежка с испуганным лицом стояла в дверном проёме классной комнаты.

— В чём дело? — спросила она. — Старик пообещал всё объяснить, а мы…

— Вот Старик и растолкует. — мягко сказал Айсберг. — Пока всем следует находиться на своих местах, любые перемещения временно категорически воспрещены. Не волнуйся, думаю, ненадолго. Возвращайся к классу, продолжай занятия.

Он, разумеется, не мог сказать старшей воспитательнице, что в наизусть заученной каждым «звёздным» инструкции о готовности «ноль» его теперешние действия были обозначены буквой «а». Пункт «б» предусматривал применение силы в случае отказа подчиняться. А литера «в» без обиняков обязывала применить оружие в случае возникновения паники, угрожающей жизни и здоровью людей.

— Старик выступает! — воскликнула Белоснежка. — Иди скорей, мы включили трансляцию!

Апельсинка вбежала в класс, дверь закрылась. Айсберг с досадой крякнул: он рассчитывал уголком глаза посматривать на большой экран учебного помещения «детсада». Но рядовой ничего не потерял. Заработала общая связь, в наушниках его шлема послышались мерные, лишённые интонации фразы:

— Внимание! Обращаюсь ко всем и к каждому! Жители Нашего Мира, где бы вы ни были, что бы ни делали, будьте бдительны и в точности выполните все дальнейшие распоряжения! Сохраняйте полное спокойствие! На время приостановите работу!

Если вы находитесь внутри Стены — включите все источники света во всех рядом находящихся помещениях: лампы, световые панели и тому подобное. Работающие на Стене, включите прожекторы, дорожные указатели и знаки. Кучеры и водители, остановите транспорт и зажгите фары. Находящиеся в Зоне, ваши нарукавные и нашлемные фонари должны светить в полную силу.

Айсберг покрутил головой, увидел выключатели и ткнул в кнопки пальцем в бронеперчатке. Едва слышно зашумели круглые неоновые плафоны. На залитой солнечным светом лестничной площадке почти ничего не изменилось.

— Хорошо. Теперь, — продолжал Старик, — всем, кто пребывает на открытом пространстве, следует не спеша направиться к ближайшему укрытию. Спуститесь внутрь Стены, спрячьтесь в любом помещении. Для кучеров и водителей, для их пассажиров достаточно просто оставаться в кабинах и салонах.

Внимание! Через две минуты сорок секунд купол Зоны станет на какое-то время совершенно непрозрачным. Повторяю: сохраняйте абсолютное спокойствие! Рассматривайте это как внезапно и преждевременно наступившую ночь и действуйте согласно моим распоряжениям. В целом ритм жизни останется неизменным, разумеется, с учётом некоторых новых… обстоятельств.

Внимание! Вряд ли животные сейчас вслушиваются в мои слова, поэтому возможно их встревоженное поведение, некоторый рост беспокойства и даже агрессивности. Обращаю на это внимание всех, кто находится на дорогах и в Зоне. Кучеры, постарайтесь не допустить отклонений в поведении титанов, лучше всего дайте им еды.

Повторяю сообщение! Обращаюсь ко всем и к каждому! Жители Нашего Мира, где бы вы ни были …

Айсберг вздохнул. Происходящее ему определённо не нравилось.

Окна в пластикатовых рамах мгновенно стали чёрными, с отблеском света прожекторов на стекле. Пол под толстыми подошвами сьютелуна Айсберга едва заметно дрогнул, словно где-то рядом уронили тяжёлое. Ещё раз. Ещё. Из-за дверей классной комнаты послышался лёгкий шум.

— Матерь божья коровка! — пробормотал Айсберг. — Что же это?

— Самоубийство. — ответил его голосом в наушниках Старик. — Но не наше.


Зона

Дом Белоснежки, Стена

20 часов 15 минут 23 января 2048 г.

Белоснежка открыла толстую трёхсотлистовую книгу на сорок седьмой странице, разлинеенной и девственно чистой. Впрочем, так же нетронуто белели все следующие страницы, предыдущие были заполнены мелким аккуратным почерком Белоснежки. Бывшая младшая воспитательница «детского сада» сняла колпачок с ручки, задумчиво сделала несколько росчерков на клочке бумаги и принялась писать.

22-01-2048 г.

Продолжаю дело Тихони. История Нашего Мира глазами одной из жительниц. Зачем? Ведь сохраняются дневники других людей, наверняка, более интересные. А есть еще архивы видеохроник. Но Старик неумолим и говорит, что моя работа крайне важна. Не пойму, кому и отчего… Впрочем, ему видней.

О настроении писать нечего, оно у каждого одинаково похоронное. В буквальном смысле. Никто не спит, хотя уже за полночь. Во всех домах светятся окна. Причём не только в нашем секторе Стены, в других тоже. Я посмотрела в бинокль на Зону, светлые точки видны в стороне Марьяновки, значит эндогенам тоже не до сна. Ко мне заглянул Зигзаг, присел у электрической плиты. От печенья с чаем решительно отказался, пару минут монотонно поболтал ни о чём, перескакивая с темы на тему. По-моему, от него пахло коньяком. Заглянула обеспокоенная Молния, извинилась за мужа, уволокла того домой.

Но вернусь назад… Итак, вчера после объявления чрезвычайного положения мы просидели в классе еще два часа. Воспитанники пытались читать и конспектировать. Но какие там занятия, когда все взвинчены, когда в голову лезет всякая чертовщина! Морж сидел, уставясь в карту Нашего Мира и машинально барабанил пальцами по столу, пока Апельсинка не погладила его по руке. После чего сама взялась точить карандаш и сточила его до сантиметрового огрызка. Позвонил Малыш, сообщил, что всё в порядке, за него беспокоиться не надо. Затмение застигло его у одной из аномалий, он с включенными фонарями благополучно добрался до дороги. Там стоял фургон, гружёный овощами, Малыш отсидел всё это тревожное время с кучером в кабине. Титан флегматично хрустел внеплановой подачкой моркови и, кажется, вообще не обращал внимания на внезапно наступившую ночь. Малыш с кучером строили самые фантастические гипотезы и догадки. Потом фургон на самой малой скорости доехал до Депо. Оттуда Малыш позвонил еще раз и сказал, что останется на ночь у Шнырька, потому что устал и до Стены вряд ли получится добраться.

А Старик молчал. Потом он разрешил «звёздным» снять караулы и возвращаться в казармы, но по-прежнему не отвечал на вызовы. Ни один из Переселившихся и сенаторов — тоже. При попытке выйти в сеть Зоны на экранах ноутбуков красовался только текст обращения Старика.

В 18.30 купол над Зоной начал плавно светлеть.

— Снимаю дополнительные защитные поля. — объявил Старик. — Купол Зоны вернёт прозрачность. Но не сразу, а постепенно и какое-то время будет напоминать матовое стекло, сквозь которое вам будет невозможно разглядеть окрестности. Затрудняюсь сказать, насколько долго это продлится, но, во всяком случае, времена суток вернулись. Сейчас вечер.

Я стояла на Стене у наружного парапета, словно заворожённая смотря вверх. На западе небо должно было быть чуточку светлее из-за последних лучей закатного солнца. С восточной стороны полагалось быть ночной тьме. Однако купол изобиловал всеми оттенками красной гаммы, от чёрно-бурого с красными прожилками на противоположной стороне Зоны до малинового у КПП № 1. По поверхности небосвода Нашего Мира медленно стекали размытые багряные полосы, пробегали алые сполохи.

— Страшно. — неожиданно вырвалось у меня.

— Страшно. — согласился Старик.

— Что же произошло, в конце концов?!

— Через десять минут — новости. Запись экстренного заседания Сената. Извини, девочка, но на этот раз будет лучше если я не стану разговаривать с каждым отдельно. Более того, не рекомендую усаживаться за ноутбук в одиночестве. Собирайтесь группами и смотрите. Скорее всего, вам очень потребуется поддержка друг друга.

— Старик, прекрати, все мы, конечно, взвинчены, но… Что там?

— Война, Снежка. Мировая ядерная война.

Зона

Дом Белоснежки, Стена

12 часов 15 минут 24 января 2048 г.

Малыш и Белоснежка в четвёртый раз просматривал видеозапись вчерашнего заседания Сената. На экране ноутбука блестели колонны виртуального зала заседаний.

— …Должен признаться, — говорил Старик, — что конец света произошёл по самому маловероятному из всех предполагаемых нами сценариев. По почти невероятному. Мы считали, что НАТО, США и Евросоюз не решатся на войну на два фронта, против Исламской Конфедерации и Китая одновременно. Более того, для каждой из трёх сторон самым выгодным вариантом было стравить в смертельной схватке две других и умудриться остаться временно нейтральной, чтобы потом добить израненных врагов. На протяжении последних десятилетий мир держался только на том, что и НАТО, и КНР, и конфедераты стремились оказаться в положении «мудрой обезьяны, сидящей на горе и наблюдающей за схваткой двух тигров».

Безусловно, мир не может долго основываться на подобных расчётах. Раньше или позже неразрешимые внутренние проблемы вынудили бы одну из мировых сил броситься на другую.

Наиболее вероятным нам представлялось то, что давления кризисных процессов первыми не выдержат американцы. У них не было главного ресурса — которым обладали китайцы и мусульмане, а именно: народного терпения. Так и произошло. Свыкшиеся со скромной жизнью граждане Поднебесной и жившие в откровенной бедности подданные Исламской Конфедерации привычно затягивали пояса всё туже и туже, а вот перспектива потреблять меньше жизненно необходимых бензина, поп-корна, гамбургеров, арахисового масла и ароматизированной туалетной бумаги вызывала в США панические настроения и ощущение близкого конца света.

У КНР и Исламской Конфедерации было слишком мало точек конфликтного сопротивления. Мусульманская лига оскаливалась через Средиземное море на Европу, тогда как Китай облизывался на тихоокеанский бассейн и Австралию. Более того, возникла даже слабая возможность их взаимного нейтралитета, направленного против США и Евросоюза.

Тогда западные страны в экспромтом разыграли резервный козырь — «индийскую карту». Они сознательно сдали свои позиции в Казахстане, Средней Азии и Бирме. Туда и метнулась стремительно усиливающаяся Индия. Однако индийской экспансией на территории бывшего СССР оказался возмущен её родной брат и, по совместительству, злейший враг Пакистан. В Бирме же индийские интересы пересеклись с амбициями рвущегося к океанскому побережью Китая. Американцам оставалось произвести ряд подстрекательских диверсий, которые заставят Исламскую Конфедерацию и Китай вступить в войну против лишённой союзников Индии. Была бы причина, предлог найти не трудно.

По экспертной оценке американцев, такая война могла продлиться чуть меньше месяца. Этого хватило бы для полного уничтожения Индии, поскольку у мусульман предполагалось более мощное оружие, подробных данных о котором нет.

Расстреляв свои ракеты по Индии, которая так просто не сдастся, конфедераты и китайцы, независимо от исхода войны, окажутся беззащитными перед Америкой. Это, во-первых, полагали американские эксперты. Кроме того, они, скорее всего, столкнутся лбами при дележе «индийского наследства». Это, во-вторых, подразумевалось НАТОвцами.

Ответ, почему мусульмане проиграют столкновение с КНР, — прост. Если у конфедератов останутся возможности для серийного производства ядерного оружия, то максимум, на что будет способна Конфедерация, — создать заряды не мощнее ста килотонн. Эти боеголовки смогут нанести куда меньший ущерб по сравнению с мощными бомбами, которые, скорее всего, сбережёт Китай. Также у Исламской Конфедерации окажется на порядок меньше мишеней, чем у её более сильного соперника. Более того, наличие у мусульман ядерного оружия отнюдь не гарантирует им его эффективного применения. В американских исследованиях с неприязнью описывалась китайская противоракетная система «Великая Стена», которая считалась труднопреодолимым барьером для вражеских ракет. Конечно, конфедерация могла бы применить химическое и бактериологическое оружие, которого накопила огромное количество. Однако ответный удар КНР в этом случае был бы чудовищен, поскольку у китайцев после этого не осталось бы никаких ограничивающих обязательств по отношению к потенциальному противнику.

Вот тогда-то Штаты и планировали вступить в «миротворческую миссию». По такому же сценарию, как это было в двух мировых войнах. Только теперь США планировали добивать и побежденного, и победителя, прикончив последнего своим ядерным оружием. Даже если у КНР и ИК останутся «ракеты возмездия», то им не преодолеть противоракетную оборону США. Наземную же завершающую операцию американским войскам провести будет не трудно, так как НАТО продвинулось на восток до Урала и Кавказа.

Американцы будут героями, спасшими «свободный» западный мир от ядерной катастрофы. После войны США предложат своими силами «бескорыстно и самоотверженно восстанавливать» огромные регионы, с самым большим населением на Земле. Всё! Ресурсы будут принадлежать США, разрабатывать их придётся, безусловно, туземцам. Восток, поделенный по примеру бывшего СССР на крохотные псевдогосударства и протектораты, уже никогда не сможет оправиться и станет рабом Запада, обречённым навечно влачить жалкое существование.

Такими были планы НАТОвцев. — медленно сказал Старик. — Однако реалии оказались иными. Индо-пакистанский конфликт перерос в изматывающую манёвренную неядерную войну от Балхаша до низовьев Инда. Затянулось также китайско-индийское столкновение в Бирме, осложнённое яростной борьбой бирманских партизан с захватчиками. Присоединение Индонезии к Исламской Конфедерации и размещение на Филиппинах американских войск окончательно сделали ситуацию патовой.

Нервы американцев не выдержали, они приняли самоубийственное решение о ядерном ударе сразу по Исламской Конфедерации и Китаю. Чего, повторяю, мы всерьёз не рассматривали и считали практически невероятным.

Слово Инквизитору. Он обработал информацию, которую удалось получить из радио и телеэфира.

— Катастрофа произошла с промежуток с 14.00 по 15.00 по нашему поясному времени. — поднялся с мраморной скамьи крепкий сухощавый мужчина средних лет в ладно сидящей на нём льняной одежде, и поражённая Белоснежка не сразу узнала в нём лохматого бородача, которого в своё время ей представил Старик. — Уверен, расчёт дня и часа массовой ядерной атаки — тщательно просчитан. Так, к примеру, атомный удар по северному Китаю, Багдаду, Тегерану и Каиру, агрессоры осуществили посреди недели. Вечером рабочего дня все виды городской и междугородной связи, как и следовало ожидать, оказались перегружены, внимание дежурных служб снизилось, организация экстренных оборонительных мер была затруднена. Ядерный удар застал большинство населения на пути с работы домой, что исключило возможность быстро найти хотя бы какое-то укрытие. Дороги были мгновенно парализованы чудовищными пробками, в которых жертвы либо погибли сразу, либо получили тяжелейшие увечья и их агония затянулась на часы.

— Вот сволочи! — не выдержал сидевший рядом с Белоснежкой Малыш.

— В то же время со стороны как Исламской Конфедерации, так и Китайской Народной Республики оружие массового поражения всех видов было применено против США, европейских стран НАТО, а также их марионеточных режимов на территории бывшего СССР. Пострадала, как кажется, даже Австралия.

Один из городов, полностью уничтоженный американцами — Саньду, он же бывший русский Хамск, находившийся неподалёку от Нашего Мира.

Многие горожане видели перед смертью приближение снижающейся боеголовки. Это был белый инверсионный след, похожий на след самолета, летящего на большей высоте и с большой скоростью.

Потом их ослепила вспышка, затмившая свет неяркого сибирского солнца. За доли секунды вспышка превратилась в ослепительный светящийся шар двухкилометрового диаметра, с температурой около двадцати миллионов градусов. Центр большого города мгновенно исчез, став плазмой. В остальной его части мгновенно испарилось и испепелилось всё живое: люди, животные, растения. Плавились, испарялись, асфальтовые дорожные покрытия, металлические ограды, крыши, конструкции зданий, бетонные и кирпичные стены, даже с каменной и керамической облицовкой. Горело всё, как открытое тепловому излучению взрыва, так зарытое на глубину до двух метров. Скорость воздушной ударной волны достигла четырёх тысяч метров в секунду. Всё, что сгорело и расплавилось, понеслось от эпицентра к периферии. Образовался так называемый «огненный ковер» в котором раскалённые осколки неслись со скоростями артиллерийских снарядов, снося всё, что ещё хоть как-то возвышалось над поверхностью. Почти сразу после прохода «прямой ударной волны» покатилась к эпицентру «возвратная». Её скорость была меньшей, сопоставимой со скоростью обычного урагана, но она вдавила в полыхающий ад новые массы свежего кислорода. Начался «огненный шторм» на всей площади поражения.

На окраинах города оплавлялись бетон, кирпич, стекло, металл, камень, испарялись стекла и провода. За пределами бывшего Хамска забушевали кольцевые лесные и степные пожары, вскипели воды рек Хами и Кизяк-Чая.

Не может быть и речи о живых существах, оставшихся в внутри города. Уничтожение открытого и укрытого населения, техники и строений следует считать стопроцентным. Мегаполис Хамск-Саньду уничтожен безвозвратно, какое-либо использование его территории в ближайшие полтора века абсолютно невозможно.

— Господи! — беззвучно прошептала Белоснежка.

— Теперь — о нас, любимых. — продолжал Инквизитор. — По китайской базе рядом с Зоной ударил один заряд. Противоракетная оборона здесь вообще отсутствовала, так что не рекомендую рассматривать пейзажи сразу за стеной. Во избежание психологических потрясений. Кстати, о потрясениях: сейсмическое воздействие взрыва вызвало «эффект землетрясения». Поверхностные слои уплотнились и сдвинулись. Все подземные сооружения китайской базы полностью разрушены и завалены. Воронка в эпицентре взрыва представляет собой кратер диаметром около полукилометра и глубиной в центре до пятидесяти метров. Его поверхность — стекловидная кора толщиной до семи метров. Безусловно, ничего живого там не осталось.

Через двадцать одну минуту сорок три секунды прямой атаке подвергся Наш Мир. О том, что предназначалось непосредственно Зоне, полагаю, лучше расскажет Старик.

Белоснежка судорожно вздохнула, не отрывая взгляда от экрана.

— Сколько ракет было выпущено по Зоне, затрудняюсь сказать. Цели достигли практически одновременно четыре боеголовки. Вероятная мощность термоядерных боеприпасов применённых НАТОвцами по Нашему Миру — от четырёх до одиннадцати мегатонн. Такая большая мощность, полагаю, была обусловлена большой площадью Зоны, а также убеждённостью западных агрессоров в высокой прочности нашего защитного купола. Есть ли смысл говорить, что они всё-таки ошиблись? — Старик изобразил улыбку уголками тонких губ. — Купол защитного поля Зоны может без заметных последствий выдержать в сравнении с этой… царапиной… тысячекратную нагрузку. Или даже больше. Затемнение было включено мной за несколько секунд до первого удара, так что абсолютно никакого светового или термического воздействия Зона не испытала. Жесткое излучение также не проникло сквозь защитное поле. Как вы убедились, практически никакого губительного влияния ударной волны также не было. Нам абсолютно ничто не угрожает, если не считать дискомфорта, вызванного внезапно наступившей трёхчасовой темнотой. А вот вне Нашего Мира…

Характерного для ядерного взрыва «гриба» над куполом образоваться не могло. Плазменное «одеяло», окутавшее купол силового поля после четвёртого взрыва, через несколько секунд потускнело, превратилось в багровую огненно-дымную пелену и стало стекать вниз. Так что теперь ближайшие окрестности Нашего Мира — бугристая поверхность, покрытая дымящейся стекловидной спекшейся корой. Радиационный фон снаружи исключает любую возможность выживания какого-либо живого существа рядом с Зоной.

Теперь немного об озоне, то есть о модификации атмосферного кислорода. Образование озонового слоя около шестисот миллионов лет назад как раз и позволило возникнуть жизни на нашей планете. Почему? Озоновый слой предохранял Землю от ультрафиолетовых лучей, в избытке смертельных для всего живого. Так вот, тучи дыма после ядерных ударов поднялись над горящими городами. По не очень точным подсчётам которые произвели я, Тихоня, Академик и Косинус, уже после первых взрывов около пятидесяти миллионов тонн сажи взметнулось в стратосферу на высоту до восьмидесяти километров. Стратосфера забурлила, озон смешался с окислами азота и фреонами. Усиленно поглощая солнечные лучи, нагретая сажа согрела атмосферные газы, отчего распад стратосферного озона еще больше ускорился. В целом по планете осталась пятая часть от довоенного количества озона, в широтах Саньду (бывшего Хамска) — около 30 %, севернее по Сибири — 60 %. Стремительно появились и разрослись чудовищные озоновые дыры. На таком уровне озоновый слой будет оставаться на протяжении пяти лет. А это означает смертный приговор для каждого двадцатого выжившего человека. — бесстрастно докладывал Старик.

— Как справедливо заметил Инквизитор, выбор времени ядерного удара западными союзниками был не случаен. Зима — пора, когда уцелевшие после бомбёжки, но лишенные крова остатки населения просто вымерзнут. Кроме того — это время когда запасы скоропортящихся продуктов, таких как картофель и овощи большей частью потреблены, а новые посадки произведены, понятно, не будут. Значит, в перспективе обеспечен всемирный голод. Города как планеты вообще, так и бывшего СССР, в частности, всё-таки сохранили остатки материальных благ. Но их губит повышенная плотность населения, отсутствие систем жизнеобеспечения, неподготовленность инфраструктуры (теплоснабжение, водоснабжение, и т. д.) и населения к кризисным ситуациям. Некоторые историки полагают, что Великую Отечественную войну советский народ пережил благодаря печке и колодцу, то есть автономным системам тепло- и водообеспечения. Ничего этого сейчас нет. А остановка теплоэлектростанций, прекращение электроснабжения, и, как следствие, исчезновение связи, привели к полному крушению общественных структур. Когда перестали работать электроплиты для готовки, холодильники, микроволновые печи и прочие бытовые приборы, подавляющее большинство обитателей городов попыталось готовить пищу и согреваться при помощи открытого огня. Это привело к массовому распространению взрывов и пожаров. Но поскольку служба пожаротушения, равно как и остальные муниципальные службы исчезли, то пожары распространяются с ужасающей скоростью. Поскольку и водоснабжение парализовано (воды не хватает даже для питья), борьба с пожарами невозможна, так что участь оставшихся в городе людей весьма незавидна.

Преимущество в катастрофической ситуации получили те, кто был лучше организован и кто имел план действий (не важно, формализованный или нет). Это полицейские формирования, а также преступные группировки. Более того, члены этих структур были вооружены в отличие от простых обывателей, поэтому у них оказались развязаны руки по отношению к паникующему населению. Таким образом, обывательские массы превратились в «корм» для вооружённых мародёров в мундирах и без. Уже сейчас, видимо, парализованы транспортные сети, общественный транспорт в первую очередь захвачен и угнан упомянутыми мародёрами, массовый и организованный исход из города стал невозможным. Личные автомашины горожан забили все транспортные артерии и выезды из городов их также захватывают мародёры и уничтожают обезумевшие от невозможности бежать толпы. Горожане поставлены в условия зверинца — законов нет, власти нет. Вот население и превратилось в озверелых в своем стремлении выжить зверей. Те, кто первыми осознали невозможность бегства из городов, ставших ловушками, вымели из магазинов и со складов всё, что можно унести.

Белоснежка зажмурилась и в ужасе помотала головой.

— Но голодные бунты, — монотонно говорил Старик, опустив веки, — далеко не самое страшное, что ждёт впереди территорию бывшего Советского союза…

В связи с общим кризисом и отсутствием санитарно-эпидемиологических служб возникнет угроза со стороны диких животных и одичавших домашних, выкинутых на улицу хозяевами. Первое время угроза будет достаточно серьёзной, особенно со стороны собак, которые, сбиваясь в стаи, могут начать настоящую охоту на ослабевших и растерявшихся людей. Впрочем, собаки всё же проиграют, их скорее всего просто съедят… А вот крысиная опасность окажется куда более серьёзной. Феноменальная живучесть крыс и их успешная приспосабливаемость даже к радиации создадут идеальные условия для массового и быстрого распространения инфекционных болезней. Отходы жизнедеятельности уцелевшего населения, будут скапливаться около мест их обитания и подстегнут распространение заболеваний, особенно весной и летом.

Денежные системы в любом их виде, включая монеты из драгоценных металлов потеряли всякий смысл. Уже сейчас вовсю идёт обмен бензина на патроны и еды на обувь. Разумеется, остатки прежних ресурсов будут исчезать с ускорением, и перед выжившими землянами уже в ближайшие месяцы встанет вопрос: «Что делать?»

Естественно, уцелевшие люди устремятся в удалённые от развалин крупных городов населённые пункты, где сохранилось аграрное производство. Все преимущества окажутся на стороне вооружённых банд из молодых и энергичных людей, не отягощённых моральными нормами. Они будут захватывать как отдельные сёла, так и группы поселений и устанавливать порядки средние между феодальным социумом и иерархией уголовных сообществ. Но они не просто будут обирать надрывающихся в непосильном труде общины закрепощённых крестьян, но и защищать свои участки от конкурирующих банд. Запасы огнестрельного оружия, боеприпасов и медикаментов быстро исчезнут и непрекращающиеся войны всех против всех превратятся в ужасающую рукопашную резню с последующим диким грабежом и жутким насилием, вплоть до каннибализма.

Вот пожалуй, вкратце всё о бывшей территории СССР. Теперь об остальном мире.

В настоящее время я принимаю сигналы более чем ста мелких радиостанций и отслеживаю нерегулярные выходы в эфир полутора десятков телевизионных центров. В основном они расположены в мало пострадавших странах Африки, в Новой Зеландии и Аргентине. Ни одной точки вещания с территории Европы, США и Канады — нет. Причиной тому — ответ на агрессию Китая и мусульман. Он оказался страшным.

Неизвестно, каким образом, но китайцам удалось поднять в воздух некоторое количество ракет средней дальности. Можно только строить предположения, как это произошло. Инквизитор, например, полагает, что буквально за несколько недель до апокалипсиса, предвидя возможную катастрофу, КНР тайно разместила на своих грузовых и рыболовных судах пусковые установки, по одной на корабле. По его мнению, рассеянные у Тихоокеанского побережья Соединённых Штатов, они успели дать дружный залп до того, как были потоплены. Не знаю, насколько это вероятно… Во всяком случае нагло уверенные в собственной безнаказанности американцы перехватили все китайские «гостинцы» над своей страной. Они-то полагали, что вражеские ракеты несут сравнительно небольшие заряды обычной взрывчатки и нацелены на жизненно важные объекты вроде плотин водохранилищ и атомных электростанций. Но из боеголовок, уничтожаемых в стратосфере китайских ракет, рассеялся ведьмин студень.

Старик сделал секундную паузу.

— Да, добытый в Нашем Мире. Да, проданный мною. — жёстко сказал он, глядя с экрана прямо в глаза. — Тот самый, за который с нами рассчитались обильными декабрьско-январскими поставками. И, заметьте, не собираюсь за это ни перед кем оправдываться. Даже перед вами, хотя ваше мнение для меня всегда является определяющим.

— А кто, где и от кого требует оправданий? — пробурчал Малыш. — Я, хоть и не Старик, а вот тоже не намерен каяться.

Белоснежка посмотрела на него с недоумением. Что он имел в виду?

— Мельчайшие капельки ведьмина студня осели на облака, превращая пар в тот же студень. На территорию Штатов от Лос-Анжелеса до Нью-Йорка обрушились зелёные, разъедающие всё и вся дожди. Одного миллиграмма студня хватало для поражения квадратного километра. Он испарялся и смертоносные туманы накрывали целые графства. Не думаю, чтобы в этой стране уцелело более десяти процентов населения, да и то — в горных, промышленно неразвитых регионах Запада. Полагаю, что у этих процентов есть все основания желчно завидовать китайцам, уцелевшим на радиоактивном пепелище.

В первый же день войны в странах Европы активизировались отряды «воинов джихада», «братьев-мусульман» и «утра псового лая». Несмотря на превентивные аресты выходцев с Ближнего Востока, Евросоюз не смог защитить себя. Как оказалось, в Евросоюз под видом лекарственных средств было тайно завезено огромное количество бактериологического оружия. Его применение оказалось невообразимо простым и ужасающе эффективным. Смертник из «утра псового лая» заражал себя бубонной чумой или мраморной болезнью, для чего хватало крохотной ампулки, и проводил как можно больше времени в местах массового скопления населения. Ампулы разбивали в общественных туалетах универмагов и вокзалов, у киосков с мороженым и в поездах. Даже будучи арестованным и помещенным в тюрьму, заражённый камикадзе продолжал истреблять «неверных». Как и следовало ожидать, старая респектабельная, демократичная и толерантная Европа оказалась совершенно не готовой к такому повороту событий. А когда с ужасом сообразила в чём дело, её накрыла волна слепой и дикой паники. Для европейца-индивидуалиста и в благополучное мирное время присказки «Каждый за себя» и «Мой дом — моя крепость» были образом жизни, а теперь стали единственным правилом выживания. После массовых погромов магазинов некогда законопослушные обыватели забаррикадировались с награбленными консервами и фильтрами для очистки воды и воздуха в своих коттеджах и без предупреждения стреляют в каждого, кто пытается вступить с ними в контакт. Полагаю, это не спасёт их, разве что ненадолго отсрочит почти полное вымирание.

Вооружённых сил как таковых не осталось ни у одного участника конфликта. Американские войска за границей и флот уцелели, но совершенно деморализованы. Их командования, их правительства, их страны нет. Армии Евросоюза превратились в толпы, рвущиеся домой, чтобы спасти погибающих родственников. Китайские дивизии в основном оседают по всей планете радиоактивным пеплом. В несколько лучшем состоянии войска Мусульманской Лиги, но у них и до катастрофы боеспособность была весьма относительной, а теперь они вряд ли способны на что-то большее, чем распасться на враждующие банды и сцепиться в междоусобной грызне. Так что второго акта марлезонского балета не будет.

Теперь о наших перспективах, ближних и отдалённых.

Начну с того, что меня беспокоит меньше. Имею в виду то, что контакты Нашего Мира и мира внешнего прекращены навсегда.

Во-первых, оборвётся приток населения. Почему? В ближайшие два века никому на Земле в голову даже не придёт мысль о каких-то там аномальных Зонах. (В скобках замечу, что сейчас не наш мир аномален, а вся остальная планета.) Уцелевшее население будут отчаянно волновать проблемы простого выживания. Но даже если кто-то когда-то и зачем-то решит проникнуть к нам, то просто никто не сможет приблизиться к Зоне живым по окружающему её радиоактивному аду. А если даже проберется — что нам делать с изъеденным радиоактивными язвами полутрупом? Впускать к себе и пытаться исцелить? Хорошо, а что изменится два столетия спустя? К подножию Купола проберётся группа лохматых, одетых во вшивое тряпьё и шкуры, вооружённых самодельными топорами и копьями каннибалов, хорошо если не мутировавших. Что нам с ними делать? Открывать вход с радостными воплями: «Добро пожаловать!» Вы уверены, что приток таких переселенцев скажется благотворно на населении Нашего Мира? Нет, дорогие мои, теперь у нас в распоряжении только и исключительно наш собственный генофонд: живущие на данный момент экзогены, эндогены, амазонки. Правда, замечу, что среди поставок, произведенных китайцами незадолго до катастрофы, есть образцы тканей двадцати одной тысячи особей Homo Sapiens Sapiens европеоидной расы и ста особей — монголоидной. Будем считать это неприкосновенным запасом для клонирования. По моим расчётам этого вполне должно хватить для постепенного добавления в течение первых пятидесяти тысяч лет, а дальше — посмотрим.

Во-вторых, полностью прекратится приток товаров извне. Земной экономики, науки и культуры более не существует. К такому повороту событий мы постарались подготовиться, когда неизбежность катастрофы стала очевидной. Вот вам и ответ на ваши недоуменные вопросы: — «Зачем Старик заставил всех нас, не разгибая спин, работать на разгрузке вагонов всю осень и зиму?» Мы постарались получить максимально возможное количество металлов, редкоземельных элементов, а также образцов тканей, обуви, электротранспорта, стройматериалов, станков и инструментов, научного оборудования, бытовой техники. Словом, всего, что нам может пригодиться для производства на репликаторах. Ничего подобного от разгромленной и дичающей планеты нам теперь не получить. Полагаю, никогда. Но у себя уровень развития середины двадцать первого века мы, если не превзойдём, то, по крайней мере, сохраним.

Однако гораздо больше меня тревожит другое. Вернулись хозяева Зоны.


Содержание:
 0  Трейлер Старика : Александр Лукьянов  1  Часть 1. Три круга Ада : Александр Лукьянов
 2  Часть 2. Три сектора чистилища : Александр Лукьянов  3  Часть 3. Три сословия рая : Александр Лукьянов
 4  Глава 2. Евангелие от Тихони: …когда открылись врата в царствие небесное… : Александр Лукьянов  5  Глава 3. Евангелие от Тихони: …и увидел он, что это хорошо… : Александр Лукьянов
 6  Глава 4. Евангелие от Тихони: …благословенны дела его… : Александр Лукьянов  7  Глава 5. Евангелие от Тихони: …благословенны дела наши… : Александр Лукьянов
 8  Глава 6. Евангелие от Тихони: …иначе и быть не могло… : Александр Лукьянов  9  Глава 7. Евангелие от Тихони: …поскольку Наш Мир был отдан нам… : Александр Лукьянов
 10  Глава 8. Евангелие от Тихони: …но сердце его исполнилось забот и тревог… : Александр Лукьянов  11  Глава 9. Евангелие от Тихони: …ибо путь не окончен : Александр Лукьянов
 12  Глава 1. Евангелие от Тихони: И был вечер, и было утро : Александр Лукьянов  13  Глава 2. Евангелие от Тихони: …когда открылись врата в царствие небесное… : Александр Лукьянов
 14  Глава 3. Евангелие от Тихони: …и увидел он, что это хорошо… : Александр Лукьянов  15  Глава 4. Евангелие от Тихони: …благословенны дела его… : Александр Лукьянов
 16  Глава 5. Евангелие от Тихони: …благословенны дела наши… : Александр Лукьянов  17  Глава 6. Евангелие от Тихони: …иначе и быть не могло… : Александр Лукьянов
 18  Глава 7. Евангелие от Тихони: …поскольку Наш Мир был отдан нам… : Александр Лукьянов  19  Глава 8. Евангелие от Тихони: …но сердце его исполнилось забот и тревог… : Александр Лукьянов
 20  вы читаете: Глава 9. Евангелие от Тихони: …ибо путь не окончен : Александр Лукьянов  21  Часть 4. Исход : Александр Лукьянов
 22  Использовалась литература : Трейлер Старика    



 




sitemap