Фантастика : Социальная фантастика : Зеленые лица, синяя трава : Андрей Матвеев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Эх, молодежь! Посмотрели бы они старый добрый «Рубин»…

Телевизор гнусно моргнул, потом невнятно щелкнул и на мгновение погас. И снова включился. Вадим чертыхнулся. То ли полетел блок цветности, то ли еще что, но поле мадридского стадиона «Сантьягу Бернабеу» из зеленого стало синим, причем такого насыщенного и глубокого цвета, что вполне бы сгодилось на картинку, изображающую предвечернюю морскую гладь, вот только вместо спешащих к берегу прогулочных катеров и маленьких яхт по этой глади упоенно носились сейчас в непривычного цвета футболках двадцать две личности с откровенно зелеными лицами.

Зеленолицый Рональдо отдал пас такому же зеленолицему Бэкхему.

Красный мяч пролетел над синей травой. Вадим отвернулся.

Это был не футбол — на поле творилось сплошное кислотное издевательство, как в клипах MTV, только вот сейчас ему хотелось смотреть матч «Лиги чемпионов», а не тупо пялиться на очередного чернокожего рэпера, хотя какие рэперы Могут быть в кислотных клипах, подумал Вадим и, решив, что он больше понимает в футболе, чем в музыке, снова уставился в экран.

Зеленолицый Бэкхем подавал угловой.

Раздражение внутри нарастало, тени с экрана телевизора перескочили на стену и копошились на ней стайкой дурацких рептилий, будто телевизор — болото, а стена — то ли большой камень, то ли пригорок, освещенный солнцем. Вадиму захотелось подобрать с пола камешек поменьше и швырнуть в ближайшего хвостатого или, по крайней мере, сделать что-то с телевизором, чтобы поле из синего вновь стало зеленым, а лица игроков приобрели нормальные человеческие цвета, тогда он снова сможет спокойно смотреть футбол и ждать звонка Алисы: наградил же Господь женой с таким именем!

Между прочим, она должна была позвонить уже с полчаса назад, а телефон все молчит.

Вадим поднял трубку.

Гудка не было — в трубке что-то шипело, иногда посвистывало, потом и эти звуки пропали, оставив лишь тупое, пренебрежительное молчание.

Если Алиса и звонила, то ответом ей был сигнал «занято», хотя, может, просто слышались длинные гудки — будто никто не берет трубку.

Его нет дома, он ушел. С кем-то гуляет. Скорее всего, не один. С женщиной.

Стоило только уехать, а его уже нет дома.

Она ведь не знает, что все не так: у телевизора поехала крыша, телефон заткнулся.

По спине пробегают мурашки.

Он не может смотреть на эти зеленые лица, от синей травы у него клаустрофобия — стены давят, потолок почему-то опускается.

Алиса все не звонит, но телефон ей этого и не позволит.

Телефон не хочет, чтобы она звонила, телевизор против, чтобы Вадим смотрел футбол.

Телевизор нужно выключить, так футбол не смотрят.

Вадим глубоко вздохнул и пошел на кухню.

Открыл холодильник — здесь все было в порядке.

Он работал, в нем даже нашлась какая-то еда.

Зато не было пива, но пиво Вадим уже выпил: как раз перед тем, как телевизор гнусно моргнул, потом невнятно щелкнул, на мгновение погас и включился снова, он допил последний, еще днем прикупленный «Tuborg», после чего все и стало сине-зеленым, телефон замолчал, так что Алиса могла звонить час, а могла два или три, но с тем же результатом.

Если бы он выпил ящик, то мог бы все свалить на алкоголь. Но Вадим выпил только две бутылки, так что не в пиве было дело.

Внезапно он почувствовал, как по спине кто-то ползет, нежно перебирая восемью лапками. Если бы дома была Алиса, она бы уже грохнулась в обморок — больше всего на свете жена боялась пауков, все ползающее напоминало ей пауков, все бегающее и летающее тоже, в прошлом году они даже вместе ходили к врачу, женщине-психотерапевту. Арахнофобия, сказала та и посоветовала не зацикливаться на восьминогих, лучше перейти на многоножек или еще ярких тварей, можно просто жуков — признаков инсектофобиии у Алисы докторша не заметила, так что стоило рискнуть. Но рисковать они все равно тогда не стали, хотя пауков дома не водилось никогда, даже сразу после переезда и перед ремонтом… но кто же тогда ползает у него по спине?

И у него восемь лапок, можно даже пересчитать — вот четыре очень нежно скребут по самому краешку левой лопатки, вот еще четыре, но уже немного правее, четыре слева, четыре справа, зеленолицый Рауль выходит напротив ворот, но его сносят, и он падает на синее-синее поле… Вадиму захотелось взять телефон и швырнуть им в телевизор.

А потом броситься на пол и кататься в разлетевшихся по полу осколках, пытаясь освободиться, пусть даже таким идиотским путем, от тех надоедливых тварей, что внезапно оседлали его спину и носятся сейчас по ней вперед-назад, как футболисты по еще недавно зеленой траве.

Если бы сейчас позвонила Алиса, а лучше, если бы она была дома…

Алиса у мамы вот уже месяц, та решила поболеть… Именно что решила — нужен был повод вызвать дочь домой, пожить с ней, наговориться всласть, хотя он не прав, он не должен так думать: теща замечательный человек, и жена у него тоже замечательная, с ним же сейчас что-то происходит, а может, не только с ним, может, со всем миром происходит что-то не то, и по улицам сейчас уже ходят люди с зелеными лицами, а на газонах растет синяя трава?

Он подошел к окну: с девятого этажа было видно лишь то, что по улице идут какие-то люди.

Запоздалые прохожие торопятся по домам.

Кто-то, скорее всего, стремится успеть к началу второго тайма.

Зашел в магазин за пивом и сейчас спешит.

Он так же спешил к началу первого, только вот оказалось, что незачем…

Ему нужно выйти на улицу, надо самому посмотреть на людей и на газоны, почувствовать, что по спине у него больше никто не перебирает лапками — так нежно-нежно, как Алиса пальчиками по его груди, когда лежит рядом после любви, еще не успев крепко заснуть, еще лишь засыпая, погружаясь, проваливаясь в сон…

Он взял куртку и пошел к двери.

В комнате продолжал работать телевизор — Вадим даже не стал его выключать.

Сейчас вернется, через несколько минут. Сейчас, через несколько минут. Минут через несколько, сейчас… Пауки под курткой притихли: видимо, тоже легли спать.

Он захлопнул дверь и направился к лифту.

Тот был занят: горела лампочка вызова, мутноватый желтый огонек за тусклым пластмассовым кругляшком.

Лифт поднимался, кто-то ехал наверх, к нему навстречу — то ли просто соседи, то ли судьба, хотя об этом Вадим даже не подумал, он лишь немного отступил, чтобы не столкнуться нос к носу с незнакомцем, который, вполне возможно, поднимался на его этаж.

Дверь кабины открылась, вышедшая на площадку женщина увидела Вадима и тихо вскрикнула.

Потом посмотрела повнимательнее й улыбнулась.

— Извините, — сказала соседка. — Так внезапно, что я испугалась…

— Боитесь? — зачем-то спросил Вадим.

— Не лифтов, — ответила та, — лифтов я не боюсь, а вот так внезапно… И потом: я вас не сразу узнала…

— У вас телевизор работает? — поинтересовался Вадим.

— Не знаю… — растерянно ответила соседка и так же растерянно спросила: — А что, у вас не работает?

— У меня в нем лица зеленые! — сказал Вадим и добавил: — Я футбол сел смотреть, а они по синему полю бегают… Если у вас там все нормально, то значит, это у меня аппарат, а если и у вас они такие, то это антенна…

Соседка уже открывала дверь.

— Заходите, — сказала она, — сейчас посмотрим! Вадим вошел в прихожую, она была такая же, как и у них с Алисой.

Только вешалка немного другой формы, но зато того же цвета: некрашеного дерева.

— Снимайте куртку, — сказала соседка. — Сейчас включим телевизор…

Он снял куртку, кроссовки и прошел в большую комнату. Телевизор стоял почти на том же месте, что и в их большой комнате. И был он той же марки, только более новой модели. Видимо, купила позже — они с Алисой сделали это сразу после свадьбы, три года назад, с тех пор сколько новых моделей появилось…

— Включаю! — сказала соседка и щелкнула пультом. Рональдо, вновь бежал к воротам, трибуны стадиона «Сантъягу Бернабеу» взревели.

Поле было зеленым, Вадим сед в кресло и уставился в экран…

Соседка вышла из комнаты, потом опять зашла, Вадим смотрел телевизор.

— Ну и как, — спросила она, — все нормально?

— Да, — сказал он и поднялся из кресла. — Это у меня что-то с аппаратом, я пойду, наверное…

— Сидите, сидите, — проговорила она, — досмотрите нормально…

— Извините, — сказал Вадим, — у меня сегодня просто какой-то кошмарный вечер… Телевизор испортился, жена должна позвонить — телефон не работает, потом по спине пауки шнырять стали…

Соседка подняла телефонную трубку.

Послышался отчетливый непрерывный гудок.

— Пауков посмотреть? — совершенно спокойным тоном спросила она.

Вадим покраснел.

— Вас как зовут? — так же спокойно продолжила соседка. — Меня — Марией.

— Вадим! — сказал Вадим и почувствовал, что пауки проснулись и забегали вновь.

— Если они есть, — сказала Мария, — то я их сниму, а если их нет, то это просто нервы, и вам надо тридцать минут полежать на ковре.

— Всего тридцать? — неуверенно спросил Вадим.

— Этого хватит, — убежденно ответила Мария. — Я пациентам всегда по тридцать минут прописываю, пять дней подряд, и хватает.

Вадим посмотрел на ковер.

Трибуны стадиона опять взревели, но уже совсем не весело: гол в ворота «Реала».

—. Отыграются, — сказала Мария. — Ну, как там наши пауки?

Вадим снял черную майку, в которой сидел дома и смотрел свой сбрендивший телевизор.

Рональдо прямо с центрального круга уверенно пошел к воротам;

— Нет, — сказала Мария, — я их не вижу!

Мяч был уже у Роберто Карлоса, еще мгновение — и тот посылает его под верхнюю перекладину.

— Теперь надо полежать, — сказала Мария. — Тридцать минут на ковре, лежите спокойно, расслабьтесь и смотрите свой футбол!

Он лег на пол, ворс ковра оказался мягким, как густой и пышный мох.

Он Давно уже так спокойно не лежал на спине, расслабив руки и ноги, пауки стали исчезать, видимо, перебирались со спины в гущу мха и разбегались в разные стороны, еще бы заработал телефон и позвонила Алиса, и тогда все стало бы на свои места, хотя вот кто-то звонит, Мария берет трубку, слушает и молча протягивает ее Вадиму.

— Ты чего так долго молчишь? — сердито спрашивает Алиса.

— Футбол, — отвечает Вадим. — Сейчас как раз Роберто Карлос гол забил!

Маме лучше, — говорит Алиса, — . я завтра выезжаю домой. — Хорошо, — довольно произносит Вадим. — Тебя когда встречать? Алиса называет дату и номер поезда. Вадим говорит, что нежно ее целует и очень соскучился. Бэкхем опять подает угловой.

— Смотри свой футбол! — говорит Алиса и смеется. В трубке раздаются короткие гудки.

— Легче стало? — спрашивает Мария. Пока он разговаривал с женой, она успела переодеться. Теперь она в халате, похожем на кимоно.

Берет у него трубку и кладет на базу.

— Сколько еще? — спрашивает Вадим.

— Еще немного, — отвечает Мария, — потерпите… Он опять смотрит на экран, потом на Марию.

У нее красивые ноги, с пола же они кажутся просто восхитительными.

Но у него есть жена Алиса, он ее любит, она завтра приедет. Только вот почему она позвонила именно сюда? Вадим чувствует, как ладони становятся влажными, а лицо начинает гореть.

— Никто не звонил, — спокойно говорит Мария, — вам показалось… — А потом добавляет: — Сейчас будем ужинать…

— Мне звонила жена, — уперто говорит Вадим. — Почему-то на ваш номер…

— Она не может знать моего номера, — спокойно отвечает Мария. — Вы ведь тоже его не знаете?

— Не знаю…

— Так откуда его знать вашей жене?

Вадим покорно соглашается: действительно, откуда Алисе знать номер телефона соседки, если он и сам его не знает?

— Это все нервы, — продолжает, Мария. — Вам надо поужинать, а потом мы ляжем спать, я вам даже травку могу успокоительную заварить, хотите?

Судья дает финальный свисток, «Реал» выигрывает 3:1, это дело надо бы обмыть, и отнюдь не успокоительными травками, но Мария не позволит — все три года их супружеской жизни она очень уж внимательно следит за его здоровьем, особенно психическим. Что поделать, если Господь наградил женой с такой странной специальностью — психотерапевт, хотя странная она лишь для семейной жизни, особенно если учесть, что и психотерапевтом-то она стала лишь по одной причине — врожденная и навязчивая боязнь насекомых, инсектофобия… как это будет по латыни: «Врачу, исцелися сам»?

— Ужинать, Вадим! — зовет Мария. — Все стынет!

Он садится за стоя, едят они молча, выключив звук у телевизора. Мария всегда ест молча, слишком устает со своими пациентами. Обычно в это время у них так тихо, что слышны звуки за стеной. Хотя если прислушаться, то и сейчас оттуда что-то доносится, только вот он давно не видел соседки — там живет одинокая женщина, очень даже милой внешности, он знает, что зовут Алисой, и все.

— Спасибо, — говорит Вадим, вытирая рот салфеткой.

— Я — спать, — говорит Мария. — Очень устала, уберешь? Он кивает, Мария направляется в душ.

Включает звук, собирает посуду и идет на кухню. Пока моет посуду, жена уже проскальзывает в спальню. Дверь прикрыта неплотно, виден свет ночника, хотя нет, погасила; все три года его поражает ее умение засыпать вот так, почти мгновенно, не за минуту даже, а за сколько-то неподсчитанных секунд, может, двадцать, может, тридцать, но не больше…

Через час они сам идет в спальню. Мария спит, откинув одеяло и без рубашки, он смотрит на ее красивые острые груди и вдруг чувствует, что хочет ее, ложится рядом, проводит рукой по соскам…

— Они опять ползут! — говорит она сквозь сон. — Убери!

Они — это насекомые, они ползают по ее телу, когда она спит, поэтому Мария так быстро и вышла за него замуж: чтобы ночью всегда было кому с нее стряхивать невидимых жуков.

Он стряхивает надоедливых тварей и пытается пробудить в ней желание.

— Отстань, — говорит она опять сквозь сон, — завтра… — А потом добавляет: — У нас ведь позавчера это было.

Ему нечего возразить, сегодня она действительно устала, и так же действительно они позавчера занимались любовью.

Наконец Вадим засыпает, ему ничего не снится, после хорошего никогда ничего не снится, а был ведь на удивление хороший день, вот бы и следующий выдался таким!

Проснулся он раньше Марии, та еще дрыхла, да и понятно — сегодня у нее нет приема, это ему на работу, но он успеет сбегать до завтрака в булочную и купить свежих мягких рогаликов, потом сварит кофе, потом разбудит жену, хотя она уже может встать к его приходу и даже примет душ. Тогда они сядут пить кофе и есть свежие рогалики с маслом и сыром, а потом он поцелует ее и пойдет на работу, и точно, что будет еще один хороший день наконец-то пришедшего бабьего лета.

Вадим тихо прикрыл за собой дверь, зачем-то посмотрел в сторону соседской квартиры — там царило молчание. Потом вышел на площадку и вызвал лифт. Тот подоспел быстро, видимо, не с первого этажа. Вниз меньше трех минут, несколько шагов, нажать кнопку внутреннего замка — и ты уже во дворе, пройти каких-то десять метров, свернуть за угол — и уже улица. До булочной не будет и квартала. Пять минут, если идти быстрым шагом.

Его окружили привычно озабоченные по утрам, но такие родные зеленые лица, а на давно не стриженных газонах прощально шелестела еще не успевшая пожухнуть от грядущих осенних холодов синяя-синяя трава. Отчего-то он вдруг вспомнил, как красиво вчера «Реал» выиграл со счетом 3:1.


Содержание:
 0  вы читаете: Зеленые лица, синяя трава : Андрей Матвеев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap