Фантастика : Социальная фантастика : Глава 17 Негероическая гибель главного вызывальщика : Владимир Моисеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 17

Негероическая гибель главного вызывальщика

С севера наползала огромная черная туча. Махов представил, как сейчас на непривычно пустынные улицы Васильевского острова прольется безжалостный ливень, обдавая его тело ледяным холодом, и как он будет стоять абсолютно мокрый и беззащитный, в отчаянии вскинув руки вверх, а с них будут литься потоки воды...

- А почему это сегодня на улицах совсем нет прохожих? - спросил он у Сергея Сергеевича.

- Не имею понятия, - неохотно ответил тот.

- А куда это мы идем?

- Я уже неоднократно отвечал на этот вопрос. Нам нужна информация. Вы же хотели получить разумное объяснение происходящим вокруг вас событиям?

Махову стало не по себе. Что-то было не так. Он почувствовал, что его опять пытаются обмануть самым наглым образом.

- Боже мой! - догадался он. - Мы попали в мир Ивана Ефремовича!

- Хватит болтать вздор! - резко оборвал его Сергей Сергеевич. - Попрошу забыть о параллельных мирах, нуль-транспортировках, сапогах-скороходах и прочем сказочном антураже. Ничего этого в реальности не существует. Дурь одна...

У Махова заболела голова.

- Как мы оказались в этом мире? Где второй вход? Неужели вы не помните предостережение Кочерги? Мы останемся здесь навсегда, если Макаров с Фимкой отправятся в кабинет одновременно с нами.

- Вы меня разочаровали, Махов. Я думал, что вы - настоящий ученый, способный контролировать свои эмоции. Неужели вы поверили в предсказания Кочерги?.

- Послушайте, дружище, мне экзаменаторы не требуются. Ученый я или нет - решу без посторонних.

Сергей Сергеевич промолчал. Он решительно направился к старому обшарпанному дому на улочке, которая почему-то называлась теперь не Камской, а улицей Возмездия.

- Пришли, - хмуро сказал Сергей Сергеевич. - Заклинаю вас, будьте внимательны, не хватало только, чтобы с вами произошло несчастье именно сейчас, когда мы у цели нашего путешествия. До стрельбы, надеюсь, дело не дойдет. Но на ножичек можно налететь. Будьте осторожны. Если увидите, что дело принимает нежелательный оборот - сразу бегите вниз, я вас догоню!

- Веселый инструктаж, - вырвалось у Махова.

Лифт не работал, поэтому на седьмой этаж пришлось подниматься пешком.

- Вы, Махов, лучше помолчите. Разговор поведу я. Ваше дело - слушать, наматывать на ус и делать выводы. И постарайтесь удержаться от вопросов. Это в ваших интересах.

- А если я чего-нибудь не пойму?

- Если нам повезет уйдем живыми из квартиры номер 27, я с удовольствием отвечу на любые вопросы. Согласны?

Махов пожал плечами.

- Впрочем, думаю, что мои разъяснения не понадобятся. Все и так станет предельно ясно.


* * *

Сергей Сергеевич потянулся к звонку. На его лице промелькнула странная гримаса. Махов не сразу понял, какие чувства ее вызвали. Но потом сообразил - брезгливость, вот, что это было. Исчезли последние сомнения в том, что Сергей Сергеевич вовсе не так прост, как кажется. У него своя игра. Пресловутого Волкодава он презирает и не пытается это скрывать.

"Зачем он притащил меня сюда? - встревоженно подумал Махов. - Еще не поздно убежать! Зачем я позволил втянуть себя в эту дурацкую историю? Надо было доверять своему предчувствию и держаться от этих людей подальше"!

- Кто там? - раздался из-за двери тихий, вкрадчивый голос.

- Свои, - ответил Сергей Сергеевич.

- Сергей? Зачем ты пришел? Я тебя не вызывал.

- А я не один. Привел гостя. Ты будешь доволен. Для нашего дела этот человек незаменим, еще спасибо скажешь, что мне удалось уговорить его встретиться с тобой.

- Для нашего дела незаменим только я!

- Это игра в слова. Я ожидал, что твоя цель - действия, а не пустая болтовня!

За дверью недовольно засопели, но аргумент Сергея Сергеевича оказался убедительным, и дверь отворились.

Махов ожидал увидеть страшного и опасного человека, на которого больше не действуют никакие сдерживающие факторы - ни мораль, ни этика, ни боязнь греха... Пороки должны были проступить у него на лице... Ничего подобного! Перед Маховым стоял обычный, не слишком могучий на вид мозгляк и хлюпик.

- Проходите, - сказал Волкодав.

Махов забыл, как звали этого парня до того, как он занялся поисками сатаны и про себя называл его именно так - Волкодав. Правда, звучало это смешно. Особой опасности этот несуразный человечек явно не представлял. Нужно было обладать безграничной фантазией, чтобы связать его поступки с предстоящим концом света.

Волкодав уселся на единственное в помещении кресло и, закинув ногу на ногу, благостно посмотрел на пришедших. Махов поразился пронзительности и легкости взгляда этого субъекта. Может быть, наговаривает Сергей Сергеевич, приписывает невинному созданию несуществующие грехи, в попытке добиться неведомых, и едва ли благородных целей. Волкодав был потрясающе, неправдоподобно спокоен, пожалуй, даже откровенно равнодушен. Махову на миг показалось, что подобное выражение лица он уже встречал. И тут же вспомнил. Так однажды Фимка Гольдберг рассматривал коллекцию дождевых червей, перенесших космический полет. Как он тогда сказал? "Вот ведь история! Копошатся, надеются на лучшее, в один прекрасный день даже устремились в неизведанные дали, подвиг совершили по человеческим меркам! А присмотришься - червяки! Червяки и есть"!

- Слушаю вас?

- Высокочтимый Волкодав, - подобострастно произнес Сергей Сергеевич, Махову не удалось заметить в его голосе ни капли иронии. - Выполняя твою волю, раздобыл я этого человека и привел к тебе, чтобы смог ты допросить его и узнать все, что нужно тебе для успешного выполнения миссии.

- Мне ничего от него не нужно.

- Но ты же сам сказал, что Махов ключевой человек. Приказал мне уничтожить его!

- Разве уничтожить и привести для переговоров одно и тоже?

Сергей Сергеевич на минуту сбился.

- Как вы, - Волкодав сделал эффектную паузу, Махову показалось, что следующими его словами будут легко угадываемые "дождевые червяки", но оказалось, что они не заслуживают даже такого обращения. - Как вы, жалкие даже по собственным ущербным меркам создания, можете рассчитывать на жизненный успех, если вся ваша жизнь - есть постоянный, не прекращающийся ни на миг процесс задавания несущественных вопросов и получения расплывчатых ответов? Вы смешны.

- Но я ни в чем не провинился, - немедленно начал оправдываться Сергей Сергеевич. - Ты можешь уничтожить его сейчас!

- В этом нет необходимости, - гадко улыбаясь, сказал Волкодав. - Дело зашло слишком далеко! Люди потеряли возможность вмешиваться в ход событий, а потому окончательно превратились в никчемных, лишенных воли и стремления к жизни существ. Какие грандиозные планы проносились в ваших человеческих головах совсем недавно, а получилась очередная тупиковая ветвь развития мыслящей материи.

- Значит, пусть живет?

- Меня не интересует его жалкая судьба...

То, что Волкодав был психопатом, Махов понял еще из рассказов Сергея Сергеевича. Но некоторые из его утверждений показались вполне разумными. Например, представление о человеческой жизни, как постоянном обмене вопросами и ответами. Такой подход мог стать исключительно плодотворным. Обмен информацией, как основа жизни... Впечатляет. Понятно, по крайней мере, почему самым страшным наказанием считается изоляция человека в одиночной камере.

- Слава Богу, что своей судьбой отныне я займусь сам, - пробормотал Махов. - Постараюсь, чтобы она не была жалкой. И уж всяко - прослежу, чтобы человечество не стало тупиковой ветвью. Вообще-то, в этом нет необходимости. Я знаю десятки тысяч людей, чья жизнь и чьи дела вполне способны оправдать существование человечества. Иисус Христос, Шекспир, Леонардо да Винчи, Мартин Лютер, Джон Леннон и многие, многие другие...

- Довольно скоро эти имена забудутся. Точнее, не останется никого, кто бы помнил их. Конец света неотвратим.

- Ошибочка. Человечество оказалось хитрее и предусмотрительнее. Если и случится невероятное и люди вымрут, останутся книги и компьютеры, в электронной памяти которых содержится масса информации. Жизнь, по вашему же определению, есть всего лишь обмен информацией. А информация - это такая штука, уничтожить которую невероятно сложно. Погибнет Солнечная система, ерунда - к настоящему времени несколько космических аппаратов уже покинули ее, летят себе вперед и несут информацию о нашей земной цивилизации. Так что право на свое существование человечество уже давно отработало.

- Тем ужаснее будет конец!

- Очередная чушь! - не выдержал Махов. - Зачем мы сюда пришли? Выслушивать бессмысленные угрозы этого урода? Сергей Сергеевич, пошли отсюда.

Раздался дикий, нечеловеческих хохот.

- Детишки! - неизвестно откуда проклюнувшимся басом взревел Волкодав. - Вы так еще ничего и не поняли? Мне нет нужды вызывать сатану, потому что я и есть - сатана! Чем больше гадости, подлости и грязи содержали мои тайные помыслы, тем притягательнее я становился для Великого владыки! И вот произошло! Он оказал мне великую милость и воспользовался моей человеческой оболочкой для царствования в этом мире! Отныне мы неразделимы! Сначала я заметил, что сбываются самые черные из моих замыслов. Потом, что получил возможность попадать в чужой мир, где предназначено мне было стать Князем Тьмы! А вот подошло время и для выполнения главной моей задачи - окончательного уничтожения этого мира. Считайте, что я со своим заданием справлюсь наилучшим образом.

- Очень страшно и поучительно, - сказал Махов, направляясь к выходу.

- Гибель мира предопределена! Надеюсь, теперь Верховный владыка доверит мне погубить еще один, а потом еще один! Я хочу достичь совершенства в уничтожении!

Сергей Сергеевич встал, беспомощно озираясь, он не знал, чью сторону принять.

- Я смотрю, гражданин Волкодав, у вас все хорошо! - сказал Махов. - Что ж, не будем вас задерживать. Пожалуй, еще только один вопрос. Расскажите-ка нам всю правду о золотистой жабе и озере Обильном? Мы и пойдем...

- Что? - Волкодав был потрясен. - Откуда вы знаете о золотистой жабе?

- От верблюда! - отрезал Махов.

Волкодав опустился на пол, внезапно лишившись сил, и зарыдал. Охватившее его отчаяние невозможно было описать.

- Но об этом знаю только я, - потрясено сказал Волкодав. - Неужели Верховный владыка и вам тоже сообщил о предстоящем конце света?

- Хватит болтать о владыках, давайте поговорим о жабах.

- Получается, что я - не сатана?

- Естественно, нет, - противным голосом сказал Махов. - Напрягитесь, Волкодавчик, может быть, еще не все потеряно, может быть, еще оклемаетесь.

Волкодав свернулся в калачик и затих.

- Олег, послушай меня, - обратился к нему Сергей Сергеевич. - Ты меня помнишь? Очнись, дорогой...

- Вы знаете, кто я такой, - заныл Волкодав. - Это непереносимо! Верховный владыка обещал, что я буду единственным и непобедимым! Но вы пришли по мою душу, а у меня ее уже нет. Понятно вам. Нет.

Он зарычал. Его крик был полон отчаяния и боли. Можно было подумать, что осознание поражения разрывает его на части.

- Получается, что я такой же человечек, как и вы! - прокричал он с ненавистью. - Но это не так! Взываю к тебе, о Верховный владыка, дай мне силы опровергнуть это гнусное предположение.

Волкодав вскочил и кинулся к окну. Когда Махов сообразил, что он задумал, было уже поздно. Волкодав с разбегу вскочил на подоконник и по инерции врезался в стекло. Раздался жуткий грохот и Волкодав исчез из виду. Махов подошел к разбитому окну и посмотрел вниз. На тротуаре в луже крови лежало мертвое тело.

- Не смог перенести своего поражения, - тихо сказал Сергей Сергеевич.

- Ну почему, - возразил Махов. - Чего хотел, то и получил - благополучно отправился на свидание с сатаной. Надо полагать, уже встретились.


* * *

Сергей Сергеевич схватил Махова за руку и, резко дернув, потащил его прочь.

- Без толку, - пробормотал Махов. - Волкодав разбился, мы не можем ему помочь.

- Мне наплевать на Волкодава, - услышал он в ответ. - Пора подумать о себе. Через пару минут здесь будет милиция. Пойдут разговоры о том, кто его подтолкнул. Мне это не нужно.

- О чем это вы? Волкодав покончил жизнь самоубийством...

- Да кто вам поверит! В милиции не любят очевидцев самоубийств! Не хочу в свидетели, на ближайшие пятнадцать лет планы у меня расписаны, нет ни одной свободной минуты. Некогда заниматься пустыми оправданиями!

Махов понимал, что гибель Волкодава для Сергея Сергеевича трагедией не является, скорее - это освобождение. Не приходилось сомневаться, что он промучился не одну ночь, пытаясь найти способ отделаться от опасного дружка... И вот - все позади. Любой бы на его месте почувствовал фантастическое облегчение... И все же, увидев, с какой легкостью Сергей Сергеевич перепрыгнул через обезображенный труп бывшего друга, Махов не смог сдержать омерзения. Его едва не стошнило. Он закрыл глаза и тяжело сглотнул.

- Быстрее, быстрее, быстрее... Надо уходить, - монотонно, как заезженная пластинка, повторял Сергей Сергеевич.

Махов последовал за ним. Он боялся обернуться, чтобы вновь не увидеть перед собой ужасный предмет, еще недавно бывший живым человеком. Но в этом не было нужды - мертвый Волкодав и так стоял перед его глазами.

- Быстрее, у нас нет времени...

Махов едва не ударил этого бесчувственного негодяя, но сдержался и побрел за своим странным компаньоном. Следовало признать, что Сергей Сергеевич абсолютно прав - разбирательство с милицией не входило и в его планы.

По пустынной улице сильный ветер гнал бумажный мусор. Недавно прошел дождь, но в глаза попадала мелкая кирпичная пыль. Очередной абсурд!

- Знаете, что меня удивляет больше всего? - растерянно спросил Сергей Сергеевич.

- Догадываюсь... Не ожидали, что Волкодав способен разбиться о какой-то жалкий асфальт? Надеялись, что он воспарит?

- Нет... Больше не видно собак...

Махов вздрогнул. Истинная правда! Когда они появились на улице Возмездия, хозяевами здесь были бродячие собаки. Куда, спрашивается, подевались эти озлобленные твари? Словно бы услышав его вопрос, из ближайшей подворотни выскочила маленькая куцая собачонка. Она дико взвыла и стремглав бросилась прочь. Ее визг становился все тише и тише, потом затих.

- Мы ей не понравились, - констатировал Махов. - На ее месте я бы тоже постарался держаться от нас подальше. Признаем, что выглядим мы с вами откровенно гнусно.

- Дело не в нас. Если бы мы были не в Петербурге, я бы подумал, что с минуты на минуты начнется землетрясение.

Его слова оказались пророческими. Земля под их ногами неприятно завибрировала, раздался неприятный гул, постепенно набирающий силу.

- Началось, - взвизгнул Сергей Сергеевич.

Махов непроизвольно обернулся. И вовремя. Здание, в котором они всего пять минут тому назад беседовали с Волкодавом, слегка покосилось, а потом с грохотом обрушилось, взметая густые клубы пыли и кирпичной крошки.

- Боже мой, - вырвалось у Махова. - Что это?

- Местные называют это - Катастрофой!

Они застыли, не в силах отвести взгляд от безобразной груды кирпича. Пыль уже осела, но процесс уничтожения постройки явно продолжался. Обломки здания медленно утрамбовывались, как будто неотвратимо проваливались в бездонную яму.

- Боже мой, поглядите!

Махов не поверил собственным глазам. В узком просвете квартала, образовавшемся после гибели дома, блеснуло яркое солнце. Его взору открылся пустырь, покрытый прекрасной зеленой травой. Как он оказался в этом районе города, невозможно было представить.

- Нам туда? - спросил Махов.

- Сомневаюсь, - ответил Сергей Сергеевич.

Но в этот момент раздался до боли знакомый звук милицейской сирены.

- Быстро они добрались! Получается, что вы, Махов, правы, нам именно туда!

Он, не оборачиваясь, побежал прочь от развалин.

- Постойте, а я? - вырвалось у Махова.

- Догоняйте!


Содержание:
 0  Вонючий рассвет : Владимир Моисеев  1  Глава 2 В поисках героя своего времени : Владимир Моисеев
 2  Глава 3 Дверь в чужой мир : Владимир Моисеев  3  Глава 4 Круг посвященных расширяется : Владимир Моисеев
 4  Глава 5 Странная любовь к террористам : Владимир Моисеев  5  Глава 6 Кабинет работал и раньше : Владимир Моисеев
 6  Глава 7 Неудачный поход в библиотеку и другие неприятности Махова : Владимир Моисеев  7  Глава 8 Катастрофа в чужом мире : Владимир Моисеев
 8  Глава 9 В кабинет отправляется Фимка Гольдберг : Владимир Моисеев  9  Глава 10 Экологический терроризм : Владимир Моисеев
 10  Глава 11 Нашелся четвертый : Владимир Моисеев  11  Глава 12 Фаусты : Владимир Моисеев
 12  Глава 13 У Махова обнаружился жестокий враг : Владимир Моисеев  13  Глава 14 Совет четырех : Владимир Моисеев
 14  Глава 15 Катастрофа : Владимир Моисеев  15  Глава 16 Ацтекский жрец Крысин : Владимир Моисеев
 16  вы читаете: Глава 17 Негероическая гибель главного вызывальщика : Владимир Моисеев  17  Глава 18 Последний пустырь : Владимир Моисеев
 18  Глава 19 Обретение иллюзий : Владимир Моисеев  19  Глава 20 "Мы все поняли, Господи!..." : Владимир Моисеев
 20  Глава 21 Устраивать свою судьбу каждый должен самостоятельно : Владимир Моисеев    



 




sitemap